Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Публикации о политике в средствах массовой информации

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #21  
Старый 15.02.2014, 08:32
Аватар для РПР-Парнас
РПР-Парнас РПР-Парнас вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.02.2014
Сообщений: 56
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
РПР-Парнас на пути к лучшему
По умолчанию В. Рыжков: К годовщине инаугурации Путина

http://svobodanaroda.org/news_part/4052/
07.05.2013

Статья сопредседателя РПР-ПАРНАС Владимира Рыжкова на сайте "Эхо Москвы"

7 мая Владимир Путин будет отмечать годовщину своей третьей президентской присяги. Год назад он впервые положил руку на российскую Конституцию и принес короткую присягу в обстановке, полной нового драматизма, а не прежнего триумфа. Накануне торжества в Кремле, 6 мая, полиция и внутренние войска жестоко разогнали мирную демонстрацию на Болотной площади, прямо под стенами Кремля. А днем позже новый – старый президент ехал давать клятву по тщательно очищенной от избирателей Москве. Пустой безлюдный город продемонстрировал в прямом эфире весь масштаб отчуждения и страха, вставших между властью и народом. В результате декабрьско – мартовского шока итогами первого года третьего президентства Путина стали: обновленная идеология власти; вызванное внутренними причинами торможение экономики; корпоративистская политическая система.

Испугавшись массовых протестов и падения своего рейтинга, Путин отбросил последние остатки своего и без того давно истаявшего либерализма, решительно встав на платформу реакции и популизма. Он, хорошо зная консервативные установки большинства народа, как и желание последнего получать средства к жизни напрямую из рук государства, сделал ставку именно на консервативные ценности и социальный популизм.

Уже в своих 8 «майских указах» прошлого года он потребовал от правительства и региональных властей резко поднять заработную плату бюджетникам, построить детские сады, переселить людей их ветхого и аварийного жилья (всего надо расселить 650 тысяч человек), дать жилье обманутым дольщикам, наделить земельными участками для строительства многодетные семьи. Еще было дано указание радикально повысить пенсии военным и силовым пенсионерам, а также выполнить программу перевооружения армии и флота на 20 трлн рублей. Выполнение указов жестко контролируется президентской администрацией.

В результате политики раздачи денег и обещаний Путину удалось в значительной мере восстановить свою популярность и доверие в обществе. В феврале 2013 года деятельность Путина на посту президента одобряло 65% населения (при 34% не одобряющих). Оборотной стороной этой политики стали быстро растущие трудности федерального и региональных бюджетов. Дефицит региональных бюджетов после всех повышений выплат населению достиг в этом году 500 миллиардов рублей, а долги регионов – 1.4 трлн рублей, продолжая быстро расти. Само правительство говорит о дефиците федерального бюджета в этом году в 360 млрд рублей, и собирается взять эти деньги из «неприкосновенных» резервных фондов.

Погоня за популярностью также заставила Путина интенсивно эксплуатировать основные фобии населения – против Запада и, особенно, Америки, против «внешнего вмешательства», против меньшинств и «чужих» (гомосексуалисты, «приезжие», современное искусство), против тех, кто «оскорбляет наши святыни» (дело «Пусси Райот»). Путин заявил, что России нужны «духовные скрепы» в духе исторической «симфонии» государства и церкви, а также о том, что не стоит абсолютизировать конституционный принцип отделения церкви от государства. В целом, корпус принятых за минувший год антилиберальных, ограничивающих права человека законов, получил поддержку большинства населения, укрепив консолидацию власти вокруг идеалов прошлого, а не будущего. Одновременно еще больше обострился конфликт Путина с «креативным классом», который увидел в реакционной повестке дня власти прямую угрозу своему существованию. В последнем усилились пессимизм и эмиграционные настроения.

Экономика ответила на новую идеологию власти быстрым замедлением. Социальный популизм и идеологическая реакция не обещают бизнесу ничего хорошего.

Власти уже резко повысили налоги на малый и средний бизнес и обещают вскоре усилить налоговое бремя на население (повышение налога на имущество). Давление полиции и проверяющих на бизнес остается аномально высоким, растут внутренние издержки, на фоне исчерпания рабочей силы и снижения качества подготовки работников, не снижается коррупция. Экономике грозит замедление в этом году до 2.4%, а отток капитала (более 50 млрд. долларов за первый квартал) и продолжающие снижаться прямые инвестиции свидетельствуют о продолжающемся ухудшении делового климата. Только 2.2% населения готовы заниматься бизнесом – это рекордно низкий показатель за все годы наблюдений. Правительство беспомощно, и, как показал отчет Медведева в Думе, не имеет четкого представления о том, что надо делать, чтобы ускорить экономический рост.

За год оформилась и новая политическая система, больше характерная для авторитарных корпоративных государств прошлого века.

Против лидеров уличных протестов заведены уголовные дела, несистемная оппозиция «разрабатывается» и дискредитируется органами КГБ (сейчас это называется ФСБ - при той же сути – политического сыска). Идет масштабная кампания против независимых от государства НКО (которых объявляют «иностранными агентами» и на которых накладывают астрономические штрафы). Для этого применяются все методы спецслужб, в том числе и широко – незаконные. «Системная» оппозиция (ЛДПР, КПРФ, СР и пр.) окончательно включена в вертикаль власти и напрямую поддерживаются государством, сама при этом открыто поддерживая Кремль по всем ключевым вопросам. Регистрация РПР-Парнаса и ряда других реально оппозиционных партий нейтрализуется несвободными губернаторскими выборами, сохранением системы фальсификации выборов, и сознательно формируемым огромным неравенством ресурсов с «системными партиями».

Все это вместе взятое призвано сохранить монополию Путина на власть, пусть и ценой стагнации экономики и бегства из страны наиболее продуктивных людей и капиталов, ценой остановки развития страны и ее растущего отставания от мировых лидеров.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 11.03.2014, 23:44
Аватар для Росбалт
Росбалт Росбалт вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 28.12.2013
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Росбалт на пути к лучшему
По умолчанию Пришедшие из девяностых: Владимир Рыжков

http://www.rosbalt.ru/main/2014/03/09/1241913.html
09/03/2014 00:06
"Мне предлагали все"
Росбалт" продолжает публикацию цикла интервью "Разделенные безвременьем" с представителями двух поколений – с теми, кто поднялся в девяностые годы, и теми, кто стал известным в десятые.

Когда осенью 1997-го Рыжков стал первым вице-спикером Госдумы, ему только что исполнился 31 год. Дума находилась в ту пору на пике своего влияния. Вызывающе молодой протеже премьера Черномырдина фактически руководил ее текущей работой. Выходец из Алтайского края вел себя как типичный политик европейского стиля: умел ладить со всеми фракциями, легко и уверенно произносил речи, мог сам написать законопроект, нисколько не боялся публичности и быстро стал любимцем прессы. Тогдашняя партия власти "Наш дом – Россия" заполучила в его лице своего лучшего и, по сути, единственного убедительного идеолога. Смена президентов поставила точку в этой карьере. Владимир Рыжков оказался одним из немногих нонконформистов в партии приспособленцев и не захотел искать себе места в путинской машине власти. С 2000-го года он в оппозиции.

Фото: На митинге "За честные выборы", 4 февраля 2012 г.

После многих неудач, после вынужденного ухода из партии РПР-ПАРНАС, которую он надеялся сделать либеральной альтернативой режиму, Рыжков по-прежнему верит в возможность мирной эволюции российских порядков.

— В 90-е годы ваша карьера была одной из самых успешных в стране. А в нулевые вы оказались на периферии системы. Это была игра обстоятельств или ваш собственный выбор?

— Это был совершенно осознанный выбор. Когда осенью 1999-го Борис Березовский придумал блок под названием "Медведь", затем преобразованный в "Единство", меня пригласили в Кремль и предложили войти в предвыборную тройку этого блока. Она виделась так: Сергей Шойгу, Александр Карелин, Владимир Рыжков. Я мог бы стать одним из основоположников "Единой России". И я сделал свой первый выбор: сказал, что являюсь членом команды Черномырдина, лидером думской фракции НДР, что мы решили идти на выборы самостоятельно, и я не могу предать свою команду и свою партию.

— Это было доверие к Черномырдину или недоверие к Березовскому?

— Это была человеческая порядочность. Черномырдин всегда поддерживал меня, и бросить его в момент, когда от него многие отвернулись, было бы черной неблагодарностью.

В декабре того же года НДР проиграл думские выборы, но несколько наших кандидатов, и я в том числе, прошли по одномандатным округам. Прошел по округу и Черномырдин. После этого Черномырдин собрал одномандатников НДР и сказал, что Путин был лидером петербургской региональной организации НДР, он не чужой нам человек — давайте войдем во фракцию "Единства". И я действительно был членом этой фракции первые месяца три.

Путин избрался президентом в марте 2000-го. И первые же его шаги вызвали у меня резкое неприятие. Стало видно, что он стремится создать нечто, похожее на Белоруссию. Особенно возмутил меня проект реформы Совета Федерации, куда на место избранных губернаторов и спикеров должны были придти серые слабые чиновники.

Я пришел в Совет Федерации. Вел заседание спикер Егор Строев. Он знал, что я резкий противник реформы, и предложил: "Вот у нас Владимир Александрович Рыжков в зале, дадим ему слово?". "Дадим!", – закричали сенаторы, которые тоже были против этой реформы, потому что их всех оттуда выгоняли. Я выступил очень резко против реформы СФ.

В тот же день Владислав Сурков, замглавы кремлевской администрации, позвонил Борису Грызлову, лидеру думской фракции "Единства", и сказал: "Немедленно выгоняйте Рыжкова". Я пришел на фракцию, которую Грызлов срочно собрал ради меня, не стал дожидаться партсобрания по моему исключению, написал заявление и ушел, громко хлопнув дверью. Это был второй выбор, и он был чисто политическим. Я не был согласен с авторитарными тенденциями, которые появились буквально на следующий день после избрания Путина. И то, что моя карьера прервалась в двухтысячных годах, – это вовсе не потому, что у меня не было возможности ее продолжать. У меня тогда были фантастические стартовые возможности. Я мог быть кем угодно. Но я не был согласен с новым политическим курсом. И уже 14 лет, с апреля 2000 года, я нахожусь в оппозиции.

— Насколько изменилось отношение к вам людей из истеблишмента? Лет 15 назад на вас смотрели как на человека, занимающего один из первых постов, и принимали соответствующий тон. А как сейчас держатся с вами те же самые люди?

— Изменился не столько их тон, сколько их взгляды и интересы. Приведу пример. В конце прошлого года была амнистия. Я много ею занимался, встречался с думскими депутатами. И вот зашел к одному из них, от которого многое могло зависеть. Старый мой знакомый, когда-то был в либеральных партиях, прекрасные личные отношения: "Володя, привет, заходи, как жизнь?". Все чудесно. Переходим к делу. Говорю: "У вас в постановлении об амнистии есть очень опасная ошибка, резко сужающая круг освобождаемых". И вот он, бывший либерал, мне говорит: "Володя, мне что скажут из Кремля, то я и сделаю".

Люди, которые в 1990-е годы были сильными, яркими, самостоятельными, сейчас превратились в пешки. Доминирующая сейчас в элитах установка — стремление любой ценой избежать любых рисков и просто тупо выполнять, что велит начальство.

— А чего они так боятся? Почему так легко удалось их построить?

— Приведу разговор с человеком на высокой должности. Сейчас стоит вопрос о его переназначении или непереназначении. И он решил добиваться переназначения. Спрашиваю, почему. Говорит: "Ты знаешь, моя мотивация не позитивная, а негативная. Мне давно надоела эта работа. Я не нахожу в ней удовольствия. У меня давно нет новых идей. Но я задаю себе вопрос: а если нет, то что я буду делать? Какие альтернативы? Бизнес? У меня много врагов. Творчество? Это не мое…". Человек идет от "не".

Думаю, одна из причин, почему все так легко построились, в том, что независимый сектор, частный сектор — как его ни назови — очень сузился. И у людей особого выбора нет. Даже у тех, которые находятся при деньгах и власти. Нет независимого сектора, куда мог бы уйти бывший депутат или бывший чиновник и там чувствовать себя защищенным.

— Член партии власти просто обязан быть безликим. Но властные партии, пусть и не такие убогие, появились еще в 90-х. В том числе черномырдинский НДР, идеологом которого были вы.

— На НДР переносят многие черты "Единой России". И та, и другая, мол, "партии начальников". Наличие начальников там и здесь – не критерий. Критерий – какую политику проводят эти начальники. Если посмотреть политические программы НДР и ЕР, то они не просто разные, они противоположные. НДР была реформаторской партией, пусть и более умеренной, чем СПС или "Яблоко". Была свобода слова. Выборы проводились сравнительно честно. Я вошел в политику еще в конце 1980-х, будучи неформалом на Алтае, не только как демократ, но и как либерал. И сейчас остаюсь демократом и либералом. Для меня пребывание в НДР было абсолютно органично, как в демократическом и реформаторском движении.

— Потом, в нулевые годы, об НДР забыли быстрее, чем лично о вас, например.

— Потому что она сошла с арены, а я не сошел. Партия фактически перестала функционировать.

— И это, кстати, кое-что о ней говорит.

— Конечно. И очень многие перешли в "Единую Россию".

— По той простой причине, что они вступали не в идеологическую партию, а в партию начальников.

— При мне партия начальников осуществляла реформы. При них партия начальников осуществляет контрреформы.

— Почему Черномырдин так вас выделял? Вы все-таки не совсем одного круга люди.

— Я работал сутками. Мотался по стране. Умел разговаривать с людьми, особенно с регионалами. Думаю, ему импонировало и то, что я из Сибири. Он сам из Оренбурга. И, может быть, еще одна из причин – что я был девственен в смысле политики. Я не принадлежал ни к каким кланам. Ни к клану Березовского, ни к клану Чубайса, ни к клану Гусинского. Согласитесь, это довольно необычно. Когда есть человек, который никем не ангажирован, просто работает, и у него нет никакого двойного, тройного дна. Я не был предметом конкуренции между кланами.

— А может быть, Виктор Степанович, человек очень искушенный, просто использовал вас? Ему, видимо, очень полезен был соратник, который обладал теми качествами, которых у него не было. Который владел идеологическим и политическим языком. Который был интеллигентом, да еще и был вызывающе молод.

— Если уж говорить в терминах использования кого-то кем-то, то и я бы мог сказать, что я его использовал. Потому что, приехав в Москву в декабре 1993-го, я не был там лично знаком ни с кем. А через три–четыре года, был федеральным политиком. Благодаря поддержке Черномырдина. Кто кого использовал? Я тогда об этом совершенно не задумывался. Жизнь неслась галопом. За год в стране происходило событий, как сейчас, может быть, за пять лет.

1990-м годам приписывают только те черты, которые сохранила народная память и закрепила официальная пропаганда. Подлинная картина была многомерной и совершенно не такой, как рисуют.

Да, это было время бандитов, рэкетиров, олигархов, развала экономики, невыплаты зарплат и пенсий. Народ с ужасом все это вспоминает. Я ведь успел поработать вице-губернатором на Алтае и отлично помню, как мы зимой 1992-го каждый день спрашивали, сколько тонн угля на ТЭЦ, потому что не было уверенности, что Барнаул не замерзнет, и не было денег, чтобы купить этот уголь. Договаривались о бартере, завозили уголь из Кузбасса, записывали в долги. Это был кошмар.

Но у этого времени была и другая сторона. На Алтае до сих пор все самые успешные бизнесы – это те, которые были открыты в 1990-е годы. И по всей стране, думаю, примерно то же самое. Возникло много интересных СМИ. Так как были достаточно свободные выборы, то выдвинулась целая плеяда ярких людей. Если посмотреть, сколько сильных лидеров появилось в 90-е, и сравнить с теми, кто пришел в двухтысячные, то разница на порядок в пользу 90-х (Путин тоже поднялся в 90-е). Не было давящей пяты государства, как сейчас. У регионов было гораздо больше самостоятельности. И те из них, которые умели что-то делать, пользовались этим. Шаймиевский Татарстан. Собянинская Тюмень. Ишаевский Хабаровск намного лучше выглядел, чем соседний Владивосток. И, как бы кто ни относился к "батьке" Кондратенко, но Кубань смотрелась гораздо лучше, чем соседний Ставрополь. Нельзя эти годы мазать только черной краской.

— Я сам человек из тех годов и о многом вспоминаю с ностальгией. Но помню и вторую половину 90-х. Во всех сферах воцарился олигархический дух. Власть, возможности, решения – концентрировались во все более узком кругу. То же происходило и в экономике (тогда и появилось слово "олигарх"), и в прессе, так как олигархи становились медиа-магнатами. Тогдашняя независимость регионов – это все-таки была независимость местных князей. Того же Шаймиева, того же Кондратенко. Так ли замечательно было жить под ними рядовому человеку – сложный вопрос. Это не могло продолжаться до бесконечности. И путинская автократия выглядела по-своему логичным способом выхода из противоречий.

— Да, вторая половина 90-х была временем деградации режима, роста коррупции, клановости и произвола. Не случайно Березовский стал символом этой эпохи.

— Вы пришли в политическую элиту в начале 1990-х. В какой-то степени вы в ней и сейчас остаетесь, да и она в немалой мере прежняя по своему составу. Как вы считаете, у этого политического класса есть основания принести извинения народу за то, что он им неправильно управлял?

— Не думаю, что идея коллективной вины элиты, всех, кто тогда работал, плодотворна. Нужно разбираться с каждым.

Если же говорить о либералах и реформаторах, которые определяли идеологию 1990-х, то, с моей точки зрения, у них было три принципиальных ошибки.

Во-первых, они не были демократами. Они были либералами, но не верили в демократический выбор народа. Они повторяли и до сих пор повторяют, что если "этому" народу дать волю, он выберет фашистов. Это их любимая песня. Двадцать лет я эту пластинку слышу. А любимым персонажем реформаторов в 90-е годы был Пиночет. Отлично помню, как и Гайдар, и Чубайс постоянно говорили, что нам нужна сильная рука. Если хотим провести либеральные реформы в России, то нам нужна вовсе не демократия. Считаю это принципиальной ошибкой. Если бы страна управлялась демократическими способами, то темпы преобразований были бы ниже, но такой ненависти к государству и к реформам у людей бы не было.

Вторая принципиальная ошибка 90-х годов – это невнимание и неуважение к институтам как таковым. Реформаторы презирали парламент, считая его скорее вредным институтом, чем полезным. Совершенно не занимались судебной реформой, за что мы сейчас расплачиваемся. Считали блажью местное самоуправление, федерализм…

— Так душить, как Путин, и федерализм, и судебную систему, и местное самоуправление они все-таки не дерзали.

— Силенок просто не было. Но хочу напомнить, что когда Путин стал строить вертикаль, то и "Яблоко", и Союз правых сил это активно поддерживали. Они голосовали, например, за реформу Совета Федерации. Потому что в основе своей и "Яблоко", и СПС – это унитаристские партии.

И третье. Совершенно пренебрежительное отношение к народу с точки зрения социальных гарантий. Считалось, что за реформы можно заплатить любую цену.

— Когда вы занимали одну из первых позиций, эти мысли тоже были вам присущи?

— Конечно. Достаточно посмотреть мои заявления и интервью того времени. Лучшая речь моей жизни – это речь во время обсуждения импичмента Ельцину в Государственной думе весной 1999-го. Я выступал как лидер фракции НДР. И я очень жестко критиковал режим Ельцина, при этом отвергая импичмент и говоря, что коммунисты ничем не лучше.

— А что, была другая альтернатива?

— Считаю, что альтернативой могло стать президентство Черномырдина. Думаю, он положил бы конец скатыванию в олигархию. А с другой стороны, он мыслил не в категориях вертикали, а в категориях общественного компромисса. Черномырдин очень ценил свободу регионов и свободу бизнеса. И он был человек гражданский, что очень важно. Путин – силовик. Это принципиально другая психология.

— Черномырдин дважды терял шанс стать преемником Ельцина. И оба раза в 1998-м. В начале года, когда лишился поста премьера, и в сентябре, когда не смог на этот пост вернуться.

— Отставка Черномырдина в марте 1998-го была для всех нас и для него самого полным шоком. Уже тогда мы понимали, что дело идет к полномасштабному экономическому кризису. Черномырдин рассматривал возможность плавной девальвации рубля – с тогдашних шести рублей за доллар до девяти. Но, вместо того, чтобы пойти на эту девальвацию, его просто сняли с работы. Назначили Кириенко, который принял безумную линию держать рубль любой ценой.

— А кто виноват? Чубайс?

— Скорее всего, да. Я был первым вице-спикером Думы, и я помню, как прибегали ко мне напуганные премьер Кириенко и первый вице-премьер Немцов – вот пакет законопроектов, вот другой пакет, вот третий… Понятно, что это была уже паника абсолютная, что правительство летом 98-го стало совершенно недееспособным. Потом объявили дефолт.

— Во время последефолтного политического кризиса Черномырдину помешали вновь стать премьером. Одним из доводов, который очень многих впечатлил, был тот, что он зависим от Березовского, что это фактически Березовского ведут в премьер-министры.

— Это только частично справедливо. Когда мы говорим "Березовский" применительно к той ситуации, надо понимать, что это была ельцинская "семья". Татьяна Дьяченко, Валентин Юмашев, Борис Березовский, а в конечном итоге Борис Николаевич — это и был тот круг лиц, в котором принимались все решения. И Черномырдин не мог не учитывать эту силу. Если у кого-то сложилось впечатление, что он играл под дудку Березовского, то это не так. Принимать вынужденные решения под давлением "семьи" – не означает быть марионеткой Березовского.

Черномырдина заблокировали, и председателем правительства стал Примаков. И он предложил мне должность вице-премьера по социалке. Это тоже была важная развилка, и я в тот момент решил, что парламент важнее. У правительства была тогда очень низкая репутация, у любого правительства. К тому же было понятно, что и правительство Примакова ненадолго. Я решил, что важнее укреплять институт парламента. Считаю, что в Думе я был на своем месте.

Ведь Дума второго созыва (1995-1999) – самая сильная из всех. Там было очень интересно, и влияние первого вице-спикера было тогда, думаю, сильнее, чем вице-премьера. Мы бюджет сами принимали. Мы вносили в него принципиальные поправки. Мы передвигали со статьи на статью десятки миллиардов рублей. Это была реальная власть и огромная работа. Это потом парламент сломали.

— Сегодняшний парламент — не для таких, как вы. Какие возможности вы видите сейчас для себя как для политика?

— В московской тусовке выработались два направления. Одно исходит из того, что ситуация в стране резко ухудшается, дестабилизируется, и этот режим не всерьез и ненадолго. Значит, надо вести себя как можно резче и как можно громче, чтобы в момент обрушения режима осуществить его силовой или мирный (уж как получится) демонтаж. Назову это направление катастрофическим или радикальным. Соответственно, они считают, что никакой диалог с властью невозможен, ибо она преступна и все равно скоро рухнет. Выборы в регионах не имеют смысла, потому что ничего не изменят. Надо радикализировать столицы, поднимать их на массовые протесты, чтобы ускорить светлый день обрушения, он же – демонтаж.

Фото Дениса Гольдмана
Фото: На марше в поддержку политзаключенных вместе с Борисом Немцовым, 27 октября 2013 г.

Я совершенно не разделяю этот взгляд. Исхожу из того, что система куда прочнее и стабильнее, чем виделось пару лет назад. Что народ пока достаточно пассивен. Что даже экономика не так плоха, как ее изображают. И режим работает – плохо ли, хорошо ли, но он что-то делает.

Но при этом народ хочет выборов. Людям нравятся выборы. Как способ влияния и перемен. Как институт. Им куда меньше нравятся акции протеста, челобитные властям и прочее. Если это так, то самая разумная стратегия для оппозиции – системная работа с целью победы на выборах. Считаю, что нужно от исключительно протестной повестки переходить больше к программной повестке. Мы, либералы, должны предложить свой привлекательный образ будущего страны.

Для меня это три вещи. Первое — сделать небольшое, эффективное и прозрачное государство, которое не сжирает все ресурсы. Второе — запустить экономический рост. А это можно сделать только через конкуренцию, борьбу с монополиями и защиту частной собственности. И третье — децентрализация. Ресурсы и полномочия регионам и местному самоуправлению. Чтобы жизнь расцветала там, а не только в Москве. С такой повесткой надо завоевывать позиции на каждых новых выборах, на каждом новом избирательном цикле в регионах и муниципалитетах.

— Считаете, что это реалистично? Система привыкла манипулировать выборами. Захочет – пустит оппозицию в Думу, не захочет – не пустит. Собственно, в том числе и поэтому раздаются голоса, что уговорами не поможешь, надо ломить.

— Так я и говорю тем, кто хочет ломить: "Ломите! Чем я могу помешать вам проломить кремлевскую стену? Продемонстрируйте ваш демонтаж. Может, я даже и порадуюсь, хотя вряд ли, потому что знаю, чем обычно заканчиваются в российской истории обрушения и демонтажи".

Со стратегией, которую я изложил, можно соглашаться или нет. Она не легкая, а трудная. Нужно много работать, нужны яркие люди, интересные идеи. И, конечно, гарантий успеха нет. Если Кремль нас снова закроет, мы вернемся в ту точку, где уже были.

— Поэтому и раскололся РПР – ПАРНАС?

— Именно по этой причине. Партия не может одновременно нести два послания. Не может одновременно кричать: "Снесем Кремль!" и "Все на реформу ЖКХ в Тамбове!".

— Настроения московских оппозиционеров, кажется, ближе к первому из этих лозунгов. А что предпочитают ваши сибирские земляки?

— Думаю, мои земляки и большинство России — как раз за вторую стратегию. Они не очень понимают, что такое обрушение, потому что задают вопрос: "А что вместо?". Если люди будут знать, что есть альтернатива, они за это проголосуют. Это не просто мое предположение. Это моя уверенность. Людям нужны не потрясения, а перемены к лучшему.

Фото Евгения Евдокимова
Фото: На марше в поддержку политзаключенных, 27 октября 2013 г.

— Не изменили ли ваше мнение действия против Украины и подготовка к аннексии Крыма?

— Внешний фактор очень важен для развития российской внутренней политики. И при этом его невозможно предсказать. Украина уже один раз привела к резкому закручиванию гаек внутри России – в 2004 году, после "оранжевой революции".

Не исключено, что, напугавшись Майдана, Кремль пустится в тяжелые внешнеполитические авантюры. Что это нанесет (и уже наносит) большой ущерб экономике и дестабилизирует положение самого Путина в мире и внутри страны. Что возможное новое закручивание гаек усилит конфронтацию в обществе и радикализирует как власть, так и оппозицию. Что на первый план в российской политике выйдут крайние позиции с обеих сторон. Я лично не хотел бы стране и народу такого будущего.

Пока что запрос на мирное эволюционное развитие остается в обществе доминирующим.

Беседовал Сергей Шелин
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 13.03.2014, 21:59
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию НОВАЯ – НЕПРЕДСКАЗУЕМАЯ И ОПАСНАЯ РОССИЯ

НОВАЯ – НЕПРЕДСКАЗУЕМАЯ И ОПАСНАЯ РОССИЯ
13 марта 2014, 11:56
Действия Кремля на Украине и вокруг Украины внезапно создали совершенно новую международную и внутриполитическую реальность.

Под влиянием революционных событий в Киеве, Путин внезапно отбросил в сторону всю постсоветскую политику России в ближнем зарубежье, начав агрессивную и рискованную геополитическую игру, стремясь предотвратить гипотетическую «потерю Украины», и особенно – стратегически важных позиций России в Крыму. Отныне российскую политику можно определить одним словом – непредсказуемость.

При любом, даже самом мирном и благоприятном исходе украинского кризиса (что уже маловероятно), события начала 2014 года будут иметь комплексные негативные последствия для России, Европы и всего мира.

Похоже, что в Кремле уже принято решение о присоединении Крыма к России в качестве 84 го субъекта федерации (осталось лишь дождаться предсказуемых итогов крымского референдума 16 марта). Этот шаг нарушит разом все имеющиеся международно-правовые обязательства России в отношении Украины. За последние два десятилетия Россия официально признала Украину как суверенное независимое государство в нынешних границах в рамках ООН, ОБСЕ, СНГ, Будапештского меморандума 1994 года, а также двустороннего «Большого договора о дружбе» от 1997 года (ст. 2 и др.) Теперь все эти многочисленные договоры, договоренности и гарантии растоптаны самой Россией, под надуманным предлогом о якобы преследовании русских на Украине и в Крыму.

Для всех соседей России это будет означать, что подпись России под любыми документами и любыми гарантиями ровным счетом ничего не стоит.

Лукашенко наверняка уже вспомнил, как несколько лет тому назад Путин предлагал Белоруссии войти в состав Российской Федерации в составе 6 областей. И что 70% населения Белоруссии говорят на русском языке, как на родном. И что Белоруссия критически зависит от ежегодной финансовой помощи Москвы.

Президент Казахстана Назарбаев не может не думать о 4 млн русских из 17 млн жителей страны. И о том, что у Москвы может возникнуть желание их тоже «защитить» – особенно на севере Казахстана, который, по мнению российских националистов, является исконно «русской землей» и был включен в состав Казахстана искусственно (как Крым Хрущевым в 1954 году).

Никто уже твердо не поручится и за то, что не встанет вопрос о включении в состав России Южной Осетии и Абхазии, или молдавского Приднестровья. Тем более Путин уже заявил, что распад СССР был «не вполне легитимен».

Прямым следствием отказа Москвы от принципа нерушимости границ станет теперь пересмотр военно-стратегических подходов соседних стран (как постсоветских, так и восточно-европейских), рост там военных расходов и поиск дополнительных, вне России, гарантий безопасности. В Грузии и даже в Финляндии уже активизировалась дискуссия о возможном вступлении в блок НАТО. Доверие к Москве, как гаранту суверенитета, территориальной целостности и безопасности, теперь разрушено безвозвратно.

Санкции Запада против России в случае присоединения Крыма представляются неизбежными. Еще полгода назад в это невозможно было бы поверить. Даже самый мягкий (и самый пока вероятный) вариант санкций (точечные, персональные, без серьезного ущерба для экономики) серьезно изменит международный статус и престиж России, поставив ее в один ряд с Ираном, Северной Кореей, Белоруссией и Сирией (пусть даже на время). Подобного не было со времен знаменитых рейгановских санкций против «империи зла», брежневско-андроповского СССР (введенных после вторжения в Афганистан).

Экономика России, и без того почти переставшая расти (1.4% роста ВВП за прошлый год), в этом году может уйти в минус – из-за потери стоимости российских компаний, возросшего бегства капитала, дальнейшего сокращения инвестиций, дополнительных расходов на военные приготовления и помощь Крыму.

Для ЕС украинский кризис станет дополнительным толчком для диверсификации поставок нефти и газа. Легче будет принять решение о разработке в Европе сланцевого газа, строительстве новых терминалов по приему сжиженного газа, развитию газотранспортной системы, большего использования угля. США могут ускорить принятие решение об экспорте углеводородов в Европу. Все это уже в ближайшие годы может привести к дальнейшей потере рынков «Газпромом» и нефтяными компаниями России, падению их доходов, снижению цен, заметному сокращению доходов российского бюджета.

Внутри России власти, видимо, хотят укреплять свои позиции на шовинистическом, ультрапатриотическом и даже националистическом угаре («Русские своих не сдают!») Усиливается давление на всех несогласных (включая СМИ, оппозицию и НКО), которых уже объявляют «предателями Родины». Волна ненависти и агрессии неизбежно усилит отток активного населения из страны, снижение деловой и творческой активности оставшихся.

Попытка запустить экономический рост, как планируется, накачивая военные расходы и государственные инвестиции, также обречена на неудачу. Как и надежда на «национализацию элит» - на то, что российские олигархи и коррупционеры вернут все свои деньги в страну и начнут вкладывать их в экономику. Будет ровно наоборот – резко возросшие риски только усилят отток капиталов и стремление спрятать их на Западе понадежнее.

Российское население пока приветствует экспансию Путина на постсоветском пространстве. Его рейтинги вернулись на рекордные уровни. Но россияне готовы поддерживать захват территорий соседей и бряцание оружием, только если им это ничего не будет стоить – ни жизней близких, ни уровня жизни и доходов. Между тем, неизбежные, по крайней мере, экономические потери уже чувствуются (на примере девальвации рубля, быстрого роста цен, торможения, а то и спада доходов и занятости).

Реагируя на развал власти на Украине, Путин принялся разрушать саму основу своей власти и долгой популярности – стабильность и предсказуемость своей системы и политики. Из гаранта стабильности он внезапно становится главным фактором политического, экономического и социального риска. Риска для всех – вне и внутри России.

Президент России рискует оказаться в положении Наполеона Бонапарта зимой 1812 года, который, только заняв московский Кремль, осознал, что проиграл войну. А Крым, как и в 1850е годы, может вновь оказаться арбузной коркой, на которой подскользнется кажущийся незыблемым авторитарный российский режим.
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 25.03.2014, 15:04
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию О том, как военная пропаганда ведет к войне

http://www.echo.msk.ru/blog/rizhkov/1286532-echo/
25 марта 2014, 10:43
Несколько лет назад я путешествовал по алтайской горной тайге с бывшим советским офицером-афганцем, который в годы афганской войны решал там по линии КГБ СССР задачи военной пропаганды и контрпропаганды. За чаем у костра он подробно рассказал о том, что такое военная пропаганда и на каких принципах она строится. Сегодня я вижу реализацию всех этих принципов в российской государственной информационной политике вокруг украинского кризиса.

Главная задача любой военной пропаганды – мобилизовать поддержку своего населения на одобрение войны (или экспансии). А также – деморализовать население противника, и привлечь симпатии третьих стран (с этим у Кремля пока ничего не выходит). Первые две задачи в целом решены – российский народ в большинстве своем поддерживает крымскую операцию (есть свежие данные про 93% поддержки присоединения Крыма), рейтинги власти растут.

Как это достигается?

Во-первых, надо убедить свое население в правильности своих действий и обвинить в разжигании кризиса противника. В данном случае – новые власти в Киеве и Запад. Для этого вся вина за кризис возлагается на Майдан, оппозицию и стоящий за ними Запад. Вина Януковича за развал экономики, непоследовательные игры с ЕС, дикую коррупцию в его семье и ее окружении уводится в тень. Для разжигания ненависти к противнику новая власть в Киеве навязчиво ассоциируется исключительно с «фашистами», «крайними радикалами», «бандитами», непопулярными в России Западом и США.

Во-вторых, агрессором следует объявить противную сторону («мы не хотели войны/экспансии»). Для этого придумываются истории о страшных преследованиях русских, о планах нападения на Крым, и даже о жертвах (несуществующую, к счастью, жертву в Крыму придумала, например, спикер Совфеда В. Матвиенко). Правда должна ловко смешиваться с вымыслом. Геббельс говорил, что если добавить к ¾ лжи ¼ правды – тебе поверят. Именно Гитлер и Сталин первыми применили принципы и методы военной пропаганды в масштабах целой страны.

В-третьих, врага надо персонифицировать и демонизировать. Здесь годится все – от принадлежности лидеров противника к секте сайентологов до демонстрации справки на них из психлечебницы. Особенно полезно выведение на первый план пропаганды реальных бандитов и националистов – как будто бы именно они и только они являют собой новое киевское руководство (Ярош, Парубий, Музычко (сегодня застрелен неизвестными в Ровно) и пр.) Увод в тень умеренных лидеров – как будто их нет.

В – четвертых, свои действия следует объяснять не стремлением к захватам и экспансии, а исключительно гуманистическими мотивами. Никто не хотел и не собирался вводить военных или аннексировать Крым или другие части соседних государств. Речь идет исключительно о защите беззащитных напуганных людей, о следовании их доброй воле. Иначе (это подается как само собой разумеещееся) – им всем грозила бы неминуемая смертельная опасность.

В – пятых, надо показать народу, что враг жесток, циничен, бесчеловечен. В отличие от нас – гуманистов и пацифистов. Тут очень пригодилась история с прослушкой Эштон и эстонского министра – о том, что Майдан расстреливали якобы сами лидеры Майдана. Что там было на самом деле никто, похоже, разбираться не хочет. Западу выгодно выставить чудовищем Януковича, а Москве – Майдан и Запад. Жертвы и их семьи сами по себе никому не интересны. Врагов следует изобразить нелюдями, чтобы оправдать возможные свои жестокости и зверства. Неудобные факты следует замалчивать.

В – шестых, полезно свои истинные намерения приписать врагу. Например, если речь идет о стремлении и потом решении присоединить к себе часть другого, братского и соседнего государства, то следует обвинить ЕС, США, Запад в целом, а также новые власти в Киеве в стремлении к мировому господству, гегемонии, к отторжению от России ее исконных территорий и сфер жизненно важных интересов.

В – седьмых, важно подавать все свои действия, как сугубо законные, легитимные. А действия противника – как нарушение всех мыслимых правил и законов. Поэтому Путин ссылается на «законное право народов на самоопределение», которое он решительно отрицал в отношении народа Чечни и народа Косово, но столь же решительно поддерживает в отношении народов Абхазии, Южной Осетии и Крыма. Захват власти в Киеве поэтому – это преступление и узурпация, а референдум за отделение в Крыму, не предусмотренный ни Конституцией, ни законами Украины – законное и легитимное действие.

В – восьмых, успех военной пропаганды всецело зависит от ее тотальности. Недопустимо наличие сильных независимых от властей каналов встречной информации, способной выявить и разоблачить ложь, распространяемую военной пропагандой. Поэтому на Украине отключают российские телеканалы, а в России принимаются решения по еще большей зачистке СМИ (фактическое закрытие «Дождя», покупка АиФ государством, смена главреда Ленты.ру, блокировка оппозиционных Интернет-ресурсов и пр.)

Информационные войны, построенные на принципах военной пропаганды хорошо известны во всем мире и используются всеми ведущими государствами. США успешно применяли те же принципы во время бомбежек в Югославии, вторжений в Гренаду, Панаму, Ирак и т.д. Западные СМИ применяют эти принципы и сегодня, освещая события на Украине. Их картина часто выглядит зеркально противоположной российским государственным СМИ.

Независимая информация проигрывает массовой пропаганде. Целые народы становятся жертвами промывания мозгов. Под заявления политиков о поиске мира на самом деле разжигается военная истерия. Это означает, что война куда вероятнее и ближе к нам, чем это может показаться.
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 03.04.2014, 20:37
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию Бои без правил, или Новая доктрина Кремля

http://www.echo.msk.ru/blog/rizhkov/1292700-echo/
03 апреля 2014, 11:42
Присоединение Крыма и всё развитие кризиса вокруг Украины свидетельствует не просто о ситуативных, кризисных переменах в российской внешней политики. Можно говорить об окончательном складывании новой внешнеполитической доктрины России — «доктрины Путина». Это, в свою очередь, означает, что присоединением Крыма к России дело может не ограничиться и, подобно действиям на Украине, Москва в схожих обстоятельствах будет действовать схожим образом и в других регионах. Да и само развитие кризиса вокруг Украины еще способно принести немало сюрпризов.
В своей исторической «крымской речи» в Георгиевском зале Кремля 18 марта В. Путин четко сформулировал основные составляющие своей новой доктрины:

1. Кремль не рассматривает больше Запад как заслуживающего доверия партнера. Упреки и претензии, высказанные еще в «мюнхенской речи» 2007 г., не были услышаны и приняты Западом во внимание.
Пытаясь вновь втянуть Украину в НАТО и в ЕС, «западные партнеры перешли черту» (В. Путин). Вопреки заявлениям об окончании «холодной войны» и политики баланса сил, они фактически проводили и проводят старую политику сдерживания России. Реальная политика Запада — это обман, принятие решений за спиной России, постановка ее перед свершимся фактом, экспансия. «Россия почувствовала, что ее даже не просто обокрали, а ограбили». Отныне Россия будет исходить исключительно из этого.

2. Россия не рассматривает больше себя как часть европейской, и, тем более, евроатлантической цивилизации. Россия — демократия, но особого рода. Россия отказалась от коммунистических и «псевдодемократических догм». У нее новая идентичность, которую, впрочем, непросто сформулировать. Если почти 100% населения России поддерживает присоединения Крыма, то, значит это решение имеет прочную демократическую легитимность. Путин призывает народ сплотиться вокруг новой идеологии и политики, стать буквально единым организмом (отторгающим любую «пятую колонну», т.е. несогласных). Россия не верит больше в универсальные ценности свободы, прав человека и демократии, как, впрочем, и в любые иные универсальные модели (хотя и остается — пока? — членом либерального Совета Европы).
Каждая сильная страна — сама себе система ценностей и сама себе модель.

3. Международное право — это больше не система правил и даже не система координат. Международное право — это меню, из которого каждая сильная страна выбирает то, что ей выгодно.
Так, для подавления восстания в Чечне использовался международный принцип защиты суверенитета и территориальной целостности, а для присоединения Крыма — международный принцип уважения права на самоопределение народов. Сильная Россия имеет право на «суверенную демократию». Слабая Украина — нет. Мир — снова свободная игра сильных и баланс их силы. «Доктрина Путина» возвращает нас, с одной стороны, в вестфальскую систему баланса сил и «европейского концерта», с другой — к доктрине «ограниченного суверенитета» Брежнева.

4. Сфера действия «доктрины Путина» — постсоветское пространство. Обоснование — «историческое наследие», «русский мир», стратегическая безопасность России. Суверенитет постсоветских государств отныне является жестко обусловленным — учетом интересов России. За исключением трех прибалтийских республик бывшего СССР (хотя и это сегодня не факт). В случае «перехода черты» (втягивания в НАТО, в ЕС, попыток размещения военных баз) Россия будет действовать.

Внутренняя дестабилизация такой страны, референдумы в регионах об отделении или даже о присоединении, ввод войск (официально или анонимно, в виде «вежливых зеленых человечков»), постановка лояльного Москве правительства. Закон о праве вводить войска в другие страны уже действует. Готовность перейти от дипломатических увещеваний к действиям — главное отличие новой доктрины, только что доказанное взятием под контроль и присоединением Крыма. В 2008 г. готовность действовать была впервые продемонстрирована в Грузии. Теперь любой, решивший «перейти красную черту» на постсоветском пространстве, должен быть готов к реальному противостоянию с Россией, в т.ч. к вооруженному.

Одновременно доктрина — приглашение всем сильным странам пересмотреть правила игры. Перестать стесняться быть сильными. Самим себе определить свои «зоны влияния» и «красные черты». В этом смысле она глобальна. Еще в своей программной статье весны 2012 г. «Россия сосредотачивается» В. Путин заявил, что Россия будет не только следовать, но и пытаться формировать правила игры в мире. Время пришло.

5. Модифицируется главный принцип Вестфаля — незыблемость государственного суверенитета и территориальной целостности. Теперь это относится только к сильным, состоявшимся государствам, защищенным собственной армией или военно-политическим блоком (НАТО, ОДКБ). Суверенитет и целостность слабых стран (в первую очередь failed states) становится полем игры сильных государств и их блоков. Государства разделяются на высшую лигу с гарантиями, и на вторую лигу — без гарантий.
Если сильная и решительно настроенная страна считает, что её военно- стратегические, экономические и политические интересы подвергаются опасности — она вправе действовать, вмешиваясь во внутренние дела слабых стран, и даже ставя под контроль или забирая их территории.

6. Роль международных организаций (ООН, ОБСЕ, Совет Европы и др.) резко сокращается. В их рамках необходимо сотрудничать, но лишь до того момента, когда они начинают мешать защите национальных интересов (именно так последние годы действовали США и их союзники, проводя различные военные операции в обход СБ ООН). В этом случае международные организации надо без колебаний игнорировать.

7. Новая «доктрина Путина» — исходит из принципиального нового баланса сил в мире. Совокупный военный, экономический, гуманитарный вес Запада резко сократился и продолжает сокращаться. Быстро увеличивается вес и влияние Азии, Латинской Америки, Африки. Незападные крупные страны (в БРИКС, ШОС, и т.д.) будут заинтересованы в новых правилах игры, чтобы самим играть, делить, забирать. Им придется по душе трактовка международного права не как системы табу, а как завлекательного ресторанного меню. Да, мир станет опаснее, и даже взрывоопаснее, да — риски нового прекрасного мира будут запредельно велики, но ведь каждый надеется на выигрыш в этой азартной игре, не так ли?
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 27.05.2014, 18:30
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию Россия – 5 миллионов невыездных

http://echo.msk.ru/blog/rizhkov/1328544-echo/
27 мая 2014, 13:01
Важной частью нового курса Кремля на постепенную самоизоляцию стал взрывной рост числа «невыездных россиян» - граждан России, которые по разным причинам не могут теперь выезжать из страны. Запрет на выезд за рубеж российских «силовиков» может породить в их рядах еще большую антизападную паранойю и стремление давить все живое и думающее внутри страны. Культивировать образ страны – осажденной крепости, окруженной врагами, куда проще, когда военные, полиция, спецслужбы лишены возможности видеть окружающий мир своими глазами и озлоблены отлучением от любимых пляжей Турции и Египта.

Ограничения же на выезд гражданских лиц могут помочь властям ограничить утечку мозгов и капиталов, а также надежно запереть в стране диссидентов и оппозиционеров, с тем, чтобы беспрепятственно с ними при необходимости расправляться или подвергать давлению.

В СССР невыездным было все население огромной страны. Граница была на железном замке. Для выезда за рубеж требовалось разрешение партийных органов – фактически, выездная виза. Миллионы людей вообще не могли покинуть страну никогда, находясь под разного рода подписками о неразглашении секретов. Теперь идет постепенное восстановление этих советских практик.

Действующая Конституция России гарантирует гражданам России право на свободный выезд и въезд из страны и назад в страну. В ст. 27 ч.2 говорится: «Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию». Однако эта конституционная норма, как и многие другие, все чаще игнорируется законодателями и чиновниками. Свобода выезда из страны уже значительно ограничена.

Первыми попали под запрет на выезд сотрудники ФСБ в 2010 году – после провала сети шпионов – нелегалов в США и Великобритании, выданных бежавшим в США полковником СВР Александром Потеевым. С конца 2010 года приказом директора Службы сотрудники ФСБ могут выезжать за границу только по особому решению и только в случае смерти близких родственников или неотложного лечения, аналогов которого нет в России. Численность сотрудников ФСБ (включая пограничную службу) является секретом, но чаще всего даются оценки в более чем 200 тысяч человек. Запрет мотивирован необходимостью пресечь утечки, подобные той, что осуществил полковник Потеев. И не допустить случаев, подобных случаю Сноудена.

Одновременно систему запрета на выезд граждан создавала Федеральная служба судебных приставов (ФССП). Запрет на выезд распространился на граждан, имеющих долги перед бюджетом или заемщиками, установленные судами. Так, не могут выехать из России те, кто не заплатил налоги, банковский кредит, алименты, штрафы и так далее. В 2012 под заперт на выезд попали почти 500 тысяч человек. Такой же прогноз на этот год. За первый квартал 2014 года запрет коснулся 190 тыс. россиян, из которых 70% - должники банков. ФССП создала общую базу данных всех должников. Тысячи человек останавливают прямо в аэропортах и на ж/д вокзалах.

Теперь обсуждается возможность введения запрета на выезд для злостных неплательщиков штрафов за нарушение правил дорожного движения, а также «уклонистов» от призыва в армию. Основаниями для запрета на выезд согласно закону могут являться также доступ к гостайне, прохождение военной службы, возбужденное уголовное дело, ложные сведения в документах.

Украинский кризис этого года резко расширил список невыездных.
В апреле 2014 года практически одновременно запретили выезд за границу (в примерно 150 стран) личному составу МВД (1.325 млн. чел.), Минобороны (2.02 млн.), ФСИН (325.5 тыс.), ФСКН (40 тыс.), работникам прокуратуры (63 тыс.), судебным приставам (23 тыс.), служащим федеральной миграционной службы (34.5 тыс.), МЧС (20 тыс.). В общей сложности, число невыездных российских «силовиков» оценивается в 4 млн. человек. При этом подавляющее большинство из них не имеет никакого отношения к секретам или вопросам национальной безопасности. Решение о запрете на выезд носит чисто политический характер. Интересно, что часть руководителей этих ведомств (С. Шойгу, В. Иванов, А. Бортников и др.) сами попали в санкционные списки и не могут посещать страны Запада.

Всего на сегодня число невыездных граждан России уже достигло почти 5% взрослого населения страны, что беспрецедентно для всего постсоветского периода истории России. При этом нет данных по работникам стратегических и оборонных предприятий. С их учетом число невыездных, скорее всего, значительно больше.

Запрет на выезд силовиков оформлен или приказами по ведомствам, или «рекомендацими». Методы исполнения – самые незатейливые. Так, у курсантов Петербургского университета МВД начальство просто изъяло зарубежные паспорта. Собрали загранпаспорта и с сотрудников Хабаровского управления МВД.

Бывший советский диссидент Александр Подрабинек не исключает, что в ближайшем будущем власти могут ограничить выезд за рубеж людям с непогашенной судимостью, просто всем ранее судимым, стоящим на учете как "экстремисты", работникам НКО – «иностранных агентов» и др. Эта тенденция может привести к восстановлению (полному или частичному) глухого «железного занавеса» для российских граждан. В соседней Белоруссии уже несколько лет существует система запрета на выезд неугодных властям лиц. Для этого в паспорте ставится специальная отметка.

Кроме стремления к изоляции страны от критики и «тлетворного влияния Запада», властями может двигать стремление оставить в стране немалые деньги, которые сегодня получают популярные направления зарубежного туризма (Европа, Турция, Египет, США). И поддержать таким образом, например, курорты Сочи и Крыма.

А также удержать в стране – помимо их воли, ценных специалистов и молодежь. В 1950-е годы коммунистическая ГДР теряла миллионы людей, бежавших на запад – в первую очередь молодежь и специалистов. Ответом стала Берлинская стена, колючая проволока и пулеметы на всем протяжении германо-германской границы. Из России за минувшие 20 лет уехали 4-5 млн. человек, в т.ч. 20 тысяч докторов наук. По мере нарастания экономических трудностей, закручивания гаек и сворачивания свобод удерживать оставшихся Кремлю становится все сложнее.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 11.06.2014, 21:20
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию Бремя империи

http://echo.msk.ru/blog/rizhkov/1338210-echo/
11 июня 2014, 10:46
Все без исключения империи прошлого распались по одной и той же причине – невозможности дальше нести свое имперское бремя.
Все до единой – от Рима до СССР, от Испанской – до Британской. Россия, вставшая при Владимире Путине на неоимперский путь, быстро наращивает свое неоимперское бремя, что создает серьезные риски для будущего страны.

Внутри страны неоимперская политика требует содержания большой имперской бюрократии, опирающейся не на солидарность гражданского общества и демократическую легитимность, а на силовой аппарат принуждения народа и местных элит к лояльности.
Вовне неоимперская политика требует сильных вооруженных сил, а также значительных расходов на содержание (поддержание) колоний и доминионов.

Россия занимает 8-е место в мире по доле военных расходов в ВВП (4.47%), опережая США (4.35%), Францию (1.8%), Великобританию (2.49%) и Китай (1.99%).
В 2011 – 2014 годах военные расходы росли быстрее всех остальных статей бюджета – в среднем на 20% в год, увеличившись с 1.5 трлн. рублей в 2011 году до 2.75 трлн. в 2014 году (почти в два раза!).

Россия активно обновляет свои ядерные стратегические силы, ставя на дежурство все новые баллистические ракеты «Тополь-М» и «Ярс».
Планируется полностью обновить ядерные вооружения к 2020 году. В программу вооружений включено также создание новой тяжелой межконтинентальной стратегической ракеты, разработка и испытания которой обойдутся бюджету в миллиарды долларов.

Программа перевооружения в 20 трлн. рублей, хоть и несколько растянута по времени, но не отменена.
Военные расходы достигли более 19% расходов федерального бюджета.

К счастью, Россия не ведет войн за своими пределами, но при этом продолжает содержать военные базы и объекты в целом ряде стран – от Таджикистана до Белоруссии.
После войны с Грузией 2008 года было значительно усилено российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии. Теперь стоит задача капитальной реконструкции и перевооружения морской базы в Севастополе и усиления военного присутствия в Крыму, что будет стоить бюджету еще сотни миллиардов рублей.

Все дороже обходится России содержание и поддержание «колоний» (Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, теперь еще Крым) и «доминионов» (Белоруссия, Киргизия, Таджикистан, Армения).
По информации из разных источников можно примерно оценить масштаб этой поддержки (точных цифр, боюсь, не знает никто).

На Южную Осетию после 2008 года было потрачено более 1 млрд. долларов из разных источников.
Примерно в 1 млрд. в год обходится помощь Приднестровью. При этом Приднестровье только за газ должно России около 4 млрд. долларов (на фоне переговоров о долгах Украины об этом никто не вспоминает: в Тирасполе сукины сыны – на наши сукины сыны!). Бюджет Абхазии примерно на 70% наполняется Москвой, расходы составляют около 350 млн. долларов в год.

Бюджет Крыма в составе Украины был на 2/3 дотационным, теперь это финансирование взяла на себя Россия.
Только покрытие дефицита бюджета Крыма обойдется в 1 млрд. долларов ежегодно. Еще примерно столько будет уходить на пенсии и социальные расходы. Всего министр финансов Силуанов говорит о выделении Крыму и Севастополю только в этом году 240 млрд. рублей (6.8 млрд. долларов). Мост в Крым обойдется примерно в 250 – 300 млрд. рублей. Столько же будет стоить водовод по дну Керченского пролива. Энергетика Крыма будет стоить от 3 до 300 млрд. рублей. Общие расходы на Крым (без военных) могут составить 350-400 млрд. рублей ежегодно (10-12 млрд. долларов).

Россия помогает Белоруссии на протяжении многих лет в объеме 4-6 млрд. долларов.
На помощь Киргизии Россия выделяет в ближайшие два года 1.2 млрд. долларов. Она же за последние несколько лет получила от Москвы более полмиллиарда долларов США. В Армении российский капитал занимает доминирующее положение, а денежные переводы живущих в России 2.4 млн. армян - являются основным источником денег для страны. Помощь Таджикистану, в котором расположена крупная российская военная база, составляет в среднем около 20 млн. долларов в год. После выхода США и коалиции из Афганистана расходы на помощь этой стране и военное присутствие там могут значительно возрасти.

В целом на помощь всем этим образованиям и государствам Россия тратит (в виде прямой финансовой помощи или упущенной прибыли) 18-20 млрд. долларов в год, или около 5% расходов своего федерального бюджета.
Вместе с военными расходами это составляет уже четверть всех расходов.

Внутри страны быстро растут расходы на содержание неоимперской бюрократии, полиции, ФСБ, прокуратуры, тюрем, внутренние войска и т.д.
Их задача – обеспечивать господство имперского центра над сложной разнородной страной, переведя многонациональный народ России из субъектов управления в объект. Именно таким способом, задушив гражданские демократические процессы, Кремль предпочел удерживать контроль над сложной многонациональной страной. Альтернативой силовому удержанию единства страны является провозглашенная Конституцией демократическая светская и правовая федерация, но этот проект Путиным давно свернут. Бюрократически-силовое же удержание страны обходится все дороже.

Расходы на полицию, службы госбезопасности и суды выросли с 2011 по 2014 гг. с 1.2 до 1.9 трлн. рублей (14% расходов федерального бюджета).
Еще 5.5% уходит на «общегосударственные вопросы» - в основном, на содержание бюрократического аппарата.

Ради поддержания стремительно дорожающей и растущей внутренней и внешней инфраструктуры неоимперского государства Кремлю пришлось в последние годы последовательно сокращать расходы (как долю в расходах, так и абсолютные величины) на национальную экономику, жилищно-коммунальное хозяйство, образование, здравоохранение, спорт, поддержку и развитие регионов. В итоге регионы деградируют, а их совокупные долги превысили 2 трлн рублей.

Стоит помнить также о расходах на чемпионат мира по футболу в 2018 году, на строительство новых космодромов и железнодорожных магистралей, нефте и газопроводов, многомиллиардном субсидированном государством развития ядерной энергетики и пр.

В стремлении найти деньги на свои растущие амбиции, Кремль принялся повышать налоги и акцизы, изъял часть пенсионных накоплений граждан, наращивает госдолг и готовит увеличение пенсионного возраста, все охотнее тратит деньги резервных фондов.
Общая деградация системы образования и здравоохранения, упадок инфраструктуры, нулевые темпы экономического роста – также прямо связаны с ростом неоимперской нагрузки на общество и экономику.

Такое быстро растущее неоимперское перенапряжение сил может дорого обойтись России, поставив вопрос не только об окончательном провале ее модернизации, но и о самом ее существовании.
«Империи можно сравнить с деревом, слишком разросшиеся ветви которого высасывают весь сок из ствола и способны только отбрасывать тень» – предупреждал всех нас Монтескье.
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 06.10.2015, 18:55
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию У нас что – не осталось бедных?

11:21 , 06 октября 2015


http://echo.msk.ru/blog/rizhkov/1635380-echo/
автор
политик


«У нас что – не осталось бедных?» — рычал на митингах, в самом начале своей карьеры, молодой Уинстон Черчилль, тогда еще украшенный длинной рыжей шевелюрой на огромном черепе. Черчилль обрушивался на правительство ее величества с неистовой критикой, требуя усилить меры социальной защиты рабочих.

«У нас что – не осталось бедных?» — хочется спросить у руководства России, которое, не закончив геополитический и военный конфликт на востоке Украины, тут же втянулось в новый, сходу вскочив на раскаленную адскую сковороду Ближнего Востока.

Совет Федерации, безо всякой дискуссии, по первому же зову начальства, мгновенно одобрил «использование Вооруженных сил Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации». Притом бессрочное. Притом без указания конкретной страны или региона мира. Формально так выходит, что с 30 сентября 2015 года российские войска, на законном основании, могут быть применены где угодно, как угодно, и когда угодно.

Конечно, глава путинской администрации Сергей Иванов, представляя парламенту эту просьбу своего босса, говорил только о Сирии, только о борьбе с ИГИЛ, и о том, что речь идет исключительно об операциях военно-воздушных сил, и главное — о том, что наземная операция в Сирии совершенно исключена. Но мы отлично помним, что и операция в Афганистане, начатая в декабре 1979 кулуарным решением Брежнева, Андропова и Устинова, поначалу планировалась исключительно как локальная и краткосрочная. У войн своя логика – логика затягивающей в себя воронки. Последние часы мы слышим утечки о возможном развертывании именно сухопутной операции в Сирии.

Распаленное воображение россиян уже умело переключается телевидением с остывших руин донецкого аэропорта на горячие пустыни Хомса. Открывается новый фронт борьбы за величие. Обнародованное Минобороны видео произведенных российской авиацией бомбежек позиций исламистов (кстати — которых?) подозрительно напоминает стандартные хроники американских авиаударов из новостной хроники CNN. Если не быть, то хотя бы казаться быть как Америка – таков, похоже, истинный источник вдохновения для наших современных полководцев. При этом никаких убедительных доказательств, что гражданская война в Сирии, отделенной от России сотнями километров, и территориями Турции, Грузии и Армении, действительно и непосредственно угрожает нашей безопасности, до сих пор не представлено.

Загнав украинского коня, и тут же перескочив на сирийского, кремлевские всадники уже полтора года, с момента внезапного присоединения Крыма, удерживают приоритет внешнеполитической повестки дня над внутриполитической. Полтора года Россия жила исключительно новостями из Донецка, Луганска и Дебальцева. Теперь ей предстоит наизусть выучить названия городов Халеб, Хомс и Хама, а также следить за сводками погоды отттуда. Те же крикливые ток-шоу на ТВ, которые без устали обсуждали, каждый вечер, Украину, теперь принялись бесконечно горячо рассказывать дорогим и ошалевшим россиянам о малейших нюансах движения фронтов в Латакии и Хасеке.

Как отразится новая, на этот раз сирийская, кампания, на внутренней политике, которая, хоть и загнана в тень, но все же, к большому сожалению кремлевцев, до конца, увы, неустранима?

Война в Сирии, в отличие от «борьбы с фашисткой хунтой» на Украине, куда менее понятна россиянам. Поди их там разбери, этих арабов, – за что они там убивают друг друга! По свежим данным Левада-центра, 69% процентов россиян не поддерживают использование российских войск в Сирии, и только 14% относятся к этому положительно. Поставки оружия и боеприпасов Дамаску – это пожалуйста, а вот поставки живых русских людей под арабские пули и снаряды – ни в коем случае! В Интернете уже были утечки информации про отказы контрактников ехать воевать в Сирии.

Одновременно с ростом числа российских авиаударов в Сирии быстро растет и число российских бедных. Вице-премьер правительства Ольга Голодец признала, что число бедных с начала года выросло на 3.1 млн человек, и достигло 22.9 млн человек. Это более, чем каждый пятый взрослый россиянин. Устойчиво отрицательные тенденции экономики, доходов населения и бюджета, инвестиций будут и дальше увеличивать это число.

Наращивание военного присутствия и военных расходов происходит за счет последовательного сокращения расходов на образование, здравоохранение, инфраструктуру, и без того крайне низких. Российские муниципалитеты годами сидят вообще без денег, и часто уже даже не в состоянии выполнять самые элементарные функции жизнеобеспечения. Жизнеобеспечивающая инфраструктура изношена на 60-70%. Например, в сибирском Алтайском крае по состоянию на 29 сентября (!), энергетики за долги отказывались включать многие муниципальные котельные, оставив без тепла десятки общественных зданий, в том числе школ и детских садов. А губернатор края Александр Карлин предложил в выходные дни и в праздники снижать в детских учреждениях температуру воздуха – в целях экономии.

По данным РАНХиГС, в первом полугодии 2015 года 25 регионов сократили расходы на образование, и 11 регионов – на здравоохранение. По всей стране идет «оптимизация» — т.е. сокращение школ и больниц, учителей и врачей. Например, в одной только Карелии под «оптимизацию» попала 91 школа, из них 65 – в сельской местности. На фоне высокой инфляции правительство готовит отказ от соответствующей индексации пенсий (решили индексировать на 4% при инфляции 13-14%), и собирается третий год подряд объявить мораторий на накопительную часть пенсий, то есть изъять деньги у будущих пенсионеров — в пользу текущих расходов бюджета, доходы которого тоже падают.

По данным всех социологических служб, тревожность в обществе постоянно растет. Социологи РАНХиГС выяснили, что 70% жителей крупных городов уже затронуты кризисом.

Война в Сирии не может быть популярной, как не была популярной война в Афганистане. Имперское перенапряжение растет — вместе с закономерным упадком экономики. Внешняя повестка дня все сильнее конфликтует с внутренней. Если через год оппозиция громко повторит старый вопрос Черчилля: «у нас что – не осталось бедных?» — она преуспеет.
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 26.11.2015, 18:01
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию Об аморальности государства

http://echo.msk.ru/blog/rizhkov/1665816-echo/
11:42 , 26 ноября 2015

автор
политик


Главподлец России — само государство!

На днях патриарх Кирилл призвал положить в основу государства и общества нравственность. Неплохо бы, конечно. Но вот только есть одна загвоздка. Для победы нравственности государство должно начать с себя, и показать пример нравственности первым! Сегодня же именно государство, сама власть являет собой тысячи примеров ужасающей безнравственности, воруя, расхищая, распространяя беззастенчивую ложь.

Вот я привел в программе «Право голоса» на ТВЦ от 19 ноября лишь три примера. Фактическое убийство пятимесячного младенца в Питере из-за просроченной справки у 21-летней матери. Три года колонии строгого режима бурятскому мужику за попытку взятки полицекйскому в 100 (!) рублей — на фоне амнистии Евгении Васильевой с ее полуторой тысяч колец. И повышение зарплат и премий руководству Роснефти и Газпрома — на фоне падения экономики, и обнищания миллионов людей. Примеры подлости и безнравственности государства может привести каждый из нас, их бесконечное множество, буквально каждый день!

Государство!

Прежде чем учить народ нравственности, посмотри в зеркало, и начни с самого себя!
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 25.12.2015, 07:14
Аватар для Владимир Рыжков
Владимир Рыжков Владимир Рыжков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.09.2011
Сообщений: 30
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Рыжков на пути к лучшему
По умолчанию Останется ли народ без последних трусов?

http://echo.msk.ru/blog/rizhkov/1682694-echo/
11:42 , 24 декабря 2015

автор
политик


В этом вопросе – главная развилка сегодня для России. Экономика падает, бюджет сокращается. Надо выбирать, куда направлять сокращающиеся ресурсы – на пушки или на масло. Как раньше – когда хватало жирных нефтедолларов и на пушки, и на масло – уже не получится! Главная причина популярности Путина – что властям 15 лет хватало денег и на «величие», и на «ИКЕЮ». Теперь придется выбирать – кого резать.

Пока что решили резать простой народ.

Зарплаты бюджетникам, пособия, пенсии работающим пенсионерам в 2016 году индексированы не будут. На фоне двузначной инфляции. Расходы на образование и здравоохранение сократятся на 10%. Бедных и нищих станет еще больше (сейчас это уже 23 млн человек). Зато опять выростет доля расходов на чиновников (7.1% расходов федерального бюджета 2016 года). А образование и здравоохранение в сумме – только 6%!
Вырастут также расходы на поддержку коррумпированных и убыточных госкорпораций. (Которые бахвалятся – «У нас очень много денег!»).
[Кадыров и голый король]
Кадыров и голый король
Сегодня стало известно, что президент Путин согласился передать под контроль Рамзана Кадырова нефтедобычу в…
Блоги

И конечно – неприкосновенны расходы на силовиков! На оружие, на войну и на карательные структуры.
Такая политика – политика гонки вооружений, дикой коррупции, субсидирования убыточного и коррумпированного госсектора экономики, внешнеполитических авантюр, содержания растущего числа зарубежных сателлитов за счет своего населения, растущих налогов и сборов с населения и бизнеса – ведет Россию в еще более глубокий кризис, а народ – к быстрому обнищанию. Только кардинальная смена политического и экономического курса поможет вернуться к росту экономики и доходов граждан России.

Посмотрите – какой страх и ненависть вызывает правда обо всем этом, высказанная мною в эфире центрального телевидения! Глазки оппонентов бегают, руки трясутся, слюна брызжет! Правда о политике разорения собственной страны и собственного народа для многих нестерпима!
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 06:00. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS