Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Право > Уголовное право > Общие вопросы

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 01.04.2014, 11:59
Аватар для "Особая буква"
"Особая буква" "Особая буква" вне форума
Новичок
 
Регистрация: 30.08.2011
Сообщений: 28
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
"Особая буква" на пути к лучшему
По умолчанию 1779. НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

http://www.specletter.com/pravosudie...tuplenija.html

Правосудие

Дело Егора Бычкова


Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, член Общественной палаты РФ

Дело Егора Бычкова создает опасный прецедент: человека осудили за «преступление» без признаков общественной опасности.
НАКАЗАНИЕ БЕЗ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 5 ноября 2010
Процесс по делу Егора Бычкова вызвал широкий общественный резонанс. Глава нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» получил три с половиной года колонии строгого режима за то, что удерживал наркоманов в своем реабилитационном центре, пытаясь вылечить их от наркозависимости. По всей стране проходили митинги в защиту Егора, его поддерживали блогеры, правозащитники, православная церковь. И это дало свой результат. 3 ноября Свердловский областной суд, рассмотрев кассационную жалобу Бычкова, пересмотрел приговор, назначив ему два с половиной года условного лишения свободы. Однако по сути это ничего не меняет. Огромное внимание общественности к этому делу обусловлено не только важностью проблемы борьбы с наркоманией. По мнению юристов, история Егора Бычкова может стать отправным пунктом в общенациональной дискуссии о направлении уголовной политики России. Нам нужно четко определить, за что мы можем наказывать человека и что мы считаем опасным для государства и общества.

Дело фонда «Город без наркотиков» — уголовное дело и последовавший за ним судебный процесс по обвинению руководителя нижнетагильской организации «Город без наркотиков» Егора Бычкова и двух сотрудников фонда в похищении, незаконном удержании и истязании пациентов реабилитационного центра для наркозависимых. Рассмотрев дело, Дзержинский районный суд Нижнего Тагила признал Бычкова виновным и приговорил его к трем с половиной годам лишения свободы в колонии строгого режима. Его помощник Александр Васякин был осужден на четыре года тюрьмы, а третий фигурант дела, Виталий Пагин, — на полтора года условно с испытательным сроком три года. Эти немалые сроки были назначены за то, что сотрудники центра «по договоренности с родителями, заключив договор с родителями, изымали наркомана из дома, помещали в реабилитационный центр с целью формирования стойкой утраты зависимости от психоактивных веществ» (дословная цитата из приговора).

В дискуссии о судьбе Егора Бычкова, главы нижнетагильского фонда «Город без наркотиков», наиболее популярными сюжетами являются заинтересованность наркомафии в посадке борца, возможная коррумпированность судьи, вынесшего решение, призывы пересмотреть дело, поддержка разных структур, простое сострадание и соболезнование. Но за этими разговорами мы упускаем существенный вопрос, который выходит далеко за рамки борьбы с наркоманией и не менее важен, чем честность и неподкупность судей. Это вопрос о том, за что мы судим конкретно этого человека и за что в принципе должно карать государство в лице правосудия.

Право, в том числе и уголовное, не существует само по себе. Задача права — отражать актуальное состояние развития общества и карать за то, что мешает его полноценному функционированию. В статье 14 Уголовного кодекса указано, что преступлением признается общественно опасное деяние — только такие деяния влекут за собой уголовную ответственность. Более того, законодатель специально оговорил, что «не является преступлением действие, не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству».

Какой же степенью общественной опасности обладало деяние Егора Бычкова? По логике судьи — достаточно высокой, учитывая то, что ему было назначено отбывание наказания в колонии строго режима. Но возникает предположение, что судья вообще забыл о существовании общей части Кодекса, где говорится о таких «тонких» материях, как понятие преступления, принципы вины, смысл наказания, общественная опасность, то есть о том, без чего статьи, содержащие конкретные уголовные составы и полагающиеся за них наказания действовать не могут. Иначе никак нельзя объяснить такой приговор.

Есть еще одна статья в той же общей части Уголовного кодекса за номером 39, которая называется «Крайняя необходимость». Она гласит, что «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости». А ведь предотвращаемая опасность по сравнению с той, за которую осудили Егора Бычкова (ст. 127 «Незаконное лишение свободы»), была явно выше. Но и эта норма не была применена в деле.

Очевидно, что деятельность фонда «Город без наркотиков» не несла в себе общественного вреда, а одну лишь только общественную пользу. Об этом свидетельствует и отсутствие претензий со стороны бывших наркоманов, и волна народной и административной поддержки героя, который признан судом преступником. Избавление от зависимости, которая уничтожает личность, от связи гражданина с криминально сферой (наркоторговлей) и от риска, что он пойдет на преступление из-за своего недуга, — что может быть полезнее для общества?

Таким образом, мы имеем прецедент, когда человека судят за «преступление» без признаков общественной опасности или опасность которого ниже опасности предотвращаемой. А ведь именно это является одним из краеугольных камней уголовного права. Такие случаи называются казусами и не влекут за собой уголовной ответственности. Очевидно, что казус Егора Бычкова должен нас привести к чему-то большему, нежели просто изменению решения конкретно по этому делу. Стало понятно, что страна нуждается в выработке уголовной политики, которая четко определит, за что мы можем наказывать, что мы считаем опасным для государства и общества.

Основные направления уголовной политики должны быть разработаны на основе серьезного комплексного экспертного обсуждения. К нему нужно привлечь ученых, политиков, судейское и адвокатское сообщество, представителей некоммерческого сектора, правоохранительных органов. Общественная палата взяла дело фонда «Город без наркотиков» на особый контроль. Но это лишь только первый маленький шаг.

Казус Егора Бычкова должен стать отправным пунктом в общенациональной дискуссии. В разрабатываемый документ, безусловно, должны войти и вопросы декриминализации экономических преступлений, поднятые полгода назад президентом. Если этого не сделать, то ситуации, подобные той, что случилась с Егором Бычковым, будут регулярно повторяться.

Получается, мы сами не знаем, за что боремся и за что наказываем.
209

Последний раз редактировалось Chugunka; 18.01.2018 в 07:56.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:48. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS