Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Выборы в РФ

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #11  
Старый 24.01.2016, 11:00
Аватар для Спартак. НISTORY
Спартак. НISTORY Спартак. НISTORY вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.06.2014
Сообщений: 1,476
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Спартак. НISTORY на пути к лучшему
По умолчанию

Ответить с цитированием
  #12  
Старый 10.02.2016, 18:33
Аватар для "Коммерсантъ"
"Коммерсантъ" "Коммерсантъ" вне форума
Местный
 
Регистрация: 14.08.2011
Сообщений: 1,451
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
"Коммерсантъ" на пути к лучшему
По умолчанию Герои 1996

http://www.kommersant.ru/doc/2911542
"Ъ" продолжает серию публикаций о президентских выборах 1996 года
09.02.2016, 16:30
Как результаты выборов в Думу в 1995 году повлияли на выбор Бориса Ельцина

"Ъ" продолжает серию публикаций о президентских выборах 1996 года — единственных в российской истории, где для определения победителя потребовалась два тура. Несмотря на победу действующего президента Бориса Ельцина, результаты выборов до сих пор вызывают множество споров. Кто был ключевыми фигурами президентской гонки и что с ними стало потом, выясняла корреспондент "Ъ" НАТАЛЬЯ КОРЧЕНКОВА.

Бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС, бывший председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин был триумфально избран первым президентом России 12 июня 1991 года. С результатом 57,3% голосов он существенно опередил Николая Рыжкова, набравшего только 16,85%. Однако к следующим президентским выборам в 1996 году Ельцин растерял былую популярность: война в Чечне, последствия экономической реформы опустили рейтинг президента едва ли не до нулевого уровня. В сложившейся ситуации серьезную опасность представлял лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Развернувшаяся весной и летом 1996 года избирательная кампания считается одной из самых спорных избирательных кампаний в истории России. Согласно официальным результатам, Борис Ельцин одержал победу во втором туре, набрав 53,83%, а Геннадий Зюганов уступил с 40,31% голосов. Но единого мнения, кто на самом деле победил, до сих пор нет. 31 декабря 1999 в 12 часов дня по московскому времени Борис Ельцин объявил о своей отставке с поста президента России. И.о. президента стал Владимир Путин. Умер Ельцин 27 апреля 2007 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

В 1996 году Геннадий Зюганов был главной угрозой для власти — выборы в Госдуму только что выиграла возглавляемая им КПРФ, а сам Зюганов всерьез готовился к победе на выборах президента. Против Зюганова развернута широкая пропагандистская кампания «Голосуй или проиграешь». Однако в первом туре 16 июня он набрал 32,03% голосов, лишь незначительно уступив Борису Ельцину (35,28%). Во втором туре, который прошел 3 июля, разрыв увеличился: за кандидатуру Зюганова проголосовало 40,31% избирателей, действующий же президент одержал победу с 53,82%. С тех пор Геннадий Зюганов еще трижды баллотировался на президентский пост и каждый раз занимал второе место. Уже более двадцати лет он возглавляет КПРФ и ее фракцию в Госдуме.

Генерал, участник войны в Афганистане и конфликта в Приднестровье Александр Лебедь выдвинулся кандидатом в президенты, заручившись поддержкой Конгресса русских общин. Образ русского военного патриота, властного и сильного, стремительно набирал популярность среди избирателей, на телеэкранах появился известный клип Лебедя: «Есть такой человек. И ты его знаешь». В первом туре президентских выборов он занял третье место с результатом 14,52% голосов избирателей, а во втором — поддержал кандидатуру Бориса Ельцина. Еще до второго тура Лебедь получил пост секретаря Совета безопасности, однако быстро был уволен с этой должности из-за конфликта с президентским окружением. В 1998 году Лебедь избрался губернатором Красноярского края. Погиб 28 апреля 2002 года при катастрофе вертолета Ми-8, на котором он вместе с сотрудниками своей администрации летел на открытие новой горнолыжной трассы. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

На президентских выборах-1996 лидер «Яблока» Григорий Явлинский был представителем «третьей силы» — в противовес действующему президенту Борису Ельцину и коммунисту Геннадию Зюганову. Опасаясь усиления Зюганова, штаб Ельцина предлагал Явлинскому объединиться перед лицом коммунистической угрозы. Компромисс так и не был достигнут и Явлинский пошел на выборы отдельно, заняв четвертое место с 7,34%. В 2000 году Григорий Явлинский снова баллотировался в президенты (5,80%, третье место), а в 2012 году ему было отказано в регистрации. До 2003 года руководил фракцией «Яблока» в Госдуме, сейчас — глава фракции «Яблока» в заксобрании Петербурга.

Председатель ЛДПР — одной из лидеров первых парламентских кампаний — Владимир Жириновский фаворитом президентской гонки-1996 не был. Политик занял только пятое место с 5,7% голосами избирателей. Всего Жириновский баллотировался в главы государства пять раз – в 1991, 1996, 2000, 2008 и 2012 годах. Избирался в Госдуму всех шести созывов, в текущем созыве руководит фракцией ЛДПР.

Виктор Черномырдин работал бок о бок с Борисом Ельциным почти весь его президентский срок: возглавив в 1992 году правительство, Черномырдин был уволен с этого поста только в 1998 году. На выборах в Госдуму 1995 года премьер возглавил список созданного и продвигаемого властью движения «Наш дом — Россия». Однако тогда среди 43 избирательных объединений уверенную победу одержала КПРФ, а НДР заняло только третье место. Именно жажда реванша, по мнению тогдашнего главы администрации президента Сергея Филатова, заставила Бориса Ельцина выдвинуться на выборы в 1996 году. В 2001–2009 годах Виктор Черномырдин был послом РФ на Украине, а в последний год своей жизни — советником президента Дмитрия Медведева. Умер 3 ноября 2010 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Начальник службы безопасности Бориса Ельцина Александр Коржаков был одним из самых близких к президенту людей. Он был назначен телохранителем первого секретаря МГК КПСС Ельцина еще в 1985 году, и сохранил дружбу с начальником даже после того, как тот раскритиковал ход перестройки и оказался в опале. Как писал Борис Ельцин в своих «Записках президента», в освобождении Белого дома в октябре 1993 года Александр Коржаков сыграл едва ли не решающую роль: вместе с директором ФСБ Михаилом Барсуковым он шел «во главе “Альфы”»: «Он посчитал, и, видимо, правильно, что самой лучшей гарантией моей безопасности станет арест руководителей путча — Хасбулатова, Руцкого, Макашова, Ачалова». Однако 20 июня 1996 года, спустя четыре дня после первого тура выборов, вместе с Михаилом Барсуковым и первым вице-премьером Олегом Сосковцом Коржаков был уволен в результате «дела о коробке из-под ксерокса». «Силовые структуры надо было заменить, поскольку они слишком много на себя стали брать и слишком мало отдавать»,— прокомментировал тогда отставки президент. Свой взгляд на произошедшее и воспоминания о работе с главой государства Коржаков изложил в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката», получившей вскоре скандальную известность. Был депутатом Госдумы четырех созывов, входил во фракции «Отечество — Вся Россия» и «Единая Россия». Сейчас Александр Коржаков на пенсии, живет в своем доме в Подмосковье.

Олег Сосковец с 1993 года на посту первого вице-премьера курировал работу министерств топлива и энергетики, транспорта, путей сообщения, связи, госкомитетов по промышленной политике, машиностроению и металлургии. Президентская гонка 1996 года завершилась для Сосковца концом его собственной карьеры. Весной после «штабного переворота» он был вынужден передать руководство кампанией в руки Виктора Илюшина и Анатолия Чубайса. А накануне второго тура Сосковец и вовсе лишился кресла в правительстве в результате «дела о коробке из-под ксерокса» — вместе с ним были уволены также начальник президентской службы безопасности Александр Коржаков и директор ФСБ Михаил Барсуков. С 1996 года Олег Сосковец возглавляет Ассоциацию финансово-промышленных групп России, а с 2011 — Российский союз товаропроизводителей (его предшественником на этом посту был бывший председатель Совета министров СССР, сенатор Николай Рыжков).

Сергей Филатов возглавлял президентскую администрацию, далеко не такую влиятельную, как теперь, с 1993 года, весной 1996 оставил эту должность в связи с назначением заместителем главы штаба по выборам Бориса Ельцина на второй срок. Под его руководством «Общественное движение общественной поддержки» (ОДОП) президента занималось привлечением и сплочением потенциальных сторонников Ельцина. Сейчас Сергей Филатов — президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ, который в том числе оказывает поддержку студентам учреждений культуры и молодым российским писателям.

Фото: Фотоархив журнала «Огонек»

Руководителем президентской администрации на смену перешедшему на штабную работу Сергею Филатову был назначен Николай Егоров. До этого он был губернатором Краснодарского края, министром по делам национальностей, полпредом президента по Чечне. Администрацию и экспертно-аналитический совет при президенте Егоров возглавлял на протяжении всей предвыборной гонки: с 15 января по 15 июля 1996 года. Церемонию инаугурации Ельцина проводил уже новый глава администрации Анатолий Чубайс. После победы Ельцина Егоров был вновь назначен главой Краснодарского края, но вскоре проиграл выборы губернатора Николаю Кондратенко. 25 апреля 1997 года Николай Егоров умер от рака легких.

Выходец из Свердловского обкома партии и давний друг Ельцина Виктор Илюшин был одним из руководителей его штаба еще на выборах президента РСФСР в 1991 году. Весной 1996 года, будучи первым помощником президента, Илюшин создал экспертно-аналитическую группу. Эксперты группы были недовольны работой первого вице-премьера Олега Сосковца во главе штаба и передавали президенту свои рекомендации по ходу кампании. «Вашу избирательную кампанию можно спасти только немедленной ампутацией — О. Н. Сосковец должен быть отстранен от руководства штабом»,— написали они президенту 14 марта 1996 года. «Штабной переворот» завершился поражением Сосковца, а руководство кампанией перешло к Виктору Илюшину, Георгию Сатарову, Анатолию Чубайсу, Борису Березовскому и другим. После выборов Илюшин получил пост первого вице-премьера по социальной политике, на котором проработал меньше года и вскоре возглавил совет директоров ОАО «Газпром-медиа». В газовых структурах он работает и по сей день.

Идеолог приватизации, видный представитель гайдаровской команды «младореформаторов» Анатолий Чубайс был освобожден от должности первого вице-премьера в январе 1996 года. Комментируя его отставку, президент Борис Ельцин заявил, что в поражении проправительственного движения «Наш дом — Россия» на декабрьских выборах в Госдуму «виноват Чубайс». Выражение впоследствии закрепилось в массовом сознании как фраза «Во всем виноват Чубайс». Впрочем, это не помешало Чубайсу стать одним из руководителей предвыборного штаба Ельцина и взять шефство фактически над всей кампанией и ее информационно-аналитическим обеспечением. После победы на выборах Анатолий Чубайс был назначен руководителем президентской администрации. Работал на руководящих постах, с апреля 1998-го по июль 2008 года возглавлял РАО «ЕЭС России». Сейчас возглавляет правление ОАО «РОСНАНО».

Дочь Бориса Ельцина Татьяна Дьяченко и главный редактор «Огонька», соавтор президентских книг «Исповедь на заданную тему» (1990) и «Записки президента» (1994) Валентин Юмашев активно участвовали в работе президентского штаба, а Татьяна еще и сопровождала отца в поездках по стране. Спустя месяц после победы Ельцина на выборах, в августе 1996 года Юмашев был назначен советником президента по взаимодействию со СМИ, а в марте 1997 года возглавил президентскую администрацию. В 2002 году Татьяна Дьяченко вышла замуж за Валентина Юмашева. В 2011 году стало известно о девелоперском бизнесе Юмашевых: семье принадлежит половина башни Imperia Tower в «Москва-сити» и половина управляющего деловым центром ОАО «Сити». Под эгидой Юмашевых 25 ноября 2015 года в Екатеринбурга открылся Президентский центр Бориса Ельцина — первый в России президентский центр.

Борис Березовский считался близким к семье Ельцина олигархом и внес немалый вклад в переизбрание президента в 1996 году. Именно Березовскому на экономическом форуме в Давосе удалось добиться уговорить олигархов объединиться против коммунистической угрозы, поддержав кандидатуру Ельцина. После президентских выборов Борис Березовский был назначен заместителем секретаря Совета безопасности, главной задачей которого стало привести Чечню и Москву к подписанию мирного договора. В 1998-1999 годах был исполнительным секретарем СНГ. Березовский участвовал и в кампании по выборам Владимира Путина на пост президента, однако вскоре разошелся с курсом нового лидера. В 2001 году бизнесмена объявили в розыск по обвинению в мошенничестве, отмывании денег, попытке насильственного захвата власти. Вскоре Березовский поселился в Великобритании в качестве политического беженца. Умер 23 марта 2013 года в доме в графстве Беркшир в 40 км от Лондона, по некоторым данным смерть наступила от повешения, но обстоятельства до сих пор достоверно неизвестны.

Владелец группы «Мост», в которую входила телекомпания НТВ, олигарх Владимир Гусинский до выборов-1996 находился с президентским окружением в непростых отношениях: раздражение вызывало то, как на телеканале освещали Чеченскую войну, в то время как Гусинский рассекал по городу с мигалкой без всякого на нее разрешения. Разобраться с бизнесменом решил начальник президентской охраны Александр Коржаков. События 2 декабря 1994 года вошли в историю как «операция “мордой в снег”»: Гусинский успел скрыться в мэрии, зато его охрану положили лицом в снег и держали так целый час. В 1996 году Гусинский вошел в состав так называемой «семибанкирщины» — группы бизнесменов, объединившихся с целью обеспечить переизбрание Бориса Ельцина. Союз был взаимовыгодным: президенту требовалась медийная и финансовая поддержка, а предпринимателям — прогнозируемое будущее. 13 июня 2000 года, уже после избрания президентом Владимира Путина, Гусинский был арестован по обвинению в мошенничестве: согласно так называемому «Протоколу №6», для прекращения преследования он должен был отказаться от компании. Гусинского объявили в международный розыск, но он так и не был экстрадирован в Россию. В мае 2004 года опальный бизнесмен выиграл дело против России в Европейском суде по правам человека. В феврале 2007 года Гусинский стал гражданином Испании, доказав, что является сефардом — потомком евреев, изгнанных из Испании в 1492 году.

В конце 1980-х — начале 1990-х Сергей Лисовский был широко известен как один из первопроходцев российского шоу-бизнеса и медийно-рекламного рынка: при участии его продюсерской компании было запущено немало популярных телепроектов. В 1996 году Лисовский вошел в штаб Ельцина, занявшись координацией общенациональной предвыборной кампании «Голосуй или проиграешь!», пиаром и рекламой в СМИ. Перед вторым туром президентских выборов 19 июня 1996 года вместе с активистом штаба Аркадием Евстафьевым он попытался вынести из Белого дома коробку из-под бумаги для ксерокса с $538 тыс. — оба были задержаны. Инициаторы задержания глава Службы безопасности президента Александр Коржаков, глава ФСБ Михаил Барсуков и вице-премьер Олег Сосковец в результате были уволены, а следствие так и не установило личность владельца коробки. В 2000 году Сергей Лисовский открыл крупный агрокомплекс в Подмосковье, с 2004 года — член Совета федерации от Курганской области.

В первой половине 1990-х Аркадий Евстафьев был пресс-секретарем главы Госкомимущества Анатолия Чубайса, после чего успел поработать заместителем гендиректора ОРТ. По-настоящему же прославился Евстафьев перед вторым туром президентских выборов 19 июня 1996 года, когда вместе с Сергеем Лисовским попытался вынести из Белого дома коробку из-под бумаги для ксерокса с $538 тыс. — оба были задержаны. Инцидент закончился увольнением инициаторов задержания — главы Службы безопасности президента Александрв Коржакова, главы ФСБ Михаила Барсукова и вице-премьера Олега Сосковца. Владельца коробки следствие так и не нашло, и возбужденное по факту «незаконных операций с валютой в особо крупных размерах» дело закрыли в апреле 1997 года. В 2001–2005 годах был гендиректором ОАО «Мосэнерго», входящего в структуру РАО «ЕЭС России», которое тогда возглавлял Анатолий Чубайс. С 2006 года и по сей день Евстафьев — генеральный директор ЗАО Инвестиционный холдинг «Энергетический Союз».

Один из основателей НТВ Игорь Малашенко по поручению владельца телекомпании Владимира Гусинского отвечал за информационное обеспечение президентской кампании-1996 на телеканале, консультировал Ельцина по вопросам связей с общественностью. После успешной выборной кампании Ельцин по совету Анатолия Чубайса предложил Малашенко возглавить администрацию президента, но тот ответил отказом, и администрацию возглавил сам Чубайс. Вслед за Гусинским Малашенко тоже покинул страну, но в 2012 году вернулся в Россию. Занимается предпринимательством.

Вице-президент НТВ и ведущий программ «Итоги» и «Герой дня» Евгений Киселев активно освещал в своих передачах предвыборную кампанию. Например, сразу после инцидента с выносом денег из Белого дома, после полуночи в эфир НТВ вышел спецвыпуск программы «Сегодня», в котором Евгений Киселев впервые употребил словосочетание «коробка из-под ксерокса». Обвинения НТВ в работе на команду Ельцина Киселев отвергает. «Не помню случая, чтобы НТВ просто взяло да умолчало о том или ином событии с участием Зюганова или любого другого кандидата,– писал в 2006 году Киселев.— И уж точно никто не снимал тогда постановочных сюжетов про то, как сексуальные меньшинства проводят акции в поддержку одного из кандидатов». В конце 2000-х переехал на Украину, сейчас ведет вечернее политическое шоу «Черное зеркало», выходящее каждую пятницу на телеканале «Интер».

Глава движения «Духовное наследие» Алексей Подберезкин в конце 1995 года избрался депутатом Госдумы по спискам КПРФ, а уже через пару месяцев в должности заместителя главы предвыборного штаба помогал лидеру коммунистов Геннадию Зюганову избраться президентом. На очередных выборах президента 2000 году Подберезкин вслед за Зюгановым сам выдвинул свою кандидатуру, но в итоге набрал лишь 0,13% голосов избирателей. Сейчас занимается преподавательской деятельностью, до 2015 года был проректором по научной работе МГИМО.

Последний раз редактировалось Chugunka; 11.02.2016 в 06:02.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 11.02.2016, 06:08
Аватар для Наталья Корченкова
Наталья Корченкова Наталья Корченкова вне форума
Новичок
 
Регистрация: 11.02.2016
Сообщений: 8
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Наталья Корченкова на пути к лучшему
По умолчанию Уровень угрозы: красный

http://www.kommersant.ru/doc/2878461
Как результаты выборов в Думу в 1995 году повлияли на выбор Бориса Ельцина
17.12.2015



"Ъ" начинает серию публикаций о президентских выборах 1996 года — одной из самых спорных избирательных кампаний в истории России. До сих пор нет единого мнения, кто на самом деле победил — действующий президент Борис Ельцин или лидер КПРФ Геннадий Зюганов. За полгода до этого, 17 декабря 1995 года, прошли выборы в Госдуму второго созыва. Среди 43 избирательных объединений уверенную победу тогда одержала КПРФ, а созданное и продвигаемое властью движение "Наш дом — Россия" заняло только третье место. Какое значение имела та кампания и как она повлияла на дальнейшее развитие событий, изучала корреспондент "Ъ" НАТАЛЬЯ КОРЧЕНКОВА.

Борьба за думские мандаты в 1995 году разворачивалась на фоне нарастающего в обществе недовольства властью. По опросам Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в сентябре 1994 года работу Бориса Ельцина на посту президента одобряли 29,8%, а в сентябре 1995 года — только 14,1%. К концу ноября — началу декабря только 3,3% называли обстановку в России "спокойной", а остальные считали ее "нестабильной" (55,4%) или даже "взрывоопасной". Наибольшую тревогу у граждан вызывали рост цен (44,2%), рост числа уголовных преступлений (40,4%), отсутствие уверенности в завтрашнем дне (32,4%). 27,7% респондентов беспокоили задержки с выплатами зарплаты, примерно столько же — вооруженный конфликт в Чечне. Было бы "лучше, если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки" в 1985 году, констатировали тогда более половины опрошенных.

Выборы, которых могло бы и не быть

Согласно переходным положениям Конституции (ее приняли 12 декабря 1993 года одновременно с выборами в обе палаты парламента), Госдума первого созыва избиралась на два года. Но перспектива проведения выборов в 1995 году не была однозначной. Избирательное законодательство еще только предстояло разработать. Взгляды на содержание этих законов у президента и различных политических сил разошлись. Поиск компромисса о порядке выборов в Госдуму затянулся, вызвав немало слухов о возможном переносе выборов. Растущая популярность коммунистов только подкрепляла эти опасения. Да и память о том, что президент может пойти на жесткие меры в ходе конфликта с оппонентами, была свежа: с событий 1993 года прошло всего два года.

Руководитель администрации президента (АП) в 1993-1996 годах, ныне глава Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ Сергей Филатов отмечает, что основная дискуссия развернулась по поводу соотношения пропорциональной и мажоритарной частей. АП считала правильным порядок, при котором 150 депутатов избирались бы по партспискам, а 300 — по одномандатным округам. Глава думской группы по разработке закона депутат-"яблочник" Виктор Шейнис настаивал на формуле 225:225. "Мне и сейчас представляется, что такой вариант оптимален для российского парламента,— говорит господин Шейнис.— Но тогда АП пыталась добиться максимума одномандатников, полагая, что на них им будет легче влиять. С моей точки зрения, это было неправильно — слишком малая доля оставалась на списки, что препятствовало партстроительству". Сергей Филатов же доказывал, что пропорциональная система "отрывает депутатов от избирателей", но в итоге "согласился с Шейнисом". "Было невозможно дальше тянуть: мы обещали, что новые выборы пройдут через два года",— говорит господин Филатов.

Президент подписал закон 21 июня 1995 года. Итоговая версия, помимо соотношения 225:225, ограничивала центральную часть федерального списка избирательного объединения 12 кандидатами, закрепляла 5-процентный проходной барьер и 25-процентную явку избирателей, при которой выборы считались состоявшимися. 17 июля Борис Ельцин дал официальный старт кампании, назначив своим указом выборы в Госдуму на 17 декабря.

Но осенью выборы вновь были поставлены под вопрос. С критикой закона о думских выборах выступили депутаты Ирина Хакамада и Вячеслав Никонов. Несправедливыми они сочли, в частности, 5-процентный барьер, который при большом количестве избирательных объединений позволит участвовать в распределении мандатов "максимум четырем из них". Негативно, по их мнению, на выборы повлияла бы и однотуровая система в мажоритарных округах: при огромном количестве кандидатов в округе победители будут представлять абсолютное меньшинство избирателей, а большинство проголосует против них. Депутаты обратились в Конституционный суд (КС). Если суд примет решение о несоответствии закона Конституции, то Госдуме придется согласиться с предложенными поправками, в противном случае выборы 17 декабря могут просто не состояться, пригрозила тогда госпожа Хакамада. Бывший начальник охраны президента Александр Коржаков вспоминает, что депутаты первого созыва просто не торопились переизбираться: "Они только устраивались больше года: пока между ними распределили кабинеты, выдали таблички... Шумейко (в то время — председатель СФ.— "Ъ") вообще кричал: "Саша, если ты это до Ельцина донесешь, все будут тебя в задницу целовать!" Они все были двумя руками за перенос выборов".

Общественное мнение, впрочем, настаивало на проведении голосования в срок: ноябрьский опрос ВЦИОМа показал, что только 8,8% респондентов не имеют ничего против переноса парламентских выборов (9,1% — президентских). Вмешаться пришлось Борису Ельцину. 13 ноября он подтвердил "твердую решимость" провести выборы в Госдуму 17 декабря, а заодно попросил СФ скорее назначить дату выборов президента в 1996 году — чтобы "снять часть напряжения", связанного со слухами и об их отмене. Вскоре отреагировал и КС: спор о содержании закона он отнес к компетенции законодателей, а вопрос о представительном характере будущей Думы предложил обсудить после ее избрания.

Как партия власти шла к власти

Накануне выборов власть предприняла попытку сформировать в стране двухпартийную систему — как сейчас вспоминает Сергей Филатов, эта идея могла принадлежать тогдашнему зампреду правительства Сергею Шахраю (другие участники тех событий также упоминают здесь помощника президента Георгия Сатарова). В апреле Борис Ельцин объявил о создании двух предвыборных объединений: правоцентристского "Наш дом — Россия" (НДР) во главе с премьером Виктором Черномырдиным и левоцентристского — во главе со спикером первой Думы аграрием Иваном Рыбкиным (позже его назвали "Блок Ивана Рыбкина"). Как пояснял президент, двухпартийная система позволила бы "обрубить экстремистов с флангов" и создать в Думе "здоровый центр".

Перед НДР стояла задача успешно выступить на парламентских выборах, и движение быстро включилось в подготовку к кампании. В первую тройку, помимо Виктора Черномырдина, вошли режиссер Никита Михалков и участник военных операций в Афганистане и Чечне Лев Рохлин. Но первое серьезное поражение ждало НДР еще до выборов в Госдуму. В августе 1995 года главой Свердловской области во втором туре с результатом 59% был избран Эдуард Россель, обошедший назначенца из Москвы, главу отделения НДР Алексея Страхова (34%).

У НДР не было идеологии, а ее структура создавалась искусственно, с опорой на властную вертикаль, рассуждает о причинах провала движения депутат фракции КПРФ в Госдуме второго созыва, бывший лидер движения "Духовное наследие" Алексей Подберезкин. "Черномырдин звонил одному из губернаторов и просил его провести у себя собрание отделения, тот, в свою очередь, вызывал какую-нибудь гардеробщицу и велел ей провести первичку... Это партия чиновников, никакой реальной организации там и в помине не было",— говорит он.

Не самой удачной оказалась и агитация НДР, вспоминает политтехнолог Константин Калачев, в 1995 году возглавлявший список Партии любителей пива. Главный лозунг кампании — "Если дорог тебе твой дом" — дополнялся символом: изображением домика с покатой крышей, в форме которой Черномырдин складывал руки на предвыборных плакатах. Жест премьера стал предметом многих шуток и даже частушки (ее авторство приписывают депутату Госдумы второго созыва Константину Боровому): "Черномырдин на плакате // Ручки домиком сложил, // Чтоб не думал избиратель // Что он хрен на них ложил". Образ премьера активно использовали и другие конкуренты НДР: например, лидер движения "Вперед, Россия!" Борис Федоров появлялся в своих предвыборных роликах с картонным Черномырдиным. "Виктор Степанович, неужели трех лет в качестве премьер-министра вам недостаточно? Ведь результатов нет. Какие вам нужны полномочия? Кто вам мешает?" — спрашивал Федоров.

Неуспех движения предсказывала и социология: в июне о существовании НДР было известно только каждому двадцатому респонденту ВЦИОМа, примерно столько же опрошенных готовы были проголосовать за него к декабрю. Непросто все складывалось и у "Блока Рыбкина". Агитацией занимался режиссер Тимур Бекмамбетов: в одном из снятых им роликов, например, коровы рассуждают о справедливости. Максимальный рейтинг блок показал накануне выборов, когда за него обещал проголосовать 1% респондентов.

По мнению Сергея Филатова, навязываемая сверху двухпартийная система была обречена на провал. "В мире есть два основных идеологических направления: консерваторы и либералы. Это логично. Но это должно быть отрегулировано самим обществом",— признает он. Непосредственно же с НДР "злую шутку" сыграл стремительно теряющий популярность президент, ведь "все понимали, что НДР — это не партия Черномырдина, а партия Ельцина". Согласно опросу ВЦИОМа (ноябрь--декабрь 1995 года), "близким к Ельцину" Виктора Черномырдина считали 41,2% опрошенных.

Хотя НДР ассоциировали с президентом, движение требовалось власти только как инструмент для проведения в Госдуме нужных законов, указывает депутат Госдумы первого созыва, профессор ВШЭ Юлий Нисневич. По его мнению, было ясно, что Борис Ельцин и команда "не хотели опираться ни на НДР, ни на какую-либо другую политическую силу". На пресс-конференции в сентябре, например, президент дал НДР не самую высокую оценку, поставив блок в ряд партий, которые получат на выборах "ну процентов семь". Подобные высказывания президента принято объяснять его непростыми отношениями с премьером. Сергей Филатов отрицает, что Ельцин и Черномырдин когда-либо конфликтовали. "Они всегда были в очень хороших отношениях",— заверяет он. Но признает, что президент мог испытывать к лидеру НДР "чувство ревности".

"На пороге стоят коммунисты, а вы тут шутки шутите"

Всего к участию в выборах допустили 43 избирательных объединения. "Из тех, кому удалось собрать необходимые 200 тыс. подписей, насколько я помню, никому в регистрации отказано не было",— говорит политтехнолог Андрей Богданов. По его словам, будучи главой одного из отделений "Союза защиты акционеров и вкладчиков МММ" и обладая контактами сотен людей, он "помог собрать подписи десятку партий", в том числе "Конгрессу русских общин" и "Общему делу" Ирины Хакамады. "Было принято решение пускать всех, чтобы утопить протест против власти в партиях мира и добра",— считает Константин Калачев.

Демократы пошли на выборы множеством маленьких и слабых колонн. "Ну никак мы не могли добиться их объединения. Но в этом проблема всех выборов — демократы никогда не были готовы к тому, чтобы идти единым фронтом",— рассказывает Сергей Филатов. Особенно сложно, по его словам, было договариваться с Григорием Явлинским. "Яблоко" было одним из фаворитов предвыборной гонки и выделялось в том числе удачной агитацией. В ролике на голову Исаака Ньютона падает плод. "Выбирайте "Яблоко", пока вам на голову не свалилось что-нибудь другое",— призывает голос за кадром.

Попытку объединить единомышленников на базе блока "Демократический выбор России" (ДВР) предпринял Егор Гайдар, лидер успешно прошедшего в первую Думу "Выбора России" — по сути, партии власти образца 1993 года. В мае в прямом эфире программы "Итоги" на НТВ господа Гайдар и Явлинский обсудили возможность выдвижения единого списка. Однако затем лидер "Яблока" отказался от этой идеи. "Он обеспечил раскол демократов и наше общее поражение на выборах",— заявит Егор Гайдар почти год спустя на конференции ДВР. В результате в коалицию вошли Российская партия социальной демократии и Крестьянская партия. Даже предполагаемый автор идеи двухпартийного парламента Сергей Шахрай повел на выборы Партию российского единства и согласия (ПРЕС) отдельным списком.

Часть электората НДР перетянули на свою сторону и "Женщины России" — Екатерина Лахова и Алевтина Федулова. Отдельные блоки зарегистрировали Гавриил Попов, Элла Памфилова, Константин Боровой с Валерией Новодворской. Схожие ценности разделяла и Партия любителей пива, которая "наравне с правом каждого человека пить пиво отстаивала и право человека его не пить", вспоминает Константин Калачев. Но партию редко воспринимали всерьез, жалуется он: "Уже тогда начали эксплуатировать эту риторику: на пороге стоят коммунисты, решается судьба демократии, а вы тут шутки шутите".

Блоков и партий было много — на любой вкус. Собиралась повторить свой успех ЛДПР Владимира Жириновского, занявшего первое место на выборах в 1993 году. Отдельно шли Аграрная партия России, "Коммунисты — Трудовая Россия — За Советский Союз", Николай Рыжков и Сергей Бабурин вели на выборы партию "Власть — народу!". Выделялся в этом ряду список "Конгресса русских общин" (КРО), в первую тройку которого входил герой конфликта в Приднестровье генерал Александр Лебедь. Первым номером при этом шел бывший секретарь Совбеза Юрий Скоков. Именно очередность в списке помешала успеху партии на выборах, полагают эксперты. Это ошибка Скокова, известность которого была несравнима с известностью генерала Лебедя, говорит Андрей Богданов: "Понятно, что он рулил всем процессом, но ради прохождения партии ему нужно было оставаться серым кардиналом".

КПРФ тем временем уверенно завоевывала первые позиции. Если в начале года коммунисты уступали только "Яблоку" (в мартовском опросе ВЦИОМа — 15,5% против 10%), то последние электоральные рейтинги перед днем голосования прочили списку Геннадия Зюганова 15,2%, а "Яблоку" — 6%. Алексей Подберезкин признает, что на рейтинг коммунистов работала политическая и социально-экономическая ситуация, но и помимо этого партии удалось провести эффективную кампанию. "Если в 1993 году КПРФ фактически не участвовала в выборах из-за опасений, что вот-вот партию запретят, то через два года мы развернули целую стратегию",— рассказывает он. Например, партия пошла на электоральные хитрости: заведомо избираемые претенденты баллотировались в одномандатных округах и одновременно возглавляли региональные группы в списках. Совершенно по-новому строилась агитация коммунистов. "Нам удалось уйти от примитивных узкопартийных лозунгов в более широкое пространство, чтобы противопоставить всему либерально-западническому коммунистов, левых, патриотов",— отмечает господин Подберезкин.

"Президент понял, что может проиграть все"

Согласно официальным итогам голосования, КПРФ одержала уверенную победу и по партийным спискам, и по одномандатным округам. Суммарно коммунистам доставалось 157 мандатов. Еще три объединения смогли преодолеть 5-процентный барьер: ЛДПР, НДР и "Яблоко" (см. инфографику). Еще 19 партий провели в парламент депутатов по округам. Выборы серьезно изменили структуру Госдумы: в палате первого созыва было семь фракций, во втором созыве их осталось четыре.

Единого мнения по поводу честности кампании и справедливости подсчета голосов нет. Не прошедший в парламент Константин Калачев называет выборы-95 "образцом демократичности": "Власть вела себя очень прилично: никто не придирался к агитационным материалам, не препятствовал в их распространении... Я вспоминаю Вешнякова (в 1995 году — секретарь ЦИКа.— "Ъ") — святой человек!" Фальсификации тогда еще "не были доминантой избирательной системы", но "фокусы уже начались", утверждает Юлий Нисневич. "На самом деле барьер преодолели еще три партии: ДВР, "Женщины России" и "Трудовая Россия". Я сам присутствовал при том, как Черномырдин позвонил Гайдару и поздравил его с прохождением в Думу. Но после этого результаты выборов были изменены: побоялись, что мандат получит Виктор Анпилов (один из лидеров "Трудовой России".— "Ъ"), который, видимо, считался совершенно неприемлемой фигурой в парламенте",— вспоминает он.

Причины победы коммунистов "исключительно экономические", говорит Андрей Богданов. "Все вспомнили, что совсем недавно был СССР, где были очереди и не было продуктов, но люди сохраняли самоуважение: научные сотрудники не торговали картошкой",— поясняет он. Юлий Нисневич добавляет, что разочарование в новой власти "спровоцировала война в Чечне, много негатива вызывала и приватизация". В этих условиях неизбежно появилась "очень мощная советская ностальгия".

"В экономике есть такое понятие — логический спад, он был неизбежен как следствие при переходе от плановой экономики к рыночной. И к 1995 году этот спад достиг низшей точки: уровень жизни резко упал, выросла безработица, зарплаты задерживали по полгода",— говорит директор "Левада-центра" Лев Гудков, в 1995 году возглавлявший отдел социально-политических исследований ВЦИОМа. Все это, поясняет социолог, вызвало у граждан "шоковое состояние от несовпадения надежд с реальным положением дел". Едва ли не все политические силы тогда "воспользовались этим разочарованием", но самой эффективной оказалась пропаганда коммунистов о том, что "все реформы были инициированы Западом, чтобы развалить Россию". "Граждане в этот момент поверили, что КПРФ выражает настроения обделенной части населения, что коммунисты — это меньшее зло из возможных",— отмечает Лев Гудков.

Борис Ельцин не видел опасности в КПРФ и в борьбе за думские мандаты сохранял нейтралитет, утверждает Александр Коржаков. "Он по этому поводу совершенно не беспокоился. Да, победили коммунисты. Но что они могли сделать? Ничего. Не принимают закон — президент проводит его указом, не хотят войну в Чечне — он называет ее контрреволюционной операцией, не согласны с его кадровыми предпочтениями — он назначает чиновника в статусе и. о. Конституция позволяла ему полностью игнорировать парламент",— поясняет он.

Сергей Филатов, напротив, рассказывает, что победа коммунистов "очень задела" Бориса Ельцина. "Мы разговаривали с ним в августе, он объяснял, что не хочет идти на президентские выборы в 1996 году, потому что очень устал, плохо себя чувствует, почти не бывает с семьей",— вспоминает Филатов. Но после выборов, по его словам, все изменилось: "4 января 1996 года президент вызвал меня к себе. Подошел ко мне и сказал: "Ну что, просрали выборы?" Я впервые услышал от него это ругательное слово. Он понял, что действительно может проиграть все. Поэтому он и согласился идти на второй срок".

Газета "Коммерсантъ" №233 от 17.12.2015, стр. 4
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 16.03.2016, 06:37
Аватар для Наталья Корченкова
Наталья Корченкова Наталья Корченкова вне форума
Новичок
 
Регистрация: 11.02.2016
Сообщений: 8
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Наталья Корченкова на пути к лучшему
По умолчанию Неизбранные труды Геннадия Зюганова

http://www.kommersant.ru/doc/2936419
Как лидер КПРФ собирался выиграть президентские выборы 1996 года
15.03.2016

"Ъ" продолжает серию публикаций о президентских выборах 1996 года — одной из самых спорных избирательных кампаний в истории России. 15 марта 1996 года Госдума приняла два постановления: одно подтверждало юридическую силу итогов референдума 1991 года о сохранении СССР, другое фактически отменяло Беловежские соглашения о создании СНГ. Решение Думы стало ярким этапом предвыборной кампании Геннадия Зюганова. О том, как он боролся за пост президента,— корреспондент "Ъ"

Постановления об отмене решения ВС РСФСР от 12 декабря 1991 года "О денонсации Договора об образовании СССР" и подтверждении юридической силы итогов референдума о сохранении СССР подготовили и вынесли на пленарное заседание Госдумы фракция КПРФ и ее союзники — аграрии и группа "Народовластие". Коммунисты и прежде поднимали "беловежский вопрос", но принять постановления они смогли, только получив в Думе большинство (о том, как коммунисты выиграли выборы в парламент,— см. "Ъ" от 17 декабря 2015 года). "Открыть больший простор для последовательной добровольной интеграции братских народов" — так авторы объяснили свой замысел. Юридической силы постановления не имели — по ст. 103 Основного закона Госдума принимает постановления только по вопросам, отнесенным к ее ведению Конституцией, постановления по другим вопросам не имеют обязательных юридических последствий. Решение стало первым знаковым предвыборным ходом Геннадия Зюганова — лидера фракции КПРФ и главного конкурента Бориса Ельцина на президентских выборах. Страна оказалась на грани тяжелейшего политического кризиса.

Назад в СССР

После принятия антибеловежских постановлений президент хотел отменить выборы, распустить Думу и запретить КПРФ. По мнению дочери Бориса Ельцина и сотрудника его предвыборного штаба Татьяны Юмашевой (Дьяченко), в необходимости столь решительных действий президента убеждали отстраненные от руководства кампанией начальник службы безопасности президента (СБП) Александр Коржаков и первый вице-премьер Олег Сосковец (о команде Бориса Ельцина — см. "Ъ" от 15 февраля). "Группа Коржакова—Сосковца почувствовала, что у них появился потрясающий шанс вернуться в большую игру",— вспоминала она в своем блоге. Президентские помощники уже получили поручение подготовить соответствующие указы, но одновременно размышляли над аргументами, которые убедили бы Бориса Ельцина в недопустимости радикальных мер. Кризис разрешился утром 18 марта, когда президент занял позицию своих помощников, которых поддержал в том числе и глава МВД Анатолий Куликов. В те же дни и председатель Думы коммунист Геннадий Селезнев заявил, что постановления носят "гражданско-политический характер" и лишь дают "возможность президенту начать процесс собственной политической реабилитации как одному из подписантов неконституционного беловежского документа". А 10 апреля Госдума приняла постановление, в котором подчеркивалось, что документы от 15 марта 1996 "отражают гражданскую и политическую позицию депутатов и не затрагивают стабильность правовой системы и международные обязательства РФ".

Александр Коржаков сейчас утверждает, что не предлагал отменять выборы: постановления Думы были "декларацией, пустышкой", но президенту "никто ничего не объяснил" и "всех подняли на уши". "Все, кто был у президента, приходили потом ко мне и говорили: "Александр Васильевич, надо что-то делать"",— говорит он. Анатолий Куликов, по словам господина Коржакова, "когда все закончилось, собрал своих ближайших соратников, налил по фужеру водки, и сказал: "Меня, наверное, в течение нескольких часов снимут за то, что я пошел против Ельцина, не пошел штурмовать Думу"". "И потом сам в это поверил, что это он спас ситуацию",— вспоминает Александр Коржаков. Но на самом деле "ситуацию спас" премьер Виктор Черномырдин, говорит экс-глава СБП. "Мы продолжали настаивать, и президент в конце концов согласился. Но свою роль мы не преувеличиваем, без силовиков мы не справились бы с Борисом Николаевичем",— говорит помощник президента Георгий Сатаров. В противном случае, полагает Татьяна Юмашева, "мы могли получить повторение октября 93-го с еще более тяжелыми последствиями".

Коммунисты не боялись вести "бескомпромиссную политику" и "работать на обострение", говорит бывший заместитель главы штаба Геннадия Зюганова Алексей Подберезкин. "Двадцать лет назад в Думу шли политики-идеологи,— подчеркивает он.— Другое дело, какого они были качества, но все они были self-made. Принципы, идеологические установки были им важнее, чем место в Госдуме". Директор Института избирательных технологий Евгений Сучков замечает, что "борьба с антинародным режимом как таковым, ставшая главной темой думской кампании, плавно перетекла в президентскую". И "если Ельцина упрекали в том, что он развалил СССР, а его распад был оформлен в Беловежской пуще, то борьба с таким решением и есть борьба с президентом". История "была в русле" кампании Зюганова, отмечает он, но "могла бы стать значимой, если бы хоть одна бывшая союзная республика сказала: "Геннадий Андреевич, мы сейчас все бросим и побежим назад в Советский Союз". Никто этого не сделал".

Экс-секретарь ЦК КПРФ по избирательным технологиям Виктор Пешков на вопрос "Ъ", не боялись ли коммунисты, что президент распустит Думу и отменит выборы, отвечает, что эта угроза и так "постоянно была". По его словам, постановления от 15 марта "нельзя напрямую связывать с предвыборным процессом". Это "линия поведения, жесточайшая и принципиальная", подчеркивает господин Пешков, "изначально и партия, и большинство населения" не приняли распада СССР, и если в вопросе экономики можно было обсуждать соотношение доли государства и частного сектора, то здесь "люфта КПРФ никак не могла допустить". "Бежит бегун по дистанции: какой-то круг бежит быстрее, на следующем решил передохнуть и побежал помедленнее. А потом, к финишу, где прессы стало больше на трибуне, снова побежал чуть быстрее",— объясняет Виктор Пешков.

"Кому-то нравился Зюганов, кому-то не нравился, но его выдвинули"

Коммунисты вступили в президентскую гонку почти сразу после парламентских выборов. Прошедший 11-12 января 1996 года пленум ЦК КПРФ поддержал кандидатуру Геннадия Зюганова. Выдвинуть его было решено как единого претендента от "народно-патриотических сил". Задача создать широкую коалицию стояла перед Алексеем Подберезкиным и его движением "Духовное наследие". Силами этого движения была создана инициативная группа, выдвинувшая господина Зюганова. Работа предстояла непростая: в парламентской кампании КПРФ была не единственной левой партией, и потенциальные союзники критиковали Геннадия Зюганова.

Первыми к коалиции присоединились СКП—КПСС во главе с Олегом Шениным, Аграрная партия Михаила Лапшина, группа "Народовластие", общество "Российские ученые социалистической ориентации" (РУСО). Союзников собирали до самых выборов, в конце концов объединив Всероссийское офицерское собрание во главе с Владиславом Ачаловым, Алевтину Апарину и ее Всероссийский женский союз, а также режиссера Станислава Говорухина, танцора Махмуда Эсамбаева, актеров Людмилу Зайцеву, Аристарха Ливанова, Николая Бурляева. Поддержали Геннадия Зюганова и глава "Трудовой России" Виктор Анпилов, лидер Российского общенародного союза, вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин, лидер движения "Держава", и экс-вице-президент Александр Руцкой.

"Кому-то нравился Зюганов, кому-то не нравился, но его выдвинули, поскольку это была реальная фигура, которая может стать президентом. Многие даже ярые противники Зюганова согласились на его поддержку",— вспоминает Виктор Пешков. Как заявил тогда господин Руцкой, у него "не меньше разногласий с Зюгановым", чем у других кандидатов, но "с мнением народа пора научиться считаться". Сейчас Александр Руцкой говорит, что "не поддерживал" господина Зюганова, поскольку "был занят" подготовкой к губернаторским выборам (впоследствии избрался главой Курской области): "21 сентября (1993 года.— "Ъ") он ушел поднимать народные массы и с концами исчез. Не то чтобы я обижался за его поведение, но, когда мы восстали против произвола, он нас просто предал".

Евгений Сучков называет коалицию мифической: "В нее входили от собраний городских сумасшедших с партбилетами КПСС до полумифической организации Подберезкина, в которой состояли он сам и еще пять человек. Я побывал на заседании РУСО. У меня просто волосы дыбом на голове встали: сборище озлобленных людей, которые когда-то преподавали марксистско-ленинскую философию". Впрочем, у Геннадия Зюганова были и влиятельные сторонники, признает Евгений Сучков: например, Аман Тулеев (тогда председатель заксобрания, а потом бессменный глава Кемеровской области), снявшийся с президентской гонки в его пользу, или генерал армии Валентин Варенников. Как рассказывает Алексей Подберезкин, его "концепция предполагала, что, даже если организационно и финансово организация была не очень сильна, ее присутствие было очень важно, потому что какая-то доля граждан симпатизировала ей". Он признает, что "все организации были слабые, но и коммунисты еще не стали сильными в 1996 году": "Коммунисты только вылезли с чердаков, только начинали раскручиваться. Поддержка некоммунистической части элиты была очень важна".

Виктор Пешков настаивает на том, что поддержавшие господина Зюганова организации "были на тот момент весьма значимы", поскольку "обладали своим электоральным корпусом" — например, Союз офицеров или ряд православных организаций. "Определенная общественная организация еще и поддерживала ту или иную часть программы",— поясняет господин Пешков.

К работе также "удалось подтянуть олигархов", в том числе и из тех, кого позже назовут семибанкирщиной, вспоминает Алексей Подберезкин, но подробнее не комментирует. Виктор Пешков также говорит, что "бизнес помогал", подчеркивая, что о "коробках из-под ксерокса" речи не шло: "Олигархи тоже между двух огней искали свое место. С ними тоже шли на переговоры". Он признает, что были и встречи с "отдельными представителями" ельцинского штаба, но переговоров "с командой Ельцина или с ним лично не было" — по крайней мере он об этом не знает.

Предпочтя союз с "народно-патриотическими силами", Геннадий Зюганов приобрел дополнительных сторонников, но потерял социал-демократическое крыло, для которого "державность была недопустима", считает политолог Сергей Черняховский. "В конкретных исторических условиях конкретными людьми принимались конкретные решения,— возражает Виктор Пешков.— Поскольку мы выборы не выиграли, значит, не все решения были правильными".

Между многоукладностью и госрегулированием

15 февраля 1996 года — в тот же день о своем выдвижении заявил Борис Ельцин — конференция КПРФ приняла "Декларацию об основах политического сотрудничества...". Она должна была объединить всех сторонников Геннадия Зюганова. В документе, в частности, признавалась "многоукладность" в экономической и социальной сферах, но подчеркивалась важность "предотвращения противозаконного разворовывания государственной собственности под видом приватизации". Отмечалась необходимость "в краткие сроки представить народу программу вывода страны из экономического кризиса", а также "привести в соответствие с реальным прожиточным минимумом размеры пенсий, пособий, стипендий и зарплаты на основе их регулярной индексации".

Предвыборную программу Геннадий Зюганов представил 17 марта, в пятилетнюю годовщину референдума о сохранении СССР. В ней, в частности, подчеркивалось, что "демократия — это власть народа, а стало быть, ответственность государственных органов перед народом". Одной из ключевых составляющих программы была критика политики власти (а значит — Бориса Ельцина). Для "вывода страны из кризиса" Геннадий Зюганов предлагал "гарантировать гражданам права на труд, отдых, жилище, бесплатное образование и медицинское обслуживание, достойную старость", компенсировать "сбережения, потерянные в результате "реформ"", а также "обеспечить преимущество отечественным товаропроизводителям всех форм собственности". Прямого отрицания рыночной экономики в программе не было, признавалась лишь возможность "там, где это необходимо, принять меры прямого государственного регулирования". Виктор Пешков отмечает, что программа содержала "те целевые установки, которые тогда были памятны большинству населения". "Она не могла быть отстраненной от коммунистической идеологии, потому что основной расчет, весь пафос программы был направлен на память о Советском Союзе",— подчеркивает он.

Некоторые союзники Геннадия Зюганова сочли документ недостаточно радикальным. Среди них были РПК и РКРП, выступавшие за "восстановление власти трудящихся в форме Советов с последующей ликвидацией института президентства в России" и "возвращение мирным путем собственности трудовому народу". Руководство партий рекомендовало активу голосовать за лидера КПРФ, но отказалось вступать в блок "народно-патриотических сил". Одного из лидеров РКРП Виктора Анпилова однопартийцы осудили за присоединение к коалиции от лица "Трудовой России" и вскоре исключили из партии.

Евгений Сучков вспоминает, что в программе был сделан акцент именно на антиельцинской риторике, поскольку с ней "в декабре 1995 года коммунисты удачно выступили на парламентских выборах". "Много говорили о разворовывании собственности, обнищании населения — и говорили все правильно. Но войти в одну и ту же реку дважды нельзя: на президентских выборах избирают не идеологию, а избирают Зюганова. Недостаток внимания штаба КПРФ к формированию его положительного образа — одна из причин поражения на выборах",— рассуждает господин Сучков. "На думских выборах максимально использовался потенциал каждого кандидата и стоящих за ним людей,— говорит Алексей Подберезкин.— Но повторить этот опыт на президентских выборах не удалось, потому что добрая половина депутатов решила, что это не их личное дело, а некоторые даже желали Зюганову поражения: кто-то не хотел его усиления, кто-то считал, что он предает коммунистические принципы". Один из депутатов, по словам господина Подберезкина, "уехал на Кубу на три месяца в разгар кампании". "И таких было достаточно много. В этом смысле мы работали вполсилы",— добавляет он.

"Наш Гена — трезвый крокодил"

В ходе кампании Геннадий Зюганов много ездил по регионам. Но практически везде он сталкивался с административным ресурсом. "Давление Кремля в ту пору на губернаторов уже было сильное",— говорит Виктор Пешков. "Весь механизм административного давления, который можно было применить, они применяли. При этом тогда и у КПРФ было достаточное количество губернаторов, которые были либо членами партии, либо были избраны при ее поддержке. Они были более осторожны",— вспоминает он. Но и в "красных" регионах губернаторы не всегда благоволили кандидату от КПРФ: так, глава Брянской области Владимир Барабанов, считавшийся сторонником коммунистов, заявил, "что всегда был человеком Ельцина", и на время визита Геннадия Зюганова уехал в Москву. "Многие выжидали: они не были сторонниками Ельцина, но боялись выступать против, памятуя 1993 год",— отмечает Сергей Бабурин.

Присутствие господина Зюганова в телеэфире и в центральной прессе и вовсе было практически сведено на нет, жалуются организаторы его кампании. Штабу приходилось делать основной упор на листовки, плакаты, брошюры. Материалы были адресованы как всем избирателям в целом, так и отдельным их группам. В послании к военным говорилось, что "правящий режим превратил армию и флот в разменную монету для политических игр", в то время как левая власть "прекратит войну в Чечне" и восстановит "былую мощь нашего государства". Еще более эмоциональным было обращение к женщинам, тем, "кто не спит ночами, баюкая детей",— "политика входит в наш дом, лишает еды и лекарств, опустошает кошельки, убивает наших сыновей".

Пермское отделение КПРФ успокаивало: партия и Зюганов "не в тоталитарный режим зовут, как пугают тебя наемные газетчики и радиотелевизионщики, а борются за честный труд, против ворюг и дармоедов, за подлинные гражданские права, за благополучие семьи, за честь и достоинство Российской державы!". Листовка костромского отделения КПРФ звучала довольно жестко: "Ельцин, ты проиграл, уходи! Его ненавидят сегодня шахтеры, грызущие с голодухи каменный уголь, ненавидят учителя, которые сегодня не знают, на какие шиши завтра купить булку хлеба. Ненавидят солдаты, отправляющие своих товарищей на Родину в цинковых гробах". А общественный совет "Молодежь за Зюганова" поддерживал своего кандидата в зажигательных стихах: "Наш Гена — трезвый крокодил, // а Шапокляк опять запил. // Пьяный водитель — это преступление. // Пьяный президент — беда всей стране".

Геннадий Зюганов в своей кампании был "очень хорош", чувствовалась его "энергия", вспоминает Виктор Пешков. Но, считает Сергей Черняховский, "стилистика агитации" проигрывала кампании Бориса Ельцина и даже "отпугивала людей". "Пока Зюганов танцевал со старушками, Ельцин дергался в чем-то типа твиста. Ориентация в современных условиях на а-ля модерн-культуру была выигрышнее, чем ориентация на русскую барыню в кокошнике",— говорит политолог.

Самый сложный вопрос для бывших союзников и сотрудников штаба: хотел ли Геннадий Зюганов побеждать? Сам он не стал разговаривать на эту тему — его пресс-секретарь не отреагировал на запрос "Ъ". Бывшие сотрудники штаба полагают, что господин Зюганов потерял "азарт" ко второму туру. "Я не сомневаюсь, что его могли вызвать и объяснить в грубоватой форме, что если он не прекратит это устремление, то могут последовать определенные действия",— говорит Александр Руцкой. Евгений Сучков вспоминает, что коммунист снизил свою активность после первого тура, и не исключает, что это могло быть связано с угрозами. Сергей Бабурин замечает, что господин Зюганов "безоговорочно хотел" победы "на старте избирательной кампании". Но на просьбу "Ъ" уточнить, что произошло потом, он ответил: "Это другой вопрос".
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 16.03.2016, 06:41
Аватар для Наталья Корченкова
Наталья Корченкова Наталья Корченкова вне форума
Новичок
 
Регистрация: 11.02.2016
Сообщений: 8
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Наталья Корченкова на пути к лучшему
По умолчанию Кампания, собравшаяся на кухне

http://www.kommersant.ru/doc/2916755
Как Борис Ельцин собрал команду для победы на президентских выборах
15.02.2016
[IMG]http://im8.kommersant.ru/Issues.photo/DAILY/2016/025M/KMO_085444_06088_1_t218_230413.jpg[/IMG
"Ъ" продолжает серию публикаций о президентских выборах 1996 года — одной из самых спорных избирательных кампаний в истории России. 15 февраля 1996 года в Екатеринбурге Борис Ельцин официально объявил о своем решении баллотироваться на второй срок. Незадолго до этого, на экономическом форуме в Давосе, олигархи приняли решение объединиться перед угрозой коммунистического реванша и поддержать президента. С какими результатами Борис Ельцин подошел к выборам и как формировалась команда, которая работала на его победу, разбиралась корреспондент "Ъ"

Об официальном вступлении в избирательную кампанию Борис Ельцин заявил, выступая 15 февраля 1996 года на своей родине — в екатеринбургском Дворце молодежи. "Пока есть угроза столкновения "красных" и "белых", мой человеческий и гражданский долг, мой долг политика — добиваться консолидации всех здоровых сил общества и предотвратить возможные потрясения вплоть до гражданской войны",— заверил президент. Он пообещал, что "сможет провести страну сквозь смуту, тревоги и неуверенность". "Мы сильнее собственных разочарований и сомнений. Мы устали, но мы вместе, и мы победим!" — сказал простуженным голосом Борис Ельцин. Проведенный в эти же дни опрос ВЦИОМа показал, что поддержать президента на выборах готовы 8,4% респондентов. Приближался к президентскому рейтинг председателя ЛДПР Владимира Жириновского (8,1%), не сильно отставал и лидер "Яблока" Григорий Явлинский (6,4%). А вот за коммуниста Геннадия Зюганова, чья партия только что выиграла выборы в Госдуму, готовы были проголосовать 15,8%. Комментируя выдвижение Бориса Ельцина, господин Зюганов назвал его "довольно уязвимым соперником". Но "если Борис Ельцин дал официальное согласие баллотироваться на пост главы государства, мы принимаем его вызов", сказал лидер КПРФ.

На старт

Подготовка к президентским выборам началась по крайней мере за год до того. Велась она стихийно: ни у политической элиты, ни у Бориса Ельцина еще не было уверенности, что он намерен выдвигаться на второй срок. Одним из первых аналитическую записку о предстоящих выборах подготовил член экспертного совета при администрации президента (АП) Леонид Гозман, в которой он констатировал политическую демобилизацию прежних сторонников Ельцина, но полагал, что тот "сохраняет определенный потенциал для возвращения доверия".

"Было понятно, что популярность Бориса Николаевича оставляет желать лучшего, шла чеченская война, был серьезный разброс среди финансово-промышленной элиты — красные директора, олигархи, а на этом фоне — невыплаты бюджетникам и пенсионерам",— описывает тогдашние настроения гендиректор Совета по национальной стратегии (в 1996 году — сотрудник штаба Бориса Ельцина) Валерий Хомяков. Но, несмотря на сохранение интриги, вспоминает он, в окружении президента готовились к кампании по умолчанию.

Летом 1995 года в службе помощников президента занялись подготовкой плана накануне предвыборного периода. Предлагалось, например, разработать доктрины в области внешней политики, национальной безопасности, экономики, а объединить их должна была речь-обращение к Федеральному собранию. Обсуждалась идея, ставшая впоследствии одной из главных составляющих кампании,— использовать как средство мобилизации избирателей поляризацию электората, который к тому моменту отчетливо разделился на коммунистический и проельцинский. А в начале сентября президент попросил своего помощника Георгия Сатарова заняться аналитической подготовкой к выборам. "Нужно было прощупать общественное мнение, начать размышлять над стратегией кампании, как она должна быть устроена, чем я и начал заниматься",— рассказывает господин Сатаров. Но в конце октября президент перенес инфаркт: в подготовке к выборам снова возникла продолжительная пауза.

Накануне дня голосования в Госдуму 17 декабря Георгий Сатаров вместе с первым помощником президента Виктором Илюшиным отправились в Барвиху. "Мы передали президенту листок с прогнозом результатов, там было написано: коммунисты впереди, НДР за ними... Президент берет ручку, чиркает те цифры, пишет свои — более приятные для НДР и менее приятные для коммунистов — и двигает листок нам назад",— рассказывает Георгий Сатаров.

Надежды Бориса Ельцина не оправдались: коммунисты получили в парламенте 157 мест, заняв первое место и по партспискам, и по одномандатным округам (подробно о выборах в Госдуму "Ъ" писал 17 декабря 2015 года). Эти результаты повлияли на "окончательное и бесповоротное решение президента: "Ситуация критическая, есть реальная угроза реванша, и я должен страну защитить"", говорит Георгий Сатаров. "Вероятно, выручила моя всегдашняя страсть, воля к сопротивлению. В конце декабря я свой выбор сделал",— напишет потом Борис Ельцин в своей книге "Президентский марафон".

Если не Ельцин, то кто?

"Со слов коллеги мне известно, что Борис Николаевич обсуждал с ним проблему предстоящих выборов весной 1995 года. Он говорил, что ему не хочется выдвигаться и он будет искать того, кто мог бы это сделать",— вспоминает Георгий Сатаров. Сам Ельцин будет готов выдвинуться на выборы, если того "потребует ситуация". Президент не принял решения об участии в выборах и к 1 августа, рассказывает Сергей Филатов, в 1993-1996 годах глава АП: "Я ему сказал: "Борис Николаевич, но вы же понимаете, что вашу кандидатуру заменить некем?""

В августе 1995 года, согласно опросу ВЦИОМа, за Бориса Ельцина были готовы голосовать 4,6%, а за премьера Виктора Черномырдина — 5,8%. Выше был и августовский уровень доверия к премьеру — 24% против ельцинских 14,8%. Незадолго до этого, в июне, произошел один из самых ярких эпизодов политической биографии Виктора Черномырдина: во время захвата заложников в Буденновске он вел переговоры с главарем террористов Шамилем Басаевым. К "конструктивному обсуждению" кандидатуры господина Черномырдина был готов "Демократический выбор России" во главе с Егором Гайдаром. Сам он уже отмежевался от Бориса Ельцина, назвал его вероятное выдвижение на выборах "лучшим подарком, который можно сделать коммунистам" и выразил надежду, что "широкие умеренно демократические силы" найдут в своей среде единого кандидата. Но Борис Ельцин всегда чувствовал по отношению к Виктору Черномырдину "ревность", говорит Сергей Филатов. В назначении преемником основателя "Газпрома" могли быть и "финансовые причины", считает Валерий Хомяков: "Могли среди прочего рассудить, что от его прихода к власти может проиграть нефтяное лобби".

Бывший начальник Службы безопасности президента Александр Коржаков утверждает, что на самом деле президент "среди всех выделял" первого вице-премьера Олега Сосковца: "Он так и говорил: "Хочу, чтоб был Сосковец вместо меня". Ясно, что он был бы преемником. Но та команда, которая боялась Сосковца, все творила, чтоб его обгадить". В книге "Президентский марафон" Борис Ельцин писал, что такой вариант действительно обсуждался, но потом идея была отвергнута: стало ясно, что Олег Сосковец собирался прийти к власти "на волне борьбы с чеченским сепаратизмом" и "коммунистической угрозой" в составе "полувоенной команды постсоветских генералов" — вместе с Александром Коржаковым и главой ФСБ Михаилом Барсуковым.

Не были рассмотрены всерьез и другие кандидатуры: мэр Москвы Юрий Лужков, губернатор Нижегородской области Борис Немцов. Главная причина, почему были отвергнуты все вероятные преемники,— в том, что ни президент с его окружением, ни крупные бизнесмены никому не доверяли, полагают участники тех событий. "Естественно, все, кому было что терять, понимали, что если вдруг президентом станет даже не Зюганов, а в принципе не Ельцин, то, возможно, придется расстаться и с частью своего капитала, и с частью своего политического влияния, которое было тогда огромнейшим. Вот эти опасения будоражили умы еще достаточно молодых и амбициозных, но уже ставших весьма богатыми и влиятельными людей",— говорит Валерий Хомяков.

"Единство противодействия"

На международный экономический форум, проходивший в Давосе с 1 по 6 февраля 1996 года, Борис Ельцин не приехал. Все внимание мирового сообщества досталось триумфатору парламентских выборов Геннадию Зюганову. На пресс-конференции он заявил, что его партия теперь "совершенно другая" и "коммунисты будут конкурировать на рынке мнений в свободной демократической системе". Там же, в Давосе, накануне отправленный в отставку с поста первого вице-премьера (а впоследствии один из руководителей кампании Бориса Ельцина) Анатолий Чубайс на пресс-конференции обвинил господина Зюганова в "двуличности", заявив, что "существует два Зюганова: один для внутреннего употребления и один — для Запада".

Как вспоминал потом бизнесмен Борис Березовский (опубликовано в книге "Автопортрет, или Записки повешенного"), на форуме "Зюганов сиял" и "ходил пузом вперед", но шокирующими для олигарха оказались не столько выступления коммуниста, сколько энтузиазм, с которым ему внимали крупные западные предприниматели и политики. Джордж Сорос, по словам господина Березовского, и вовсе посоветовал ему "не заблуждаться" и уезжать из России. "У меня есть примеры, как отрывали головы людям, которых я знал и которые цеплялись за свои деньги и оставались в странах, где совершались перевороты",— якобы сказал господин Сорос Борису Березовскому. Именно он и встретился с господином Чубайсом с глазу на глаз и предложил ему попытаться создать "некую группу" из крупных российских предпринимателей. "Это был тот самый момент, когда жесткая конкуренция, разделявшая нас, отошла на второй план перед той опасностью, которая нас сплачивала. Взаимопонимание было полным: угроза возвращения коммунистов требует единства противодействия",— писал господин Березовский. Давос, по его словам, стал "последней каплей".

Другой участник форума в Давосе, Михаил Ходорковский, в книге "Тюрьма и воля" вспоминал, что господин Зюганов жил с ним на одном этаже гостиницы и, зайдя к нему в гости, пообещал, что все национализирует, а самого Ходорковского назначит директором крупного народно-хозяйственного комплекса. "Может, и стоило тогда отступить, дать коммунистам устроить кризис. Зюганов бы не справился с ситуацией, несомненно, а значит — откат назад был бы недолгим и неглубоким, зато, может быть, удалось бы сохранить демократические основы общества и государства в обмен на снижение темпа экономических реформ,— рассуждал господин Ходорковский.— А может, и еще хуже получилось бы — страну бы развалили. Не знаю".

Договор власти с бизнесменами был взаимовыгодным: у самих организаторов кампании "не было денег на выборы", рассказывает Сергей Филатов. "Кого мы ни просили, разговор был простой: дайте нам 5 млн тонн нефти, а мы дадим вам деньги",— вспоминает он. С другой стороны, по словам господина Филатова, "приход Зюганова лишил бы их возможности завладеть огромными суммами, могли бы лишиться и того что есть, своей собственности". В Давосе предприниматели поняли, что "от этого не уйти", они договорились с Анатолием Чубайсом об условиях. "Первое условие: деньги будут проходить под его контролем — поэтому он и встал во главе аналитического центра. Второе условие — чтобы президент пошел на залоговые аукционы. Уже тогда они между собой договорились, кто какое себе предприятие возьмет",— вспоминает Сергей Филатов.

Георгий Сатаров "уверен на 100%, что если бы победил Геннадий Зюганов, то первое, куда бы он приехал, это дом приемов ЛогоВАЗа". "Там стояли бы семь довольных ребят и сказали бы ему: вот коридор, в котором он может телепаться и за пределы которого он не может выходить",— считает экс-помощник президента. Но при этом "они боялись, что существует реальный зюгановский электорат: много людей, с которыми они не могут договориться ни о каких коридорах, и Зюганов в случае чего выберет их сторону". "В этом смысле им было понятно, что Ельцин абсолютно стабилен и предсказуем",— заключает Георгий Сатаров. Страх был действительно велик, вспоминает Вадим Желнин, в 1994-1995 годах один из активистов движения "Выбор России", а в 1996-1997 — советник председателя правления Промрадтехбанка: "Избравшись в Думу, коммунисты чувствовали себя хозяевами страны. И даже когда мне уже было предельно ясно, чем кончатся выборы, руководители банка отводили меня в сторонку и спрашивали: "Может мне все-таки билетик взять и улететь?""

27 апреля 1996 года бизнесмены опубликовали письмо "Выйти из тупика!", получившее впоследствии название "Письмо 13". 13 бизнесменов, подписавших обращение, направленное прежде всего кандидатам в президенты Борису Ельцину и Геннадию Зюганову, призвали предотвратить угрозу развала экономики страны, чего можно добиться только с помощью "политического компромисса".

Уже после выборов, в ноябре 1996 года, группа олигархов, объединившихся ради победы Ельцина, получит название "семибанкирщина" — автором неологизма станет журналист "Общей газеты" Андрей Фадин, а сам термин получит широкое распространение.

Война двух штабов

Предложенный вернувшемуся из больницы Борису Ельцину образ "проснувшегося льва" понравился президенту, вспоминают его помощники. Старт кампании омрачали не только обострившиеся боевые действия в Чечне и заявление Ельцина о "38 снайперах", но и "расцветший махровым цветом фаворитизм". Руководить штабом кампании президент назначил Олега Сосковца. В президиум штаба вошли, в частности, Борис Березовский, Сергей Филатов, дочь президента Татьяна Дьяченко, вице-премьер Виталий Игнатенко, первый вице-премьер в правительстве Москвы Владимир Ресин, глава комитета по спорту при президенте Шамиль Тарпищев.

В предвыборной команде быстро обозначился раскол. "Что первым делом сделал Сосковец? Разослал телеграмму губернаторам: прошу начать подготовку к выборам президента РФ... мы смеялись до умору",— вспоминает Сергей Филатов. Штаб собирал подписи, включив на полную мощность пресловутый административный ресурс, а на имя президента, по словам его помощников, пошли жалобы, что без подписи "за Ельцина" отказываются выдавать зарплату и грозят неприятностями вплоть до увольнения. На заседаниях штаба присутствовал Александр Коржаков, что "соответствовало той широкой трактовке понятия безопасности президента, которую он практиковал".

Подоплекой противостояния в предвыборном штабе была борьба за близость к президенту после победы на выборах, отмечает Вадим Желнин. При этом целями Коржакова--Сосковца, по мнению противостоящей им группы, были отмена выборов и получение власти в свои руки вплоть до "установления диктатуры". "Коржаков специально хотел дискредитировать выборы и сорвать их. Ему это было не нужно. Он же все время говорил: "Борис Николаевич, вы царь, чего вы кого-то слушаете, какие выборы?"" — рассказывает Сергей Филатов. "Все тогда начали издеваться надо мной, что я предлагал выборы отменить,— говорит сейчас Александр Коржаков.— Но я предлагал выборы перенести на два года. Два года — больше ничего не надо, за два года Ельцин мог бы подготовить преемника". Президент не хотел идти на второй срок, и пойти на это его "заставила семья", говорит господин Коржаков: "Мы бок о бок прожили много лет, и он всегда говорил: максимальный возраст у политика — 65 лет (Ельцину как раз исполнялось 65 лет в начале 1996 года.— "Ъ")".

Служба безопасности президента взяла кампанию в свои руки, поскольку "подсуетилась раньше", говорит Георгий Сатаров: "Там все было ясно с самого начала — это воровство денег, крах кампании. О чем я Борису Николаевичу и написал". 14 марта на стол президента легло письмо "О ситуации с подготовкой избирательной кампании", написанное экспертно-аналитической группой при службе помощников. "О. Н. Сосковец не проявил организационных способностей — нормальная работа штаба до сих пор не началась. Он не может контактировать с людьми, отличными от него по складу ума, но необходимыми в кампании",— говорилось в письме. Также его авторы сообщали, что "в обществе начали курсировать два слуха": первый — президента сдали коммунистам и потому предатели саботируют развертывание кампании; второй — плохой организацией (а точнее провалом) избирательной кампании президента затаскивают в ситуацию, в которой он вынужден будет отменить либо выборы, либо их результаты". "Сейчас вашу избирательную кампанию можно спасти только немедленной ампутацией — О. Н. Сосковец должен быть отстранен от руководства штабом",— заключали авторы письма.

19 марта был создан совет избирательной кампании под председательством Бориса Ельцина. В него вошли Виктор Илюшин, Виктор Черномырдин, Сергей Филатов, Анатолий Чубайс, гендиректор НТВ Игорь Малашенко, зампред правительства Юрий Яров. Ответственной за "независимый контроль хода кампании" стала Татьяна Дьяченко, а Олегу Сосковцу, Михаилу Барсукову и Александру Коржакову в новой структуре отводились "контрольно-ревизионные функции". 20 марта президент распорядился, чтобы Олег Сосковец передал новому руководителю кампании Виктору Илюшину материалы прежнего штаба. Георгий Сатаров рассказывает, что с помощью совета переворот произошел в "сравнительно мягкой форме". "В политтехнологиях есть понятие "кухонный кабинет" — круг близких людей, с которыми кандидат может советоваться, как работает его штаб, как идет кампания. И мы создали такой совет, в который вошли представители старого и нового штабов",— говорит он. Но если поначалу совет собирался каждую неделю, то постепенно частота таких встреч сократилась. Постепенно президент стал обсуждать ход кампании лишь с ядром аналитической группы — с теми людьми, которым предстояло провести основную фазу кампании. В новых документах список команды Бориса Ельцина выглядел буквально так: "Чубайс, Сатаров, Березовский, Шахрай, Дьяченко Т. Б., Малашенко, Гончар, Шахновский, Ослон, Никонов, Зверев". "Все так и задумывалось, что эта конструкция, этот "кухонный кабинет" рано или поздно отомрет",— говорит Георгий Сатаров.

[IMG][/IMG
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 25.03.2016, 20:39
Аватар для "Коммерсантъ"
"Коммерсантъ" "Коммерсантъ" вне форума
Местный
 
Регистрация: 14.08.2011
Сообщений: 1,451
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
"Коммерсантъ" на пути к лучшему
По умолчанию Вторая кампания Бориса Ельцина

http://www.kommersant.ru/doc/2224983
25.03.2016, 14:41
















25 марта 1996 года инициативная группа, выдвинувшая Бориса Ельцина для переизбрания на второй срок, представила более миллиона подписей для регистрации его кандидатуры на выборах. После этого началась активная предвыборная кампания. Как она проходила — в фотогалерее «Ъ».

На президентских выборах в России 1996 года беспартийный Борис Ельцин одержал победу с 53,82 % голосов. Его основной кандидат — председатель КПРФ Геннадий Зюганов, на очернении которого строилась предвыборная кампания демократа Ельцина, получил 40,31%. Выборы прошли в два тура — по итогам голосования 16 июня ни одному из кандидатов не удалось набрать более 50% голосов. На первых в истории России президентских выборах 1991 года разрыв между кандидатами был куда более значительным — Ельцин получил 57,30 %, а его соперник-коммунист Николай Рыжков — всего 16,85 %.

Последний раз редактировалось "Коммерсантъ"; 25.03.2016 в 20:44.
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 23.04.2016, 18:19
Аватар для Рolitreklama
Рolitreklama Рolitreklama вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.04.2016
Сообщений: 5
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Рolitreklama на пути к лучшему
По умолчанию Выборы президента.1996г.Политреклама.№17.Явлинский

Ответить с цитированием
  #18  
Старый 24.04.2016, 14:50
Аватар для Рolitreklama
Рolitreklama Рolitreklama вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.04.2016
Сообщений: 5
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Рolitreklama на пути к лучшему
По умолчанию Выборы президента.1996г.Политреклама.№11.Ельцин(3)

Ответить с цитированием
  #19  
Старый 24.04.2016, 14:51
Аватар для Рolitreklama
Рolitreklama Рolitreklama вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.04.2016
Сообщений: 5
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Рolitreklama на пути к лучшему
По умолчанию Выборы президента.1996г.Политреклама.№12.Ельцин(4)

Ответить с цитированием
  #20  
Старый 24.04.2016, 14:52
Аватар для Рolitreklama
Рolitreklama Рolitreklama вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.04.2016
Сообщений: 5
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Рolitreklama на пути к лучшему
По умолчанию Выборы президента.1996г.Политреклама.№1.Лебедь(1)

Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 21:53. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS