Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Наука

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 23.04.2014, 07:41
Аватар для Татьяна Корсакова
Татьяна Корсакова Татьяна Корсакова вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.04.2014
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Татьяна Корсакова на пути к лучшему
По умолчанию 2427. Николай Вавилов

http://www.stoletie.ru/sozidateli/ta...vilova_904.htm
Тяжелая мантия академика Вавилова
Памяти великого русского ученого


08.11.2013

Судьбу академика АН СССР – биолога, агронома, генетика Н.И. Вавилова часто сравнивают с судьбой средневекового монаха Джордано Бруно, взошедшего на костер за подвиг своего взыскующего разума.

Очередной, седьмой, Международный генетический конгресс должен был состояться в Москве. Несмотря на слухи о своеобычной политике советской власти в этой области, доносившиеся из столицы первого в мире пролетарского государства, ученые разных стран не могли не признать успехи советской генетики.

Знай наших! Наши радовались. Но не долго. К тому времени президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина (ВАСХНИЛ) стал Трофим Лысенко, искренне не понимавший, что это за мифическое наследственное вещество – гены – ищут в растениях и животных эти упрямцы ученые. Так и до человека дойдут!

Он люто ненавидел генетиков – «вейсманистов-морганистов», последователей абсолютно чуждой, по его словам, всему советскому передовому буржуазной науки, - стало быть, никакого международного конгресса «мракобесов» в СССР состояться просто не должно! По определению.

Конгресс перенесли в Эдинбург (Шотландия). Его президентом был заранее избран выдающийся советский ученый, бывший президент ВАСХНИЛ, затем ее вице-президент, академик Николай Вавилов. Наивный профессор Крю писал ему: «Я считаю, что успех конгресса обеспечен заранее. Во-первых, Ваша президентская речь будет, конечно, сообщением большого интереса и важности. Во-вторых, работа в области генетики в СССР в течение последних двадцати лет оставила настолько глубокий след в науке, что совершенно естественно высший пост на конгрессе предоставить представителю Вашей страны». (Цитирую по прекрасной, емкой книге В.Г. Шайкина «Николай Вавилов», вышедшей в «Молодой гвардии» в серии «ЖЗЛ»).

Но Вавилов не приехал в Шотландию, как и вся советская делегация. Не выпустили. Тот же Крю, который вынужден был исполнить роль президента конгресса, сказал на его открытии осенью 1939 года не без юмора, типичного для британцев, но и с затаенной болью: «Вы пригласили меня играть роль, которую украсил бы Вавилов. Вы надеваете его мантию на мои, не желающие этого плечи. И если я буду выглядеть неуклюже, то вы не должны забывать: эта мантия сшита для более крупного человека».

Теперь эта внушительная вавиловская фигура: умная крупная голова, рука, а остальное, по моде прежних лет, как бы затушевано в камне - хорошо видна от ворот старого Воскресенского кладбища в Саратове. Памятник солидный. Иногда у его подножия появляются цветы. К монументу ведет самая необычная в мире, на мой взгляд, улица, которую я знаю с раннего детства, когда по ней везли на открытом грузовике хоронить еще мою прабабушку, супругу сосланного на Северный Урал «кулака» из села Вязовка, мать 11 детей, двух из которых унес 37-й. Улица имеет зарегистрированное название, но проходит за оградой, рассекая территорию погоста. Во дворах старых одно- и двухэтажных домов живут своей жизнью люди – собирают урожай, набирают из колонки воду, играют с собаками. 70 лет назад, зимней ночью 43-го года, по этой улице проехали сани с покойниками. Одного из них, как рассказывал потом возница, пришлось долго ждать: его почему-то в последний момент решили обрядить как полагается, в чистое белье – знатный человек был, сказывали, потому и решили тюремщики ему честь оказать. Вроде и похоронили его не в братской могиле, как остальных умерших заключенных - тайком, ночью, а в отдельной.

Не такой судьбы желал, конечно, своему сыну удачливый московский коммерсант, гласный Московской городской управы Иван Ильич Вавилов. Вообще-то он хотел, чтобы Николай пошел по его стопам. Но сын оказался упрям.

Даже после окончания Московской практической академии коммерческих наук мечтал только о биологии, даже ботанике… Последовал его примеру и младший – Сергей, только он выбрал физику. Даже две дочки – Александра и Лидия занялись наукой, и младшая из них – Лидия Ивановна, микробиолог, в очень молодом возрасте погибла, как говорится, на боевом медицинском посту во время эпидемии черной оспы, а старшая, врач Александра Ивановна, создала по Москве сеть санитарно-биологических лабораторий.

Не мог предугадать Иван Ильич, уговаривая талантливого и невероятно энергичного старшего сына вступить на путь делового человека, что через несколько лет переломится судьба всей Российской империи. Что в его родной стране слова «делец», «деловой человек», «коммерсант», даже «промышленник» надолго станут ругательными. А главное, что его собственная, Ивана Ильича, судьба – стать отцом сразу двух президентов. Президентов науки. Николаю Ивановичу предстояло возглавить Всесоюзную академию сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), а Сергей Иванович, выдающийся физик, в 1945 году был избран президентом самой главной советской академии – АН СССР, а кроме этого, стал четырежды лауреатом высшей премии страны в то время – Сталинской. Собственно, они не изменили отцу и стали сверхделовыми людьми – но только на поприще науки. Именно наука, а также искусство в первые, относительно счастливые, не считая, конечно, кровопролитной гражданской войны, годы советской власти, сделались в России основными точками приложения сил талантливых людей – весь мир смотрел на Советскую Россию с восхищением! А потом… Но об этом – дальше.

Пока же ничто не мешало Николаю Вавилову восхищаться чудом жизни как таковым. В этом был его особый талант – восхититься и начать изучать то, что другие, обычные люди воспринимают как привычное и должное.

Что, как не чудо, - сама жизнь на пылинке, именуемой Землей, в немыслимых пространствах безжизненного Космоса? А чудо цветка, цветения, опыления, зарождения семечка – очередного чуда жизни? А разнообразие сельскохозяйственных культур, уже преображенных народной селекцией? А разнообразие диких растений?

Его первая научная экспедиция (в одиночку, не считая хитрого переводчика-армянина, объявившего Вавилова ради удобств предстоящего путешествия шурином русского царя) оказалась связана с Первой мировой войной. В русской армии, воевавшей с турецкими войсками на территории Персии, люди стали болеть странной болезнью, связанной с галлюцинациями, некоторые умерли, и армейские врачи связали заболевание с местной пищей. Прислали специалиста по болезням растений – Николая Вавилова. Он подтвердил: местная пшеница заражена семенами плевела-головолома, вызывающего болезнь из-за грибка, поселяющегося в его зерне, и рекомендовал перейти на питание хлебом из русской пшеницы. Проблема быстро была решена, и ученый, воспользовавшись случаем, отправился в путешествие по Персии. Сколько ни ехал на лошади, сколько ни шел пешком – все время собирал образцы семян местных растений, культурных и диких, по вечерам разбирал их, описывал, систематизировал, укладывал, а когда удавалось, собирал посылки и отправлял в Россию, а потом и в Советскую Россию, каждую минуту он посвящал науке. Спал по четыре-пять часов, приговаривая: «Жизнь коротка, надо спешить». Он, разумеется, не знал тогда, что ему сделают ее еще короче.

Из Персии в то лето, еще до революций 17-го года, он отправился не в Центральную Россию, а на Памир. Нанял лошадей и проводников. Проезжая верхом по узким мостикам, с одного из которых так-таки и свалилась лошадь с грузом образцов в бурную реку, по оврингам – ненадежным искусственным тропкам, прилепившимся к скалам, ночуя на леденящем холоде высокогорья, Николай Иванович непреклонно, неотговоримо стремился вперед – к новым растениям. Он уже осознал, что, как никогда и ни один человек на Земле, близок к открытию, которое заключалось в наличии на планете нескольких «пекл творения», т.е. центров происхождения культурных растений, – особых, избранных судьбой Земли мест, где зачинались предки культурных растений, кормящих ныне всё человечество. И он открывал их, иногда с соратниками: Памир, Средиземноморье, горы Южной Америки, других несколько столь же экзотических мест.

Научные работники ВИРа – Всесоюзного института растениеводства (Ленинград) – во главе с Вавиловым объехали, облетели и обошли весь земной шар, привезли из своих экспедиций более 200 тысяч образцов семян и клубней. Впоследствии, охраняя именно их, драгоценные мешочки со съедобными (!), но неприкосновенными семенами и клубнями, во время Великой Отечественной войны в блокадном Ленинграде, погибли от голода 28 сотрудников этого института.

А в тридцатые уже родилась гражданская авиация. Николай Иванович однажды, начав свой путь пассажиром аэроплана на аэродроме в Майами, с помощью авиакомпании «Аэропост», позволявшей своим пассажирам, оформляя остановки, облететь по одному купленному билету всю Центральную и Южную Америки, побывал за пять месяцев в Аргентине, Бразилии, Перу, Боливии и других местах, где собирал образцы растений, описывая их.

Уму непостижимо, сколько он успеть сделать! Н.И. Вавилов обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов, стал автором концепции линнеевского вида как системы. При этом Николай Иванович был прекрасным организатором работы других.

Он успешно руководил ВИРом и Институтом генетики АН СССР, остался после президентства в ВАСХНИЛ ее вице-президентом, являлся президентом Всесоюзного географического общества, как сейчас Сергей Шойгу – Российского, сам объезжал опытные станции в СССР и выступал на всесоюзных и международных научных форумах. Между прочим, Вавилов всегда отвечал на все письма: после него остались десятки тысяч писем! Цели у этого неутомимого ученого были не только сугубо научные. Население СССР увеличивалось, всё больше народу переселялось в города, и чтобы накормить людей лучшим хлебом, лучшим картофелем, лучшими овощами и фруктами, дать ему одежду из лучшего льна и хлопка, он и работал, тратя себя без остатка.

…Иногда, по осени, упорно возникает в голове странная мысль: как жаль, что по телевизору показывают сейчас лишь ужасы и политиков, а овощные базы, например, предстают на экране местом хранения не свеклы и капусты, а оружия и большого количества мстительной злобы. Не хватает, знаете ли, привычной романтики позднего лета. Увидеть бы на экране хоть несколько кадров уборки урожая, да-да, тех надоедавших в советское время кадров, пространство которых пересекали выстроенные оператором в косую шеренгу для лучшей картинки комбайны. Генетическая память?

Вавилов жалел растения и нас с вами, которые питаются плодами этих растений, и потому занялся в первые годы научной работы болезнями наших зеленых кормильцев, поиском и выведением сортов, устойчивых к вирусам, грибам и бактериям. Он всю жизнь, не покладая рук и не жалея сил, работал во имя добра и жизни. И силы зла, улучив политический момент, уничтожили самого лучшего. Другого объяснения его судьбы, не нахожу.

Вавилов был грозой не только откровенных лодырей, с этими-то легко распрощаться любому начальнику, – а, как бы это выразиться, – неувлеченных людей.

Первые десять-пятнадцать лет в науке Н.И. Вавилову невероятно везло: он был окружен знающими старой школы, способными, трудолюбивыми сотрудниками, настоящими учеными, которые уже в силу своей работоспособности, увлеченности наукой могли работать самостоятельно и много. Но потом пришли лысенки. Сказать о них – дураки с инициативой - грубо, но, тем не менее, с максимальным приближением к точности.

Сам-то Трофим Денисович дураком, конечно, не был, но инициативы в нем было с избытком, а самое главное – что он был, по всем признакам, уверенным в себе недоучкой. Есть и такая порода людей, которые вроде и учатся чему-то, но не признают беспредельности, многообразия и, главное, развития знания, и сами себе ставят шлагбаум: всё, хватит, выучился, нечего дальше «голову забивать». Как правило, это люди, которые наук коснулись слишком поздно, и им учиться просто трудно – нет базы, заложенной в раннем детстве. Впрочем, судите сами – по вехам образовательной биографии Лысенко. До 13 лет мальчик не умел ни читать, ни писать, а ведь всем известно, когда у ребенка закладываются основы глубокого и, что существенно, гибкого интеллекта. Затем юный Троша окончил два училища садоводства – низшее и среднее. Потом окончил и сельскохозяйственный институт в Киеве… но, увы, заочное его отделение, на котором с успехом могут заниматься только сверхответственные люди. Агрономом-практиком, селекционером-практиком он был хорошим, даже отличным, но какое это имеет отношение к фундаментальной науке?

А в тридцатые годы ХХ века в СССР уверенно, как оса, защищающая свое гнездо, в науку вопьется политика.

Одновременно с Лысенко в науку пришли «научные работники», которые могли только подпевать, становиться соратниками, товарищами по борьбе. В первой трети ХХ века в России нашлись тысячи людей, главным занятием которых была борьба. После окончания гражданской войны, получив после рабфака некоторое образование (нередко «бригадным методом»), они оказались вовсе не «не у дел», а как раз при делах. В условиях мирного времени, без шашки в руках, эти люди сочли своей первейшей обязанностью выводить на чистую воду врагов народа.

Нет доказательств, что именно президент ВАСХНИЛ Т.Д. Лысенко написал некий донос на одного из своих предшественников – Н.И. Вавилова, он и так открыто клеймил его на всевозможных конференциях и съездах.

Писали на Вавилова в «органы» скорее всего, именно те «борцы», которым вовсе было не до науки.

Вавилов в своем институте говорил новоприбывшим: учитесь! Вы, мягко говоря, – невежды, вы не то чтобы на английском языке – на русском о своей работе не можете рассказать (сам он свободно владел тремя иностранными языками, а главное – обладал глубочайшими знаниями не только в ботанике, общей биологии и новой, быстро развивавшейся науке – генетике, но и многими «сопредельными знаниями», являясь достойным соратником, например, географов и геоботаников; его открытий в науке не счесть). Он не понимал, что невежество – это не мягкая рыхлая куча, а железобетонная глыба, и – со всего маху смертельно напоролся на нее.

Почувствовав неладное – еще бы: письма, проверки, отказы, преследования – Вавилов обратился к Сталину. Тот принял его в час ночи, выслушал, не прерывая, и сказал всего два слова: «Вы свободны».

И Николая Ивановича действительно снова, как в прежние времена, отправили в научную командировку в западные районы Украины, лишь недавно присоединенные к СССР, – шел 1940-й год… И именно там арестовали.

Вменив «измену Родине, шпионаж, вредительство» (а зачем же еще столько ездил по миру?), Вавилова приговорили к высшей мере наказания. Его жена Елена Ивановна Барулина-Вавилова обратилась с трогательным письмом к генеральному прокурору СССР – и никакого сочувствия, тем более смягчения участи мужа. Обращался к властям и сам Николай Иванович и тоже безрезультатно. Вавилов долго сидел в Бутырке. Уже началась Великая Отечественная война. Елена Ивановна выехала в эвакуацию на родину в Саратов, где они раньше работали с Николаем Ивановичем, вместе с сыном Юрием (ныне доктор физико-математических наук, известный физик-ядерщик Ю.Н. Вавилов чрезвычайно много делает и уже сделал для доброй памяти своего отца). Положенной Елене Ивановне как инвалиду I группы (из-за тяжелого полиартрита) пенсии ей как жене врага народа не дали, и они с Юрой выжили только благодаря денежной помощи брата мужа – Сергея Ивановича Вавилова, эвакуированного в Йошкар-Олу.

При подходе немцев к Москве Николая Ивановича этапировали в Саратов. Там его, больного, с невероятно опухшими ногами, посадили в камеру смертников вместе с академиком Иваном Капитоновичем Лупполом, известным философом и литературоведом. А Елена Ивановна по-прежнему на сэкономленные от денежных переводов деверя деньги покупала продукты и слала ему посылки в Москву, в Бутырскую тюрьму. Откуда, от кого ей было узнать, что ее муж в это время страдает от дистрофии в саратовской тюрьме НКВД, в четверти часа ходьбы от ее квартиры...

Настал 1943-й год. Николай Иванович, по мере сил работая над книгами, ждал облегчения участи после своего письма Л.П. Берии, которое он написал в апреле 1942 года. Но…

История такова. В середине июня 42-го председателю военной коллегии Верховного суда СССР Ульриху пришло письмо за подписью зам. наркома внутренних дел СССР Меркулова, содержащее ходатайство о замене бывшим академикам И.К.Лупполу и Н.И.Вавилову высшей мере наказания на заключение в исправительно-трудовых лагерях, «ввиду того, что указанные заключенные могут быть использованы на работах, имеющих серьезное оборонное значение». 23 июня 1942 г. Президиум Верховного Совета СССР заменил обоим «бывшим» высшую меру на 20 лет лагерей.

Луппола успели отправить в лагерь, где он все равно долго не прожил. А Вавилов…

В замечательно устроенном Саратовском областном музее краеведения Николаю Ивановичу Вавилову посвящен целый «турникет» в одном зале, и место на стенде в другом, где его фотография случайно смотрит на бюст Сталина. Бюст вождя был найден разбитым в земле во время ремонтных работ под армейским храмом, но один человек восстановил его и передал музею. Нет, все-таки смотрит Вавилов куда-то выше. На фото привлекает внимание взгляд ученого. Энергия, доверие и сила в этом взгляде.

Рядом с турникетом – карта-схема «Центры происхождения культурных растений по Н.И.Вавилову»: столько же он успел! Но когда листаешь тяжелые «страницы» турникета и поневоле от названия первой серьезной научной работы студента Московского сельскохозяйственного института Н.И.Вавилова с таким «говорящим» названием «Голые слизни, повреждающие поля и огороды…» переходишь к последней странице в его жизни, – рапорту тюремщика о смерти з/к Вавилова Николая Ивановича 1887 г.р., а далее видишь справку тюремных медиков о том, что болел Вавилов крупозным воспалением легких, но смерть наступила вследствие упадка сердечной деятельности, становится не по себе.

Закрываешь глаза и видишь этого чудесного, обаятельного, любящего Родину, семью и всю Землю человека, перед гением, энергией и знаниями которого преклонялись ученые всего мира, умирающим на холодном тюремном полу…

Два десятка лет назад мой коллега по «Комсомольской правде» Юрий Данилин вместе с известным кинодокументалистом Дмитрием Луньковым посетили в Саратове некоего тюремщика, бывшего надзирателя саратовской тюрьмы № 1 НКВД. И тот, ничтоже сумняшеся, рассказал им, что, конечно же, знал академика Вавилова, и лично избивал «врага народа» ногами. Говорил не без гордости. Считал, что с честью выполнял свой долг.

В 1967 г. саратовские власти переименовали улицу Михайловскую в улицу Вавилова, на Воскресенском кладбище был установлен памятник, было предположительно определено место захоронения тела Николая Ивановича, которое обнесли оградой. Впоследствии в городе установили еще один памятник погибшему ученому и нарекли именем Н.И.Вавилова Саратовский государственный аграрный университет. Уж не говорю о чтениях, трудах, конференциях и проч. У меня есть основания гордиться моим родным городом.

Будучи этой осенью в Саратове и навещая с цветами родные могилы, я и Вавилову принесла две большие и пестрые, как попугаи Южной Америки, голландские розы. Поставила в воду. И вдруг увидела слева еще один – совсем новый памятник, скорее стелу, а рядом рабочего, наводящего последний лоск на камень, и человека в черной рясе с метлой в руках. На стеле было написано, что она посвящена жертвам массовых политических репрессий, невинно убиенным на земле саратовской. Ее поставила, как выяснилось, саратовская епархия, спасшая, кстати, это старое кладбище, где похоронено и не мало священников, от закрытия и уничтожения.

Я пишу эти строки не только для того, чтобы лишний раз напомнить российскому обществу о жизни, подвиге и смерти Николая Ивановича Вавилова, - но чтобы обратиться к властям моей любимой Москвы, где я давно живу, в частности, к ее мэру С.С. Собянину с открытым письмом.

Уважаемый Сергей Семенович!

Во вверенном Вам городе, столице нашей Родины, городе-герое Москве до сих пор, даже спустя 70 лет после смерти великого, признанного во всем мире ученого и путешественника, нашего с Вами земляка-москвича Николая Ивановича Вавилова, до сих пор нет улицы, носящей его имя, как, кстати, нет и памятника ему. Давайте исправим вопиющую несправедливость и назовем именем Н.И. Вавилова московскую улицу или площадь. Вы можете мне возразить: ведь есть уже улица Вавилова! Есть. Но при ближайшем рассмотрении она оказывается улицей его младшего брата Сергея Ивановича. Тоже очень достойного человека, но с более благополучной судьбой.

Дело, как мне кажется, не терпит отлагательства.

Мое предложение поддерживает и авторитетный Клуб журналистов всех поколений «Комсомольской правды», к которому я имею честь принадлежать.
Специально для Столетия

Последний раз редактировалось Chugunka; 10.01.2018 в 08:09.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 02.02.2016, 08:36
Аватар для Россия 1
Россия 1 Россия 1 вне форума
Местный
 
Регистрация: 05.12.2013
Сообщений: 152
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Россия 1 на пути к лучшему
По умолчанию Николай Вавилов. Накормивший человечество

Ответить с цитированием
  #3  
Старый 02.02.2016, 08:38
Аватар для РТР Планета
РТР Планета РТР Планета вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 21.12.2013
Сообщений: 37
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
РТР Планета на пути к лучшему
По умолчанию Исторические Хроники: 1938 - Вавилов и Лысенко

Ответить с цитированием
  #4  
Старый 10.07.2016, 01:41
Аватар для Вячеслав Авдеев
Вячеслав Авдеев Вячеслав Авдеев вне форума
Новичок
 
Регистрация: 10.07.2016
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Вячеслав Авдеев на пути к лучшему
По умолчанию Замучен за критику яровизации

http://www.gazeta.ru/science/2016/07/09_a_8376671.shtml
75 лет назад выдающемуся советскому генетику Николаю Вавилову был вынесен смертный приговор
09.07.2016, 10:28

Николай Иванович Вавилов (1887–1943)
РИА «Новости»

9 июля 1941 года был вынесен смертный приговор Николаю Вавилову, академику, выдающемуся советскому ученому-генетику и селекционеру. На основании сфабрикованных материалов он был признан виновным во вредительстве и антисоветской деятельности и приговорен к расстрелу.

Николай Вавилов родился в купеческой семье. До революции его отец Иван Ильич Вавилов заведовал мануфактурной компанией «Удалов и Вавилов», мать Александра Михайловна Вавилова была дочерью художника-резчика. Предрасположенность к естественным наукам проявилась у мальчика в раннем детстве. Отец собрал в домашней библиотеке немало редких книг, что сыграло важную роль в формировании интересов молодого Вавилова. В 1911 году он окончил агрономический факультет Московского сельскохозяйственного института.

После обучения Вавилов отправился за границу для завершения образования.

Ему удалось поработать в крупнейших генетических лабораториях того времени. По возвращении на родину он приступает к изучению иммунитета растений.

В 1916 году, во время персидской кампании, Вавилов был вызван в качестве консультанта из-за массового заболевания российских солдат и быстро разобрался в причинах. Оказалось, что в местную муку попадают частицы семян плевела опьяняющего (Lolium temulentum), а с ними гриб Stromatinia temulenta, который способен вызвать серьезное отравление с возможным летальным исходом. Оказавшись в Иране, Вавилов получил от военного руководства разрешение отправить для изучения местных злаков научную экспедицию вглубь страны. Исследуя найденные образцы, ученый пришел к выводу, что иммунитет растений зависит от условий среды, в которых изначально формировался вид. Также, находясь на Памире, Вавилов сделал вывод, что изолированные горные районы вроде Памира служат очагами зарождения культурных растений. Так возникла идея, которая впоследствии вылилась в учение Вавилова о центрах происхождения культурных растений. Всего ученый выделил семь географических центров, откуда пошли все мировые сельскохозяйственные культуры.

Продолжая научную деятельность, Вавилов становится ученым с мировым именем.

Он выступает на множестве международных конференций и организует около 180 ботанико-агрономических экспедиций по всему миру.

Результатом этих экспедиций стало создание уникальной коллекции культурных растений, насчитывавшей в 1940 году 250 тыс. образцов. Эта коллекция широко использовалась в селекции, став фактически первым в мире банком генов. В 1930 году Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур был реорганизован во Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), руководителем которого Николай Вавилов оставался до августа 1940 года.

Известно, что во время блокады Ленинграда от голода умерли 28 сотрудников ВИР, однако не было тронуто ни одного зерна или клубня из фондов Вавилова. Сотрудникам института удалось сохранить материалы, способные помочь послевоенному восстановлению сельского хозяйства.

Николай Вавилов был первым, кто начал изучать иммунитет растений и его генетическую природу.

Он считал, что в процессе длительной эволюции растения могут выработать устойчивость к возбудителям болезней. Причем в результате постоянных мутаций происходит «гонка вооружений» между растениями и патогенами.

Таким образом, каждый сорт пшеницы или другой культуры может быть восприимчивым к одним разновидностям микроорганизмов и обладать иммунитетом к другим.

Еще одно достижение Николая Вавилова — закон гомологических рядов в наследственной изменчивости. Исследователю удалось обнаружить, что сходные аллельные формы (формы генов, отвечающие за варианты развития одного и того же признака) повторялись у разных, хотя и родственных растений. Это значит, что изменчивость близких по происхождению родов и видов растений осуществляется общим (параллельным) путем. Это открытие оказалось очень важным для селекционной работы, поскольку давало возможность предсказывать наличие еще не обнаруженных аллелей. Следует помнить, что в те годы еще не умели осуществлять искусственные мутации с помощью химических веществ или воздействием ионизирующих излучений, поэтому поиск необходимых аллелей приходилось производить в природных популяциях.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов в СССР проводилась кампания по борьбе с остатками внутрипартийной оппозиции. В рамках этой кампании было сфабриковано несколько громких показательных процессов — «академическое дело», «шахтинское дело», «дело союзного бюро ЦК РСДРП(м)», «дело Промпартии» и «дело Трудовой крестьянской партии». По «делу Трудовой крестьянской партии» к 1931 году были арестованы около 1,3 тыс. человек по всей стране.

Среди них — профессора Тимирязевской сельскохозяйственной академии, МГУ и руководство Наркомзема и Наркомфина.

Многим из арестованных грозил расстрел. Вавилов выступал в поддержку некоторых осужденных, что впоследствии сыграло роль в возбуждении дела в отношении него самого. На протяжении 1930-х годов в советской прессе неоднократно появлялись обвинения Вавилова с использованием прямых фальсификаций событий в сельском хозяйстве. Ученому приходилось регулярно выступать с опровержениями. Считается, что дело против Вавилова начало фабриковаться с 1931 года как раз на основе подобных публикаций и доносов.

Также важную роль в деле Вавилова сыграл его научный оппонент — академик Трофим Лысенко. Молодой советский агроном и биолог, выходец из простой крестьянской семьи, быстро стал любимцем советской прессы. Во многом тут сыграло роль умение Лысенко заниматься саморекламой.

Его громкие обещания вполне соответствовали духу времени, будь то зимнее культивирование гороха, яровизация или создание новых сортов зерновых за 2,5 года (срок по тем временам нереальный, но вполне соответствующий духу первых пятилеток).

Яровизация — контролируемое охлаждение семян перед их посевом — приобрела характер всесоюзной политической кампании. В колхозах и совхозах срочно создавали хаты-лаборатории, отыскивали «передовиков», которые в этих хатах мочили семена и затем до посева выдерживали их при низкой температуре, руководствуясь лысенковской инструкцией, вспоминал журнал «Природа» в 1992 году. С помощью подлога научных результатов и откровенной дезинформации Трофим Лысенко делает головокружительную карьеру, получая многочисленные награды и премии. В 1937 году он становится заместителем председателя Совета Союза Верховного Совета СССР, а в 1939-м — академиком АН СССР. Имея за спиной такую мощную административную поддержку, Лысенко с легкостью расправляется с оппонентами в научной среде.

В первой половине 1930-х годов Николай Вавилов оказывал молодому и подающему надежды агроному Трофиму Лысенко всяческую поддержку. В 1934 году Лысенко по рекомендации Вавилова был избран членом-корреспондентом Академии наук УССР и АН СССР, а годом ранее Вавилов представил Лысенко на соискание Сталинской премии. Тем не менее уже с 1936 года, когда Лысенко возглавил деятельность по разгрому советской генетики, начав с заявления об отрицании законов Менделя, Николай Вавилов оказался по другую сторону баррикад.

В ходе начавшейся борьбы многие советские генетики были арестованы. Самого Вавилова какое-то время защищал от преследований авторитет крупного международного ученого.

Но в 1939 году ближайший сторонник академика Лысенко Исаак Презент направил председателю Совнаркома СССР В.М. Молотову докладную записку, в которой среди прочего говорил и про Вавилова:

«Хору капиталистических шавок от генетики в последнее время начали подпевать и наши отечественные морганисты. Вавилов в ряде публичных выступлений заявляет, что «мы пойдем на костер», изображая дело так, будто бы в нашей стране возрождены времена Галилея. Поведение Вавилова и его группы приобретает в последнее время совершенно нетерпимый характер. Вавилов и вавиловцы окончательно распоясались, и нельзя не сделать вывод, что они постараются использовать международный генетический конгресс для укрепления своих позиций и положения… В настоящее время подготовка к участию в конгрессе находится целиком в руках Вавилова, и это далее никоим образом нельзя терпеть. Если судить по той агрессивности, с которой выступают Вавилов и его единомышленники, то не исключена возможность своеобразной политической демонстрации «в защиту науки» против ее «притеснения» в Советской стране. Конгресс может стать средством борьбы против поворота нашей советской науки к практике, к нуждам социалистического производства, средством борьбы против передовой науки» (И.И. Презент. Докладная записка председателю Совета народных комиссаров Вячеславу Молотову о международном генетическом конгрессе. Государственный архив РФ).

На докладной записке стояла виза президента ВАСХНИЛ академика Лысенко. Существует мнение, что, ознакомившись с ее содержанием, Берия попросил Молотова выдать санкцию на арест Вавилова.

В постановлении на арест говорилось об антисоветской подрывной деятельности, а также о дискредитации теорий Трофима Лысенко о яровизации и внутривидовом скрещивании. В частности, говорилось:

«Установлено, что в целях опровержения новых теорий в области яровизации и генетики, выдвинутых советскими учеными Лысенко и Мичуриным, ряд отделов ВИР'а по заданию Вавилова проводили специальную работу по дискредитации выдвинутых теорий Лысенко и Мичурина... Продвигая заведомо враждебные теории, ВАВИЛОВ ведет борьбу против теории и работ ЛЫСЕНКО, ЦИЦИНА и МИЧУРИНА, имеющих решающее значение для с/хозяйства С.С.С.Р., заявляя, мы были, есть и будем «анти» — на костер пойдем за наши взгляды и никому наших позиций не уступим. Нельзя уступать позицию. Нужно бороться до конца» (постановление на арест Вавилова Николая Ивановича. 6 августа 1940 года).

Следствие по делу Вавилова продлилось 11 месяцев. За это время его вызывали на допрос 400 раз, а общее время допросов составило 1,7 тыс. часов. Тем временем в дело Вавилова добавляют еще одно обвинение — руководство так называемой Трудовой крестьянской партией (ТКП). В действительности это антисоветское политическое объединение никогда не существовало, но по делу ТКП было арестовано 1296 человек. В основном это были политические, общественные и научные деятели. Все проходившие по делу ТКП были реабилитированы после пересмотра дела в 1987 году.

В первые дни после ареста Николай Вавилов отвергал все обвинения в свой адрес. Однако далее в ходе допросов его показания меняются. По данным некоторых источников, Вавилов давал признательные показания лишь после применения пыток.

9 июля 1941 года состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР, на которой рассматривалось дело Вавилова. Оно продолжалось всего несколько минут. Суд проходил при отсутствии свидетелей и защиты. Военная коллегия приговорила Вавилова к расстрелу. По приговору ученый был признан виновным в руководстве сразу несколькими антисоветскими организациями, во вредительстве, направленном на подрыв и ликвидацию колхозного строя, а также в шпионской деятельности и разглашении сведений, являющихся государственной тайной Советского Союза.

Несколько раз Николай Вавилов направлял прошение о помиловании или о смягчении участи, но получал отказ. В связи с подходом немецких войск к Москве 15 октября 1941 года ученого этапируют в саратовскую тюрьму №1. Условия содержания в ней оставляли желать лучшего: отсутствие прогулок, запрет на пользование тюремным ларьком и получение передач. Заключенные не имели даже мыла. Тяжелые условия содержания подорвали здоровье Вавилова. Он дважды находился на лечении в тюремной больнице, перенес дизентерию и болел воспалением легких, а в последний год жизни страдал дистрофией. Однако в 1942 году заместитель главы НКВД СССР В. Меркулов направил ходатайство о замене Вавилову высшей меры наказания заключением в исправительно-трудовые лагеря НКВД сроком на 20 лет, ввиду возможности использования Вавилова на работах, имеющих «серьезное оборонное значение». И это ходатайство было одобрено.

Но для Николая Вавилова ничего не изменилось. Он так и остался в саратовской тюрьме.

Решение о смягчении участи Вавилова до руководства тюрьмы так и не дошло. Сказалось ухудшение связи с Саратовом в условиях начавшегося 23 июля 1942 года наступления немецких войск на Сталинград. 26 января 1943 года дежурный врач тюремной больницы Степанова Н.Л. засвидетельствовала смерть ученого: «Мною, врачом Степановой Н.Л., фельдшерицей Скрипиной М.Е., осмотрен труп заключенного Вавилова Николая Ивановича рожд. 1887 г., осужденного по ст. 58 на 20 лет, умершего в больнице тюрьмы №1 г. Саратова 26 января 1943 года в 7 часов _ минут. Телосложение правильное, упитанность резко понижена, кожные покровы бледные, костно-мышечная система без изменений. По данным истории болезни, заключенный Вавилов Николай Иванович находился в больнице тюрьмы на излечении с 24 января 1943 года по поводу крупозного воспаления легких. Смерть наступила вследствие упадка сердечной деятельности» (Акт о смерти заключенного. Дежурный врач Степанова, дежурная медсестра Скрипина. Государственный архив РФ).

20 августа 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР отменила судебный приговор и прекратила дело в отношении Вавилова за отсутствием состава преступления. Николай Вавилов был полностью оправдан и восстановлен в списке академиков. Но советской науке уже был нанесен непоправимый ущерб. Репрессии против биологов продолжились. Трофим Лысенко, ставший после ареста Вавилова директором Института генетики, продолжил продвигать свои ненаучные теории. В сущности, после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года, где генетиков фактически приравняли к «нелояльным вредителям», советская генетика прекратила существование. И только после отставки Хрущева в 1965 году Лысенко был снят с должности директора Института генетики АН СССР.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 25.11.2016, 21:22
Аватар для CALEND.RU
CALEND.RU CALEND.RU вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 1,395
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
CALEND.RU на пути к лучшему
По умолчанию Николай Вавилов

http://www.calend.ru/person/2926/
Николай Вавилов русский генетик, селекционер
25 ноября 1887
129 лет назад
— 26 января 1943
73 года назад


Николай Вавилов
Николай Иванович Вавилов родился (13) 25 ноября 1887 года в Москве, в купеческой семье. В детстве любил наблюдать за растениями и животными, проявлял интерес к ботанике. Расширял свои знания в отцовской библиотеке. Сначала мальчик учился в Московском коммерческом училище. В 1906 году он продолжил образование на агрономическом факультете в Московском сельскохозяйственном институте. Студентом уезжал на практику на Кавказ и Полтаву, изучал генеалогию растений. В 1911 году Вавилов окончил институт и на Селекционной станции занялся исследованием иммунитета культурных растений к паразитам, позже стажируется в Петербурге. . В 1913 году Вавилова отправляют в заграничную командировку для изучения новинок в селекции и генетике. По возвращению из Европы ученый начал проводить опыты по иммунитету растений. Во время Первой мировой войны помог выявить причину отравления солдат местной мукой, затем продолжил свою научную работу в Иране и Памире. В канун Революции Вавилова пригласили в Саратов руководить кафедрой генетики, селекции и частного земледелия. Здесь же он не оставлял изучения иммунитета злаков. В результате в 1919 году ученый выпустил монографию «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям». В 1920-е годы Вавилов в рамках своей научной деятельности посещает США и Европу, Афганистан и Африку, где пополняет коллекцию образцов злаковых культур и лекарственных трав. По итогам афганской экспедиции ученый выпускает совместно с Д.Букиничем книгу «Земледельческий Афганистан», за которую получает золотую медаль имени Н.М. Пржевальского. В этот же период Вавилов организует и возглавляет сначала Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, позже Институт генетики АН СССР. А также продолжает свои азиатские экспедиции. В 1940 году во время экспедиции по областям Украины и Белоруссии ученого арестуют и спустя год приговаривают к расстрелу. Однако позже высшую меру заменяют 20-летним сроком. 26 января 1943 года Николай Иванович Вавилов скончался в саратовской тюрьме и спустя много лет был реабилитирован посмертно.

© Calend.ru
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 10.02.2017, 13:17
Аватар для Davydov_index
Davydov_index Davydov_index вне форума
Местный
 
Регистрация: 25.05.2016
Сообщений: 742
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Davydov_index на пути к лучшему
По умолчанию Николай Иванович Вавилов


25 ноября, 2015

25 ноября 1887 года родился Николай Вавилов, агроном, биолог и генетик.

Николай Иванович Вавилов (1887—1943) родился в Москве. Его отец был купцом второй гильдии, директором мануфактурной компании «Удалов и Вавилов». Мать занималась хозяйством, происходила из семьи художника-резчика.

Николай Вавилов в 1906 году по настоянию отца окончил Московское коммерческое училище, однако вместо предпринимательства решил заняться сельским хозяйством и поступил в Московский сельскохозяйственный институт. Написал дипломную работу о «голых слизнях, повреждающих поля и огороды Московской губернии», получившую премию. По окончании института в 1911 году остался на кафедре частного земледелия.

В 1913 году находился в командировке в Англии, Франции и Германии. Вернувшись в Россию в 1914 году, подготовил диссертацию «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям». В 1916 году совершил экспедицию в Иран и на Памир, где проследил изменения видов ржи и пшеницы. В 1917 году был приглашен возглавить кафедру генетики, селекции и частного земледелия на Высших сельскохозяйственных курсах в Саратове. Переехав в этот город, в 1917—1921 годах был профессором агрономического факультета Саратовского университета.

В 1919 году на основе экспериментов и материалов, полученных во время экспедиций, создал учение об иммунитете растений к инфекционным заболеваниям.

В 1921 году, с началом голода в Поволжье, когда большевистское правительство впервые приняло помощь от капиталистических стран, приступил к созданию мировой коллекции культурных растений. Получил и перевез в Россию большие коллекции растений, возделываемых в США. С того времени организовал множество экспедиций и объездил 52 страны, став одним из самых крупных в мире географов-путешественников.

«Путешествие было, пожалуй, удачное, обобрали весь Афганистан, пробрались к Индии, Белуджистану, были за Гиндукушем. Около Индии добрели до финиковых пальм, нашли прарожь, видел дикие арбузы, дыни, коноплю, ячмень, морковь. Четыре раза перевалили Гиндукуш, один раз по пути Александра Македонского. <…> Собрал тьму лекарственных растений», — писал он в середине 1920-х годов.

В 1926 году ученый сформулировал представления о географических центрах происхождения культурных растений, за труд «Центры происхождения культурных растений» получил Ленинскую премию.

Тогда же был выдвинут в ЦИК СССР, годом позднее — во ВЦИК РСФСР, при этом оставаясь беспартийным.

В 1929 году был избран действительным членом АН СССР, назначен президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (ВАСХНИЛ), организованной на базе института опытной агрономии, которым Вавилов руководил с 1923 года. За годы руководства ВАСХНИЛ создал институты изучения различных сельхозкультур (зернового хозяйства, овощного хозяйства, картофельного хозяйства, риса и многих других культур — всего около ста научных учреждений).

В 1930 году возглавил Генетическую лабораторию АН СССР, в 1934 году преобразованную в Институт генетики. В 1931 году также стал руководителем Всесоюзного географического общества.

С 1934 года Вавилову был запрещен выезд за границу. Также правительство СССР признало работу ВАСХНИЛ неудовлетворительной, в январе 1935 года Вавилова освободили от должности президента ВАСХНИЛ и не стали выдвигать в состав ЦИК СССР и ВЦИК РСФСР.

В 1940 году по поручено Наркомзема Вавилов возглавил научную экспедицию по западным областям Белоруссии и Украины, присоединенным к СССР в 1939 году. Во время экспедиции был арестован.

На допросах под пытками оговорил себя, признавшись, что занимался вредительством по заданию бывшего наркома земледелия СССР Я. А. Яковлева, расстрелянного незадолго до этого. Также признался, что был одним из руководителей никогда не существовавшей Трудовой крестьянской партии. В июле 1941 года тройкой военных судей был приговорен к расстрелу и этапирован с саратовскую тюрьму. Спустя год после ходатайства Вавилова на имя Берии расстрел ученому был заменен на 20 лет лагерей.

В саратовской тюрьме переболел воспалением легких и дизентерией.

Николай Вавилов скончался 26 января 1943 года в тюремной больнице. Врачи зафиксировали смерть от голода — остановку сердца на фоне дистрофии. Был полностью реабилитирован в 1955 году.

Чем знаменит
Вавилов создал первую в мире коллекцию культурных растений, насчитывавшую к 1940 году 250 тысяч образцов. Коллекция широко использовалась в селекционной практике.

Основатель учения об иммунитете растений — устойчивости к паразитам, которая выработалась на фоне длительного (в течение тысячелетий) естественного заражения растений возбудителями болезней.

Автор учения о географических центрах происхождения культурных растений.

Автор закона гомологических рядов, позволившего предсказывать некоторые свойства растений при их селекции.

Один из основоположников генетики в СССР.

О чем надо знать
Судьба Вавилова, как и всей советской генетики в сталинское время сложилась трагически при непосредственном участии Трофима Лысенко. В начале 1930-х годов Вавилов поддержал работы этого молодого одесского агронома, в 1933 году он даже представил теорию стадийного развития растений Лысенко на соискание Сталинской премии как «крупнейшее достижение физиологии растений за последнее десятилетие». В следующем году Лысенко по рекомендации Вавилова был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР.

С 1936 года обласканный властью Лысенко возглавил Всесоюзный селекционно-генетический институт, где начал борьбу с генетикой — по его убеждениям, буржуазной теорией «вейсманизма-морганизма». В открытой борьбе ученых Сталин поддержал Лысенко, обещавшего выводить новые сорта за 2,5 года и повышение урожайности в разы.

Прямая речь

О педагогике (май 1911 года): «Первый раз пришлось подойти к публике и попробовать стать педагогом. Может быть, я увлекаюсь и все переоцениваю, но меня сильно обдало водою от этого первого общения. И тот радушный сравнительно прием и высвобождение того, что у самого торчит в голове, что манило и привлекало к курсу, сразу опустилось и уходит.

Оказывается, нужны азы, в них нужда, а все наслоения, которые самого-то как раз занимают и что, конечно, когда-нибудь войдет в учебники, так почти что бесконечно далеки, что о них воспрещается и помышлять».

Об экспедиции на Тайвань: «Покончил с Кореей и дерзнул тронуться на Формозу (старое название Тайваня — ред.). Там субтропики и тропики. Надо видеть. Теперь уже дело ясное — мир надо весь видеть, во что бы то ни стало. Тем более это быстро — вся Формоза с дорогой две недели, а то и меньше. Чай, камфара, бананы, апельсины, сахарный тростник.

Я знаю, что за мной бюджетные комиссии, сессии, но life is short».

И в Корею: «Корею я за восемь дней постиг, даже написал вчерне «Земледельческую Корею» в поезде. Много собрал. Вообще думаю, что трудно обвинять в путешествии ради путешествия. Собрал за неделю около 700 образцов, литературу, думаю, что другому на это потребовалось бы два месяца.

Много узнаю нового. По рису…, сое, всякой китайской огородине.

Словом, поездка идет продуктивно и полезно, более чем в Западный Китай. Да и путешествовать тут, конечно, очень удобно. Живут они лучше нас. Это факт».

О научном полете: «Удельный вес науки в стране определяется не только средствами, отпускаемыми по государственному бюджету, числом исследовательских институтов, но прежде всего кругозором научных деятелей, высотой их научного полета».

Официальный приказ Вавилова по институту: «Объявляю соцсоревнование: первой тройке, которая сдаст работу, выдается коробка импортного шоколада. Специально заводится красная доска, надеюсь, что в черной нужды не будет».

Из выступления генетика Владимира Эфроимсона на обсуждении в Политехническом музее фильма «Звезда Вавилова»: «Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав*ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь*ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни*колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это».

7 фактов о Николае Вавилове:


Поначалу хотел стать медиком, но из-за неготовности к экзамену по латыни пошел в сельскохозяйственный институт.
Старшая сестра Вавилова Александра (1886—1940) работала врачом, организовала санитарно-гигиенические сети в Москве. Остальные братья и сестры пошли в науку. Младший брат Сергей (1891—1951) основал школу физической оптики в СССР, с 1945 года возглавлял Академию наук СССР. Младшая сестра Лидия (1891—1914) была микробиологом, умерла от черной оспы, заразившись во время экспедиции.
Был известен своей работоспособностью. Рассказывают, что приезжая за границей на селекционную станцию, он задавал ее работникам такой темп, что после, бывало, работникам станции давали недельный отпуск.
Был небрежен к деньгам. Некоторые из посетителей приходили к ученому за материальной поддержкой. Он в таких случаях вынимал из заднего кармана брюк все имевшиеся деньги и отдавал просителю.
В 1990 году вышел шестисерийный телевизионный фильм «Николай Вавилов», снятый совместно кинематографистами СССР и ФРГ.
В своих дневниках и письмах фиксировал не только особенности растений конкретного региона, но и подмечал особенности культуры местных народов. Так, в Китае к 1930-м годам визитные карточки были тем больше, чем больший пост занимает чиновник. У губернатора визитка достигала размера с лист писчей бумаги. «В соответствии с этим правилом нам пришлось изготовить карточки, хотя и не столь объемистые, но все же превышающие обычные европейские нормы», — писал ученый.
Ученый был дважды женат. С первой женой Екатериной Сахаровой-Вавиловой жил с 1912 по 1926 год. В этом браке в 1918 году родился сын Олег (1918—1946), физик, погибший во время альпинистского похода. Вторая жена - Елена Барулина-Вавилова участвовала в экспедициях Вавилова. В этом браке в 1928 году родился сын Юрий — физик-ядерщик, много сделавший для популяризации наследия отца.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 06.07.2018, 13:47
Аватар для Историческая правда
Историческая правда Историческая правда вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.03.2014
Сообщений: 1,747
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Историческая правда на пути к лучшему
По умолчанию 09 Июля 1941 - военная коллегия приговорила генетика Николая Вавилова к расстрелу

http://www.istpravda.ru/chronograph/4268/
Николай Иванович Вавилов – выдающийся генетик, академик АН СССР, президент ВАСХНИЛ, основатель и бессменный до момента ареста директор Всесоюзного института растениеводства, директор Института генетики АН СССР, член Центрального исполнительного комитета – правительства - СССР. Создал учение о мировых центрах происхождения культурных растений. Обосновал учение об иммунитете растений, открыл закон гомологических рядов в наследственной изменчивости организмов. Создал крупнейшую в мире коллекцию семян культурных растений.

Арестован в 1940 году как английский шпион. Под пытками подписал «чистосердечное признание». В 1941 году — осуждён и приговорён к расстрелу, который впоследствии был заменён 20-летним сроком заключения. Умер в лагере.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 08.08.2018, 14:02
Аватар для Аntisovetsky
Аntisovetsky Аntisovetsky вне форума
Новичок
 
Регистрация: 01.07.2017
Сообщений: 27
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Аntisovetsky на пути к лучшему
По умолчанию Николай Иванович Вавилов. Лысенковищина и разгром советской генетики

https://antisovetsky.livejournal.com/90179.html
Пишет Антисоветский Блог (antisovetsky)
2018-01-26 10:10:00

26 января 1943 года, в возрасте 55 лет, в тюремной больнице Саратова скончался от истощения великий русский биолог Николай Иванович Вавилов. Один из самых крупных ученых ХХ века, член многих зарубежных академий наук и научных обществ, растениевод, генетик, создавший в ходе экспедиций в более чем 50 стран уникальную и бесценную мировую коллекцию растений, представляющую сейчас генофонд растительного мира.

Человек колоссальной работоспособности, знающий два десятка иностранных языков, Вавилов объездил весь мир, посылая на родину посылки с семенами и плодами. Выращенные из них растения послужили основой для создания новых сортов культурных растений.

Далёкие путешествия Вавилова неожиданно оборвались в середине 30-х гг. После насильственной коллективизации Сталину нужно было в мгновение ока добиться впечатляющих результатов в сельском хозяйстве. От Вавилова, независимо мыслящего популярного ученого, поддерживающего тесные контакты с зарубежными коллегами, подобного чуда ожидать не приходилось — он исходил из научных принципов, требующих средств и времени для выведения новых сортов. Тогда Сталин нашел «чудотворца», который без особых затрат обещал собрать сказочные урожаи уже через год-два. Таким человеком стал украинский агроном Т.Д. Лысенко.

Лысенковщина

Генетика была одной из тех наук, которые в период культа личности Сталина и после него преследовались и запрещались. Преследование генетики и генетиков началось в 30-е годы. В это время были организованы дискуссии по вопросам генетики. Дискуссии играли заметную роль в развитии науки, например, дискуссия сторонников и противников самозарождения микроорганизмов или сторонников и противников эволюционной теории. Ученые приводили аргументы в защиту своих точек зрения, предлагали новые эксперименты и т.д. Однако дискуссии по вопросам генетики в СССР носили совершенно другой характер. В то время как генетики приводили научные аргументы в пользу своих теорий, их противники, во главе которых стоял Трофим Денисович Лысенко. Основные обвинения против генетиков носили политический характер. Генетика объявлялась буржуазной реакционной наукой. Ей противопоставлялась так называемая передовая мичуринская биология (в названии использовалось имя к тому времени умершего замечательного селекционера И.В.Мичурина ). Генетиков, которые цитировали в своих трудах зарубежных ученых, обвиняли в низкопоклонстве перед иностранщиной; законы Менделя презрительно называли "гороховыми законами". Сторонники Лысенко издевались над работами на дрозофиле; они говорили, что работать надо на коровах и овцах. Работа на дрозофиле - это трата народных денег и вредительство. Одного из известных генетиков назвали "троцкистским бандитом".
Что касается генетики человека, то сторонники Лысенко утверждали, что граждане социалистической страны не могут иметь наследственных болезней, а разговоры про гены человека - это основа расизма и фашизма.
Все эти обвинения в обстановке подозрительности 30-х годов, когда везде искали вредителей и врагов народа, дали свои результаты. Первой жертвой стал еще до дискуссий по генетике выдающийся ученый С.С.Четвериков . В 1929 г. он организовал семинар по генетике "COOP" (от слов "совместное орание"). Этот семинар собирался не в институте, а поочередно на дому у его участников. Когда про это стало известно, Четвериков был уволен и выслан из Москвы в Свердловск, где ему удалось устроиться консультантом при зоопарке. Если бы это произошло не в 1929 г., а на несколько лет позже, он бы так легко не отделался.
Многие генетики были арестованы в 1937 г. Среди них был и Г.А.Надсон , который погиб в заключении. Были арестованы Карпеченко , Левитский (это был его третий арест), которые погибли в тюрьме, и другие генетики. Карпеченко и Левитский вызвали подозрения уже потому, что бывали за границей: Карпеченко в 1929-1931 гг. стажировался в США, а Левитский за антиправительственную деятельность еще в 1907 г. был выслан из России и работал сначала на биологической станции в Неаполе, а потом в Германии в лаборатории знаменитого цитолога Страсбургера . (Он, как и О.Гертвиг , пришел к заключению, что носителем наследственности является ядро клетки). А всякий человек, который побывал за границей, рассматривался в те годы как потенциальный шпион.

Преследование Вавилова

Лысенко и его последователи понимали, что имеют в лице Вавилова своего самого опасного противника, и поэтому не раз повторяли между собой, что «Вавилон должен быть разрушен», т. е. вавиловская научная школа должна быть уничтожена. Чувствуя, куда дует ветер, многие биологи переходили на сторону Лысенко. «Эти направленные мутации вызваны отсутствием генов порядочности», — горько шутил Вавилов.

Последовали жалобы Лысенко на Вавилова в НКВД, и в начале 1940 г. Сталин дал «добро» на арест Николая Ивановича. В это время уже шла мировая война, и можно было не опасаться взрыва возмущения в США, Франции и Великобритании, где ученый был особенно популярен. Чтобы не привлекать внимания, Вавилова арестовали не в Москве, а на Западной Украине, где он находился в составе комплексной экспедиции Наркомзема. 6 августа 1940 г. днем к студенческому общежитию в Черновцах, в котором проживали ее участники, подъехала черная «эмка» и два сотрудника НКВД пригласили в машину Николая Ивановича, якобы, для срочных переговоров с Москвой. В полночь машина вернулась без него за его вещами.

Известно, что последовало затем: Николая Ивановича доставили 10 августа 1940 г. поездом через Киев в Москву на Лубянку. Его обвинили в том, что он английский шпион (припомнили работу в Англии в лаборатории Бэтсона), а так же «вредительстве», в «диверсии», «участии в контрреволюционной организации». Начались бесконечные допросы следователя А.Г. Хвата, а также двух «забойщиков», применявших зверские методы допросов – Шварцмана и Албогачиева. Согласно опубликованному списку допросов, всего их было проведено примерно 230 в течение около 1000 часов (по другим сведениям их было 400, и они продолжались 1700 часов).

В 1941 г., когда Н.И.Вавилов был в тюрьме, агрохимик академик Д.Н.Прянишников выдвинул его на соискание Сталинской премии. Тогда это был героический поступок, связанный с риском для жизни.

9 июля 1941 г. состоялся суд над учёным. Сам Вавилов писал об этом суде: «На суде, продолжавшемся несколько минут, мною было заявлено категорически, что обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете, ни в какой мере не подтверждённых следствием».

Николай Иванович был приговорен к расстрелу, но позже приговор «смягчили» до 20 лет каторги. В тюрьме Вавилов писал большую книгу об истории земледелия с древнейших времён. Под рукой у него не было ни энциклопедий, ни научных трудов — только карандаш, бумага и собственная память.

26 января 1943 г., в возрасте 55 лет, великий ученый Николай Вавилов скончался от истощения в тюремной больнице г. Саратова.

Следственное дело Вавилова показывает, что по окончанию следствия были сожжены его многочисленные научные работы и материалы.

Дело Николая Вавилова, по уникальному стечению обстоятельств ставшее предметом исследования еще в 1960-е годы (книга Марка Поповского «Дело академика Вавилова», впервые изданная в СССР в 1991 году), – одно из наиболее широко обсуждаемых в истории мировой науки сфабрикованных уголовных дел.

Окончательный разгром генетики после Второй Мировой

Вторая мировая война на время прекратила преследования генетиков, но после ее окончания они возобновились. Лысенко решил добить своих противников, и он мог это сделать, поскольку пользовался поддержкой Сталина. В 1948 г. состоялась сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина ( ВАСХНИЛ ), на которой Лысенко выступил с докладом "О положении в биологической науке". В докладе генетика подверглась разгромной критике. Генетики, которые присутствовали на сессии, пытались возражать против тех или иных утверждений доклада; их заставляли выходить на трибуну и излагать свою точку зрения. Но в конце сессии Лысенко сообщил, что его доклад был одобрен товарищем Сталиным. Получилось, что те генетики, которые критиковали доклад, выступили против взглядов Сталина.

Лысенко громит генетиков на сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ). 1948 год

В этой ситуации, одни генетики выступили с покаянными заявлениями, а другие продолжали отстаивать свои взгляды. Тут уместно вспомнить И.А.Раппопорта - очень мужественного человека, проявившего замечательную храбрость на войне с фашистами. Также мужественно он вел себя и после сессии ВАСХНИЛ. На заседании партбюро института, где он работал, от него требовали отречься от хромосомной теории, а в качестве аргумента ее негодности сослались на речь Молотова. Раппопорт ответил, что он разбирается в генетике лучше Молотова, и тут же был исключен за это из партии и уволен из института.

После сессии ВАСХНИЛ все ведущие генетики были уволены с работы, преподавание генетики в школе и в вузах было запрещено. Коллекции мутантных дрозофил, других растений и животных уничтожены. Н.П.Дубинин был вынужден заняться изучением птиц в лесозащитных полосах, И.А.Раппопорт стал лаборантом-геологом и т.д. Некоторые же генетики после сессии ВАСХНИЛ были арестованы, например Д.Д.Ромашов , сотрудник Н.П.Дубинина. Был арестован и специалист по медицинской генетике В.П.Эфроимсон . Студента Сергея Мюге арестовали за то, что он посетил своего уволенного профессора и подарил ему цветы. К счастью, все они остались живы и после смерти Сталина вышли на свободу.

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Александров, В. Я. Трудные годы советской биологии. — СПб., -1992.
2. Корочкин, Л. И. Неолысенковщина в современной биологии // В защиту науки. Бюл. № 3 / Отв. ред. Э. Кругликов; Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией науч. иссл. РАН. — М., -2008.
3. Музрукова, Е. Б., Чеснова, Л. В. Советская биология в 30-40-е годы: кризис в условиях тоталитарной системы. // Репрессированная наука. — Вып. 2. — СПб..- 1994.
4.V.N. Soyfer, 2001. «The consequences of political dictatorship for Russian science», Nature Reviews Genetics 2, 723—729
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 20:36. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS