Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Регионы России

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 21.11.2011, 19:42
Аватар для "Коммерсантъ"
"Коммерсантъ" "Коммерсантъ" вне форума
Местный
 
Регистрация: 14.08.2011
Сообщений: 1,548
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
"Коммерсантъ" на пути к лучшему
По умолчанию *401. Федерация на дотациях

http://www.kommersant.ru/doc/1808215

Журнал "Коммерсантъ Деньги", №46 (853), 21.11.2011

ТЕКСТ

Недовольство вопиющими различиями в уровне и качестве жизни в российских регионах не помогает погасить даже 1,3 трлн рублей межбюджетных трансфертов
Фото: Михаил Разуваев / Коммерсантъ
Бедные регионы становятся беднее, а богатые — богаче. По крайней мере в относительном выражении. За последние 20 лет экономическое неравенство российских регионов усилилось, а окончательное "разбегание" предотвращают лишь дотации из федерального бюджета. Ситуация небезнадежна: есть примеры регионов, выкарабкивающихся из бедности своими силами, но наиболее распространенная стратегия — бездействие.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА

Демотиватор для губернатора

Поднятый на недавнем заседании президиума Госсовета животрепещущий вопрос, по какой системе оценивать глав регионов и не ввести ли для этой цели новый "синтетический" показатель "модернизационной успешности регионов", который был бы, по словам Дмитрия Медведева, связан с "личным успехом губернатора, с его судьбой", волнует подавляющее меньшинство населения. Зато меньшинство крайне влиятельное — самих губернаторов, Дмитрия Медведева и нынешний исполняющий обязанности главы Минфина Антона Силуанова. Последний хотел бы воздействовать на регионы "через административную мотивацию", полагая, по всей видимости, недостаточным воздействие через примерно 1,3 трлн руб. межбюджетных трансфертов (о том, как непросто распределяются эти средства, "Деньги" писали 18 июля 2011 года).

Для всех этих людей предложение Силуанова сократить нынешний список показателей оценки губернаторской деятельности, "может быть, в десять раз", примерно до 40, выглядит привлекательным. В теории такой шаг может сделать систему оценки чуть более осмысленной: иметь более 300 критериев, как сейчас, удобно, если нужно найти повод наказать губернаторов, провинившихся в чем-нибудь другом. Или, наоборот, найти позитивный повод для пиара. На решение иных задач можно и не рассчитывать — даже сам Медведев признает, что при таком количестве оценочных параметров "трудно понять, кто чем занимается".

Сокращение их перечня может сделать чуть более реальным и нынешнее призрачное разделение полномочий между регионами и центром. Сейчас губернаторская отчетность должна содержать сведения о достижении целевых показателей по множеству вопросов, которые правительства теоретически не касаются (например, численность учителей и административного персонала в школах).

Но все же — сформулированная в таком виде — это по большому счету ложная задача. И потому, что любая "административная мотивация" — лишь подмена демократических выборных институтов. И потому, что до сих пор оценки эффективности региональной власти связь с "личным успехом" губернаторов имели весьма условную. Положение у глав регионов безвыигрышное, полагает президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов. С одной стороны, динамичное развитие региона — "губернатору плюс", но, с другой стороны, это провоцирует конкуренцию вокруг губернаторского кресла.

Вдобавок в регионах с высоким уровнем жизни люди склонны более критично относиться к выборам и голосовать "неправильно". Правда, случаев, когда губернаторы лишались поста за провал партии власти на выборах, не было, но и проблемы с экономическим ростом сами по себе тоже никогда не служили достаточным поводом для отставки.

Дотация для губернатора

Экономическая дифференциация регионов за время существования Российской Федерации как самостоятельного государства, по сути, только выросла. По подсчетам "Денег", разрыв между средним размером валового регионального продукта на душу населения в 10% самых бедных и 10% самых богатых регионов в 1994 году составлял 6,2 раза, в 2000-м — 7,2, в 2009-м — 7,5. Разница в значении этого показателя между самым бедным и самым богатым регионом еще более впечатляющая: в 1994-м году ВРП на душу населения в Ингушетии отличался от ВРП на душу населения в Тюменской области в 14 раз, в 2000-м — в 26,5. В 2009-м, когда лидерство отошло Чукотке, Ингушетия отставала от нее в 25,4 раза: сокращение дистанции, как видно, чисто символическое, и пока неясно, насколько последовательное — в 2007 году разрыв был еще меньше, а с тех пор снова растет (см. таблицу 1). По размерам этого "размаха" Россия находится в передовиках: в соседнем Китае, к примеру, разница между самой бедной и самой богатой провинцией — всего 8,6 раза.

В чем разрыв между российскими регионами сокращается почти неуклонно, так это в заработной плате: с 7,6 раза между самым бедным и самым богатым в 2000 году до 4,6 в 2010-м (без учета данных по автономным округам) и в среднедушевых доходах (с 13,6 раза в 2000-м до 5,5 в 2010-м). Все это, как отмечалось в октябрьском отчете аудиторско-консалтинговой компании ФБК, свидетельствует о том, что прогресс в снижении межрегиональной дифференциации обеспечен "не развитием экономики бедных регионов, а активной реализацией политики бюджетного выравнивания".

Быстро растут главным образом добывающие регионы, у которых при нынешних ценах на энергоносители практически не остается другого выбора. Их отличает не только высокий подушевой ВРП, но и высокий уровень средней заработной платы: в национальных округах он заметно превышает столичную — 58,5 тыс. руб. в Ямало-Ненецком АО и 43,7 тыс. в ХМАО против 40,3 тыс. руб. в Москве. И, конечно же, приток средств от продажи энергоресурсов обеспечивает в сырьевых регионах инвестиционную активность: объем инвестиций в основной капитал в Тюменской области в расчете на одного жителя — 266 тыс. руб. в 3,7 раза превышает московский (см. таблицу 2).

Что же до остальных регионов, особенного роста там не наблюдается: как жили за счет бюджетных дотаций, так и живут. "В большинстве субъектов РФ, особенно в дотационных, присутствуют иждивенческие настроения и нежелание руководства брать на себя ответственность за экономическое развитие и инвестиционную привлекательность вверенного региона",— констатирует Надежда Сивашева, эксперт Центра региональных программ совершенствования госуправления НИУ ВШЭ. В условиях, когда налоговые полномочия и финансовые ресурсы сосредоточены на федеральном уровне, возможности региональных властей невелики, успех региона зависит "не только от эффективности законов и вообще региональных институтов поддержки бизнеса и привлечения инвестиций, но и от личных качеств руководства".

Однако (вероятно, в силу уже упоминавшихся административных причин) регионов с активными руководителями не так много. "Ожидание финансовой помощи и точных инструкций с федерального уровня — наиболее распространенная стратегия регионов",— резюмирует Сивашева. Как подчеркивает ее коллега Владимир Елисеенко, такого рода "просто бездействие" можно считать худшим примером управленческой практики региональных властей.

Образец для губернатора

Региональная дифференциация, продолжает Елисеенко, касается "и объективных параметров социально-экономического развития, и общей активности руководства региона в доходной сфере, то есть в политике развития доходной базы бюджета". Это "могут быть и налоговые преференции, и проектная активность, и привлечение государственных инвестиций с федерального уровня, и комплексные проекты развития (кластеры, свободные экономические зоны, технопарки)".

"Сравните хотя бы Калужскую область и остальные прилегающие к Москве регионы: условия схожие, а результаты разные",— указывает эксперт. Среди образцов лучшей региональной практики он называет не только Калужскую область, где власти сделали ставку на "привлечение любых инвестиций под гарантии активного содействия", но и Краснодарский край (выставочно-ярмарочная активность, проектный подход), и Липецкую область (свободные экономические зоны). Эти регионы развиваются быстрее других, и, как подсчитали "Деньги", их отставание от сырьевых передовиков по среднедушевому ВРП в последнее десятилетие стало сокращаться (в случае Калуги, к примеру, с 7,8 раза до 5,9).

С формальной точки зрения, о том, что власти региона не сидят сложа руки, можно судить по объему привлеченных инвестиций на душу населения, но только на него ориентироваться нельзя, отмечает Елисеенко: "Во-первых, он не учитывает малый и средний бизнес, во-вторых, его достаточно сильно сбивают инвестиции добывающих компаний, которые, понятное дело, осуществляются "по месту залегания"". Кроме этого параметра можно учитывать "параметры качества государственных услуг (регионального уровня) в земельно-имущественной сфере: например, как быстро можно получить разрешение на строительство или как быстро можно получить земельный участок в аренду", говорит эксперт.

Похожий принцип использует, скажем, Международная финансовая корпорация (входит в группу Всемирного банка) при составлении рейтинга Doing Business, который вполне может служить пособием по распространению передового опыта. (Субнациональное исследование такого рода для России проводилось в последний раз еще в 2009 году, но и оно может подсказать немало).

И, кстати, это как раз та задача, с которой и начинался разговор о "модернизационной успешности" и "личном успехе губернаторов" на президиуме Госсовета: президенту "Деловой России" Александру Галушке всего-то и нужен был инструмент для "распространения лучших практик и пресечения худших практик". Правда, если федеральные власти много лет не способны использовать образцы "лучших практик", от глав регионов вряд ли можно ожидать энтузиазма.

Ориентир для бизнесмена

Пока "лучшие практики" не нашли пути к сердцам губернаторов, потенциальным инвесторам при выборе региона для ведения бизнеса остается полагаться на статистику и чужой опыт.

"Ключевой вопрос — что бизнес хочет делать в регионе: производить или продавать. Продавать, разумеется, лучше там, где больше доходы у населения. Тут пригодятся и ВРП на душу населения, и средняя заработная плата, и объем потребительских расходов,— перечисляет Владимир Елисеенко.— Это самые главные параметры для всего ритейла, сферы обслуживания, финансово-банковского сектора". Если же речь идет об организации производства, то помимо "ощутимой активности руководства субъекта РФ в направлении привлечения частных инвестиций" необходимо наличие "качественной (образованной, квалифицированной), но не слишком дорогой рабочей силы".

"А из неформальных признаков я бы предложил довольно простой способ,— продолжает эксперт.— Взять пять-семь крупнейших сетевых организаций мирового или всероссийского уровня (McDonalds, IKEA, "Эльдорадо", X5 Retail) и посмотреть на карты их регионального продвижения. Если сетевики в регионе не присутствуют, а уровень жизни и доходов населения не ниже среднероссийского, то регион можно считать недружественным к внешним инвесторам". И если судить по этому критерию, то по крайней мере в половине регионов РФ можно работать: список ресторанов быстрого питания внушает оптимизм.


Разрыв между самым бедным и самым богатым регионами * России (разы)
Таблица 1
Показатель 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
ВРП на душу населения 26,53 29,03 35,56 33,82 35,90 43,62 41,49 24,23 24,22 25,42 —
Среднедушевые доходы 13,63 11,31 10,64 12,00 11,89 10,38 9,93 8,86 6,11 6,55 5,53
Среднемесячная
начисленная
заработная плата 7,63 8,52 7,36 7,17 6,21 6,37 5,67 5,42 5,05 4,66 4,65
*Без учета автономных округов

Источник: Росстат, расчеты "Денег".

Таблица 2. Инвестиции в основной капитал, лидеры и аутсайдеры (тыс. руб. на чел.)

Республика Саха (Якутия) 369,9

Чукотский автономный округ 269,505

Тюменская область 265,645

Сахалинская область 208,075

Ленинградская область 118,502

Амурская область 115,584

Республика Коми 113,484

Красноярский край 85,188

Магаданская область 75,391

Томская область 74,083

...

Карачаево-Черкесская республика 23,76

Республика Марий Эл 22,71

Кировская область 21,138

Брянская область 21,02

Псковская область 18,596

Алтайский край 17,5

Костромская область 16,099

Республика Ингушетия 15,531

Кабардино-Балкарская республика 13,496

Республика Тыва 12,719

Источник: Росстат.

Последний раз редактировалось Chugunka; 10.06.2018 в 15:42.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 20.02.2014, 09:45
Аватар для Сергей Миронов
Сергей Миронов Сергей Миронов вне форума
Местный
 
Регистрация: 25.08.2011
Сообщений: 243
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Сергей Миронов на пути к лучшему
По умолчанию Как преодолеть региональное неравенство?

http://sergey-mironov.livejournal.com/2009/12/18/
08:24 Декабрь, 18, 2009

Дорогие друзья!
Год подходит к концу.
Однако говорить о том, что "жить стало лучше и веселее" не приходится. Какое уж тут веселье!

Хочу поговорить с Вами о региональном «неравенстве», то есть о разном уровне жизни в разных краях, областях и республиках России.

Универсальным измерителем качества жизни регионов принято считать индекс развития человеческого потенциала. Он отражает различия в продолжительности жизни населения, уровне образования и производстве валового внутреннего продукта на душу населения.
Этот показатель позволяет приблизительно сравнивать между собой страны, регионы, а также отслеживать динамику социального развития каждой территории.
Согласно расчетам индекса в предкризисный период к наиболее развитым регионам относились Москва, Тюменская область и Санкт-Петербург. За ними следовали Республика Татарстан, Белгородская и Томская области.
На последних местах – Республика Ингушетия, Еврейская автономная область, Чеченская республика, Забайкальский край и Псковская область.

Сильный отрыв Москвы от других регионов во многом обусловлен нахождением в столице штаб-квартир крупнейших компаний страны. Сопоставление индексов за последние докризисные годы демонстрирует две тенденции. Это увеличение доли развитых регионов и ускоренный рост индексов развития человеческого потенциала в регионах аутсайдерах.

Тогда эти позитивные тенденции были связаны с высокими ценами на нефть и газ и перераспределением нефтегазовых доходов в пользу наименее развитых регионов. Однако это не привело к сглаживанию различий в уровне жизни населения.

Нынешний глобальный финансово-экономический кризис высветил неустойчивость российской экономики. Спасением и одновременно проклятьем России и ее регионов является "нефтегазовая игла". Конечно, развитие ТЭК в 90-е годы обеспечило "подушку безопасности".
Однако кризис еще раз показал, что сложившаяся структура экономики и система взаимодействия центра и регионов не стимулирует социально-экономическое развитие субъектов России.

Ряд регионов, даже с учетом финансовой помощи, не имеет достаточных ресурсов для решения важнейших социальных и экономических проблем.
Вывод очевиден: стране нужна повсеместная модернизация экономики, социальной среды и образа жизни населения. Невозможно поддерживать дальнейшее стабильное развитие путем экстенсивного освоения природных ресурсов.
Нужны практические шаги по диверсификации экономики, развитию реального сектора экономики, переходу на инновационное развитие.

Нам нужны единое социальное пространство, унифицированный рынок труда, рынок жилья, свободное перемещение трудовых ресурсов по территории страны. Надо исходить из того, что никакие бизнесы не должны развиваться ценой деградации территорий.

Я уверен, что, не преодолев межрегиональных диспропорций, страна не сможет гармонично развиваться.
Поэтому региональное измерение качества жизни должно стать важнейшим показателем, характеризующим внутреннюю устойчивость российского государства, необходимым условием для нормальной жизни россиян во всех уголках нашей страны.

Главным же критерием оценки эффективности деятельности региональных властей должно быть качество жизни в регионе. Такие показатели, как продолжительность жизни, уровень безработицы, средняя заработная плата, состояние систем здравоохранения, образования, пенсионного обеспечения. Повторю старую истину: власть должна работать во благо народа. Если не получается, надо уходить в отставку. Может быть у тех, кто придёт на смену, получится лучше.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 20.12.2016, 07:41
Аватар для Алексей Михайлов
Алексей Михайлов Алексей Михайлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.08.2011
Сообщений: 116
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Алексей Михайлов на пути к лучшему
По умолчанию Лидеры на дотациях

http://www.profile.ru/economics/item...na-dotatsiyakh
19.12.2016 |

В ежегодном рейтинге российских регионов «Профиля» первые строки занимают северные территории и обе столицы. Но по динамике развития лучшие показатели – у самых бедных

Фото: Shutterstock

За год, прошедший с момента публикации рейтинга «Профиля» (см. №45 от 5 декабря 2015 г.), экономика России в целом не изменилась, однако рейтинг-2016 все-таки отражает перемены в стране – как в политике, так и в экономике. И хотя в лидерах по-прежнему нефтегазовые регионы и столицы (а также прилегающие к ним территории), однако с падением цен на нефть эта особенность экономики стала не столь явной: нефтяные регионы в рейтинге опустились вниз. В целом обновление топ-10 рейтинга оказалось весьма значительным. Самый комфортный для жизни регион страны – по-прежнему Московская область. Самым экономически развитым стал Ненецкий АО. А самый быстроразвивающийся в 2016 году – аутсайдер этих двух рейтингов Ингушетия.

Лидеры и аутсайдеры
Уровень жизни


Десятка регионов–лидеров по уровню жизни населения за год изменилась почти на треть. Из нее «вылетели» Мурманская, Калужская области и Татарстан, а вошли Нижегородская область, Чукотка и Магадан. Мурманская область потеряла сразу 11 мест, в основном – по доходам населения, а вслед за этим – и по сбережениям, автомобилям, расходам на отдых. В Татарстане стали больше пить и меньше тратить на организацию отдыха, что и «утянуло» его вниз на шесть мест. Калуга потеряла всего по чуть-чуть – упали занятость, доходы, стали больше пить и меньше отдыхать «культурно», выросли бедность и преступность.

С другой стороны, бурный рост в рейтинге неожиданно показали Чукотка (скачок на 21 место) и Магадан (на 26 мест, рекорд рейтинга). Чукотка вышла на первое место в стране по занятости населения (свыше 80% людей в возрасте от 15 до 72 лет работают), подросла по доходам и жилью, компьютерам и мобильникам, жители больше стали тратить на отдых. Хотя по-прежнему на последнем месте в стране по автомобилям, а люди стали больше пить. Жители Магаданской области немного улучшили почти все показатели, стали заметно меньше тратить на алкоголь и больше – на отдых. Лидером по падению в этом рейтинге стала Карелия (сразу на 38 мест). Она потеряла позиции почти по всем показателям, особенно по ключевым – занятости и доходам, а также по расходам на отдых.


Уровень экономического развития

Топ‑10 сменился более чем наполовину. Потеряли свои места в десятке Ханты-Мансийский АО, Коми, Тюмень (без АО), Красноярский край, Татарстан и Нижегородская область. Вместо них вошли Мурманская, Магаданская области, Чукотка, Краснодарский край, Якутия (Саха) и Липецкая область.

Упали нефтяные регионы. ХМАО показал падение сразу по занятости, инвестициям и прибыли и из первой тройки «улетел» в конец третьего десятка. Мурманская область сделала скачок за счет инвестиций, их доля в валовом региональном продукте (ВРП) в 2014 году увеличилась в 1,5 раза, до 33,5%.

Экономическая динамика

Регионы–лидеры по экономической динамике (за 9 месяцев 2016 года) сменились полностью. Прежние рекордсмены потеряли от 10 до 40 «с хвостиком» позиций. В новые лидеры неожиданно выбились регионы, живущие на помощи из федерального бюджета: Ингушетия и Дагестан, Крым и Севастополь стали самыми динамичными субъектами Федерации в стране, заняв первые четыре позиции. Стабильность поступлений из центра для них важнее развития или падения собственной экономики. В десятку вошли также среднерусские Тверь, Ростов, Липецк и Курск, а также дальняя Камчатка.

Ингушетия установила рекорд, проскочив сразу 67 мест и заняв первую строчку в рейтинге по динамике при сохранении ужасных позиций по уровню жизни (80‑е место в стране) и экономическому развитию (82‑е место). По динамике в текущем году Ингушетия оказалась на 2–3-м месте в стране по всем показателям рейтинга (кроме индекса промышленности). Инвестиции выросли на 42%, а сельское хозяйство – на 17%. Столь же мощный рывок продемонстрировала Ростовская область (на 56 мест) за счет роста промышленности (15%) и сельского хозяйства (9%), но при снижении реальных доходов населения (на 1,2%, что все же лучше, чем в среднем по стране) и провале инвестиций на 15%.

Хуже всех выступил Приморский край, показав спад всех показателей (кроме небольшого роста в сельском хозяйстве). Вот рейтинг тех регионов, которые хуже всех переживают кризис 2016 года и находятся в последней десятке по экономической динамике (от худшего – к лучшему):

► Приморский край

► Омская область

► Карачаево-Черкесская Республика

► Республика Марий Эл

► Республика Северная Осетия – Алания

► Пермский край

► Магаданская область

► Республика Коми

► Республика Бурятия

► Челябинская область.

Регионы-доноры

Всего 16 регионов из 85 отдают в федеральный бюджет больше налогов, чем оставляют себе (в прошлом году таких было 14). Конечно, в первых рядах нефтегазовые регионы и столицы. Остальные 69 регионов большую часть налогов оставляют себе. Если смотреть по суммам собранных в виде налогов денег, то половину их дают федеральному бюджету всего четыре региона (Москва, Санкт-Петербург, ХМАО и ЯНАО). А «нижняя» половина регионов (43 субъекта) платит в бюджет всего 3,6% от его налоговых доходов.

Первая десятка регионов (см. таблицу) обеспечивает 70,4% налоговых поступлений федерального бюджета. А пять последних регионов в этой таблице не дают, а изымают из него налоги (отрицательные поступления). Это Липецкая и Магаданская области, Чечня, Бурятия, Чукотка. Видимо, это какие-то перерасчеты по итогам прошлого года.

Но если смотреть отчисления налогов в центр по нагрузке на сами регионы (в % к общим поступлениям налогов в них), то рейтинг по сравнению с прошлым годом мало изменился: с двух последних строчек из топ‑10 доноров исчезли Татарстан и Пермь (впрочем, ушли они недалеко, потеряв только 2 и 3 места в рейтинге соответственно). Их место заняли Санкт-Петербург и Астрахань.

Первые четыре места остаются по-прежнему за нефтегазовыми регионами. На пятом – транзитная Калининградская область (через нее проходит «растаможка» значительной части российского импорта). Потом – частично нефтяные и добывающие Удмуртия, Астрахань и Коми. Но в этот список попал и Санкт-Петербург, вероятно, из-за наличия в нем центральных офисов некоторых российских добывающих компаний. Москва, где таких офисов намного больше, но больше и собственное производство, оказалась только на 21-м месте с показателем 43,3%.

Кому идут дотации

Топ-10 получателей «безвозмездных перечислений» из центра (по % к собственным доходам) в 2015 году практически не изменился по сравнению с прошлым годом (см. табл.). Северная Осетия–Алания сменила на последней его строчке Еврейскую автономную область.

Вся эта десятка регионов, несмотря на почти полную зависимость от центра, потребляет всего 19% всех дотаций из федерального бюджета, потому что крупных получателей дотаций (в рублях) там всего три – Крым, Дагестан и Чечня.

Крупнейшим получателем денег из центра является Москва, но в ее огромном бюджете это просто «растворяется» – всего 4,5% ее доходов. Москва, Московская область, Ростов и Краснодар из этой десятки перечисляют в федеральный бюджет больше налогов, чем получают из него дотаций. Другие шесть регионов из топ-10 по размеру дотаций – чистые получатели денег из центра.

На голодной диете


До мирового кризиса в 2007–2008 годах доля расходов бюджетов субъектов Федерации в общем бюджете (федеральный + субъектов) была около 45%. В целом это было недалеко до нормального бюджетного федерализма (50%:50%). Но с 2009 года она упала ниже 40% и выше этой планки поднималась только раз (2011 год). За 10 месяцев 2016 года этот показатель составил 38,4%. Вместо половины на регионы приходится немногим больше трети бюджетных расходов.

Это отражение политики Кремля – важно, чтобы регионы не имели лишней самостоятельности: поменьше должно быть самодостаточных регионов, а побольше – регионов, зависимых от денег из центра (межбюджетных трансфертов – МБТ). Политические выгоды такого подхода для Кремля и Белого дома очевидны, экономическая разумность – сомнительна.

В еще большей мере это относится к формированию муниципальных бюджетов: в 2015 году доля межбюджетных трансфертов составляла 63,4% их доходов (МБТ регионам – только 17%). Реальной самостоятельности при такой бюджетной политике местные власти иметь не могут. Такая самостоятельность не нужна ни Кремлю, ни губернаторам.

До поры до времени федеральный бюджет справлялся с такой дотационной нагрузкой. Как видно на графике, он оказал существенную помощь регионам во время первого кризиса XXI века (см. график «Трансферты регионам в РФ»). В 2008–2009 годах МБТ регионам резко выросли – до максимума последних лет, четверти их общих доходов. Рост МБТ в 2009 году составил 2,4 раза по сравнению с 2007 годом. И это произошло, несмотря на большие проблемы самого федерального бюджета: впервые за долгое время в нем образовался дефицит в 24% и 18% от его расходов (соответственно в 2009 и 2010 годах).

Затем Минфин начал последовательно «прикручивать краник», всячески сдерживая рост МБТ. В 2015 году их абсолютная величина составила 1,62 трлн руб., что меньше размера дотаций в 2011 году (даже без учета инфляции за эти годы).

В отличие от кризиса 2008–2009 годов, в текущем кризисе (2015–2016 годы) федеральный бюджет не стал помогать регионам, а, наоборот, продолжил политику сдерживания им дотаций. Хотя величина проблем самого федерального бюджета была существенно меньше – его дефицит был вдвое ниже (12–13% от расходов в 2015‑м и за 10 месяцев 2016 года). Помощь регионам, конечно, заметно увеличила бы дефицит федерального бюджета, Кремль на это не пошел.

Будущая трехлетка

В 2017 году по законопроекту о бюджете МБТ должны увеличиться на 4% – до 1,53 трлн руб. Но правительство как-то забыло сообщить, что база для этого роста (размер трансферта в 2016 году) будет сильно занижена (на 8,8%). В результате МБТ 2017 года после повышения на 4% окажется ниже 2015 года на 5,1%. Так росчерком пера реальное снижение выдается за рост.

Сокращение МБТ продолжится в 2018–2019 годах. Его доля в доходах региональных бюджетов в будущую трехлетку заметно снизится – с 17,4% в 2015 году до 15,7%, 14,7% и 13,3% соответственно.

При этом на бюджеты субъектов Федерации перекладывается большинство социальных расходов: в федеральном бюджете расходы на здравоохранение, образование, ЖКХ и другие сокращаются, но предполагается, что они удержатся на стабильном уровне и даже вырастут за счет расходов субъектов Федерации и внебюджетных фондов (медстрахования, капремонта и прочие).

На бюджеты субъектов возлагается и основная нагрузка по исполнению майских (2012 года) указов президента РФ Владимира Путина. В основном за их счет должны повышаться зарплаты врачам, учителям, преподавателям. Губернаторы поставлены в тяжелое положение, когда доходы из-за кризиса падают, а расходные обязательства растут. И попробуй их не выполни – в администрации президента следят за этим. Но ведь чудес не бывает. Откуда регионы могут взять деньги?

Поэтому они задирают региональные и местные налоги, насколько могут. Например, налог на имущество, налоги на малый бизнес и индивидуалов, сокращают льготы по налогам.

А правительство все время выходит с яркими инициативами о предоставлении регионам прав по установлению налогов, цинично демонстрируя свой якобы «либерализм»: как же, и налоги снижает, и полномочия регионов расширяет. Но регионы поставлены в такое положение, что пользоваться возможностями по снижению налогов не могут. А если воспользуются, то Минфин может решить, что, похоже, многовато доходов у региона и пора ему урезать МБТ.

Примерно так устроена современная бюджетная система в Российской Федерации.

Долги регионов

Для финансирования своих расходов регионы вынуждены занимать в долг. На 1 ноября 2016 года сумма долгов субъектов Федерации составляет 2,2 трлн руб., кроме того, долги муниципалитетов – 345 млрд руб.

Доля межбюджетных кредитов (МБК) у субъектов составляет 49%, а у муниципалитетов – 34%. Это долги с минимальной процентной ставкой (как правило, 0,1% в год). Коммерческое заимствование (у кредитных учреждений и ценные бумаги) – 46% у регионов и 60% у муниципалитетов (тут процентная ставка может составлять 10% и более).

Практически все партии шли на выборах в Госдуму в 2016 году под лозунгом замещения коммерческих кредитов межбюджетными. Но этого явно не будет происходить. В 2016 году объем МБК должен увеличиться на 310 млрд руб. На 2017–2018 годы – на 100 млрд руб., а в 2019‑м – на 50 млрд руб. В результате поправок Совета Федерации, принятых во втором чтении бюджета, МБК в 2017–2018 годах удвоились (хотя остались на треть меньше объема текущего года), а в 2019‑м не изменились. Это выдается и самими сенаторами, и официальной прессой за большую победу. А на самом деле мало что меняет…

В принципе, размер долгов субъектов Федерации и муниципальных образований – достаточно небольшие суммы. В целом по стране он составляет около четверти их годовых доходов (трети собственных доходов, без учета МБТ).

Однако коммерческие кредиты стали составлять заметную сумму расходов на обслуживание долга в условиях, когда регионы считают каждую копейку. Но, главное, по некоторым субъектам ситуация может оказаться критической. В недавно опубликованном прогнозе международного рейтингового агентства S&P говорится, что положение региональных бюджетов субъектов РФ будет ухудшаться и через два года четверть из них рискуют оказаться на грани дефолта.

Примечание. Количество разнообразных видов МБТ составляет десятки, если не сотни наименований различных дотаций, субвенций, субсидий и иных трансфертов. Под каждый существует собственная методика расчета. Плюс к этому финансирование регионов идет по целому ряду федеральных целевых программ. Поэтому данные о реальных размерах МБТ надо брать из расчетов консолидированного бюджета субъектов Федерации (где этот показатель называется или МБТ, или «Безвозмездные поступления от других бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». Но не из самого федерального бюджета (который отражает в этой графе только часть МБТ).

Методология исследования-2016
Интегральные показатели, используемые в исследовании

Исследование российских регионов проводилось по трем группам интегральных показателей:

■ уровня жизни населения;

■ уровня экономического развития;

■ экономической динамики.

Уровень жизни населения определялся на основе показателей (последние три показателя – в обратной зависимости: чем меньше – тем лучше):

■ Доходы – среднедушевые денежные доходы населения (руб./мес.), сентябрь 2016 года;

■ Занятость – уровень занятости, в % от численности населения в возрасте 15–72 лет за август–октябрь 2016 года (в среднем за период);

■ Жилье – общая площадь жилых помещений, кв. м в среднем на одного жителя, конец 2014 года;

■ Авто – число собственных легковых автомобилей по субъектам Российской Федерации (штук на 1000 человек населения), 2015 год;

■ Комп. – персональные компьютеры (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств; 2014 год; на 100 домохозяйств; штук);

■ Моб. – мобильные телефоны (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств; 2014 год; на 100 домохозяйств; штук);

■ Отдых – организация отдыха и культурные мероприятия, в % к потребительским расходам домашних хозяйств (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств), II квартал 2015 года;

■ Сбер. – прирост финансовых активов (в % от общего объема денежных расходов и сбережений), 2014 год;

■ Алк+Т – алкогольные напитки и табачные изделия, в % к потребительским расходам домашних хозяйств (по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств), II квартал 2015 года;

■ Бедность – численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в % от общей численности населения субъекта), 2015 год;

■ Преступ. – число зарегистрированных преступлений на 100 000 человек населения, январь–октябрь 2016 года.

Примечание. Для Республики Крым и г. Севастополя половина расчетных показателей по уровню жизни отсутствует, поэтому им присвоены номера соответственно 84 и 85, отражающие не их реальное место в рейтинге по уровню жизни в регионах, а только номер по порядку.

Уровень экономического развития включал показатели (последний показатель – в обратной зависимости: чем меньше – тем лучше):

■ ВРП – валовый региональный продукт на душу населения, 2014 год (млн руб./чел.);

■ Занятость – уровень занятости, в % от численности населения в возрасте 15–72 лет за август–октябрь 2016 года (в среднем за период);

■ Инвестиции – доля инвестиций в ВРП (%): инвестиции в основной капитал к валовому региональному продукту (в фактически действовавших ценах), 2014 год;

■ Прибыль – финрезультат на 1 занятого, тыс. руб.: сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) деятельности организаций, январь–сентябрь 2016 года, млн руб., к численности занятых в среднем за 2015 год (по данным выборочных обследований населения по проблемам занятости), тыс. человек;

■ Доходы – среднедушевые денежные доходы населения (руб./мес.), сентябрь 2016 года;

■ Дотации – доля безвозмездных поступлений в доходах консолидированного бюджета субъекта Федерации, факт по 2014 году, %. В качестве показателей по Республике Крым и г. Севастополю использованы данные из законов субъектов Федерации об исполнении бюджета за 2015 год (первый полный год в составе РФ).

Примечание. Оценка валового регионального продукта (ВРП) по Республике Крым и г. Севастополю за 2014 год проведена Росстатом впервые, в текущих ценах и за неполный календарный год. Расчет основывается на данных, полученных от респондентов этих субъектов Российской Федерации. Итоговая оценка ВРП за 2014 год будет уточнена после получения и обработки данных за 2015 год.

Показатель экономической динамики интегрировал:

■ Пром. – индекс промышленного производства за 10 месяцев 2016 года, в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■ РД – динамика реальных денежных доходов, 9 месяцев 2016 года, в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■ Инвест. – инвестиции в основной капитал за 9 месяцев 2016 года (по полному кругу хозяйствующих субъектов, за счет всех источников финансирования; в сопоставимых ценах, в % к соответствующему периоду предыдущего года);

■ Услуги – объем платных услуг населению за 10 месяцев 2016 года в сопоставимых ценах в % к соответствующему периоду предыдущего года;

■ С/х – индекс производства продукции сельского хозяйства за 9 месяцев 2016 года в % к соответствующему периоду предыдущего года (в г. Санкт-Петербурге явление отсутствует, принято за 100%).
Алгоритм расчета

По каждому показателю определялся ранг региона (его место в общем списке). Для получения интегральных показателей ранги суммировались без весовых коэффициентов и определялся интегральный ранг.

Источники: в расчетах использованы последние имеющиеся данные Росстата, а также данные из законов Республики Крым и г. Севастополя об исполнении бюджетов за 2015 год.

Последний раз редактировалось Chugunka; 19.11.2017 в 21:45.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 20:55. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS