Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Публикации о политике в средствах массовой информации

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 24.08.2011, 12:02
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию *174. Что разрушает плоды Победы

http://www.stoletie.ru/poziciya/chto...2011-05-10.htm


10.05.2011

В этой статье, выходящей на следующий день после Праздника Победы и в день пятилетия ухода от нас Александра Зиновьева - фронтовика, ученого, писателя и гражданина, хотелось бы сказать: о Победе, о свободе или несвободе, принесенной этой Победой, а также о необходимом нам сплочении. Но также и о том, что ослабляет это сплочение. Последнее, надеюсь, по ошибке, в силу заблуждения, всем нам порой свойственного.

Победа была великим актом, но не только как освобождение от предотвращенной смертельной угрозы, но, не менее важно, и по своим долгосрочным последствиям – как предпосылка и основание для выстраивания новых правил международного порядка. Создание тогда нового мирового порядка – не идеального, но реально сдерживавшего на протяжении почти полувека мир от худшего – важное достижение человеческой цивилизации. И вот теперь на наших глазах этот мировой порядок разрушен. На словах – якобы для чего-то еще лучшего. На деле же, очевидно, мир все более скатывается в хаос.

И вот на что в связи с этим стоило бы обратить внимание. Когда в ходе тех или иных дискуссий в связи с агрессией НАТО против Ливии возникает вопрос об ответственности нынешних российских властей, фактически пошедших на поводу у Запада и, «воздержавшись», давших согласие на уничтожение суверенного непокорного Западу государства, самыми решительными и последовательными защитниками наших властей выступают… представители западных и прозападных институтов, но с весьма циничными и, на самом деле, уничижительными для России и ее властей обоснованиями. Звучит это примерно так: «Россия поступила правильно, прагматично – что толку накладывать вето, если на него плюнут и все равно сделают по-своему, а так сохранили лицо и хорошие взаимоотношения с Западом». И иногда добавляют что-либо примерно такое: «Чтобы накладывать вето, надо иметь соответствующий вес - чтобы ваше слово и ваше вето звучали весомо».

Что к этому можно добавить? Последнее ведь – абсолютно верно. И когда говорят о потере плодов Победы, обычно больше акцентируют внимание на сжатии страны и потере территорий. Но вопрос о потере весомости слова и позиции в международных делах не менее важен.

И тогда снова о свободе, которая, как нас уверяют, «лучше, чем несвобода». Но что понимается под свободой?

Едете Вы едете в метро, и на Ваших глазах насилуют, грабят и/или убивают – так свобода в том, чтобы иметь возможность прикрыться газеткой, и тогда какое-то время Вас не трогают? Вы – «свободны» и чудо как «прагматичны»? Или же свобода в том, чтобы иметь волю и, что немаловажно, реальную силу заступиться, защитить и спасти, воздать негодяям, и тем самым на будущее защитить и себя, и близких себе?

Так какая свобода лучше, чем несвобода? Свобода прикрыться газеткой лучше, чем несвобода, вынуждающая вступиться? Или свобода вступиться и защитить лучше, чем несвобода сидеть тихо потому, что твое слово (в том числе, в ООН) все равно ничего не значит, так как за ним реальных сил и решимости действовать нет?

И о сплочении, а также, к сожалению, и о том, что ростки этого сплочения подтачивает. Пять лет с нами уже нет Александра Зиновьева – жесткого и острого критика советской системы и советского общества, но одновременно и патриота России, боевого летчика, участника Великой Отечественной войны, а также и не менее жесткого критика западной системы, «западнизма», «западного сверхобщества», в котором Зиновьев прозорливо видел колоссальную угрозу всему человечеству и, в частности, России.

Для меня, честно говоря, было удивительно и чрезвычайно досадно услышать сейчас вдруг весьма неуважительные нападки на Зиновьева, который защититься уже не может. Причем, не от либерально-олигархической тусовки, которая пыталась привлечь Зиновьева на свою сторону и использовать его, но получила от него решительный отпор. Нет – от… Сергея Кургиняна, во всем прочем, что он делает в части работы на сплочение созидательных сил нашего общества, человека мною вполне уважаемого. И потому, повторю, для меня это тем более непонятно и досадно.

Как, хотя и существенно более младший, но все же в последние годы его жизни товарищ Зиновьева (а мы семь лет сотрудничали в «Русском интеллектуальном клубе», который возглавлял с 1999 года сначала академик Н.Н. Моисеев, а затем, после его смерти, А.А. Зиновьев (кстати все дискуссии клуба, в том числе, выступления на нем Зиновьева, опубликованы и доступны), попробую высказать свою точки зрения по существу.

Первое. Была ли критика Зиновьевым советской системы слишком жесткой или даже разрушительной? Может быть. Но убежден: не тот виноват, кто в своей критике, чтобы быть услышанным, вынужден прибегать ко все более и более жестким и «болевым» приемам, но тот, кто в формах более мягких и изначально не унизительных для критикуемого эту критику наотрез отказывается воспринимать, полагая себя и только себя носителем абсолютной истины раз и навсегда. Мы что, не помним этих «забронзовевших» идеологических работничков всех уровней, не способных не только понять чьи-либо сомнения и, тем более, критику, но принципиально не допускавших даже само право «вверенного их попечению народа» задуматься о чем-либо самостоятельно, не по заданному свыше шаблону? И это – не камень в огород нынешней КПРФ: худшие из этих «забронзовевших» без малейших душевных сомнений переместились в кресла пропагандистов сначала «Выбора России», затем «Нашего дома - России», теперь, понятно, «Единой России»…

Второе. Да, можно допустить, что революции в какой-то период для победы требовался набор простых, ясных и однозначных догматов. Но той же революции, а затем государству, которое выросло из прежней многовековой традиции и, одновременно, из революции, и которое попыталось в той или иной форме эти противоречивые идеи и традиции совместить, объединить, для того, чтобы развиваться и защищаться от внешних конкурентов и врагов потребовалось и развитие образования и науки. И уже не только по спущенному сверху шаблону, а с выходом за любые наперед заданные рамки. И в материаловедении, машиностроении, авиастроении, ракетно-космической сфере прямого противоречия между догматами и научным поиском не возникало. Но в философии, логике, социологии? Здесь противоречия возникли. И что делать ученому – не только по должности, но и по своему призванию, по складу мышления (а ведь МГУ, в котором работал Зиновьев – и по старой традиции, и по духу, который сумели сохранить и развить в советское время – истинный храм науки)? Да еще если этот ученый прошел войну и видел смерть не на картинках - должен ли он покорно соглашаться с тем, что кто-то из идеологического отдела лучше его знает, как правильно Родину любить?

Третье. Есть такое понятие – талант. И Кургинян об этом, польщу ему, хотя и вполне заслуженно, сам знает не понаслышке. Талант из человека вырывается, его даже трудно сдержать. И возникают образы – яркие, сочные, жестко критичные, но одновременно правдивые, обидные донельзя, но живые и узнаваемые – хоронить ли их в ящике своего стола? Ради того, чтобы никого не обидеть. А почему надо стараться не обидеть, тем более, тех, кто не хочет видеть, что уже разлагается, что идет к саморазрушению и смерти своей, да еще и тянет за собой и всех нас? Может быть, надо попытаться уколоть, встряхнуть, заставить оглядеться и посмотреть на все, включая самого себя, критически? И это не вопрос наличия или отсутствия «конструктива» - отсутствие готового решения вовсе не означает, что лучше молчать обо всем том, что видишь. Может быть, один способен лучше увидеть и обнажить проблему, а другой проблему – уже выявленную и описанную другим – решить. И если первый будет молчать, то и от второго, такого конструктивного, пользы ведь тоже не будет?

Кстати, а какой конструктив был у Салтыкова-Щедрина? Или Салтыков-Щедрин тоже был вреден для России, для нашего государства – сеял в умах недоверие и скепсис? А может быть, надо государство и общество строить так, чтобы они не боялись уколов и прививок – тогда, быть может, и внешние идеологические воздействия будут не столь разрушительны?

Четвертое. Насколько мне известно, Зиновьев не предавал страну и добровольно ее не покидал. Зиновьев, уже тогда известный и признанный ученый, сначала «не прошел аттестацию», а затем был изгнан из страны – в Германию. После чего был сфальсифицирован документ о его якобы эмиграции в Израиль, что позволило… отнять квартиру. Конечно, великий человек должен быть выше обид, мелкие гнусности просто не замечать. И мы все должны быть выше, но мы все, включая уважаемого Кургиняна, все же еще и люди. Простой вопрос: если бы с Вами так, то Вы бы как?

Конечно, те, кто изгонял Зиновьева, тоже были люди – им тоже было обидно. Во-первых, что их просто не слушаются. Во-вторых, что перед ними не трепещут. То есть, все, разумеется, трепещут (или делают вид), но отдельные «отщепенцы»… В-третьих, что работы Зиновьева – его сочные романы-памфлеты - обижали и их лично…

Но даже если и согласиться с тем, что все «виноваты равно» - все друг друга обижали, то обратите все-таки внимание на разницу в методах: один обижал мыслью и словом, другие – подлым (не по существу, а обманом и фальсификацией – «аттестацию» у них, видите ли, Зиновьев как ученый не прошел…) делом. Наивный вопрос: а почему же вторые не могли ответить первому его же методом – точным и острым словом? Некогда, других важных государственных дел много? Или интеллекта не хватало? У него – внизу системы общественного и государственного управления – интеллекта хватало, а у них – на самой вершине – нет?

Пятое. Вот мы и подобрались к главному: если в период жизни и работы Зиновьева в СССР, не будем обобщать, скажем так, как минимум, элементы противоестественного отбора во власть и госуправление стали торжествовать, то признаемся себе честно: был бы Зиновьев или его не было бы вовсе, судьба страны далее уже от него не зависела. Точнее, могла бы зависеть, если бы к таким, как он, ярко выраженно пытливым и талантливым, прислушивались бы, привлекали бы их к госуправлению, в том числе, к работе над формированием системы ценностей и мировоззрения общества, а также и к организации собственно самой системы управления, которая не отвергала бы альтернативные, не шаблонные способности и таланты, а, напротив, вовлекала бы их.

Шестое. Повторю: вся критика советской системы (причем, перечитайте – надо признать, весьма аргументированная, а в чем-то и прозорливая) исходила от Зиновьева не тогда, когда СССР рушился и каждый мелкий норовил плюнуть в некогда всесильного великана, но тогда, когда СССР был в самом расцвете силы, в том числе, на мировой арене. И если Зиновьев открыто говорил, что слабое звено СССР – вертикаль, и достаточно заменить одного человека – генсека – на своего или послушного чужой воле по недомыслию, и весь корабль можно повернуть куда угодно, это он ЦРУ тайные советы давал? Или же открыто говорил о слабости Родины, надеясь, что это услышат все, в том числе и сама Родина, до того категорически отказывавшаяся к нему прислушаться?

Когда же Родине стало совсем плохо, особенно, когда стало ясно, что она теряет суверенитет и становится игрушкой в чужих руках, Зиновьев (кстати, равно как и Владимир Максимов и некоторые другие искренние критики советского режима, но все же патриоты) не праздновал ее крушение, а прилагал усилия к тому, чтобы Родине, чем может, помочь.

И последние годы жизни Александр Зиновьев провел в России – не почивал на лаврах, не записался в стройные ряды заслуженных ниспровергателей тоталитаризма, не боролся за «декоммунизацию» в президентских и околопрезиденских структурах. Напротив, свой авторитет положил на чашу весов противников «западнистского реванша». При этом, надо признать, что был он в последние годы жизни (те, когда я его знал) чрезвычайным пессимистом, осознавал и неоднократно открыто говорил о том, что именно советский период был вершиной российской цивилизации. И более того, утверждал, что вернуться к этой вершине (не по модели государства, но по уровню развития, социальным завоеваниям да общей и осмысленности жизни), скорее всего, более уже никогда не удастся. Но, тем не менее, все силы свои положил именно на то, чтобы невозможное все же когда-нибудь вновь стало возможным…

И седьмое. Пишу я все это не для того, чтобы как-то противопоставить себя и свою точку зрения, повторю, искренне уважаемому мною Сергею Кургиняну и тому, что он делает в своем известном цикле телепередач. Напротив, всячески его деятельность поддерживаю. Но если, как призывает Кургинян, искать в прошлом лучшее, то согласен, давайте искать и сплачиваться на лучших образцах и примерах, но без изъятий. То есть лучшее – не только то, что делала власть, но и то, что делали те, кто волею судьбы и самой этой власти (волею ее самоуверенности, самодовольства и близорукости) оказывались зачастую и в конфликте с нею. Не власовцы, разумеется, предававшие свою Родину. И не их наследники, сдававшие затем стратегические интересы страны, государственные секреты и даже советскую агентурную сеть в странах Запада… Но ученые, художники, писатели – все те, кто волею своего призвания просто обязаны были быть критичны и вольнодумны, дерзки и своевольны, и кого весьма часто власть выбрасывала не просто в оппозицию себе, но и за пределы страны и общества.

И обратите внимание: нынешние «декоммунизаторы» все продолжают требовать от нас осуждения далекого прошлого, действительно чрезвычайно жестокого, но при том, что прошлое ближайшее, все фигуранты которого живы и здоровы, во многих аспектах куда позорнее и непростительнее. От Зиновьева же, которого выбросили из страны как врага, принудительно на долгие четверть века лишенного гражданства и возможности жить на своей Родине, после его возвращения в Россию я ни разу не слышал слов осуждения и обиды в отношении тех, кто с ним так поступил. Потому что Зиновьев считал своим прямым долгом бороться за истинное сплочение всех национально ориентированных сил, без обид за прошлое. И тот же лидер КПРФ Геннадий Зюганов выступал у нас на Клубе и говорил замечательные слова в память о Зиновьеве, вовсе не считая его противником России и даже коммунистических идей.

Таким образом, по большому счету, мы за одно, пусть и при всех возможных ошибках и заблуждениях, как прошлых, так и нынешних, и которые всем нам - людям свойственны.

При этом я вполне допускаю, что Сергей Кургинян искренне считает, что Александр Зиновьев был злом, вредным для нашей страны, а мои аргументы его не переубеждают. Что ж, каждый имеет право на свои суждения и оценки. Но только тогда все надо делать вовремя – и с Александром Зиновьевым спорить надо было тогда, когда он был жив. Тем более, что Зиновьев не был ни президентом, ни премьером, ни видным приватизатором – он, в отличие от ряда бывших руководителей нашего государства новейшего времени, не совершил никаких преступлений, осуждения за которые человек достоин и после смерти. Так разве за элементарную некорректность – за «задержку» аргументации в споре с Зиновьевым и выдачу ее на публику уже после его смерти, когда ответить невозможно, - разве за это не стоит извиниться?

Талантливому и яркому человеку извиниться за ошибку, за несправедливые слова, сказанные про другого в запальчивости, или даже просто за некорректность по отношению к тому, кто уже не ответит, - извиниться не стыдно. Уверен, что это будет способствовать не разделению, а именно сплочению всех сил, заботящихся о нашей стране и ее будущем. Сплочению людей – со всеми нашими ошибками, заблуждениями и недостатками.

И еще о том, что же разрушало и продолжает разрушать плоды нашей Победы: критический взгляд на власть, государство и общество или же, напротив, самодовольная самоуверенность, не позволяющая своевременно видеть проблемы, мобилизовываться, обновляться и усиливаться.

Государство – что прежнее имперское, что затем советское, что нынешнее, пусть и без реальных механизмов смены власти или даже реального воздействия на нее общества – это единственный нам известный (не теоретически, а на практике нашей жизни) и опробованный нами механизм организации жизни народа. И если пока нам не удается отделить власть от государства, как частное от общего, временное от, надеюсь, вечного или, как минимум, долгосрочного, если пока это практически оказываются в нашем случае почти синонимы, то готов согласиться с Кургиняном - в том, что стоит семь раз отмерить, прежде чем отрезать, несколько раз взвесить всякое слово и дело в отношении власти (как прошлой, так и нынешней) – с тем, чтобы не причинить вред не только власти, но и государству. Как, повторю, единственному пока реальному способу нашей самоорганизации ради жизни и продолжения рода.

Но из этого ведь еще вовсе не следует, что государство и, тем более, государственная власть – это такая двухлетняя «ляля», с которой надо сюсюкать. Согласен: нельзя, недопустимо чернить прошлое. Но, одновременно, нельзя позволять затуманивать настоящее. Тем более, что сама власть нам слишком часто дает основания именно ее-то, прежде всего, и подозревать в том, что она не защищает наше государство, а, напротив, его разрушает, сдает позиции. И тогда что – продолжать ради сохранения страны сплачиваться вокруг именно тех, кто ее разрушает?

Знакомая картинка последних времен? Для многих сейчас – почти очевидная? Но тогда надо допустить, что и 35-40 лет назад были люди, видевшие угрозу в том же. Разумеется, тогда – еще не в прямом предательстве высшей властью своей страны. Но уже тогда видевшие и анализировавшие тенденции деградации власти, государства и общества, прогнозировавшие дальнейший упадок, разумеется, если этим тенденциям ничего не противопоставлять. Должны ли они были молчать?

Или их слова должны были быть вовремя услышаны, и тогда, может быть, нам теперь не бросали бы презрительные упреки в реальной не весомости в ООН мнения державы-победительницы…

Специально для Столетия

Содержание темы:
01 страница

#01. Юрий Болдырев. Что разрушает плоды Победы. 24.08.2011, 12:02
#02. Юрий Болдырев. Народный фронт и стоимость бензина
#03. Юрий Болдырев. Явные ляпы и неожиданные шансы
#04. Юрий Болдырев. Магнитский, Браудер и наше государство
#05. Юрий Болдырев. Неужто это наша подлинная национальная идея?
#06. Юрий Болдырев. Неромантические заметки к годовщине ГКЧП
#07. Юрий Болдырев. А кому на Руси голосовать легко?
#08. Юрий Болдырев. Инициативы в шутку и всерьез
#09. Юрий Болдырев. Наши грандиозные планы и «скелеты в шкафах»
#10. Юрий Болдырев. Что ждет наш феодальный капитализм?
02 страница
#11. Юрий Болдырев. Как не отдать молодежь циникам? 16.12.2011, 09:12
#12. Юрий Болдырев. После выборов в чистом остатке
#13. Юрий Болдырев. Броня крепка и запах денег сладок…
#14. Юрий Болдырев. Предновогодние чудеса
#15. Юрий Болдырев. Ростовщический беспредел под овации поклонников
#16. Юрий Болдырев. Экономическая программа: встраивание или противостояние?
#17. Юрий Болдырев. Главная «подробность» – кадры
#18. Юрий Болдырев. Контуры экономической политики
#19. Юрий Болдырев. Какой быть президентской власти?
#20. Svobodanews. Юрий Болдырев - о "чемоданах Руцкого"
03 страница
#21.
КПРФ. Идет зачистка информационного поля. 10.06.2014, 10:18
#22. Юрий Болдырев. ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ВТО – ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ
#23. Юрий Болдырев. ЗАБОТА ВЛАСТИ О ГРАЖДАНАХ: О СВОИХ ЛИ? ИЛИ О ЗАОКЕАНСКИХ?
#24. «Особый взгляд». Юрий Болдырев в программе "Особый взгляд"
#25. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №1 Полцарства за царя
#26. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №2 ВТОрят Западу
#27. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №3 Удавы и кролики
#28. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №4 Самоуправление и вертикаль власти
#29. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №5 Ненасытная прорва
#30. Нейромир ТВ. Колонка Юрия Болдырева. №6 Фарсостроение Руси
04 страница
#31.
РЕН ТВ Петербург. Болдырев Ю. Ю. «Два против одного». 10.06.2014, 11:14
#32. Юрий Болдырев. Лекция Юрия Болдырева в СПбГАУ 23 октября 2013 года
#33. Народный интерес. Болдырев. Новая СОИ (стратегическая оборонная инициатива)
#34. Народный интерес. Ю. Болдырев -- Правда о России
#35. День TV. Юрий Болдырев Революция у ворот или у порога
#36. Юрий Болдырев. Формула успеха государства
#37. Красная линия. Грабануть напоследк-2
#38. Правда.ру. Юрий Болдырев: «Конституция 93-го года навязана силой»
#39. Россия 1. Ю. Болдырев: «Конституция — двадцать лет деградации»
#40. Юрий Болдырев. Назовут ли и двухтысячные "лихими"?
05 страница
#41.
Юрий Болдырев. Игроки из ЦБ. 10.06.2014, 11:35
#42. Юрий Болдырев. Экономическая политика или спекулятивная махинация?
#43. Юрий Болдырев. Что является народовластием? 2012.09.04.
#44. Юрий Болдырев. Кто такой настоящий экономист?
#45. Народный интерес. Болдырев о России и Украине
#46. Юрий Болдырев. 25 лет под санкциями
#47. Козьма Минин
#48. TVCenter. 1996.07.18. Юрий Болдырев на ТВЦ
#49. Телеканал "ВОТ!". Юрий Болдырев. 2009.02.19
#50. Народный интерес. Болдырев Ю. Ю. Тема: Болотная площадь
06 страница
#51.
Народный интерес. 2011.11.22. Болдырев Юрий. Тема: выборы, цензура. 12.06.2014, 07:48
#52. Народный интерес. 2011.12.06. Болдырев Ю. Ю. Тема: результаты выборов
#53. 1 канал. Дебаты. Юрий Болдырев — Минтимер Шаймиев
#54. TVCenter. Дебаты:Ю.Болдырев(Зюганов)-Ройзман(Прохоров)29.02.12
#55. Народный интерес. Митинги 4 февраля
#56. ЦФО. Общественный видеоканал. 2012.02.06. «Русские люди». Ю. Ю. Болдырев
#57. Народный интерес. Сравнение программ кандидатов
#58. Совершенно секретно. Юрий Болдырев на ТК Совершенно секретно
#59. Народный интерес. 2012.02.29. Болдырев у слушателей «Народного интереса»
#60. Юрий Болдырев. 2012.04.21. Форум экономически активных горожан
07 страница
#61.
Радио России. Дебаты. Юрий Болдырев — Александр Любимов. 28.06.2014, 10:29
#62. Народный интерес. Болдырев о продаже Сибири
#63. Юрий Болдырев. Интервью журналу «Наши деньги»
#64. Politpros.TV. 2012.03.01. Болдырев Ю. Ю. Интервью
#65. Народный интерес. 2012.06.05. Болдырев Ю. Ю. Суверенитет России
#66. Народный интерес. 2012.05.15. Болдырев Ю. Ю.: "Граждан отвлекают от главного"
#67. Народный интерес. 2012.06.19. Болдырев Ю. Ю. Консолидация общества; угроза ВТО
#68. «Эхо Петербурга». 2012.09.25. Болдырев Ю. Ю. Рыночная экономика
#69. "Говорит Москва". 2012.06.28.Ю. Болдырев и Н. Кричевский
#70. Юрий Болдырев. Экономика России - есть ли выход из ловушки? (23 октября 2013)
08 страница
#71.
Народный интерес. Уступки и подачки. 2013. 23.07.2014, 17:52
#72. Совершенно секретно. 1000001584 борьба с коррупцией Болдырев
#73. Нейромир ТВ. "От первого лица" #82.1 Юрий Болдырев
#74. Нейромир ТВ. "От первого лица" #82.2 Юрий Болдырев
#75. Нейромир ТВ. "От первого лица" #82.3 Юрий Болдырев
#76. Нейромир ТВ. "От первого лица" #83 Юрий Болдырев
#77. Нейромир ТВ. "От первого лица" #87 Юрий Болдырев
#78. Народный интерес. Ю. Болдырев: «Власть готова дискутировать только со своими подставными»
#79. Народный интерес. Ю. Болдырев: «Власть готова дискутировать только со своими подставными»
#80. Народный интерес. Ю. Ю. Болдырев: «Пир ростовщиков благословлён верховной властью»
09 страница
#81.
Финам. FM. Ю.Болдырев, М.Делягин: "Плюсы и минусы сталинской эпохи". 23.07.2014, 18:30
#82. РБК-ТВ. Болдырев — о послании президента: «НАС ДУРЯТ!»
#83. Финам. FM. Ю. Ю. Болдырев на радио «Finam.FM»
#84. "Особый взгляд". 2013.02.19. Ю.Болдырев: "Какой слой (общества) на что клюнет?"
#85. РБК-ТВ. Юрий Болдырев в программе "Виттель. Обозреватель" за 10.04.2013
#86. Нейромир ТВ. 2013-03-21. Нейромир-ТВ. Ю. Болдырев на МЭФ. Пленарные дискуссии
#87. TVCenter. Юрий Болдырев в программе Русский вопрос на ТВЦ
#88. KM TV. Юрий Болдырев: Конституция закрепила итоги переворота. 14.01.14
#89. Народный интерес. Юрий Болдырев: «Отражение глобальной войны», 11 марта 2014
#90. Юрий Болдырев. Крым-успех, но соц.-эконом. курс надо менять! Спб.19 марта 2014.
10 страница
#91. "Особый взгляд". Юрий Болдырев в программе "Особый взгляд". 28 февраля 2014.26.07.2014, 11:18
#92. Юрий Болдырев. О суверенитете государства
#93. Народный интерес. Болдырев: «Банкет паразитов-чубайсов продолжается!»
#94. Народный интерес. Юрий Болдырев: «Под гимн растлителей — на Олимпийские игры!»
#95. Народный интерес. БОЛДЫРЕВ: СВОЯ ЗЕМЛЯ, САМООБОРОНА
#96. Народный интерес. Ю. Ю. Болдырев: «Никаких санкций всерьёз не будет!»
#97. День TV. Болдырев на День ТВ: «Коррупция - национальная измена»
#98. Юрий Болдырев. «Игорная зона» в Крыму или разворот власти к развитию?
#99. Юрий Болдырев. Лекция о экономике ч.1
#100. Юрий Болдырев. Лекция о экономике ч.2
11 страница
#101. Юрий Болдырев. Лекция о экономике ч.3. 06.08.2014, 13:39
#102. Юрий Болдырев. Лекция о экономике ч.4
#103. "Особый взгляд". Болдырев: «Все сказки о том, что Россия встаёт с колен...»
#104. «Эхо Петербурга». Ю. Ю. Болдырев: Отсутствие альтернативы — ЛИЦЕМЕРИЕ
#105. Юрий Болдырев. Почему мы все в долгу у скупщиков краденого?
#106. Юрий Болдырев. «Как противостоять игре в поддавки со скупщиками краденого?»
#107. Юрий Болдырев. Афера века с бесконечным продолжением
#108. Юрий Болдырев. В какую Россию мы зовем собратьев?
#109. Юрий Болдырев. Проект "Антироссия": реконструкция и вероятность "успеха"»
#110. Юрий Болдырев. КОМУ — ВОЙНА, А КОМУ — И МАТЬ РОДНА?
12 страница
#111. Нейромир ТВ. Юрий Болдырев в "Точке.РУ" часть 1. 24.10.2015, 17:50
#112. Нейромир ТВ. Юрий Болдырев в "Точке.РУ" часть 2
#113. Юрий Болдырев. Палач Ливии — наш лучший друг?
#114. Юрий Болдырев. За единство: тружеников - против паразитов или Переосмысление праздника Великой Революции
#115. Нейромир ТВ. Ещё не кризис - Стабилизец!
#116. Юрий Болдырев. О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ — С ВОСТОРГОМ?
#117. Юрий Болдырев. «Вперед вместе!» … с Ротенбергами, Абрамовичами и заокеанскими «партнерами»?
#118. Юрий Болдырев. Без смены курса в войне не победить
#119. Юрий Болдырев. Поздравление с Новым 2016-м годом!
#120. Юрий Болдырев. «Разговоры о кризисе, санкциях и прочем – это то, что позволяет держать население в узде»
13 страница
#121. Юрий Болдырев. В программе Константина Сивкова. 25.01.2016, 19:07
#122. Юрий Болдырев. Если высшее должностное лицо ограничивается призывами, это имитация деятельности
#123. Юрий Болдырев. «Лихие 90-е» или братоубийственные две тысячи… надцатые?
#124. Юрий Болдырев. Зачем Госдепу и ФРС помогать Кремлю?
#125. Народный интерес. Ю.Ю.Болдырев в программе «Народный интерес»
#126. Юрий Болдырев. О необходимости восстановления независимого парламентского контроля
#127. Юрий Болдырев. Элита о политическом будущем России
#128. Юрий Болдырев. И президент должен отвечать за бардак! (12.02.16)
#129. Юрий Болдырев. Все на выборы — опять с шорами на глазах и ватой в ушах?
#130. Юрий Болдырев. «Зло победило!»

14 страница
#131.
#132.

Последний раз редактировалось Chugunka; 12.10.2017 в 18:29.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 24.08.2011, 12:06
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Народный фронт и стоимость бензина

http://www.stoletie.ru/poziciya/naro...2011-05-16.htm

16.05.2011

Только опубликовал я статью о необходимости консолидации всех созидательных сил общества, без необоснованных и оскорбительных для памяти более чем достойных ушедших от нас людей изъятий, как мой почин поддержан свыше (шучу). Всерьез же нам действительно предложено объединиться в народный фронт. Что ж, кто бы возражал?

Но «фронт» - понятие, хотя и применяемое часто в смысле переносном, как, похоже, и надлежит его понимать в данном случае, тем не менее, даже и в этом смысле остающееся понятием весьма конкретным. В отличие от таких понятий как инициатива, движение, сообщество, объединение, блок и т.п., понятие фронт подразумевает наличие не только объединяющихся и более или менее внятно сформулированных целей объединения, но и совершенно четко и однозначно определенного противника. Причем противника не абстрактного, вроде «отдельных недостатков», но живого и конкретного, хорошо организованного (коль скоро против него приходится выстраиваться во фронт) и наблюдаемого. Последнее – в отличие, например, от «международного терроризма», против которого, как все понимают, никакую ясную и однозначную «линию фронта» прочертить невозможно: необходимы иные методы организации борьбы и конфигурации сил, нежели фронты.

Так кто же противник? Спрашиваю без даже и намека на какую-либо иронию. Если создается фронт, то кроме целей, в качестве которых можно сформулировать все самое лучшее, что только возможно, хотелось бы видеть и противника – кто же именно мешает добиться лучшего.

Более того, даже если противник и будет определен где-то далеко, на уровне фиксации какой-нибудь далекой ставки его главнокомандующего, то немаловажно, видеть и понимать, где же именно проходит четкая и однозначная разделительная линия – линия фронта. И, соответственно, какие субъекты и объекты находятся по нашу сторону линии фронта, а какие – по сторону противоположную?

Для простоты и наглядности, например: «Правое дело» и предполагаемый, как нам недавно сообщили, будущий его лидер Михаил Прохоров (куршавельский борец за лучший имидж России за рубежом, а также последовательный сторонник увеличения продолжительности рабочего дня и прочей «либерализации» Трудового кодекса) – по какую сторону линии фронта? А на противоположном фланге нынешнего политического спектра КПРФ – по нашу сторону создаваемой линии народного фронта или же, напротив, народный фронт против КПРФ и создается?

Но союзники и противники народа должны определяться (и фактически им определяются) не произвольно, а все-таки в соответствии с целями и задачами, а также в соответствии с теми или иными оценками уже пройденного и уже сделанного. И тогда можно ли создать народный фронт и рассчитывать не его подлинную именно народную поддержку, не определившись четко и однозначно по отношению к таким буквально только что проявившим свои зримые последствия совсем недавним событиям и деяниям, как Водный и Лесной кодексы, разрушение единой электроэнергетической системы страны и системы общеобязательных государственных стандартов, реформы образования и здравоохранения и т.п.? Не говоря уже об усугубляющемся научно-технологическом ослаблении страны и дальнейшем социальном расслоении – как следствии всей проводимой долгие годы социально-экономической политики…

Кстати, одним из последних ярких проявлений и отражений этой политики в комплексе является нынешний бензиновый кризис. Так создаваемый народный фронт призван обойти эту проблему стороной как некую «объективную» - первый вариант? Или же – вариант второй - поставит ее в центре своей политики так, как она ставилась и прежде, то есть с ясной и однозначной (хотя и не слишком громко озвучиваемой для внутрироссийского потребления) целью довести цены на энергоносители в стране до уровня «мировых»? Или же, наконец, вариант третий – поставит задачу привести внутренние цены на энергоносители в стране на уровень, соответствующий целям и задачам развития всей прочей (не сырьевой) национальной экономики, а также и целям социальной жизни, в частности, обеспечения подлинной свободы перемещения по стране граждан и товаров?

Если последнее, то мне, как стороннику объединения всех созидательных сил, тоже хотелось бы внести свой небольшой посильный вклад в такое объединение. В частности, путем развеивания всякого рода мифов и прочего тумана вокруг вопроса о возможности (не говоря уже о целесообразности) или же, напротив, невозможности регулирования цен на бензин в стране, причем, регулирования именно подлинно рыночными методами.

Напомню: начался бензиновый кризис более двух недель назад. И тогда он выразился сначала в еще лишь робком росте цен, затем властном окрике и затем вообще пропаже бензина в ряде регионов из продажи. В совокупности это, надо понимать, должно было наглядно и убедительно свидетельствовать о той простой «истине», что государство якобы в принципе не способно и, следовательно, не должно регулировать никакие цены, в том числе, разумеется, цены на энергоносители и бензин. Дальнейшее развитие событий – практический отказ от попыток регулирования цен и уже чрезвычайно стремительный рост цен на топливо – примерно на двадцать процентов всего за неделю – подтвердил эту нехитрую двухходовку.

В научных изданиях принято точно ссылаться на источники, но при ссылке на массовые СМИ теперь точная ссылка на источник практически не нужна. Почему? Потому что одни и те же выверенные формулировки у нас кочуют от издания к изданию. Например, со ссылкой на неких «экспертов» две недели назад писали примерно так: «Если справиться с дефицитом топлива не удастся, то Аи-92 повысится до 30 рублей за литр и выше…». Воображение рисует какие-то силы, напряженно работающие над тем, чтобы «справиться» с дефицитом топлива – так, как если бы оно поставлялось бы к нам из-за рубежа и вдруг его нам поставлять перестали, или если бы вдруг из скважин перестала бы идти нефть – просто закончилась бы…

И особенно мне понравилась такая формулировочка: «Крупные продавцы и поставщики решили для себя, что продавать топливо за рубеж им выгоднее, чем внутри страны». Так и представляешь себе неких «мыслителей», которые «решают для себя»…

Но фигура мыслителя и «решателя» из числа продавцов и поставщиков здесь абсолютно неуместна. Никакой многотрудный мыслительный процесс, сложный расчет и, тем более, озарение, здесь и не ночевали. Минимально корректная же формулировка звучит совершенно иначе, а именно: «Президент и правительство, при потворствовании парламента, установили такое таможенное и налоговое обложение топливно-энергетического комплекса страны, которые сделали поставки топлива за рубеж даже еще выгоднее, нежели и без того сверхрентабельные продажи топлива на внутреннем рынке». Если же хотите добавить сюда нефтяников, владельцев НПЗ и заправок как субъектов-«решателей», что, в общем, наверное, уместно, то формулировка корректируется следующим образом: «Сырьевики пролоббировали для себя у президента, в правительстве и в парламенте такие условия…».

Теперь уже точно формулировка адекватна: все субъекты принятия решений на своих местах. Не оговорено, как же именно они пролоббировали – за «красивые глазки», что ли? Самые наивные могут допустить и это, а также формулировки типа «убедили», «перехитрили» и даже «обманули». Менее же наивные догадываются, что цивилизованный термин «пролоббировали» в большинстве реальных жизненных ситуаций (особенно применительно к взаимоотношениям крупного сырьевого бизнеса и власти) подразумевает под собой, как минимум, элемент коррупции. А чаще - эту же саму коррупцию в чистом виде, может быть, слегка прикрытую усложненным механизмом взаиморасчетов (скрытой взятки), а также красивыми рассуждениями о создании наилучших условий для развития «станового хребта нашей экономики» - топливно-энергетического комплекса…

Кстати, на этапе формирования народного фронта: те, кто пролоббировали для себя такие замечательные условия ведения «бизнеса» в России (условия, которые мы подробнее опишем ниже, но условия явно ущемляющие интересы большинства народа), они по какую сторону создаваемой линии фронта? А те, у кого пролоббированы эти условия?

Так какие же условия власть позволила сырьевикам для себя пролоббировать? Это вполне наблюдаемо на примере ценообразования бензина.

В отличие от нефтедобывающих стран Персидского залива, у нас себестоимость добычи нефти действительно высокая – в два-пять раз выше, чем у конкурентов. На 2002 год это соответствовало минимуму в 1,5 доллара за баррель (159 литров) в Саудовской Аравии и в среднем 7,5 долларам в России. За прошедшие почти десять лет себестоимость добычи нефти у нас выросла. Насколько – оценки разные. Самые максимальные оценки, которые мне приходилось встречать, это до 16-18 долларов за баррель (с учетом уже всех расходов на транспортировку для экспорта до границы/точки отгрузки), что соответствует 100-112 долларам за тысячу литров. Это самый максимум - на границе, внутри же страны, с учетом меньшего транспортного плеча, естественно, должно быть дешевле. И далее считать несложно: низкий КПД наших устаревших нефтеперерабатывающих заводов соответствует получению из каждой тысячи литров нефти не девятисот, как в США, а лишь шестисот литров бензина (точнее – светлых нефтепродуктов, далее условно - бензина) – тогда, даже если и предположить, что оставшаяся дешевая смесь, условно говоря, топочный мазут, вообще ничего не стоит, стоимость бензина поднимаем на треть - до 133-155 долларов за тысячу литров. Топочный мазут, конечно, тоже стоит денег, но допустим, что это плата за переработку нефти – очевидно, весьма завышенная, но согласимся. Далее нам говорят, что «слишком велика налоговая нагрузка» - в каждом литре бензина до 60-70 процентов – налоги (хотя премьер Путин год назад в телеобщении с народом определял суммарную налоговую нагрузку на нефтянку как лишь несколько более 50 процентов). Но, допустим даже и максимум – пусть налоговая нагрузка - две трети от конечной стоимости топлива (две трети ведь действительно несколько больше половины?). Умножаем полученную себестоимость бензина без налогов на три (чтобы лишь треть была исходная себестоимость, а две трети - налоги) и получаем 400-465 долларов за тысячу литров. Что соответствует по нынешнему курсу 11200-13000 рублей за тысячу литров бензина или 11,20 – 13,00 рублей за литр.

И далее нескромный вопрос: какова уместная доля прибыли от оборота нефти и нефтепродуктов? Какова приличествующая цивилизованной рыночной экономике средняя прибыль от оборота по всей этой цепочке? Полагаю, не более 10-15% в среднем. То есть в высокотехнологичных и одновременно рискованных секторах пусть будет и сто процентов, и двести. При этом в секторах, связанных с эксплуатацией невозобновляемых природных ресурсов, а также в стратегических инфраструктурных отраслях – не более 10%. Пусть в реальном выражении, то есть, накидываем еще 10% на компенсацию инфляции. И тогда максимальная стоимость бензина среднего качества (самые дорогие сорта могут быть дороже, а дешевые – дешевле) в оптовом звене должна составлять сколько? Очевидно - не более 13,60 - 15,60 руб./литр, что соответствовало бы розничной цене на бензоколонках в пределах 15 - 17 руб./литр. Мы же видим на бензоколонках ценники в полтора-два раза выше. И это не бандитские накрутки на колонках. В оптовом звене берем прейскурант одной из фирм поставщиков и, например, на 2 мая 2011 года видим следующие оптовые цены: ДТ - 20,35; Аи-80 – 20,65; Аи-92 – 22,10; Аи-95 – 22,90. Откуда прибавка в полтора раза и куда (кому) она уходит?

Притом что, повторю, экономически обоснованная цена при нормальной прибыльности от оборота в 10% (и даже добавлении к этому еще 10% на инфляцию, хотя целесообразность этого очевидно спорна – рост цен на топливо, электроэнергию и ЖКХ у нас, как известно, и является главным источником и двигателем инфляции) составляет не более 15-17 руб./литр. Все остальное, все, что сверх этого – чистый паразитизм и бандитизм.

Разумеется, мне возразят, возражения, собственно, всего два.

Первое: так ведь мировые цены растут!

Ответ: а при чем здесь вообще мировые цены? Мы топливо не покупаем за рубежом, а добываем нефть и далее производим сами. Прибыль компаний от эксплуатации принадлежащих государству невозобновляемых природных ресурсов вообще должна зависеть исключительно от конкурентоспособности применяемых технологий и рачительности хозяйствования, но не должна зависеть от внешних цен – все сверхприбыли от улучшения конъюнктуры цен должны идти исключительно государству. И, тем более, никакой привязки прибыльности бизнеса по обеспечению топливом своей страны к внешним ценам вообще не должно быть в принципе. Эта привязка, в условиях наличия таможни и безусловного права государства регулировать экспорт сырья и прибыли от этого экспорта таможенными пошлинами и квотами (последнее – квоты - сейчас не применяется), вообще сугубо искусственная, лишь прикрывающая «объективными» обстоятельствами фактическое разграбление общенационального достояния.

И второе возражение: да вы знаете, какие нужны инвестиции для освоения новых месторождений, а также для модернизации устаревших нефтеперерабатывающих заводов? Мол, для того и нужны более высокие цены на бензин, чтобы можно было вкладываться в развитие и повышение качества топлива…

Ответ: что ж, никак не возражаю против развития, освоения и повышения качества. Но только при одном условии: все вложения, пожалуйста, либо за счет уже имеющейся и без того немалой прибыли (нормированной таким образом, чтобы не душить иные сектора национальной экономики и простых потребителей), либо, если собственных средств не хватает, то за счет привлечения внешних инвесторов. И не обязательно иностранных, тем более, покрытых оффшорной тайной. Нет, вполне достаточно простых граждан России, включая меня лично и наших читателей, вполне способных, но что принципиально, при надлежащей надежной и не мошеннической организации дела, вложить свои трудовые копейки не в депозиты в наживающихся на нашей безысходности банках, а напрямую в акции проектов по развитию нефтедобычи в труднодоступных регионах страны, а также по модернизации нефтеперерабатывающих заводов. С тем, чтобы будущие прибыли получали те, кто инвестирует свои средства в развитие, а не те, кто хочет будущие сверхприбыли получить не за свой, а за наш счет, причем затем прибылями с нами никоим образом не делясь…

А теперь о мерах, предпринимаемых правительством в связи с реально наступившим топливным кризисом – цены на бензоколонках и в оптовом звене никоим образом не поддались словесному давлению со стороны премьера, а снизились лишь совершенно символически, но с одновременным пропаданием топлива из продажи в ряде регионов вообще. Разумеется, это тот случай, когда словами делу не поможешь, и изначально было совершенно очевидно, что на самом деле нужно делать. А именно: радикально поднять пошлину на экспорт нефти и нефтепродуктов, и не символически и даже не просто отыгрывая нехватку топлива в Европе и рост мировых цен, но и существенно выше – ровно до такого уровня, чтобы на внутреннем рынке возникло такое избыточное предложение топлива, которое привело бы к выгодности для компаний продавать нам на бензоколонках бензин по цене в те самые выше нами определенные 15-17 рублей за литр – выгодности по сравнению с продажей нефти и нефтепродуктов за рубеж. И никакая антимонопольная служба не нужна – избыток топлива на внутреннем рынке должен был быть создан такой, чтобы владельцы бензоколонок еще бегали бы за каждым клиентом и лично протирали бы тряпочкой лобовое стекло даже самых потрепанных «Жигулей» – потому что никакого иного способа продать топливо и получить хотя бы минимальную нормированную прибыль им не должно быть оставлено.

К сожалению, несмотря на, в общем, верную направленность действия, тем не менее, ограничились, скажем мягко, полумерами. Так, с 1 мая пошлина на экспорт бензина у нас повышена до 408,3 долл. за тонну, что теперь составляет 90 % от экспортной пошлины на нефть (раньше было лишь 67%). Отдельный вопрос, почему раньше было всего 67% - нам так надо было во что бы то ни стало поощрять экспорт бензина? При том, что своего более или менее качественного бензина (а экспортировался именно качественный) просто катастрофически не хватает… Также отдельный вопрос, почему цены считаются в объемах, а экспортные пошлины – в весе, при том что при разных температурах соотношение объема и веса, как известно, меняется… И, наконец, а почему же остается столь низкой экспортная пошлина на нефть – 450 долларов за тонну, то есть около 60-65 долларов за баррель, при том, что нефть на мировом рынке уже перевалила за 120 долларов за баррель? Это ведь соответствует таким «рыночным» условиям на внутреннем рынке и, соответственно, такому ценообразованию, как если бы себестоимость добычи нефти у нас была около 60 долларов за баррель, при том что реально она у нас – не более 18.

Но тогда не надо врать, что природная рента у нас и так изымается у сырьевиков через налоги и таможенные пошлины. Она изымалась бы более или менее в достаточной степени, если бы при стоимости нефти на мировом рынке в сто двадцать долларов за баррель экспортная пошлина немедленно доводилась бы до 92-97 долларов за баррель, оставляя тем самым сырьевикам все еще значительную прибыль – в 5-10 долларов с каждого барреля. И, повторю, тем самым вынуждая их существенно большую долю топлива выводить на наш внутренний рынок по приемлемой цене – порядка 15-17 рублей за литр (даже и при нынешнем весьма высоком налогообложении в две трети от конечной стоимости бензина). А также, в стремлении каким-либо образом увеличить прибыль, при том, что иные возможности были бы перекрыты, вынуждая сырьевиков вкладываться в воссоздание в стране нефтехимии, в которой на начальном этапе в этом случае рентабельность можно было бы не ограничивать.

Парадокс, но элементарно не зная и не понимая описанного мною выше, наши люди, когда бензин к концу первой декады мая, даже не по прежним и так откровенно грабительским ценам, а по ценам еще процентов на двадцать более высоким, все же появился в продаже, оказались родной власти чуть ли ни благодарны…

Разумеется, при принятии государственных решений расчеты должны быть произведены не прикидочно, как вышеописанные мои, не на качественном уровне, а досконально – благо в правительстве и околоправительственных структурах работают не отдельные энтузиасты, а тысячи высокооплачиваемых сотрудников, имеющих доступ ко всей необходимой детальной информации, а также какое-нибудь более или менее высшее образование и, следовательно, хотя бы минимальное владение четырьмя арифметическими действиями. И если в результате более детальных и корректных расчетов обоснованная цена бензина, по сравнению с рассчитанной выше, даже и вырастет процентов на десять (хотя я полагаю, напротив, процентов на десять-пятнадцать снизится еще), то сути дела и принципиального подхода это, разумеется, менять не должно.

Кто против? Какой общенациональный интерес пострадал бы от такого подхода? Пострадала бы, с точки зрения общественных интересов, исключительно специфически понимаемая «национальная гордость» - только наше место по количеству миллиардеров в списках журнала «Форбс»…

Так если у нас теперь создается народный фронт, и «все для фронта, все для победы», то снаряды планируется нацеливать на кого, орудия разворачивать против кого? Против тех, кто паразитирует на общенациональном достоянии, включая и их лакеев, убедительно разъясняющих нам «объективную» экономическую необходимость покупать бензин по 26-30 рублей за литр (и тем окончательно душить всю производящую экономику)? Или же против таких как я, подвергающих эту «объективную» необходимость, мягко говоря, сомнению?

Пока ясного ответа нет, согласитесь, написать заявление с просьбой принять в народный фронт рука как-то не поднимается…

P.S.: В четверг 19 мая в 19-30 в петербургском Доме книги на Невском проспекте издательство «Вече» проводит презентацию новой книги Юрия Болдырева «Тучные годы, потерянные навсегда». На презентации автор ответит на вопросы читателей.
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 24.08.2011, 13:02
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Явные ляпы и неожиданные шансы

http://www.stoletie.ru/poziciya/javn...2011-05-23.htm

23.05.2011


Три события в сфере внутренней политики, связанные с действиями непосредственно самых первых лиц в государстве - в центре внимания и обсуждения. Перечислим последовательно, согласно конституционному рангу действующих лиц. Первое – пресс-конференция главы государства. Второе – развитие идеи создания лидером правящей партии и председателем правительства «Народного фронта». Третье – отставка председателя Совета Федерации с поста председателя партии «Справедливая Россия», а затем, несмотря на такой маневр, все-таки лишение его полномочий представителя петербургского парламента в Совете Федерации, а значит и отставка с поста председателя верхней палаты парламента.

Пойдем последовательно, строго по протоколу.

Пресс-конференция президента уже откомментирована достаточно подробно, в том числе и немного мною, в частности, в прямом эфире питерского телеканала «ВОТ» - в сети, вроде, уже выложено. Поэтому остановлюсь лишь на нескольких моментах.

Первое. Риторика в отношении событий в Ливии, как мы видим, сменилась кардинально. К сожалению, за «политического трупа» в отношении Каддафи никто так и не извинился. И я, собственно, не будучи специалистом в области межгосударственного протокола, на этом и не настаиваю – может быть, возможны и иные способы реального действия, нейтрализующие прежнюю крайне неприличную некорректность, сформулированную, как ни крути, все-таки от имени России. Очевидно лишь одно - что недопустимо было подобные слова говорить изначально. Далее же, с моей точки зрения, все-таки в плюс, что президент, наконец, признал то, что и ранее было очевидно всем: Россия не просто нейтрально «воздержалась», но фактически дала согласие и на вторую резолюцию Совбеза ООН. Прямое и честное признание перед своим обществом факта и своей ответственности за него, с моей точки зрения, все-таки, в плюс. Правда, затем, в условиях очевидного всем и констатируемого руководителями нашего государства – члена Совбеза ООН прямого и грубого нарушения международного права силами НАТО, необходимы, все-таки, и какие-то более радикальные действия, нежели лишь признание реалий на пресс-конференциях. Тем более, в условиях, когда руководство Ливии уже неоднократно обращалось с просьбой созвать Совет безопасности ООН и непредвзято рассмотреть ситуацию с участием представителей международно признанной государственной власти Ливии.

Второе, тесно связанное с первым - недвусмысленное заявление о недопустимости вмешательства в дела Сирии. В этой стране, традиционно являвшейся союзником СССР, а затем и России, в ближневосточном регионе, ситуация не столь однозначная, как была в Ливии. Да и государство существенно менее богатое и благополучное – объективных оснований для внутренних протестных акций и революций действительно может быть существенно больше. Чрезвычайное положение на протяжении трех десятков лет, очевидно, не лучшее условие для гармоничного развития. И, чтобы сразу снять прежде как-то звучавшие недоуменные упреки в готовности поддерживать диктаторские режимы и диктаторов: речь не о поддержке того или иного характера режима - самоуправление для меня, безусловно, лучше тирании. Но только если это истинно народное самоуправление, а не прикрываемое внешними, с виду издали похожими на демократические, фиговыми листами реальной диктатуры внешних и криминальных сил.

Так можно ли и нужно ли в этих условиях пытаться как-то воздействовать на внутрисирийскую ситуацию, содействовать мирному и более гуманному разрешению внутреннего конфликта? Разумеется, да. Но ведь вот проблема: во-первых, только ли внутренний это конфликт, не стоят ли за ним внешние силы со внешними по отношению к Сирии интересами? Ведь было же признано, что оппозиция в Сирии на протяжении многих лет поддерживалась извне. И, во-вторых, союзниками по «принуждению к урегулированию» не пытаются ли выступить те внешние силы, которые и пестовали и поддерживали на протяжении многих лет как будто бы внутреннюю оппозицию, но извне и, соответственно, есть основания предполагать, в своих, внешних по отношению к Сирии, интересах?

Не знаю, моими ли аргументами руководствовались те, кто готовил и формулировал позицию, которую заявил президент по этому вопросу на своей пресс-конференции, но эта позиция представляется вполне адекватной. Единственное, о чем приходится говорить без устали, так это о том, что подобная позиция должна подкрепляться реальной силой, как экономической, так и военной. Но никакая «модернизация с помощью Запада» (декларируемая «мозговым центром» президента – «Инсором») не сделает нас сильными в тех вопросах, где мы вынуждены оппонировать Западу. Очевидно: никогда не будет Запад помогать нам в том, чтобы мы могли ему более эффективно оппонировать.

Третье. Общая тональность пресс-конференции оставила крайне грустное ощущение. Понимаю: лидер, глава государства обязан демонстрировать оптимизм и жизнерадостность. И чувство юмора, если есть, тоже хорошо. Но возникло ощущение некоторого явного несоответствия между личным жизненным оптимизмом выступающего и его удовлетворенностью от общения с доброжелательно настроенным залом – с одной стороны, и реальным состоянием дел в стране и масштабом имеющихся проблем – с другой стороны. И чего стоит бодрое заявление о том, что еще в 2008 году принято правильное решение (о выделении квартир всем ветеранам войны) и даже вполне разумное обоснование необходимости этой меры по сравнению с тем, что решение так и не исполнено, притом что все преступления вокруг этого хорошего дела - того, что давно должно было быть исполнено, как мы с вами понимаем, являются экономическими. То есть теми самыми, за которые ответственность по инициативе президента недавно радикально снижена. И что? Будем «продолжать работать»? Аналогично по вопросу о возврате на высокие должности генералов МВД, ранее, вроде как, уволенных в связи с «кущевской» историей. Внятных ответов, к сожалению нет, и демонстрируемый оптимизм тогда представляется сильно контрастирующим с реальностью и сугубо личным, оторванным от страны.

И четвертое. Понимаю, что глава государства – тоже человек, то есть, ему тоже хочется сказать красиво. И он тоже может ошибаться. Но вправе ли? Не для того ли все процедуры организации деятельности института президента, чтобы сводить и ошибки в действиях, и ошибочные, необдуманные заявления к минимуму? И тогда вправе ли президент использовать такой метод общения с публикой, который ведет к заявлениям, всего смысла и последствий которых сам глава государства, похоже, сразу и не понял? А даже если и так, то почему же никто из референтов-помощников не посмел сразу в деликатной форме подсказать президенту, что нужно «звонкий» ответ все же чуть скорректировать?

Спрашивают президента, представляет ли освобождение Ходорковского какую-либо опасность для общества? А ведь мы знаем, что всякое мышление обычного человека всегда в той или иной степени в плену стереотипов. И если долго и целенаправленно навязывается некоторыми внутренними кругами, да еще и при горячей поддержке Запада, идея о том, что освобождение Ходорковского представляет огромную опасность ДЛЯ ВЛАСТИ, то, скорее всего, как я понял эту ситуацию, именно это-то и услышал в вопросе президент. И поспешил ответить, что совершенно никакой опасности. Но спросили-то про опасность для ОБЩЕСТВА. Трудно предположить, что именно на этот вопрос так ответил наш руководитель-юрист, твердо зная и всячески пропагандируя ранее идею о том, что этот вопрос решает суд и один лишь суд. Более того, давший ранее поручение провести некий анализ судебного процесса, но вдруг решивший выступить со своим мнением как до полного окончания самого процесса (со всеми надзорами и кассациями), так и до результатов последующего им же инициированного экспертного анализа. Значит, не то услышал и не на то ответил?

Ошибся бы так кто-то из наших читателей или пусть даже председатель правительства – не страшно, так как это было бы всего лишь их личное мнение. Но у президента, волею авторов нашей Конституции, есть некоторое особое право, доставшееся нам в наследство как явный пережиток монархии – право на помилование. Так кого и почему должен миловать президент? Тем более, если учесть, что карательная функция правосудия из нашей концепции уголовного права исключена (с моей точки зрения, абсолютно незаслуженно и необоснованно). Значит, наказанию – изоляции от общества – должны подвергаться лишь те, кто опасен для общества. И если этот не опасен, значит, должен освобождаться. А если по вопросу о степени его опасности для общества возникло разногласие между судом и президентом, то у последнего есть право на окончательное решение – помилование. И какие тогда остаются аргументы против освобождения Ходорковского путем помилования – в силу исключительно явного ляпа, то есть, извините, необдуманного «эффектного» ответа на вопрос, допущенного главой государства на его пресс-конференции?

Таким образом, я никак не против освобождения Ходорковского или, равно, и иного другого подозреваемого, обвиненного или осужденного от ответственности в случае, если он действительно невиновен и не представляет опасности для общества. Но мне представляется совершенно недопустимым, если подобное станет следствием не более чем легкомыслия и безответственности со стороны тех, кто обязан быть собран, сосредоточен и ответственен, а также выбирать те жанры общения с публикой, в которых способен сохранять контроль за ситуацией и, прежде всего, полный самоконтроль.

О новостях «Народного фронта» говорить, в общем-то, почти нечего. Кроме, может быть, того, что только успели заявить об идее, а уже на следующий день – встреча с участниками. Это либо пример воистину потрясающего массового энтузиазма, помноженного на чудеса организаторские, либо тоже пример, но другого – как прежнее содержание (все участники и так и ранее были в готовности, по стойке «смирно») влить в новые формы. Окончательно судить не берусь – понаблюдаем. Но есть и неожиданность, намекающая пусть на призрачный, но все же шанс.

Напомню, приходилось мне неоднократно сетовать на то, что «некуда податься бедному крестьянину», кроме как в революционеры. Действительно, и у одной головы «тандема» в качестве «мозгового центра» - крайние либералы («Инсор»). И другая голова, вроде как, ближе к жизни, но рабочие группы по пересмотру «Концепции-2020» создает под водительством видного приватизатора Шувалова и под все тем же вульгарно-либеральным руководством – Мау, Кузьминов, Греф и т.п. Но вот новость – создается что-то еще и, главное, на этот раз под руководством иным – бывшего главы Чувашии, а в далеком прошлом и министра юстиции России Николая Федорова. В прошлом я его знал неплохо и все больше с лучшей стороны. Например, в 1992 году, как министр юстиции, он упорно, несмотря на все давление, так и отказался зарегистрировать некую сельхозассоциацию, через которую, как показывали проверки возглавлявшегося тогда мною Контрольного управления президента, правительство Гайдара попросту «сливало» бюджетные деньги, выделявшиеся якобы на развитие фермерства – все шло в уставные капиталы всяких банчиков и ТОО… А после переворота сентября 1993 года («упразднение» Верховного Совета антиконституционным указом Ельцина) он, насколько я помню, вышел из правительства в знак протеста. Позднее, насколько помню, он был вполне полезен и успешен на посту руководителя Чувашии, во всяком случае, наши (когда я уже работал в Счетной палате) проверки, если не ошибаюсь, не давали оснований для каких-либо серьезных претензий, неформальные же отзывы проверявших, опять же, насколько помню, были весьма положительными.

Позднее его работа была вне поля моего зрения, может быть, в чем-то человек и изменился. Но в целом, так или иначе, есть основания утверждать, что по предыстории (известной мне) это человек совсем иного типа, нежели инсоровцы и приватизаторы, на которых обе головы «тандема» опирались до сих пор. Во всяком случае, он явно должен быть, что называется, ближе к земле (не к «распилам», но к реальной производящей экономике), хорошо знает того же Глазьева – вместе с ним работал в одном правительстве и вместе они (хотя и, понятно, не в сговоре, а каждый самостоятельно) добровольно и в знак протеста против творившегося покинули ельцинское правительство в сентябре 1993-го…

Так, может быть, наконец, возникнет во власти и центр альтернативного стратегического и социально-экономического мировоззрения и мировосприятия? Хотя бы на уровне дискуссии. Может быть, страшно представить, даже и Сергея Глазьева привлекут к выработке альтернативного варианта экономической программы? Может быть, и к концепциям Хазина и Делягина прислушаются? И альтернативным концепциям и разработкам Олега Смолина в сфере образования найдется место?

Видите, мы до того дошли, до такого уровня деградации в интеллектуальном и идейном обеспечении деятельности государственной власти, что и обнадежить-то нас, оказывается, совсем легко. Но от такого, не исключено, минимального еще чисто интеллектуального просветления около власти (что-то типа наживки для расширения базы «Народного фронта») до власти же идейного и мировоззренческого прозрения, надо честно признать, еще очень и очень длительный путь. Захочет ли власть его пройти добровольно, без революций?

И немного о, как минимум, временном крушении карьеры «третьего человека в государстве» - председателя Совета Федерации. Строго говоря, ничего чрезвычайного не произошло. Все нормально, и не должно быть никакого особенного сочувствия (ничто, включая высокие посты, не вечно) и, тем более, злопыхательства. Теперь все нормально. Прежняя же ситуация, когда на протяжении многих лет представителем питерского Законодательного Собрания, преимущественно единороссовского, в Совете Федерации был член другой, вроде как оппозиционной партии, да еще и ее создатель и лидер, это, согласитесь, была ситуация абсурдная, объясняемая лишь какими-то закулисными договоренностями или указаниями кого-то, кто выше и одной, и другой партий. И, как говорится, вы его знаете. Равно это касается и ситуации, когда верхнюю палату парламента возглавляет лидер не правящей партии, ставленником которой, как известно, и в Совете Федерации абсолютное большинство, а лидер партии оппозиционной. Соответственно, не было ни малейших оснований моим товарищам (а я, хотя и не член партии «Справедливая Россия», но член научно-экспертного совета их фракции в Думе) возмущаться, призывать депутатов правящей партии питерского ЗакСа не голосовать за отзыв Миронова из каких-то «стратегических» соображений, взывать к петербуржцам – все не более чем ставится на свои места. Был, никто не скрывал, компромиссный с властью (кто-то определял и жестче, как «кремлевский») проект умеренной, не радикальной левой оппозиции, которой было разрешено пропагандировать и отстаивать альтернативу в социально-экономической сфере. Но кто ж виноват, что эта лишь социально-экономическая альтернатива, будучи внятно сформулированной, оказалась весьма опасной не для коллег по левому флангу из КПРФ – существенно более радикальной оппозиции (на что, как утверждают многие, Кремль и делал ставку изначально), а для партии власти? Соответственно, и ужесточение конкуренции СР с ЕР, изначально кем-то планировавшейся лишь как «дружественная», но перешедшей в разряд более реальной. Ведь что страна катится в никуда, это-то видят и многие из тех, кого привлекли в «умеренную» оппозицию. И почему им не настаивать на своем видении и на своих предложениях, почему им не пытаться ослабить (что совсем перекусить, даже и не заикаюсь) тот поводок, на который их изначально посадили?

Что дальше – будут ли перекусывать поводок или же лишь имитировать это? Или же попросятся обратно в лоно административных сил, их породивших? А это, как всегда, кто как. Частично крысы уже давно побежали с корабля – в питерском ЗакСе значительная часть бывших «справедливороссов» уже откололась и создала свою «независимую» (по существу, «проединороссовскую» или «прогубернаторскую», точнее и честнее - проначальственную) фракцию. Найдутся, наверное, и «твердые искровцы», которые будут стоять до последнего в СР, а если партия порушится или сдастся, то будут искать или создавать что-то новое, ближе к прежней «Родине» или примкнут к КПРФ. Но и главное: действия некоторой даже значительной части будут зависеть еще и от настроений в обществе. Все же – люди, тем более, не революционеры, а «умеренные». Видели бы, что альтернатива обществом активно востребуется – было бы больше задора и готовности рисковать, в том числе, своим личным благополучием. Если же обществу все равно, так и им – не революционерам – чего уж слишком ломаться? И подчеркиваю: говорю об этом ни в коем случае не в осуждение этих своих товарищей (кроме, разумеется, крыс, уже побежавших с корабля), а, напротив, в попытке прояснить и объяснить ситуацию.

И в заключение должен поблагодарить всех, кто пришел на презентации моей книги, а также и администрацию магазинов «Библио-Глобус» (Москва) и «Дома книги» (Петербург) за предоставленную возможность общения с читателями. И очень рад теперь уже личному знакомству с некоторыми комментаторами, в том числе порой и весьма критично ко мне настроенными, но решившими «приподнять маску». Ведь я перед вами – живой, известный вам человек. Теперь и некоторые комментаторы, хотя и под «никами», но, тем не менее, для меня - такие же теперь знакомые, реально существующие и живущие где-то рядом люди. Что, признаюсь, для меня делает общение более цельным и настоящим.

Тучные годы, потерянные навсегдаНовая книга Юрия Болдырева «Тучные годы», потерянные навсегда» - первая часть авторской трилогии «Хроника мутного времени». Она подготовлена на основе статей, опубликованных в еженедельной авторской колонке «Столетия».

Купить на OZON.RU
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 24.08.2011, 13:08
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Магнитский, Браудер и наше государство

http://www.stoletie.ru/poziciya/magn...2011-06-14.htm


14.06.2011

В прошлой статье я обещал коснуться дел британского инвестиционного спекулянта Браудера и нашего юриста Магнитского, погибшего в предварительном заключении. В связи с чем Конгресс США ранее рассматривал вопрос о введении санкций против конкретного ограниченного круга лиц, причастных к гибели Магнитского, а теперь рассматривает и вопрос о расширении этих санкций и, соответственно, круга лиц под них подпадающего. Но начнем с прошедшего праздника. Как известно, в отношении этого праздника, равно как и в отношении самой идеи декларации о государственном суверенитете России, дата принятия которой и определена как день нынешнего праздника, наше общество достаточно жестко разделено.

Одни считают, эту дату неким символом возрождения России или, как минимум, ее отделения от «излишнего имперского наследия». Другие, напротив, полагают ее символом предательства дела предков и тысячелетней истории России, а также спусковым крючком всего дальнейшего развала СССР, инициированного таким образом, не столько периферией, национальными окраинами, сколько и прежде всего самой Россией.

По прошествии двух десятилетий сторонники первого взгляда на этот момент нашей истории имеют на вооружении, как минимум, один аргумент, очевидно всеми нами наблюдаемый и представляющийся им окончательным и абсолютно убедительным: ведь не мы же в результате ездим на заработки в Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Армению, Киргизию и даже на Украину? Напротив, жители этих стран почитают за счастье найти возможность подзаработать в России. Из чего следует, как минимум, что с точки зрения российского национального эгоизма все было сделано верно. А уж что жители республик, власти которых тогда также поспешили принять декларации о своем суверенитете (а кто-то даже и успел это сделать раньше России) и приняли деятельное участие в борьбе за развал единой страны, теперь в большинстве своем оказались в положении весьма незавидном, так это – их проблемы, а не наши…

Альтернативная точка зрения, рассматривающая цепь этих событий как великую трагедию, базируется как на частично иррациональном представлении о деле предков и о нашем долге перед ними, так и на абсолютно рациональных представлениях. Во-первых, на представлении о современной рыночной экономике, в рамках которой масштабы рынка являются фактором принципиально важным, причем имеющим не линейно пропорциональный, а выраженно ступенчатый эффект. И сокращение внутреннего рынка России (количества населения с 300 миллионов человек до менее 150 миллионов) – само по себе фактор куда более неблагоприятный (несущий в себе ущерб экономике не пропорционально сокращению количества населения, не в два раза, а куда более радикальный), нежели прежде вынужденное «кормление» кого-либо за пределами нынешних границ России. И, во-вторых, на представлении о масштабах государства (или союза государств) и их экономики, необходимых для обеспечения подлинного суверенитета и способности противостоять внешним угрозам безопасности. А также, и здесь мы вновь возвращаемся к рациональности экономической, на понимании цены для экономики и социальной сферы обеспечения этого суверенитета и безопасности от внешних угроз: чем больше масштаб государства, его население и экономика, тем меньшую удельную экономическую нагрузку на обеспечение безопасности можно возложить на каждого гражданина.

К этому стоит добавить также и еще два факта, ставящих под сомнение очевидность аргументов тех, кто полагает 12 июня праздничной.

Факт первый: надо признать, что трудовые мигранты из стран, ранее входивших в состав СССР, далеко не равномерно распределяются по территории нашей нынешней страны, а стремятся все больше в Москву и Подмосковье, Петербург, Краснодарский край, а также относительно богатые регионы, завязанные на добычу нефтегазового сырья или районы интенсивного дачного освоения. Так ведь туда же стремятся и граждане нынешней России, гастарбайтерами не называемые, но вынужденные оставлять родные места и жить и работать, зачастую, почти на тех же условиях и на «птичьих правах». Так следует ли из этого, что в идеале отделить от «возрождающейся России» надо было и все остальные ныне бедные регионы нашей страны – основную территорию России, за исключением нескольких регионов концентрации природных ресурсов и административно финансовых центров? А если из богатой газом Туркмении, каков бы там ни был режим, тем не менее, трудовые мигранты к нам не бегут, то ее, по такой логике, отделили зря, ошибочно?

И факт второй: отделить-то окраины отделили, но раньше, в силу специфической экономической, социальной и миграционной политики (прописки), такого масштабного нашествия на основные русские территории тех, кого теперь «отделили», не наблюдалось. То есть, отделить-то отделили, но кормить-то – продолжаем. Не безвозмездно, разумеется, за труд, прежде всего, самый черный – дворники, относительно неквалифицированные строители и т.п. Но ведь и раньше кормили не просто так, тоже за труд. Но раньше была возможность организовывать этот труд на территории всей большой страны, без вынужденной излишней трудовой миграции. И, что теперь немаловажно, без подрыва рынка труда на каждой территории демпингом совершенно бесправной и низкооплачиваемой рабочей силы из-за новых рубежей. И без столь ощутимого давления на национально-культурный уклад жизни. Ведь до половины первоклассников в школах в некоторых районах Москвы, не знающих русский язык, это, согласитесь, совсем не шутки. Это, без преувеличения, развитие национально-культурной катастрофы…

В противовес этому, конечно, нужно отметить, что и без юридического отделения, внутри одной страны, оказывается, вполне можно проводить целенаправленную политику не создания новых производств и рабочих мест по месту традиционного проживания людей, в частности, на Северном Кавказе, а, напротив, вывоза людей и расселения по другим регионам. Это уже, как известно, в ряде случаев вызывает серьезные конфликты и протесты в среднероссийских регионах... Что ж, вывод из этого один: не во всем виновато 12 июня, не менее важна, особенно с точки зрения миграционных и порождаемых ими национально-культурных проблем, и каждодневная последующая политика государства. Насколько она продумана, ориентирована не на сиюминутное, но на долгосрочное предвидение, наконец, элементарно ответственна? В этой части корень зла, разумеется, не в далеких уже событиях 12 июня, а в событиях и действиях последовавших, включая и относительно недавние и даже нынешние.

И еще к слову. Похоже, нас заметили. Ранее так остро не реагировали. Теперь же появились несколько комментаторов, не просто оспаривающих те или иные мои тезисы, но во что бы то ни стало пытающихся возложить на меня, как автора статей, ответственность за все, что происходит и подвергается критическому анализу. Вплоть до того, что должность зампреда Счетной палаты во второй половине 90-х, включая времена дефолта 1998 года, оказывается, тоже была чуть ли не ельцинской номенклатурной… Понятно: не имея возможности спорить по существу, легче подвергнуть сомнению репутацию, мотивацию, а значит, тем самым косвенно и аргументацию автора. Метод известный: мол, они все были где-то там. Или по старому анекдоту: то ли Иванов украл, то ли у Иванова украли – какая разница? Главное – в чем-то замешан. Что ж, оправдываться перед такими заведомыми провокаторами не стоит. Но отмечу следующее.

Во-первых, никогда не пытался предстать этаким всезнайкой, действовавшим всегда абсолютно верно и безошибочно. Нет, так же, как и абсолютное большинство моих избирателей в те времена, к сожалению, разделял некоторые иллюзии и заблуждения. В частности, не имея тогда прямого отношения к принятию Декларации, годовщину принятия которой мы сейчас отмечаем (декларацию принимал российский съезд, я же был депутатом съезда союзного), тем не менее, искренне полагал ее делом полезным, позволявшим противопоставить нечто конструктивное (как мне тогда казалось) тому абсурду, который я своими глазами наблюдал в союзной власти, на союзном съезде. При том, что тогда никто, в том числе, в консультативно-координационном совете при председателе Верховного Совета России (Ельцине), членом которого я затем стал, никоим образом не ставил вопрос о каком-либо даже теоретически возможном отделении России от СССР. Нет, речь шла исключительно о механизмах давления на союзную власть, которая тогда, напомню, стремительно теряла остатки какого-либо авторитета, причем, к сожалению, вполне обоснованно. Тем не менее, нельзя не признать, что подобные вещи, в частности, такие как возможность и допустимость использования карты «суверенности» в политической борьбе, тогда я оценивал неверно, недопонимая всех последствий вскрытия этого «ящика Пандоры».

И, во-вторых, комментарий к делу Магнитского и интервью Уильяма Браудера, который я ранее обещал дать, позволяет вновь обратить внимание как на общее состояние нашего государства (а мы отпраздновали все-таки, по существу, день нашей государственности), так и на ценность тех институтов, в создании которых мне в свое время довелось принять участие, но которые в своем истинном смысле мы, совершенно очевидно, утеряли.

Итак, в соответствии с опубликованным недавно интервью основателя инвестиционного фонда «Хермитэдж Капитал» Уильяма Браудера, а также иными данными, ранее публиковавшимися в наших СМИ, в чем суть дела Магнитского? Суть в том, что некий юрист, нанятый крупным инвестиционным фондом для защиты своих интересов, был у нас обвинен в уголовном преступлении, посажен в камеру предварительного заключения и там в течение года практически доведен до смерти без оказания надлежащей медицинской помощи. Был ли этот юрист – Сергей Магнитский – вообще в чем-либо виновен, нам так и не стало известно, так как суда над ним не было. В то же время, факты практического доведения до смерти молодого и относительно здорового человека в камере предварительного заключения без оказания необходимой медицинской помощи стали практически общеизвестными. Является ли эта история варварской, свидетельствующей о неправовом характере нашей правоохранительной системы? Да, является. Является ли эта история в этой части исключительной и беспрецедентной? К сожалению, нет. Но к ней оказалось приковано повышенное внимание в силу того, что юрист работал на крупную зарубежную инвестиционную компанию, имеющую достаточно возможностей для того, чтобы придать делу огласку. Более того, независимо от всей полноты мотивации, которая двигала руководителем фонда, ему нужно сказать спасибо – за то, что приложил усилия к защите человека, работавшего в интересах его компании, а затем и к максимальной огласке этого дела, а также и к возможному наказанию лиц, виновных в преждевременной смерти человека к камере предварительного заключения.

Далее – о санкциях со стороны США в отношении лиц, виновных в смерти Магнитского. Прежде всего, я, как гражданин России, разумеется, стремился бы добиться справедливости в своей стране. И, наученный опытом своей прежней работы и хорошо понимая, насколько руководителями и правителями иных стран движут, прежде всего, их государственные интересы, слишком часто расходящиеся с нашими (подчеркиваю, не наших правителей, но именно нашими государственными), разумеется, не стал бы искать справедливости, например, у США. Но Уильям Браудер – гражданин не России, а Великобритании, в прошлом – гражданин США. И для него вполне естественно обращаться за помощью к своим западным институтам. Есть ли у него основания ставить вопрос о санкциях в отношении российских должностных лиц? Разумеется, есть. А есть ли основания у США поддержать предложения о таких санкциях? Тоже есть, причем, как формально юридические, так и «реалистические» - исходящие из политики США в отношении иных стран, включая Россию, в целом. Суть этой политики в том, что нужно иметь как можно больше самых разнообразных рычагов давления на правительства иных стран с тем, чтобы добиваться от них действий в собственных интересах. Просто и ясно. И если в данном случае, как оказалось, для американских властей абсолютно совпадают и публично декларируемые моральные ценности, и интересы «реальной политики», то что же еще нужно?

Начали со списка из примерно 60 должностных лиц органов госвласти России, связанных непосредственно с делом Магнитского, которым запрещается въезд в США и счета которых в американских банках должны быть заморожены. Какие в связи с этим претензии к Браудеру? Никаких. Только благодарность за последовательность. Все, как это ни печально, более чем обоснованно. Во всяком случае, более или менее убедительных публичных опровержений фактов, которые легли в основу санкций по делу о смерти Магнитского, мне встретить не довелось. А если для кого-то из наших должностных лиц такая санкция окажется еще и реально болезненной, то есть, у них есть счета в США и очень-очень хочется туда зачем-то въехать, так, значит, санкции по делу Магнитского действительно полезны. Ничего плохого в них не вижу.

Теперь собираются принять нечто более общее, позволяющее наказывать таким же образом и по другим фактам нарушения прав человека. Здесь уже вопрос более общий – что они будут под этим подразумевать. То есть, что возьмет верх: декларируемые ценности или «реальная политика», под которой фактически подразумевается приоритет национального эгоизма США. Уже были неформальные пояснения, что-то вроде того, что нельзя же просто отменить поправку Джексона-Вэника, должно же быть и что-то другое вместо, какой-то иной рычаг…

Как тут не вспомнить о погибшем в Гаагской тюрьме, по существу, тоже в камере предварительного заключения, президенте Сербии Милошевиче? Может быть, картина целенаправленного убиения путем неоказания медицинской помощи там и не была столь яркой и очевидной и, тем более, так раскрученной в СМИ, но, все же, почему же не было сколько-нибудь заметного расследования и требования о привлечении виновных к ответу? Почему после этого, пусть не шестидесяти, но хотя бы шестерым виновным не отказывают в визе на въезд в США?

Таким образом, подведем итог этой части дела. Очень печально, что у нас самих лица, доведшие до смерти в КПЗ подследственного, не получают достойного наказания. То, что на подобное хотя бы в случаях, когда затронуты интересы транснационального капитала, реагируют другие государства, скорее хорошо, нежели плохо. В то же время, уровень обоснованного недоверия и к этим другим столь высок (достаточно одной нынешней истории с «защитой мирного населения» в Ливии), что вполне очевидно дальнейшее использование таких предлогов и для возможного давления на нашу страну и вопреки нашим национальным интересам. Следовательно, те, кто совершает у нас такие преступления, а также и те, кто их затем покрывает, должны у нас осуждаться и должны бы у нас караться не только за само преступление (целенаправленное доведение подследственного до смерти), но и как провокаторы давления на нашу страну со стороны внешних сил – что-то вроде «ливийских повстанцев» (хотя и, казалось бы, противоположное по позиции) в миниатюре.

А теперь о главном – о том, что должно бы для нас и для нашего парламента (возмутившегося санкциями со стороны США в отношении лиц, причастных к делу Магнитского) представлять самый главный интерес. Браудер, вслед за покойным теперь уже Магнитским, утверждает, что суть дела, скрывающаяся за, с его точки зрения, безосновательным преследованием российскими правоохранительными органами его и работавших на него юристов, была в краже нашими же правоохранительными органами совместно с налоговыми и судебными органами 230 миллионов долларов из федерального бюджета. Схема кражи, которую он описывает, совершенно незамысловата, но возможна исключительно по решению или, как минимум, с санкции самих верхов государственной власти. Судите сами. Подставные лица, используя учредительные документы и печати браудеровских компаний, изъятые, как он утверждает, у него в ходе обысков правоохранительными органами, обращаются в налоговую службу с просьбой вернуть эти почти четверть миллиарда долларов, уплаченные в налоги «ошибочно». После чего «ошибочно» уплаченные деньги в таком невиданном объеме немедленно и безо всяких споров возвращаются и перечисляются из федерального бюджета на счета, открытые этими подставными лицами в каких-то мелких банках, не исключено, что и созданных быстренько специально под эту махинацию. Вопрос: что должно было бы произойти после первого же заявления о подобной масштабной махинации, причем, очевидно, возможной исключительно лишь с непосредственным участием, как минимум, самых первых лиц налогового и финансового ведомств страны (не первые, даже и в случае не махинации, но с учетом масштабов возврата, осуществить это без согласования с первыми руководителями просто не решились бы)?

Очевидно: парламентское расследование, а также поручение со стороны парламента (достаточно и меньшинства в двадцать процентов депутатов любой палаты) Счетной палате России провести тщательную и достоверную проверку. Но ни о чем подобном мы почему-то не слышим. Да, конечно, прокуратура и т.п., как будто что-то там делают и что-то опровергают. Но надо ли специально объяснять, что для того и нужны следственные органы (как минимум, финансового расследования), не встроенные в «вертикаль», чтобы расследовать заявления о преступлениях, явно выводящих на вершины этой вертикали, в данном случае, как минимум, на руководителей налогового и финансового ведомств?

Тем более, что, если схема понятна и ее реализация в принципе возможна, то какие основания допускать, что это лишь разовое преступление? Кому в подобной ситуации (когда какая-либо компания исправно платила налоги, а потом прекратила деятельность и предполагается к закрытии), кроме юриста Магнитского, придет в голову копать, не захотели ли какие-то подставные лица затем попросить вернуть им из бюджета «ошибочно» уплаченные налоги? Может быть, это вообще давно поставлено на поток, и тогда необходимо перепроверять все осуществленные за последнее десятилетие возвраты налогов?

Свидетельствую: технически для Счетной палаты проверить все это не представляет никакой проблемы. Правда, с некоторых пор лишь технически, но не политически…

И здесь напомню два факта из предыстории, которые, есть основания утверждать, имеют некоторое отношение к нынешнему скандалу, приобретшему, как известно, уже мировую известность.

Факт первый. Масштабно обворовывать страну путем «возврата» денег из бюджета первыми придумали отнюдь не «силовики», на которых теперь все норовят списать особо «оппозиционные» (по существу, сами к себе) вульгарные либералы. Говорю это без какого-либо пиетета перед «силовиками» (которые, к сожалению, частенько соглашаются быть обслугой крупных мошенников) - просто справедливости ради, а также для того, чтобы люди не «велись» по заведомо ложному пути. Да и масштабы прямого разворовывания бюджета мы и прежде видывали никак не меньшие. Так, в 1997 году Счетная палата, которая, вынужден напомнить, и создавалась и действовала тогда вопреки и президенту Ельцину, и, практически, всему либеральному сообществу («ортодоксальная прокоммунистическая контора» - так величали тогда нас «либеральные» СМИ), выявила кражу из федерального бюджета 1995-го года целой его трети – тридцати двух триллионов рублей, что соответствовало по тогдашнему курсу девяти миллиардам долларов США. Каким образом? Да за счет противозаконных «компенсаций» из федерального бюджета лицам и организациям, уплатившим таможенную пошлину при ввозе спиртного и сигарет (см. подробности в моей книге «О бочках меда и ложках дегтя», глава «Как украсть треть бюджета»). И кто же, какой орган госвласти принимал решение об этой схеме отъема средств из бюджета? Самый «либеральный» - это называлось «Совещание у заместителя председателя правительства А.Б. Чубайса» (затем этим же лицом подписывалось соответствующее постановление правительства). Скажете, сомнительная правовая основа? Но зато какая проверенная в деле! И на этой основе, подвергнуть сомнению которую, разумеется, никто в исполнительной власти не намеревался, треть бюджета из него испарилась. Что ж, если это можно было тогда и в таких масштабах, и за это так никто и не был наказан, то почему нельзя теперь, тем более, в масштабах (во всяком случае, разовых, касающихся лишь налогов компаний Браудера) несопоставимо меньших?

И факт второй. Году, если не ошибаюсь, в 2003-м в Счетной палате (новой уже, под новым, искреннее встраивавшемся в «вертикаль» руководством) случился скандал. А именно: некий инспектор Счетной палаты в ходе проверки выявила масштабную махинацию Минфина и Внешэкономбанка. Суть была в том, что, выплатив внешний долг на несколько миллиардов долларов, Минфин не погасил соответствующие обязательства, а запустил их как долговую ценную бумагу в ВЭБ и стал ее там «крутить», что позволяло извлекать незаконную и неучтенную прибыль. Описываю махинацию коротко и упрощенно, но далее главное: даже если бы инспектор была не права, ошиблась, если бы ей все это привиделось и почудилось, тем не менее, в соответствии с Регламентом, который я прописывал своей рукой, в том числе, в расчете на такие ситуации, этот акт за ее подписью должен был быть приобщен к отчету – с соответствующими пояснениями руководителей проверяемых организаций (Минфин и ВЭБ) и выводом аудитора. Но вместо этого в ВЭБ, куда акт был направлен инспектором на ознакомление (подчеркиваю: не согласование, а именно ознакомление – чтобы могли написать свои пояснения или возражения), пошло письмо вышестоящего начальника из Счетной палаты с… отзывом акта как «ошибочного» (видите, какой это ценный термин - «ошибочно» - какого универсального и многогранного применения). «Ошибочный» акт был возвращен (не инспектору, а вышестоящему начальству) и после отказа инспектора его исправить так, чтобы никакого нарушения и никаких махинаций, как будто, никогда и не было, насколько известно, был уничтожен. А «провинившийся» инспектор была после этого быстро уволена. Она, конечно, пыталась добиться правды, обращалась в Думу и к президенту, судилась со Счетной палатой, в том числе, в части неправомерного увольнения (и я даже вынужден был выступать в суде как эксперт, пояснять, что Регламент – антикоррупционный по своей сути четкий и обязательный к исполнению порядок работы - был действительно грубейшим образом нарушен руководством Палаты), но никого эта ее правда об очередной масштабной махинации Минфина с нашим внешним долгом не заинтересовала. Масштаб махинации и в этом случае, повторю, существенно превышал выявленное Магнитским…

Значит, ничего необычного? Все разворовывание страны, как и прежде на потоке? Да, ничего необычного. Проворачивавшего одни масштабные махинации министра финансов Чубайса сменил предположительно (пишу так, потому что в Счетной палате уже не работаю и новых документов в руках не держал) проворачивающий новые дела его ученик Кудрин.

Что еще изменилось? Изменилось то, что бороться стало существенно сложнее – совсем не на что опереться, жизненно важных институтов по существу не стало. Не без гордости могу сказать, что в период Кармокова (тогдашнего председателя) и моей (в качестве заместителя председателя) работы в Счетной палате, несмотря на весь воистину чудовищный масштаб выявленных нами тогда и преданных огласке хищений и махинаций, осуществленных правительством и Центробанком, тем не менее, ни один наш сотрудник не пострадал, не был убит или, тем более, заморен в КПЗ. Но этого института в таком, действительно независимом и, уж простите, непреклонном виде, больше нет. А оскорбленным масштабом продолжающегося разграбления нашего государства мужественным одиночкам – таким как Магнитский (светлая ему память) – бороться, как показывает практика, чрезвычайно небезопасно. Даже если за ними в конкретной ситуации и оказывается даже вся мощь транснационального финансово-спекулятивного капитала…

И в заключение: Браудер в своем интервью дает весьма нелестное определение нашего нынешнего государства. Прямой вопрос: рискнул ли бы я в дискуссии против Браудера опровергнуть это его определение? Вряд ли. При том, что на публичную дискуссию пошел бы. И попытался бы в ее ходе показать, как такие как он – международные финансовые спекулянты, радостно покупавшие, в том числе, акции украденного у государства в ходе кредитно-залоговых аукционов, то есть, по существу, скупщики краденного (вся информация Счетной палаты, полагаю, ему была более чем доступна) – всей мощью мирового финансового капитала и стоящих за их спиной западных государств поддерживают самые преступные и самые антинациональные режимы в мире (включая ельцинский после переворота 1993 года) и, в конечном счете, ведут к смертям таких, как Магнитский, а также и еще миллионов и миллионов простых мало кому известных людей.

Хотя Браудер говорит, что теперь многое понял и ко многому отношение изменил. Может быть. Но если бы его из России не выкинули, прибылями от Газпрома и ЮКОСа с ним делились бы, а страна продолжала бы гнить потихоньку – тогда все было бы отлично?

Впрочем, основные претензии, конечно, не к Браудеру, а к нам самим – что мы позволили развести тут у нас для международных финансовых спекулянтов такую «малину».

А Браудеру теперь, если, как обещает, не остановится и как истинный предприниматель не захочет «монетизировать» появившиеся рычаги давления, – благодарность за то, что пытается отомстить убийцам Магнитского. Месть ведь, если для нее есть основания – тоже не худшее чувство. Правда, месть хороша, если ее культивировать и идти с ней до конца, и тогда Браудер, вроде как, наш союзник? Чуть ли не роль давно сдавшихся «вертикали» Счетной палаты и даже Парламента на себя берет? Но есть ли здесь место для наивности: разве мы не знаем, что никто и никогда за нас ничего не сделает, а международный финансово-спекулятивный капитал чрезвычайно профессионально убедителен и обаятелен, но, в конечном счете, более склонен все, что только возможно, «монетизировать»…
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 24.08.2011, 13:19
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Неужто это наша подлинная национальная идея?

http://www.stoletie.ru/poziciya/neuz...2011-08-08.htm

08.08.2011


Пишу эту статью в преддверии двадцатилетней годовщины путча 1991 года. То есть, конечно, до годовщины еще более десяти дней, и можно было бы об этом и не напоминать, но питерские СМИ уже стали просить интервью, а значит, в голове что-то из прошлого уже прокручивается, что-то вспоминается, вновь осмысливается. Что ж, наверное, вернемся к этому ближе к дате, через неделю. Сейчас же об одном из основных вопросов: ради чего все? Разумеется, не жизнь каждого человека в отдельности – это вопрос уж слишком философский. Но наша жизнь общая и наши совместные действия. Есть ли у России какая-то национальная идея, в соответствии с которой и надо было бы так или иначе реагировать, в том числе, и на события двадцатилетней давности? И через призму чего (господствующей идеи, системы ценностей) стоит рассматривать те или иные события, включая и уже исторические.

Есть ли такая идея у всей страны как единого целого, и, тем более, в чем она, вопрос спорный. Есть ли она у населения страны или у какой-то его значительной, если не подавляющей части? Ответ на вопрос - не за семью печатями и, что немаловажно, не только в столицах. И летний отпуск – возможность проехать по стране – вновь напоминает о некоторых распространенных реалиях. Но, прежде чем о них, об этих повсеместных реалиях, обратим внимание на два события, не прошедших мимо внимания общества.

Первое - недавние кровавые события в Норвегии, массовый расстрел каким-то маньяком безоружных людей, около сотни человек, собравшихся на какой-то семинар «за все хорошее». Перевернут ли эти события сознание и представления большинства о норме и о праве? Конечно, мило и приятно жить в отдельной цивилизованной стране, в которой вы прекрасно защищены от всяческих угроз – настолько, что вопрос о личном оружии для постоянной самообороны даже и не возникает. Но если мы понимаем, что живем в мире, где рядом с нами живут маньяки и просто идиоты, не говоря уже о том, что этот мир открыт и, значит, бесконтролен, допустимо ли так расслабляться? Представим себе, что маньяк напал бы не на группу участников семинара «за все хорошее», а, например, на туристов (или, тем более, охотников), готовых к отражению нападения хотя бы диких зверей, то есть, вооруженных – так легко расстреливать жертвы, как в компьютерной игре-стрелялке, ему бы не удалось. Аналогично, если бы проведение подобных мероприятий изначально требовало вооруженной охраны – тоже все стало бы не так просто. И вот когда опасность вырастает вдруг столь масштабно и зримо, неминуемо должны произойти какие-то изменения и в массовом сознании, должна произойти какая-то корректировка представлений о мире, а значит и об идейной основе совместной жизни людей. Абстрактно философствовать о смысле жизни и вообще о том, нужна ли она, хорошо, когда тебе ничто не угрожает. Когда же угрожает всерьез, просто хочется жить, а значит и весь идейный контекст должен быть как-то естественным образом скорректирован.

По какому пути пойдут норвежцы? Расширят ли они свободу владения оружием вплоть до превращения права на вооруженную самозащиту в обязанность (что технически и технологически проще)? Либо, напротив, ужесточат государственный в этом смысле патернализм, но с соответствующей обязанностью и ответственностью государства и властей за то, чтобы ни у кого никоим образом принципиально не могло возникнуть самой возможности прийти с оружием в место массового скопления людей (что, разумеется, сложнее и дороже, а также, в условиях повсеместной открытости, большой вопрос, может ли вообще быть принципиально осуществлено)? Предсказать не берусь. Но норвежское общество, есть основания полагать, средство защиты от повторения возможности подобных массовых убийств будет теперь искать и найти должно.

Второе событие - в нашей Сагре. Для тамошних жителей, надо понимать, произошедшего более чем достаточно для формулирования национальной идеи, как минимум, на данном историческом этапе. Были бы они отдельным народом, образующим самостоятельное государство, так наплевали бы немедленно на все европейские протоколы и сейчас же ввели бы у себя смертную казнь за распространение наркотиков. А также, что не менее важно, двойную или тройную смертную казнь (понятно, не реальную, а как образ жесткости и уже совершенной неотвратимости наказания), без права помилования и амнистии, для тех, кто, находясь при исполнении должностных обязанностей, каким-либо образом покрывал наркомафию. Или, как минимум, пожизненное заключение без права условно-досрочного снисхождения. И, разумеется, право на ношение законопослушными гражданами оружия и обязанность каждого гражданина с оружием в руках защищать закон и порядок. Всеобщее счастье сразу, разумеется, не наступило бы, могли бы быть и эксцессы и даже какие-то «перегибы». Но жизнь бы нормализовалась и, главное, оздоровилась бы – появилась бы перспектива нормальной жизни.

Но вот беда: они – не есть целый народ, образующий самостоятельное государство. Более того, они, на самом деле, толком, несмотря на все декларации, даже и не самоуправляемая единица: шерифа, вооруженного и имеющего право обезвреживать преступников и даже организовывать вооруженную самооборону силами вооруженных или вооружаемых им добровольцев - так и такого носителя законного права на насилие они избрать не вправе. Нашим гражданам такого властителя делегируют сверху – от высшей власти, действующей якобы от имени всего народа. А весь народ – не только страны, но даже и региона – воспринимает любые локальные события, включая события в Сагре, как частность, которая пока никоим образом не влечет за собой радикального изменения правил жизни, порядков в стране, условий для дальнейшего развития или же, напротив, для дальнейшей деградации…

Конечно, произошли бы события, подобные сагринским, одновременно по всей стране, да еще и в преддверие выборов, так, может быть, мы одновременно осознали бы суть проблемы и нашли бы ее решение. Более того, на основе осознания сути проблемы сама собой родилась бы и общенациональная идея, как минимум, для этого этапа жизни. Но вот беда: нарко- и прочая покрываемая властью мафия берется нас учить не всех одновременно, а по очереди. А в силу слабости, мозаичности сознания и отсутствия минимума общенациональной солидарности мы оказываемся не способны воспринимать локальные события как глобальные вызовы. И, как это ни парадоксально, относительные мелочи, типа техосмотра и страховки (конечно, тоже не мелочи, но как их сравнивать с карательным рейдом наркомафии на мирных граждан?), но затрагивающие всех или большинство, вызывают более живую и, главное, более длительную массовую реакцию, нежели события кровавые или же чудом и волей горстки смельчаков не ставшие кровавыми и трагическими для жителей Сагры.

Но, с другой стороны, неоднократно мне уже приходилось писать и говорить, что никоим образом нельзя разделять экстремальные проявления в нашей жизни и ее повсеместно встречаемую прозу. И, более того, нельзя разделять воров и убийц, даже всякого рода паразитов и убийц, во всяком случае, когда речь идет о воровстве и паразитировании по-крупному. Это всего лишь две стороны одной медали. А значит, вернемся и к прежде описывавшимся проблемам и нашим повсеместным реалиям.

Только написал я о проблеме техосмотра и страхования ответственности автовладельцев, как практика дала новую пищу для размышлений – к сожалению, как подтверждение моей прежней логики, а также и выход на новые обобщения. Но если в прошлой статье, еще до отпуска и перерыва в работе «Столетия», я рассматривал вопрос о ТО и страховании с точки зрения прав человека, то сейчас интересен и иной взгляд – как раз с точки зрения того, что принято называть «национальной идеей».

Так есть она или нет, но ее надо придумать, выработать? При этом как-то само собой разумеется, что национальная идея – это обязательно что-то хорошее, ведущее вперед, как минимум, позволяющее выжить. Выжить всей нации. Но, анализируя нашу действительность, невольно приходишь и к другой версии: «национальная идея» - вовсе не обязательно хорошее или даже позволяющее выжить всей нации, но всего лишь нечто, охватившее широкие слои или, как минимум, некую значительную дееспособную часть общества, позволяющее каждому выжить, может быть, обеспечить некоторое благополучие. При том, что к развитию и выживанию всей нации это может не иметь никакого отношения или даже прямо ему противоречить. Так есть ли у нас национальная идея, не в смысле высокого и прекрасного, но в смысле реально охватившего широкие слои общества? Похоже, есть. И что это, в чем суть идеи? В это не очень хочется верить, но в этом довольно легко убедиться на примерах.

Начнем издалека. Не с правителей и не с олигархов, но с массового сознания. Впрочем, воспитанного таковым ныне, разумеется, не без содействия тому властных политических и экономических верхов. Кем хотели быть молодые люди в советское время? Известно: космонавтами, учеными, инженерами, врачами, артистами и т.п. Кем захотели быть в переломные девяностые? Предпринимателями, банкирами. Кем хотят теперь? Известно – госчиновниками. И весьма массово не потому, что стремятся навести в стране порядок. Нет, но знают, что чиновник теперь имеет мало чем ограниченные возможности «стричь» всякий бизнес, да и простых граждан тоже. В этом смысле без преувеличения можно сказать, что у нас уже давно не профессия и квалификация, но именно место красит человека.

Но как же определить такое целеустремление значительной части общества, это столь выраженное стремление – оно к чему? Ответ известен – к паразитированию.

Альтернативой такому жизненному подходу нам целенаправленно и настойчиво представляют якобы более здоровые бизнес-устремления части молодежи: мол, не сидеть на государственном, не паразитировать, но создавать что-то самим и своим трудом. Что ж, похвально, если действительно создавать, а не паразитировать. Но что мы видим в реальности при столкновении с тем, что у нас называется «частным бизнесом»?

В очередной раз летом еду с семьей на машине к морю – и опять на автодороге «Дон» платный участок. Пока небольшой – те же пятьдесят километров, что и в прошлом году, за те же пятьдесят пять рублей. Но, что принципиально: во-первых, бесплатного объезда, в цивилизованном смысле этого понятия, то есть не за тридевять земель, так и нет, то есть платная дорога практически безальтернативная. И, во-вторых, готовятся новые участки и, как мы знаем, планируется перевод практически всей трассы на платную основу. То есть, что-либо новое созидать и именно на этой основе зарабатывать на конкурентном рынке всерьез никто не собирается. Сейчас по всей длине за государственный счет расширяется и улучшается практически старая советская дорога, которая затем поэтапно монополизируется – и далее на этом можно будет паразитировать.

Все уши нам уже прожужжали про инфраструктуру – обустройство сервиса на автодорогах. Казалось бы, земля вдоль трасс должна стоить не как в центре Москвы, и, соответственно, ничто не мешает настроить тысячи небольших автостоянок, мотелей и т.п. Соответственно, и цены должны были бы стать минимальными, например, как мой товарищ останавливался в Чехии в мотеле за 4 евро в сутки. Но ничего подобного мы не видим: можно ехать по федеральной трассе десятки километров и не встретить ни одной ночной автостоянки, а места в имеющихся «отелях и мотелях» не слишком отличаются от столичных цен. Там же, где автостоянки все-таки есть, цены на них явно неконкурентные. В результате по трассе мы наблюдаем следующую картину: среди ночи автомашины дорожно-патрульной службы останавливаются около машин, припаркованных на ночь в местах, где парковка отнюдь не запрещена, включают мигалки и звуковые сигналы и властно требуют проехать на платную автостоянку. Это уже не старые советские милиционеры, творившие произвол, вроде как, в силу наследия революционных традиций. Нет, это новенькие переаттестованные «полицейские» так пользуются своими правами и полномочиями, так понимают свой служебный долг. В доле ли эти ночные активисты ДПС с парковщиками или они просто так представляют себе наведение порядка на дорогах, нам доподлинно не известно, но предположения напрашиваются.

Кстати, с другой стороны, в защиту дорожных патрульных служб (чтобы не пинать зря тех, кого и так не пинает в СМИ только ленивый) должен сказать, что байки про страшных и ужасных гаишников на ростовских и кубанских дорогах, придирающихся и массово обирающих ни в чем не повинных водителей, на моем опыте в очередной раз никоим образом не подтвердились, хотя мой опыт узок – я, разумеется, ехал на легковой машине, а не на каком-нибудь грузовике с арбузами. Тем не менее: за скоростью явно следят и многих останавливают, но относится это, похоже, лишь к тем, кто превышает скорость нагло и существенно, а также к выезжающим на встречную полосу. За что им (гаишникам) в этом случае и искреннее спасибо. Поток же, идущий с общей скоростью порядка ста - ста десяти километров в час, пропускают беспрепятственно…

…В Туапсе нельзя было не обратить внимания на какие-то просто катастрофические очереди в Сбербанк - такой обновленный и «ребрендированный». Позднее выяснилось, что и в других банках ситуация близкая – стоять, чтобы провести элементарный платеж, приходится, буквально, часами. «Пользуйтесь курортами Краснодарского края»?

Старая песня – давно знакомый произвол сотовых операторов, но каждый раз внове - на новый лад. На этот раз с вновь купленной курортной сим-карты краснодарского МТС с нас вдруг списывают более ста рублей за какую-то прежнюю задолженность. При попытке выяснить, в чем дело и, главное, не собираются ли списывать еще, разъясняют, что в прошлом году на какой-то сим-карте у вас была абонентская плата (хотя мы покупали тарифы без абонентской платы) и с нее списали деньги, образовав «долг», который теперь покрыт… Будешь с этими институционализированными жуликами судиться из-за ста тридцати рублей? Разумеется, нет. На то и весь расчет…

Позже, уже в Петербурге, на вновь там купленные сим-карты того же МТС приходят радостные новости: «Мы вам дарим услугу …, первый месяц бесплатно, а затем автоматическое продление каждый месяц за пятьдесят рублей…». Теперь понятно, откуда вдруг берется «абонентская плата», неожиданно загоняющая в долг. А чтобы от этого «подарка» отказаться, надо еще приложить усилия: позвонить, заслушать всю их рекламу и прочую дурь, на слух воспринять команду «звездочка – сто одиннадцать – звездочка – 29 – решетка – вызов» и выполнить эту команду. Многим пенсионерам точно не по силам. На то опять и расчет…

Особого внимания заслуживает попытка продлить в Туапсе обязательную страховку (ОСАГО) на машину – моя в ближайшее время должна была закончиться и, в связи с некоторым изменением планов, получалось, что я могу не успеть вернуться в Москву.

Первая попытка была осуществлена в «Росгосстрахе». Но, вопреки всем уверениям, что страховщики наши взносы используют не только на выплаты по страховке, но и на создание единой по стране базы данных по всем страховым случаям (почему им и нужно все больше и больше денег), в использовании накопившихся скидок за безаварийную езду мне упорно отказывали. Несмотря на то, что ни я, ни машина, на которую нужно было подлить страховку, ни в одной аварии с самого момента введения ОСАГО не были. Но самое любопытное в данном случае оказалось не это. Убедить страховщиков перенести скидки с действующего полиса на новый мне в конце концов, вроде, удалось. Но зато они тут же потребовали от меня иную необоснованную мзду – оплатить «добровольное» дополнительное страхование. Когда же я, уже больше ради чисто спортивного интереса спросил об основаниях тому, мне предъявили копию приказа головного краснодарского начальства. Эту копию я поспешил сохранить для истории, так как приказ звучал воистину совершенно иезуитски. То есть в нем отнюдь не было сказано, что работников обязывают навязывать клиентам излишнюю «добровольную» услугу. Но было сказано, что имеют право осуществлять страхование без этой «добровольной» услуги только начальники определенного уровня (руководители подразделений), ближайший из которых, как мне тут же любезно разъяснили, располагается в трех с половиной сотнях километров от места действия – в Краснодаре…

В другой страховой компании – «Россия» - также отказались учитывать накопленный стаж безаварийной езды: якобы, для этого нужно специальное заверенное письмо из моей прежней страховой компании. Почему-то ни бланка действующей страховки со всеми скидками, ни моего письменного заявления о стаже безаварийной езды (а если бы обманул – было бы основание затем, в случае аварии, отказать в выплате страховки!) оказывается недостаточно. Правда, в отличие от «Росгосстраха», в «России» согласились оформить «транзитную» страховку на двадцать дней – в «Росгосстрахе» и это делать категорически отказывались, так как, якобы, по правилам страхования такая страховка положена исключительно лишь для перегона вновь купленных автомобилей…

Что здесь существенно с точки зрения того, что мы обсуждаем? Все эти люди, с которыми мне пришлось столкнуться, очно или заочно - не олигархи или госчиновники. Это - простые, вроде как «труженники» и «труженицы». Но все они, похоже, напрочь утеряли представление о сути понятия «работа». Они неплохо пристроились к заведомо паразитической системе, кто-то из них ее и конструирует и совершенствует. Чувствуют они себя в ней вполне уютно и абсолютно не склонны к мыслям о том, что все это абсолютно ненормально и противоестественно, что в нашей жизни надо что-то менять. Все отлично – мы-то устроились! Мы-то паразитируем и не бедствуем. Но что же тогда возмущаться, что кто-то другой паразитирует на нас? Ни малейших оснований.

Это ли не есть подлинная национальная идея? Не та, о которой лучшие умы и сердца мечтают, но та, что утвердилась фактически и властно диктует линию каждодневного поведения многим миллионам наших сограждан…
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 24.08.2011, 13:32
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Неромантические заметки к годовщине ГКЧП

http://www.stoletie.ru/poziciya/nero...2011-08-15.htm

15.08.2011


Вот он, похоже, и начинается новый глобальный экономический кризис – во всяком случае, именно так ныне происходящее нам представляют правители и деятели международных финансовых организаций. Но новый ли это кризис, или же это лишь слишком рано и безосновательно нам поспешили объявить о завершении предыдущего? Ответ очевиден, но понаблюдаем. А пока у нас уже третья годовщина грузино-осетинской войны 2008-го года, и плюс мы готовимся отмечать двадцатилетнюю годовщину странной попытки государственного переворота, предпринятой практически верхушкой руководства СССР в августе 1991 года.

Годовщину ГКЧП раскручивают как некоторую ностальгическую возможность вспомнить о временах романтического противостояния «новой России» чему-то прежнему, последним «судорогам мрачного тоталитаризма». И корреспонденты, обращающиеся в эти дни за интервью, обязательно спрашивают что-нибудь вроде: «Действительно ли ГКЧП был последней каплей, переполнившей чашу и подписавшей приговор СССР?»…

Капля или не капля, но кто-то же ведь ее «капнул»? Кто?

И тогда, два десятка лет назад, с самого первого момента меня не оставляло ощущение какой-то ненастоящести, бутафории этого «переворота». И действительно: ведь расстановка сил на Съезде народных депутатов СССР и в Верховном Совете СССР была такова, что заявись участники переворота со всем тем же на Съезд, дружно предложи сместить Горбачева и поставить кого-то иного, и большинство Съезда, тем более, поняв, что прежний начальник более уже не всесилен, тут же так же дружно их поддержало бы. И вот, пожалуйста, это был бы уже не антиконституционный переворот, а законная смена главы государства, исполнительной власти и курса, а также вполне законное введение чрезвычайного положения, если, конечно, оно было нужно и могло на что-то повлиять. И никакое «Лебединое озеро» уже не требовалось бы. Да и противостояние с российским Верховным Советом в этом случае явно уже не могло бы принять столь жесткий характер.

Решало ли бы это вообще какие-то проблемы на глазах разваливавшейся страны? Сомневаюсь. Для этого ведь нужен был не просто тот или иной вариант сценария взятия власти, но какая-то идея, концепция дальнейшего пути и стратегия развития, чего, похоже, у «гекачепистов» не было. А, может быть, и было, но они не сумели этого до нас донести?

В целом же, налицо сочетание нескольких факторов, не позволявшее тогда и не позволяющее теперь, по прошествии времени, относиться к этому «перевороту» как к настоящему.

Во-первых, повторю, странноват был выбранный метод действия, явно не соответствовавший ситуации и возможностям. Зачем было биться головой об стену, если можно было просто войти в открытую дверь и получить полную поддержку большинства Съезда? Тем более, что по косвенным признакам было понятно, что председатель Верховного Совета Лукьянов, если не соучаствовал, то, как минимум, симпатизировал путчистам. И именно его материал озвучивался и публиковался в дни путча как одно из обоснований его необходимости. Так тогда, тем более, срочно созовите Съезд и получите полное одобрение и поддержку, напомню, тогда высшего конституционного органа власти страны, как говаривал Горбачев, «имевшего право принять любое решение»…

Во-вторых, странноватые были выбраны фигуры – явно никогда не отличавшиеся особой самостоятельностью и, тем более, склонностью к авантюрам. Среди этих людей, было совершенно очевидно, не оказалось ни одного явного внятного лидера, способного хотя бы попытаться повести за собой. Но, не имея лидера, как делать переворот? Это ведь не я сейчас такой постфактум умный – эти люди тогда были и жизненно, и организационно, и, уж извините, аппаратно-бюрократически не глупее меня нынешнего. И не могли не понимать, что без лидера никакого переворота им не сделать…

Наконец, в-третьих, как известно, незаконное взятие власти и излишне деликатный гуманизм не очень-то дружат. Как говорят, не стоит хватать тигра за хвост, но уж если схватил – не отпускай. Так и здесь: уж если власть незаконно (хотя и полагая, что «во спасение») взяли, так уже нельзя было проявлять нерешительность (если действительно верите, что «во спасение» страны) и ее отпускать. Но решимости проявлено тоже не было, что в такой ситуации, согласитесь, странно.

Кстати, в случае подобной решительности путчистов, весьма вероятно, и мне лично весьма и весьма не поздоровилось бы: позже, уже в сентябре, ко мне приезжал опрашивать меня следователь – в связи с тем, что, как он мне сказал, я был в списках на «интернирование» и, соответственно, следователя интересовало, применялись ли ко мне в дни путча какие-либо меры…

И четвертое, субъективное: настораживал некоторый «героизм» и даже чуть ли не самоотверженность, вдруг проявленные в те дни людьми, которых в подлинном героизме и, тем более, самоотверженности, ни до того, ни после того заподозрить я никак не мог...

Таким образом, история с этим путчем остается подозрительной и темной. И вот вопрос: казалось бы, для самого начала девяностых годов это – самая героическая страница новейшей истории страны. По степени драматизма разве можно ее даже сравнивать с принятием годом ранее декларации о независимости России? И по всем законам жанра революционного мифотворчества именно историю противостояния путчу и полагалось бы возвести сразу же в ранг чуть ли ни библейской истории. Тем более, что все основные герои – были непосредственно при власти. Но почему-то этого не сделали – почему? Не потому ли, что те, кто принимал стратегические решения, знали о каких-то закулисных сторонах истории с этим путчем и не хотели строить новую мифологию на уж слишком жидком основании?

И немного личных воспоминаний. Так случилось, что прямо перед самым путчем мы с друзьями ездили корчевать деревья в садоводстве на участке под Выборгом, который тогда дали моей теще на питерском предприятии. Отсутствие достаточного опыта, грубое нарушение техники безопасности - и вот я уже с пробитой топором дырой в сапоге, откуда хлещет кровь. И на все это смотрит моя беременная тогда жена: корчевать деревья на участке – это же была такая легкая и приятная прогулка на природу… Приезжаем в Выборг, а там – новости «многоукладной экономики»: к врачу огромная очередь, но есть и очередь другая, в другую дверь, короткая, но платная. Деваться некуда – платим деньги и через другую дверь попадаем… к тому же врачу… В общем, в конце концов зашили, перевязали, но ГКЧП, как читатель уже может догадаться, я встретил в Петербурге на костылях.

Раннее утро 19 августа 1991 года: наперебой звонят друзья и знакомые, некоторые предлагают меня где-то у себя надежно спрятать. Что ж, не потребовалось, но за добрые чувства до сих пор благодарен. А кто-то один, уже, к сожалению, запамятовал, кто именно, проявил практичность: мол, сопротивляться или сдаваться – дело твое, но имей в виду – швы лучше снять, так как в тюрьме могут и загнить. В результате первым делом едем к знакомым в больницу досрочно снимать швы, а уже затем – в Ленсовет. На костылях, как (мы тогда шутили) чуть ли не герой, уже пострадавший в каких-то неизвестных боях…

Конечно, всех, кто сейчас обращается за комментариями и воспоминаниями, интересует момент противостояния: многолюдный митинг на Дворцовой площади, затем митинги у Ленсовета и т.п. Да, все это было, но должен признать, что и тогда у меня было несколько двойственное чувство по отношению к происходившему. Что-то вроде «своего среди чужих» и «чужого среди своих». Когда ГКЧП только озвучил свои лозунги, моя первая реакция было простой: доигрались. Потому что буквально перед самым-самым путчем мне пришлось выступать на каком-то «демократическом» собрании и говорить о необходимости принятия на себя движением ответственности за действия тех, кто под «демократические» лозунги сейчас повсеместно приходит к власти, в том числе, на районном уровне. Дальше же повсеместно начиналась, буквально, вакханалия: «демократические» избранники объединяли в одних руках законодательные и исполнительные функции и начинали лихо и бесконтрольно распоряжаться бюджетом и недвижимостью (это еще, кстати, в СССР, до всякой официальной масштабной российской приватизации). Но понимания среди «единомышленников», к сожалению, в очередной раз не нашел…

Но, другое дело, что представляя себе, как минимум, некоторых из лидеров путча, включая ныне уже покойного тогдашнего вице-президента СССР Янаева, я, конечно, никак не мог рассчитывать на то, что именно эти люди сейчас, пусть и взявшие власть противозаконно, но, наконец, возьмутся и станут действительно наводить в стране порядок…

…Три ночи мы провели в Ленсовете: участвовали в каких-то совещаниях, что-то делали, решали. В основном из памяти уже все выветрилось, может быть, потому, что особо важным и героическим этот период своей жизни позднее я никогда не считал. Напротив, полагал, равно, впрочем, как и сейчас, что мы оказались невольными участниками чьего-то чужого спектакля, подлинный смысл которого был от нас скрыт. И, очевидно, те сотни тысяч человек, что пришли двадцать лет назад 19 августа на Дворцовую площадь в Питере, а также затем ночами дежурили, заполняя всю площадь у Мариинского дворца, равно как и те, кто защищал в Москве «Белый дом» (тогда это был и парламент России, и место расположения органов исполнительной власти) боролись таким образом и были готовы даже и к самопожертвованию отнюдь не ради того, что в России затем стали строить – не ради такой «новой России».

И еще два штриха. Когда позже, на волне победной эйфории, все стали рассказывать о своих впечатлениях, резануло повествование известного тележурналиста Александра Любимова: он восторженно рассказывал о том, какие разные люди и разными способами защищали «Белый дом», в частности (с восторгом): «Приезжали какие-то бандиты – тоже денег давали…». Казалось бы, здесь должен был включиться красный свет: стоп, если бандиты дают деньги – может быть, я что-то не то делаю?

И второй: позже, когда я был уже начальником контрольного управления президента, ко мне регулярно присылали каких-то странных людей, «награжденных дарственными часами президента за оборону Белого дома» или вроде того - и их обязательно надо было взять заместителями начальника или, как минимум, на какую-то серьезную должность. Но люди, как я уже сказал, были, как правило, странноватые – кто только не примазывается к победам? И, слава богу, особого давления в этой части на меня не было – ни одного не взял, а к людям, особо кичащимся своими заслугами в деле «обороны Белого дома» у меня тогда возникло стойкое недоверие. Понятно, что среди реальных защитников было, наверное, абсолютное большинство людей искренних, но им, подозреваю, никаких «дарственных часов» не досталось. Да многие, наверное, затем уже и не взяли бы, а взявши – вернули бы…
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 08.10.2011, 00:42
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию А кому на Руси голосовать легко?

http://www.stoletie.ru/poziciya/a_ko...2011-09-26.htm
26.09.2011


Ну, вот, наконец, все окончательно прояснилось. Высший в государстве пост нынешний руководитель государства занимал сугубо временно, о чем, как нам и подтвердили вновь (об этом, разумеется, просто невозможно было не догадываться), были изначальные договоренности. А как же вся эта видимость борьбы, мол, в зависимости от одного, другого, третьего? Встречный вопрос: а вы бы на месте первого и основного из двоих в «тандеме» отказали бы себе в удовольствии посмотреть, кто и как себя поведет в ситуации выбора, кто засуетится, а кто и категорически «принципиально» переметнется? Это, что называется, было за чем понаблюдать не без искреннего любопытства.

Теперь давайте соотнесем: что мы, с озвученным нам только что принципиальным решением в «тандеме» (о котором, повторю, как нам пояснили, были и изначальные договоренности еще в 2007 году), потеряли, а что приобрели?

Потеряли мы то, что называется «полем для политического маневра».

При этом о тех, кому более симпатичен Медведев или же, напротив, Путин, говорить не будем: зачем им какой-то там маневр, если у них была возможность положительно направленного действия – проголосовать за более импонирующего руководителя. И они ничего не потеряли – возможность проголосовать и за одного, и за другого у них осталась: и на выборах думских, и затем на президентских. А вот тем, чей выбор более диктовался негативными соображениями или эмоциями неприятием того или иного лица, его действий и риторики, этим последним стало сложнее.

Ранее, не принимая напыщенность, легковесность и уж совсем откровенно прозападно заискивающий политический и экономический курс одного, они, хотя бы теоретически, имели возможность выбрать другого – как будто, с хотя бы в какой-то степени альтернативным курсом и, как минимум, все-таки, несколько иной риторикой. Или, наоборот, усматривая главную опасность для себя и страны в «диктатуре силовиков», они могли тешить себя иллюзиями о нацеленности нынешнего формально руководителя государства на некое декларируемое им торжество законности и демократических ценностей. И что теперь? Теперь этим сторонникам выбора «наименьшего из зол», ну, просто категорически некуда податься.

Но в еще большей степени пострадали и тоже лишились маневра те, кто даже и из негативных соображений и мотивов не собирался отдавать свой голос ни одной, ни другой из половинок «тандема». Но в чем же они пострадали? Казалось бы, лишь приобрели: теперь не нужно с пеной у рта доказывать оппонентам, что между двумя «головами тандема» особой разницы нет, что это одно и то же (что и сами «головы тандема» постоянно заявляли, но им упорно не верили). Теперь нет выбора между Медведевым и Путиным, теперь выбор возможен только между ними обоими, с одной стороны, и кем-либо еще, со стороны другой. Казалось бы, это ситуацию упрощает и проясняет?

Верно, но важнее другое: изначальные противники обеих «голов тандема» лишились даже теоретического шанса на то, что на конкурентном поле, на котором окажутся одновременно две более или менее сопоставимые по административно-бюрократическому влиянию силы, могут возникнуть хотя бы на какое-то время правила игры, сколько-нибудь приближенные к равным том числе, в части подведения итогов голосования. Но нет – отдаем себе отчет в том, что такого «раздрая», который хотя бы теоретически мог бы привести к возникновению действительно общеобязательных норм и правил публичной конкурентной борьбы, нынешняя российская власть не допустила.

Что мы потеряли еще?

Между делом, о чем мало кто опечален, потеряли целую партию – некоторый прямо-таки «мегапроект», на который второпях и надежде на то, что соревнование как будто действительно всерьез, вытащили аж целого настоящего олигарха. Последний, скорее всего, тоже не сильно опечален: зачем ему все эти явные глупости, раскручивание на уличных плакатах культа физиономии (термин «культ личности» здесь, согласитесь, очевидно, неуместен), выступления почти на равных на всяких шоу с какими-то, уж извините, голодранцами, чуть ли ни на троллейбусе приезжающими на телепередачу. А затем и насмешки над ним – таким ранее презентовавшимся как не просто сверхуспешный, а такой успешный именно потому, что безусловно, компетентный, солидный и серьезный «трудоголик»… Одно дело – пока ты «Гудвин великий и ужасный», просто чудо, какой успешный. И совсем другое дело – когда у всех появляется возможность к тебе присмотреться и убедиться в том, что и этот «король» - так же совершенно голый. Вот уж, действительно, если бы у нашего олигархата была бы какая-то корпоративная этика и солидарность, то за такие проделки, точнее, подставы всего «сообщества» - столь публичное снятие всякого «макияжа», коллеги Прохорова должны были бы его, скажем мягко, невзлюбить.

Вообще, судьба и метод действия этих «правых сил» - прямо-таки истинный индикатор обычаев и нравов нашего времени. В частности, столько нам, уж извините, «звенели» про всякие «кредитные истории», которые якобы должны быть абсолютно у всех и которые якобы и есть самая-самая важная и истинная репутация каждого нашего гражданина. Оставим в стороне вопрос о том, что репутацию каждому из нас по этой логике надо зарабатывать не перед согражданами, а исключительно перед ростовщиками. Но, по такой логике, наверное, должна быть не менее важна и «кредитная история»… целой политической партии? Тем не менее, мы видим, что главный метод самосовершенствования у этой разновидности политических сил – регулярная перелицовка, причем, со сменой не только лозунгов, но также и фамилии, имени и отчества и даже чуть ли ни внешности и пола… Согласитесь, весьма показательно.

Хотя, как показали последние новости вечера понедельника, когда я пишу эту статью, для правых как публичной политической силы (в отличие от правых как силы мафиозно-бюрократической, которые своих позиций в нашей стране в последние два десятилетия ни на минуту не теряли) еще не все закончено и потеряно: президент уволил вице-премьера, «лучшего министра финансов» Кудрина, которого несколько ранее приглашали возглавить «Правое дело». Так что же теперь – ожидать его срочного воцарения в лидеры «правых»? Правда, зачем? Ведь эти «правые», если у кого голоса и пытаются отнять, то исключительно у правящей же партии, что интересам нашего правящего олигархата, по большому счету, никак не соответствует – набор мер и действий против «Справедливой России», так же отнимавшей голоса у правящей партии, у всех на глазах.

Но, с другой стороны, ведь от совокупности обстоятельств, связанных с окончательным «замирением» в «тандеме», теряет нечто существенное и правящая партия, а, значит, и опирающаяся на нее высшая власть. Как минимум, надежды и возможность оказаться в некотором политическом «центре». Пока был недвусмысленно курируемый Кремлем «правый» проект и надежды на то, что его удастся раскрутить до уровня прохождения в Думу, был и для этой партии уже давно вожделенный шанс представиться, наконец, не крайне правой силой, отстаивающей интересы, прежде всего, богатых и самых богатых, но силой «центристской», отстаивающей, в том числе, интересы большинства населения перед лицом правоолигархической угрозы. Но на этот раз не суждено. И не страшно: раньше же без этого обходились? В том смысле, что раньше же удавалось представать в образе защитника населения при… полном отсутствии всерьез даже и на горизонте какого-либо еще более правоолигархического соперника и противника… Теперь же, да еще и во главе с фигурой «лучшего министра финансов», недовольного объемом наших оборонных расходов и искренне считающего, что нет на Земле лучше места об этом заявить, чем США, может быть, эту страшилку успеют реанимировать?

Плюс, похоже, мы теряем еще одну выше уже мною упомянутую партию – имею в виду «Справедливую Россию», в составе которой на прошлых выборах в 2007 году я даже предпринимал попытку баллотироваться в Думу. И все бы ничего – вроде, по социально-экономическим вопросам думской фракцией партии были заняты достаточно адекватные и последовательно отстаивавшиеся позиции, а на ряде региональных выборов были даже и заметные успехи. Но, одновременно – публичная ставка на Медведева – на фигуру явно не самостоятельную, как-то уж очень прозападно ориентированную и плюс – из последних «свершений» - все норовившую окончательно публично закрыть наш авиапром (который, впрочем, и без его усилий и ранее уничтожали более чем успешно, но просто менее публично и откровенно). И вот теперь давайте попробуем ответить себе на вопрос: изгнание лидера партии Сергея Миронова из Совета Федерации стало ли следствием лишь жесткой критики с его стороны питерского бывшего губернатора Матвиенко? Или же этот конфликт лишь прикрыл другое - скажем так: ошибочную ставку не на того, кто реально «в силе»? Не ошибся бы в главной ставке – мог бы и далее критиковать Матвиенко столько, сколько душе угодно?

При этом я, разумеется, далек от того, чтобы предрекать «Справедливой России» отсутствие какой-либо поддержки на предстоящих выборах. Напротив, общее недовольство людей ситуацией, насколько можно наблюдать, нарастает, и плюс к тому выбор у людей так узок, что всякая, хотя бы немного более левая альтернатива нынешней партии власти вполне объективно может рассчитывать на ту или иную степень успеха. Но выше мы уже говорили о том, что мы потеряли – надежду на некоторую публичную конкуренцию в «высших эшелонах» и, соответственно, на вынужденное при этом снижение уровня и масштаба фальсификаций. Удастся ли «Справедливой России», создававшейся изначально не как жесткая и «непримиримая», оппозиция власти, а как оппозиция «мягкая», лишь по ограниченному кругу социально-экономических вопросов, и формировавшейся из соответствующего «умеренного» контингента, прорваться в Думу и в этих условиях? Большой вопрос. Крысы, включая и одного из изначальных основателей, с корабля этой партии побежали (разумеется, в направлении правящей партии) уже давно, и не факт, что они там уже закончились…

И весьма показательно решение о том, что именно нынешний президент возглавит правящую партию на выборах. Ведь в последнее время «СР» представлялась как, вроде бы, сравнительно левая оппозиция правящей партии, но, как будто бы, одновременно, поддерживавшая «президента-модернизатора» и ориентировавшаяся именно на него. Но теперь больше нет отдельно президента и отдельно правящей партии – они вместе, едины и неразделимы. И что делать?

Впрочем, почти такой же разворот мы уже проходили четыре года назад: тогда тоже сначала предполагалось и декларировалось, что тогдашний президент будет «над схваткой», и тогда лидеры «СР» тоже декларировали, что они против партии власти, но поддерживают президента. Что-то вроде «оппозиции Его Величества». И вдруг, уже в ходе кампании, когда ничего уже изменить было невозможно, президент тогда объявил о своем единении с правящей партией. И как быть одновременно в оппозиции к партии и поддерживать ее лидера? Казалось, из этой ситуации они выпутались в дальнейшем - с ориентацией на Медведева? Но нет, - говорят им теперь, - будете опять стартовать из крайне неудобной, скажем так, позы…

Правда, при достаточной решительности, иногда бывает и так, что где теряешь, там и найдешь. Хватит, в связи с вышеописанной «рокировкой», у лидеров «СР» решимости окончательно прекратить всякие реверансы перед властью то в одном, то в другом обличии и выступить настоящей оппозицией – они станут более понятны и, не исключено, получат бОльшую поддержку избирателей. Но, одновременно, в рамках нынешних реалий, и более жесткий отпор со стороны всей нынешней недвусмысленно восстановленной «вертикали», что, повторю, вероятно, будет чрезвычайно существенным при подсчете голосов и подведении итогов.

При этом, продолжать игру в лояльность отдельно от правящей партии «президенту-модернизатору», после оглашения плана возвращения Путина, стало уже и прагматически совершенно бессмысленным. Но и извернуться так, чтобы вернуться к лояльности лично «ортодоксу» Путину («ортодоксу» – по сравнению с «модернизатором» Медведевым), который теперь, вроде, правящую партию на выборах прямо не возглавляет, тем не менее, согласитесь, нелегко, во всяком случае, так, чтобы не потерять лицо…

И вот, что еще существенно применительно к «СР»: присмотритесь к тактике - и вы, не исключено, разгадаете стратегию. Сопоставление списков «СР» на предстоящих выборах федеральных и питерских региональных, на первый взгляд, ставит вопросы, на которые трудно найти ответ. Такое ощущение, в частности, что первая тройка на выборах питерских готовилась тщательнее и в большей степени в расчете на реальный успех, нежели первая же тройка на выборах думских.

Сами посудите: в первой тройке федерального списка появилось имя Левичева – человека, может быть, и неглупого, и квалифицированного, но, насколько я могу судить, совершенно не имеющего самостоятельной притягательности для избирателя. В то время, как та же, например, Светлана Горячева, четыре года назад выступавшая в первой тройке этого списка, достаточно давно и широко известна и могла бы подтянуть какое-то количество реальных голосов избирателей. Зато первая «тройка» на выборах в Законодательное Собрание Петербурга во главе с лидером партии на федеральном уровне и еще двоими весьма популярными в регионе фигурами выглядит вполне убедительно. Но готовность федерального руководства дружно баллотироваться в региональное законодательное собрание - не признак ли это желания подстраховаться на случай не прохождения в общефедеральную Думу? И тогда, при том, что в Питере у «СР», наверное, неплохие шансы, речь, судя по такой тактике, действительно, может идти о вероятной (по представлению самих лидеров партии) потере «СР» статуса партии, представленной в федеральной Государственной Думе…

А вот применительно к коммунистам с решением «тандема» почти ничего не меняется – они явно ничего не теряют. Они, как раз, в числе тех вышеописанных, кто лишь приобретает: мы же говорили, что это одно и то же – теперь сами все видите… Плюс, если партии власти, которую «СР» изрядно критиковала, удастся теперь представить своих оппонентов как силу мятущуюся и непоследовательную, а может быть, и вообще «не настоящую», то кто выиграет? Сама партия власти и коммунисты –избирателю вообще окажется более или менее осмысленно податься больше не к кому.

И, конечно, нельзя обойти стороной вопрос о взятии властью на вооружение тех или иных политических лозунгов своих противников, что, в некоторой степени, даже и стало сенсацией съезда правящей партии. Сразу оговорю, что вопрос «авторского права» здесь не обсуждается. Применительно к общественно значимым идеям и лозунгам важно, чтобы они, в конце концов, охватывали массы и фактически реализовывались. И вот, к числу таковых важных лозунгов, перехваченных сейчас, буквально, на лету, стоит отнести вопрос о том, что «богатые должны платить налогов больше, чем средний класс».

Повторю, не в авторстве левых сил, давно настаивавших на этой идее, дело. Главное - чтобы это реализовывалось. Но не менее важно и то, какое подлинное содержание вкладывается в лозунг и как на деле планируется его реализовать. А вот здесь, к сожалению, весьма и весьма есть, о чем спорить.

Заявлено, что эта повышенная налоговая нагрузка на богатых будет осуществляться не через обложение сверхдоходов, но через механизмы налогообложения недвижимости, имущества и потребления. Казалось бы, ну и ладно, нюансы, но в целом-то - наконец-то! Но, с другой стороны, а цель-то у нас какая? Чтобы богатые у нас не жили, у нас не строили и иные материальные блага у нас не потребляли, а предпочитали делать все это за границей? Такая у нас цель? Чтобы выкачивали ресурсы у нас, а расходовали их за рубежом?

Вообще, давайте зададимся вопросом: наша страна – исключительна чем? Возможностями жить комфортно в лучшем на Земле климате, с лучшим доступом к транспортной и иной инфраструктуре и лучшим сервисом (в широком смысле), за доступ к которому сражаются все толстосумы мира? Или же возможностями заработать на эксплуатации не возобновляемых природных ресурсов, на транзитном потенциале, а также на вполне сознательно оставленных многочисленных дырах в законодательстве и правоприменительной практике, позволяющих выкачивать из страны и из ее населения разнообразные ресурсы через всякие финансовые махинации, включая, кстати, и вполне законные, отчего, по своей сути, они не перестают быть именно махинациями? Очевидно – вторым. Так что же тогда браться не за главное, но за весьма и весьма для нас второстепенное?

Почему брать надо повышенный налог не с тех, кто заработал сверхприбыли здесь? Причем, заработал здесь не потому, что таков был его свободный выбор, но потому, что больше нигде в мире он эти сверхприбыли не получит. И зачем даже пытаться брать повышенный налог с тех, у кого есть неограниченный выбор: купить у нас и плюс заплатить нам повышенный налог или же купить не у нас и без этого повышенного налога? С таким же успехом можно облагать повышенным налогом всех, кто постоянно швартует свои суперяхты напротив какого-нибудь кирпичного завода, а также тех, кто паркует «феррари» и «мазератти» около своих хрущевок – нет такого явления в природе.

Соответственно, и, в условиях открытости границ и свободного выбора хоть по всему миру места потребления заработанных благ (а у тех, кто потребляет роскошь, в отличие от большинства населения, согласитесь, есть, действительно, практически неограниченный выбор места потребления благ), повышенное (если речь идет о существенном повышении, а не «для галочки») налогообложение немедленно приведет лишь к одному – к тому, что еще больше заработанных ЗДЕСЬ денег будут расходоваться НЕ ЗДЕСЬ, а там, за рубежом. И разве это хотя бы в какой-нибудь степени имеет отношение к решению нашей проблемы социальной несправедливости, к социально ориентированному перераспределению благ?

Специально оговорю: разумеется, я никак не против дополнительного существенного налогообложения сверхдорогих и шикарных автомобилей, личных особняков и супервилл, поместий в десятки гектаров и т.п. Но это никак не может быть главным механизмом социального перераспределения – поместья на «Лазурном берегу», яхты под иностранными флагами и личные самолеты, ожидающие хозяина в ангарах, окруженных вечнозелеными полями Британии, вы таким образом налогом не обложите. То есть, такие предлагаемые меры тоже могут быть вполне уместны, но не самостоятельно, а лишь как дополнение к обязательному прогрессивному налогообложению доходов и, особенно, сверхдоходов, полученных, специально обращаю внимание, не все равно где и от чего, а именно полученных от деятельности на территории России или от продажи за рубеж российских природных ресурсов.

Кстати, уже пошла информация о первых предлагаемых в развитие заявленной идеи мерах – обложить дополнительными налогами «ювелирку». Так этой нашей «ювелиркой» на деле пользуются отнюдь не богатые и, тем более, сверхбогатые – они все купят в каких-нибудь эксклюзивных салонах в Лондоне, а что попроще - в Эмиратах и т.п., в специально созданных зонах низкого налогообложения на золото. А кто пользуется нашей «ювелиркой»? Да тот самый «средний класс», который, вроде как, должен бы платить налогов меньше, чем богачи…

Таким образом, надо твердо понимать, что те, кто получает сверхприбыли у нас, на трудах наших отцов и дедов, во-первых, вовсе не потребляют, не могут употребить сразу столько, сколько получают прибылей. И, во-вторых, львиную долю своего потребления реализуют за рубежами нашей страны – там, куда наши законы и «благодушные» инициативы никак не дотягиваются.

Но, может быть, лиха беда начало - все же признали необходимость более масштабного налогообложения богатых и свербогатых? А там, глядишь, добьемся и понимания того, что эту идею нельзя подобным образом и подобными предложениями дискредитировать?

И последнее - возвращаясь к теме наших потерь и приобретений в связи с заявлением о баллотировании на высший государственный пост в будущем году от нынешней власти и правящей партии снова Путина: есть все-таки нечто, что, хотя бы чуть-чуть, а душу греет. Мелочь, а дающая на будущее хоть какую-то надежду. Я имею в виду беспрецедентно наглые заявления вице-президента США в период его последнего посещения нашей страны о том, что «он высказал пожелание», чтобы далее правил Медведев, а не Путин. Согласитесь, на таком фоне, будь принято решение о том, чтобы далее и вправду правил Медведев, какие бы объективные обоснования тому ни звучали бы, какие бы самые чистые и светлые идеи под это ни подводились бы, но от ощущения, что все дело на самом деле в решении заокеанских хозяев, нам было бы уже никуда не уйти.

Правда, и сейчас, при таком раскладе, что там на самом деле решали заокеанские «властелины мира», мы не знаем. Но остается хотя бы какой-то шанс…

И, подводя итог: меня тут многократно комментаторы спрашивали, что делать на выборах, участвовать ли, голосовать ли и за кого? Что ж, это интересный предмет для обсуждения – в какой-нибудь из следующих статей, ближе к выборам.

Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 08.10.2011, 00:47
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Инициативы в шутку и всерьез

http://www.stoletie.ru/poziciya/inic...2011-10-03.htm

03.10.2011

В канун очередной годовщины кровавой развязки государственного переворота, совершенного Ельциным и его командой осенью 1993 года, нынешний президент пообещал нам… честные выборы. Вряд ли стоит обсуждать всерьез, будет ли выполнено обещание. Но стоит все-таки вспомнить, что это – честные выборы - вообще такое. И плюс из свежих новостей обратим внимание на одну – на новые планы нашего Минтранса. На все нарастающие в стране катастрофы с человеческими жертвами ответ найден, согласимся, остроумный (примерно как ответ про киевского дядьку на вопрос о бузине в огороде) – сократить в десять раз количество придорожных бензоколонок. Наивный вопрос: вот это у нас одно обещанное (типа «честных выборов») с другим – столь радикальным пресечением конкуренции на потребительском рынке – хоть как-то совместимо?

Итак, «честные выборы». Но что это вообще такое?

Первое – это честное представление имеющейся совокупности множества альтернатив. Например, оттолкнемся от одного нюансика недавнего увольнения министра финансов и ответственного за экономический блок деятельности правительства. Уволили шумно и эффектно, но вот странность – от поста председателя Национального банковского совета при этом не освободили. Это что же у нас – настоящих «профессионалов» не хватает? Некому больше определять стратегию развития финансово-банковской системы? Некому осуществлять стратегическое планирование деятельности Центрального банка и контроль за его успехами? А приобщенные к верхам наблюдатели уже прогнозируют и дальнейшее кадровое продвижение этого «лучшего в мире» птенца чубайсовского гнезда – прочат ему пост председателя Центробанка.

Казалось бы, здесь и заложена альтернатива, и не только личностная: достаточно напомнить, что в нашей стране Центробанк отвечает исключительно за денежную эмиссию и устойчивость рубля. При этом, что под последним понимать – знают только те, кому и надлежит отвечать: ни за нынешнее резкое (хотя и не радикальное по масштабу) падение рубля, ни за «плавную девальвацию» осени 2008 года, ни, наконец, за дефолт и пятикратную мгновенную девальвацию 1998 года так и не ответил никто. Пересаживание из кресел председателя ЦБ, премьера и министра финансов в кресла руководителей госкорпораций и полугосбанков, полагаю, вряд ли мы можем считать ответственностью? А, для сравнения, в США Федеральная резервная система и ее руководство отвечают совсем за другое – за создание наилучших условий для развития национальной экономики. Задайтесь системой критериев этого развития (в США одним из таких критериев признаются, в частности, полноценно оплачиваемые рабочие места), и вы получите возможность оценивать результаты деятельности конкретных руководителей.

Далее, понятно, что не все так просто – быстро оценить можно лишь сиюминутные результаты, не понимая, зачастую, и не осознавая близящиеся результаты долгосрочные. Тем не менее, если искать не идеальное, но хотя бы сколько-нибудь лучшее, чем имеющееся, радикальное изменение хотя бы самой цели деятельности нашего Центробанка – переориентирование его на создание условий для высокотехнологичного развития - это ведь уже реальная альтернатива? Но такой альтернативы нам не представляют. Как будто ее просто вообще нет. Может быть, действительно, нет? Может быть, в стране и впрямь попросту нет сил, нацеленных не на мифическое «нано», но на подлинное развитие?

Второе. Представление альтернатив – это не централизованный сбор предложений в какую-нибудь очередную программу «2020», с последующим их рецензированием и, естественно, блокированием изначально заведомыми сторонниками лишь одного варианта. Представление альтернатив – это предоставление возможности альтернативам самозаявиться, независимо от мнения носителей господствующей идеи. Что ж, пожалуйста, тот же нынешний временный президент неоднократно заявлял, что подлинную свободу СМИ он видит в Интернете, где, к слову сказать, и мы с вами, уважаемый читатель, сейчас общаемся. Но тут же приходится признать, что между представлением идейных альтернатив и предоставлением возможности реального выбора между ними в ходе выборов в органы государственной власти – есть принципиальная разница.

Парадокс: идеи Глазьева, Ивашова, Хазина, Старикова, Делягина, могу также надеяться, что и я приложил к этому идейному контексту свою руку, а также в немалой степени идеи Проханова и Кургиняна (во всяком случае, можно вычленить нечто общее, объединяющее) - уже в значительной степени овладели умами немалой части населения. Причем, зачастую, и без привязки к изначальным носителям и пропагандистам этих идей – как нечто естественное и само собой разумеющееся. Но создание политической силы, твердо стоящей на этой идейной платформе и имеющей возможность предложить себя избирателю, представляется совершенно невозможным и нереализуемым. Почему же так?

Третье. Понятие «политическая система» отнюдь не исчерпывается вопросом о формальной многопартийности, классическом разделении властей и т.п. Здесь нюансы важнее общих деклараций. И такой «нюанс», как принципиальная невозможность для группы не из 45-50 тысяч (да еще затем проверяемых–перепроверяемых чиновниками, то есть, с легкостью блокируемых), а для группы, например, из двадцати - пятидесяти более или менее известных граждан заявить себя как политическая партия, без дополнительного «отсекателя» неугодных в лице совершенно надуманных и излишних для подлинного честного выбора бюрократических процедур, оказывается на деле важнее, чем все прочие звонкие декларации. Аналогично и с напрочь забетонированной нынешней партийной системой возможностью группе из десяти – двадцати более или менее известных людей выдвинуть кого-либо на важный или даже на высший государственный пост. Нет – вы, не имея никакого «административного ресурса», тем не менее, должны провести огромную административно-бюрократическую работу по сбору десятков тысяч или даже нескольких миллионов подписей, да еще и которые затем будут проверяться действующей госбюрократией – очевидно, что такая система создана исключительно для того, чтобы в обход государственно-бюрократической системы заявить альтернативу на выборы было принципиально невозможно.

Четвертое – сама процедура голосования. Ведь нет же ничего проще: если уже были прецеденты выявленных фальсификаций, если понимаем, что этот тот случай, когда никто никому принципиально доверять не может и не должен, то:

- исключительно прозрачные урны с фиксацией каждого факта опускания бюллетеня в урну и четкой многократной фиксацией (с публичным дублированием подсчета) количества проголосовавших граждан;

- непрерывный видеоконтроль за каждой урной и занесением каждой записи в каждый журнал учета проголосовавших;

- право на организацию параллельного видеоконтроля на любом участке для представителей конкурирующих сил и СМИ;

- никаких «досрочных голосований»;

- никаких «открепительных удостоверений»;

- никаких «переносных урн» и т.п.

Если кто-то полагает, что это «дорого», то уверяю – дешевле сочинской олимпиады и вполне реализуемо даже за счет хотя бы отказа от закупок для должностных лиц госорганов и руководителей госкорпораций дорогих иностранных автомобилей и т.п. излишней роскоши за наш счет. А если кто-то полагает, что мы отказом от «досрочного голосования», «открепительных удостоверений» и «переносных урн» как-то ущемим какую-либо категорию командировочных и больных, то очевидно же, что это реально возможно и совершенно жизненно необходимо нам для того, чтобы не ущемлять право всех, включая и этих командировочных и больных, на подлинное, не подтасованное волеизъявление с последующим честным подсчетом голосов.

Наивный вопрос: если уж заговорили свыше про «честные выборы», то что мешает реализовать хотя бы один этот пункт? Или какие всерьез аргументы против него?

Кстати, стоит сделать отступление. Читатель не может не обратить внимание на то, что в вышеперечисленном мои мысли практически смыкаются с тем, что декларируют и наши «либералы» - от недавно прохоровских и в будущем, не исключено, кудринских (но подлинно и скрыто всегда чубайсовских) «правых» до какого-нибудь «мозгового центра» президента «ИНСОРа» и «Яблока». Но, во-первых, подлинные-то заботы и цели при этом у нас принципиально разные, например, у тех же Глазьева и Ивашова, с одной стороны, и у Кудрина и Юргенса, со стороны другой. И, во-вторых, как не грех напомнить в преддверии годовщины трагической развязки переворота 1993 года, далеко не все, кто декларирует самое элементарное вышеописанное, оказавшись при власти, на деле следует этому в своей реальной практике. Демократия – это когда самоназванные «демократы», якобы ради демократии, совершают госпереворот и свергают законно избранный парламент страны - это мы уже проходили, и забывать об этом опыте не должны. И, в-третьих, так это же беда, что нынешняя власть довела «выборы» до такого состояния, что в некоторых своих требованиях нормальному гражданину применительно к вопросу о честных выборах приходится смыкаться, уж извините, чуть ли не с прозападными марионетками…

Четвертое. Но есть применительно к вопросу о честных выборах и два вопроса, в которых видна принципиальная разница в позициях «правых», с одной стороны, и, с другой стороны, даже не «левых», но, в условиях полного господства в политике, экономике и культуре этих «правых» на протяжении уже пары десятков лет, точнее сказать, между силами «право-олигархическими» и всеми остальными – наверное, не ошибусь, если скажу, что абсолютным большинством населения.

Первый вопрос – вопрос об управлении средствами массовой информации, причем именно массовыми СМИ, прежде всего, телевидением -в отличие от Интернета, милостиво оставленного нам президентом. Известна цивилизованная позиция: равный доступ различных политических и общественных сил к государственному/общественному телевидению, широкий общественный контроль, отделенный от исполнительной власти. Достижимо не абсолютно, с определенными издержками и трудностями, но никакой другой цивилизованной позиции, соответствующей идее широкой общественной дискуссии и честных выборов власти, просто не существует. И известна последовательная и традиционная позиция правых: управление СМИ должно быть частным, за частные же деньги, что, якобы, избавляет нас от бюрократического произвола власти.

Второй вопрос – финансирование самой избирательной кампании – огромного объема работы, который, в условиях общества, живущего материально довольно тяжело, должен как-то оплачиваться. И здесь позиция цивилизованная та же, что применительно к управлению СМИ: равный доступ конкурирующих политических сил к определенному достаточному для ведения кампании объему государственных средств и, что принципиально, недопущение иных поступлений свыше определенного максимума, который, например, во французском варианте, не должен превышать объем госфинансирования. Позиция «правых» и здесь, разумеется, всегда была тверда и последовательна: есть у тебя деньги – веди кампанию, в том числе, покупай «политическую рекламу», нет денег – гуляй в сторонке. Позиция и постоянная идеологическая, и сиюминутно корыстная: понятно, что олигархи дают деньги тем, кто берется отстаивать их интересы и, напротив, отказывают тем, кто намерен их интересы ущемить и ограничить в пользу всего общества.

Самое любопытное, что, в условиях некоторой жесткой феодализации нашей экономики, когда даже иллюзии о деньгах абсолютно частных, никак не завязанных на волю или, как минимум, разрешение власти, рассеялись в позиции правых и по этим вопросам произошли некоторые сиюминутно конъюнктурные изменения. Теперь уже даже и самые «правые либералы» требуют «доступа к федеральным телеканалам» и даже «доступа к финансированию» - мол, Кремль все денежные потоки сконцентрировал в своих руках и «никто не рискует финансировать оппозицию». То есть, и здесь они почти смыкаются с нами. И надо признать, что их утверждения в данном случае, действительно, правда. Но нельзя и не помнить, что эти же люди и силы отстаивали тогда, когда они в интересах зарождающегося олигархата организовывали приватизацию и затем «кредитно-залоговые аукционы», махинации с хранением бюджетных средств на счетах в «уполномоченных» банках, пирамиду ГКО и фактическую приватизацию массовых СМИ, включая основной тогда первый телеканал. Тогда свобода ведения избирательных кампаний и «честные выборы» недвусмысленно трактовались ими исключительно как право получить частные (олигархические, по существу, только что украденные у нас с вами) деньги и их использовать на кампанию и покупку СМИ, не допуская таким образом к конкуренции тех, кто доступа к большим (повторю, только что украденным у нас) деньгам не имеет…

Вот такая программа-минимум – не экономического и социального развития – здесь различия между позициями сил право-олигархических и интересами большинства граждан более очевидны, но всего лишь наполнения понятия «честные выборы». Не испытываю иллюзий, но не я этот вопрос поднял. Вопрос поднят нашим президентом – пока все еще президентом. Так сказавши «а», надо бы сказать и «б».

Хотя, разумеется, ничего подобного в реальности мы ожидать сейчас не можем. Никто сверху добровольно нам это – элементарное наполнение минимальным смыслом понятия «честные выборы» - не спустит. Пока мы вот уже полгода с некоторым удивлением обнаруживаем небывалое: цены на отдельных частных бензоколонках выше, чем на бензоколонках сетевых, принадлежащих крупным вертикально интегрированным компаниям. И объяснение известно: монстры-монополисты внаглую продают топливо сторонним компаниям на десять-двадцать процентов дороже, чем своим. С простой и понятной целью – выжить независимых заправщиков, разрушить конкурентное поле и затем, когда независимых конкурентов не останется, получить возможность увеличить норму прибыли на своих колонках – далее неограниченно повышать стоимость бензина в розницу уже независимо от цен оптового рынка. Но вот что удивительно: даже несмотря на эту варварскую практику, до сих пор никоим образом не пресекаемую властями, независимые заправщики как-то выживают, хотя, конечно, количество автомобилистов, заправляющихся у них, радикально снизилось – никто не хочет переплачивать. И остается как-то выживать за счет чего? За счет места расположения: что-то вы не рассчитали, и вот, уже кончается у вас бензин в баке – уже не ищете, где дешевле – ищете ближайшую колонку. Обидно монстрам-монополистам. И вот инициатива министра Левитина – на порядок сократить количество придорожных заправок: мол, по нормативу через пятьдесят километров, и чаще не надо. В этих условиях и с учетом вышеописанной полугодичной предыстории вопроса, какие заправки будут оставлены, а какие уничтожены, полагаю, нетрудно догадаться.

И наивный вопрос. Если бы ныне практически шутейное понятие «честные выборы» имело бы какое-то наполнение, подобное выше мною описанному, всеобщее счастье быстро, разумеется, не наступило бы. Но вот рискнул ли бы в этом случае министр транспорта страны всерьез даже и заикнуться о своей инициативе наглого пресечения конкуренции в очередном секторе потребительского рынка?

Специально для Столетия

В четверг 6 октября в 18-00 в Москве в магазине Библио-Глобус состоится представление новой книги Юрия Болдырева «Кризис - игра на понижение». Вход свободный.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 20.10.2011, 03:36
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Наши грандиозные планы и «скелеты в шкафах»

http://www.stoletie.ru/poziciya/nash...2011-10-10.htm

10.10.2011

Что на прошедшей неделе было для России главным событием? То ли речь нашего бывшего и, весьма вероятно, будущего президента о планах социально-экономического развития страны и, в частности, создания нового Евразийского союза? То ли обсуждение и голосование в Совбезе ООН резолюции в отношении Сирии? А может быть, начало в Лондоне судебного процесса по иску Березовского против Абрамовича? Или же заявление следователя Нелли Дмитриевой, арестованной по обвинению в вымогательстве взятки, о готовности дать показания на вышестоящих руководителей? И что из всего этого для нас следует?

Двоякое впечатление оставила речь теперь уже, можно сказать, кандидата в президенты от правящей группировки. С одной стороны, создание нового Евразийского союза – очевидная практическая жизненная необходимость. И всякому экономисту, не зашоренному ультралиберальными иллюзиями, совершенно невозможно эту идею не поддержать. И если бы были шансы эту идею и впрямь реализовать, так тогда и карты в руки – работайте, действуйте. Но, с другой стороны, не оставляет ощущение некоторой предвыборной конъюнктурности действа и даже, более того, не вполне ясного осознания сути и смысла того, о чем говорится.

Прежде всего, а зачем нам вообще этот новый союз? И почему с ним лучше, чем без него, а без него – и совсем нельзя? Вроде, применительно, в частности, к Украине, все речи – о прямой экономической выгоде присоединения – абсолютно верны и убедительны: мы откроем вам рынок, который не откроет для вас более никто. Вы – Украина – сможете не выпрашивать у Запада подачки и кредиты, за которые потом придется расплачиваться (и совершенно непонятно, чем), а нормально цивилизованно зарабатывать – развиваться, а не впадать в безнадежную кабалу.

Но, с другой стороны, а нам – России-то – это зачем? И вот здесь даже на уровне публичной, фактически предвыборной риторики, тем не менее, остается некоторая невнятность представлений об окружающем мире и нашем в нем нынешнем и желаемом месте. Судите сами.

Прежде всего, последовательно настаивается на том, что Россия «выходит из кризиса». То есть, понимания, что кризис в мире лишь нарастает, а Россия – ныне лишь сырьевой придаток к мировой экономике – абсолютно зависима от внешнего спроса на энергоносители, и потому никакого самостоятельного «выхода из кризиса» в принципе иметь сейчас не может – этого понимания, к сожалению, не прослеживается. Если же такое понимание внутренне есть, но исходят из того, что кандидат в президенты обязан демонстрировать оптимизм, то, уж простите, кому как: одним, не слишком задумчивым, не исключаю, важнее демонстративный оптимизм, но другим, даже для того, чтобы, может быть, и поддержать, все-таки, важнее трезвое видение и признание реальностей.

Далее, а приоритеты-то в экономической политике в этих условиях какие называются? Все те же, прежние: «базовые условия для развития экономики» и «темпы роста». Но за скобками остается главное – качество «развития» и качество роста. Это мы должны обеспечить базовые условия для развития какой экономики – все той же сырьевой и финансово-манипулятивной? И рост должны получить за счет чего – совершенно неважно, какого подхода и требуют догматы ультралиберальной концепции? Или же мы должны обеспечить базовые условия для работы иной, не сырьевой и не финансово-манипулятивной, а высокотехнологичной производящей экономики? И рост мы будем отсчитывать от чего, и считать в чем? Отсчитывать от прежних сырьевых и финансовых потоков и считать в «твердой» валюте? Или же, наконец, вернемся (если отталкиваться от опыта СССР) или повернемся лицом (если ориентироваться на опыт современного Китая) к натуральным показателям? А также не откажемся и от показателей финансовых, но точно отфильтровывая показатели, полученные от сырья – отдельно, а от высокотехнологичного производства – отдельно? Нет ответа. По умолчанию же пока остается лишь первый вариант, очевидно, продолжающий вести нас в абсолютный тупик.

А ведь есть и альтернатива. Она в том, чтобы признать принципиальную невозможность самостоятельного выхода страны из кризиса в условиях полной зависимости ее экономики от внешнего спроса на энерго- и прочие сырьевые ресурсы. И плюс осознать содержание и масштаб угрозы: а если завтра поток нефтедолларов прекратится – будем, как и положено символу правящей партии зимой, «лапу сосать»? Это в общем. А конкретнее так: по скольким жизненно важным позициям мы критически зависимы от импорта? По каким позициям мы без нового импорта можем продержаться неделю, по каким – месяц, по каким – год? По каким и скольким позициям мы можем организовать собственное полнообъемное производство в течение месяца, по каким – в течение года, а по каким – трех-пяти лет? И по каким позициям и почему нам это не удастся, при нынешнем уровне нашего технологического развития, и в течение более пяти лет? И, соответственно, что нужно сделать, чтобы отставание в обозримой перспективе наверстать? Подчеркиваю: не с точки зрения создания «конкурентоспособной» продукции, то есть той, которая по всем параметрам не хуже, а то еще и лучше зарубежной, и которую можно поставлять и на внешние рынки. Нет – лишь с точки зрения элементарного выживания и самообеспечения в критической ситуации элементарного отсутствия у страны средств на покупку товара иностранного производства.

Разумеется, с точки зрения глобалистского современного экономического «мейн-стрима», то, о чем я ставлю вопрос – полный бред и анахронизм. Вам сразу объяснят, что «никто в современном мире сам все не производит», правда, забывая уточнить, что все, более или менее крупные и претендующие на самостоятельность, тем не менее, стараются жизненно важное производить сами и, главное, тщательно отслеживают некоторый баланс, позволяющий полагать, что внешний мир зависит от них по критически важным позициям не менее, чем они от него. И еще одна важная деталь: зависеть стараются либо от широкого круга взаимно независимых субъектов, либо, если от меньшего количества, то хотя бы от тех, от кого каких-либо «сюрпризов» ожидать не приходится, либо от прямых союзников, отношения с которыми скрепляются всеми доступными способами.

И вот при таком здравом понимании и честном описании реалий становится понятным, для чего нам вообще нужен, например, этот самый новый евразийский союз. А именно: для создания существенно большей по размерам территории и численности населения зоны, с одной стороны, позволяющей наладить широкий спектр рентабельных производств максимума того, что нам жизненно необходимо, и, с другой стороны, достаточно масштабного единого внутреннего рынка. И не просто внутреннего рынка, но такого, торг с внешним миром в отношении допуска на который позволит получать те или иные преференции и в выходе на внешние рынки, а также, что для нас на нынешнем этапе еще более жизненно важно, обуславливать допуск на масштабный внутренний рынок более жесткими условиями по передаче критически важных для нас технологий.

Слышали ли вы что-то подобное от нынешних и планируемых руководителей нашего государства? И что нужно, чтобы услышали? Как до них донести эти безусловные приоритеты?

Более того, в верхах, как известно, планируется всего лишь «рокировка», причем, уже оговорено, что будущее новое правительство во главе с нынешним президентом получит высокую степень автономии. Но автономии в чем? Понятно – в проведении экономической политики. И что, мы можем рассчитывать, что тот, кто на посту президента использовал любую возможность для того, чтобы окончательно приговорить наш авиапром, на посту премьера вдруг развернется в противоположную сторону и начнет заботиться о полном самообеспечении страны самолетами, морскими и речными судами, локомотивами и автомобилями собственного производства?

И кто будет политику нового самостоятельного правительства проводить? Один из апологетов ультралиберализма в администрации нынешнего президента Дворкович уже публично планирует быть министром (надо полагать, министром экономики или финансов) в новом правительстве – подозреваю, что внятно объяснить, зачем, с точки зрения его представлений об экономике и экономических приоритетах России, нужен новый евразийский союз, как его ни пытай, он, тем не менее, не сможет…

И, наконец, такая «великая» фигура, как бывший министр финансов Кудрин, напомню, он же на протяжении всех последних лет – руководитель всего экономического блока нашего правительства. Как подчеркнул нынешний премьер и он же вероятный будущий президент, этот бесценный специалист, надо понимать, приверженный идее нового евразийского союза примерно так же, как и Дворкович, «остается в команде», о чем мы, впрочем, и сами догадывались – в прошлой статье я обращал внимание на такую странность, как сохранение за этим разжалованным министром поста председателя Национального банковского совета… Невольно возникает вопрос: так у нас для власти что, действительно, по-настоящему, что всерьез: новый евразийский союз или личные дружеско-командные связи, в том числе, в случаях, когда одно другому явно противоречит?

Таким образом, я, разумеется, никак не оспариваю идею нового евразийского союза, но я хотел бы поверить, что это всерьез и надолго, а не только лозунг перед выборами. Если всерьез, то, наверное, надо бы публично говорить о ценности для правящей «команды» не тех, кто до сих пор всей своей политикой никоим образом не способствовал продвижению такой идеи и развитию такого союза, но тех, кто за такой союз боролся всей мощью своего интеллекта и гражданской позиции – понятно, я имею в виду, прежде всего, академика Глазьева, все последние годы последовательно и небезуспешно, вопреки всему (в том числе, и экономическому блоку правительства) боровшегося за реализацию идеи таможенного союза. Но о том, что именно Глазьев (а не Кудрин) для России и ее правящей верхушки, в свете новых заявленных приоритетов, теперь «важный член команды», к сожалению, мы так ничего и не услышали…

О дискуссии и голосовании в Совбезе ООН по Сирии можно ограничиться кратким: это тот редкий случай, когда есть возможность, безусловно, поддержать свою власть и ее позицию, а также то, что в этом вопросе удалось найти такого мощного союзника как Китай и выступить с ним единым фронтом. Что, впрочем, никак не смывает с нашей власти греха предшествовавшего «воздержания» по Ливии: смерти тысяч и тысяч ни в чем не повинных продолжающих гибнуть ливийцев (а также их, весьма вероятно, по сравнению с прошлым, совершенно беспросветное будущее, примерно как в нынешнем Ираке) - на совести не только натовских палачей, но и наших «наивных» властителей. И, к слову: все-таки, выборы – хорошее дело: не будь сейчас предвыборный период, к сожалению, не уверен, что и в вопросе о Сирии наши верхи не пошли бы на поводу у США и НАТО. И тогда зачем же нам выборы так редко? Надо бы либо выборы почаще – раз в два-три года, либо чтобы память у наших сограждан была чуть подлиннее…

И еще один показательный штрих к этой истории. Сколько нам, понимай, варварам, противопоставляли западную «цивилизацию диалога», рассказывали о западном искусстве и, особенно, приверженности демократических народов и стран решать вопрос не силой, но убеждением, слушать и слышать противника, идти на необходимые компромиссы. Но вот что же мы видим в реальности: перед голосованием в ООН по Ливии, напомню, официальному представителю законного и международно признанного правительства Ливии власти США просто… отказали во въездной визе. И теперь, не имея возможности провернуть тот же фокус в отношении Сирии, представитель США, строго говоря, представитель лауреата Нобелевской премии мира Обамы, демонстративно покинула зал во время выступления в Совбезе ООН сирийского представителя. Вот уж, действительно, есть у кого поучиться искусству равноправного диалога, слушать и слышать и затем ради мира во всем мире идти на компромиссы…

В заключение применительно к вопросу о Сирии напомню о том, о чем в последнее время почему-то «политкорректно» не упоминается. А именно - о ставших с полгода назад достоянием общественности данных о том, что «оппозиция» в Сирии на протяжении длительного времени целенаправленно финансово поддерживалась Западом, в частности, США. Но если это так, то уместно ли всерьез утверждать, что нынешний конфликт в Сирии – исключительно внутренний?

И, наконец, о разворачивающемся сейчас в режиме реального времени новом публичном документальном детективном романе «АбрАмович против АбрамОвича в английском суде». Каждый интересующийся может самостоятельно прочитать текст иска – он выложен в сети, в том числе, на русском языке. Из любопытного в этом тексте: никак нельзя пройти мимо описания совершенно очевидной даже и из самого этого описания авантюры с отъемом у России важнейших активов, объединенных именно ради этого в компанию «Сибнефть». Березовский свидетельствует, что именно ради этого – передачи этих активов заранее определенным конкретным людям – компания, собственно, и создавалась. За скобками, разумеется, остался факт совершенно аналогичного по механизму создания тогда и иных важнейших олигархических активов – «Норильского никеля», «ЮКОСа» и проч. Но далее Березовский описывает, как на него оказывалось давление, вынудившее его продать его активы партнеру на невыгодных для него условиях. Скорее всего, абсолютная правда. И вопрос не в том, является ли это основанием для компенсации его потерь – является. Вопрос лишь в том, удастся ли ему доказать, что ему действительно принадлежали доли (на основании лишь устных договоренностей) и было давление, продажа по заниженной цене, и сделка носила заведомо невыгодный вынужденный характер, а доверенное лицо – АбрамОвич – действительно злоупотребил доверием.

Но если так, то, аналогично, не злоупотребили ли совершенно несопоставимо более явно в описанном процессе приватизации «Сибнефти» доверием целой страны и ее граждан Ельцин и все его приспешники, включая обоих абрамовичей, различающихся лишь ударением? И кому тогда по справедливости, в конечном счете, должны отойти все недополученные прибыли, компенсации, проценты и неустойки? Ведь ранее все описанное мы знали и так – из официальных отчетов Счетной палаты и подписанных непосредственно мною (тогда зампредом Счетной палаты) обращений в нашу Генеральную прокуратуру по факту заведомо притворных сделок, лишивших страну стратегических активов на суммы, по тогдашней же оценке превышавшие тогдашний федеральный бюджет за несколько лет (полный текст этого документа я привел в своей книге «О бочках меда и ложках дегтя», вышедшей в 2003-м году). Теперь же, наконец, об этом публично свидетельствует в суде и один из непосредственных участников и выгодоприобретателей того небывалого по масштабам мошенничества. Так, может быть, подать еще один иск – одновременно к обоим фигурантам этого процесса, а также, разумеется, и ко всем должностным лицам, причастным к этим сверхмасштабным мошенничествам? Правда, не хочется слишком уж работать на английских адвокатов – дороговаты они. Но ведь можно подать соответствующие иски и в наши суды – была бы у власти воля.

Воли, понятно, нет – эта власть сама выросла из того масштабного мошенничества и на его плоды недвусмысленно опирается. И потому все пытается «подвести черту» под прошлым. Но, как показывает нынешний английский прецедент, сделать это не так-то просто – кроме нашего суда, послушного политической воле власти, и Суда Высшего, на который очень хотелось бы надеяться в конечном счете, есть еще и суды всякие промежуточные, вроде английского. Когда и в чьих интересах они все же без особого труда достанут те, буквально, полчища скелетов, которые наша власть так тщательно все пытается упрятать в шкафах, и на что направят эти полчища, остается только предполагать…

И последнее. Кого как, но меня в судьбе, без преувеличения, международно знаменитой следователя Дмитриевой, изъявившей готовность дать показания на своих начальников, более всего «обрадовало» одно – то, что у суда, а значит, косвенно, и у нее самой есть выбор: либо реальная тюрьма за вымогательство взятки в три миллиона рублей, либо штраф до 300 млн. руб. Понаблюдаем за торгом: кого надо «сдать», а кого и нет для того, чтобы получить (не просто за взятку, а за явное и недвусмысленное предательство общественных и государственных интересов – предательство следствия и правосудия) не реальную тюрьму, а всего лишь штраф?

Вот здесь уже, действительно, придется согласиться с тем, что мы, конечно, в смысле правосудия – никакая не цивилизация, а истинное варварство…

И ответ на один очередной комментарий.

Бывают разные люди. Англичане, например, как у нас принято считать, порой уходят «не прощаясь» - из соображений деликатности. Другие люди, напротив, прежде, чем уйти, обязательно попрощаются. Вежливо и деликатно или, напротив, демонстративно хлопнув дверью – тоже понятно, отношения ведь по-разному складываются.

Но есть еще одна категория: громко попрощаются, хлопнут дверью, затем еще раз приходят – чтобы хлопнуть дверью погромче. Увидев же, что за ними никто так и не бежит, заламывая руки и умоляя остаться, возвращаются вновь и вновь. Как назвать таких людей?

И в заключение хотел бы поблагодарить всех, кто в минувший четверг пришел на представление моей новой книги в магазин «Библио-Глобус»: мне было приятно с вами общаться, спасибо.

Специально для Столетия
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 20.10.2011, 03:45
Аватар для Юрий Болдырев
Юрий Болдырев Юрий Болдырев вне форума
Местный
 
Регистрация: 24.08.2011
Сообщений: 208
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Болдырев на пути к лучшему
По умолчанию Что ждет наш феодальный капитализм?

http://www.stoletie.ru/poziciya/chto...2011-10-17.htm
17.10.2011


Итак, «старые добрые времена» благополучия и безмятежности, похоже, и для Запада остались позади. Мир ужесточается и ожесточается. На всех всего не хватит. Глобальная конкуренция – во всех смыслах – принимает все более жесткие формы и все более и более игнорирует любые ранее установленные правила. Какими же мы входим в эту жесткую и жестокую конкуренцию уже по явно новым правилам, суть которых – стремительный отказ самых сильных на Земле от любых прежних правил и внешних приличий?

Признаюсь, мне, как и многим моим соотечественникам, в этих условиях нарастания глобальной конфликтности и, весьма вероятно, стремительно приближения глобального конфликта, тоже хочется найти и увидеть в своей стране приметы чего-то здравого, разумного, ответственного, приметы поворота власти к более ответственной и перспективной государственной политике. И такие приметы, казалось бы, периодически встречаются, как минимум, на уровне озвучиваемых планов. Но как эти планы будут реализовываться?

Например, в связи с визитом нашего председателя правительства в Китай и прошедшими там переговорами, озвучены планы создания совместно с Китаем современного широкофюзеляжного самолета. Здорово и очень нужно. Возможно ли такую инициативу, бросающую вызов двум ныне мировым монополистам в гражданском авиастроении – США и ЕС, - не поддержать? Поддерживаю всей душой. Но, припоминаю, что-то давненько мы ничего не слышим про так ранее разрекламированный другой совместный (с иной заграницей) проект - «Суперджет-100»?

Вопрос не в том, можно что-то важное и нужное создать совместно с той или иной заграницей или нельзя. И даже не в том, надо ли создавать новый самолет именно вместе с китайцами. Вопрос в том, на какой основе это будет делаться и, соответственно, кто это будет делать. Если те же, что ранее делали хваленый «суперджет», то перспектива очевидна – исключительно предвыборного употребления. Или, может быть, все же поискать других людей?

Но, спросят меня, а где и как власти искать этих других людей?

Где и как искать – вопрос очевидный: в стране, тщательно и, главное, беспристрастно – не по родственно-клановым, а по совершенно иным признакам. Но, если всерьез, то решение этого вопроса начинается отнюдь не с поиска кандидатов в руководители нового авиапроекта, а с решения совершенно, казалось бы, иных, весьма далеких от авиастроения вопросов. Таких неожиданных, в частности, как … правосудие.

Начнем издалека. Сравним: в США основатель сравнительно мелкой (суммарным объемом в какие-то всего лишь 413 миллионов долларов) и локальной финансовой пирамиды только что был осужден. Что же ему дали? Если нашему Мавроди, создавшему гигантскую и беспрецедентную пирамиду, дали у нас в свое время всего четыре года, то за мелкую локальную пирамиду, по нашей логике, хватило бы и пары лет? Но у правосудия в США логика иная – двадцать пять лет реальной тюрьмы. И на этом фоне в нашей стране вновь свыше звучат призывы к дальнейшей… либерализации Уголовного кодекса. Скажете, к авиастроению не имеет отношения?

Если создавать авиастроение на основе планово-административной системы, как это делалось в СССР, то, может быть, и не имеет. А если пытаться использовать рыночные механизмы экономического регулирования, то имеет отношение самое непосредственное: чем больше частных денег утекает в самого разного рода финансовые аферы, тем, очевидно, меньше их останется на авиастроение. Это, уж извините – азы, как дважды два. Причем, азы не административно-командной, а самой что ни есть именно рыночной экономики.

Кстати, здесь же, - и вопрос об ответственности авторов и руководителей бесславно почившего (с коммерческой точки зрения) проекта «Суперджет», съевшего, напомню, не малые государственные ресурсы. Что было бы с авторами и руководителями подобного проекта в период жесткого авторитаризма (при Сталине) или даже затем в период авторитаризма мягкого, например, при Брежневе, известно – без адекватного, соответственно времени и представлениям, наказания, как минимум, отстранения от управления, точно не остались бы. Что было бы в США, если бы огромные государственные или частные деньги оказались бы растрачены совершенно бездарно? Напомню, в США даже знаменитый Стив Джобс на какое-то время был вынужден покинуть свое же детище «Эпл», ведь руководителей, которые, по мнению собственников, не приносят пользы, никто даже за великие прошлые заслуги, тем не менее, просто так не держит. С Джобсом ошиблись и в последующем ошибку вынуждены были признать, но в целом механизм действует.

А что ожидает у нас авторов и лоббистов проекта «Суперджет»? На широкофюзеляжный китайско-российский проект направят?

И следующая новость, имеющая к нашей теме самое непосредственное отношение: «Миллер просит Путина оградить его от налоговых штрафов за нерыночное внутреннее ценообразование». Понятно: никто не хочет лишаться сверхприбылей, бонусов, опционов, положения монополиста, имеющего возможность произвольно определять цену продаваемого товара и произвольного управления денежными потоками для минимизации налогообложения в пользу государства. Миллера можно понять, но какова будет реакция нашей власти? Не публичная – это тот случай, где на жесткую отповедь зарвавшимся монополистам со стороны заботящейся о народе власти есть все основания рассчитывать, во всяком случае, коль скоро вопрос уже приобрел публичное звучание. Нет, меня интересует реакция на уровне фактического действия, в том числе, в связи с нашими ныне озвученными грандиозными планами в области авиастроения. Ведь очевидно же, что чем больше прибылей можно получить от злоупотребления своим положением на энергетическом рынке, тем больше можно и привлечь в газовую сферу частных инвестиций, и тем менее их останется на будущий прекрасный российско-китайский лайнер. И также - чем выше будут цены на энергоресурсы внутри нашей страны, тем менее выгодно будет в рамках совместного российско-китайского проекта вообще что-либо существенное для этого проекта производить в России. Это ведь – тоже азы рыночной экономики.

И еще одно сообщение: «Россия отступает на газовом фронте под давление ЕЭС» - в связи с принятием в ЕС так называемого «Третьего энергопакета», ограничивающего возможности какого-либо внешнего монополизма на европейском газовом рынке. Так, на внешнем фронте – Россия отступает, а на внутреннем – решила наступать? Напомню, очередное повышение тарифов на тепло, свет, воду и т.п. в России не отменено, а всего лишь цинично перенесено на полгода – на период после окончания выборов. Так вот, каковым будет в реальности это пока отложенное увеличение – зависит, в том числе, от того, каков будет механизм так называемого «трансфертного ценообразования» внутри «Газпрома». И возможности полноценной реализации на территории страны каких-либо масштабных проектов высокотехнологичного производства, включая новый авиационный проект, на рыночной основе, очевидно, зависят также и от этих внутренних цен и тарифов.

Миллер, конечно, обосновывает свои предложения, в частности, необходимостью инвестиций. Что ж, теперь уже не споря о соотношении необходимых нам инвестиций в газовую отрасль и в авиастроение, тем не менее, вернусь к старому, незаслуженно все время отметаемому и забываемому. А именно: из чего складывается себестоимость газа? Какие нормы зарплат и премий в нее закладываются, какие и сколь обоснованные размеры управленческого персонала? И почему в газовой сфере все это выше, чем в том же авиастроении?

А ведь есть еще и «излишества всякие нехорошие» - за наш счет. То есть они, эти излишества, может быть, и очень хорошие для руководителей Газпрома – кому неприятно летать на персональных самолетах, ездить на самых дорогих и шикарных автомобилях и вообще жить в роскоши? Но как это совместить с грандиозными планами создания нового широкофюзеляжного самолета, пусть даже и совместно с Китаем?

Обратите внимание: даже в США, где, казалось бы, в чужой карман исторически заглядывать совсем не принято, тем не менее, карман работников Уол-стрита и прочих финансовых и иных легальных махинаторов уже никто не считает чужим. И это массовое недовольство разрастается по всему развитому и прежде сравнительно благополучному миру весьма стремительно. Так не пора ли и в России, даром, что предвыборная пора, хотя бы из предвыборно-популистских соображений (пиарщикам «народного фронта» дарю эту идею совершенно безвозмездно), наконец, поставить вопрос и пересмотреть представления о «норме» излишеств для управленцев всех видов (как государственных, так и частных организаций и компаний) и уровней?

Пойдем далее. Вернемся к вопросу об ответственности – тех, кто уже провалил какое-либо общественно или государственно значимое дело или еще только готовится взяться за него, чтобы затем с блеском провалить.

На Украине вынесен приговор Юлии Тимошенко – бывшему премьер-министру. Казалось бы, все нюансы и вся подоплека процесса и приговора уже обсуждены в СМИ детально. Но хотел бы обратить специально внимание на один аспект даже не дела, но его обсуждения в наших СМИ. А именно: допустимо ли вообще судить бывших руководителей государства за действия, связанные с осуществлением ими их должностных полномочий. Казалось бы, более или менее демократическому правосознанию сама эта постановка вопроса должна претить – все должны быть равны перед законом, невзирая на лица и должности. Но не тут-то было. Парадокс, но именно в самых либеральных СМИ возникла и постановка вопроса иная: мол, если у руководителей государства будет угроза, что их потом привлекут к ответственности, то они приложат все усилия к тому, чтобы не уйти от власти никогда. Надо понимать, в соответствии с этой «либеральной» (в понимании свободы лишь для власть и собственность имущих) концепцией уже десяток лет в нашей стране эта идея реализована юридически - закреплена неподсудность бывших президентов. И в связи со столь давно и однозначно поставленной в этом вопросе применительно к нам жирной точкой, казалось бы, и обсуждать нам тут нечего, остается только пожалеть бедных несозревших до нашего понимания свободы украинцев.

Но вот парадокс: у украинцев, несмотря на всю их в этом вопросе явную незрелость, тем не менее, власть пока как-то менялась – и не только в лицах, но даже и, в некоторой степени, в части экономических и социальных сил, стоящих за руководителями. У нас же, несмотря на приверженность «либеральной» идее ненаказуемости власти, тем не менее, власть уступать свое место каким-либо иным силам вот уже два десятилетия, скажем мягко, не спешит. Так, может быть, чтобы они не «боялись», лишь общей ненаказуемости для президентов мало, надо установить и что-то более радикальное, например, прямо прописать право всей придворной камарильи на любое преступление? И развлечение – типа пороть холопов по субботам. Причем, как во время исполнения должностных обязанностей, так и по их окончании – пожизненно. Может быть, тогда, наконец, начнут уступать власть кому-то иному без опаски?

Но ладно, скажете, высшая власть – это большая политика, при чем здесь возможность или невозможность реализации тех или иных жизненно важных для страны проектов развития? Может быть, и ни при чем, но только в случае, если высшая власть - от Бога, и искать какой-либо опоры в обществе ей не приходится. А если приходится опору искать? Тогда получается, что лучший метод укрепления власти – это распространение тотальной безнаказанности сверху вниз. И вот уже каждый при власти и собственности на своем уровне твердо знает, что эта высшая власть – совершенно незаменима, так как именно она и только она и есть гарант моей личной безнаказанности. Все, круг замкнулся. Жить какое-то время в полной изоляции от мира, где-нибудь на недосягаемом острове или на Марсе, наверное, можно. А вот конкурировать с окружающим миром – с тем, в котором механизмы ответственности и наказуемости хотя бы немного более развиты, - уже невозможно.

Вот, президент только что призвал всех нас отдыхать на Родине, а не за границей. Но это означает ни что иное, как предложение либо нам всем конкурировать с этой самой заграницей, либо жертвовать собой. Ведь все, у кого есть какие-то возможности, кроме особо лояльных лично первому властителю, перед отпуском прикидывают: что они получат и во что им это обойдется. Покатиться на машине по Скандинавии – платишь только за бензин, у нас же, при несопоставимом качестве дорог, все более и более - еще и за платную автодорогу. Далее, качество сервиса – это, в отличие от авиастроения, как раз, тот случай, где все решает малый бизнес, но у нас ведь все чрезвычайно зажато и криминализировано. Далее, стоимость элементарных продуктов питания: сравните, например, у нас на черноморском побережье и в той же Болгарии или в Турции. Чтобы свободный выбор делался в нашу пользу, нужны явные конкурентные преимущества, а последние из них – относительная дешевизна передвижения на своей машине и относительно дешевые энергоресурсы – стремительно отнимаются. На что же расчет?

Новая инициатива – выделенные полосы в Москве для движения общественного транспорта. Кто против? Все за. Но вот я еду днем по такому проспекту, и обращают на себя внимание два безусловных факта. Первый: в оставшихся рядах крайне тесно, но выделенная полоса – пустая, вожделенного общественного транспорта попросту мало. И второй: по полосе, выделенной якобы для общественного транспорта, лихо проносятся все, похоже, привилегированные, как с мигалками, так и без таковых. И все с этой прекрасной инициативой становится понятным: и почему мало общественного транспорта, и для кого на деле эти полосы выделены. Действительно, пусти общественного транспорта побольше, так, чтобы он шел плотным потоком, и вот уже привилегированным нестись и обгонять весь прочий поток будет негде. А так разумно ведь придумано: когда ранее привилегированные на своих двух-трехтонных Мерседесах неслись по разделительной полосе или по встречке, надо понимать, рисковали не только какими-нибудь врачами в ситроенчике, но и, в некоторой степени, собой. Зачем же так рисковать? Надо для привилегированных, напротив, выделить крайнюю правую полосу, и тогда никакой опасности для них нет – лети, сколько хочешь…

Но приближает ли такая реализация идеи выделенных полос для общественного транспорта нас к возможности быть в совокупности конкурентоспособными, а для самых молодых и талантливых - хотеть в своей стране не только отдыхать, но и жить, работать, созидать, в том числе, создавать этот самый новый прекрасный самолет?

И в этой же канве очередное предложение власти: Минпромторг предлагает заменить транспортный налог экологическим. Казалось бы, при первом взгляде, аналогично и «выделенным полосам для общественного транспорта», какая забота об обществе и экологии. Но, при ближайшем рассмотрении, выясняется, что это будет, не что иное, как освобождение от налогообложения самых богатых, если, например, нулевую или минимальную ставку сделать для гибридов, и перенесение всей тяжести налогообложения, вплоть до фактического запрета передвигаться по стране или, как минимум, по крупным городам, на большинство населения, попросту не имеющего достаточных доходов для покупки новых, «высокоэкологичных» средств транспорта. Так, может быть, президент, предлагая отдыхать внутри страны, а не за рубежом, имел в виду исключительно состоятельных – способных купить какой-нибудь гибридный «лексус» за пару миллионов?

Как будет развиваться эта инициатива? Как и все ныне: до выборов повышать налог на всех и снижать на богатых (теперь – под прикрытием заботы об экологии), надо полагать, поостерегутся, но зато уж после, благо сроки полномочий власти теперь длинные, а память народная (избирателей) короткая, уместно предположить, всю эту очередную дискриминацию большинства населения введут по полной…

Но только конкурировать с окружающим развитым миром на этой основе – как? Тем более, в военной сфере, где у нас тоже «новости».

В кавычки слово «новости» я поставил потому, что, если вдуматься, ничего нового-то и нет. Сами посудите: сообщается, что Россия готовит ответ на американское ПРО, так как США отказались дать России гарантии не направленности ПРО против России. Это же надо, какие оказались гады – отказались давать гарантии. Но, может быть, и слава Богу, что отказались. Потому что, представим себе, а если бы гарантии дали, то что – можно было бы успокоиться? Как когда-то давали совершенно «железные гарантии» Горбачеву, что НАТО не будет продвигаться на Восток – и где эти «гарантии»?

Но главное, даже на примере этих «новостей», хочешь или не хочешь, а в ближайшем обозримом будущем нам придется не «дружить» с Западом и «модернизироваться с помощью Запада», а совершенно недвусмысленно и жестко с Западом конкурировать. С тем Западом, у которого механизмы стимулирования и ответственности отработаны давно и являются, надо признать, весьма эффективными. И с тем грузом полной безответственности, как основы нашего нынешнего управления в государстве и экономике, к такой конкуренции не стоит даже и подступаться…

И, кстати, с тем Западом, у которого, в смысле представления о союзниках и противниках, в головах полный порядок. В отличие от нас, и это тоже существенный аспект проблемы.

Так, слушаю по радио научного руководителя одного из наших ведущих экономических вузов (в прошлом министра экономики в «правительстве реформ»). И главные мысли в части оборонительной политики: никто на нас сейчас нападать не собирается, а также ни в коем случае не Запад является для нас угрозой. Ладно, имеет человек право на свое мнение. И суперлиберальная радиостанция имеет право регулярно приглашать его проповедовать подобные идеи. Но обращаю внимание: это научный руководитель не просто одного из вузов, но вуза государственного, да еще и, скажем мягко, у государства особо привилегированного. Так это означает, что государство, то самое, которое теперь «проснулось» и якобы ищет ответ на американскую ПРО, нам, таким образом, косвенно внушает, что НАТО – организация мирная и нам ни в коем случае не угрожающая?

Дальше – больше. Слушаю там же выступление руководителей глубоко уважаемой организации «Солдатские матери». Какие у нас нравы ныне в обществе и как они преломляются на ситуацию личной несвободы призывника в армии – общеизвестно. И потому, повторю, глубочайшее уважение к этим женщинам за попытку добиться более цивилизованных и достойных условий службы наших призывников. Но вот заходит речь о том, для чего вообще нужна армия, и уже отсюда, какой она должна быть. И, повторю, глубокоуважаемые руководители, буквально, святой по своей миссии организации вдруг дружно заявляют, что никакая угроза от НАТО для России не исходит, а все угрозы совершенно иные. Что тут скажешь? Спорить не стану, достаточно обозреть военный опыт НАТО за последние полтора десятилетия, а также удостовериться, что США таки отказались предоставить России гарантии не направленности их ПРО против России. Важнее здесь другое: стоит ли этим женщинам подобными легкомысленными и, похоже, политизированными (опасаюсь, попросту ориентированными на любовь и дружбу с зарубежными и международными организациями и фондами) заявлениями так дискредитировать в глазах что-то более или менее соображающих наших соотечественников себя и свою организацию, исходная миссия которой, повторю, вызывает у меня глубокое и искреннее уважение?

Какой тут итог подвести и какой вывод сделать?

Известно: феодализм пал под натиском капитализма. Капитализм должен был либо пасть под натиском новых вызовов и угроз, в том числе, со стороны мирового социализма, либо адаптироваться и социализироваться, что он и сделал. Какая судьба ждет наш дикий и совершенно варварский феодальный капитализм? Ни с западным социальным капитализмом (даже и ныне, как известно, переживающим свой очередной кризис), ни с китайским рыночным социализмом ему никак не конкурировать. Либо пасть бесславно, либо радикально измениться, переустроить сами базовые принципы организации жизни. Согласитесь, в предвыборный период (если, конечно, то, что у нас заведено, называть выборами) – что еще актуальнее?
Специально для Столетия
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:01. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS