Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Мировая политика

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #61  
Старый 02.12.2017, 19:43
Аватар для Михаил Делягин
Михаил Делягин Михаил Делягин вне форума
Местный
 
Регистрация: 11.08.2011
Сообщений: 172
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Михаил Делягин на пути к лучшему
По умолчанию В ожидании войны: Китай готовится к глобальному кризису

http://www.mk.ru/politics/2017/12/01...u-krizisu.html
Тотальные «кнут и пряник» трансформируют национальный характер в течение одного поколения
Вчера в 17:23, просмотров: 13562

Минувший XIX съезд правящей Коммунистической партии Китая оказался уникальным, знаменовав собой отказ от ряда казавшихся незыблемыми норм, введенных еще Дэн Сяопином. И главная из них — это механизм сменяемости лидера, по сути, по американскому образцу: через каждые два года.

фото: ru.wikipedia.org

Си Цзиньпин надломил его еще при своем избрании, пять лет назад, сразу же сконцентрировав в своих руках власть над армией. По «канону Дэна», первый срок нового руководителя контроль над армией, пуст номинально, оставался в руках прежнего руководителя, что обеспечивало «преемственность власти», а проще говоря — контроль уходящего лидера над преемником для обеспечения интересов теряющей власть группы. Сломав этот канон, Си Цзиньпин продемонстрировал волю к власти и политическую мощь.

На съезде после первого срока руководства страной, когда руководитель Китая, возглавляя армейские структуры, наконец обретал всю полноту власти, в высший орган партии — Постоянный комитет Политбюро — по традиции вводился (причем по рекомендации предшествующего лидера) относительно молодой, но уже авторитетный политик, который должен был сменить лидера еще через пять лет. Таким образом, созданная Дэн Сяопином система обеспечивала лидеру всю полноту власти не раньше, чем демонстрировала ему его преемника — представляющего, как правило, иную группу в руководстве Китая и выбираемого его предшественником.

На XIX съезде такого потенциального преемника в Постоянный комитет введено не было, — и это не менее важный фактор укрепления власти Си Цзиньпина, чем юридическое оформление его в качестве «ядра» партии и внесение в Устав его «мыслей» как одной из основ партийной идеологии. Это формально беспрецедентно (Си Цзиньпин поставлен тем самым в один ряд с создателем новой китайской государственности Мао Цзэдуном и архитектором его экономического прогресса Дэн Сяопином, причем даже выше последнего, так как Дэн был удостоен такой чести лишь посмертно), а содержательно делает Си Цзиньпина не только неуязвимым, но и непререкаемым лидером.

Китайские аналитики и российские китаисты (в частности Юрий Тавровский) еще в течение первого срока Си Цзиньпина указывали, что масштаб начатых преобразований не позволяет успеть реализовать их за первые 10 лет и, соответственно, создает возможность сохранения китайского лидера у власти на более долгий срок. XIX съезд КПК подкрепил эту гипотезу своими решениями, — хотя, разумеется, преемник может появиться и внезапно, в последний момент (среди 25 членов Политбюро трое молодых, включенных в него явно «на вырост»).

Принципиально важно, что столь серьезная концентрация власти (да еще и беспрецедентная) в таких больших системах, как Китай, не может быть результатом только воли к власти той или иной политической группировки. Это обязательно результат глубоких изменений всего общественного организма, на фоне которой появление даже новых групп элиты является незначительной флуктуацией.

Безусловно, в стране, охваченной жесточайшей борьбой с коррупцией, не до демократизации. О масштабах этой борьбы свидетельствуют жалобы российских переговорщиков, которым порой оказывается просто не с кем разговаривать: в некоторых крупнейших государственных корпорациях Китая (что означает крупнейшие государственные корпорации мира) под следствием находилось одномоментно более трети высших и средних менеджеров. Они исправно ходили на работу и даже вели переговоры, — но вот принимать никакие решения категорически не хотели, боясь, что они также будут поставлены им в вину. (Ведь каждое решение кому-то выгодно, а кому-то нет, и чувствующая себя обиженной сторона может обвинить принявшего решение в коррупции.)

Однако борьба с коррупцией в Китае имеет не только юридический, внутриполитический и экономический (замедление роста экономики при росте социальных ожиданий требует перераспределения ресурсов в пользу бедных и «среднего класса»), но и глобальный аспект: это инструмент кардинального ослабления влияния Запада и укрепления суверенитета Китая.

Еще пять лет назад китайские аналитики указывали на глубокое перерождение китайского управленческого корпуса. Пройдя через западные образовательные программы (пусть даже на территории Китая), китайские управленцы из патриотов превращались в менеджеров, служащих Китаю не потому, что это их родина, а потому, что в данный момент это им выгодно. Тотальный характер указанных программ привел к глубокому перерождению китайского управляющего класса. По некоторым оценкам того времени, Си Цзиньпин должен был стать последним патриотом во главе Китая; уже его преемником должен был стать прозападный по своим ценностям менеджер.

Возможно, поэтому после прихода к власти Си Цзиньпина почти обязательное до того западное обучение руководителей было прекращено (что, кстати, открывает прекрасные перспективы для части российской системы подготовки управленцев, еще не пораженной либеральными метастазами). Однако масштабное и глубинное влияние западных конкурентов на китайскую государственность, подрывавшее суверенитет Китая накануне критического обострения глобального кризиса, требовало радикальных мер, — и тотальная борьба с коррупцией признана эффективным средством «перекодирования» воспитанного по западным методичкам управляющего класса.

Помимо его оздоровления концентрация власти представляется подготовкой к грядущим бурям — как экономическим (ибо загнивание глобальных монополий приведет к распаду глобальных рынков на макрорегионы с тяжелыми последствиями для овладевшего глобализацией Китая), так и военно-политическим.

В 2021 году в Китае намечен спуск на воду авианосца нового поколения, а вскоре — еще одного. С учетом имеющихся двух авианосцев (купленного у Украины якобы для парка аттракционов советского авианесущего крейсера «Варяг» и его увеличенной копии) это изменит баланс сил в Мировом океане, — чего США, по мнению китайских аналитиков, допустить не могут. Способность Китая защитить свои морские коммуникации качественно подорвет гегемонию США и потому может вызвать их опережающую агрессию. Наиболее вероятное время — 2020–2021 годы, наиболее вероятное место — Южно-Китайское море (правда, лишь в случае успешного подавления Северной Кореи, которая, несмотря на отвращение к ее режиму, приобрела поэтому для Китая особое значение).

Понятно, что ожидание войны, которая может перерасти в третью мировую, и подготовка к ней требуют концентрации власти. Особенно важно, что эта война поставит крест на мечте о неуклонном росте благосостояния (не говоря об обещании Си Цзиньпина побороть смог — «вернуть голубое небо» крупнейшим мегаполисам) и вновь отбросит китайское общество от намеченного как раз на эти году достижения уровня «средней зажиточности», что будет воспринято им крайне болезненно.

Ведь, даже если дело ограничится локальными столкновениями, они изменят всю карту мировой торговли: доступ Китая на жизненно важный для него рынок США будет кардинально ограничен, что приведет к качественному росту значения остального мира, включая Европу. Осознание этого вдыхает новую жизнь в инициативу «Один пояс и один путь» — модель глобализации по-китайски, а не по-американски.

Если в 1995 году Клинтон возгласил «глобализация — это Америка», то выступление Си Цзиньпина в Давосе в начале этого года зафиксировало качественно новую реальность: сегодня глобализация — это Китай. Болезненно переживая (самое позднее с 2003 года) свою неспособность осознать глобальные последствия собственных действий, уже давно воссоздавших биполярную систему мировых отношений, Китай прилагает огромные усилия для глобального стратегического планирования, — и у него начинает получаться.

Революционный по сути характер XIX съезда отвлек внимание от глубочайших общественных преобразований.

И дело далеко не только в экономике. Прекращение замедления экономического роста в этом году означает незамеченную революцию: усилия китайского руководства по снижению зависимости от экспорта и обеспечению развития за счет внутреннего рынка наконец-то, после полутора десятилетий отчаянных усилий, принесли первые плоды. Но это лишь первый робкий признак изменения вектора экономического развития Китая, и его закрепление потребует титанических усилий. Недаром китайские аналитики отмечают, что теперь, после концентрации власти, главной сферой внимания Си Цзиньпина становится экономика.

Однако экономические успехи — лишь порог к глубокому преобразованию общества и человека. Советский опыт показал: достигнув комфорта, человек меняет свои общественные потребности, — и, чтобы он не разрушил общество социальной справедливости, его самого надо преобразовать. И здесь главным инструментом государственной политики становится цифровизация, отнюдь не сводящаяся к искусственному интеллекту, уже управляющему транспортным движением мегаполиса Ханчжоу.

Под скучным наименованием «система социального кредита» энергично тестируется система поощрения добропорядочной личности на основе косвенных признаков. В Китае совсем недавно, при Си Цзиньпине была отменена возможность заключать антиобщественные элементы в трудовые лагеря без суда — на основе заявлений соседей и решения участковых. На смену ей идет тотальное наблюдение за поведением людей, в рамках которого добропорядочные граждане получают многочисленные материальные и социальные льготы, а нарушающие принятые нормы и вызывающие раздражение окружающих поражаются в социальных правах.

Тотальный «кнут и пряник» трансформируют национальный характер в течение одного поколения — и последствия этого эксперимента еще предстоит осмыслить, в том числе и китайскому руководству.
Михаил Делягин, Директор Института проблем глобализации
Ответить с цитированием
  #62  
Старый 15.12.2017, 09:53
Аватар для Русаналит
Русаналит Русаналит вне форума
Местный
 
Регистрация: 17.08.2011
Сообщений: 325
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Русаналит на пути к лучшему
По умолчанию Китай принял решение с 2025 года отказаться от автомобилей с ДВС

9.09.17 Как сообщает агентство Bloomberg министр индустрии и информационных технологий Китая Синь Гобин заявил что правительство Китая согласовывает с другими заинтересованными инстанциями дату окончательного запрета на продажи автомобилей с двигателем внутреннего сгорания.

9.12.17 В Китае Changan - один из крупнейших автопроизводителей (выпуск - 1,4млн. авто в год) объявил о инвестициях в размере $15млрд. в электромобили и так же намерен к 2025 году отказаться от выпуска автомобилей на ДВС.

14.12.17 Глава китайского ГОСУДАРСТВЕННОГО автогиганта Beijing Automotive Group (пятая по величине автомобильная группа компаний в Китае) Сюй Хэйи заявил, что компания полностью прекратит продажи автомобилей с бензиновыми двигателями в Пекине к 2020 году, а в стране в целом к 2025 году.
Ответить с цитированием
  #63  
Старый 14.03.2018, 08:57
Аватар для Дмитрий Мельников
Дмитрий Мельников Дмитрий Мельников вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.02.2016
Сообщений: 2
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Дмитрий Мельников на пути к лучшему
По умолчанию Культ личности по-китайски

http://www.stoletie.ru/politika/kult...tajski_904.htm
Си Цзиньпину разрешили править пожизненно

12.03.2018

В ходе проходящей сейчас 1-й сессии Всекитайского съезда народных представителей (ВСНП) 13-го созыва были приняты изменения в Конституцию КНР, которые предусматривают закрепление за Си Цзиньпином роли фактически единоличного пожизненного руководителя страны, коль скоро сняты просуществовавшие несколько десятилетий подряд жесткие ограничения пребывания на высшем посту Китая более двух пятилетних сроков. Все это, конечно, дается Си и его верным последователям не без труда – работу ВСНП пришлось продлевать на пять дней.

Переизбрание в конце октября 2017 года Си Цзиньпина на пост Генерального секретаря ЦК Компартии Китая было воспринято в медийном пространстве в целом спокойно. А между тем руководящая роль за Си была закреплена не где-нибудь, а непосредственно в уставе КПК, такой чести удостаивались лишь Мао Цзедун и Дэн Сяопин. Надо отметить, что даже устав нашей ВКП(б) образца 1939 года, когда власть была сосредоточена фактически в руках одного человека, содержал ссылки лишь на идеи марксизма-ленинизма – в нем нет ни слова о руководящей роли «вождя всех народов». Так что по этой части китайские товарищи нас явно превзошли. Напомним, китайская компартия является крупнейшим политическим объединением в мире – в ней состоят десятки миллионов человек.

Однако в условиях острой фракционной борьбы во внешне кажущейся монолитной политической, военной и экономической элите нашего бывшего союзника по социалистическому лагерю единомыслия явно не наблюдается. Наверно поэтому в ходе сессии ВСНП Си и объявил о создании так называемого Национального фронта в качестве противовеса старым структурам.

Такой поворот говорит о том, что отношения стратегического партнерства между нашими державами будут развиваться, коль скоро у руля Китая остается человек, поднявший столь важное для нас в условиях санкций двустороннее сотрудничество на небывалую высоту. Однако не все так гладко, как это может показаться на первый взгляд.

Начнем с того, что Си известен своим неизменным стремлением обеспечить дальнейшее экономическое развитие своей страны за счет рыночных механизмов. Достаточно сказать, что его программная платформа, озвученная еще в 2013 году в момент прихода к власти, красноречиво говорит именно об этом. Взять хотя бы разрешение на продажу по рыночной стоимости крестьянами наделов, предоставленных им в долгосрочную аренду. Не нужно быть сколь-нибудь великим экономистом, чтобы понять, что такие меры уже в обозримом будущем могут привести к концентрации земель в руках тех, у кого есть достаточные денежные средства. И никакие ограничения роли играть не будут. Так и до социальных потрясений недалеко...

Еще один нюанс – Си даровал иностранным компаниям доступ в прежде запретные для них сферы, такие как банковское дело, социальные услуги, строительство. Для любого другого государства подобный сценарий нес бы значительные риски – немало случаев, когда зарубежные банки начинали диктовать свои правила игры. Конечно, для великой восточной державы все пока складывается благополучно – слишком велики финансовые ресурсы, но при неблагоприятном сценарии все может измениться. Кстати, в немалой степени благодаря этим мерам и получил право осуществления операций на территории КНР наш Сбербанк. Серьезный шаг был сделан в этом году, когда последние ограничения на проникновение иностранцев, за исключением стратегически важных отраслей и оборонки, были окончательно сняты. Одним из проводников китайской версии неолиберализма выступает придерживающийся прозападных взглядов вице-премьер Лю Хэ.

Конечно, Си Цзиньпин и его сторонники понимают, что снятие всех запретов на использование чисто рыночных, по существу капиталистических методов управления уже привело к возникновению проблем, присущих государствам с рыночной экономикой.

Прежде всего, это прозябание населения за чертой бедности. Видимо в этой связи была принята адресная программа поддержки малоимущих семей и социально уязвимых групп населения – инвалидов, пожилых и т.д. Определенные шаги предпринимаются и по дальнейшему развитию пенсионной системы, которая находится в Китае, строго говоря, в зачаточном состоянии. Но, тем не менее, негатив никуда не делся – в некоторых регионах китайцы не имеют денег даже на покупку чая. О многом может говорить и тот факт, что даже считающие себя зажиточными крестьяне не имеют полноценного водоснабжения, а вместо дров используют кукурузные кочерыжки или бытовые отходы.

Причина пробуксовки социальной политики Си заключается в ее явных нестыковках. Например, снятие запретов на регистрацию селян в городах, за исключением крупных, привело к массовому оттоку сельского населения, которое, будучи готово трудиться за любые деньги, по факту лишь увеличивает прослойку бедных.

С этого угла зрения можно рассматривать и решение Си Цзиньпина о создании огромной Шанхайской зоны свободной торговли. Да, оно принесло немало экономических дивидендов. Но не надо забывать и о том, что подобным образом и без того зажиточные южные приморские регионы страны получили еще одну возможность наращивания и без того немалого экономического потенциала, а значит, и дальнейшего повышения уровня жизни. В бедных западных и «середняцких» северных регионах подобные шаги расцениваются весьма неоднозначно. Не прибавляет оптимизма и существование районов с явно выраженными национальными проблемами, а точнее очагами сепаратизма, такими как Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Узел упомянутых выше противоречий затягивается с каждым годом все туже, все больше углубляется пропасть между различными социальными группами. Например, немалая часть городских жителей Поднебесной, которые автоматически причисляют себя отнюдь не к бедно живущей крестьянской массе, даже узнав о страшном диагнозе, отказывают себе в проведении сложных и потому дорогостоящих операций, боясь, что это станет неподъемной ношей для их родных и близких. На противоположном полюсе пребывают представители отнюдь не собирающейся расставаться с атрибутами сладкой жизни «элиты».

Надо ли говорить, что подобное расслоение в обществе отнюдь не способствует тому, чтобы китайский социум представлял собой нерушимый монолит.

В этих условиях для Си важно, чтобы потомки Конфуция вновь почувствовали себя единым целым, как это было сразу после образования КНР.

Поэтому он и его команда параллельно с упомянутыми выше чисто рыночными мерами используют инструментарий прошлых эпох. Они понимают, что значительная часть населения ностальгирует по эпохе Мао Цзедуна, основной отличительной чертой которой было, хотя бы показное, стремление к равноправию. В нынешних условиях, когда китайское общество впитало множество элементов капитализма, социальную справедливость, конечно, можно лишь изображать. Наверно, не случайно антикоррупционный лозунг Си Цзиньпина «бить и тигров и мух» до боли напоминает один из призывов «Великого кормчего». Впервые за многие годы на скамье подсудимых – крупные чиновники. Взять пример того же члена ЦК КПК Бо Силая, хотя и там без политической подоплеки не обошлось.

Другая сходная с Мао идеологическая опора Си – строительство армии, «которая способна победить в войне» и, по всей видимости, тесно связанная с этим лозунгом идея полного объединения страны, включая Тайвань – в свое время «Великий кормчий» почти достиг этой цели. Весьма симптоматичным в этой связи можно назвать периодическое появление Си в военной форме – тем самым нынешний правитель Срединного государства показывает своим солдатам, что он с ними одной крови. Как относятся китайские люди в погонах к подобным моментам – вопрос открытый, ведь многие из них не поддерживают устремления Си реформировать армию и иные силовые структуры. Поэтому, судя по надежной информации с мест, идет скрытый саботаж указаний Си поддерживать режим санкций в отношении Северной Кореи – ее рассматривают в качестве союзника и аванпоста в противостоянии Западу.

В этом контексте идет усиленная пропаганда заслуг Мао в строительстве нового Китая. Вот только сможет ли одновременно удержаться Си от русофобского крена, столь свойственного тому же Мао?

Ведь даже положения школьной программы о том, что Россия захватила часть территорий Китая, никто и не отменяет. Кто может дать гарантию того, что в случае усиления социального напряжения, что вполне вероятно, в качестве средства «выпустить пар», руководство КНР не станет поднимать вопрос о возврате этих земель...
Специально для «Столетия»
Ответить с цитированием
  #64  
Старый 24.05.2018, 21:04
Аватар для Фукидид
Фукидид Фукидид вне форума
Местный
 
Регистрация: 05.08.2011
Сообщений: 426
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Фукидид на пути к лучшему
По умолчанию 1 ОКТЯБРЯ – ДЕНЬ ОБРАЗОВАНИЯ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ


68 лет назад, 1 октября 1949 года, на торжественной церемонии на площади Тяньаньмэнь в Пекине Председатель Центрального народного правительства, избранного на Первой сессии Народного политического консультативного совета Китая, Мао Цзэдун провозгласил образование Китайской Народной Республики (КНР).

Победа народно-демократической революции в Китае положила конец закабалению китайского народа силами империализма, феодализма и компрадорской буржуазии, открыла путь к строительству социализма в этой самой многонаселенной стране мира. Советское правительство первым признало КНР и оказало ей экономическую и иную помощь в становлении народного государства. После Великой Октябрьской социалистической революции победа народно-демократической революции в Китае явилась новым сильнейшим ударом по всей системе мирового империализма.

Ко времени провозглашения Китая народной республикой он являлся отсталой страной со слаборазвитой промышленностью. Современный Китай – это развитая индустриальная держава, достигшая под руководством Коммунистической партии впечатляющих успехов в строительстве социализма с китайской спецификой и на протяжении последних 20 лет демонстрирующая миру невероятные темпы экономического роста.

В день 68-й годовщины со дня образования КНР пожелаем китайским товарищам новых побед и свершений на трудном, но славном пути, во имя процветания своей Родины и торжества социализма на нашей планете!
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
китай


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:10. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS