Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Партстроительство > Партия народной свободы

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 14.02.2014, 10:38
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию *1233. Хроника

http://svobodanaroda.org/news_part/156/
13.12.2010

"Сегодня нам нужен прорыв к выборам"

В Москве прошел съезд коалиции демократических сил "За Россию без произвола и коррупции", собравший делегатов четырех организаций - Российского народно-демократического союза, "Демократического выбора", "Солидарности", Республиканской партии России.

На съезде было принято заявление "Власть играет с огнем!", в котором отмечается, что ситуация в стране развивается по самому неблагоприятному сценарию - в направлении русского бунта. Об этом свидетельствуют события 11 декабря на Манежной площади. "Эти события показали, что деградация государственных структур достигла критического уровня, за которым стоит их полное уничтожение", отмечается в документе. "В сложившихся обстоятельствах мы требуем немедленного начала реальной реформы всех российских силовых структур с целью поставить их под контроль гражданского общества и заставить защищать права и свободы российских граждан.<…> Добиться этого в рамках существующей политической системы - невозможно. Это с новой силой подчеркивает необходимость перезревших политических изменений в России, скорейшей ликвидации бесконтрольности власти, обеспечения подлинного народовластия", говорится в документе.

После принятия заявления с докладами об общественно-политической ситуации в стране и задачах Коалиции выступили лидеры организаций, входящих в Коалицию - Михаил Касьянов, Владимир Милов, Борис Немцов, Владимир Рыжков.

Сегодня за Путина готовы проголосовать лишь 25% избирателей, власть полностью себя дискредитировала, отметил в своем выступлении лидер РНДС Михаил Касьянов. "Мы создаем альтернативу нынешней власти, люди устали от произвола и коррупции, и поэтому мы так назвали нашу партию - "За Россию без произвола и коррупции", - сказал Касьянов. - Мы должны немедленно представить альтернативу нынешнему режиму".

"Сперва мы проведем все необходимые по закону действия, чтобы зарегистрировать нашу политическую партию, Партию народной свободы. Это вовсе не означает, что мы считаем правильными все эти партийно-политические законы. Но, будучи законопослушными гражданами, сегодня мы исполним то, что от нас формально требуют, сколь бы сложно это ни было. К сожалению, в рамках выстроенной правовой системы это единственный способ добиться доступа к выборам. А выборы мы считаем единственным способом добиться перемен в нашей стране. Нас зарегистрируют, если все наши активисты выйдут на улицу и власть поймет, что не зарегистрировать нас уже невозможно", - сказал Касьянов.

"Сегодня нам нужен прорыв к выборам", - заключил Касьянов.

О непрофессионализме нынешней власти говорит тот факт, что при цене на нефть выше 70 долларов у нас огромный дефицит бюджета, отметил в своей речи лидер "Демократического выбора" Владимир Милов. "При том, что когда премьер-министром России был Михаил Касьянов нефть стоила 24 доллара за баррель и профицит бюджета у нас был 1,5%", отметил он.

Власть сама себя дезавуировала - она против России без произвола и коррупции, отметил в своем выступлении лидер "Солидарности" Борис Немцов. Перед началом съезда Коалиции у гостиницы "Измайлово" прошел пикет "России Молодой". Активисты в масках Микки-Мауса раздавали поп-корн под растяжкой "Оранжевый дурман, вали за океан". Акция была согласована московскими властями. По словам Бориса Немцова, созданная Коалиция будет не только антипутинской, но и антифашистской.

Лидер РПР Владимир Рыжков привел в своем выступлении слова Черчилля о том, что любой автократический режим боится любой новой, иной, свободной мысли.

"Мы победим!", - именно такими словами заканчивали свои выступления лидеры движений, входящих в Коалицию.

Во второй половине дня прошел учредительный съезд Партии народной свободы "За Россию без произвола и коррупции", на котором были приняты устав и программа партии, выдвинуты кандидаты в руководящие и контрольно-ревизионные органы, принято решение о создании региональных отделений.

Большинством голосов было одобрено решение присоединиться к резолюции участников Гражданского конституционного форума по делу Ходорковского и Лебедева.

Содержание темы:
01 страница
#01. РПР-Парнас. "Сегодня нам нужен прорыв к выборам". 14.02.2014, 09:38
#02.
#03.
#04.
#05.
#06.
#07.
#08.
#09.
#10.
02 страница
#11.
#12.
#13.
#14.
#15.
#16.
#17.
#18.
#19.
#20.
03 страница
#21.
#22.
#23.
#24.
#25.
#26.
#27.
#28.
#29.
#30.
04 страница
#31.
#32.
#33.
#34.
#35.
#36.
#37.
#38.
#39.
#40.
05 страница
#41.
#42.
#43.
#44.
#45.
#46.
#47.
#48. Елена Мухаметшина. Партию «Парнас» раздирают скандалы
#49.
#50.

Последний раз редактировалось Chugunka; 22.12.2017 в 08:11.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 14.02.2014, 10:41
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию Памяти Бориса Ельцина

http://svobodanaroda.org/news_part/527/
01.02.2011

1 февраля лидеры демократической коалиции "За Россию без произвола и коррупции" Михаил Касьянов, Владимир Милов, Борис Немцов и Владимир Рыжков возложили венок на могилу первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина на Новодевичьем кладбище, почтив его память в связи с 80-летием со дня рождения.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 14.02.2014, 10:44
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию Пресc-конференция Бориса Немцова в Европарламенте

http://svobodanaroda.org/news_part/665/
16.02.2011

16 февраля 2011 года Борис Немцов в ходе своего визита с Стассбург принял участие в прессконференции в Европейском Парламенте.

Учавствовали: Хейди Хаутала, Вернер Шульц и Борис Немцов.

Видео на английском языке без перевода.

When: Wednesday, 16 February - 14.00-14.30 (Strasbourg time)
Where: Press room, European Parliament, Strasbourg
With: Boris Nemtsov (Russian opposition leader)*, chair of the EP subcommittee on human rights Heidi Hautala, and Green MEP Werner Schulz, deputy chair of the EP Russia delegation, with the participation Andrei Nekrasov, board member of Solidarity.

With Russian prime-minister Vladimir Putin set to visit Brussels later this month (24 February) and in the context of a European Parliament debate the rule of law in Russia (Tuesday, 15 February), the Greens/EFA group is hosting a press conference with Russian opposition leader Boris Nemtsov.

* Boris Nemtsov is a leader of the Russian democratic opposition, a former deputy prime-minister of Russia and a former deputy speaker of the Russian parliament. In December 2008 he became one of the leaders of "Solidarity", a new pro-democracy opposition movement which also includes Garry Kasparov, Vladimir Bukovsky, Lev Ponomarev and other prominent figures. In December 2010 Boris Nemtsov, Mikhail Kasyanov, Vladimir Ryzhkov, Vladimir Milov established opposition party – Party of people’s freedom.

Источник: http://greenmediabox.eu/archive/2011...essconference/
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 14.02.2014, 10:46
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию О докладе ИНСОРа

http://svobodanaroda.org/news_part/869/
19.03.2011

Институт современного развития (ИНСОР) опубликовал свой доклад «Обретение будущего. Стратегия 2012», который по замыслу авторов может стать программой действий Президента России, который будет избран в 2012 году. В докладе весьма убедительно говорится о том, почему стране нужна модернизация и о том, к каким негативным последствиям может привести консервация сегодняшнего положения дел. Мы разделяем большинство данных оценок и с удовлетворением отмечаем, что в доклад вошли многие пункты нашей программы.

Вместе с тем, нельзя не отметить тот факт, что в докладе предлагается отложить какие-либо политические реформы в стране до 2016 года, до следующих выборов в Государственную думу. А до того времени стране предлагается сохранить пресловутую «вертикаль власти» в надежде на то, что она вдруг продемонстрирует «экстраординарную политическую волю» и начнет решительные преобразования в стране.

Мы считаем, что сегодня в нашей стране решение любой проблемы невозможно без либерализации политической системы и восстановления политической конкуренции. Только таким образом можно прекратить произвол бюрократии, считающей себя «правящим классом», только на этой основе можно вести успешную борьбу с всё разъедающей коррупцией.

Нынешняя российская власть полностью дискредитировала себя, доверие к ней со стороны мыслящей части общества стремительно падает, а именно эти слои могут и должны стать опорой модернизации. Негативные процессы внутри страны и общества развиваются слишком быстро. Если Россия думает о будущем, то модернизация должна начаться немедленно, и первым её элементом должна стать решительная ломка закостеневшей политической системы.

Михаил Касьянов, Владимир Милов, Борис Немцов, Владимир Рыжков.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 14.02.2014, 10:47
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию В Московской области создано региональное отделение Партии народной свободы

http://svobodanaroda.org/news_part/821/
20.03.2011

Учредительное собрание подмосковного регионального отделения Партии народной свободы состоялось 19 марта в г. Можайске. Руководителем избран Валерий Николаевич Бакунин.

Источник: http://www.facebook.com/album.php?ai...0&l=6940d18296
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 14.02.2014, 10:50
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию Владимир Рыжков: Победа РПР – самое тяжелое поражение Кремля в ЕСПЧ

http://svobodanaroda.org/news_part/1139/
14.04.2011

Сокрушительная победа Республиканской партии России (РПР) в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) будет иметь огромные и долгосрочные последствия для будущего развития политических процессов в России. РПР – первая в российской истории партия, победившая в европейском суде в споре с государством, и всего лишь вторая - во всей послевоенной европейской истории. Победа РПР важна не только для самой партии, но и для всех политических сил и групп страны, для всех граждан страны. Победа РПР – самое тяжелое поражение Кремля в ЕСПЧ, и это событие отразится не только на внутриполитических, но и на международных позициях правящей в России властной группировки.

Вкратце напомню суть дела. РПР – старейшая в России демократическая партия, была создана из Демократической платформы КПСС еще в ноябре 1990 года. РПР участвовала во всех (кроме последних) выборах в Государственную Думу, и была представлена своими депутатами во всех созывах российского парламента.

Последний раз РПР успешно прошла перерегистрацию в 2002 году. В 2005 в РПР пришла группа политиков, включая автора этой статьи, депутата Госдумы Валерия Зубова, лидера движения солдатских матерей Валентину Мельникову и других. Была поставлена амбициозная задача – выиграть парламентские выборы 2007 года и создать в Госдуме самостоятельную фракцию РПР. Партия успешно шла к решению этой задачи – на момент лишения партии регистрации в 2006 году, электоральный рейтинг РПР, согласно опросам, уже достигал 3-4%, и имел устойчивую тенденцию к росту. Партия успешно принимала участие в региональных и местных выборах, например, в Тульской и Астраханской областях.

Однако, сразу же после активизации работы партии и прихода в нее группы оппозиционных политиков, Кремль взял курс на блокирование работы партии и ее ликвидацию. Минюст отказывался признавать итоги партийных съездов, вносить изменения в Устав и даже регистрировать новый юридический адрес партии. Дума приняла новый закон о партиях, установив драконовские требования к численности партий (50 тысяч членов), численности региональных организаций (не менее 500 членов не менее чем в 45 регионах) и др. По новому закону, все партии должны били пройти через новую процедуру перерегистрации.

РПР выполнила все требования нового закона, доведя свою численность до 63 тысяч членов в более чем 60 регионах страны.

Тем не менее, Минюст, якобы проведший проверку партии, объявил, что в РПР «только» 42 тысячи членов и «только» 33 региональных организации с численностью более 500 членов. При этом Минюст признал, что у него не было утвержденной методики такой проверки, и отказался раскрыть полные результаты этой проверки. Минюст подал в Верховый Суд России иск о лишении партии регистрации, и в марте 2007 года партия была ликвидирована (решение принял судья ВС Н. Толчеев – хорошо бы, кстати, если бы 7000 евро компенсации, присужденные нам ЕСПЧ, этот «судья» выплатил из своего кармана). При этом мы принесли в суд оригиналы более чем 63 тысяч заявлений граждан России о вступлении в партию, но суд отказался их рассматривать, фактически поверив справке Минюста, изложенной на нескольких страницах.

Всего по новому единороссовскому закону о партиях были, тем же порядком, ликвидированы более 30 российских политических партий (сегодня осталось 7 зарегистрированных Кремлем партий), а 6 новым было отказано в регистрации. Фактически ни одна партия в России не может быть зарегистрирована, если она не создается по прямой команде Кремля.

Действия режима грубо нарушили наши конституционные права на свободу ассоциаций и на участие в выборах, и 26 февраля 2007 года мы подали иск в ЕСПЧ по факту нарушения ст. 11 Европейской Конвенции о правах человека, требуя признать неправомерными действия российского государства в части вмешательства и помех во внутреннюю жизнь партии и ликвидации РПР. Спустя 4 года ЕСПЧ признал нашу правоту по обоим пунктам.

Это решение будет иметь важные долгосрочные последствия:

1) Согласно ГПК мы можем рассмотреть вопрос о подаче иска в тот же Верховный Суд об отмене неправомерного решения о лишении РПР регистрации, то есть добиться регистрации РПР и ее участия в выборах всех уровней.

2) Вслед за РПР свои иски в ЕСПЧ направили еще ряд ликвидированных или получивших отказ в регистрации партий (например, РНДС М. Касьянова и НБП Э. Лимонова). Наше решение может стать прецедентом для их победы в Европейском суде.

3) Сейчас, вместе с коллегами из РНДС, «Солидарности» и движения «Демвыбор», мы завершаем создание новой, коалиционной, партии – Партии народной свободы (Парнаса). Определения ЕСПЧ о неправомерности многих норм и практик российского законодательства о выборах и Минюста резко усиливает позиции Парнаса и других оппозиционных партий в борьбе за регистрацию и участие в выборах.

4) Решение ЕСПЧ по Республиканской партии ставит вопрос о соответствии российского законодательства о партиях и выборах требованиям европейского законодательства, европейских конвенций, ратифицированных Россией и обязательных поэтому к исполнению. Так, ЕСПЧ счел нормы российского закона о партиях самыми жесткими в Европе и непропорциональными. Теперь Россия должна привести свое законодательство в соответствие с решением ЕСПЧ, а граждане – подавать иски в суды с требованием изменения этого законодательства.

5) Если Россия попытается игнорировать решение ЕСПЧ по РПР или затягивать внесение изменений в свои законодательство и практики – это будет означать прямой конфликт с Советом Европы, что будет отражено в докладе СЕ о соблюдении Россией своих обязательств в рамках организации. Дело может дойти до санкций и даже приостановления членства России в СЕ – как это сделано в отношении авторитарной Белоруссии.

6) «Дело РПР» и будущее партии Парнас, в которой одним из учредителей является РПР – станет теперь одним из основных критериев оценки предстоящих выборов Госдумы и Президента. Если Парнас и ее кандидат не президентские выборы вновь не будут зарегистрированы и допущены к выборам, это будет рассматриваться европейскими институтами как преступный «рецидив» прежних нарушений, как прямое неисполнение решений ЕСПЧ. Это может привести к непризнанию итогов выборов парламента и президента, к нелигитимности выборов в целом, и избранных на них органов, в частности.

РПР одержала огромную моральную, политическую, юридическую победу. Эта победа дает надежду миллионам россиян на восстановление их неотъемлемых политических прав, растоптанных сегодняшним режимом. Победа РПР приободрит оппозиционные партии и группы. Мы готовы помочь им, поделиться опытом нашей победы. ЕСПЧ фактически признал нелигитимной, несоотвествующей требованиям Совета Европы всю громоздкую авторитарную конструкцию монополии на власть, любовно выстроенную за последние годы Путиным и Ко. Режим поставил Россию в шаге от того, чтобы мы стали в Европе такими же изгоями, как режим Лукашенко.

РПР, Партия народной свободы продолжат борьбу за право народа России за народовластие. Мы отпразднуем победу РПР на Болотной площади в Москве эту субботу, в 13-00. Мы должны вместе, нас должно быть много. Мы должны показать – что мы победили в Страсбурге, а теперь мы готовы победить в России!

Владимир Рыжков

Сопредседатель Республиканской партии России и Партии народной свободы.

14 апреля 2011 года.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 14.02.2014, 10:58
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию Дело РПР против России - полный текст решения ЕСПЧ

http://svobodanaroda.org/news_part/1392/
06.05.2011

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Первая секция

ДЕЛО РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ПАРТИИ РОССИИ
ПРОТИВ РОССИИ

(Ходатайство №. 12976/07)

СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ

Страсбург - 12 апреля 2011 г.

Данное судебное решение становится окончательным при обстоятельствах, изложенных в Статье 44 § 2 Соглашения. Оно может подлежать редакционному пересмотру.

В деле Республиканской партии России против России,
Европейский суд по правам человека (Первый раздел), заседая Палатой в следующем составе:
Нина Ваджич, Президент,
Анатолий Ковлер,
Элизабет Штейнер,
Ханлар Хаджиев,
Джордж Николау,
Мирьяна Лазарова Трайковская,
Джулия Лафранк, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь секции суда,
провели частное заседание 22 марта 2011 г. и приняли следующее решение:

ПРОЦЕДУРА

1. 26 февраля 2007 г. было возбуждено дело по ходатайству (№ 12976/07) против Российской Федерации, поданное в суд согласно Статье 34 Соглашения о защите прав человека и основных свобод (“Соглашение”) Республиканской партией России (“Заявитель”).

2. Заявитель был представлен господином A. Семеновым, адвокатом, практикующим в Москве. Российское правительство (“Правительство”) было представлено госпожой В. Милинчук, бывшим представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

3. Заявитель утверждал, в частности, о нарушении его прав на свободу объединений.

4. 3 сентября 2007 г. Президент первой секции принял решение передать вышеуказанного заявителя Правительству. В тоже время также было решено принять решение относительно приемлемости и существа заявки (Статья 29 § 1).

5. Правительство возразило против совместного рассмотрения приемлемости и существа заявки. Рассмотрев возражение Правительства, суд отклонил его.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

A. Общая информация

6. Республиканская партия России была создана в ноябре 1990 г. путем объединения Демократического крыла Коммунистической партии СССР и ее последующего выхода из этой партии.

7. 14 марта 1991 г. Министерство юстиции официально зарегистрировало общественное объединение “ Республиканская партия Российской Федерации”.

8. После изменений, произошедших во внутреннем законодательстве, 27 апреля 2002 г. на общем собрании общественного объединения было принято решение о его реорганизации в политическую партию под названием “Республиканская партия России”.

9. 12 августа 2002 г. Заявитель был зарегистрирован в качестве партии Министреством юстиции.

10. Устав партии включает, среди своих целей, назначение кандидатов на выборы в государственные и городские органы, а также участие в деятельности этих органов, развитие гражданского общества в России и продвижение единства и территориальной целостности страны, и мирное сосуществование ее многонационального населения.

Б. Отказ внести поправки в информацию о заявителе, содержащуюся в Едином государственном реестре юридических лиц

11. 17 декабря 2005 г. на чрезвычайном общем собрании Заявителя были выбраны его органы управления. В частности, господин Зубов был выбран председателем политического совета, а господин Шешенин стал председателем исполнительного комитета. В соответствии с уставом они стали должностными представителями партии. На общем собрании также было принято решение изменить адрес партии и создать несколько региональных отделений.

12. 26 декабря 2005 г. Заявитель попросил Министерство юстиции внесни попраки в информацию, содержащуюся в Едином государственном реестре юридических лиц. В частности, он попросил, чтобы его новый адрес и имена его должностных представителей были внесены в Реестр.

13. 16 января 2006 г. Министерство юстиции отказало в просьбе внести поправки, потому что партия не предоставила документы, свидетельствующие, что общее собрание состоялось в соответствии с законом и уставом партии.

14. 2 марта 2006 г. Заявитель снова подал свою просьбу. Он предоставил протокол собрания своих региональных отделений, на котором были назначены делегаты на общее соьбание, список делегатов и протокол обощего собрания.

15. 4 апреля 2006 г. Министерство юстиции второй раз отказало в просьбе внести поправки. Оно обнаружило, что Заявитель не предоставил документы, подтверждающие количество его членов. Более того, в протоколы собраний региональных отделений в Иркутске, Челябинске и Свердловске не были включены списки участников. Протоколы собраний региональных отделений в Архангельске и Ярославле были недействительны, потому что они указывали, что эти собрания были созваны по инициативе Новосибирского отделения. Собрание Владимирского регионального отделения вообще не состоялось. Некоторые из участников общего собрания не являлись членами партии и не были избранными делегатами. Вследствие этих и других упущений было невозможно установить, имели ли общие собрания кворум и были ли они законными.

16. Заявитель оспорил отказ в суде. Он доказывал, что не нужно было предоставлять документы, подтверждающие количество членов. В любом случае, данная информация уже была у Министерства, так как партия предоставили ее в своем ежегодном отчете о деятельности в 2005 г. Министерство юстиции не было уполномочено проверять, было ли общее собрание и региональные собрания законными. В соответствии с местным законодательством такая проверка может осуществляться только перед регистрацией новой партии или внесением поправок в устав, которые не являлись делом Заявителя. В любом случае, общее собрание было созвано в соответствии с местным законодательством и уставом партии. В нем принимали участие всего 94 делегата из 51 регионального отделения. Делегаты были назначены на собраниях региональных отделений, состоявшихся в соответствии с внутренними правилами партии. В соответствии с законом не требовалось, чтобы протколы региональных собраний содержали список участников. Протокол указывал общее количество членов региональных отделений и количество участников на собраниях. Этой информации было достаточно, чтобы собрания имели кворум. Заявитель признал, что протоколы региональных собраний Архангельского и Ярославльского отделений содержали опечатки, которые, тем не менее, не повлияли на результат голосования. Заключение Министерства юстиции о том, что собрание Владимирского отделения не состоялось, было опровергнуто документами. Заключение о том, что некоторые из участников общего собрания не являлись членами партии и не были избранными делегатами не было подтверждено никаким документальным доказательством. Наконец Заявитель утверждал, что должностные лица региональных управлений Министерства юстиции, которые посетили некоторые региональные собрания, не отметили никаких нарушений материально-правовых и процессуальных норм. Заявитель утверждал, что отказ внести поправки в Реестр нарушил его свободу объединений и стал помехой его деятельности. В частности, Министерство юстиции отказало в просьбе зарегистрировать три нагиональных отделения именно потому, что в Реестре не были указаны имена должностных представителей Заявителя.

17. Министерство юстиции заявило, что решение от 4 апреля 2006 г. было правомерным. Министерство не только имело право, но и правовое обязательство проверить информацию, предоставленную Заявителем. Во время проверки обнаружилось, что документы, представленные Заявителем, не соответствовали законным требованиям. В частности, не все протоколы региональных собраний содержали списки участников. Тридцать три региональных собрания не имели кворума. Заявитель никогда не предоставлял никакую информацию о своих местных отделениях и поэтому было неясно, кто назначил делегатов для региональных собраний, и чьи интересы они представляли. Протоколы собраний Архангельского и Ярославльского отделений указывали на то, что собрания были созваны по инициативе Новосибирского отделения. Вследствие этих упущений было невозможно установить, были ли делегаты должным образом уполномочены на общее собрание. Более того, решение созвать общее собрание было принято 1 декабря 2005 г., в то время как некоторые региональные собрания состоялись в ноябре 2005 г. Так как общее собрание было созвано в нарушение процессуальных норм, оно было незаконным.

18. 12 сентября 2006 г. Таганский окружной суд Москвы одобрил решение от 4 апреля 2006 г. Суд постановил, что, в соответствии с разделами 15, 16, 20 и 38 Закона о политических партиях, Министерство юстиции уполномочено проверять информацию и документы, предоставленные Заявителем, прежде чем регистрировать любые поправки в Реестр. Министерство обнаружило, что предоставленные документы не соответствуют требованиям, установленным законом. У суда не было причин сомневаться в своих заключениях, потому что они были подкреплены материалами дела, и не были опровергнуты Заявителем. Суд постановил, что решение от 4 апреля 2006 г. было законным и не нарушило права Заявителя в соответствии со статьей 11 Соглашения.

19. В своих ходатайствах Заявитель утверждал, в частности, что требование Министерства юстиции предоставить те же документы, которые были предоставлены для первой регистрации партии или регистрации поправок в устав, не имели никакого основания в соответствии с местным законодательством. В соответствии с Законом о политических партиях, поправки, касающиеся адреса партии или имен его должностных представителей, должны были быть зарегистрированы на основании письменного уведомления, направленного органу регистрации. Заявитель также оспорил то, что Министерство юстиции не имело права проверять законность его общего собрания. Он настаивал на том, что общее собрание состоялось в соответствии с его уставом и местным законодательством.

20. 19 декабря 2006 г. Московский городской суд одобрил решение, принятое по данному делу. Он сослался на раздел 32 § 7 Закона о неприбыльных организациях и постановил следующее:

“...Политическая партия, требующая внести поправки в информацию [содержащуюся в Реестре], должна предоставить те же документы, которые она предоставляла для первой регистрации партии. Список этих документов указан в разделе 16 Закона о политических партиях.

Аргумент [Заявителя] о том, что чрезвычайное общее собрание партии было созвано и состоялось в соответствии с действующим законодательством и уставом, направлено на другое оценивание документов, предоставленных для регистрации [Заявителем] [Министерству юстиции]. В то же время, [Министерство юстиции] и [Окружной] суд имели основания сделать вывод, что предоставленные документы содержат информацию, которая не соответствует законным требованиям. [Городской] суд согласен с оценкой доказательств [Окружного] суда.”

В. Ликвидация заявителя

21. В 2006 г., в отдельном ряде делопроизводств, Министерство юстиции провело проверку деятельности Заявителя. Оно выдало тридцать шесть предупреждений региональным отделениям партии. Семь региональных отделений были ликвидированы судами по просьбе Министерства, а деятельность Московского регионального отделения была приостановлена. 28 сентября 2006 г. Министерство подготовило отчет о проверке, упоминающий, что Заявитель имеет 49 региональных отделений, в 32х из которых более 500 членов, и что в партии всего 39,970 членов.

22. 1 марта 2007 г. Министерство юстиции обратилось в Верховный суд Российской Федерации с просьбой ликвидировать Заявителя. Оно утверждало, что в партии меньше 50,000 членов и меньше 45 региональных отделений, в которых более 500 членов, что является нарушением Закона о политических партиях.

23. Заявитель утверждал, что он соответствует требованиям Закона о политических партиях, так как содержит 58,166 членов и 44 зарегистрированных региональных отделения с более 500 членами.

24. 23 марта 2007 г. Верховный суд Российской Федерации принял решение о ликвидации Заявителя. Он обнаружил, что региональные отделения в Марий Эл, Красноярске, Тюмене, Новосибирске, Мурманске и Владимире были ликвидированы в 2006 г. по судебным решениям, следовательно их членов нельяз было учитывать. В восьми региональных отделениях было меньше 500 членов, в частности:

– несмотря на предупреждение Министерства, региональное отделение в Ингушетии не предоставило документы, указывающие количество их членов. Согласно информации, которой владеет Министерство юстиции, в отделении было 152 члена;

– Заявитель утверждал, что в региональном отделении в Калмыкии 508 членов. Однако во время проверки обнаружилось, что тридцать семь из них никогда не состояли в партии, четыре из них были одновременно членами других региональных отделений, имена трех членов дважды были указаны в списке, а восемнадцать членов не проживали по указанным адресам. Следовательно, на самом деле в отделении было только 468 членов;

– из 516 членов Краснодарского регионального отделения восемнадцать сделали письменное заявление, что они никогда не состояли в партии. Четыре члена, отказавшись сделать письменное заявление, подтвердили этот факт устно;

– в Архангельском региональном отделении было 514 членов. Однако, из них семьнадцати членам не было восемьнадцати лет. Более того, партия не предоставила отдельные заявки на членство 100 членам;

– 1,036 членов Самарского регионального отделения были приняты в партию в нарушение устава. В частности, 791 членов были приняты политическим советом отделения, избранным на незаконном общем собрании. Чтобы подкрепить свое заключение о том, что общее собрание было незаконным, Верховный суд сослался на решение Таганского окружного суда Москвы от 12 сентября 2006 г. (см. п. 18 выше);

– в Тамбовском региональном отделении было 541 членов. Однако, членство 230 из них не было подтверждено. В частности, партия не предоставила отдельные заявки на членство 177 членам, у тридцати трех членов не было регистрации о местожительстве в Тамбовской области, четыре члена покинули Тамбовскую область, двум членам не было восемьнадцати лет на момент их вступления в партию, три члена не подписали свои заявления на членство, а тридцать три члена заявили, что они никогда не вступали в партию;

– в Тульском региональном отделении было 383 члена;

– в Коми-Пермяцком региональном отделении было 154 члена.

25. Суд решил, что у него нет оснований сомневаться в информации, предоставленной Министерством. Заявитель никогда не оспаривал в суде информацию, содержащуюся в отчете о проверке или предупреждениях, выданных Министерством. Далее суд установил, что Министерство не предоставило никаких доказательств в поддержку своих заключений о том, что в региональных отделениях в Карачаево-Черкесии, Алтае и Санкт-Петербурге было меньше 500 членов, поэтому суд согласился с количеством членов, заявленным Заявителем. Суд также признал, что у партии есть несколько незарегистрированных отделения. Однако, их членов нельзя было учитывать при подсчете общего количества членов партии. Суд постановил 1 января 2006 г., что у Заявителя 43,942 члена и 37 региональных отделений с более 500 членами в них. Таким образом, Заявитель не выполнил требования, установленные законом, и подвергся ликвидации.

26. Заявитель подал апелляционную жалобу. Он утверждал, что ходатайства Министерства не были подкреплены никакими документами. Также Министерство не указало имена людей, которые, по его мнению, были приняты в партию в нарушение местного законодательства и устава партии. Суд первой инстанции отказался принять доказательство, предоставленное Заявителем, а именно отдельные заявления на членство и другие документы, указывающие количество членов партии. Суд не учел 8,819 членов, проживающих в регионах, где отделения не были зарегистрированы, хотя они были приняты в партию на федеральном уровне и были членами самой партии, а не ее незарегистрированных региональных отделений. Министерство провело проверку в марте 2006 г.; оно не проверяло количество членов Заявителя по состоянию на 1 января 2006 г. Более того, семь его региональных отделений были позднее ликвидированы в 2006 г., следовательно, 1 января 2006 г. они все еще действовали и у Заявителя было необходимое количество региональных отделений. Наконец, так как внутригосударственое право не установило процедуру проверки, проверки были произвольными.

27. 31 мая 2007 г. Апелляционнная коллегия Верховного суда одобрила судебное решение от 23 марта 2007 г. по данному делу. Она решила, что заключения суда первой инстанции основывались на достаточном количестве доказательств, а именно на ответах о проверке, составленных Министерством юстиции и его региональными управлениями. Суд учел количество членов партии на 1 января 2006 г. Отдельные заявления, предоставленные партией после той даты, нельзя было учитывать, так как они могли бы бить написаны после 1 января 2006 г. и записаны задним числом. Более того, Заявитель не оспаривал отчет о проверке или предупреждения, выданные Министерством. Соответственно ему запретили оспаривать в Верховном суде факты, указанные в отчете и предупреждениях. В любом случае, даже согласно утверждениям партии, у нее только 44 региональных отделения с более 500 членами вместо 45 отделений, что само собой являлось достаточным осноанием для ликвидации.

II. МЕСТНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО


A. Законоположения о политических партиях

28. Статус и деятельность политических партий регулируется Законом о политических партиях (Федеральный закон № 95-FZ от 11 июля 2001 г.), Законом о неприбыльных организациях (Федеральный закон № 7-FZ от 12 января 1996 г.) и Законом о регистрации юридических лиц (Федеральный закон № 129-FZ от 8 августа 2001 г.).

1. Требования к минимальному количеству членов и региональных представительств

29. Членство политической партии должно быть добровольным и индивидуальным. Граждане Российской Федерации, которые достигли возраста восемьнадцати лет. Могут быть членами политической партии. Иностранные граждане, лица, не имеющее гражданства, и русские подданные, которых объявили неправоспособными по судебным решениям, не могут быть членами политической партии. Принятие в членство политической партии решается на основании письменного заявления гражданина Российской Федерации, в соответствии с процедурой, указанной в уставе. Гражданин Российской Федерации может быть членом одновременно только одной политической партии. Член политической партии модет быть зарегистрирован в одном региональном отделении в регионе его постоянного проживания или где он чаще всего проживает (раздел 23 §§ 1, 2, 3 и 6 Закона о политических партиях).

30. Закон о политических партиях, принятый 11 июля 2001 г., представил требования к минимальному количеству членов и региональных представительств политической партии. До 20 декабря 2004 г. раздел 3 § 2 Закона о политических партиях гласил, что политическая партия должна иметь не менее десяти тысяч членов и должна иметь региональные отделения не менее, чем с сотней членов в большей половине регионов России. Если эти условия были выполнены, также разрешалось иметь отделения в оставшихся регионах, при условии, что каждое отделение будет иметь не меньше, чем пятьдесят членов.

31. 30 октября 2004 г. группа депутатов Государственной Думы предложила внести поправки в раздел 3 § 2 Закона о политических партиях. В частности, они предложили увеличить минимальное количество членов политической партии до пятидесяти тысяч и минимальное количество членов регионального отделения до пятисот членов. Пояснительная записка присоединялась к законопроекту, представляя следующее основание для внесения поправок:

“Предложенный Федеральный законопроект является дополнением к реформе политической системы, начатой в 2001 г., и ее целям, направленным на укрепление политических партий и вовлечение более широкого диапазона граждан в политическую жизнь общества и государства.”

32. Комитет Государственной Думы по общественным объединениям и религиозным организациям посоветовал принять следующие поправки:
“Тема предложенного законопроекта чрезвычайна важная и отностится к делу.

Опыт развития [политической] партии за последние годы показал, что политическая система в России нуждается в улучшении. Состояние и развитие партийной системы имеет огромное влияние на эффективную работу законодательных и исполнительных органов, целью которых является защита прав граждан и создание благоприятных условий для развития страны.

Это – основная причина политической реформы, предложенной Президентом Российской Федерации, которая выступает в защиту своих основных целей по увеличению роли и престижа политических партий в современной России.

Выступая в качестве связующего звена между гражданским обществом и властями, и участвуя в парламентских выборах, крупные и влиятельные партии с прочными политическими взглядами, поддерживаемые большим количеством голосов, укрепляют структуру и стабильность партийной системы.

Данный законопроект предлагает увеличить минимальное количество членов партии от десяти тысяч (в соответствии с действующим ныне законом) до пятидесяти тысяч членов, а количество членов в региональных отделениях от ста до пятиста членов. Главным образом это обосновано обсуждением того, что парламентская, и следовательно демократическая, система не может функционировать без сильных партий.

Много небольших партий, так называемые квази-партии, которые практически не имеют никакой политической силы или влияния на избирателей, принимают участие в выборах и наслаждаются разными преимуществами. Во время избирательной кампании они получают финансирование из государственного бюджета, имеют доступ к средствам информации и им выделяется свободное эфирное время на телевидении, а после выборов они исчезают с политической арены.

Достаточно отметить, что из сорока четырех партий и политических объединений, зарегистрированных на данный момент, только три партии и одно политическое объединение являются членами Государственной Думы. Только три партии прошли 3% порог, в то время как остальные получили меньше 1% голосов. Данная ситуация возлагает непомерное бремя на бюджет и находится в противоречии с принципом эффективной и осторожной траты общественных средств, предусмотренных в статье 34 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Рассредоточение избирателей между такими [небольшими] партиями приводит к нестабильности политической системы, которую мы сегодня наблюдаем в нашей стране.

В целом, законопроект направлен на модернизацию существующей политической системы и создание эффективных, крупных политических партий, имеющих стабильные отделения в регионах, выражающих истинные интересы основных групп избирателей, и могущих защищать их в нынешних условиях демократических изменений в России.

Учитывая все вышесказанное, Комитет считает необходимым поддержать предложенный законопроект.”

33. 20 декабря 2004 г. в раздел 3 § 2 были внесены поправки. Раздел 3 § 2 с внесенными поправками требует, чтобы политическая партия имела не менее пятидесяти тысяч членов и региональные отделения не менее, чем с пятьюстами членами в большей половине регионов России. Также было разрешено иметь отделения в оставшихся регионах, при условии, что каждое отделение будет иметь не меньше, чем двести пятьдесят членов.

34. Политические партии должны были привести количество своих членов в соответствие с разделом 3 § 2 с внесенными в него поправками к 1 января 2006г. Если партия не выполняла данное требование, она должна была реорганизоваться в общественное объединение в течение года, при невыполнении чего ее ликвидировали (раздел 2 §§ 1 и 4 Закона, вносящего поправки в другой закон, Федеральный закон № 168-FZ от 20 декабря 2004 г.).

35. 1 января 2007 г. Министерство юстиции заявило, что только семнадцать политических партий из сорока восьми, зарегистрированных по состоянию на февраль 2004 г., выполнили требования к минимальному количеству членов и региональному представительству. Двенадцать политических партий были ликвидированы Верховным судом в 2007 г., три политических партии были реорганизованы в общественные объединения, в то время как еще несколько политических партий объединились с более крупными партиями. На конец 2007 г. осталось пятнадцать зарегистрированных политических партий и они имели право участвовать в выборах в Государственную Думу от 2 декабря 2007 г.

36. 5 ноября 2008 г. Президент, в своем обращении к Совету Федерации, призвал к развитию демократии, в частности, путем увеличения минимального количества членов политических партий.

37. 5 декабря 2009 г. Президент предложил внести поправки в раздел 3 § 2 Закона о политических партиях, предусматривая постепенное уменьшение требуемого количества членов. Пояснительная записка содержала следующее обоснование предлагаемых поправок:

“Законопроект направлен на введение в действие обращения Президента к Совету Федерации Федеральной ассамблеи Российской Федерации от 5 ноября 2008 г., учитывая необходимость постепенного уменьшения количества членов политических партий, необходимого для их регистрации и дальнейшего функционирования, а также для внедрения требования очередности [для органов управления] политических партий.”

38. Комитет Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному развитию порекомендовал принять предлагаемые поправки. Часть его рекомендаций звучит следующим образом:

“Законопроект предлагает постепенное уменьшение [минимального количества] членов политических партий, необходимого для их создания, регистрации и дальнейшего функционирования. Его целью является введение в действие мер, предложенных Президентом Российской Федерации в обращении к Совету Федерации Российской Федерации от 5 ноября 2008 г., с целью увеличения уровня и качества представительства людей в правительстве.”

39. 28 апреля 2009 г. были внесены поправки в раздел 3 § 2. Сейчас он гласит следующее:

“2. ... политическая партия должна:

до 1 января 2010 г. иметь не менее пятидесяти тысяч членов и региональные отделения не менее, чем с пятьюстами членами в большей половине регионов России... Она также может иметь отделения в оставшихся регионах, при условии, что каждое отделение будет иметь не меньше, чем двести пятьдесят членов...

с 1 января 2010 г. до 1 января 2012 г. иметь не менее сорока пяти тысяч членов и региональные отделения не менее, чем с четырьмястами пятидесятью членами в большей половине регионов России... Она также может иметь отделения в оставшихся регионах, при условии, что каждое отделение будет иметь не меньше, чем двести членов...

с 1 января 2012 г. иметь не менее сорока тысяч членов и региональные отделения не менее, чем с четырьмястами членами в большей половине регионов России... Она также может иметь отделения в оставшихся регионах, при условии, что каждое отделение будет иметь не меньше, чем сто пятьдесят членов...”

2. Государственная регистрация политических партий

(a) Регистрация Закона о юридических лицах

40. В соответствии с Законом о регистрации юридических лиц все юридические лица, в том числе политические партии, должны быть зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц. Единый государственный реестр юридических лиц должен содержать, среди прочего, следующую информацию о каждом юридическом лице: его адрес и имена его должностных представителей. Юридическое лицо должно уведомлять орган государственной регистрации о любом изменении в данной информации (раздел 5 §§ 1 и 5).

41. Раздел 12 Закона о регистрации юридических лиц содержит список документов, которые должны быть предоставлены для первоначальной регистрации юридического лица. Его раздел 17 § 1 содержит список документов, которые должны быть предоставлены для регистрации поправок в устав юридического лица. Параграф 2 данного раздела предусматривает, что для регистрации изменений в другой информации юридического лица (например, изменение адреса или должностных представителей), юридическое лицо должно предоставить писмьенное уведомление в орган государственной регистрации. Уведомление должно содержать заявление, подтверждающее, что предоставленная информация, является достоверной и соответствует требованиям, установленным законом. Для этого Правительство должно разработать стандартную форму уведомления.

(б) Закон о неприбыльных организациях

42. Закон о неприбыльных организациях также содержит список документов, которые должны быть предоставлены для первоначальной регистрации неприбыльной организации (раздел 13.1 § 4) и регистрации поправок в ее устав (раздел 23). Закон также предусматривает, что неприбыльная организация должна уведомить орган государственной регистрации о любом изменении касательно ее адреса или должностныех представителей, и предосатвить подтверждающие документы. Процедуры и предельные сроки такие же, как и для первоначальной регистрации неприбыльной организации. Список документов, которые должны быть предоставлены, определяется компетентным исполнительным органом (раздел 32 § 7, добавлен 10 января 2006 г. и вступил в силу 16 апреля 2006 г.). Компетентный исполнительный орган может отказать в регистрации, если предоставленные документы не соответствуют установленным требованиям (раздел 23.1 § 1).

(в) Закон о политических партиях

43. Закон о политических партиях предусматривает, что политические партии должны быть зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц в соответствии со специальной процедурой регистрации, установленной данным Законом (раздел 15 § 1). Поправки в реестр вносятся в соответствии с решением компетентного исполнительного органа об учреждении, реорганизации или ликвидации политической партии или ее региональных отделений, или другой информации, предусмотренной законом (раздел 15 § 2). Перед регистрацией политической партии, компетентный орган государственной регистрации должен проверить, соответствуют ли предоставленные документы требованиям Закона о политических партиях. Поправки должны быть внесены в реестр в течение пяти дней с момента разрешения, выданного органом государственной регистрации (раздел 15 § 5).

44. Раздел 16 § 1 Закона о политических партиях содержит полный список документов, которые должны быть предоставлены для регистрации политической партии, установленный учредительным съездом: (a) заявка на регистрацию; (б) устав партии; (в) ее политическая программа; (г) копии решений, принятых на учредительном съезде, в частности те, которые касаются учреждения политической партии и ее региональных отделений, принятия ее устава и программы, а также выбора ее органов управления, и которые содержат информацию о присутствующих делегатах и результатах голосования; (д) документ, подтверждающий оплату регистрационного сбора; (е) информация об официальном адресе партии; (ж) копия публикации с указанием времени и места учредительного съезда, и (з) копии протоколов общих собраний, состоявшихся в большей половине регионов России, с указанием количества членов каждого регионального отделения. Параграф 2 того же раздела запрещает государственным должностным лицам требовать предоставление других документов. Перечисленные выше документы должны быть предоставлены органу государственной регистрации не позднее шести месяцев с момента проведения учредительного съезда (раздел 15 § 3).

45. Орган государственной регистрации может отказать в регистрации, если партия не предоставила все необходимые документы, или информация, содержащаяся в данных документах, не соответствует требованиям, предписанным законом (раздел 20 § 1).

46. Политическая партия должна уведомить орган государственной регистрации, в течение трех дней, о любом изменении в информации, содержащейся в Едином государственном реестре юридических лиц, в том числе, о любом изменении в ее адресе или должностных представителей. Орган государственной регистрации вносит поправки в Реестр в течение дня с момента получения уведомления (раздел 27 § 3).

3. Внутрення организация политической партии

47. Устав должен предусматривать, среди прочего, процедуру выбора ее органов управления (раздел 21 § 2 Закона о политических партиях). Органы управления политической партии должны переизбираться, по крайней мере, каждые четыре года (раздел 24 § 3). Органы управления должны избираться путем тайного голосования на общем собрании, в котором участвуют делегаты из региональных отделений, учрежденных в большей половине регионов России. Выборы должны проводиться в соответствии с процедурой, предусмотренной уставом партии, и решение должно приниматься большинством присутствующих и голосованием (раздел 25 §§ 1, 4 и 6).

4. Участие в выборах

48. До 14 июля 2003 г. кандидаты на выборы в государственные органы могли назначаться политическими партиями, избирательными блоками или самоназначением. С момента внесения поправок в закон 11 июля 2001 г., которые вступили в силу 14 июля 2003 г., кандидаты на выборы в государственные органы могут назначаться только политическими партиями (раздел 36 § 1 Закона о политических партиях, который вступил в силу 14 июля 2003 г.).

49. Политическая партия, желающая участвовать в выборах в Государственную Думу, должна предоставить список своих кандидатов избирательной комиссии. Она также должна предоставить определенное количество подписей в поддержку. Партии, которые на данный момент заседают в Государственной Думе, освождены от требования предоставлять подписи в поддержку. До 3 июня 2009 г. политическая партия должна была предоставлять подписи от не меньше, чем 200,000 граждан, имеющих избирательные права и проживающих, по крайней мере, в двадцати регионах России. Действующая правовая норма требует, чтобы политическая партия предоставляла подписи от не меньше, чем 150,000 граждан, имеющих избирательные права и проживающих в большей половине регионов России. Количество требуемых подписей будет снижено до 120,000 после парламентских выборов в декабре 2011 (раздел 39 Закона о выборах в Государственную Думу (Федеральный закон № 51-FZ от 18 мая 2005 г.).

50. До 2005 г. 450 мест в Государственной Думе были распределены между теми политическими партиями, чьи избирательные списки получили больше 5% голосов. Закон о выборах в Государственную Думу от 18 мая 2005 г. увеличил избирательный порого до 7% (раздел 82 § 7 Закона о выборах в Государственную Думу). В соответствии с последними поправками, внесенными в Закон о выборах в Государственную Думу 12 мая 2009 г., политическая партия, чей избирательный список побеждает между 6% и 7% голосов, получает места в Государственной Думе, в то время, как партия, которая побеждает между 5% и 6% голосов, получает одно место (раздел 82.1 Закон о выборах в Государственную Думу).

5. Государственное финансирование политических партий

51. Политические партии, которые участвуют в выборах и получают более 3% голосов, имеют право получить государственное финансирование, чтобы покрыть расходы на выборы. Сумма государственного финансирования, полученного каждой партией, пропорциональна количеству полученных ею голосов (раздел 33 §§ 1, 5 и 6 Закона о политических партиях).

6. Государственный контроль политических партий

52. Раз в год политическая партия должна предоставлять компетентным органам отчет о своей деятельности с указанием, в частности, количества членов каждого ее регионального отделения (раздел 27 § 1 (б)).

53. Компетентные органы контролирует соблюдение политическими партиями и их региональными и другими структурными отделениями Российского законодательства, а также совместимость деятельности политических партий с нормами, целями и задачами, изложенными в их уставах. Рассматриваемые органы имеют право изучать, на ежегодной основе, документы политических партий и их региональных отделений, подтверждающие существование региональных отделений и количество их членов, а также выдавать предупреждения политическим партиям и их региональным отделениям, если их деятельность не соответствует их уставу. Партия или региональное отделение могут оспаривать такие предупреждения в суде. Органы имеют право подать ходатайство в суд о приостановке деятельности или ликвидации политической партии или ее регионального отделения (раздел 38 § 1).

54. Политическая партия может быть ликвидирована Верховным судом Российской Федерации, если она не соблюдает требование к минимальному количеству членов или требование иметь региональные отделения в большей половине регионов России (раздел 41 § 3).
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 14.02.2014, 11:01
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию

Б. Прецедентное право конституционного суда Российской Федерации

55. 1 февраля 2005 г. Конституционный суд издал свое Постановление № 1-P по делу, начатому Балтийской республиканской партией, региональной партией, которая была ликвидирована, потому что она не соблюдала требования к минимальному количеству членов и региональному представительству. В своем ходатайстве в Конституционный суд она предъявлала претензии, что вышеупомянутые требования согласно разделу 3 § 2 Закона о политических партиях были несовместимы с конституцией. Конституционный суд заявил, что раздел 3 § 2, действующий до 20 декабря 2004 г., был совместим с конституцией. Он постановил следующее:

“3. Конституция Российской Федерации предусматривает многопартийную систему (статья 13 § 3) и право на свободу объединений и свободу деятельности общественных объединений (статья 30 § 1) ... Однако она не определяет территориальный уровень – всероссийский, межрегиональный, региональный или местный – на котором учреждаются политические партии. Также на не содержит четкого запрета на создание региональных партий. Следовательно, требование в разделе 3 § 2 [Закона о политических партиях] того, что политические партии могут быть созданы и действовать только на федеральном (всероссийском) уровне, является ограничение конституционного права на свободу объединений в политические партии. Такие ограничения допустимы только, если они необходимы для защиты гарантированных ценностей в соответствии с конституцией (статья 55 § 4 Конституции Российской Федерации).

3.1. ...[Закон о политических партиях] гарантирует право на свободу объединений в политические партии (раздел 2) и предусматривает, что политические партии должны учреждаться с целью обеспечения участия российских граждан в политической жизни их общества. Их целью является формирование и формулирование политической воли граждан, участие в общественных и политических действиях, выборах и референдумах, а также представление интересов граждан в государственных и городских органах (раздел 3 § 1). В соответствии с сутью [Закона о политических партиях], политические партии создаются для того, чтобы обеспечивать участие российских граждан в политической жизни всей Российской Федерации, а не в одной из ее частей. Их призвание – в целом сформировать политическую волю многонациональных российских граждан и сформулировать общенациональные интересы прежде всего. Их цели не должны быть связаны с интересами только определенных регионов. В то же время, при осуществлении своей деятельности неопсредственно в регионах, политические партии должны сочетать общенациональные и региональные интересы...

Федеральный законодатель ... приобрел (и сохранил) статус политической партии, обусловленный, во-первых, на общественном объединении, выражающем интересы значительного количества граждан независимо от их региона проживания, во-вторых, на осуществлении ее деятельности на целой территории Российской Федерации или большей ее части. Такое структурирование политической сцены направлено на предотвращение разделения политических сил и появления многочисленных небольших искуственных партий (особенно во время избирательных кампаний), созданных на короткий срок и, следовательно, не имеющих право на выполнение своей миссии ... в рамках политической системы страны.

3.2. ... В современных условиях, где российское общество еще не приобрело прочного опыта демократического существования и сталкивается с серьезными вызовами от сепаратистских, националистических и террористических сил, создание региональных политических партий – которые неизбежно заинтересовались бы отстаиванием, в основном, их собственных чисто региональных и местных интересов – может привести к нарушению территориальной целостности и единству политической системы, и может подорвать федеративную структуру страны.

Правовая грань между региональными политическими партиями и политическими партиями, основанными, по сути, на этническом и религиозном присоединении, была бы размытой. Такие партии ... неизбежно старались бы отстаивать, в основном, права их соответствующих этнических и религиозных сообществ, которые, на данном этапе исторического развития, исказили бы процесс формирования и формулирования политической воли многонационального населения, которое является носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации.

Более того, учитывая сложную [федеральную] структуру Российской Федерации, создание региональных и местных политических партий в каждом регионе Федерации может привести к увеличению многочисленных региональных партийных систем. Это может превратить развивающуюся партийную систему ... в неустойчивый фактор для развития российской демократии, популярного суверенитета, федерализма и единства страны, и может ослабить конституционную защиту прав и свобод людей, включая право на свободу объединений в политические партии и равное право всех граждан на создание политической партии, а также участие в ее деятельности на всей территории Российской Федерации.

3.3. Таким образом, требование [Закона о политических партиях], что статус политической партии можно получить только путем общенациональных (всероссийских) общественных объединений, преследует такие защищенные конституцией цели, как создание настоящей многопартийной системы, правовой институционализации политических партий, чтобы содействовать развитию гражданского общества, и ... создание крупных, общенациональных политических партий. Данное требование также необходимо в современных исторических требованиях развития демократии и нормы права в Российской Федерации с целью защиты вышеперечисленных конституционных ценностей, обеспечения единства страны. Вышеуказанное ограничение является временным по характеру и должно быть отменено, как только изменятся обстоятельства, обосновывающие его.

4. Хотя она предусматривает многопартийную систему и гарантирует право на свободу объединений в политические партии и свободу их деятельности, Конституция Российской Федерации не устанавливает никаких требований относительно количества партий или количества членов в партии. Она также не запрещает создание требования относительно минимального количества членов, необходимого для политических партий. Ролью федерального законодателя является создание этих требований таким образом, чтобы, с одной стороны, [минимальное количество] членов и территориальный масштаб деятельности политических партий не были чрезмерными и не вторгались в саму суть ... права граждан на свободу объединений а, с другой стороны, чтобы [политические партии] могли выполнять свои цели и миссию, как общенациональные (всероссийские) политические партии. Иными словами, законодатель должен руководствоваться критериями разумной достаточности, вытекающей из принципа пропорциональности.

Принимая решение о минимальном количестве членов и территориальном масштабе деятельности политических партий, законодатель имеет широкую свободу действий, учитывая, что данный вопрос, в значительной степени, основан на политической целесообразности. Это следует из факта, что существуют разные решения данного вопроса в законодательстве других стран (требование к минимальному количеству членов для политических партий значительно выше или ниже, чем то, которое указано в раздел 3 [Закона о политических партиях])...

Определяя требование к минимальному количеству членов для политических партий [Закон о политических партиях], законодатель очевидно исходил из необходимости политической партии получить значительную поддержку в обществе. Такая поддержка необходима для выполнения основной миссии политической партии в демократическом обществе, а именно, формирования и формулирования политической воли людей. Требования, содержащиеся в разделе 3 § 2 [Закона о политических партиях] [действующего до 20 декабря 2004 г.], сами по себе не являются несовместимыми с Конституцией Российской Федерации. Tэти количественные требования могут стать несовместимыми с Конституцией, если их соблюдение приводит к практической невозможности для граждан осуществлять свое конституционное право на свободу объединений в политические партии, например, если в нарушение конституционного принципа многопартийной системы, они позволяют создание только одной партии.

5. Принцип политического плюрализма, предусмотренный статьей 13 Конституции Российской Федерации, может быть осуществлен не только через многопартийную систему и создание, но и через деятельность политических партий с разными идеологиями. Следовательно, утрата межрегиональными, региональными и местными общественными объединениями ... права называться политической партией, не означает, что такие объединения лишены права участвовать с политической жизни общества на региональном и местном уровне. Их члены так же не лишены права на свободу объединений.

... Общественные объединения имеют большинство прав, предоставляемых политическим партиям... Положение [Закона о политических партиях] о том, что политическая партия является единственным видом общественного объединения, которое может назначать кандидатов на выборы в государственные органы (раздел 6 § 1), не означает, что другие общественные объединения, в том числе региональные и местные, ... лишены права назначать кандидатов на выборы в городские органы или права создавать региональные и местные референдумы...

6. Из всего вышесказанного следует, что, учитывая исторические условия развития Российской Федерации, как демократического и федеративного государства, регулируемого нормой права, раздел 3 § 2 и 47 § 6 [Закона о политических партиях], в котором указаны требования к политическим партиям, предусматривающий утрату межрегиональными, региональными и местными общественными объединениями статуса политических партий... нельзя рассматривать, как наложение чрезмерных ограничений на право на свободу объединений. Вышеуказанные требования не препятствуют гражданам Российской Федерации осуществлять их конституционное право на свободу объединений, путем создания всероссийских политических партий или присоединения к ним, или защищать их интересы и достигать своместных целей в политической сфере на межрегиональном, региональном и местном уровне, путем создания общественных объединений ... и присоединения к ним ...”

56. 16 июля 2007 г. Конституционный суд издал свое Постановление № 11-P по делу, начатому Российской коммунистической рабочей партией, в котором оспаривался раздел 3 § 2, с поправками, внесенными в него 20 декабря 2004 г. Конституционный суд утверждал, что требование к минимальному количеству членов в этом разделе было несовместимым с Конституцией. Он постановил следующее:

“3.1... [Цель требования минимального количества членов] – продвигать процесс объединения, создать предпосылки для учреждения крупных политических партий, выражающих настоящие интересы социальных слоев общества, и гарантировать честную и равную конкуренцию между политическими партиями во время выборов в Государственную Думу.

Федеральный закон от 18 мая 2005 г. [Закон о выборах в Государственную Думу] внес реформы в избирательную систему ... В соответствии с этим законом 450 членов Государственной Думы должны выбираться из избирательных списков, предоставленных политическими партиями. Места в Государственной Думе распределяются между политическими партиями, которые проходят порог [7%] исходя из количества голосов для их соответствующих избирательных списков. Введение порога ... препятствует чрезмерному парламентскому разделению и, таким образом, гарантирует нормальную работу парламента, и укрепляет стабильность законодательства и основ Конституции в общем...

[В результате реформы] политические партии стали единственными коллективными актерами избирательного процесса...

Реформа избирательной системы требует, чтобы законное основание для функционирования многопартийной системы было таковым, чтобы партийная система могла согласовывать интересы и нужды в целом и ее различных социальных и региональных слоев и групп, и адекватное их представление в Государственной Думе. Государственная Дума это организовання форма представления воли и интересов многонационального населения Российской Федерации. Эта воля и интересы могут быть выражены только крупными, хорошо структурированными политическими партиями.

Это – одна из причин изменения требований, наложенных на политические партии, включая требование к минимальному количеству членов партий и их региональных отделений. Эти требования предписаны особенностями, присущими каждому этапу развития партийной политической системы. Они не создают непреодолимых препятствий для создания и деятельности политических партий, представляющих разные политические взгляды, они не направлены против идеологии и не препятствуют обсуждению различных политических программ. Государство гарантирует равноправие политических партий перед законом, несмотря на идеологию, цели и задачи, изложенные в их уставах.

3.2. ... выдвигая требования к минимальному количеству членов политических партий, федеральный законодатель должен позаботиться, с одной стороны, чтобы эти требования не были чрезмерными и не препятствовалаи самой сути права на свободу объединений, и должен убедиться, с другой стороны, что политические партии могут преследовать цели и задачи, изложенные в их уставах, исключительно как национальные (всероссийские) политические партии. Государственная законодательная власть должна руководствоваться критериями разумной достаточности и соразмерности.

... количественные требования будут несовместимы с Конституцией только, если конституционное право на объединение в политические партии станет мнимым в результате его применения...

...федеральная законодательная власть имеет право выдвигать требования к членству политических партий в свете текущих исторических условий в Российской Федерации. Эти требования можно изменить тем или иным способом, потому что они не являются произвольными, а действительно обоснованными ... целями в сфере развития политической системы и поддержки ее совместимости с основными конституционными принципами Российской Федерации. Они не отменяют, не уменьшают и не ограничивают несоразмерно конституционное право граждан на объединение в политические партии.

3.3. ... Политические партии создаются для того, чтобы обеспечить вовлечение граждан Российской Федерации в политическую жизнь российского общества, путем формирования и выражения политической воли, путем участия в общественных и политических действиях, выборах и референдумах, и представления интересов граждан в государственных и местных органах. Следовательно, законодатель законно определил [минимальное количество членов], ссылаясь действительную возможность политической партии представлять интересы значительной части населения и выполнять свои общественные функции...

Требования к [минимальному количеству членов] ... не являются дискриминационными, потому что они не препятствуют появлению различных политических программ, они применяются в равной степени ко всем общественным объединениям, позиционирующих себя как политические партии, назависимо от идеологии, целей и задач, изложенных в их уставах, и не ослабляют саму суть права на свободу объединений. Их применение на практике показывате, что конституционное право на объединение в политические партии остается действительным... (в соответствии с информацией от [Министерства юстиции], 1 января 2007 г. семнадцать политических партий из тридцати трех подтвердили, что они выполняют новые законные требования, три политические партии решили добровольно реорганизоваться в общественные объединения ...).

Члены политических партий, которые не выполнили требования, установленные Законом о политических партиях, имеют выбор ... между увеличением количества членов их партии, чтобы достичь требуемого минимума, реорганизацией их партии в общественное объединение..., учреждением новой партии или присоединением к другой [существующей] политической партии...”

III. ОТНОСЯЩИЕСЯ К ДЕЛУ МЕЖДУНАРОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

A. Руководящие положения Венецианской комиссии

57. Руководящие положения о запрете и ликвидации политических партий и аналогичных мерах (документ CDL-INF(2000)1), принятые Европейской комиссией за демократию через право (“Венецианская комиссия”) 10 января 2000 г., гласят следующее:

“Венецианская комиссия,
...

Приняла следующие руководящие положения:

1. Государства должны признать, что каждый имеет право на свободное объединение в политические партии. Это право должно включать свободу на личные политические мнения, а также получение и передачу информации без вмешательства государственных властей и независимо от границ. Требование о регистрации политических партий по сути не будет считаться нурашением данного права.
...

3. Запрет или принудительная ликвидация политических партий могут быть обоснованы только в деле партий, которые поддерживают применение насилия или применяют насилие в качестве политических средств свержения демократического конституционного порядка, таким образом, подрывая права и свободы, предоставляемые Конституцией. Одного того факта, что партия поддерживает изменение Конституции мирным путем, недостаточно для ее запрета или ликвидации.
...

5. Запрет или ликвидация политических партий, как особенно широко распространенная мера, должны применяться с максимальной сдержанностью. Прежде чем просить компетентный судебный орган запретить или ликвидировать партию, правительство или другие государственные органы должны оценить, что касается ситуации рассматриваемой страны, действительно ли партия представляет угрозу свободному и демократическому политическому порядку или правам физических лиц, и могут ли другие, менее радикальные меры устранить эту угрозу.

6. Судебные процедуры, направленные на запрет или принужденную ликвидацию политических партий, должны быть следствием судебного установления неконституционности и считаться процедурами исключительного характера, и руководствоваться принципом соразмерности. Любая такая мера должна основываться на достаточном количестве доказательств того, что сама партия, а не только отдельные ее члены преследуют политические цели, использующие или готовящиеся использоваться неконституционные меры.
...

7. Решение о запрете или ликвидации политической партии должен принимать Конституционный суд или другой соответствующий судебный орган в соответствии с процедурой, дающей все гарантии надлежащей правовой процедуры, открытости и справедливого судебного разбирательства.”

58. Венецианская комиссия сделала следующие рекомендации в своих руководящих положениях и пояснительном докладе о законе о политических партиях: по некоторым рассматриваемым вопросам (документ CDL-AD(2004)007, с внесенными поправками, от 15 апреля 2004 г.):
“...

Б. Регистрация, как необходимый шаг для признания объединения политической партией, для участия партии в общих выборах или общественного финансирования партии, сама по себе, не приводит к нарушению прав, защищаемых статьями 11 и 10 Европейского соглашения по правам человека. Тем не менее, любые требования относительно регистрации должны считаться ‘необходимыми в демократическом обществе’ и быть соразмерными цели, которую стремятся достичь рассматриваемыми методами. Страны, применяющие процедуру регистрации к политическим партиям, должны воздерживаться от наложения чрезмерных требований к территориальному представительству политических партий, а также к минимальному количеству их членов. Демократический или недемократический характер партийной организации, в принципе, не должен являться основанием для отказа зарегистрировать политическую партию. Регистрация политических партий может быть отклонена только в случаях, четко указанных в Руководящих положениях о наложении запрета на политические партии, и аналогичных мерах, т.е. когда поощряется применение насилия и политических средств свержения демократического конституционного порядка, таким образом, подрывая права и свободы, гарантированные Конституцией. Того факта, что поддерживается изменение Конституции мирным путем, недостаточно для отказа в регистрации.

В. Любые требования к деятельности политических партий, как предпосылка поддержания статуса политической партии и их контроля, должны оцениваться критерием того, что является ‘необходимым в демократическом обществе’. Государственные власти должны воздерживаться от любого политического или другого чрезмерного контроля над деятельностью политических партий, такого как, контроль над членством, количеством и частотой партийных собраний, деятельностью территориальных отделений и подразделений.

Г. Государственные власти должны оставаться нейтральными в деле о процессе учреждения, регистрации (где необходимо) и деятельности политических партий, а воздерживаться от любых мер, которые могут дать привилегию некоторым политическим силам и дискриминировать других. Все политические партии должны иметь равные возможности участия в выборах.

Д. Любое вмешательство органов государственной власти в деятельность политических партий, такое как, например, отказ в регистрации, утеря статуса политической партии, если данной партии не удалось получить представительство в законодательных органах (где необходимо), должно быть оправдагнным, и законодательство должно предоставлять партии возможность оспорить такое решение или действие в суде, действующем по нормам статутного и общего права.

Е. Хотя можно принять во внимание такой проблему, как единство страны, государства-члены не должны налагать ограничения, которые не являются “необходимыми в демократическом обществе”, на учреждение и деятельность политических союзов и объединений на региональном и местном уровне.

Ж. Поскольку национальное законодательство предусматривает, что партии теряют свой статус политической партии, если им не удается принять участие в выборах или получить представительство в законодательных органах, им должна быть предоставлена возможность продолжить свое существование и деятельность в соответствии с общим законом об объединениях.
...

a. Регистрация политических партий

10. Уже упоминавшееся исследование учреждения, организации и деятельности политических партий, проводимое в 2003 г. Подкомиссией по демократическим учреждениям, показало, что многие страны рассматривают процесс регистрации, как необходимый шаг для признания объединения в качестве политической партии, для участия в общих собраниях или для получения государственного финансирования. Данная практика – как ранее утверждала Венецианская комиссия в своих Руководящих положениях о наложении запрета и ликвидации политических партий – даже если бы она рассматривалась как ограничение права на свободу объединений и свободу выражения, сама по себе не привела бы к нарушению прав, защищаемых статьями 11 и 10 Европейского соглашения по правам человека. Тем не менее, требования регистрации различаются в разных странах. Регистрация может рассматриваться, как средство информирования властей об учреждении партии, а также о ее намерении участвовать в выборах и, как следствие, получать выгоду от преимуществ, данных политическим партиям, как определенному виду объединения. Однако, требования, влекущие за собой серьезные последствия, могут увеличить порог для регистрации до неразумного предела, который может несоответствовать Соглашению. Любые положения, касающиеся регистрации, должны быть необходимыми в демократическом обществе и соразмерными цели, которую стремятся достичь рассматриваемыми способами.

б. Требования к деятельности политических партий и их контроль и наблюдение

11. Подобная осторожность должна применяться также, когда дело идет о требованиях к деятельности политических партий, как предпосылке поддержания их статуса политической партии и их контроля и наблюдения. Независимость политических партий, влекущая за собой серьезные последствия, является краеугольным камнем свободы собрания, объединения и выражения, защищаемых Европейским соглашением по правам человека. Как заявил Европейский суд по правам человека, в соответствии с Соглашением требуется, чтобы вмешательство в осуществление этих прав оценивалось критерием того, что является ‘необходимым в демократическом обществе’. Единственным видом необходимости, который может обосновать вмешательство в любые из этих прав, является тот, который берет начало из ‘демократического общества’. В частности, контроль над уставом партии изначально должен быть внутренним, т.е. он должен осуществляться членами партии. Что касается внешнего контроля, члены партии должны иметь право оспаривать дело в Суде, когда они считают, что решение партийного органа нарушает их устав. В общем, должен быть предпочтительным судебный контроль над партиями, а не исполнительный.

12. Другим важным аспектом является равноправное отношение государственных властей к партиям. В случае процедуры регистрации (если она предусмотрена национальным законодательством) государство должно действовать осторожно, чтобы избежать любой возможной дискриминации политических сил, которая может рассматриваться как введение оппозиции в правящую партию. В любом случае, должны быть четкие и простые процедуры оспаривания любого решения и/или действия любого органа государственной регистрации в суде, действующем по нормам статутного и общего права.
...

в. Политические партии и выборы

16. Основной целью политических партий является участие в общественной жизни их страны. Выборы очень важны для осуществления данной задачи; поэтому крайне важен принцип равноправия между партиями. За последние годы несколько новых демократий требуют достижения стабильности Правительства и хорошего функционирования парламента, путем ограничения количества партий, участвующих в выборах. Такое предложение, кажется, противоречит Европейским нормам, применяемым к избирательному процессу.
...

18. За последние годы роль многочисленных политических партий, как объединений, выражающих волю различных частей общества, считается положительной.

“Предотвращение образования чрезмерного количества партий через избирательную систему показалось бы самым эффектинвым и наименее неприятным способом, поскольку дело касается политических прав. Общая тенденция заключается в том, чтобы избежать ограничения количества партий, путем изменения сроков и условий регистрации, так как отказ зарегистрировать партию часто является удобным способом для властей избавиться от конкурента, который скорее досаждающий, чем незначительный”[CDL-EL(2002)1, гл. II.4.1].

19. В некоторых государствах-членах партии могут утратить свой статус “политической партии”, если у них нет кандидатов, выбранных на всеобщих выборах. Если положения статьи 10 и 11 соответствующим образом применяются к тому, что является ‘необходимым в демократическом обществе’, партиям должно быть разрешено продолжить свою деятельность в соответствии с общим законом об объединениях.

г. Партии на местном и региональном уровне

20. Государства-члены не должны ограничивать право объединения в политические партии на государственном уровне. Должна быть возможность создавать партии на региональном и местном уровне, так как некоторые группы граждан могут захотеть объединиться в группы, ограничивающие их действия до регионального и местного уровня, и до региональных и местных выборов. Однако, определенные новые демократические государства считают такой обширный подход к свободе объединений необдуманным в свете их попыток сохранить единство государства. Такую проблему можно понять, но прежде чем накладывать какие-либо ограничения, нужно тщательно рассмотреть принцип соразмерности и критерий того, что является ‘необходимым в демократическом обществе’ ”.

59. Отчет об участии политических партий в выборах (документ CDL-AD(2006)025, от 14 июня 2006 г.) гласит следующее:

“15. Политические партии, как четко признали некоторые Конституции и Европейский суд по правам человека, являются существенными инструментами для демократического участия. На самом деле, настоящая концепция политической партии основана на цели участия “в управлении общественными делами, путем представления кандидатов на свободные и демократические выборы”. Таким образом, они являются особым видом объединения, который во многих странах подлежат регистрации для участия в выборах или для получения государственного финансирования. Данное требование регистрации было принято, учитывая то, что оно само по себе не противоречит свободе объединений, при условии, что условия регистрации не слишком обременительные. И требования регистрации очень отличаются в разных странах: например, они могут включать организационные условия, требование к минимуму политической деятельности, к баллотированию, к достижению определенного порога голосов. Однако, некоторые предварительные условия регистрации политических партий, существующих в нескольких государствах-членах Европейского совета, требующих определенного территориального представительства и минимального количества членов для их регистрации, могли быть проблематичными в свете принципа свободного объединения в политические партии.”

60. Далее, в отчете “Комментарии к законопроекту о политических партиях Молдовы”, одобренном Венецианской комиссией на ее 71м пленарном заседании (документ CDL-AD(2007)025, от 8 июня 2007 г.), Венецианская комиссия раскритиковала требования, содержащиеся в молдавском законопроекте о том, что политическая партия должна иметь не менее пяти тысяч членов, по крайней мере, в половине территориальных административных единиц, с не менее, чем 150 членами, проживающими в каждой вышеупомянутой территориальной административной единице. Она решила, что эти требования чрезвычайно завышены, по сравнению с другими демократическими государствами в Западной Европе и для любого местного объединения их почти невозможно осуществить. В другом молдавском отчете Венецианская комиссия раскритиковала законное требование, что политические партии должны каждый год предоставлять на рассмотрение списки своих членов. Существенная часть этого отчета, под названием “Совместные рекомендации Европейской комиссии за демократию через право и Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ относительно избирательного закона и избирательной администрации в Молдове ” (документ CDL-AD(2004)027, от 12 июля 2004 г.) гласит следующее:

“51. Молдова зашла слишком далеко в регистрации политических взглядов, в том, что списки членов должны каждый год предоставляться на рассмотрение. Тяжело найти обоснование этому. Как только партия зарегистрировалась и приняла участие в выборах, результаты выборов могут быть достаточным доказательством ее поддержки. Допускается только необходимость в возобновленной регистрации таких партий, которые никогда не получали поддержки во время выборов. Предоставление Правительству списков членов, если партия выиграла места в парламенте в ряде городов или районов, имеющих самоуправление, кажется, в лучшем случае, излишне бюрократическим, в худшем случае, оскорбительным.

52. Более того, требование поддержки по всей стране дискриминирует региональные партии.”

61. Венецианская комиссия также приняла Кодекс добросовестной практики в делах выборов (документ CDL-AD(202)23, от 30 октября 2002 г.). Пояснительный отчет к Кодексу практики гласит следующее:

“63. Стабильность закона является ключевой для достоверности избирательного процесса, который сам по себе является очень важным для укрепления демократии. Правила, которые часто меняются – и особенно сложные правила – могут сбить с толку избирателей. Прежде всего, избиратели могут решить, правильно или неправильно, что избирательный закон – это просто средство в руках влиятельных лиц, и что их собственные голоса не имеют большого значения в подведении итогов выборов.

64. Однако, на практике стабильность основных принципов, которые нуждаются в защите (вероятно они не будут серьезно оспариваться), не такая большая, как стабильность некоторых более конкретных правил избирательного закона, особенно тех, которые охватывают саму избирательную систему, состав избирательных комиссий и построение границ избирательных округов. Эти три элемента, правильно или неправильно, часто рассматриваются, как решающие факторы в результатах выборов, и нужно позаботиться, чтобы избежать не только манипуляции на благо партии у власти, но даже простое подобие манипуляции.

65. Важно не столько то, что избирательные системы меняются, что не очень хорошо – они всегда могут меняться на лучшее – сколько то, что они меняются часто или прямо перед (в течение года) выборами. Даже если не намечается никакой манипуляции, кажется, что изменения продиктованы прямыми политическими интересами партии.”

Б. Материалы сравнительного права

62. Суд провел сравнительный анализ законодательств двадцати одного государства-членов Европейского совета. Тринадцать из этих гсударств налагают требование на политические партии к минимальному количеству их членов. В частности, чтобы получить регистрацию, политические партии должны доказать, что они имеют определенное количество членов-учредителей. Требуемое минимальное количество членов колеблется от 30 в Турции и 100 в Хорватии до 5,000 в Молдове и 25,000 в Румынии. Пять стран (Австрия, Франция, Германия, Италия и Испания) не налагают никакого требования на политические партии к минимальному количеству их членов. Еще три страны, не выдвигающие требования, как такового, к количеству членов, делают регистрацию политической партии условной, предоставляя определенное количество подписей в поддержку (5,000 в Финляндии и Норвегии и 10,000 в Украине). И только в двух странах есть законное требование, что политическая партия должна учредить региональные отделения в определенном количестве регионов (больше, чем в половине регионов Украины и во всех регионах в Армении). Законодательство еще двух стран требует, чтобы в политических партиях были члены, проживающие в определенном количестве регионов (не менее ста пятидесяти членов больше, чем в половине регионов Молодвы, и не менее семиста членов, по крайней мере, в восемнадцати регионах Румынии).

63. Также нужно отметить, что из двадцати одной страны, исследуемой Судом, законодательство только двух стран (Латвия и Украина) ограничивает право назначать кандидатов на выборы в политические партии или их коалиции. Законодательство всех остальных исследуемых стран разрешает назначение кандидатов на выборы, путем объединений граждан или самоназначением.

64. Суд также изучил отчет, принятый Венецианской комиссией, об учреждении, организации и деятельности политических партий на основании ответов в опросных листах об учреждении, организации и деятельности политических партий (документ CDL-AD (2004)004, от 16 февраля 2004 г.), который, насколько это обоснованно, гласит следующее:

“1. Данный отчет был подготовлен на основании ответов в опросных листах об учреждении, организации и деятельности политических партий, который был принят Подкомиссией по демократическим учреждениям (Венеция, 13 марта 2003 г., CDL-DEM(2003)1 с внесенными поправками). Опросный лист – это дополнение к подобному документу, который был выпущен ранее, как часть подготовок к принятию Руководящих положений и Отчета о финансировании политических партий (Венеция, 9-10 марта 2001 г., CDL-INF(2001)8).

2. В этот раз ответили 42 страны. Они перечислены ниже:

Албания, Андорра, Армения, Австрия, Азербайджан, Бельгия, Босния и Герцеговина, Болгария, Канада, Хорватия, Кипр, Чешская Республика, Эстония, Финляндия, Франция, Грузия, Германия, Греция, Венгрия, Ирландия, Италия, Япония, Республика Корея, Киргизская Республика, Латвия, Лихтенштейн, Литва, Люксембург, “Бывшая Югославская Республика Македония”, Мальта, Нидерланды, Польша, Румыния, Российская Федерация, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Украина и Соединенное Королевство.
...

1.4 Устанавливает ли закон различия между политическими партиями на местном, региональном и государственном уровне?

14. Большинство ответивших стран не устанавливают различий между политическими партиями на разных уровнях Правительства, не важно, унитарная ли, федеральная или другая правительственная система страны; Австрия, Греция, Финляндия, Франция, Италия, Япония, Люксембург, Мальта и Испания могут быть приведены в качестве примера. Однако есть исключения. Канада устанавливает различия между политическими партиями на федеральном и местном уровне. Грузия ясно запрещает учреждение политических партий на региональной и территориальной основе. Германия не включает политическую деятельность на местном уровне, как цель участия в формировании воли в народном представительстве, т.e. всех людей; поэтому объединения, которые политически активны только на местном уровне, не подпадают под концепцию политической партии в смысле Конституции и немецкого законодательства о политических партиях.
...

2.2 Какие существенные и процессуальные требования к учреждению политической партии?

22. Ряд стран имеют особую правовую структуру деятельности политических партий и их учреждений.

– в общем

– касательно их политической программы

– касательно членов-учредителей или других лиц, которые, в некоторой степени, должны поддерживать учреждения (и их количества, гражданства, географического распределения и т.д.)

23. Некоторые страны налагают на политические партии обязательство проходить процесс регистрации. Почти все страны, указанные в первой группе в п. 2.1, должны пройти процесс регистрации или, по крайней мере, процесс предоставления своих уставов компетентным органам своих стран. Данный процесс обоснован необходимостью официального признания объединения в качестве политической партии. Некоторые из этих дополнительных требований могут отличаться в разных странах:
...

д) требование к минимальному количеству членов (Азербайджан, Босния и Герцеговина, Канада, Хорватия, Чешская Республика, Эстония, Грузия, Германия, Греция, Кыргызстан, Латвия, Литва, Российская Федерация, Словакия и Турция);
...

е) требование к подписям, подвтерждающим определенное территориальное представительство (Молдова, Российская Федерация, Турция и Украина);
...

24. После выполнения данных требований компетентный орган (например, Министерство юстиции) переходит к официальной регистрации. В случае таких стран, как, например, Австрия и Испания, просто предоставляется устав компетентному органу, чтобы добавить его в специальный государственный реестр.
...

3.6 Должна ли политическая партия иметь государственные, региональные или местные отделения или офисы?

48. В законодательстве Андорры, Австрии, Бельгии, Канады, Эстонии, Финляндии, Франции, Грузии, Венгрии, Италии, Латвии, Лихтенштейна, Люксембурга, Швеции и Швейцарии нет ниаких требований относительно отделений и офисов. Румыния требует, чтобы у политических партий был головной офис, Ирландия требует главное управление и Турция требует государственный офис в Анкаре. Германия требует, чтобы у партий были региональные отделения, а в Соединенном Королевстве партии должны заявить, намереваются ли они действовать в Соединенном Королевстве в целом, в части Соединенного Королевства или на местном уровне; однако, это не более, чем утверждение о намерении, и закон не налагает законного обязательства на партии по осуществлению данного утверждения о намерении. В Украине, в течение шести месяцев с момента регистрации, политическая партия должна учредить и зарегистрировать свои региональные, городские и районные организации в большинстве регионов Украины, в городе Киев и Севастополь, и в Автономной Республике Крым.

4.2 Обязаны ли политические партии, например, в качестве предпосылки для регистрации или для доступа к государственному финансированию:

- представить индивидуальных кандидатов или списки кандидатов для общих собраний на местном, региональном или государственном уровне?

- участвовать в местных, региональных или государственных избирательных кампаниях?

- получить минимальный процент голосов или определенное количество кандидатов, выбранных на местных, региональных или национальных выборах?

- осуществлять другую политическую деятельность, предусмотренную законом?

52. Положения об участии политических партий в политическом процессе страны являются более разными в случае государств, так как существует требование к регистрации партии. Однако финансирование от государственных источников подвергается законодательству конкретного характера в большинстве стран. Такие общие тенденции в странах могут наблюдаться для регистрации и финансирования партий:

(a) только партии, участвующие в общих выборах, которые достигают определенного порога, могут получить государственное финансирование (Австрия, Бельгия, Босния и Герцеговина, Канада, Чешская Республика, Эстония, “Бывшая Югославская Республика Македония”, Франция, Грузия, Германия, Греция, Япония, Лихтенштейн, Литва, Люксембург, Нидерланды, Польша, Российская Федерация, Испания, Словения, Швеция);

(б) регистрация отменяется, если партия:

(1) не принимает участие в определенном количестве выборов (Армения);

(2) не получает минимальное количество голосов (Армения); или

(3) не имеет требуемого минимального количества членов и/или регионального представительства (Эстония, Молдова, Украина);

(c) удаляется из официального списка партий, но может продолжать свое существование в качестве объединения, если она не принимает участие в определенном количестве выборов (Финляндия)...”
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 14.02.2014, 11:07
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию

ЗАКОН

I. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 11 СОГЛАШЕНИЯ ВСЛЕДСТВИЕ ОТКАЗА ВНЕСТИ ПОПРАВКИ В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕЕСТР


65. Заявитель подал жалобу согласно статье 11 Соглашения об отказе внести поправки в информацию о его адресе и должностных представителях, содержащуюся в Едином государственном реестре юридических лиц. Статья 11 гласит следующее:

“1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и свободу объединений с другими, в том числе право на создание и присоединение к профсоюзам с целью защиты своих интересов.

2. Никакие ограничения не должны накладываться на осуществление этих прав, кроме тех, которые предусмотрены законом, и являются необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, с целью предотвращения беспорядков и преступлений, с целью защиты здоровья и морали или защиты прав и свобод других. Данная статья не должна препятствовать наложению законных ограничений на осуществление этих прав членами вооруженных сил, полиции или государственными административными органами.”

A. Допустимость

66. Суд решил, что данная жалоба явно не является безосновательной в рамках статьи 35 § 3 Соглашения. Далее он постановил, что ни на каких основаниях она не является неприемлемой. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

Б. По существу дела

1. Доводы партий

(a) Заявитель

67. Заявитель утверждал, что отказ внести поправки в государственный реестр был незаконным. В частности, требование предоставить те же документы, что и для регистрации новосозданной политической партии, не имело никакого основания в местном законодательстве. Из раздела 16 Закона о политических партиях, содержащего список документов, которые должны быть предоставлены органу государственной регистрации (см. п. 44), следует, что он применяется только в случаях первоначальной регистрации политической партии, следуемой сразу после ее учреждения учредительным конгрессом. Раздел 27 § 3 это Закона установил упрощенную процедуру уведомления для внесения поправок в информацию, содержащудюся в реестре (см. п. 46). Закон о регистрации юридических лиц также установил различия между первоначальной регистрацией юридического лица и регистрацией поправок в реестре, предусматривая порядок получения разрешения в первом случае и процедуру уведомления во втором (см. п. 41). Отсюда вытекает, что от Заявителя незаконно и безосновательно требовали предоставить, на проверку органа государственной регистрации, документы, перечисленные в разделе 16 Закона о политических партиях. Тем не менее, он выполнил данное незаконное требование и предоставил необходимые документы.

68. Заявитель оспорил решение местных властей, что предоставленные документы имели недостатки. В частности, он утверждал, что общее собрание от 17 декабря 2005 г., на котором были выбраны его должностные представители и было решено изменить его официальный адрес, было созвано и проведено в соответствии с процедурой, установленной местным законодательством и его уставом. Решения местных властей наборот были безосновательными и несовместимыми с имеющимися доказательствами.

69. Далее Заявитель утверждал, что отказ внести поправки в информацию о его адресе и должностных представителях подорвал его деятельность. Срок пребывания в должности его предыдущих должностных представителей истек в апреле 2006 г. Так как власти отказали в просьбе зарегистрировать новых должностных представителей, должным образом выбранных на общем собрании, Заявитель не смог как следует выполнять свои фунцкии. Он не мог учреждать новые региональные отделения, предоставлять ежегодные отчеты или другие документы, требуемые властями, или сделать повторный запрос о регистрации поправок в реестре, так как все его действия требовали подписей его должностных представителей. Более того, это был не первый раз, когда власти лишили законной силы решения, принятые на общих собраниях Заявителя. 17 декабря 2005 г. были созваны чрезвычайные общие собрания, так как местные власти отказались признать решения, принятые на предыдущем общем собрании. Наконец, решение властей, что общее собрание от 17 декабря 2005 г. было незаконным, послужило основанием для ликвидации нескольких региональных отделений Заявителя и окончательная ликвидация самого Заявителя. По вышеуказанным причинам, Заявитель считает, что отказ властей внести поправки в реестр привели к скрытому факту ликвидации.

(б) Правительство

70. Правительство утверждало, что вмешательство в права Заявителя было законным. Закон о политических партиях установил специальную процедуру выдачи разрешения на регистрацию политических партий. Требование к получению разрешения на регистрацию было обосновано особым статусом и ролью политических партий. Закон о политических партиях не устанавливал различия между типами регистрации. Следовательно, те же правила применялись к регистрации новосозданной политической партии и к регистрации любых поправок в информации, содержащейся в реестре. Во всех случаях политическая партия должна была предоставить документы, указанные в разделе 16 Закона о политических партиях (см. п. 44), а орган государственной регистрации имел право проверять эти документы и принимать решение, давать ли разрешение или отказ на регистрацию (см. разделы 15 § 5, 29 § 1 и 38 § 1 Закона о политических партиях в пп. 43, 45 и 53). Тот факт, что эти положения допускали разные толкования, не противоречил Соглашению. Многие законы неизбежно формулировались в условиях, которые, в большей или меньшей степени, были неясными и чье толкование и применение были вопросами практики. Роль судебного решения, вынесенного в судах, четко должна была рассеять оставшиеся сомнения в интерпретации, учитывая изменения в повседневной практике (Правительство ссылалось на Реквени против Венгрии [GC], № 25390/94, § 34, ECHR 1999 III, и Горзелик и другие против Польши [GC], № 44158/98, § 65, ECHR 2004 I). Правительство приняло решение, что положения местного законодательства, регулирующего регистрацию политических партий, соответствовали требованияя доступности и предсказуемости. В любом случае, Заявитель подал заявление в местные власти о получении инструкций относительно процедуры регистрации, которую нужно было пройти, и получил подробные объяснения. Также было важно то, что законность отказа от регистрации была изучена и одобрена местными судами. Учитывая, что на первом месте для органов федеральной власти, а особенно судов, было толкование местного законодательства, задачей Суда не являлась замена своего собственного толкования на ихнее в отсутствие произвольности (они ссылались на Тейедор Гарсия против Испании, 16 декабря 1997 г., § 31, Отчеты о судебных решениях и заключениях 1997 VIII).

71. Что касается обоснования отказа от регистрации, Правительство заявило, что местные власти отказались зарегистрировать поправки в реестре, так как документы, предоставленные Заявителем, имели существенные недостатки. Их внимательное прочтение выявило, что общее собрание, на котором были выбраны должностные представители, и было решено изменить официальный адрес Заявителя, было незаконным. В частности, делегаты, которые участвовали в этом собрании, не были выбраны в соответствии с процедурой, предусмотренной законом и уставом Заявителя. Следовательно, протоколы данного собрания не могли служить основанием для внесения поправок в государственный реестр. Отказ внести поправки в реестр был направлен на то, чтобы продвигать демократию в партии Заявителя и защищать права его членов на участие в региональных и общих собраниях, и, таким образом, на участие в процессе принятия решений.

72. Далее Правительство оспорило утверждения Заявителя, что отказ внести поправки в реестр подорвал его деятельность и привел к его ликвидации. Оно утверждало, что Заявитель вел активную деятельность в 2006 г. и 2007 г. В частности, Заявитель принимал участие в региональных выборах, предоставлял ежегодный отчет о деятельности, согласно которому он потратил более миллиона рублей в 2006 г., а его представители участвовали в делопроизводствах о ликвидации. Что касается ликвидации, решение о ней было принято на основании разных причин, которые никоим образом не касались отказа от регистрации. Также отказ от регистрации не был направлен на то, чтобы подорвать деятельность Заявителя. Местные власти просто осуществляли законный контроль над соблюдением Заявителем процедуры регистрации, установленной местным законодательством. Они приводили доводы, что Заявитель должен был соблюдать местное законодательство, а местные власти имели право и обязательство следить за его выполнением законных требований и процедур. В частности, было необходимо проверить, было ли общее собрание Заявителя созвано и проведено в соответствии с местным законодательством и его уставом, чтобы защитить его членов от принятия произвольных решений в нарушение демократических процедур.

73. Правительство также сделало ударение на том, что отказ от регистрации не был окончательным. У Заявителя была возможность исправить указанные недостатки в документах и сделать повторный запрос о регистрации. В частности, можно было бы созвать новое общее собрание по просьбе одной трети его региональных отделений, и на собрании можно было бы выбрать новых должностных представителей Заявителя. Однако, Заявитель не предпринял никаких шагов для созыва нового общего собрания и исправления дефектов, выявленных местными властями.

74. Наконец, Правительство сослалось на случаи Духовного управления Мусульман Республикпи Молдова против Молдовы ((решение), № 12282/02, 14 июня 2005 г.) и Байсан за “Лигу по защите прав человека Румынии” (Лига по защите прав человека в Румынии) против Румынии ((решение), № 28973/95, 30 октября 1997 г.), в которых отказ зарегистрировать объединение, которое не соблюдало процедуру регистрации, был признан совместимым со статьями 9 и 11 Соглашения.

2. Судебная оценка

(a) Общие принципы

75. Суд повторяет, что право на создание объединения является неотъемлемой частью права, указанного в статье 11. То, что граждане должны суметь создать юридическое лицо, чтобы совместно действовать в сфере общих интересов, является одним из самых важных аспектов рпава свободу объединений, без которого это право не имело бы никакого значения. Способ, которым национальное законодательство бережно хранит эту свободу и его практическое применение властями, открывает положение демократии в рассматриваемой стране (см. Сидиропоулос и другие против Греции, судебное решение от 10 июля 1998 г., Отчеты о судебных решениях и заключениях 1998-IV, § 40).

76. Однако свобода объединений не является абсолютной и должно быть признано, что, тогда как через деятельность объединения или его намерения, прямо или косвенно, она заявлена в его программе и подвергает опасности государственные учреждения или права и свободы других, статья 11 не лишает государство права защиты этих учреждений и лиц. Несмотря на это, данное право можно бережно использовать, так как исключения к правилу о свободе объединений должны четко толковаться, и только убедительные и неопровержимые доводы могут обосновать ограничения, накладываемые на эту свободу. В определении, существует ли необходимость в рамках п. 2 положений данного Соглашения, государства имеют только ограниченную свободу усмотрения, которая идет рука об руку со строгим европейским контролем, охватывающим и закон и решения, применяющиеся к нему, в том числе решения независимых судов (см. Горзелик и другие, приведенный выше, §§ 94 и 95; Сидиропоулос, приведенный выше, § 40; и Станков и Объединенная македонская организация Илинден против Болгарии, № 29221/95 и 29225/95, § 84, ECHR 2001-IX).

77. Когда Суд проводит тщательное изучение, его задачей является не замена его собственного мнения на мнение соответствующих органов федеральной власти, а рассмотрение решений, которые они принимают при осуществлении своего дискреционного права. Это не означает, что он сам должен продолжать выяснять, разумно ли, осмотрительно и добросовестно государство-ответчик осуществляло свое дискреционное право; он должен обращать внимание на вмешательство, на которое было подана жалоба в свете дела, и определить, было ли оно “соразмерным преследуемой законной цели” и являются ли причины, приведенные органами федеральной власти для обоснования данного вмешательства, “уместными и достаточными”. При этом, Суд должен убедиться, что органы федеральной власти применяли нормы, которые соответствовали принципам, изложенным в Соглашении и, кроме того, что их решения основывались на приемлемой оценке соответствующих фактов (см. Объединенная коммунистическая партия Турции и другие против Турции, 30 января 1998 г., § 47, Отчеты о судебных решениях и заключениях 1998 I, и Partidul Comunistilor (Nepeceristi) and Ungureanu - Партия коммунистов, которые не были членами Румынской коммунистической партии ", PCN и Унгуряну против Румынии, № 46626/99, § 49, ECHR 2005-I (выдержки)).

78. Суд также одобрил на ряде случаев существенную роль, которую в демократическом режиме играют политические партии, наслаждающиеся свободами и правами, указанными в статье 11 и также статье 10 Соглашения. Политические партии – это форма объединения, необходимая для должного функционирования демократии. Ввиду роли, которую играют политические партии, любая мера, принятая против них, влияет и на свободу объединений и, следовательно, на демократию в рассматриваемом государстве (Рефах Партизи (Партия социального обеспечения) и другие против Турции [GC], № 41340/98, 41342/98, 41343/98 и 41344/98, § 87, ECHR 2003 II, и Объединенная коммунистическая партия Турции, приведенные выше, § 25).

(б) Применение к данному делу

79. Суд заметил, что 17 декабря 2005 г. Заявитель провел общее собрание, на котором были выбраны его руководители и должностные представители, и решил изменить свой официальный адрес. Впоследствие он обратился в орган государственной регистрации с просьбой внести поправки в государственный реестр, как того требует государственное законодательство. Орган государственной регистрации постановил, что Заявитель должен предоставить тот же пакет документов, который требуется для регистрации новосозданной политической партии. Далее он отказал в просьбе внести поправки в реестр, постановив, на основании предоставленных Заявителем документов, что общее собрание было незаконным.

80. Между сторонами на оспаривался тот факт, что отказ внести поправки в государственный реестр привел к вмешательству в права Заявителя в соответствии со статьей 11 Соглашения (ср. Свято-Михайловская парафия против Украины, № 77703/01, § 123, 14 июня 2007 г.). Суд принял аргумент Заявителя, что отказ зарегистрировать его должностных представителей негативно повлиял на его деятельность. Отказавшись привести в действие решения, принятые на общем собрании 17 декабря 2005 г., и признать должностных представителей, выбранных на данном собрании, органы государственной власти несомненно создали серьезные трудности в повседневной жизни Заявителя. Хотя нет никакого доказательства, чтобы поддержать иск Заявителя, что его деятельность была фактически парализована в результате отказа внести поправки в реестр, нет никакого сомнения, что она была сильно подорвана неспособностью должностных представителей Заявителя осуществлять ее.

81. Остается убедиться, было ли вмешательство в права Заявителя “предусмотрено законом”, “преследовало ли законную цель” и было ли оно “необходимым в демократическом обществе”.

82. Сначала Суд изучит аргумент Заявителя, что требование органа государственной регистрации предоставить тот же пакет документов, который требуется для регистрации новосозданной политической партии, и отказ органа внести поправки в государственный реестр вследствие нарушений в данных документах не имел никакого основания в местном законодательстве. В связи с этим он повторяет, что в соответствии с прецедентным правом, выражение “предусмотренный законом” требует, чтобы оспариваемая мера имела основание в местном законодательстве и также, чтобы закон достаточно четко формулировался, чтобы гражданин мог предвидеть последствия, которые может повлечь за собой данное дело, и чтобы он мог соответственно вести себя (см., как классическая власть, Сандей Таймз против Соединенного Королевства (№ 1), судебное решение от 26 апреля 1979 г., серия A № 30, § 49).

83. Суд заметил, что местное законодательство является далеко не точным относительно процедуры внесения поправок в государственный реестр. В отличие от очень детальных положений, регулирующих процедуру регистрации новосозданной партии, процедура регистрации поправок является неопределенной. Закон о политических партиях и Закон о регистрации юридических лиц не уточняют, какие документы, исключая случаи простого уведомления, должны быть предоставлены политической партией для регистрации поправок, и четко не указывает право органа государственной регистрации на проверку этих документов и отказа от регистрации (см. пп. 41 и 46).

84. Чтобы обосновать требование о предоставлении того же пакета документов, который требуется для регистрации новосозданной политической партии, и право органа государственной регистрации отказать в просьбе о регистрации, если эти документы были неполными или содержали неверную информацию, местные суды сослались на раздел 32 § 7 Закона о неприбыльных организациях (см. п. 42). Однако Суд отмечает, что § 7 был добавлен в раздел 32 10 января 2006 г. и вступил в силу 16 апреля 2006 г., в то время как отказы внести поправки в реестр были сделаны 16 января и 4 апреля 2006 г. Суд поражен тем, что местные суды основывались на положении, которое не имело юридической силы на тот момент и которое, таким образом, не могло служить законным основанием для отказа внести поправки в государственный реестр.

85. Учитывая, что в данном деле не ссылались ни на какой другой законный документ или положение, устанавливающее процедуру внесения поправок в реестр, Суд не может вынести решение, что местное законодательство достаточно четко формулировалось, позволяя тем самым Заявителю предвидеть, какие документы он должен предоставить, и какие будут негативные последствия, если орган государственной регистрации посчитает предоставленные документы некачественными. Суд считает, что меры, принятые органом государственной регистрации, в данном деле не имели достаточно четкого законного основания.

86. Ввиду вышеупомянутого решения, было бы лишним изучать, было ли вмешательство соразмерным любой законно преследуемой цели. Тем не менее, в данном деле Суд отмечает, что он не согласен с аргументом Правительства, что вмешательство в свободу объединений Заявителя было “необходимым в демократическом обществе”.

87. Основанием для отказа внести поправки в реестр было решение органа государственной регистрации, что общее собрание от 17 декабря 2005 г. было созвано и проведено в нарушение процедуры, предусмотренной уставом Заявителя. Суд признает, что, в определенных случаях, свобода усмотрения государств может включать право на вмешательство – при условии соразмерности – во внутреннюю организацию объединения и его фукционирование в случае несоблюдения соответствующих законных формальностей, приминяющихся к его учреждениям, фукционированию или структуре внутренней организации (см., например, Эртан и другие против Турции, № 57898/00, 21 марта 2006 г.; Кармуиреа ..., приведенный выше; и Бейзен ..., приведенный выше), или в случае серьезного и затянувшегося конфликта внутри объединения (см. Святейший синод болгарской православной церкви (митрополит Иннокентий) и другие против Болгарии, № 412/03 и 35677/04, § 131, 22 января 2009 г.). Однако, власти не должны вмешиваться во внутреннее организационное функционирование объединений до такой степени, что это может привести к серьезным последствиям, чтобы обеспечить соблюдение объединением каждой отдельной формальности, предусмотренной его уставом (см. Тебьети Мюхафице Цемиети и Израфилов против Азербайджана, № 37083/03, § 78, ECHR 2009 ...).

88. В данном деле орган государственной регистрации обнаружил нарушения в процедуре выбора региональных делегатов для общего собрания, решив, что некоторые региональные собрания были созваны неуполномоченными лицами или органами, некоторые другие региональные собрания не имели кворума, протоколы нескольких региональных собраний не содержали имена участников и некоторые из участников не были членами Заявителя. Суд не видит никакого оправдания для органа государственной регистрации до такой степени вмешиваться во внутреннее функционирование Заявителя. Он отмечает, что местное законодательство не предусматривало никаких правил и процедур созыва региональных собраний или выбора делегатов для общего собрания. Также оно не устанавливало требования относительно протоколов таких собраний. Суд считает, что объединение само должно определять способ организации его собраний. Также само объединение и его члены, а не органы государственной власти, должно гарантировать соблюдение данного вида формальностей тем способом, который указан в его уставе (см. Тебьети Мюхафице Цемиети и Израфилов, приведенный выше, § 78, см. также руководящие положения Венецианской комиссии и пояснительный отчет о законе о политических партиях: п. 58). При отсутствии исков со стороны членов Заявителя относительно организации общего собрания от 17 декабря 2005 г. или предшествующих ему общих собраний, аргумент Правительства, что вмешательство органов государственной власти во внутренние дела Заявителя было необходимым с целью защиты прав членов Заявителя, не убедил Суд.

89. Ввиду всего вышеупомянутого, Суд постановил, что путем отказа внести поправки в государственный реестр, местные власти вышли за рамки законной цели и до некоторой степени вмешались во внутреннее функционирование Заявителя, что нельзя считать законной и необходимой мерой в демократическом обществе.

90. Следовательно имело место нарушение статьи 11 Соглашения.

II. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 11 СОГЛАШЕНИЯ ВСЛЕДСТВИЕ ЛИКВИДАЦИИ ЗАЯВИТЕЛЯ

91. Заявитель подал жалобу о его ликвидации вследствие несоблюдения требований к минимальному количеству членов и региональному представительству. Он основывался на статье 11 Соглашения.

A. Допустимость

92. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно безосновательной в рамках статьи 35 § 3 Соглашения. Далее он отмечает, что она не является недопустимой на любых других основаниях. Следовательно, она должна быть признана допустимой.

Б. По существу дела

1. Доводы партий

(a) Заявитель

93. Заявитель утверждал, во-первых, что требования к минимальному количеству членов и региональному представительству были необоснованными в соответствии со вторым пунктом статьи 11. В частности, они были необоснованными и не преследовали никаких законных целей. Наложение таких требований на политические партии не могло быть обосновано интересами национальной безопасности. Также они не были необходимы для предотвращения беспорядков или преступлений, или для защиты прав и свобод других.

94. Далее Заявитель оспорил решения, принятые государственными властями и судами. Он оспаривал тот факт, что проверки количества его членов небрежно осуществлялись властями. Проверки были несистематическими и не следовали никакой единой методики или четко-определенным правилам, установленным законом. Членов Заявителя опрашивали по телефону об их статусе члена и некоторые из них были запуганы властями. Власти потребовали, чтобы региональные отделения предоставили многочисленные документы, отличительные для каждого регионального отделения. Процедура ликвидации не была состязательной, так как Заявителю отказали в возможности предоставить доказательства, указывающие на количество его членов. Заявитель настаивал на том, что у него 63,926 членов и 57 региональных отделений, 51 из которых включали 500 членов. Поэтому он соблюдал законное требование к минимальному количеству членов и региональному представительству.

95. Заявитель наконец утверждал, что его ликвидация не только нарушила его свободу объединений, но также ограничила его свободу на участие в выборах, так как в соответствии с Российским законодательством политические партии были единственным видом общественного объединения, имеющего право назначать кандидатов на выборы в государственные органы.

(б) Правительство

96. Правительство заявило, что вмешательство было предусмотрено законом, а именно разделом 3 § 2 и разделом 41, с внесенными поправками в них, Закона о политических партиях и раздела 2 Закона, вносящего поправки в другой закон, (см. пункты 33, 34 и 54). В частности, вышеуказанные положения требовали, чтобы к 1 января 2006 г., все политические партии увеличили количество своих членов до 50,000 человек и количество членов их региональных отделений до 500 человек. Также из этих положений следовало, что, если партия не увеличила количество своих членов, она должна была реорганизоваться в общественное объединение или былть ликвидированной. Применяемая внутригосударственная правовая норма была понятной и выражалась в определенных условиях, что Заявитель мог предвидеть, что невыполнение вышеуказанных требований приведет к его ликвидации.

97. Чтобы оправдать наложение требований к минимальному количеству членов и региональному представительству на политические партии, Правительство сослалось на их особый статус и роль в качестве объединений, участвующих в выборах и представляющих интересы граждан в государственных органах. Они утверждали, что данные требования преследуют законную цель защиты конституционных принципов Российской Федерации и прав и интересов других лиц. Их “необходимость” была подтверждена Конституционным судом (см. пункты 55 и 56). В частности, требования к минимальному количеству членов и региональному представительству продвигали процесс объединения политических партий, создавали предпосылки для учреждения крупных, сильных партий, препятствовали чрезмерному парламентскому разделению и, таким образом, обеспечивали нормальную работу парламента, и содействовали стабильности политической системы. Вышеуказанные требования не были дискриминационными, так как они не препятствовали появлению различных политических программ и применялись в равной степени ко всем политическим партиям, назависимо от идеологии, целей и задач, изложенных в их уставах, и не ослабляли саму суть права граждан на свободу объединений в качестве политических партий, которые не соблюдали требования, и имели возможность реорганизоваться в общественные объединения. Правительство также утверждало, что нужно было учитывать особые черты социальной и политической ситуации, преобладающей в современной России, при определении, были ли законные требования, наложенные на политические партии, обоснованными (оно сослалось на дело Игоря Артемова против России (решение), № 17582/05, 7 декабря 2006 г.).

98. Далее Правительство утверждало, что свобода объединений не была абсолютной. Политические партии обязаны были соблюдать государственный закон, а власти имели право наблюдать за деятельностью партий, чтобы убедиться, что она соответствовала законным требованиям. Так как Заявитель нарушил требования к минимальному количеству членов и региональному представительству, и, таким образом, нарушил права и интересы тех партий, которые выполняли эти требования, было необходимо ликвидировать его. Ликвидация не была автоматической, так как Заявителю дали выбор, либо довести количество его членов и членов его региональных отделений до требуемого законом, с внесёнными поправками, чтобы сохранить свой статус политической партии, либо реорганизоваться в общественное объединение. Однако, он не воспользовался этим выбором и, следовательно, был подвергнут ликвидации. Также стоило отметит, что Заявитель не был ликвидирован, и на него не был наложен запрет вследствие экстремистской деятельности. Поэтому он мог учредить новую партию с тем же названием. Члены Заявителя могли либо создать новую партию, либо присоединиться к другой существующей партии.

99. Наконец, Правительство утверждало, что процедура ликвидации была справедливой и состязательный, государственные суды изучили и оценили доказательства, предоставленные партиями, и приняли обоснованные решения.

2. Судебная оценка

100. Общей позицией между партиями является то, что ликвидация Заявителя означала вмешательство в его права в соответствии со статьей 11 Соглашения. То, что вмешательство было “предусмотрено законом”, исключительно разделами 3 § 2 и 41 § 3 Закона о политических партиях и разделами 2 §§ 1 и 4 Закона, вносящего поправки в другой закон, (см. пункты 33, 34 и 54) не оспаривалось.

101. Далее Суд решил, что Правительство и Конституционный суд основывались на нескольких целях, чтобы оправдать ликвидацию Заявителя вследствие несоответствия требованиям к минимальному количеству членов и региональному представительству, а именно на защите демократических учреждений и конституционных принципов Российской Федерации, обеспечении ее территориальной целостности, прав и интересов других (см. пункты 55, 56 и 97). Он считает, что защита территориальной целостности тесно связана с защитой “национальной безопасности” (см., например, Объединенная коммунистическая партия Турции, приведенный выше, § 40), в то время как защита демократических учреждений государства и конституционных принципов относится к “предотвращению беспорядков”, концепция “порядка” в рамках французского издания статьи 11, охватывающей “институционный порядок” (см. Баскская националистическая партия –региональная организация против Франции, № 71251/01, § 43, ECHR 2007 VII, и, с необходимыми поправками, Горзелик и другие, приведенный выше, § 76). Суд готов согласиться с тем, что оспариваемые законные требования и ликвидация Заявителя вследствие невыполнения этих требований, были направлены на защиту национальной безопасности, предотвращение беспорядков и защиту прав других, и, следовательно, преследовали законные цели, изложенные во втором пункте статьи 11 Соглашения.

102. Остается определить, было ли вмешательство “необходимым в демократическом обществе”. Суд повторяет, что ввиду существенной роли, которую играют политические партии при соответствующем функционировании демократии, исключения, перечисленные в пункте 2 статьи 11, где рассматриваются политические партии, должны толковаться точно; только убедительные и неопровержимые доводы могут обосновать ограничения, наложенные на свободу объединений таких партий (см. прецедентное право, изложенное в п. 76-78). Также важно то, что вмешательство в рассматриваемое дело было радикальным: партия Заявителя была ликвидирована с немедленным вступлением в силу. Такая решительная мера требует очень серьезных оснований, прежде чем ее посчитают соразмерной преследуемой законной цели; она принимается только в самых серьезных случаях (см. Объединенная македонская организация Илинден – ПИРИН и другие против Болгарии, № 59489/00, § 56, 20 октября 2005 г., с ссылкой на нее).

103. Вначале Суд отметил, что Заявитель, учрежденный в 1990 г., был одним из самых старых российских политических партий. В его уставе или программе не было ничего, чтобы предположить, что это не демократическая партия. Никогда не утверждалось, что в течение семнадцати лет его существования Заявитель когда-либо прибегал к незаконным и недемократически методам, одобрял применение насилия, стремился определить демократическую и плюралистическую политическую систему России или преследовал цели, которые были расистскими или могли нарушить права и свободы других. Единственной причиной его ликвидации было невыполнение требований к минимальному количеству членов и региональному представительству.

104. Суд должен установить, была ли ликвидация Заявителя вследствие невыполнения вышеуказанных требований соразмерна законным целям, продвигаемым Правительством. Однако он должен сначала изучить, служила ли возможность реорганизоваться в общественное объединение, предусмотренное в данном законе, противовесом негативным последствиям вмешательства.

(a) Возможность реорганизации в общественное объединение

105. Суд принял к сведению аргумент Правительства, что Заявителю была дана возможность реорганизоваться в общественное объединение. Однако, Заявитель посчитал неприемлемым, что объединение должно быть принудительным, чтобы принять правовую форму, которую его учредители и члены не преследовали, считая, что такой подход, если он применялся, снизит свободу объединений учредителей и членов, чтобы представить его либо несуществующим, либо не имеющим практической ценности (см. Жечев против Болгарии, № 57045/00, § 56, 21 июня 2007 г.).

106. Суд повторяет, что политические партии имеют особый статус. Будучи единственным видом объединения, который может прийти к власти, политические партии имеют право повлиять на весь режим в своих странах. Политические партии отличаются от других организаций, которые вступают на политическую арену (см. Рефах Партизи, приведенный выше, § 87), своими предложениями общей социальной модели, которую они ставят перед избирателями, и правом выдвигать эти предложения, как только они приходят к власти.

107. Важно, что в России политические партии – это единственные актеры, которые могут назначать кандидатов на выборы на федеральном и региональном уровне. Реорганизация в общественное объединение, таким образом, лишила бы Заявителя возможности баллотироваться. При условии, что участие в выборах было одной из основных целей Заявителя, указанных в его уставе (см. п. 10), статус общественного объединения не соответствовал бы его призванию. Суд соглашается, что для Заявителя было важно сохранить статус политической партии и право назначать кандидатов на выборы, которой влек за собой этот статус.

108. Дальше Суд должен установить, на фоне данных событий, необходима ли ликвидация Заявителя вследствие невыполнения требований к минимальному количеству членов и региональному представительству в демократическом обществе. Он будет рассматривать оба требования по очереди.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 14.02.2014, 11:08
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию

(б) Невыполнение требования к минимальному количеству членов

109. Первым основанием для ликвидации Заявителя было его невыполнение требования к минимальному количеству членов, которое впервые было выдвинуто в 2001 г., когда требовалось, чтобы политические партии имели не меньше 10,000 членов. В 2004 г. требуемое минимальное количество членов было увеличено до 50,000 человек. В 2009 г. в местное законодательство снова внесли поправки, предусматривающие постепенное снижение минимального количества членов до 40,000 человек к 1 января 2012 г. Минимальное количество членов регионального отделения также было изменено (см. п. 30-39).

110. Суд отметил, что требование к минимальному количеству членов не является неизвестным среди государств-членов Европейского совета. Законодательство, по крайней мере, тринадцати государств устанавливает требование к минимальному количеству членов политических партий (см. п. 62). Однако, даже если ни один общий европейский подход к проблеме не будет найден, это нельзя рассматривать как решение вопроса (см. Кристин Гудвин против Соединенного Королевства, № 28957/95, § 85, ECHR 2002 VI). Суд отметил, что требуемое минимальное количество членов в партии в России – самое высокое в Европе. Чтобы проверить, не является ли оно несоразмерным, Суд должен оценить причины, выдвинутые законодателем и Конституционным судом для обоснования.

111. Пояснительные записки к законопроекту о политических партиях, решения комитетов Государственной Думы и постановления Конституционного суда (см. п. 31, 32, 55 и 56) обосновывают введение требования к минимальному количеству членов и его последующего увеличения, при необходимости укрепить политические партии и ограничить их количество, чтобы избежать несоразмерной траты бюджета во время проведения избирательных кампаний, и предотвратить чрезмерное парламентское разделение, и, при этом, способствовать стабильности политической системы.

112. Эти аргументы не убедили Суд. Он отмечает, что политические партии России не имеют безоговорочного права на прибыль от государственного финансирования. В соответствии с местным законодательством только те политические партии, которые принимали участие в выборах и получили больше 3% голосов, имеют право получить государственное финансирование (см. п. 51). Существование определенного количества мелких политических партий, поддерживаемых относительно небольшими частями населения, не представляет значительное финансовое бремя на государственное казначейство. По мнению Суда финансовые соображения не могут служить обоснованием для ограничения количества политических партий и допущения выживания только крупных, известных партий.

113. Что касается второго аргумента, относительно предортвращения чрезмерного парламентского разделения, Суд отмечает, что в России это достигается путем введения 7% избирательного порога (см. п. 50), который является одним из самых высоких в Европе (см. Юмак и Садак против Турции [GC], № 10226/03, §§ 64 и 129, 8 июля 2008 г.). Также важно то, что право политической партии на участие в выборах не является автоматическим. Только те политические партии, которые заседают в Государственной Думе или предоставили определенное количество подписей, чтобы показать, что у них есть широкая общественная поддержка (200,000 подписей в соответствующее время, недавно снизилось до 150,000 подписей), могут назначать кандидатов на выборы (см. п. 49). При таких обстоятельствах Суд не убежден, что, для того чтобы избежать чрезмерного парламентского разделения, было необходимо наложить дополнительные ограничения, такие как требование к высокому минимальному количеству членов, ограничить количество политических партий, имеющих право участвовать в выборах.

114. Суд также не может согласиться с аргументом, что только те объединения, которые представляют интересы значительной части общества, имеют право на статус политической партии. Он полагает, что небольшие группы меньшинства также должны иметь возможность учреждения политических партий и участия в выборах с целью получения парламентского представительства. Суд уже решил, что, хотя личные интересы должны подчиняться интересам группы, демократия не просто означает, что взгляды большинства должны всегда преобладать: нужно достичь равновесия, которое обеспечит справедливое и надлежащее отношение меньшинств и устранит любое злоупотребление доминирующим положением (см. Горзелик и другие, приведенный выше, § 90). Выбор избирателей не должен ограничиваться и отличаться, политическим партиям должна быть предоставлена возможность преджставить своих кандидатов на выборы (см., с необходимыми поправками, Юмак и Садак, приведенный выше, § 108).

115. Далее Суд заметил, что местное законодательство требует, чтобы политические партии не только подтвердили их соблюдения требования к минимальному количеству членов на момент их учреждения и регистрации, но также они должны впоследствии предоставлять ежегодные отчеты органу государственной регистрации, не только касающиеся их деятельности, но также подтверждающие количество их членов (см. п. 52). Власти также имеют право проводить проверки раз в год и выдавать предупреждения или начинать процедуру ликвидации политической партии, которая имеет недостаточное количество членов (см. п. 53 и 54). Суд неспособен разглядеть обоснование для таких инвазинвых мер, подвергающих политические партии частым и всеобъемлющим проверкам, и постоянной угрозе ликвидации на официальных основаниях. Если такие ежегодные проверки направлены на то, чтобы убедиться, если у партии настоящая поддержка среди населения, результаты выбора будут самой лучшей мерой такой поддержки.

116. Суд также отмечает неясность, созданную изменениями в требовании к минимальному количеству членов за последние (см. п. 109). Обязательство привести количество членов в соответствие с часто меняющимся местным законодательством, связанное с регулярными проверками количества членов, наложило несоразмерное бремя на политические партии. В этом отношении Суд принимает к сведению мнение Венецианской комиссии о том, что изменение сроков и условий для получения и сохранения статуса политической партии может рассматриваться, как предоставление возможности неоправданной ликвидации политических партий (см. п. 58). Это также относится к Процессуальному кодексу Венецианской комиссии, который предупреждает о риске того, что частые изменения в избирательном законодательстве будут восприниматься, правильно или неправильно, как попытка манипулировать избирательными законами в пользу партии у власти (см. п. 61).

117. В связи с этим Суд заметил, что введение требования к минимальному количеству членов и его подальшее увеличение было одним из аспектов политической реформы 2001 г., другие меры которой состояли, в частности, из повышения избирательного порога от 5% до 7% и наложения запрета на избирательные блоки и независимых кандидатов от участия в выборах (см. пп. 48 и 50). Может присутствовать небольшое сомнение, что все эти меры имели явное влияние на возможности для различных политических сил эффективно участвовать в политическом процессе и, таким образом, повлияли на плюрализм. В частности, тот факт, что только пятнадцать политических партий из сорока восьми смогли выполнить требование к минимальному количеству членов (см. п. 35), показывает результат такого увеличения.

118. Суд повторяет, что поскольку власти вводят значительные ограничения на права политических партий, и, в частности, поскольку такие изменения оказывают негативное влияние на оппозицию, требование, чтобы Правительство предоставляло доказательства, демонстрирующие, что поправки были обоснованными, является тем более обременительным (см., с соответствующими поправками, Таназе против Молдовы, № 7/08, § 169, ECHR 2010 ...). Что касается данного дела, не было предоставлено никакого убедительного пояснения увеличению минимального количества членов.

119. В свете всего вышесказанного, Суд не может принять мнение, что требование любого минимального количества членов было бы оправданным, пока оно не позволило бы учредить только одну политическую партию (см. п. 55). По мнению Суда, требование к минимальному количеству членов было бы оправданным только, если бы оно позволило свободное усреждение и функционирование множества политических партий, представляющих интересы различных групп населения. Важно обеспечить доступ разным партиям к политической арене на условиях, которые позволят им представлять свой электорат, привлекать внимание к своим главным заботам и защищать свои интересы (см., с соответствующими поправками, Христианская народная демократическая партия против Молдовы,№ 28793/02, § 67, ECHR 2006-II).

120. Возвращаясь к определенным обстоятельствам дела Заявителя, Суд отмечает, что Заявитель существовал и участвовал в выборах с 1990 г. Он согласовал количество своих членов и прошел процедуру повторной регистрации после введения требования к минимальному количеству членов в 2001 г. Однако Заявитель был ликвидирован в 2007 г. после радикального пятикратного учеличения минимального количества членов. Суд считает, что такая радикальная мера, как ликвидация на официальной основе, применяемая к давно-учрежденной и законопослушной политической партии, такой как Заявитель, нельзя считать “необходимой в демократическом обществе”.

(в) Недостаточное количество региональных отделений

121. Второй причиной ликвидации Заявителя было заключение властей о том, что у него не было достаточного количества региональных отделений с более 500 членами, как того требовали действующие законные положения.

122. Требование, что политическая партия должна иметь региональные отделения в большинстве российских регионов, было как требование к минимальному количесту членов, введенное впервые в 2001 г. (см. п. 30). Из постановления Конституционного суда от 1 февраля 2005 г. слудет (см. п. 55), что его обоснованием было предотвратить учреждение, функционирование и участие региональных партий в выборах, которые, по мнению Конституционного суда, были угрозой территориальной цельности и единства страны. Соответственно, Суд должен определить, совместим ли запрет, наложенный на региональные политические партии, с Соглашением.

123. Перед этим Суд сделал ударение на том, что не может быть никакого обоснования для препятствования создания общественного объединения или политической партии исключительно потому, что они пытаются публично обсудить ситуацию части населения государства, или даже защищают сепаратистские идеи, путем призыва к автономии или расколу части территории страны. В демократическом обществе, основанном на правовой норме, должна быть предоставлена соответствующая возможность выражения политических идей, которые оспаривают существующий порядок без обсуждения принципов демократии и реализация которых отстаивается мирным путем, спеди прочего, через участие в политическом процессе. Какими бы ни были шокирующими и неприемлемыми, утверждения лидеров и членов объединения могут предстать перед властями или большинством населения, и какими бы незаконными ни были их требования, они не появятся с целью гарантии ликвидации объединения. Основным аспектом демократии является то, что она должна допускать проведение различных политических программ, которые должны предлагаться или обсуждаться, даже когда они ставят под сомнение путь, по которому на сегодняшний день развивается государство, при условии, что они не нанесут вреда самой демократии (см. Таназе, приведенный выше, § 167; Объединенная македонская организация Илинден – ПИРИН и другие, приведенные выше, §§ 57-62; Объединенная коммунистическая партия Турции, приведенная выше, § 57; и Социалистическая партия и другие против Турции, 25 мая 1998 г., §§ 45 и 47, Отчеты 1998-III).

124. Суд также решил, что проблема может возникнуть в соответствии с Соглашением, если внутреннее избирательное законодательство было направлено на лишение региональных партий парламентского предстваительства (см. Юмак и Садак, приведенный выше, § 124). Следовательно, важно, чтобы региональным партиям было разрешено существовать и баллотироваться, по крайней мере, на региональном уровне.

125. Суд также ссылается на руководящие положения Венецианской комиссии, которая считает, что требование регионального или территориального представительства политических партий является проблематичным, и рекомендует, что законодательство должно предоставлять возможность создания партий на региональном и местном уровне (см. пп. 58 и 59).

126. Далее Суд отметил, что очень мало государств-членов Европейского совета запрещают создание региональных партий или требуют, чтобы политическая партия имела определенное количество региональных и местных отделений (см. пп. 62 и 64). Грузия – единственная страна, которая явно запрещает создание региональных политических партий. Две страны, Украина и Армения, требуют, чтобы политическая партия имела определенное количество региональных отделений, в то время как еще две страны, Молдова и Румыния, требуют, чтобы политические партии имели членов, проживающих в определенном количестве регионов. Суд считает, что обзор практики в государствах-членах Европейского совета раскрывает всеобщее согласие, что должно быть разрешено учреждение региональных партий. Однако, несмотря на данный консенсус, другой подход можно обосновать, когда существуют особые исторические или политические соображения, которые представляют необходимой более ограничительную практику (см. Таназе, приведенный выше, § 172, и, с соответствующими поправками, Рефах Партизи, приведенный выше, § 105).

127. Суд принимает во внимание ссылку Конституционного суда на особый исторически-политический контекст России, характеризующийся нестабильностью ново-созданной политической системы, сталкивающейся с серьезными вызовами от сепаратистских, националистических и террористических сил (см. п. 55). Суд делает акцент на особой позиции России, которая относительно недавно вышла на тропу демократического перехода. Суд признает, что, вероятно, есть определенный интерес в гарантировании того, что, после распада Советского союза и проведения демократической реформы в 1991 г., были приняты меры по обеспечению стабильности и разрешению учредить и укрепить хрупкие демократические учреждения. Соответственно Суд не исключает того, что в следующих после распада Советского союза последствиях запрет на учреждение региональных политических партий может быть обоснованным.

128. Однако, Суд считает существенным то, что запрет был введен не в 1991 г., а в 2001 г., через десять лет после того, как Россия начала свой демократический переход. При данных обстоятельствах, Суд считает тот аргумент, что мера была необходимой для защиты хрупких демократических учреждений России, ее единства и национальной безопасности, гораздо менее убедительным. Чтобы обосновать недавнее введение общих ограничений на политические партии, должны быть приведены неопровержимые доводы. Тем не менее, Правительство не предоставило никакого объяснения того, почему недавно возникли проблемы относительно региональных политических партий и почему таких проблем не было на ранних этапах перехода в начале 1990х гг. (см., похожую причину, Таназе, приведенный выше, § 174).

129. Суд считает, что, по прошествии времени, становится все тяжелее обосновать общие ограничения, накладываемые на политические партии. Становится необходимым переходить к оцениванию каждого отдельного дела, чтобы учитывать действующую программу и поведение каждой политической партии, а не угрозу, представляемую определенной категорией или типом партий (см., с соответствующими поправками, Таназе, приведенный выше, § 175, и Адамсонс против Латвии, № 3669/03, § 123, 24 июня 2008 г.). По мнению Суда, есть способы защиты российского законодательства, учреждений и национальной безопасности, а не наложение широкого запрета на учреждение региональных партий. Санкции, включая ликвидацию в самых серьезных случаях, могут налагаться на те политические партии, которые применяют незаконные и недемократические методы, поощряют насилие или продвигают политику, которая направлена на насилие или разрушение демократии, и нарушение прав и свобод, предоставляемых демократией. Такие санкции рассматриваются с определением вероятной угрозы национальным интересам, в частности, обстоятельств, основанных на определенной информации, а не действия на общем предположении, что все региональные партии представляют угрозу национальной безопасности.

130. Данное дело служит примером возможных правонарушений, присущих в запрете региональных партий, который, более того, основан на подсчете количества региональных отделений партии. Заявитель, всероссийская политическая партия, которая никогда не поддерживала региональные интересы или сепаратистские взгляды, чей устав гласил, что одной из ее целей было продвижение единства страны и мирного сосуществования ее многонационального населения (см. п. 10), и которая никогда не обвинялась в попытках подорвать территориальную целостность России, была ликвидирована на чисто формальном основании недостаточного количества региональных отделений. При данных обстоятельствах Суд не видит, как ликвидация Заявителя послужила достижению законных целей, установленных Правительством, а именно, предотвращение беспорядков или защита национальной безопасности или прав других.

(г) Общий вывод

131. Ввиду всего вышесказанного, Суд считает, что местные суды не предоставили “соответствующие и досточное количество” причин, чтобы обосновать вмешательство в право Заявителя на свободу объединений. Ликвидация Заявителя вследствие невыполнения требований к минимальному количеству членов и региональному представительству была несоразмерной законным целям, перечисленным Правительством. Соответственно имело место нарушение статьи 11 Соглашения.

III. ЗАЯВЛЕННОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 СОГЛАШЕНИЯ


132. Заявитель подал иск в соответствии со статьей 6 § 1 Соглашения, что процедура ликвидации была несправедливой. Однако, учитывая все материалы в его распоряжении, Суд решил, что они не указывают на нарушение статьи 6. Из этого следует, что данный иск должен быть отклонен, будучи явно безосновательным, в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Соглашения.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 СОГЛАШЕНИЯ

133. Статья 41 Соглашения предусматривает:

“Если Суд считает, что имело место нарушение Соглашения или его Протоколов, и если местное законодательство рассматриваемой Высокой Договаривающейся Стороны допускает лишь частичную компенсацию, Суд должен, при необходимости, предоставить справедливую компенсацию пострадавшей стороне.”

A. Ущерб

134. Заявитель потребовал денежную компенсацию ущерба в размере 5,990,140.98 российских рублей, из которых 1,996,669.78 рублей отображали расходы на проведение его общего собрания 17 деабря 2005 г., тогда как оставшиеся 3,993,471.2 рублей отображали расходы, которые понадобились бы на создание новой политической партии.

135. Правительство заявило, что между исками, поданными Заявителем, и исками относительно расходов, потраченных на общее собрание, не было причинной связи. Иски относительно создания новой политической партии были гипотетическими и не были подкреплены никакими документами.

136. Суд следит, чтобы Заявитель не подал иск о денежной компенсации. Относительно заявленной денежной компенсации ущерба, Суд не видит причинной связи между выявленными нарушениями и расходами Заявителя на организацию общего собрания. Иски, касающиеся создания новой политической партии, являются спекулятивными и не подкреплены никакими документами. Следовательно Суд отклоняет иск о денежной компенсации.

Б. Затраты и расходы


137. Основываясь на соглашениях о судебных издержках, Заявитель потребовал 433,500 рублей для компенсации судебных издержек, понесенных в государственных судах, и 250,000 рублей для компенсации судебных издержек, понесенных в Суде.

138. Правительство заявило, что касается расходов, якобы понесенных в государственных судах, что соглашения о судебных издержках, потраченных Заявителем на делопроизводства, касающиеся ликвидации региональных отделений Заявителя, не были связаны с исками Заявителя. Иск о компенсации расходов, потраченных на делопроизводства, был чрезмерным.

139. Суд повторяет, что судебные издержки и расходы могут быть возмещены только настолько, насколько они касаются выявленного нарушения (см. Ван де Харк против Нидерландов, 19 апреля 1994 г., § 65, выпуск A № 288). Он принимает доказательство Правительства, что документы, составленные Заявителем в поддержку его исков о денежной компенсации судебных издержек, потраченных в государственных судах, не касаются рассматриваемого дела. Следовательно, он отклоняет данную часть иска. С другой стороны, основываясь на имеющихся у него документах, Суд считает приемлемым присудить компенсацию судебных издержек, потраченных на делопроизводства в Суде, в размере 6,950 евро, плюс любой налог, который может налагаться на Заявителя на данную сумму.

В. Штрафной процент

140. Суд считает надлежащим, чтобы штрафной процент основывался на предельной учётной ставке Европейского центрального банка, к кторому должны быть добавлены три процентных пункта.

НА ОСНОВАНИИ ЭТОГО, СУД

1. Объявил, большинством голосов, иски, касающиеся отказа внести поправки в Государственный реестр, и ликвидацию Заявителя допустимыми, а оставшуюся часть заявлений недопустимой;

2. Вынес решение, шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 11 Соглашения вследствие отказа органов внести поправки в Государственный реестр;

3. Признал единодушно, что имело место нарушение статьи 11 Соглашения вследствие ликвидации Заявителя;

4. Постановил единогласно,

(a) что государство ответчика обязано заплатить Заявителю, в течение трех месяцев с момента вынесения окончательного решения в соответствии со статьей 44 § 2 Соглашения, 6,950 евро (шесть тысяч девятьсот пятьдесят), плюс любой налог, который может налагаться на Заявителя, относительно затрат и расходов, в переводе на российские рубли по курсу на момент оплаты;

(б) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до дня оплаты должен быть оплачен простой процент на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной учётной ставке Европейского центрального банка, за просроченный срок платежа, плюс три процентных пункта;

5. Отклонил единогласно оставшуюся часть требований Заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, и объявлено в письменной форме 12 апреля 2011 г., в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Правил судопроизводства.

Сорен Нильсен - Секретарь

Нина Ваджич - Президент

В соответствии со статьей 45 § 2 Соглашения и правилом 74 § 2 Правил судопроизводства, частично несовпадающее мнение судьи Ковлер прилагается к данному судебному решению.

Н.A.В.
С.Н.

ЧАСТИЧНО НЕСОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОВЛЕР

Я разделяю окончательное решение Палаты, что имело место нарушение статьи 11 Соглашения вследствие ликвидации Заявителя, и я разделяю также основную часть ее аргументов, касающихся данного решения. Но я не могу согласиться с позицией большинства по первому вопросу – отказу Министерства юстиции зарегистрировать поправки в информацию, содержащуюся в Едином государственном реестре юридических лиц, по причине различных упущений, в том числе непредоставления партией определенных документов, таким образом, оставляя вопрос открытым для сомнений, было ли общее собрание проведено в соответствии с законом и уставом (§ 15).

Не принимая во внимание проблему качества законного регулирования деятельности политических партий - закон суров, но это закон – я бы обратил внимание на то, что, выступающе в качестве ответчика, Правительство сделало ударение на том, что отказ зарегистрировать партию не был окончательным и Заявитель мог исправить указанные недостатки в документах и заново подать заявку на регистрацию. В некоторых подобных ситуациях, касающихся религиозных организаций (например, Московская церковь сайентологии против России, № 18147/02, судебное решение от 5 апреля 2007 г., и Московское отделение армии спасения против России, № 72881/02, судебное решение от 5 октября 2006 г.), или местной политической организации (Президентская партия Мордовии против России, № 65659/01, судебное решение от 5 октября 2004 г.), рассматриваемые организации не возобновили свои заявления, полностью исчерпывая внутригосударственные процедуры, чтобы не оставалось сомнений. Проблема регистрации поправок существующей политической организации могла бы быть решена на данном этапе, если бы рассматриваемая организация была более почтительной к процессуальным требованиям. Партия Заявителя предпочла оспорить отказ в суде после второй попытки, и национальные суды решили, что предоставленные документы не соответствовали требованиям, предусмотренным законом.

Суд решил, что недопустимые заявления имеют обстоятельства похожие на рассматриваемое дело (такие как Байсан и Лига по защите прав человека Румынии против Румынии, № 28973/95, декабрь - 30 октября 1995 г., и Духовное управление мусульман Молдовы против Молдовы, № 12282/02, декабрь - 14 июня 2005 г.), потому что Заявитель не соблюдал требования национального законодательства. К сожалению, в данном деле Палата не соблюдала прецедентное право суда и заявила, что данный рассматриваемый вопрос приемлем, и продолжила искать нарушение статьи 11 Соглашения.

Тем не менее, я согласен с моими коллегами, что санкция – ликвидация партии после 15-ти лет ее существования вследствие утверждаемого несоблюдения (оспариваемого Заявителем) требований к минимальному количеству членов и региональному представительству – была необдуманной и несоразмерной, и что местные власти не привели “существенные и достаточное количество” причин, чтобы оправдать нарушение права Заявителя на свободу объединений.

Официальный текст решения - перевод

6 мая 2011

Источник: http://www.ryzkov.ru/look_new.php?id=12604
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 08:06. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS