Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Публикации о политике в средствах массовой информации

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 06.03.2014, 16:03
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию *1406. Похвальное слово маргиналам

http://www.grani.ru/blogs/free/entries/189892.html

July 11, 2011 17:35

На леволиберальную оппозицию («Партия народной свободы»*) начата загонная охота. В первых рядах охотников, как всегда, идеологические «двоюродные братья». В нашем случае это праволиберальные прогрессисты: прохоровы-латынины-радзиховские и иже с ними. В чем же они упрекают леволиберальных демократов?

Первое. Они, дескать, маргиналы. Возможно, по сравнению с долларовыми мультимиллионерами и руководством президентской администрации так оно и есть. Но поскольку одновременно большинство прогрессистов вынуждено констатировать, что наша страна стремительно идет к новой революции, то это ведь скорее достоинство, чем недостаток. Каждая революция – это маленький апокалипсис. А закон эсхатологии суров: «последние станут первыми». В мае 1985 года держащий голодовку протеста ссыльный Андрей Сахаров - маргинал. Через четыре года он вождь всесоюзной парламентской(!) антикоммунистической оппозиции. России ли, менее чем за 90 лет видевшей три революции, не знать, что при настоящей исторической динамике только маргиналы имею шанс вырваться при новом режиме.

Второе. Они требуют демократии, а она никому не нужна и очень вредна: «нищим» и «безответственным» нельзя доверять судьбу страны. Даже учитывая, что конституционная демократия как лозунг сейчас малопривлекательна: левые националисты бредят Лукашенко, а правые прогрессисты мечтают о Саакашвили, идея демократии как источника власти все равно рассматривается как идеал. Поэтому любая политическая сила, публично выступившая за ограничение демократических свобод широких масс, немедленно станет мусором истории. Защищая демократические и правовые принципы, можно, разумеется, заслужить репутацию блаженненьких. Но такая репутация во время революции все ж лучше, чем репутация продажных шкур.

Третье. Они расшатывают систему, но сами обречены пасть под ее обломками. Возможно, это так. Но поскольку «наш паровоз» на всех парах летит к «арабскому сценарию (всеобщая коррупция, паралич власти, рост социальной и этнической вражды...), то потребует ли Касьянов в регистрации своей партии, выпустят ли Немцов с Миловым новую брошюру о путинской коррупции, напишут ли Каспаров или Пионтковский еще одну статью о предательстве статусных прогрессистов, это так же повлияет на приближение и отдаление краха режима, как влиял на продление агонии СССР выход лишних трех-четырех номеров «Хроники текущих событий». Просто если леволибералы откажутся от критики системы, то они лишатся права на «удел в жизни новой». В том случае, если левые либералы начнут поддерживать путинско-сурковский режим, то потеряют репутацию, но, естественно, не спасут режим. Участвуя же в оппозиционной деятельности, они получают статус «воюющей стороны».

При варианте хоть немного контролируемого краха «путинизма» решившийся сдаться Кремль скорее всего постарается «отдать шпагу» именно леволиберальной оппозиции. Так было в марте 1917-го и в августе 1991-го в России. Так было в ноябре 1918-го в Австрии, Венгрии и Германии, в апреле 1974-го года в Португалии. Скорее всего эта закономерность сохранится. Вряд ли в последние дни «старого режима» правители надумают отдать власть Лимонову, Навальному или Делягину.

Поэтому леволиберальная оппозиция, исходя только из рациональных соображений, должна наращивать свой напор на режим, выступая при этом со строго демократических позиций.

* Значения слова ПАРНАС и по-гречески, и по-еврейски настолько не соединяются с этой партией, что старайтесь эту аббревиатуру не употреблять. Термин же неокадеты в данном случае также неуместен, поскольку историческим двойником Конституционно-демократической партии была скорее Большая «Демроссия» и ее политические наследники – партии Явлинского, Гайдара и Пономарева-Старовойтовой.

Содержание темы:

01 страница
#01.
Евгений Ихлов. Похвальное слово маргиналам. 06.03.2014, 15:03
#02. Евгений Ихлов. В защиту оппортунистов
#03. Евгений Ихлов. Репетиция Страшного суда
#04. Евгений Ихлов. Редуты и прорывы
#05. Евгений Ихлов. Не получилось по-хорошему
#06. Евгений Ихлов. Обращение к радикальным демократам
#07. Евгений Ихлов. Кремль взял курс на русский этнонационализм
#08. Евгений Ихлов. Как русские демократы не захотели быть россиянами
#09. Евгений Ихлов. И это тоже фашизм
#10. Евгений Ихлов. Революция Навального
02 страница
#11.
Евгений Ихлов. Уберите спички. 06.03.2014, 15:15
#12. Евгений Ихлов. Кровавое воскресенье XXI века
#13. Евгений Ихлов. О политике, партиях и лозунгах
#14. Евгений Ихлов. Полукрит, или предупреждение интеллектуалам
#15. Евгений Ихлов. Революционная диалектика
#16. Евгений Ихлов. Поющие автозаки
#17. Vagant
#18. Евгений Ихлов. Закон о запрете играть в бирюльки
#19. Евгений Ихлов. Тикайте от "ПЖиВ"
#20. Евгений Ихлов. О мечтах "планировать" протест
03 страница
#21.
Евгений Ихлов. Асимметричный привет
#22. Евгений Ихлов. Равновесие страха
#23. Евгений Ихлов. Революционное правосознание
#24. Евгений Ихлов. Битва цивилизаций
#25. Евгений Ихлов. Культура поражения
#26. Евгений Ихлов. Что вам милей – Покой или Воля?
#27. Евгений Ихлов. Буза: столичная революция
#28. Анатолий Баранов. От редакции
#29. Евгений Ихлов. Не мешать политическим самоубийцам?
#30. Евгений Ихлов. Хаос в обнимку с беззаконием
04 страница
#31. Евгений Ихлов. Нет, это явная воля Кремля.06.03.2014, 16:52
#32. Евгений Ихлов. Два моих поражения
#33. Евгений Ихлов. О событиях двадцатилетней давности
#34. Евгений Ихлов. Гнусности нашего времени
#35. Евгений Ихлов. Развилки нашей истории
#36. Евгений Ихлов. Ещё раз о либерал-фашизме
#37. Евгений Ихлов. Симптом летального исхода
#38. Евгений Ихлов. Интеллигенция и погром
#39. Евгений Ихлов. Железный Фелюшка
#40. Евгений Ихлов. Презрение объединяет
05 страница
#41. Евгений Ихлов. Полные штаны… 06.03.2014, 17:00
#42. Евгений Ихлов. Крах универсализма
#43. Евгений Ихлов. Легитимные таргеты
#44. Евгений Ихлов. О пользе конкуренции
#45. Евгений Ихлов. Ходорковский, Каспаров и компромисс
#46. Евгений Ихлов. Национально-политический coming out
#47. Евгений Ихлов. Хрустальные сумерки
#48. Евгений Ихлов. 282+
#49. Евгений Ихлов. Тезисы по нацвопросу
#50. Евгений Ихлов. Акунинский тупик
06 страница
#51. Евгений Ихлов. Артель «Напрасный труд» имени Государственной думы РФ 06.03.2014, 17:09
#52. Евгений Ихлов. Растлители
#53. Евгений Ихлов. Кто боится Петра Павленского
#54. Евгений Ихлов. Скверный судебный анекдот
#55. Евгений Ихлов. Оба правы
#56. Евгений Ихлов. И ты прав…
#57. Евгений Ихлов. Последняя осень империи
#58. Евгений Ихлов. Обращение к борющейся Украине
#59. Евгений Ихлов. Фашизма мы еще не заслужили
#60. Евгений Ихлов. Вторые роли
07 страница
#61. Евгений Ихлов. Интимная близость революции . 06.03.2014, 17:18
#62. Евгений Ихлов. Невежество или подлость?
#63. Евгений Ихлов. Абстрактный путлеризм
#64. Евгений Ихлов. Ракетные игры
#65. Евгений Ихлов. Победитель и побежденные
#66. Евгений Ихлов. Доказательство от противного
#67. Евгений Ихлов. Слово в защиту российских либералов
#68. Евгений Ихлов. Россия будет первой
#69. Евгений Ихлов. И свобода, и справедливость… и равенство, и братство
#70. Евгений Ихлов. Открытое обращение к Никите Джигурде
10 страница
#91. Евгений Ихлов. Курсы революции для отстающих.13.04.2014, 19:24
#92. Евгений Ихлов. Залив Свиней Владимира Путина
#93. Евгений Ихлов. О наивности отечественных левых и великом разочаровании правых
#94. Евгений Ихлов. Патологоанатомия протеста
#95. Евгений Ихлов. Кровь versus любовь
#96. Евгений Ихлов. Холокаустос за Русский мир
#97. Евгений Ихлов. Краткий курс краха путинизма
#98. Евгений Ихлов. Парад победы 9 мая 1915 года
#99. Евгений Ихлов. Забавно. Пара-доксы-2
#100. Евгений Ихлов. Ружье выстрелило в третье акте
11 страница
#101. Евгений Ихлов. Путинизм и маятник истории 15.05.2014, 19:39
#102. Евгений Ихлов. Исправление имен
#103. Евгений Ихлов. Притчи о преданной донбасской революции
#104. Евгений Ихлов. Экспортeр революции
#105. Евгений Ихлов. Последние паладины русской империи
#106. Евгений Ихлов. "Вытягивающий пластырь"
#107. Евгений Ихлов. Ловушка для ловцов. Юбилейное
#108. Евгений Ихлов. Последний насос путинизма
#109. Евгений Ихлов. Первые итоги 120 дней ура-патриотического Содома и Гоморры
#110. Евгений Ихлов. Мордорский режим
12 страница
#111. Евгений Ихлов. Перочинный ножик в спину "Русской весне" 27.07.2014, 18:15
#112. Евгений Ихлов. Унылая "веймарская" брехня
#113. Евгений Ихлов. Глобализм, антиамериканизм и "особый путь"
#114. Евгений Ихлов. С горочки...
#115. Евгений Ихлов. Навальный должен извиниться!
#116. Евгений Ихлов. "Особый путь" ведет Россию к краху
#117. Евгений Ихлов. Крах двух интеллигенций
#118. Евгений Ихлов. Немного о Муссолини
#119. Евгений Ихлов. Банальность поражения
#120. Евгений Ихлов. Осторожно, крышка гроба закрывается...
13 страница
#121. Евгений Ихлов. Простота, которая хуже... 13.10.2015, 19:12
#122. Евгений Ихлов. Исправление имен, или главные споры о старом
#123. Евгений Ихлов. "Открывашки"
#124. Евгений Ихлов. Дьявол, он - в подробностях...
#125. Евгений Ихлов. О юридической машине, Коране и Рамзане-хаджи
#126. Евгений Ихлов. Право революции на имморализм
#127. Евгений Ихлов. Стратегический коммунизм
#128. Евгений Ихлов. Сократить для ясности
#129. Евгений Ихлов. Так "бей первым" или "божественное начало"?
#130. Евгений Ихлов. Об исламизме, большевизме и сломе устоев
14 страница
#131. Евгений Ихлов. Ошибка Тони Блэра . 26.10.2015, 18:30
#132. Евгений Ихлов. Глупый вопрос
#133. Евгений Ихлов. Хотелось бы быть категорически несогласным
#134. Евгений Ихлов. Роковые события конца октября
#135. Евгений Ихлов. Четыре "зачем?"
#136. Евгений Ихлов. Разрушители традиционализма
#137. Евгений Ихлов. "Библиотечное дело": ритуальная жертва
#138. Евгений Ихлов. Позорная Мюнхенская война
#139. Евгений Ихлов. О росценностях
#140. Евгений Ихлов. Авангард светлого прошлого
15 страница
#141. Евгений Ихлов. Сирийско-синайский капкан 07.11.2015, 20:03
#142. Евгений Ихлов. "7-я колонна"
#143. Евгений Ихлов. О путях России с воплем
#144. Евгений Ихлов. Почему минюст выбрал именно "Мемориал" для объявления подрывной организацией?
#145. Евгений Ихлов. Как умирает тотальность
#146. Евгений Ихлов. Кощеева игла
#147. Евгений Ихлов. Кровь Парижа
#148. Евгений Ихлов. Грустно
#149. Евгений Ихлов. Кровь Парижа. Вторая реакция
#150. Евгений Ихлов. Что такое цивилизационный конфликт?
19 страница
#181. Случится ли "брусиловский прорыв"? . 05.01.2016, 20:17
#182. Новая формула сталинизма
#183. Анатолий Баранов. От редакции
#184. Микродоклад, приуроченный к "Гайдаровским чтениям"
#185. Чего не ждать от краха путинизма
#186. Революция как кинематика
#187. Послесловие к "Революции как кинематике"
#188. Все значительно проще, чем на самом деле
#189. Когда конспирологическая логика ловит себя за хвост
#190. О политическом утопизме
20 страница
#191. Антиправовая инициатива Минюста . 26.01.2016, 19:10
#192. Заметки о происходящем
#193. Обесполюсили
#194. Чисто гипотетически
#195. Травмы обиженного подсознания
#196. Вот сказал, так сказал!
#197. Что это было?
#198. Роль придворных
#199. О демократии, правах человека и либерализме
#200. Ночная зачистка
21 страница
#201. Евгений Ихлов. Собянинский погром как ключ к социальной природе путинизма.10.02.2016, 20:03
#202. Евгений Ихлов. К злорадствующим
#203. Евгений Ихлов. Четвертый фронт Владимира Путина
#204. Евгений Ихлов. Хотелось бы объяснить свою позицию
#205. Евгений Ихлов. И зачем отказали в шествии по мосту?
#206. Евгений Ихлов. Мысли о текущих событиях
#207. Евгений Ихлов. О преодолении недопонимания, или будущее в прошлом
#208. Евгений Ихлов. Царственный болтун
#209. Евгений Ихлов. Во имя чего им зарезаться резолюцией?
#210. Евгений Ихлов. Февральские дни бифуркаций
22 страница
#211. Евгений Ихлов. Не бери чужого! 24.02.2016, 04:56
#212. Евгений Ихлов. Битва за единение
#213. Евгений Ихлов. Покачиваясь на котурнах
#214. Евгений Ихлов. О люстрации
#215. Евгений Ихлов. Дьявол в деталях
#216. Евгений Ихлов. Дракосвинство
#217. Евгений Ихлов. Как избавиться от злоупотреблений?
#218. Евгений Ихлов. Путинский тоталитаризм: юридическое доказательство
#219. Евгений Ихлов.Ах, как кружится голова!..
#220. Лучше быть stupid, чем monster
23 страница
#221. Евгений Ихлов. Не надо головокружения от успехов.16.03.2016, 04:49
#222. Евгений Ихлов. Уловка 2"К" и симулякр нацидеи
#223. Евгений Ихлов. Революционная годовщина
#224. Евгений Ихлов. Телевизионные войны окончены?
#225. Евгений Ихлов. Триптих о крахе светскости
#226. Евгений Ихлов. Кривые окольные тpопы
#227. Мощнейшая залипуха! Евгений Ихлов.
#228. Евгений Ихлов. Размышления об актуальном
#229. Евгений Ихлов. А ларчик просто накрывался…
#230. Евгений Ихлов. Важный спор: Жириновский, Вишневский и Бастрыкин
24 страница
#231. Евгений Ихлов. О расколе демократов.28.03.2016, 19:46
#232. Евгений Ихлов. МММ (мужественная мудрость миллиардеров)
#233. Евгений Ихлов. Ложные сенсации
#234. Евгений Ихлов. Путинизм 4.0
#235. Евгений Ихлов. "Дорогой товарищ Яшин, ты нам снова друг и брат..."
#236. Евгений Ихлов. О вбросе НТВ
#237. Евгений Ихлов. Не просто низко, но и глупо
#238. Евгений Ихлов. Посмотрим, кто будет забалтывать...
#239. Евгений Ихлов. "Тонкая красная линия": социализм, цивилизация, сопротивление
#240. Евгений Ихлов. Кремль готовится к гражданской войне?!
25 страница
#241. Евгений Ихлов. Новый консенсус. 07.04.2016, 19:20
#242. Евгений Ихлов. Суперподлость
#243. Евгений Ихлов. Тяжелые шаги по особому пути
#244. Евгений Ихлов. Характерный пример альтернативной гениальности
#245. Евгений Ихлов. Невероятная версия Ролдугина
#246. Евгений Ихлов. Сортирная империя наносит ответный удар
#247. Евгений Ихлов. К разгадке сталинских и путинских репрессий
#248. Евгений Ихлов. Слушайте! Слушайте!
#249. Евгений Ихлов. Силовиков путчит?
#250. Евгений Ихлов. Проповедь Валаамовой ослицы
26 страница
#251. Евгений Ихлов. Кручу-верчу, запутать хочу... 17.04.2016, 19:00
#252. Евгений Ихлов. Битва диадохов, или Манифест фашизации
#253. Евгений Ихлов. Об истерике, принципах, развращении и профилактик
#254. Евгений Ихлов. Оказались на посмешище
#255. Евгений Ихлов. Главная функция нацгвардии
#256. Евгений Ихлов. Омбудсмен "русского мира"
#257. Евгений Ихлов. Большая ложь о триедином народе
#258. Евгений Ихлов. Гумус для оптимизма
#259. Евгений Ихлов. Защита гнезда химер
#260. Евгений Ихлов. Мысленный социологический эксперимент
27 страница
#261. Евгений Ихлов. Защита гнезда химер.27.04.2016, 19:02
#262. Евгений Ихлов. Мысленный социологический эксперимент
#263. Евгений Ихлов. Прыг да скок...
#264. Евгений Ихлов. А логика где?
#265. Евгений Ихлов. Доколе и почему
#266. Евгений Ихлов. Какой хороший риторический прием!
#267. Евгений Ихлов. Вещи, которые надо сделать
#268. Евгений Ихлов. Диалектика буден
#269. Евгений Ихлов. Актуальные заметки
#270. Евгений Ихлов. Провалившиеся показательные процессы
28 страница
#271. Евгений Ихлов. Синдром Жемчужной бухты.04.05.2016, 20:32
#272. Евгений Ихлов. Что эффективнее?
#273. Евгений Ихлов. Туманные сомнения, или "Миры Андрея Пионтковского"
#274. Евгений Ихлов. "Дело дворников"
#275. Евгений Ихлов. Межконцертный период
#276. Евгений Ихлов. Межконцертный период (часть 2)
#277. Евгений Ихлов. Загадка для любителей конспирологии
#278. Евгений Ихлов. Пытаясь закрыть майскую тему
#279. Евгений Ихлов. Майская тема не отпускает…
#280. Евгений Ихлов. О трагическом и не очень
29 страница
#281. Евгений Ихлов. Как-то довольно убого.20.05.2016, 03:23
#282.Евгений Ихлов. Обратная "холодная война"
#283.Евгений Ихлов. Анапа – значит "фашизм"?
#284.Евгений Ихлов. "Развязались"
#285.Евгений Ихлов. Иначе про них и не скажешь!
#286.Евгений Ихлов. Диалог с Юрием Самодуровым
#287.Евгений Ихлов. Как путинизм погубил Россию
#288.Евгений Ихлов. Две великие отсроченные победы Америки
#289.Евгений Ихлов. Революция по имени Надежда
#290.Евгений Ихлов. "Полицейская Цусима" 2.0
30 страница
#291.Евгений Ихлов. Премьер-померашка и стойкий оловянный советник.07.06.2016, 04:18
#292.Евгений Ихлов. Лжевасилевс, или Большое русское уравнение
#293.Евгений Ихлов. А было ли гнусное преступление?
#294.Евгений Ихлов. Путинский прорыв
#295.Евгений Ихлов. Камерная революция гвоздик (к маршу 13 июня)
#296.Евгений Ихлов. О лишении эрэфии "Дня суверенитета"
#297.Евгений Ихлов. Сектантство, стратегия и реформация
#298.Евгений Ихлов. Njet, Lavroff!
#299.Евгений Ихлов. Главная задача для либеральной оппозиции
#300.Евгений Ихлов. Что значит благороднейший жест Саркози?
31 страница
#301. О крахе "Русского мира" (18+).20.06.2016, 04:36
#302.
#303.
#304.
#305.
#306.
#307.
#308.
#309.
#310.



32 страница
#311.
#312.
#313.
#314.
#315.
#316.
#317.
#318.
#319.
#320.
33 страница
#321.
#322.
#323.
#324.
#325.
#326.
#327.
#328.
#329.
#330.
34 страница
#331.
#332.
#333.
#334.
#335.
#336.
#337.
#338.
#339.
#340.
35 страница
#341.
#342.
#343.
#344.
#345.
#346.
#347.
#348.
#349.
#350.

36 страница
#351.
#352.
#353.
#354.
#355.
#356.
#357.
#358.
#359.
#360.
37 страница
#361.
#362.
#363.
#364.
#365.
#366.
#367.
#368.
#369.
#370.
38 страница
#371.
#372.
#373.
#374.
#375.
#376.
#377.
#378.
#379.
#380.
39 страница
#381.

#382.
#383.
#384.
#385.
#386.
#387.
#388.
#389.
#390.

40 страница
#391.
#392. #391.
#393. #391.
#394. #391.
#395. #391.
#396. #391.
#397. #391.
#398. #391.
#399. #391.
#400. #391.

Последний раз редактировалось Chugunka; 24.09.2017 в 21:27.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 06.03.2014, 16:04
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию В защиту оппортунистов

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E36D2D03ABF9
02.08.2011

Демократическая оппозиция убережет Россию от кровавой революции

02.08.11 (10:53)

Судьбу России после неизбежной революции определит оппозиция Платон Леонидович Лебедев оставлен в колонии. Это знак и того, что наш Дрейфус — Михаил Борисович Ходорковский не должен ждать ничего хорошего. Подлая и трусливая власть старательно попыталась сымитировать грозную неприступность. "Пятоимперец" Проханов, пытаясь удержать Кремль от уступок Западу, либералам и здравому смыслу, предрекал: выпустите Лебедева — отдадите Сибирь Америке…

Проявив непреклонность, гордым представителям нашего возлюбленного отечества теперь предстоит объяснять городу и миру, что Лебедева не отпустили, потому что то ли он взял не те штаны, то ли у него взяли штаны и что он потерял казенные тапочки… Особенно на сохранность лагерного х/б будут напирать в ответ на упреки в организации взрыва у американского посольства в Тбилиси.

Платон Леонидович Лебедев оставлен в колонии. Врата Пятой русской революции широко распахнуты. Трогательные надежды прогрессистов, что Путин будет убран в ходе дворцового переворота и Медведев, перехвативший власть с помощью нелегитимных механизмов административного ресурса, начнет эпоху либеральных реформ, очередную российскую оттепель, развеяны и посему подвергаются жестоким насмешкам.

Демонстративная тупая упертость властей указывает на то, что, скорее всего, в ней будет неизбежный элемент насилия. Если случится чудо, число жертв ограничится десятками, а разрастание революции не выльется в массовый террор. Если не случится чуда, произойдет "социальная "Фукусима".

Есть события, включающие неразрывную причинно-следственную цепочку: штурм Бастилии, расстрел демонстрантов в январе 1905 года в Петербурге и в январе 1991 года в Вильнюсе. После Агадирского кризиса в июне 1911 года начала общеевропейской войны с трудом, но избежали. Однако после обстрела императорско-королевской артиллерией Белграда 28 июля 1914 года сдержать ее было уже невозможно…

Революцию почти никто не хочет, особенно интеллигенция — "производители смыслов". Но у нее больше нет доводов против революции, кроме лозунга тайного советника и имперского кавалера фон Гете: "Несправедливость лучше, чем беспорядок". Как показывает практика, никакой сдерживающей силой такой лозунг не обладает. Сдерживает революцию убежденность интеллигенции в возможности проведения "давно назревших необходимых реформ".

Когда нет ни реформ, ни убежденности, остаются только "обывательские" доводы в духе аверченского "Кому это мешало"

(созерцая на банке шестинулевый курс и тоскливо вспоминая 40 рупчиков за евро).

После выхода нашумевшего призыва либеральной интеллигенции к Медведеву объявить себя кандидатом на второй срок подписанты подверглись уничижающей критике, в том числе со стороны таких уважаемых деятелей интеллектуальной оппозиции, как Сергей Ковалев и Андрей Пионтковский, тонко издевающийся над "валькириями".

Но ведь очевидно, что существует жанр обращения к власть имущим. В сентябре 1973 года на фоне всемирной истерии по поводу чилийского переворота Галич, Максимов и Сахаров, отчаянно пытаясь спасти поэта Пабло Неруду, дали телеграмму Пиночету, в которой не только не заклеймили хунту, но процитировали лозунг путчистов про "эпоху возрождения и консолидации Чили". Раскритикованное обращение содержало уже почти мольбу освободить Ходорковского и Лебедева через удобный механизм УДО. Как и положено жанру верноподданических обращений, оно содержало умышленные недомолвки, туманности и ритуальный выпад в адрес слишком радикальных оппозиционеров. Так, в ноябре 1987 года в "Московских новостях" будущий кумир либералов Гавриил Попов, призывая Горбачева к реформам, наравне с апологетами застоя причислял к врагам перестройки и "левого радикала" Ельцина. Когда в декабре 1916-го почти все великие князья писали письмо своему племяннику Николаю, требуя удалить Распутина, они были очень вежливы и только через три месяца, после безумного императорского указа о роспуске Думы, вышли к Таврическому дворцу с красными бантами. Причина зимнего кризиса 1916–1917 годов была в том, что канонизированная ныне супруга будущего страстотерпца требовала от него: "Возьми кнут, будь, как Иоанн Грозный". Завершилось это тем, что в июле 1918-го от рук большевиков погибли почти все: и те, кто толкал царя на авантюры, и те, кто его сдерживал, и их семьи, и их окружение… Утешит ли нас то, что еще через девяносто лет расстрелянных реабилитировали?

Я призываю радикальных оппозиционеров из либерального стана не судить так строго своих более умеренных коллег.

На память мне приходит шолом-алейхемовская притча, как престарелый раввин все надоедал богачу просьбами пожертвовать на бедняков. Обозленный нувориш дал раввину пощечину и услышал в ответ: "Это вы мне, а что моим беднякам?"

Политзаключенные — заложники власти. Власть всегда имеет возможность шантажировать оппозицию (или/и Запад) тем, что может отпустить или еще добавить…

Но через какое-то время у гражданского общества появляется еврейское отношение к террористам — переговоров с ними не ведут, а по заложникам кадиш читают заранее…

Наступила эпоха ясности. Нет смысла полемизировать с властью или писать ей челобитные. Отныне в ее адрес будут идти только инвективы — напыщенные, сдержанно-ироничные или гневно-истеричные. В тот момент, когда автор путинизма Павловский стал обличать режим с горьким сарказмом Каспарова, стало понятно, что обратный отсчет режиму идет полным ходом и никакое создание федеральных антиэкстремистских комиссий с Нургалиевым во главе и с участием министров спорта и культуры положение не изменит.

Содержательную полемику имеет смысл вести только с другими оппозиционерами.

Сейчас главное — перетянуть на сторону тех, кто готов выступить с позиции европейских ценностей: либералов, социал-демократов, анархистов… Нет смысла спорить с защитниками путинизма — они обречены в исторической перспективе.

Оппонентами являются необольшевики, отрицающие западные гуманистические персоналистские ценности, и чем больше людей к началу общего кризиса системы будут сторонниками "европейского вектора" развития страны, тем больше шансов на относительно умеренный сценарий революционных событий. Поэтому сейчас самое важное — это аргументированный спор с националистами, с необольшевиками и неопостсталинистами и т. п., консолидация мощной общественной коалиции за демократические преобразования.

Чем больше демократы завоюют поддержки сейчас, тем меньше риска, что будущая революция соскользнет на якобинские рельсы.

Поэтому острие полемики сейчас должно быть направлено на разоблачение тоталитарного крыла оппозиции, несмотря на весь его романтический героизм, а не на умеренных оппозиционеров, использующих все шансы, чтобы спасти людей от людоедов. Потому что эти умеренные — будущие союзники по антибольшевистскому (антиякобинскому) фронту.

У вождей революции должна быть и педаль газа (воля достичь нужных рубежей преобразований и мобилизовать для этого социальную коалицию), и педаль тормоза (понять, где эскалация перемен должна быть остановлена перед срывом в утопию, и постараться лишь создать условия, чтобы остальные демократические преобразования смогли органично вырасти сами, опираясь на созданные революцией институциональные гарантии).
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 06.03.2014, 16:06
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Репетиция Страшного суда

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E577F7425446
26.08.2011
Грядущая революция должна избавить Россию от путинской опричнины

26.08.11 (15:56)

Благодаря юбилею, августовские события 1991 года оказались в центре жарких дискуссий. Споры с духовными "гэкачепистами" не так интересны: полемика со сторонниками сохранения империи, со сторонниками государства-педагога (т.е. идеократического "воспитывающего" государства) и со сторонниками авторитарного патернализма идет в Европе (а потом и в мире) с 20-х годов XIX века. Сейчас эта полемика оттеснена на историческую периферию — в Российскую Федерацию, Исламскую Республику Иран и Китайскую Народную Республику…

Даже честный левый (т.е. последовательный марксист) в России должен признать, что только Август-91 обеспечил возможность народам в будущем свободно избрать форму союза (в свое время, откликаясь на "президентскую программу" Эдуарда Лимонова, я отметил, что равноправные "горизонтальные" объединительные инициативы в Западной Европе — Священная Римская империя, Венский конгресс, Лига Наций, "Общий рынок" — стали возможны только после очередного краха попытки выстроить "вертикальную" империю вокруг страны-гегемона). А также дал коммунистам и другим радикально левым движениям свободу политической и идеологической дискуссии, отделил коммунистическое движение от собственности и от госаппарата, вернув ему первозданную общественно-политическую роль (так Реформация отделила церковь от феодализма). А дальше — все зависит от способности убеждать и организовывать массы.

Значительно интересней дискуссии в демократическом и либеральном стане. Понятно, что скрытый смысл разногласий — не прошлое, а будущее — спор о путях будущей — Пятой — русской революции.

Проблемы (удача и несчастье) Четвертой русской революции были такими же, как проблемы первых двух — 1905–1907 годов (современники называли ее Освободительным движением пятого – седьмого годов) и Февральской 1917-го — очень широкая коалиция революционеров.

С осени 1904 года к конституционализму и обширным буржуазным реформам стремились почти все общественные силы. Поэтому за год они добились фактической ликвидации четырехвекового русского деспотического абсолютизма. Но после легализации Октябрьским манифестом 1905-го публичной политики от революционеров откололось все умеренное крыло. Дальше радикалы разных мастей призывали к новой всероссийской политической стачке, штурмовали Пресню, взрывали губернаторов, подписывали Выборгское воззвание и с треском побеждали на выборах в Государственную думу, но это уже была растянутая на полтора года агония. Единый антисамодержавный фронт развалился окончательно, и большая часть конституционалистов поддержала Столыпина.

Еще шире и разношерстней была коалиция против Николая II и "темных сил", сложившаяся в ноябре 1916-го и добившаяся уже в марте следующего года феерического триумфа над монархией. Но эта широта ее погубила — распад революционного лагеря начался уже через месяц. В наступившем хаосе Третью революцию — Великую Октябрьскую — смогла стремительно совершить уже сравнительно узкая по идеологическому спектру коалиция. Но удержать и расширить свою власть большевики в результате смогли только в результате жесточайшей гражданской войны. Да и то им пришлось временно пойти на два очень сомнительных с точки зрения тогдашних марксистских представлений исторических компромисса — с "мелкобуржуазной стихией города и деревни" (НЭП) и с национальным сепаратизмом имперских окраин.

Во время перестройки и особенно подъема Четвертой русской революции (период с марта 1989-го по сентябрь 1991-го) сложилась максимально широкая социальная коалиция против КПСС и союзного централизма. Поэтому так быстро и легко, подобно Февральским дням, удалось победить старый режим. Но затем начался быстрый распад августовской коалиции, который в 2003 году полностью завершился — предавшие КПСС и СССР чекисты "добили" своих праволиберальных попутчиков.

Устранения ГКЧП и ЦК КПСС хотели почти все реальные акторы политической жизни. Почти не было защитников и у Горбачева и его сторонников — кучки умеренных реформаторов в центральном аппарате. Но, с другой стороны, почти не было и организованных сторонников углубления революции до стадии построения "справедливого общества".

Вот тут-то и есть ключевой пункт сегодняшних разногласий — в чем и когда демократы совершили ошибки, приведшие к сегодняшнему торжеству реакции и к Застою-2.

Каждая революция — репетиция Страшного суда: привычный несправедливый мир разрушается и возникает иллюзия, что вот сейчас можно построить тысячелетнее царство праведников.

160 лет назад Герцен оплакивал великие идеалы Французской революции, завершившиеся царством своекорыстных крестьян и лавочников. Но в 1790–1794 годах крестьяне и лавочники поддерживали революцию только для того, чтобы Франция стала их царством.

Нынешние радикально-либеральные оппозиционеры буквально несут по кочкам демократов 90-х за их умеренность, за приход к власти олигархии, за залоговые аукционы и прочие грехи.

Но революция — та же военная кампания, в ней необходимо трезво рассчитать силы. Почти все понимают, что КПСС конца 80-х не могла стать интегратором идеи, вновь способной объединить многонациональную страну с энергией, превосходящей бушующий этнонационализм.

Горбачев не смог повторить Ленина. Поэтому крах КГБ и паралич армии автоматически вели к распаду СССР.

Однако в наши дни уже трудно объяснить, что осенью 1991 года массы отнюдь не рвались к обществу социальной справедливости. У всех активных людей на устах был один лозунг — "Свободу бизнесу!". Поэтому попытки радикального крыла движения "Демократическая Россия" сохранить оппозиционность и в новых условиях и перенести акцент с защиты политических прав на защиту социальных не нашли серьезной поддержки.

И левые силы не смогли использовать уникальный шанс краха партбюрократии и в условиях еще сохранивших (и формально весьма значительных) права трудовых коллективов воссоздать сильное рабочее движение, на базе которого только и возникают значимые левые партии. Но отечественные левые грезили (и продолжают грезить) лишь "восстановлением Советского Союза", понимая под этим сбор пасты обратно в тюбик.

Реальными акторами послеавгустовского развития были две силы: бывшая партхозноменклатура (в марксистских терминах — вросшие в рынок феодалы, например, Лужков) и "комсомольские" банкиры (в тех же терминах — грюндерская буржуазия, например, Ходорковский). Они и боролись за "общенародную собственность".

Россия была бедна, дать достойную цену за предприятия внутри страны никто не мог. Выхода было два: распродажа иностранным корпорациям (и существенное пополнение казны) или раздача своим за бесценок, но создание тем самым мощного национального капитала.

Весной 1993 года Ельцин однозначно определился в пользу экономического национализма. После этого его противники осенью 1993-го и летом 1996-го были обречены столкнуться со всей мощью отечественного капитализма.

Вынужденная умеренность Четвертой русской революции привела к сохранению и восстановлению номенклатуры — монопольно правящей властной корпорации, в которой разделение социальных функций подменено разделением социальных ролей.

Путин пошел по пути бонапартизма — с опорой на спецслужбы создал автономный от основных социальных акторов центр власти. "Переступая с левой ноги на правую и обратно", он не только парализовал возможное организованное противодействие, но успел сформировать средневековый по стилю "опричный" класс — корпус правоохранителей или выходцев из спецслужб, имеющий право перераспределять и присваивать собственность путем инициирования уголовных репрессий. Этот опричный класс буквально вырос на деле "ЮКОСа", и потрясшее цивилизованный мир "дело Магнитского" далеко не самый жуткий эпизод в его истории.

В этот момент стало ясно, что опричники превратились в прямую угрозу российской буржуазии — формального гегемона послеавгустовского строя, и на повестку дня закономерно вышел вопрос об их "снятии" (в гегелевском смысле).

Сейчас, когда неумолимое соскальзывание к новой — Пятой — русской революции обсуждается с назойливостью салонных прорицаний 1916 года, идет мучительный поиск идеологической и политической формулы освободительного движения.

Существующий (старый) режим предпринимает отчаянные усилия, чтобы не случился новый Август.

Генералы всегда готовятся к прошлой войне. Советские военачальники и советское (ветеранское в свой основе) руководство приложили множество усилий, чтобы сделать невозможным повторение 22 июня 1941 года. И фатально влезли в афганскую трясину. Советское руководство и госбезопасность 1973-го года делали все, чтобы избежать нового — антисоветского — Октября. И проморгали повторение событий 1905–1907 годов, только с иным, удачным для революционеров, финалом.

Но и оппозиционеры мечтают не повторить ошибок августовских революционеров.

Сейчас "августовцев" пинают за умеренность. Но эскадра не плывет быстрее самого тихоходного судна. Умеренность и оппортунизм — это всегда следствие широты революционной коалиции. Широкая коалиция дает возможность для быстрой и сравнительно бескровной победы. Попытки радикального крыла затем "кинуть" умеренных и развить революцию дальше чреваты кровавым кризисом. 1993 год стал прямым следствием того, что правые либералы безжалостно отбросили тех, кто воспринимал 1991 год как путь к истинно-демократическому социализму, к "правильной" советской власти.

Самым свежим примером развала широкой оппозиционной коалиции стал кризис "Стратегии-31" год назад: умеренные (условно "конституционалисты") вышли из игры, как только стало ясно, что для радикалов борьба за 31-ю статью — только повод для героического вызова режиму, для состязания с властями в упорстве.

Узкая революционная коалиция — это долгий и тяжелый путь борьбы без гарантии победы.

Те, кто сейчас нападают на олигархов, должны учесть, что единственной силой, способной уравновесить путинских опричников, являются владельцы крупного бизнеса. Ликвидация путинской опричнины дает им гарантии правовой защиты от повторения участи Ходорковского или Магнитского. Призывы к искоренению коррупции и "верховенству права" так же идеальны для создания максимально широкого объединения антипутинистов, как лозунг "За восстановление ленинских норм внутрипартийной демократии и социалистической законности" объединил антисталинистов полвека назад.

Мудрые лидеры будущей объединенной оппозиции должны выстроить такую программу, которая учла бы и стремление богатых к гарантиям безопасности, и стремление широких масс к социальной справедливости. Крупный капитал должен понять, что за народную поддержку "движения за правовой строй" придется хорошо заплатить. И не только налоговым бременем, но и существенным расширением социальных и трудовых прав, в первую очередь прав наемных работников, включая элементы контроля за производством. Но одновременно очень важной задачей становится обуздание популистов и демагогов, ибо стремление урвать политический капитал, спекулируя на этнонационализме, ксенофобии или "уравнительной справедливости", могут стать детонатором поистине грозных событий.

К этому примыкает вопрос о люстрации. Отказ от нее российских демократов 20 лет назад помог восстановить сначала номенклатурный, а затем и репрессивно-полицейский характер власти в стране. Но, с другой стороны, призывы к люстрации могут помешать привлечению "раскаявшихся" аппаратчиков и силовиков на сторону освободительного движения, в то время как их поддержка может сберечь множество человеческих жизней, как сберег их переход на сторону Ельцина целых отрядов номенклатуры и командного состава армии в Августе-91.

Историческим компромиссом здесь может стать четкое доведение до сведения власть имущих, что в случае пролития ими крови или "бескровных", но вызывающе грубых действий против гражданского общества их ждет самая безжалостная и последовательная люстрация. Но готовность к мирной капитуляции будет встречена милостиво.

Лидеры оппозиции должны будут решать безумно ответственную задачу — выбрать вариант революционной стратегии:

нанести однократный удар, парализующий репрессивную систему, после которого ограничиться лишь созданием институциональных гарантий демократии (в надежде на постепенное вызревание гражданского общества и многолетнюю эволюцию в сторону социально-политических идеалов);
или рискнуть принудительным выстраиванием нужной (правильной) общественной модели, идя к ней через каскад революционных кризисов, преодолевая нарастающее сопротивление всех недовольных и безжалостно отталкивая вчерашних союзников по освободительному движению.

Но в любом случае Пятая русская революция должна будет решить три основные задачи:

Подавление опричнины и создание такой системы общественного контроля над правоохранительной и судебной системами, которые сделали бы в дальнейшем мафиозно-бюрократический или политический террор невозможным.
Ликвидация номеклатурно-сословной структуры власти и создание условий для периодического демократического обновления госорганов.
Уход от имперского характера государства с отказом от унификации и финансового обескровливания различных частей страны.

Только выполнив их, Пятая революция получит право именоваться так, как не смогла заслужить Четвертая, — Великой, став революцией, полностью сменившей властную систему в стране.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 06.03.2014, 16:07
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Редуты и прорывы

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E68C1B896725
08.09.2011

Рушащийся режим предложит оппозиции компромисс

08.09.11 (17:43)

Четверть века тому назад, когда академик Сахаров еще был в ссылке в Горьком (Нижний Новгород), я написал самиздатовскую статью "Куда упадет дерево" о неизбежности антисоветской революции. Как выяснилось, очень многие из последующих через несколько лет событий я предугадал правильно. Что основа советского режима — КГБ и для свержения режима необходимо совратить генералов и офицеров госбезопасности рыночной перспективой. Получив возможность стать миллионерами и мистерами Миллиардами (по названию забытой книги знаменитого в свое время американиста Зорина), они вместе с директорским корпусом (термина "номенклатурная приватизация" еще не было) охотно сменят "развитой социализм" на полуавторитарный "государственно-монополистический капитализм" (тогда все общественные процессы осмыслялись в марксистско-ленинской терминологии) и вместо диссидентов-правозащитников начнут преследовать романистических "истинных коммунистов". Что республиканская номенклатура с удовольствием сменит "ветхие меха" коммунизма на "молодое вино" национализма и, отказавшись от идеи "мировой революционной борьбы" (в терминах того времени — "прекратив кормить Африку, Кубу и Вьетнам"), наперегонки бросится дружить с НАТО…

В той статье, отталкиваясь от советской залихватской песенной формулы: "Есть у революции начало — нет у революции конца", я выстраивал обратную закономерность: очень трудно отследить начало революции, поскольку ее предпосылки вызревают за много лет до начала финального кризиса старого режима, но зато

конец революции обозначается достаточно четко — формированием нового (трудносменяемого) правящего класса и торжеством охранительных тенденций в идеологии.

Попытаемся же заглянуть в будущее. О следующей, Пятой, русской революции говорят уже открыто. Уже давно сложился прочный антиреволюционный фронт интеллектуалов, убежденно твердящих, что "не стоит будить спящую собаку". Парадоксально, но меньше всего сегодня верят в революцию ее будущие творцы и зачинатели…

Будем рассматривать революцию как военную кампанию, в которой столкнулись две коалиции — защитников режима и его ниспровергателей. Как всеми коалиционными войнами, революцией (и контрреволюцией) руководить очень сложно: союзники постоянно стараются если не предать, то по крайне мере "крепко подставить", в лучшем случае — въехать в рай на чужом горбу… Есть свои "голуби" и "ястребы", радикалы и оппортунисты, любители простых и сильных решений, сторонники осторожного маневрирования…

Необходимо учитывать закономерность — подобно тому, как генералы вечно готовятся к прошлой войне, режимы всегда готовятся к предупреждению бывшей революции

(без разницы: отраженной или, напротив, приведшей его власти). Царизм очень боялся повторения гигантских манифестаций осени 1905 года и в марте 1917-го приказал косить смутьянов пулеметами… Николай II помнил, как первые две Думы фактически стали штабами революции, и постарался разогнать парламент превентивно.

Всю свою историю советская власть делала все возможное и невозможное для предотвращения появления нового большевизма, нового революционного подполья и оказалась беспомощной перед открытыми мирными выступлениями с требованиями соблюдения советских законов и исправления недостатков советского строя.

Условно говоря, атакующие прорываются всегда в нежданном месте, и потому мощные укрепления, много лет заботливо возводимые на, казалось бы, наиболее угрожаемых, "танкоопасных" направлениях, оказываются пригодными лишь в качестве тыловых складов.

Будем исходить из того, что большие социальные циклы не просто образуют "диалектическую спираль". Проводя аналогию с первой знаменитой компьютерной бродилкой "Принц Персии" — каждый уровень заново проходится как бы в альтернативном варианте (если в прошлый раз за правым поворотом ждала падающая секира, то следующий раз "Принц" сворачивает налево, где, возможно, его ждет коварная пери).

Например, типологически очень сходная с Первой русской революцией (1905–1907) Четвертая (1989–1993) не угасла через два с половиной года, но достигла кульминации: там, где первый раз столыпинский переворот удался, при втором проходе "того же уровня" ГКЧП позорно провалился. Вожди Первой русской революции ничего не могли предложить царским сановникам и генералам, а вожди Четвертой — о-го-го сколько могли (см. начало статьи). В Октябре 17-го якобинское крыло Февраля победило. В октябре 93-го попытка восстать против либерально-консервативного режима была абортирована. С этой точки зрения указ Ельцина 1400 был удачной попыткой Корниловского выступления.

Попробуем рассортировать русские революции по двум критериям. По тому, кто предлагал условия завершения революции — власть или оппозиция, и по тому, был ли у нее оборонительный или наступательный пафос.

Первая русская революция была завершена на условиях власти: легализация публичной политики и независимого профдвижения, введение крупного бизнеса в политическую элиту, снятие большинства ограничений с национальных и религиозных меньшинств, консервативно-буржуазная аграрная реформа. Однако у нее был ярко выраженный наступательный пафос: долой цензуру, царский гнет и помещичьи латифундии… Ее поражение было вызвано быстрым развалом революционной коалиции — уход умеренных сил в лагерь защитников режима после Октябрьского манифеста 1905 года.

Вторая русская революция (март — ноябрь 1917 года) завершила программу радикального крыла Первой революции и победила уже в первые несколько дней на условиях революционеров: отстранение от власти царя и "темных сил" (тогда — официальный юридический символ, аналог сегодняшнего понятия "чекистская олигархия"), установление представительной демократии, широкая аграрная реформа… Ее пафос был сугубо оборонительный — защищались от попыток царя разогнать Думу, от расстрелов мирных демонстраций. Поражение было вызвано авантюрой Корнилова: правое крыло "февралистов" ударило по левому, разрушив созданный в июле единый антибольшевистский фронт.

Третья русская революция (ноябрь 1917 — весна 1921 года — НЭП) завершила радикально-утопическую часть Первой русской революции ("безгосударственное" государство Советов и "мужицкое царство"). Она была фактически завершена на условиях предложенного большевиками компромисса: возвращение рыночных отношений в деревню и в городскую торговлю и поворот к имперской политике (новое "собирание русских земель", новый авторитаризм). По своему пафосу большевистская революция была сугубо наступательной (после краха движения генералов Корнилова и Крымова никакой реальной угрозы справа социалистическому крылу "февралистов" не было), хотя постоянно говорилось об угрозе контрреволюции. Просто большевики сами все время старательно искали все новых и новых врагов.

Для разгрома "мелкобуржуазной стихии" (главной угрозы большевизма) потребовалось целых 15 лет и "вторая революция" (революция сверху) — сталинская коллективизация. Только после Голодомора и Большого террора страна безоговорочно склонилась перед коммунистами.

А еще одна важнейшая цель большевистской революции — Мировая революция, то есть мощный выход коммунизма за пределы ареала византийской цивилизационной традиции: в центральную Европу, исламский мир и Восточную Азию — начала реализовываться еще спустя полтора десятилетия, уже во второй половине 40-х годов.

Четвертая русская революция (март 1989 — декабрь 1993 года) как бы переиграла поражение Февраля и антибольшевистских коалиций 1918–1922 годов, восстановив буржуазную демократию. Она шла от победы к победе и была завершена на условиях оппозиции — сдачей партхозноменклатурой союзных структур и КПСС, принятием элитой национально-рыночной идеологии. Ее пафос всегда был оборонительным: каждая победа "демократов" была следствием отражения очередной атаки "сил реакции": травли Межрегиональной депутатской группы летом 1989-го, "выхода коммунистов из окопов" осенью 1990-го, февральско-мартовской чрезвычайщины 1991-го, ГКЧП, "белодомовского" восстания в октябре 1993-го.

Только через 10 лет после политического триумфа Ельцина над любой оппозицией новообразованные путинские опричники смогли победить "олигархов" — второй (рыночно-комсомольский) эшелон посткоммунистической номенклатуры. Затем понадобилось еще несколько лет, чтобы новый режим окончательно распрощался с надеждами на частичное восстановление СССР в форме российской сферы влияния, начав мучительный переход от имперских представлений к национально-российским.

Мы не знаем, когда начнется Пятая русская революция — через пару месяцев, через пару лет или через еще два новых президентских срока Путина… Но исторически она объективно неизбежна.

Важнее попытаться угадать ее сущностные характеристики, исходя из выявленных нами чередований, из закономерностей "революционной синусоиды".

Поскольку Кремль сделал все, чтобы не повторились события 20-летней давности, чтобы не возникла вторая "ДемРоссия", чтобы в парламенте никогда не образовалась Межрегиональная депутатская группа, то удар судьбы обрушится на него совсем с другой стороны. Если в обществе нет структурированной оппозиции с договороспособным руководством, то это значит, что оно может полыхнуть в любую секунду и по любому поводу. Мало было стирано подштанников в декабре 2010 года?!

Принципиально сфальсифицированные выборы лишают нынешнюю власть любой легитимности. Следовательно, любая новая власть, которая не будет лить кровь реками, освободит политзаключенных, обуздает нынешнюю оргию коррупции и предоставит хоть какие-то гарантии того, что в стране будут восстановлены право и демократия, будет признана и российским обществом, и международными кругами.

Многочисленные траншеи и минные поля, нагроможденные сурковыми всех мастей и разрядов, на пути легального политического процесса и огромные усилия по предотвращению любой попытки силового мятежа не защитят режим ни в случае "дворцового переворота", ни в случае спонтанного выступления ожесточенных миллионов. Так пал бы Верден, если бы в 1916 году его штурмовали танки Гота и Гудериана из 1940-го, так бесславно ушла из Афганистана армия, реально способная за несколько дней скинуть бундесвер в Ла-Манш.

Принцип чередования подсказывает, что следующая русская революция завершится на условиях власти — то есть именно рушащийся режим предложит оппозиции компромисс.

С другой стороны, пафос революции будет сугубо наступательным — она будет свергать старую власть, а не "улучшать" ее и не стараться "защищать реформы".

Скорее всего, в ее идеологии будут старательно переплетены сегодняшние идейные антагонисты: движение радикальных демократов во имя завершения задач Августа-91, вечный порыв утопистов ко "Второй революции" и одновременно движение Октября-93 — реванш борцов с буржуазно-номенклатурной системой.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 06.03.2014, 16:08
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Не получилось по-хорошему

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E76E204D8CE1
19.09.2011

Кремль сделал из Прохорова потенциального лидера оппозиции

Молодая российская политология по своему стилю является наследницей западной советологии с ее вычислением порядка построения членов Политбюро на трибуне Мавзолея и ожиданием, когда же в КПСС возьмут вверх продолжатели дела Николая Бухарина… В то же время все оппозиционеры согласны с тем, что в нашей стране дикий капитализм в условиях полицейско-бюрократического режима. Нечто латиноамериканское 60-х—80-х годов… Или Франция, или Пруссия второй половины XIX века — эпохи Наполеона Третьего и Бисмарка. Давно отмечено, что анализировать подобные общества наиболее удобно, опираясь на так называемую марксистскую социологию с ее немного маниакальным "классовым подходом". Попробуем с этой точки зрения рассмотреть ситуацию с Михаилом Прохоровым.

Прохоров не великосветский повеса, обманом втянутый в политические интриги, и не ошалевший от денег нувориш, решивший "зажигать" в политике. Он очень сильный и самодостаточный человек. Прохоров "химически заместил" в ОНЭКСИМ банке Потанина, которому сам Путин поручили после куршевельской провокации выкинуть из бизнеса Прохорова. А ведь это был тот самый Потанин, который 14 лет назад победил альянс Березовского и Гусинского в ходе кризиса вокруг "Связьинвеста". Такому Прохорову, уже отсидевшему во французском полицейском комиссариате по обвинению во ввозе несовершеннолетних проституток в Куршевель, мечтать о том, чтобы торчать в Охотном ряду коломенской верстой среди нарфонтовских выползков? Оставить "Норильский никель" ради места заместителя комитета Госдумы по промышленной политике?

Тогда зачем он пошел в склочную и клоунскую российскую легальную политику?

Выдвинем гипотезу. Но сначала — обещанный классовый анализ.

20 лет назад, после запрета КПСС, опускания госбезопасности ниже плинтуса и начавшейся диссипации демократического движения, новая российская власть была обречена попасть в полную зависимость от капитала. В "Острове пингвинов" —блестящей французской версии "Истории города Глупова" Анатоль Франс ядовито заметил, что "богатство почитаемо в любом обществе, в демократическом обществе почитаемо только богатство". Некоторую самостоятельность государственной власти придали собранные в кулак Ельциным и региональными боссами обломки советской партхозноменклатуры. Свою роль в этом сыграла и инерция почитания высшей государственной власти как таковой, ее неизменный гипнотизм, несмотря на смену псевдонимов: царский двор, ленинский ЦК, президентская администрация. Через 10 лет Путину удалось скорректировать закономерную эволюцию: он воссоздал монопольную партию власти, соединив ранее яростных политических соперников — лужковское "Отечество" и березовское "Единство". Затем Путин, опираясь на ветеранов КГБ и жаждущую реванша ФСБ, использовав "оголодавших" при разгуле демократии следователей и прокуроров, сформировал настоящую "опричнину", подчинившую и бизнес, и политику.

Но это только историческая флуктуация. История неумолимо свидетельствует, что такого рода "бонапартистские" режимы в итоге разлагаются и все равно утрачивают свою субъектность, подпадают под контроль олигархических кланов. Вот к этому моменту неизбежного распада путинизма очень выгодно иметь отлаженную политическую машину, опирающуюся на крупный бизнес. Тем более что

маятник конституционно-государственной системы от авторитарного президентского режима сдвинется к парламентаризму.

Обкатать партию на "учебных" выборах 4 декабря, протестировать в рабочем режиме все партструктуры, отладить их работу, провести инвентаризацию лозунгового хозяйства… И быть готовым к постпутинским выборам. Возможно, прикупить обломки разваливающейся "ЕдРы" и пришпандорить их к собственной, уже отлаженной партийной машине… Разумеется, для такой подготовки нужна реальная диктаторская власть в партии, подобная власти хозяина фирмы, готовящей крупное расширение бизнеса, власть, не оставляющая места для рассуждений о демократических условностях.

Партия крупного капитала, выступающая с лозунгами защиты прав собственников, в период "восстановления демократии" имеет все шансы стать мощным фактором завтрашней политики. Эти соображения и могли подвигнуть Михаила Прохорова "поддаться" на посулы Медведева и Суркова в мае и приступить к реанимации "Правого дела". А в ожидании финала путинской опричнины, не затрагивая в своих предвыборных лозунгах основ путинской вертикали, помочь местному бизнесу в его изматывающей борьбе с бюрократией на городском и региональном уровнях.

Возглавить "земскую партию", которая станет рычагом для влияния бизнеса на власть на местах, где эрозия путинизма наступит раньше, чем в центре, — очень заманчивая и перспективная стратегия.

Может быть, именно понимание этого и привело к спешному "затаптыванию" Кремлем собственного проекта. Несмотря на все гигантские издержки такого шага.

Вот краткий перечень этих издержек. В ряды врагов Кремля (Кремль — это парадный псевдоним Суркова) перешел очень-очень богатый и очень-очень самостоятельный человек. Причем человек, уважаемый и бизнес-сообществом, и светскими кругами. В статусных кругах прошла еще одна волна оппозиционности. И не стоит иронизировать: 30 лет назад про генсека Брежнева говорили почти не таясь, что в учебники он войдет как "мелкий политический деятель эпохи Пугачевой и Высоцкого".

Демонстративно наглое вмешательство Кремля в вопросы внутрипартийной жизни указывает и российской, и мировой общественности на управляемый, а значит нелегитимный характер начавшихся парламентских выборов.

Такой скандал по уровню дискредитации отечественных "демократических порядков" вполне сопоставим с "избранием" Матвиенко.

Еще больше дискредитировал себя Медведев, лично пригласивший Прохорова в политику,

а сегодня бессильно наблюдающий, как распалась его дебютная заготовка. И наконец, старательно сконструированная партия "статусных либералов" из разряда дам полусвета окончательно перешла в ранг уличных барышень.

Не будем гадать, какое конкретно "страшное политическое преступление" совершил Прохоров в глазах Кремля. Очевидно, что дело не в Ройзмане. При таких издержках, на которые пошел Кремль, пытаясь якобы остановить включение в партийные списки главы фонда "Город без наркотиков", он мог решить вопрос намного проще, например попросив того же Хабирова позвонить Ройзману и предложить ему место зампредседателя комиссии Общественной палаты России "с пожизненной привилегией сморкаться за королевским столом". Очевидно, что подобные авансы Ройзману для Кремля куда дешевле, чем превращение Прохорова в нового Рябушинского — потенциальный мотор праволиберальной оппозиции.

Возможно, что Прохоров поддержал не того, кто решил назначить себя следующим президентом.

"Присягнул он Константину, а воцарился Николай". К публичным же заявлениям самого Прохорова о том, что истинной причиной партийного переворота является банальное "кидалово на бабки", надо относиться с пониманием — обманутый бизнесмен всегда называет своих противников ворами и мошенниками. Таков ритуал бизнес-сражений.

Пока же по соотношению результат — издержки для власти история с Прохоровым необычайно напоминает историю с генералом Корниловым ровно 94 года назад. Корнилов, как и Прохоров, был вне политики, но очень уважаем в своей среде. Именно праволиберальная часть истеблишмента совратила летом 1917 года боевого генерала Корнилова стать участником политических комбинаций, точно так же как она совратила бизнесмена Прохорова весной 2011 года. После своего выступления с разоблачением интриг Прохоров был точно также предан главой государства, как Корнилов был предан Керенским. Выступление Корнилова провалилось из-за "переманивания его солдат" большевиками. Сейчас "переманили" делегатов партсъезда, правда, так сказать, "не снизу, а сверху". Дальнейший ход событий, связанных с Корниловым и Керенским, мы хорошо помним.

Не будем злорадствовать над судьбой Прохорова.

Он, как и многие сильные люди, живущие при деспотических режимах, пытался играть по правилам, медленно расширяя степень свободы.

Попрекать Прохорова конформизмом — это то же самое, как если бы 24 года назад говорить, что изгнание Ельцина из Московского горкома и Политбюро — расплата за членство в безбожной компартии и особливо за срытие дома Ипатьевых.

Так пожелаем же Михаилу Прохорову удачи в создании еще одного оппозиционного движения. Движение, которое сможет объединить предпринимателей в борьбе за незыблемые гарантии частной собственности, за прямую выборность глав исполнительной власти всех уровней, за соревнование депутатов (антиконституционно отнятые у нас мажоритарные выборы), за формирование правительства парламентом… Не надо ревновать. Как говорится в старом детском стишке, "мамы всякие нужны, мамы всякие важны".
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 06.03.2014, 16:09
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Обращение к радикальным демократам

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E80683F19391

Оппозиция должна быть готова к удару со стороны путинизма

02.10.11 (14:20)

Но в собственную паутину
вконец запутывался он,
и присягнул он Константину,
а Николай взошел на трон.

История грубей расчета.
В расчете чуть перетончи —
и на тебе самом чечетку
другие спляшут резвачи.

Евгений Евтушенко "Казанский университет"

Совсем недавно, говоря о провокации против Михаила Прохорова, вспомнил строчки из поэмы Евгения Евтушенко полувековой давности. Речь идет о коллизии декабря 1825 года, когда надеялись, что после смерти Александра I, постепенно впавшего в реакционно-мистический маразм, на трон сядет наместник вассального Царства Польского — умеренно либеральный Константин, который, разумеется (вот только ботфорты наденет), возобновит "дней Александровых прекрасное начало". Но Константин отказался в пользу Николая Павловича.

Многократно писал, что при повторении больших исторических циклов в следующий раз события развиваются по альтернативному сценарию. Сейчас произошло приблизительно следующее: как будто весной 1987 года Горбачев на пленуме ЦК КПСС внезапно предлагает место генсека своему оппоненту Егору Лигачеву, а сам заявляет, что согласен стать вторым секретарем для идеологического обеспечения перестройки и гласности… Понятен шок "прорабов перестройки".

В связи с произошедшим я обращаюсь к представителям радикальной демократической оппозиции.

1. Те, кто сформировал придворную "партию" медведевцев в надежде начать возвращение страны к либеральным принципам демократии, используя аппаратный ресурс формального президента, были правы. Они в очередной раз попытались провести необходимые преобразования по сценарию эволюционного реформирования, стремясь (как всегда, напрасно) избежать революционной смуты. У многих аппаратных либералов была реальная политическая корысть — сформировать наиболее комфортный для себя и своей социальной группы вариант "просвещенного" правления. Но и у части радикальных лидеров, особенно оседлавших националистического и ностальгически-сталинистского конька, была своя политическая корысть — оседлать волну "вновь разрешенной демократии" для реванша за поражения 1990–1996 годов.

2. Не надо иронизировать над тем, что статусная оппозиция делала ставку на Медведева. При деспотии политический плюрализм начинается именно как борьба придворных партий. Эта борьба постепенно идеологизируется, формируются четкие альтернативные программы, политический класс постепенно поляризуется. И только затем происходит переход к публичному партийному соперничеству, разрешаемому в ходе свободных — ибо каждый ревниво следит за соблюдением противником правил игры — выборов. Так было в 1988–1991 годах в нашей стране. Политика диктует свои законы. Только действуя в команде "обновителя социализма Горбачева" и непрерывно повторяя ритуальные марксистские мантры, убежденные сторонники либеральных реформ могли продвинуть перестройку до стадии невозврата. Да, у них была альтернатива — гневно проклясть коммунистический тоталитаризм и у микрофонов "Свободы", "Немецкой волны" и "Голоса Америки" горестно оплакать участь России под игом неосталинистской хунты. Ну, а еще через несколько лет робко призывать восставших не расстреливать коммунистов и чекистов без суда…

3. Не надо злорадствовать. У радикальных демократов зимой 1991 года хватило мудрости не попрекать старыми обидами сторонников Горбачева, отшатнувшихся от него после кровавого вильнюсского января. Потом они вместе достаточно легко победили ГКЧП. Сейчас наша страна получила еще один шанс вернуть себе политическую демократию. Из придворно-аппаратной фазы партия медведевцев (а это действительно много чиновников, предпринимателей, интеллектуалов, задыхавшихся в атмосфере путинской опричнины) обречена перейти в фазу диссидентства, пусть и осторожного по тактике, но стратегически нацеленного на "диалектическое снятие" путинизма. Так, в середине 20-х годов разношерстная внутрипартийная оппозиция, столкнувшись с тоталитарными методами сталинско-бухаринской группы, подняла забрала и открыто объявила себя "объединенной левой оппозицией".

4. Сейчас, когда и российское общество, и демократические страны утратили надежду на органическое эволюционирование России в сторону демократии, когда замаячила реальная перспектива фашизации режима и холодной войны с Западом, очень важно продумать формы совместного ненасильственного, но фронтального давления на путинский режим. Игры в стравливание тандемцев и в игрушечную возню в парламентские бирюльки завершились. Но это не значит, что власть не готова идти на уступки. Режим сейчас внутренне нестабилен и хрупок как никогда. Поэтому он будет рад откупиться социальными подачками (которые все равно съест инфляция), чтобы не идти на политические изменения. А потом нанесет ответный удар. Так поступили большевики, откупившиеся НЭПом от восстаний 1921 года, но, консолидировав власть, ударили коллективизацией и чистками. Так поступил растерянный Мао, предложивший было в 1957 году "цвести ста цветам", убедившись в прочности своих позиций, потом приказавший "дурную траву с поля"… Так готовил крючковский КГБ чрезвычайщину в самый разгар демократизации… И к этому удару со стороны путинизма оппозиция должна быть готова, объясняя людям, что экономические уступки без политических гарантий — ничто.

5. Радикалы должны протянуть руку умеренным для создания единой "антиопричной" коалиции, выступающей за торжество права и за демократию. Радикалы должны избавиться от тех, кто использует стихию недовольства для создания расистских и тоталитарных, необольшевистских движений. Именно для удержания баланса в пользу либеральных принципов радикальным демократам важен союз с умеренными. Но и радикалы имеют право требовать гарантий того, что умеренные не постараются "кинуть" их, как поступали начиная с 22 августа 1991 года.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 06.03.2014, 16:11
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Кремль взял курс на русский этнонационализм

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4EA7F8C85CA2A
26.10.11 (17:00)

В виде исключения буду прямо называть своих лирических героев. Когда Юлия Латынина признала русский этнический национализм Навального предпочтительным (по сравнению с либеральной демократией) инструментом модернизации России, пазл в моей картине постмедведевской политики почти сложился.

Завершающими штрихами стали:

•участие "национал-либерала" Милова в митинге ярых националистов "Хватит кормить Кавказ";
•слова известного бадмингтониста о свинствах приезжих в российские города лжестудентов (из контекста ясно, что имеются в виду выходцы с Северного Кавказа, мусульмане, поступающие на платные отделения вузов);
•77-го стратега Охлобыстина к "полумиллиону своих сторонников" в городах и весях выйти на "Русские марши" 4 ноября.
Очевидно, мы становимся свидетелями завершения грандиозного идеологического маневра Кремля, стремительно переводящего вектор своей политики с неоимперского великодержавия на русский этнонационализм. Только месяц назад мы видели завершение филигранно проведенной спецоперации "Медведев". Я искреннее аплодирую ее красоте и изяществу. Шедевры полководческой мысли — ганнибаловы Канны, план Шлиффена и операция "Малый Сатурн" (Сталинград) бледнеют перед ней… О, это гениальное заманивание противника в стратегическую пустоту и эффектнейшее перерезание ему путей к отступлению в качестве завершающего штриха! Лишь маоцзэдуновская кампания 1957 года "Пусть цветут сто цветов и борются сто школ!" как образец политической провокации по выманиванию всех затаившихся инакомыслящих и просто "усомнившихся" может сравниться с "медведевской оттепелью". Председатель Мао был один, и ему пришлось лично провозглашать наступление нового этапа "цветения" — "Дурную траву с поля вон!". У Путина есть Медведев, и можно было поделить роли доброго и злого копа.

Но не успела победоносно завершиться операция по окружению ИНСОРа (Прохорова по пути снесли почти случайно — так, выполняя сложный маневр, танковая колонна на своем скрытом марше к беззаботно открытому флангу неприятеля сносит некстати попавшийся под ее гусеницы городок), как

начала раскрываться во всем своем величии еще более грандиозная стратагема — замена "Федерации" на "Русь".

Нечто подобное мы видели только 20 лет назад, когда коммунистическая номенклатура меняла СССР на национальные суверенитеты. Но тогда это была отчаянная попытка вписаться в революционные перемены и оседлать их. Сейчас — это хорошо продуманный замысел.

Для мобилизации протестных настроений "системной оппозиции" открытым оставлен только один путь — "борьба с кавказским засильем".

Фальшивое гневное возмущение властей антикавказскими лозунгами, очень вялое по своему содержанию (главенствует единственный аргумент — Большая страна лучше, чем Небольшая), только канализирует оппозиционную риторику на данном направлении. При этом Кремль еще подмигивает в "Твиттере" кавказофобам — в принципе, нас "эти" тоже раздражают, но ведь и единство державы "от финских хладных скал до пламенной Колхиды" надо блюсти…

Вот Латынина, долгие месяцы сражавшая что было сил либеральную демократию, в качестве противостоящего ей идеала вдруг выдвигает не прославляемый ею киплинговский романтический империализм и не просвещенную автократию, а популистский этнический национализм. Долго и старательно взращиваемый интернет-диссидент Навальный, не успев стать кумиром прогрессистов, бросает весь свой немалый политический капитал на чашу такого достаточно ординарного события, как "Русский марш — 2011". Следом за ним такое же моральное харакири сотворяет Иван Охлобыстин. Явку Владимира Станиславовича Милова на митинг, участников которого приходится предупреждать от "древнеримских" приветствий, можно уподобить только выступлению Павла Николаевича Милюкова где-нибудь в чайной Союза русского народа. Нет, Владимир Митрофанович Пуришкевич в 1917 году демонстративно преклонялся перед внезапным патриотизмом отца русской социал-демократии Плеханова, также вдруг возмечтавшего о том, как "поедут по Берлину наши казаки", но ни самому Георгию Валентиновичу, ни рафинированному либерал-империалисту Петру Бернгардовичу Струве в страшном сне не могло присниться братание с "героями" еврейских и немецких погромов.

Благородный Олег Козырев поддерживает идею создания этнических русских землячеств для защиты от обид со стороны землячеств нерусских. Он надеется, что все будет цивилизованно. Просто по столице будут ходить этнические дружины с лицензионными "стволами" и защищать этнически своих. Мушкетеры короля, гвардейцы кардинала… И поочередно штурмовать суды и полицейские участки при попытке чужаков, естественно, подкупая юстицию, привлечь к ответственности этнически своих. Вообразим: англосаксонское землячество в Лондоне защищает своих от покушений со стороны шотландских и ирландских землячеств. И вместо Великобритании такой большой Ольстер. Отряды ирландского землячества в Нью-Йорке защищают своих от польских и итальянских покушений…

На дискуссии в Национальной ассамблее выдвигают тезис о том, что подлинная социальная справедливость — в "устранении перекосов" в пользу "титульной нации".

И сказочным образом вчерашняя "партия жуликов и воров" оказывается единственной мощной политической силой, не выступающей в качестве глашатая русского этнонационализма. Тем самым она как бы становится "последним бастионом" на пути ксенофобских страстей.

Не надо ничего рассказывать о естественном стремлении политиков оседлать массовые настроения! Лозунги насчет кавказского засилья, разумеется, популярны. Но лозунги социальной справедливости, призывы к "черному переделу" итогов приватизации популярны не менее. Здесь и политики, и публицисты становятся мудро-сдержанными и охотно объясняют вред экономического популизма: сегодня отберешь у олигархов "прихватизированный" "ЛУКОЙЛ" или "Русал", а завтра у самого спросят, почему у тебя лишняя трехкомнатная квартира (для сдачи внаем), а рядом в жалкой двушке теснится многодетная семья очередников.

На известном историческом этапе, особенно при сломе традиционного феодального общества, при распаде империи идеи этнического национализма начинают приобретать огромную притягательность.

Благодаря тому, что полемика вокруг допустимости и пользительности умеренного национализма ведется на фоне очередного обострения борьбы с педофилией, эта полемика может быть уподоблена следующему несколько рискованному сравнению.

Как известно, в определенном юном возрасте отроки (и отроковицы) начинают интересоваться тем, почему так волнительны прикосновения к гениталиям. Вокруг тут же начинают суетиться суровые дяди и тети с рассуждениями о том, как опасны эти преждевременные гормональные сдвиги, этот эмоционально-психический дисбаланс… Но на смену этим занудам приходят приторные доброжелатели, которые вкрадчиво объясняют, что ничего в этих интимных играх плохого нет, предлагают показать "настоящие взрослые" ласки. Затем — неизбежное: а давай вот так, смажем вазелином, и больно не будет… Почему-то общество мечтает таких "доброжелателей" кастрировать (и не всегда химически), а иные норовят и вовсе линчевать. А ведь национал-популисты в незрелом обществе — такие же растлители. И, как всякие опытные растлители, они яростно обрушиваются на врачей и педагогов: не мешайте нам "налаживать отношения с молодым поколением", что вы-то им сами можете предложить?

При рассуждениях о допустимых градусах национализма необходимо прежде всего исходить из того, что имеется в виду только и исключительно русский этнический национализм. Государственно-гражданский национализм, столь сильный, например, в США, Великобритании или Франции, сочетается с тем, что любой открытый сторонник этнического или конфессионального национализма в этих странах немедленно становится презренным политическим маргиналом.

У нас же речь не идет о "России превыше всего!", но о "правах титульной нации". Я четко представляю диапазон радикализма этнического национализма зависимой нации — от простого стремления к культурной самобытности и до политической самостоятельности, включая полную государственную независимость (любой ценой) и включение в одно государство всего этнического и исторического ареала (также любой ценой). Понятен и диапазон национализма господствующего этноса — от попыток принудительной ассимиляции меньшинств до их сегрегации и изгнания.

Между прочим, первая гитлеровская программа по еврейскому вопросу (лишение евреев политических прав и возможности политического, экономического и духовного влияния в Германии) по контрасту с Нюрнбергскими расовыми законами, не говоря уже о планах выселения евреев на Мадагаскар и, тем более, о холокосте, потрясала своей "умеренностью". Я это говорю потому, что лозунги "Русских маршей" очень напоминают раннегитлеровскую национальную программу. Когда Сергей Алексашенко косвенно уподобил Навального Гитлеру, борец с распилом не на шутку обиделся, сочтя сравнение несправедливой полемической гиперболой. Но так ведь сравнение было не с Гитлером-43, а с Гитлером-23.

Надо понимать, что каким бы "умеренным" по сравнению с программой Ванзейской конференции "по окончательному решению" не был призыв Гитлера "всего-навсего" перевести германских евреев из категории "граждане" в категорию "подданные", это все равно разрушало с трудом созданную к концу XIX века концепцию единой германской нации трех равноправных вероисповеданий: евангелического, римско-католического и иудейского.

Так и в Российской Федерации самый умеренный русский этнический национализм взрывает концепцию многонациональной гражданской нации. А иного средства сохранить государство не существует. Российские этнические и религиозные меньшинства в своей основе не чувствуют себя диаспорами. Они живут на территории своих стран, исторически ставших провинциями Московского царства и Российской империи, или чувствуют с этими странами неразрывную связь.

ФСБ, центрами "Э" и "в чистом поле системой "Град" такую страну не сохранить. Нация — это прежде всего национальная солидарность.

Если в Москве безработица 1–2 процента, а в Ингушетии — 50, то без выравнивающей помощи нет и национальной общности. Италия едина потому, что Милан "кормит" Неаполь. Нация, как семья, и один брат не давится пирожным на глазах второго, падающего в голодные обмороки. Неспособность Кремля побороть коррупцию и клановость на Северном Кавказе лишний раз демонстрирует, что "Единая Россия" (в отличие от КПСС) не является инструментом политики.

Очень жалко денег? Но ведь нет массовых выступлений против эскалации военных расходов. Леволиберальная оппозиция и отставной Кудрин единственные, кто решился поднять голос против путинско-медведевской милитаристской оргии. Нет и антиолигархического движения.

Итак, мы видим завершение первого этапа "русской стратегии": на фоне тотального пропагандистского давления на демократически-либеральные круги "левой, правой и умеренной" оппозиции оставили один путь для выражения протестных настроений — русский этнический национализм и кавказофобия.

Так с конца шестидесятых годов единственной не ведущей в лагерь или в психушку формой оппозиционности в Советской России стал латентный ностальгический русский "краеведческий" национализм. Который за два десятилетия полностью перемолол большевистский интернационализм и позволил объединить широкий спектр оппозиции вокруг идеи российского суверенитета.

Одновременно "легким движением руки" Кремль возвращает себе респектабельность "единственного европейца" и статус защитника меньшинств.

Далее начнется второй этап "русской стратегии" — режим, научившийся управлять, лишь безудержно эксплуатируя русскую великодержавную мифологию и истерический патернализм, в критической ситуации угрозы утраты власти идет на территориальное сокращение государства (и даже на связанную с этим утрату статуса региональной державы).

Возникает новая страна, консолидированная русским романтическим национализмом. Подобно тому, как 20 лет назад РФ сменила СССР. А отколовшиеся части можно попытаться влить в путинский Евроазиатский союз, этот новый аналог покойного СНГ.

Мне решительно непонятно, каким образом русский этнический национализм будет, по Латыниной и Милову, содействовать модернизации России. Для модернизации действительно очень важен переход от традиционалистской в своей основе континентальной империи к нации. Но речь идет о гражданской нации, о свободном гражданском обществе в условиях терпимости и верховенства права. Романтическая этническая мобилизация может стать почвой для фашизма, но для России сейчас неактуальна модернизация по-муссолиниевски. Если Российской цивилизации суждено сохраниться, то единственной адекватной моделью развития может быть только ее сомасштабный аналог — США. Ни в Израиль, ни в Сербию (два тайных образца для русского этнопатриотизма) 140- или даже 120-миллионая Россия не превратится.

Москва не похожа на Варшаву не потому, что в ней Соборная мечеть, а потому, что в ней Тверская, 13. И борьба с курбан-байрамом на Проспекте мира — это уход от борьбы с бюрократическим молохом, в десять лет превратившим город Четвертой русской революции в политический аналог постсоветской азиатской деспотии.

О том же, чем заканчивается впрыскивание трупного яда национализма и ксенофобии в демократическое движение, лучше всего свидетельствуют хорошо спровоцированные столкновения с коптами, отравившие чистоту и благородство идей египетской революции.

Автор благодарит Андрея Андреевича Пионтковского и Игоря Григорьевича Яковенко за энергичный стимул к написанию данной статьи.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 06.03.2014, 16:12
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Как русские демократы не захотели быть россиянами

http://forum-msk.org/material/society/7654682.html
15.11.2011
8 тезисов по национальному вопросу

В очень характерной статье «Россия: быть или не быть» коллег Ивана Тютрина и Александра Лукьянова содержится мечта о выстраивании российской гражданской нации на базе формирования цивилизованного (он же «умеренный», он же софт) русского национализма, о сближении концепции российской (по аналогии с американской, канадской, бразильской...) гражданской нации с концепцией русской политической нацией (нацией-государства по аналогии с польской, грузинской, израильской, французской, немецкой...). В этой связи предлагается (в духе вербальной магии) не употреблять понятие русская нация в этническом смысле. Однако 99% населения Российской Федерации употребляют слово нация исключительно в этническом, и даже этноконфессиональном смысле (русский=православный, чечен=мусульманин, еврей=иудей, поляк=католик...). Оставшийся процент знает, что в европах слово нация значит совокупность граждан, но во избежание путаницы при чтении их текстов остальными, в неэтническом смысле понятие нация применяет только к населению США. Впрочем, для США население охотно делает исключения, мол, что с них взять с пиндосов, возникли 200 лет назад, корней нет... (то, что североамериканские колонии возникли синхронно с Россией в её нынешних цивилизационных границах осознаёт лишь вышеупомянутый процент).

Автор настоящего текста утверждает, что именно развитие умеренного русского национализма и вбивает, вспоминая слова Чубайса о коммунизме, сказанные в июне 1996 года, последний гвоздь в гроб России. Вот те восемь тезисов, которыми он пытается обосновать свою позицию.

В последние годы такие разные, и по-разному популярные в демократической среде деятели как Гарри Каспаров, Алексей Навальный и Михаил Ходорковский провозгласили путь к российскому национальному государству в качестве панацеи от авторитаризма. Лозунг национального государства становится таким же универсальным и революционным, как сахаровский лозунг долой «6-ую статью!» (статья конституции СССР 1977 г. о монополии КПСС на власть и политику). Однако население Российской Федерации слишком разнообразно в культурно-историческом смысле, чтобы оно могло консолидироваться на основании общего этнического ядра. Этнических русских, наверное, действительно 80%, но оставшиеся 20% (как показала история последних 150 лет), категорически не согласны ассимилироваться. Приезжающие в США натурализуются не в англосаксов-протестантов, но в обобщенных американцев. И знаменитые WASP также развариваются в «плавильном котле», как и потомки ирландцев, сицилийцев, польских евреев или мексиканцев. Строго говоря, президент Обама - ирландского происхождения (так же, как Кеннеди и Рейган).

Мы видим острый кризис идентичности России. Нам предлагают выбор этнонациональной, иначе «европейской», модели: отдельно англосаксы, шотландцы, ирландцы, фламандцы, валлоны, сербы, хорваты, косовары, испанцы, каталонцы, баски... Его итог - это неизбежный распад Российской Федерации. Ещё одной «чеченской кампании» страна не выдержит.

Но такой выбор проще и для власти, которая лучше понимает, как обращаться к массам, апеллируя к русской националистической мифологии, и для народа, которому такая мифология греет душу примитивностью и почти сексуальной соблазнительностью.

Нынешний Кремль, как и Кремль 30 лет назад понимает, что у российского населения есть лишь одна точка в истории, принимаемая консенсусом - 9 мая 1945 года. Поэтому, чем глубже кризис идентичности, тем сильнее казённое педалирование темы. Дальше включаются хорошо известные финансистам (а также всем, жившим здесь в 1992-96 годы) процессы, связанные с эмиссионной поддержкой экономики... Надсадные «воспоминания», как все вместе били поляков и французов вызывают у всех думающих людей только презрение и отвращение.

Полностью мифологизировано представление об особой консолидации «этнической нации» (в противовес атомизации имперского большинства), которое возникло из: а) неосознанной зависти к Израилю (у правых), Сербии (у левых) и б) осознанной зависти - к племенной солидарности кавказских диаспор. Серьезнейшие гражданские конфликты и гражданские войны в таких странах, считающихся эталоном этнической монолитности, как Венгрия, Франция, Италия, Германия, Грузия, Израиль и Чечня - полностью разоблачают миф о национализме как факторе стабилизации.

Даже исходя из теории, что национальную нацию создаёт не общность этнических корней, а социокультурная идентичность, необходимо признать, что любая идентичность может базироваться только на осознании глубинной общности исторической судьбы. А такая общность рождается только из совокупности сделанных народом (или элитой от его лица) ответов на экзистенциальные вызовы. Но такие вызовы часто противоположны. Например, указом младшего сопрезидента началом российской государственности объявлено приглашение в качестве кондотьеров варваров-викингов в по тем временам высокоурбанизированный древнерусский полисный союз. Процерковная русская историософия придаёт огромное значение ритуальному поруганию в Киеве Перуна (исторически - древнелитовского бога-громовника). Телевизионный опрос сделал «Именем России» не борца с ордынским игом Дмитрия Донского, но Александра Невского - генерала Власова XIII века. Московское царство возвысилось с того, что князь Иван Калита стал играть при Золотой Орде роль Кадырова (своими войсками он кровопролитно покорял непокорные города, например, конкурентов Москвы Тверь и Владимир). Очевидно, что у других народов Федерации в исторической памяти отпечатались иные образцы.

Поэтому общая идентичность может базироваться на консенсусе вокруг общего будущего, а не прошлого. Общее будущее - это равенство в правах и свободах, единство в понимании справедливого общественного устройства.

Софт-национализм предполагает именно ассимиляцию меньшинств в недрах, как с подачи Льва Гумилёва, стало модно говорить лет тридцать, суперэтноса. Но российские меньшинства к этому не готовы (как не готовы стать французами арабы парижских пригородов, стать англичанами великобританские шотландцы и ирландцы или квебекские французы). Они были готовы стать частью российской цивилизации, поскольку она, начиная с Ломоносова, Карамзина и Пушкина, была для них единственным путём к европейской культуре.

Сегодня путь к модернизации лежит и мимо Москвы и Петербурга.

Кстати, сходные проблемы одолели и Западную Европу. В позапрошлом и в первой половине прошлого века для сотен тысяч поляков, евреев, итальянцев, испанцев, русских, выходцев из африканских и вест-индских колоний, оказавшихся во Франции, не было чести выше стать настоящим французом. Для миллионов, ныне живущих в арабских районах французская модель жизни - это упадок и разложение, от влияния которого надо защищаться... То же в Англии, Германии или Швеции. И начался крик о крахе мультикультурализма. Вот в США нет никакого краха мультикультурализма. Твоя культура и религия - твоё дело. Хочешь прозябать - живи в этническом квартале. Хочешь процветать - учи язык, учи законы, становись джентльменом - и тебе открыты все пути-дорожки. Социальные лифты известны: нужная профессия или хорошее образование. Для молодых и бедных - в университет дорога идёт через спорт или армию. А полиция, суд и миллионы правозащитников защитят твои гражданские права...

Россия - безусловно, цивилизация, поэтому её базисный этнос - русских стали называть суперэтносом. Но это - неправильно. Базисный этнос цивилизации может быть таковым, только если собственно этническое в нём приглушено, ослаблено. С точки зрения носителя консолидированного этнического сознания национального меньшинства - такой «суперэтнос» - лишён корней, «денационализирован». Зато с позиции «базового этноса» «племенная» насыщенность меньшинств - слишком аффектировано.

Россия, конечно, это - субцивилизация, «дочерняя» цивилизация от цивилизации Западноевропейской. Западноевропейская цивилизация, наследница Эллинской и Римской, как бы испустила несколько лепестков субцивилизаций - Русскую, Североамериканскую, Латиноамериканскую... К этому перечню автор считает нужным добавить ещё три - Южнобалканскую, Закавказскую и Еврейскую. А рядом на планете существуют Исламская цивилизация, Китайская (ее дочки - Непал, Монголия, Япония, Корея, Индокитай), Индийская (ее дочки - Индонезия, Шри-Ланка, Капучия...). Как (суб)цивилизация, Россия не может целиком превратиться в классическое национальное государство, даже государство русских, из которого «вынуты» ареалы компактного проживания этнических меньшинств.

Автор полагает, что взрыв немецкого шовинизма при последней кайзере и особенно гитлеризм были болезненным проявлениям отказа грандиозного германского культурного пространства от оформления как цивилизации в пользу этнического немецкого государства. Вспомним, что Германия (как сумма немецких государств) успешно ассимилировала французов-гугенотов в XVIII веке и евреев в XIX веке. В германскую цивилизационную орбиту можно было включить Данию, Голландию, Эльзас, Западную Польшу, Латвию, Чехию, Трансильванию. Не говоря уже об Австрии... Немцы совершенно не стремились к имперскому - от Аргентины и Пенсильвании, до Балкан и Волги спокойно существовали «кляйне Дойчланд» - немецкие колонии, жители которых никогда никакой ностальгии не проявляли. Но был избран иной путь, который в итоге привёл немцев к исторической катастрофе и сильно сократил ареал германской культуры.

Совершенно ошибочно путать традиционную империю и государство-цивилизацию.

После ухода от традиционализма и того, что Тойнби называл «универсальная монархия», цивилизация (субцивилизация) может разделиться на национальные государства (путь Балкан, Западной Европы и постиспанской Латинской Америки), может попытаться искусственно продлить имперское состояние, радикально идеологизировав общество (большевизм, нацизм, маоизм, исламская революция в Иране), а может стать на путь создания государства как гражданской нации, в которой не только религия, но и этническая принадлежность - частное дело каждого, как это произошло в США, в Индии, Пакистане, отчасти в Бразилии, Аргентине, Мексике, на Кубе... Для создания гражданской нации необходимо либо мощнейшее общее культурное поле, необычайно привлекательная для всех и легко перекрывающее локальные этнические культуры (так развивались события в России в 1917 году), либо общее политическое поле - осознание возможностей от нерушимых гарантий гражданских и экономических свобод.

Сегодня сложившаяся в петербургский период Российская империя вступила в завершающий период 100-летней трансформации от средневеково-имперского государства к иному, возможному в современном мире состоянию.

Здесь развилка. Если пассивно следовать характерным для Европы XIX - XX веков тенденциям, то в недрах империи должны возникнуть несколько (несколько десятков) национальных государств, включая, разумеется, и русское. Стремительный рост русского этнического национализма в эпоху Александра III и Николая II, приведший к всплеску черносотенных настроений, и ставшая возможной на его фоне антифеодальная национальная политика Столыпина на территориях будущей Восточной Польши - это и есть проявления типичного романтического национализма. Только в Германии и Италии он объединял нации, а в Восточной Европе расчленял Империи - Австрийскую и Османскую. Так шло формирование этнорусской идентичности и отдельного этнорусского национального интереса. Однако процесс распада империи был прерван и обращен вспять большевиками, создавшими уникальную модель надэтнической идеологической идентичности, сравнимый только с Халифатом.

Закономерный распад советского Халифата-2, полностью повторивший, но только в 20 раз быстрее, историю распада Халифата исламского*, освободил Российскую Федерацию. Но она осталась ядром империи, в первую очередь, по идеологии новейшей правящей группы и по гипертрофической роли центральной администрации. Соответственно, вирусы распада разрушают её тело. Идея распада РФ, по крайней мере, отделения исламских республик Северного Кавказа, уже не вызывает шока в общественном сознании. Еще год назад «русский национал-патриот» - это сторонник присоединения Беларуси, Донбасса и Крыма. Сегодня - это сторонник изгнания кавказцев (в том числе - с землей). Имперский «старопатриотизм» Проханова находится в глухой обороне под натиском «младопатриотов», от геополитического сложения перешедших к вычитанию. Сужу по комментариям к своим статьям: еще год назад отчетливо провокативные тексты о неизбежном распаде РФ вследствие разгула этнорусского шовинизма вызывали вал агрессии. Сейчас - они становятся предлогом для деловитого обсуждения, что хорошо бы и Сибири получить независимость...

Формула «Россия для всех» - пуста, потому что она означает только терпимость к меньшинствам, готовность обеспечить высокие статусные позиции русифицированным евреям, грузинам, татарам...

Формула должна быть иная - «Россия всех». Это - американская модель идентичности, плавильный котёл. Полного «растворения» не получится, поскольку национальные меньшинства опираются на свои «ланды» - области своего многовекового проживания, на которых формировались этнические (или субэтнические) государственные или квазигосударственные образования. Нет больше и явного доминирования русской цивилизационной модели. В предыдущие века модернизация и чаемое приобщение к европейской цивилизации на территории Российской империи и Советского Союза можно было получить только через приобщение к русской культуре, через вхождение в русские элиты: административную, силовую, культурную, хозяйственную, научную.

Сейчас приобщение к высшим достижениям западной цивилизации идёт мимо русской культуры - в университетах США и Западной Европы.

8. Демократическое государство-цивилизация, построенное на трансэтнической основе - это вовсе не новая маска на полуразложившемся теле империи, как кажется национал-демократам. Это наиболее совершенный способ существования локальной цивилизации. Её создание кажется утопией. Действительно, это очень сложная задача, это работа на десятилетия и для политической и для культурной элиты. Такая же сложная задача как ликвидация расовой дискриминации в США или национальных конфликтов в послевоенной Западной Европе. Те, кто помнят атмосферу космополитизма в советской интеллигенции 60-80 годах, могут даже мечтать, что с той точки до перехода к «плавильному котлу» было рукой подать - лишь подтянуть среднего «образованца» до уровня элиты наукоградов и столичных НИИ и КБ...

Этнический национализм просто уничтожает такой сложный подход. Создаётся простая схема - набор национальных государств из которых выдавливается (и таской, и лаской) «нетитульная» публика, а оставшимся предлагается признать себя - диаспорой, вечный удел которой знать своё место.

Что же касается русского национального движения, то никаких отдельных этнических русских целей в этой борьбе нет. Русские не испытывают национального гнёта. А ведь именно по степени радикальности сопротивления национальному угнетению или национальной несправедливости градуируется национализм от умеренного до ультрарадикального. С точки зрения стандартов современного мира и современного понимания национализма, национализм (применительно к русскому этносу) может иметь следующие четыре общепризнаваемые цели: стремление обеспечить русскому этносу суверенной политической субъектности; стремление обеспечить русской культуре доминирование на территории русского политического образования; стремление присоединить к России территории компактного проживания русских, являющихся объектом ассимиляции и стремление вычленить территории компактного проживания русских из ареалов исторического проживания иных народов («ландов»).

Однако если в общественной жизни будет звучать требование реализации этих лозунгов (что на деле будет означать призывы расчленить как соседей России, так и субъекты федерации), то демократическое движение будет безнадёжно расколото, а общегражданская идентичность не возникнет никогда.

Если бы в ответ на расовые беспорядки 60-х годов, правительством США был бы выдвинут лозунг «цивилизованной» защиты белых, а афроамериканцам для получения полноты гражданских прав было бы предложено сперва стать «настоящими англосаксами», то вместо Америки во главе с нынешним президентом, мы видели бы полуразрушенную фашистскую страну, в южных штатах которой идёт многолетняя партизанская война... И над Эйфелевой башней развивался бы красный флаг победы, поднятый генералиссимусом Брежневым.

Но ещё есть ещё возможность дать нации общие представления о свободе.

Очевидно, что в России (любых размеров и конфигураций) уровень демократии ещё долго будет вполне евразийский. Более того, если к модернизации относится серьёзно, то её проведение будет почти столь же болезненно, как и вход в рынок 20 лет назад, поэтому любой режим будет тем или иным способом ограничивать народовластие.

Последняя возможность объединить нашу страну - это объединить её правом, отсутствием коррупции, государственного рэкета, полицейского и судебного произвола.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 06.03.2014, 16:13
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию И это тоже фашизм

http://grani.ru/blogs/free/entries/193140.html
November 16, 2011 10:01

Наконец-то трубадура отечественного просвещенного либерального консерватизма Юлию Латынину достали демократические оппоненты своими намеками на фашизоидность ее взглядов. И она изрекла свое кредо отчетливо и без недомолвок. Вот эти чеканные слова:

...И фарисейством совершенно умышленным, исповедуемым европейскими политиками и постсоветскими диктаторами, причем с одинаковой целью – с целью максимальной люмпенизации населения и расширения своей электоральной базы и расширения могущества государства. И если демократия означает всеобщее избирательное право, то да, я против демократии. И я за власть собственников. Называйте это «ктиторократией» от древнегреческого «ктитор» (собственник). Называйте как угодно. За то, чтобы избирательное право в явном или скрытом виде принадлежало только собственникам и налогоплательщикам.

Во-первых, я очень рад, что Латынина честно призналась в своем отрицании демократии. Поэтому ее можно впредь открыто, публично называть противником демократии, конституционных прав и свобод, не боясь судебного преследования.

Во-вторых, мне очень жаль, что в полемическом задоре она несколько дезинформировала слушателей и читателей, утверждая, что осужденные преступники, в том числе приговоренные к пожизненному сроку маньяки, имеют у нас право голоса. А ведь без этого риторического всхлипа - "до чего же дошло: серийным насильникам и убийцам дают право управлять государством" – ее антидемократический запал теряет значительную часть свое ударной силы.

В-третьих, я сожалею, что Латынина так умышленно извращенно применила понятие «фарисейство». Мы с ней оба читали «Древности» Иосифа бен Маттафия Флавия и знаем, что в Иудее II в. до н.э. – II в. н.э. фарисеи (буквально - «чистые») были полным аналогом современных исламских фундаменталистов и противостояли эллинизированной аристократической партии саддукеев (буквально - «праведных»). Христианская полемика с фарисейством построена на упреках в лицемерии и в забвении нравственной сути религиозных требований («мицвот») при формальном неукоснительном их соблюдении. Например, не просто не участвовать в травле таджиков, соблюдая заповедь: «Пришельца же не обижай и не тесни его, ибо пришельцами были вы в земле Египта» (Исход 22:20), но активно выступать против этой вполне фашистской, гитлеровской по духу акции властей.

Однако современные западные и российские поборники демократии как раз требуют четкого и скрупулезного соблюдения демократических норм во всей их полноте, а не стремятся отменить полноценную демократию, притворно сохраняя ее институты. Вот такое стремление профанировать народовластие и есть чистейшей воды фарисейство (в том смысле, в котором этот термин употребляют христианские критики иудаизма).

В-четвертых. Я не понимаю, какой правовой смысл имеет избирательная реформа «по Латыниной»? Налоги у нас платят все работающие. Или это призыв лишить избирательных прав пенсионеров, молодых матерей, сидящих с детьми, и инвалидов? Но большинство взрослых у нас формально владеют долей в приватизированной квартире и в сельском доме. Я еще понимаю некую логику романов Хайнлайна, где в мире «Звездного десанта» голосовать имеют право только отслужившие в вооруженных силах. Некая разновидность такой «спартанской демократии» есть в Израиле, где шансы на политическую карьеру имеет только служивший в армии (этот негласный критерий распространяется на всех, кроме арабских граждан, ортодоксальных верующих и популистов из бывшего СССР).

В-пятых. Программа Латыниной – это расизм и фашизм в чистом виде. Не будем придираться к тому, что, дескать, расизм - это лишь лишение прав по признаку расы. Призыв лишить избирательных и других гражданских и политических прав по критерию имущественного ценза - это такой же экстремизм, как призыв лишать прав по критерию этнического происхождения, конфессиональной принадлежности или политическим взглядам. Современная демократия – это не только формула «один человек – один голос». Это возможность свободно выражать взгляды, свободно объединяться в партии и движения, доступ к СМИ и к независимым судам. Словом, по Карлу Попперу, демократия - это свободное соревнование политических проектов. Поэтому говорить, что Наполеон III, Бисмарк, Муссолини и Гитлер, действительно сделавшие ставку на всеобщее голосование, опирались на демократию, значит произносить хулу на дух истории.

Латынина честно признала возможность и оправданность заключения под стражу политических оппонентов, виновных лишь в том, что их позиция мешает «правильной политике». Но ведь это и есть то обоснование, которое наиболее прямодушные адепты путинизма, типа Леонтьева или Маркова, выдвигают в поддержку судилищ над Ходорковским.

Вне зависимости от того, как это называлось полтора века назад, в современном мире программа лишения избирательных прав по имущественному цензу называется фашизмом. А в то время, когда эта программа считалась «либеральной», «консерватизмом» называлось стремление сохранить рабовладение и крепостное право.

Непонятно, как будет легитимирована власть в латынинской системе. Если источником власти не является народовластие, то кто? Монарх, в своем благородстве готовый прислушаться к мнению нотаблей? Религиозные авторитеты, пасущие массы? Адепты единственно верной теории? Все эти модели в современном мире считаются тоталитарными. У нас в стране множество поклонников различных тоталитарных моделей, но очень немногие из них полагают себя либералами.

«Латынинское» ограничение демократии неизбежно влечет за собой необходимость полицейской диктатуры. В современном мире, кроме тоталитарных режимов Восточной Азии и традиционалистских монархий Аравии, как-то принято, что единственным источником власти является народное голосование. Даже самые отпетые военные хунты считают нужным оправдывать свою диктатуру временным характером, необходимостью подготовить общество к демократии. Массы поверили в то, что они имеют право править страной, и поэтому любой не идеократический антидемократический режим в их глазах быстро теряет легитимность. И репрессии и жесточайшая цензура становятся неизбежным спутником таких «авторитарно-рыночных» режимов. И как остановить всемогущих силовиков перед соблазном подстричь жирненьких, но таких бесправных буржуазных барашков?

К тому же приходится откровенно подкупать опорные социальные группы – коренных саудитов или, например, рабочих крупных предприятий при позднем застое. А ведь такая халява полностью противоречит постулатам экономического либерализма, да и в социально-политическом смысле взрывоопасна. Вспомним, как нищие советские инженеры и научные работники отомстили «героическому рабочему классу» 20 лет назад.

А что касается экономической свободы, то Гитлер давал ее (арийцам) щедрой рукой, поддерживал малый бизнес и сельское хозяйство. А строгости финансовой политики при Брежневе (и молодом Геращенко) могли бы позавидовать и Гайдар, и Кудрин, и Починок. Бухаринско-сталинское руководство вело борьбу с необоснованными бюджетными тратами и денежной эмиссией столь же решительно и целеустремленно, как и борьбу с внутрипартийной демократией, с троцкистскими и зиновьевскими «уклонами».

Но к либерализму вся эта забота о мелком собственнике и твердости валюты не имеет никакого отношения.

Гитлер призывал лишить избирательных прав евреев, полагая их разрушительным элементом. Латынина предлагает так же поступить по отношению к беднякам, но почему-то обижается, когда ее взгляды и Адольфа Алоизовича упоминают в одном контексте. Ленинская конституция лишала избирательных прав собственников («лишенцы»). Таким образом, Латынина – большевик навыворот.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 06.03.2014, 16:14
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 768
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Революция Навального

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4EE9CCF77E497
15.12.2011

Грубейший тактический просчет известного блогера оказался его грандиозной удачей

15.12.11 (14:43)

Последние два года я непрерывно писал о наступающей революции — политической и, может быть, социально-политической. Ее я обозначил одновременно и как Пятую русскую (по счету с 1905 года), и как "Вторую" (то есть обреченную доделать задачи Четвертой революции 1989–1993 годов).

Основные тезисы этих статей были следующими:

* эта революция, говоря евангельским языком, "при дверях стоит" (уже на пороге);
* сутью этой революции будет установление "основных буржуазно-демократических свобод" и прежде всего ликвидация выращенной Путиным "опричнины" — паразитарно-силового класса и возвращение партии власти, ставшей по-советски номенклатурной, под контроль гражданского общества (в первую очередь, конечно, бизнеса);
* поэтому гегемоном революции станет новый средний класс, и, следовательно, революция, по крайней мере в своем начале, пойдет под правозащитно-демократическими, а не под националистическими или "антиолигархическими" лозунгами;
* первые же успехи оппозиции приведут к расколу движения на умеренных и радикалов, противоречия между которыми быстро выйдут на первый план общественной борьбы.

Сейчас, когда стала реализовываться моя полушутливая политологическая фантастика последних дней ноября, считаю нужным добавить еще один тезис: новый, медведевский, средний класс потому так решительно ушел в оппозицию, что он сильно отличается от путинского среднего класса, на который сделали ставку Сурков и Павловский. Средний класс нулевых годов возник из водопада нефтедолларов и газоевро, когда требовалось только аполитично подставлять карманы и не оглядываться на жертв, которых уволакивали "опричники". Это модель преуспевания довоенной советской номенклатуры и интеллигенции… Вышедшие из кризиса в значительной степени чувствуют именно себя, а не режим "виновниками" своего преуспевания: они "победители" и начинают фрондировать в духе послевоенных и, тем более, послесталинских элиты и субэлиты, куда лучше современных историков и публицистов знавших, что не лично Сталин реально выиграл войну.

Когда вдумчивые историки следующих десятилетий будут анализировать последние дни, недели и месяцы перед Пятой русской революцией, они, скорее всего, назовут ее "Революцией Навального". Это будет несправедливо, ведь

активнее всего ее готовил Эдуард Лимонов, начав ровно семь лет назад, в декабрьские дни героического "захвата" президентской приемной.

Для сравнения. Первую русскую революцию подготовил Григорий Гапон, лидер, как бы сейчас сказали, петербургского регионального отделения казенных профсоюзов. Он создал иллюзию у забастовавших рабочих, что монархическое шествие ("несанкционированное") — лучший способ решить самые больные социальные вопросы. Он же позволил своим коллегам по социал-демократической партии (меньшевиков) так сформулировать тезисы обращения к монарху, что оно стало, с одной стороны, совершенно неприемлемо для царя (требование учредительного собрания, либеральной конституции и радикальной земельной реформы), но с другой стороны, могло бы стать общей платформой для леволиберальной и правосоциалистической оппозиции. Итог известен: ключевое событие XX века — расстрел явно провокационного в глазах властей шествия, и затем обрушение монархической харизмы и канализация русского протестного движения по либеральному и социалистическому руслу. Но, несмотря на исключительный вклад Гапона, истинным режиссером "Освободительного движения 1905–1906 годов" стал лидер Партии народной свободы Павел Милюков, три года формировавший повестку дня.

Вторую (Февральскую) русскую революцию тщательно организовал Александр Гучков, сговоривший к ноябрю 1916 года генералитет, либеральный бизнес и депутатов на устранение Николая II, но в историю она вошла как Революция Керенского. Зато Третью русскую революцию и задумал, и возглавил, и привел к победе Ленин.

Четвертую русскую революцию 1989–1993 годов пятнадцать лет готовил Александр Солженицын, неустанно разоблачая "честный большевизм" и объединяя внешнюю и "внутреннюю" эмиграцию под антикоммунистическими и правоконсервативными знаменами, но реально начал ее академик Сахаров, давший идеальный лозунг: "Долой 6-ю статью" (для молодых — о господствующей роли КПСС в государственной и общественной жизни), одновременно необычайно радикальный, ибо уничтожал саму основу тоталитарной системы, но внешне вполне умеренный ("всего лишь" требование формального политического и идеологического плюрализма) и предложивший депутатам стать главной властью, вытеснив ЦК.

Нашу Пятую революцию вовсю продумал Лимонов. Он гениально выдумал "Стратегию-31", ставшую ее репетицией, соединив идею "Марша несогласных" как героического вызова властям со взятым у русских диссидентов парадоксальным лозунгом требовать от тоталитарных властей "соблюдения Конституции", при этом красиво подняв на щит как бы консенсусную идею "защиты свободы митингов и собраний". Позднее, во время шумного и скандального "развода" Лимонова и Алексеевой, рьяные сторонники Лимонова честно рассказали, что смысл всей затеи был в приучении либеральных оппозиционеров к готовности пострадать, взять власть на измор постоянным добровольным мученичеством… В результате "Стратегия-31" стала постепенно угасать, утратила свой "статусный" сегмент. Но за два с половиной года возникла традиция постоянной героики. Затем произошел сбой —

кульминационный митинг "Стратегии" был назначен Лимоновым на вечер 4 декабря, когда общество еще не осознало шок от масштаба фальсификаций. Поэтому политический урожай достался Навальному,

организовавшему шествие с Чистых прудов на сутки позже, на первом пике возмущения. Его и Яшина арест, жестокие разгоны и задержания на следующий день вытолкнули людей уже на "сакральную" Триумфальную площадь. Мясорубка на Триумфальной вызвала всеобщий протест… Нежданная слава, обрушившаяся на Навального-мученика, вытеснила и его позорный провал 4 ноября, и фиаско кампании Навального "Голосуй за любую системную оппозицию", накачавшей совершенно незаслуженными голосами КПРФ и "Справедливую Россию", которые резко повысили свою политическую капитализацию при торгах с Кремлем и получили кучу мест в Госдуме (каждое, по дурным сплетням, ценой в 10 млн евро)…

Навальный не генерировал ни одной интересной политической идеи. В отличие от него, Лимонов, в тех случаях, когда не провозглашал себя лидером оппозиции, не грезил возрождением СССР и не переносил столицу на китайскую границу, давал четкую политическую программу ликвидации традиционного российского деспотизма:

восстановление парламентской демократии 1990 года, свободные многопартийные выборы, формирование коалиционного кабинета… Также сейчас стало ясно, насколько прав был Каспаров, предлагая вместо строительства небольших партий и бестолковой возни с их регистрацией создание единого общегражданского движения со "среднелогарифмической" правосоциал-демократической программой и разрыв сотрудничества интеллектуалов и лидеров гражданского общества с режимом. В период "оттепельных грез" (с осени 2007 и по осень 2011 года) эти предложения были слишком "резкими". Когда же начался стремительный подъем протестов, Каспаров фактически самоустранился от организации акций, а ОГФ получил репутацию радикальной секты и поэтому уже не сможет развернуться в массовую оппозиционную организацию.

Но ошибки Навального — это тот случай, когда "немудрое Божие премудрее человеков". Даже в революцию радикализация сознания протестующих идет неспешно: еще в 1989 году серьезно спорили об усовершенствование социализма и Ельцин не поддерживал требование многопартийности, а все попытки Новодворской, которая летом 1988 года открыто провозглашала лозунги 1991–1992 годов, на основании своей прозорливости стать интеллектуальным лидером революции провалились — народу нравились лишь вожди, умнеющие вместе с ним. Первая русская революция не началась бы, если бы Гапон не погнал питерских работяг с чадами и домочадцами под хоругвями и портретами будущего святого Николая Кровавого требовать учредительного собрания. Было ясно, что царь, знающий из опыта XVIII–XIX веков, что в европах учредительные собрания, как правило, вели либо к революции, либо к республике, ответит на эту "наглость" пулями, саблями, нагайками… В результате произошла десакрализация царизма и сакрализация (в прямом смысле слова — в реках крови) русского парламентаризма. Но накануне 9 января 1905 года рабочим — горожанам в первом поколении не говорили, что они идут требовать Конституцию (не французы, чай, не немцы, не чартисты английские), они шли за хлебом и землицей… Четвертая русская революция началась с "наивного" требования передачи всей власти Советам. Немногие понимали, что утрата власти ЦК КПСС и введение КГБ в конституционные рамки означает крах и системы, и государства, остальные же миллионы ждали "улучшения", "шведского социализма", нового Союзного договора…

В этом декабре раскачать ситуацию могло только столкновение наивно-умеренного призыва Навального голосовать за всех системных оппонентов ПЖиВ и чуровской реальности с массовой фальсификацией. Пошедших за "Нах-Нахом" фальсификация не могла так возмутить — они ее без труда предвидели. Не было иллюзий и не было шока от столкновения с реальностью.

Поэтому грубейший тактический просчет Навального, все силы положившего на срыв кампании "Против всех", оказался его грандиозной стратегической удачей,

ибо выманил в оппозицию те социальные слои, которые ни за что бы не поднялись ни на "план Немцова", ни на "план Каспарова — Удальцова" об альтернативных выборах. Еще днем 4 декабря будущая Болотная самообманывалась, полагая, что только щелкнет партию власти по носу, и тихо мечтала о либеральном путинизме с медведевским лицом…

Лидер революции — это политический гений, который выхватывает из толпы и ее подсознательные стремления, и объективные социально-экономические требования, формулирует все это в виде лаконичного набора лапидарных лозунгов, создавая впечатление, что его программа сделает "всем хорошо". Лидер революции — это великий полководец, который тонко чувствует, когда обороняться, где и когда наступать, какой рубеж удерживать любой ценой, а какой сдать, как лишнюю обузу.

24 декабря Навальный будет стоять перед многотысячной толпой, восклицающей: "Осанна сыну Давидову". От того, что он предложит митингу и в его лице всей России, более конкретное, чем призыв к принципиальности и солидарности, зависит колоссально много: угадает он порыв общества, возьмет ли нужную ноту, даст ли лозунг, соответствующий одновременно реальному запросу и беловоротничковой фронды, и подъяремной синеворотничковой массы, — все это покажет, оказался ли Алексей Навальный случайным баловнем судьбы, или правы те, кто уже давно высмотрел в нем неоспоримые черты истинного вождя революции…
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
ихлов


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:16. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS