Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Экономика > Экономика России

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #71  
Старый 08.10.2020, 07:29
Аватар для «Московские новости» Евгения Киселева
Новичок
 
Регистрация: 03.02.2020
Сообщений: 7
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
«Московские новости» Евгения Киселева на пути к лучшему
По умолчанию АЛЯСКА НЕ НАУЧИТ

МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ №41 21-27.10.03
Природная рента не решит проблемы нашего благосостояния
«Остается искать компромисс, который с одной стороны, позволил бы сделать распределение национального дохода более справедливым, но, с другой стороны, не лишил бы добывающие компании стимулов к росту производства».

Налогоплательщик
ДОХОДЫ


«Хит» политического сезона-природная рента, то есть сверхдоходы от добычи нефти и газа. Вот и на прошлой неделе о ней вспоминали депутаты, обсуждая во втором чтении проект бюджета 2004 года. Их можно понять: средств на социальные нужды явно не хватает, а в предверии выборов хочется найти волшебную палочку, по взмаху которой эти средства появились бы. Вот только годится ли на роль волшебной палочки природная рента?

ОТНЯТЬ И ПОДЕЛИТЬ

Начнем с простого-с конституционной нормы, гласящей, что природные ресурсы используются в России «как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Исходя из смысла этой нормы, каждый имеет право на часть доходов от использовании природных ресурсов. Тем более что эти доходы связаны с большей частью не с трудом добывающих компаний, а с самим фактом наличия ресурсов, созданных природой. Однако в последние десять лет государство отказалось от использования подавляющей части ренты, передав ее в пользу добывающих компаний. К тому же им в процессе приватизации были переданы и основные фонды.
Конечно, часть природной ренты государственный бюджет (а значит, и граждане) все получаеи. Федеральный бюджет на 2003 год предусматривает получение 1.9 трлн. рублей налоговых доходов. Из них примерно 180 млрд. рублей дают поступления от налога на добычу полезных ископаемых и столько же-вывозные таможенные пошлины. Таким образом, даже если предположить, что российские компании экспортируют только приодные ресурсы, обьем изымаемой в бюджет природной ренты не превышает 12 млрд. долларов. Между тем, по разным оценкам, прибыль от экспорта природных ресурсов составляет от 30 до 40 млрд. долларов в год…. Значит, госбюджету (и через него-народу) достается в лучшем случае треть природной ренты.
Теоретически существуют три варианта использования этой ренты.
Первый, самый простой и радикальный-национализировать добывающие компании соответственно забрать все «сырьевые» доходы в бюджет.
Второй вариант-оставить все как есть.
И третий вариант-изменить принцип распределения доходов от природных ресурсов так, чтобы большая часть сверхприбыли попадала в бюджет.
Без сомнения, у первого варианта в нынешней России найдется немало сторонников. Уж больно привлекательно звучит в этом случае известный тезис «отнять и поделить». И массовых демонстраций в защиту «ЛУКойла» или ЮКОСа в этом случае ждать не стоит. Впрочем, точно так же не стоит в этом случае ждать и того, что хоть один доллар инвестиций в ближайшие годы придет в Россию. Скорее, наоборот: все, кто может, постараются максимально быстро переправить все, что имеют, туда, где лозунг «экспроприации экспроприаторов» не имеет шансов возродиться к жизни. И недаром на такие предложения всерьез не решаются даже радикалы. Даже один из лидеров блока КПРФ и руководитель «аграрной» фракции Госдумы Николай Харитонов высказался на эту тему осторожно: мол, «не идет ресь о том, чтобы взять мгновенно, отобрать, разобрать и разнести по территориям». По его словам, надо всего лишь «брать правильно налоги».
Что касается второго варианта, то его сторонниками, без сомнения, являются все нынешние владельцы и работники добывающих кампаний. По крайней мере крупных. Мелкие же кампании, а также те, кто работает на неэффективных месторождениях, только что начал разработку или инвестирует в новые месторождения, имеют все основания быть недовольными нынешней системой налогообложения. Ведь налог на добычу полезных ископаемых взимается в качестве фиксированной доли от обьема производства и не учитывает конкретных особенностей разрабатываемых месторождений.
Тем не менее сторонников этого варианта не так уж много. Слишком уж велик разрыв между сверхдоходами добывающих компаний и доходами остальной части общества. И слишком велико социальное расслоение-с одной стороны, два десятка обладателей крупнейших состояний, с другой- не менее 20 миллионов граждан, живущих за чертой бедности, и еще 20 миллионов, живущих недалеко от этой черты. Понятно, что рано или поздно они проголосуют за партии, которые предложат им какое-то решение «рентной» задачи.
Остается искать компромисс, который позволил бы сделать в распределении национального дохода (в его «природной» части) более справедливым и при этом не лишил бы добывающие компании стимулов к росту производства.

В ПОИСКАХ КОМПРОМИССА

Один из возможных подходов предлагает депутат Госдумы и лидер блока «Родина» Сергей Глазьев. По его мнению, надо уже в 2004 году ввести налог на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья, который может дать бюджету 145 млрд. рублей, а также увеличить вывозные пошлины на энергоемкие сырьевые товары, что позволит увеличить доходы еще на 85 млрд. рублей. Итого: 230 млрд. рублей-около 7 млрд. долларов. Это, как он считает, позволит поднять оплату труда, освободить предприятия от налога на прибыль в той части, в которой прибыль тратится на инвестиции, и стимулировать экономический рост. Заметим: не так давно Глазьев говорил о куда более масштабных изьятиях природной ренты-около 27 млрд. долларов в год.
Другой подход-у одного из лидеров СПС Егора Гайдара. Он полагает, что если и увеличить налог на сверхдоходы от добычи природных ресурсов, то на относительно скромную сумму: примерно 3 млрд. долларов. В качестве другого источника доходов бюджета в гайдаровском Институте экономики переходного периода рассматривает вывозные таможенные пошлины, полагая, что они в меньшей степени, чем увеличение налогов, приводят к росту цен на топливо, а значит, на все остальные товары и услуги. Увеличить пошлины-вот и появятся дополнительные доходы.
Свой взгляд на проблему и в «Яблоке». Он заключается во введении налога на сверхприбыль в добывающем секторе, с установлением нормы прибыли для нефтегазовых компаний в 25-30 процентов. В перспективе, по мере введения этого налога, вывозные таможенные пошлины на природные ресурсы должны быть вообще ликвидированы. Кроме этого, предлагается дифференцированный подход к налогообложению месторождений, расположенных в разных условиях, и освобождение инвестиций от части налоговой нагрузки. Наконец, по мнению «Яблока», надо пересмотреть существующий механизм формирования акцизов. Традиционно подакцизные товары-это предметы роскоши и «плата за вредные привычки»: алкоголь и табак. В России же, согласно Налоговому кодексу, акцизом (косвенным налогом, прямо включаемым в цену товара) облагается и бензин, и дизельное топливо, и моторное масло, и природный газ. То есть те товары, которые жизненно необходимы и сами являются сырьем для других отраслей экономики.
Ответить с цитированием
  #72  
Старый 16.10.2020, 19:24
Семен Кимельман Семен Кимельман вне форума
Новичок
 
Регистрация: 16.10.2020
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Семен Кимельман на пути к лучшему
По умолчанию Революция в недропользовании

https://www.ng.ru/economics/2001-06-...evolution.html
23.06.2001 00:00:00

Цитата:
Автор: член Межведомственной рабочей группы правительства РФ по отработке механизма перевода на рентные платежи организаций и предприятий ресурсодобывающих отраслей, заведующий отделом инвестиционно-финансовых механизмов, лицензирования и раздела продукции ВИЭМСа.
Основу экономики России составляет и, вероятно, еще долго будет составлять освоение и разработка минерально-сырьевой базы (МСБ) - поэтому законодательство о недрах и его развитие в существенной мере формируют экономическую политику и направления ее реформирования. Сегодня наблюдается раздвоенность в реформировании недропользования. В бюджетном послании на 2002 год и в послании Федеральному собранию РФ "Не будет ни революции, ни контрреволюции" президент нацеливает на "постепенное расширение применения рентных принципов в отношении налоговых платежей за пользование недрами". Тем не менее правительство РФ начало осуществлять серьезные преобразования в недропользовании, которые можно с уверенностью назвать ползучей революцией. Прежде всего правительство в лице его экономического блока решило полностью отказаться от тех зачатков рентного налогообложения недропользователей, которые имеются в законодательстве о недрах, таможенном законодательстве, и были отражены в части первой Налогового кодекса (НК).

Вместо действующих налогов на недропользование, улавливающих хотя бы какую-то, пусть пока небольшую часть (до 20%) горно-геологической ренты, правительство предложило принять единый налог на добычу полезных ископаемых в виде процентной ставки к стоимости товарной продукции. Ввиду особой любви и привязанности правительства к нефтяным олигархам для них сделано исключение - установлена единая твердая ставка, а именно 425 руб. с каждой тонны нефти (чуть меньше 15 долл.), а по существующей системе за пользование недрами нефтяники должны были платить не менее 40 долл. Такой щедрый подарок сделан офшорноупакованным нефтяникам.

Но собственно революцией является не введение налога на добычу, а те последствия, которые вытекают из этого нововведения. Вместо изъятия горной ренты в пользу государства как собственника недр, то есть в пользу каждого российского гражданина, новый налог на добычу сродни акцизам, которые, как известно, оплачивают покупатели, то есть мы с вами, главным образом на товары повышенного спроса не первой необходимости, такие как водка, меха, ювелирные изделия и т.п. Теперь из нашего кармана правительство намерено оплачивать "акциз" на минеральное сырье, как будто у нас с вами повышенным спросом пользуется добываемая, к примеру, железная руда. И зачем она нам нужна?

Поскольку из налоговой системы исключаются платежи за пользование недрами, то пользование месторождениями становится бесплатным. Мало того, что одновременно с приватизацией добывающим предприятиям государство бесплатно передало горное имущество (скважины, карьеры и т.п.) и производственно-социальную инфраструктуру (трубопроводы, дороги, целые построенные города и т.п.), государство теперь еще хочет передать в бесплатное пользование и участки недр со всеми содержащимися в них минерально-сырьевыми ресурсами. Еще один щедрый подарок! Не правда ли?

Но если исключается система платного недропользования, то становится не нужной и система лицензирования участков недр, основу которой составлял лицензионный договор, устанавливающий ставки налогов за пользование недрами. Другими словами, лицензия на пользование недрами становится в один ряд с лицензией на торговую, юридическую и прочую любую деятельность, то есть лицензия на право добычи полезных ископаемых превращается в лицензию на добычу и, что самое главное, допускает беспрепятственную торговлю полезными ископаемыми и продуктами их товарного передела.

Правительство предлагает платное недропользование сохранить только при проведении геологоразведочных работ, которые, как известно, до сих пор финансировались за счет специальных отчислений на воспроизводство МСБ, вносимых в бюджет добывающими предприятиями за каждую тонну поднятого на-гора сырья. Теперь из нашего с вами государственного бюджета будут финансироваться не только стоимость собственно геологоразведочных работ, но и налог за право их проведения. Правительство, конечно же, рассуждает "правильно". Кто-то же должен готовить новые участки недр. Но если недра являются народным достоянием, то народ сам из народного бюджета должен разведывать новые месторождения, чтобы бесплатно передать их олигархам, взращенным тем же самым народом.

Если представить себе, что из Закона "О недрах" исключается более половины статей, связанных с лицензированием и платностью недропользования, то собственно Закон "О недрах" становится ненужным. И впрямь, зачем он нужен в урезанном виде, зачем оставлять статьи, закрепляющие положения Конституции Российской Федерации о разграничении компетенции федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Федерации в сфере регулирования отношений недропользования? Тем более что одновременно с введением налога на добычу предлагается исключить из Закона "О недрах" разделение платежей при пользовании недрами между федеральным бюджетом, бюджетом субъекта Федерации и местным бюджетом.

В Конституции РФ по опыту зарубежных стран с федеративным устройством записано, что "земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на данной территории". Именно поэтому в государствах с федеративным устройством (США, Канада, Германия и др.) платное недропользование регулируется специальным законодательством о недрах, а чаще всего горным кодексом, но не налоговым законодательством. Более того, согласно этим горным кодексам основная часть платежей за пользование недрами формирует бюджеты субъектов Федерации, является их исключительной компетенцией - вплоть до установления ставок платежей. Наше правительство вопреки международной практике почему-то хочет отстранить органы власти субъектов Российской Федерации от установления ставок платежей за пользование недрами и лишить народы, проживающие на территории этих субъектов, конституционного права на значительную часть горной ренты, принадлежащей им.

Каждое месторождение полезных ископаемых является уникальным, неповторимым и невоспроизводимым природным объектом, который имеет присущую только ему стоимостную оценку, как часть национального богатства. И ценность природного объекта, представляющая национальное достояние, определяется рыночной стоимостью извлекаемого сырья или первых продуктов его товарного передела за вычетом нормативных затрат. Если ценность является положительной величиной, то есть если месторождение является рентабельным в действующей системе рыночных отношений, то недропользователь должен получить только приемлемую предпринимательскую прибыль. Величина, представляющая разность ценности и приемлемой прибыли, собственно, и является суммой горной ренты, которая по праву государственной собственности на участки недр принадлежит исключительно государству, а в его лице Федерации и субъекту Федерации.

Взять горную ренту у природы - задача правительства и одновременно ответственность правительства перед народом. В этой связи совершенно непонятно, почему правительство вместо индивидуального расчета горной ренты и установления в лицензионном договоре с недропользователем порядка внесения ее в бюджеты разного уровня хочет ввести уравниловку для всех природных объектов в виде твердых ставок налога (читай - акциза) на добычу полезных ископаемых, не считаясь с величиной национального богатства, которая строго индивидуальна и присуща только конкретному месторождению.

И последнее. Рента, представляющая собой платеж суммы сверхнормативной прибыли, не может взиматься ни в виде налога, включаемого в себестоимость товарной продукции минерального сырья, ни в виде акциза, что предлагает нам правительство, представив в Госдуму законопроект налога на добычу. Другими словами, правительство решило пойти революционным путем, а именно не только не изымать ренту у пользователя недр, но при этом еще обложить акцизом народ, которому по праву принадлежит рента. Спрашивается, зачем нам нужна такая революция?
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 16:44. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS