Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Выборы в РФ

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 30.07.2014, 19:28
Аватар для Газета.Ru
Газета.Ru Газета.Ru вне форума
Местный
 
Регистрация: 25.08.2011
Сообщений: 598
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Газета.Ru на пути к лучшему
По умолчанию *2884. Как исправить выборы

http://www.gazeta.ru/politics/2014/0..._6151609.shtml
Околокремлевский фонд ИСЭПИ подготовил доклад, посвященный избирательному циклу 2014 года

Фотография: ИТАР-ТАСС
30.07.2014, 14:35 | Наталья Галимова, Данила Розанов, Сергей Подосенов

Хронологические рамки региональной избирательной кампании в России следует расширить, регионам дать право самим определять, какой процент подписей должны собирать кандидаты, а в технологически развитых субъектах федерации организовать пилотные проекты по сбору автографов граждан в электронной форме. Такие рекомендации дает околокремлевский Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ).

Фонд ИСЭПИ подготовил доклад «Избирательный цикл-2014: институциональное значение региональных и муниципальных выборов для развития партийной системы». «Нас интересуют институциональные новации, которые принимались в последнее время, и их влияние на практику проведения избирательных кампаний. Мы исходим из того, что основные решения уже приняты, работают корректно, но по ряду позиций избирательного законодательства могут быть предложены дополнительные рекомендации», — объясняет цель доклада председатель совета директоров ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.

По его словам, в докладе содержится анализ основных институциональных избирательных норм по следующим направлениям: практика применения муниципального фильтра на губернаторских выборах, которые по итогам голосования 14 сентября состоятся уже более чем в половине регионов; процедура сбора подписей, в том числе на примере выборов в Мосгордуму; система квалификации (то есть допуска. — «Газета.Ru») партий на выборах разного уровня; прогнозы того, как досрочное голосование, которое недавно вернул Конституционный суд, «будет соотноситься с практикой использования открепительных удостоверений» и повлияет на явку.

«2014 год — рубежный, с него начинается обратный отсчет времени до парламентских выборов 2016 года. Соответственно, последний раздел доклада посвящен анализу стартовых предвыборных позиций ключевых партийных игроков, а также тому, как по итогам выборов 2014 года обновится состав Совета Федерации и какое это имеет значение для выборов в Госдуму», — заключает Бадовский.

В распоряжение «Газеты.Ru» ИСЭПИ предоставил главу «Институт сбора подписей избирателей и политическое значение итогов сбора подписей на выборах в Мосгордуму».

Один из выводов раздела таков: законодательное требование собрать не менее 3% подписей избирателей округа принципиально преодолимо.

На выборах в МГД «необходимый объем смогли собрать четыре независимых оппозиционных кандидата (но двое были отсеяны на стадии проверки), а большинству не хватило нескольких сотен голосов, должного опыта и натренированных команд сборщиков», констатируют авторы.

Тем не менее если соотнести установленную норму сбора подписей с электоральной активностью москвичей, то можно сделать вывод: цифра 3% «несколько завышена для текущих общественно-политических настроений в городе». После протестов 2011–2012 годов «наступила очевидная фаза деполитизации столичного избирателя». Это было заметно уже на выборах мэра, характеризовавшихся низкой явкой, и подтвердилось в ходе предшествовавших официальному выдвижению кандидатов в депутаты Мосгордумы праймериз «Моя Москва».

Если сопоставить требование собрать подписи 3% граждан (а в Москве это 4300–5300 избирателей в зависимости от округа) с количеством москвичей, проголосовавших за некоторых выдвиженцев на пост мэра Москвы, то становится очевидно: кандидаты на должность градоначальника от ЛДПР, СР и «Яблока» в 2012 году не преодолели «виртуальную норму сбора подписей, действующую в столице сегодня». «Результат каждого из них в абсолютном исчислении оказался в 2,5–3 раза меньше, чем число подписей, которое понадобилось собрать год спустя «неквалифицированным» (то есть обязанным собирать автографы) кандидатам (в депутаты МГД)», — делают вывод в ИСЭПИ.

Например, в округе №2 (Куркино, Северное и Южное Тушино) за «яблочника» Сергея Митрохина в 2012 году проголосовал 1961 человек, за Михаила Дегтярева (ЛДПР) — 1688, за Николая Левичева (СР) — 1786. Все эти результаты ниже нормы сбора подписей 5230 человек, действующей в данном округе на выборах в МГД (для корректности сравнения нынешней кампании с мэрской в ИСЭПИ сопоставили результаты только в тех округах, в которых на выборах в МГД районы вошли целиком, а не были разделены между разными округами).

Рекомендации, которые дают авторы доклада, таковы. Во-первых, нужно сохранить сам институт сбора автографов: он «помогает политику установить прямую коммуникацию с населением, расширить информационно-агитационный ресурс и выстроить низовые организационные структуры, слабость которых является ахиллесовой пятой оппозиции в России». Если же кампания по сбору подписей оказалась неудачной, то средства, потраченные на нее, «все равно работают на политическое будущее кандидата и являются возвратной инвестицией».

Во-вторых, ИСЭПИ считает нужным наделить регионы правом самостоятельно решать, какую планку по сбору подписей для кандидатов на выборах в заксобрания следует установить.

Для этого предлагается ввести законодательный коридор от 1 до 3% автографов от числа жителей округа.

В-третьих, в докладе предлагается расширить хронологические рамки региональной кампании в России с нынешних 90–100 дней до 110–120.

За счет этого можно увеличить сроки сбора подписей «с нынешних 20 дней (в ряде регионов)» не менее чем до 30.

Предложение обосновывается тем, что старт региональной кампании приходится на праздники по случаю Дня России и начало отпусков, из-за чего кандидаты сталкиваются с трудностями при сборе подписей. Расширение хронологических рамок кампании позволило бы начинать сбор автографов до начала отпускного сезона, полагают авторы доклада.

Четвертая рекомендация: избиркомам было бы целесообразно проверять подписи в поддержку кандидатов не выборочно, а всех 100%, как это было на выборах в МГД.

Это, уверены в ИСЭПИ, повысит «доверие участников политического процесса к институту сбора подписей и работе избиркомов».

И наконец, последнее предложение: создать правовую базу, которая бы предусматривала использование новых методов сбора подписей в технологически развитых регионах.

Речь идет о сборе автографов граждан в электронной форме на выборах в крупных городах. Для начала ИСЭПИ предлагает испробовать новшество на муниципальном уровне.

«Это далеко не последние рекомендации по корректировке избирательного процесса, — уверен политолог Ростислав Туровский. — Я практически уверен, что по итогам сентябрьских выборов в Кремле начнут разрабатывать более существенный список, готовясь к следующему избирательному циклу».

Уже имеющиеся предложения ИСЭПИ «в конечном счете работают на расширение поля маневра для властей», считает эксперт.

«С одной стороны, увеличение сроков избирательной кампании удобно всем игрокам. С другой — есть идея проводить сплошную проверку подписей. Конечно, сейчас на этом рынке творится полное безобразие. Но смысл данной инициативы — не только вынудить независимые от властей структуры и кандидатов более качественным образом подходить к сбору подписей, но и усилить давление на них», — говорит Туровский.

Руководитель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин считает, что норма 3% подписей для одномандатников, существующая сейчас, «действительно не лезет ни в какие ворота». «Если на выборы приходит 30%, то получается, что 3% подписей — это 10% реальных избирателей. Но я думаю, если дать регионам возможность самим устанавливать планки по сбору подписей, то в подавляющем большинстве останется 3%», — говорит Бузин. Правильным решением, по его мнению, было бы установить порог 0,5% и вернуть избирательный залог.

Что касается расширения хронологических рамок кампании, то этот шаг увеличит срок, отведенный для сбора подписей, только в одном случае: если крайние сроки регистрации и сдачи автографов будут отсчитываться не от начала кампании, как сейчас, а от дня голосования, уверен эксперт.

Последний раз редактировалось Chugunka; 14.10.2016 в 21:07.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 12.03.2016, 07:28
Аватар для Георгий Бовт
Георгий Бовт Георгий Бовт вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 30.09.2013
Сообщений: 82
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Георгий Бовт на пути к лучшему
По умолчанию Нужны ли в России выборы

Начальству виднее!
http://www.gazeta.ru/comments/column/bovt/8100089.shtml
29.02.2016, 09:07


Сергей Фадеичев/ТАСС

— Выборы в России надо отменить, Михалыч. Это все навязано треклятым Западом. Мы веками жили ведь не как электорат, а как люди.

— Что ты несешь?! Так во всем мире принято. Народ выбирает представителей, они принимают законы. Возникает, понимаешь, легитимность власти. Которая не сидит, как супостат-узурпатор, а опирается на волеизъявление народа.

— Слово «легитимность» — фуфел, придуманный политтехнологами, чтобы деньги рубить на выборах. Ты выйди на улицу, спроси про легитимность. Хорошо, если в морду не дадут за такой вопрос. Народу по барабану. Легитимность-нелегитимность. Есть власть — хорошо, есть Россия. Нет власти — нет России. Мы без власти баловать начинаем, как дети. За нами пригляд нужен, да страх чтобы был. Если не Сталин, то хоть Путин. Хотя он, считаю, мягковат. Сажает мало.

— Когда до тебя доберутся, начнешь вопить про свои права да Конституцию. А будет поздно. А когда Дума очередную дурь примет, скажешь: я, мол, за них не голосовал. Так надо было, дружок, утрудить себя походом на избирательный участок.

— А то ты не знаешь, что не на участках вопросы решают. Как скажут, так и посчитают.

Пустое это все, суета с голосованием. Надо отменить, наплевав на то, что про нас в Страсбургах скажут да в Вашингтонах.

Слышал, как Владимир Владимыч выступал для коллег по Конторе?

— А то! Бдите, говорил он им. Не надо, чтобы с Запада совались в наши выборы. Пресекайте происки. Для такой аудитории — самые те речи. Какие выборы без Конторы?

— А слышал, что Дума приняла очередное ужесточение выборного законодательства? По журналистам на избирательных участках, про наблюдателей?

— И? Обычное дело: у нас ни одни выборы после советской власти не проходили по законам предыдущих. Рихтуют все да подрихтовывают, чтобы так приспособить, чтобы кто надо всегда побеждал, притом все легче и легче.

— Ну и к чему все эти ужимки? Что ни выборы, то полуосадное положение. Напряжение административных и полицейских сил. Чтоб все предусмотреть. Чтоб в списки попали те, кто надо. А кто не надо, у того бы оказались подписи фальшивые за регистрацию. Чтоб без подписей имели право выдвигать кандидатов только правильные партии, у кого есть представители в региональных заксобраниях. Таких уже 14.

Ты прикинь: со всеми побеседовать, внушить правильные мысли, чтоб за флажки — ни-ни в ходе агитации. Чтоб решить, кого можно на телевизор, а кого — на пушечный выстрел. Чтоб в списках — только люди, умеющие дозировать критику «кровавого режима». Чтоб не возмущались сильно, когда в Думу не пройдут. Она ж не резиновая. Там случайностей быть не должно. Вот захочет, скажем, «Родина» или партия Титова попасть туда, а за счет кого? Не за счет ЕР же. Или что, старика Зю обижать? Или Жирика? За что? Они ж верой и правдой все пять лет. За Крым и против «пиндосов». А Михалыч? Тот, что справоросс. Разоружался перед партией (известно какой) и в хвост и в гриву. От карбонариев в своих рядах самоочистился. Задвигал такие речи, что не всякий единоросс отважится вслух молвить. Что же его теперь, как использованный гаджет, в политический утиль, чтоб место освободить новобранцам? А у него молодая жена. Не по понятиям так. И претенденты должны понять. И простить.

Вот уйдет поколение, тогда допустят ближе к законодательному корытцу. А пока — получите 3%, да бюджетное финансирование ваших дурилок картонных.

— Ты циник. Невозможно все места заранее расписать со Старой площади. Всегда есть элемент непредсказуемости. На местах тоже фантазий хватает. А управлять процессом надо, на самотек не пускать.

— Надо все довести до логического конца. Чтоб совсем без самотека. К чему это напряжение сил, непонятно, ради чего? Чтоб и козням Запада противостоять на последние деньги, и пятую колонну в стойле кошмарить, и придумывать новые трюки, один чуднее другого, по поводу прессы да наблюдателей. Да еще процентовку по мандатам, чтобы никому не обидно, соблюдать. Ни к чему это.

Отменить выборы — так дешевле и честнее будет.

— Никто нас в мире не поймет. Это неприлично. И потом, а как определить народных, так сказать, избранников? Чтобы принимаемые ими законы не обзывали творчеством самозванцев.

— Во-первых, на весь мир нам давно надо накласть. Если в одном уже наплевали, сами определив, что правда за нами — это я про Крым, — то и в остальном тоже можно наплевать. И правда опять будет за нами. Она в том, что у нас свой путь, а англосаксонская демократия со всяким там голосованием, придуманным в свое время протестантами да баптистами, выбиравшими своих попов в приходах, нам, православным, не указ. Во-вторых, отмени ты выборы, народ это, если вообще заметит, одобрит. Уж точно на улицы никто не выйдет. Тем более если по телевизору рассказать, в какие суммы обходятся навязанные нам игры в демократию и сколько можно на эти деньги построить детских садиков и школ.

— Черчилль говорил, что демократия — отвратительная форма правления, но все остальные еще хуже. Ты не ответил на вопрос, как отбирать тех, кто будет от имени народа принимать законы?

— Ты мне Черчиллем в морду не тычь. На вашего Черчилля у нас есть свой Суворов. Говорят, он первый подметил: «Что русскому хорошо, то немцу — смерть». Надо понимать, что и наоборот. Не выбирать, а назначать! Нынешние выборы — все равно не выборы в вашем либеральном понимании, а извращение. Так не надо усугублять и мир смешить своими потугами совместить чуждую нам форму с трюками от старика Чурова. Пусть лучше книжки про войну и историю пишет.

Сейчас все равно практически всех кандидатов проходных пропускают через управление внутренней политики АП. Пусть оттуда всех и назначают. Честно и открыто. Как в Общественную палату. Там часть как раз честно назначают, а часть якобы выбирают электронным голосованием, которое, по сути, то еще посмешище с подкруткой «кликов». Цукерберг обзавидуется.

По какому, спросишь ты, принципу назначать? По простому. Называется «начальству виднее».

У нас ведь, в отличие от твоего любимого Запада, не было периода цензовой демократии. Когда голосовали только люди ответственные, ибо богатые и местные (ценз оседлости и имущественный). А без этой школы никуда. Не может быть такого, чтобы нищеброды, веками поротые, на кол сажаемые и к ГУЛАГу душой и умом прикипевшие, вдруг стали сознательными избирателями, взвешивающими последствия своего голосования. То, что сейчас у нас, — это квазицензовая демократия, замутненная ненужными ухищрениями. А надо ввести настоящий Ценз. Пусть начальство само определит «лучших людей страны». А если они народу станут поперек горла, то пусть он как-то об этом даст понять. А если не станут или не даст понять, значит, пусть терпит.

— Вот тут ты попался. Чем система более замкнутая, тем больше ошибок при принятии решений.

— У нас наоборот: если темный народ начнет все решать, он такого нарешает. Охлократия это. Власть толпы. Хуже любой диктатуры.

— Ну а кто же определит само начальство? Сейчас есть Путин. А потом как выбирать?

— Точно не надо нам выбирать, как в Америке в этой. Их праймериз — чисто тараканьи бега, притом в цирке. Не наше это. И потом смотри. Маленький штат Айова, людей три миллиона, треть Москвы. Зима, снег, что для янки — суть бездорожье и коллапс. И что ты думаешь? На праймериз демократов выбирать кандидата в президенты приперлись 240 тысяч человек, 40% от зарегистрированной как избиратели партии. У республиканцев нынче абсолютный рекорд по числу участников праймериз — 180 тысяч. У нас в мае на праймериз «ЕдРа» по всей стране сопоставимое число наберется, как думаешь? То-то и оно.

Посему не надо пока нам с этим тужиться. Лет через сто. А пока — терпеливо «стричь газон». «Газонокосильщики» лучшие как раз на Старой площади, в АП. Как Путина Второго выбирать? Как Путина Первого. Путем номинации от Первого лица.

Причем Путин Первый должен сидеть в Кремле пожизненно. Не надо нам этих «проблема 2008 года», «проблема 2018 года». Только Пескова можно иногда ротировать. Скажем, на Канделаки и обратно. И то не факт. Если упростить процесс, как я предлагаю, он справится с объяснением того, что он не в курсе подробностей.

Медведевы могут быть преходящими, а Путины — это навсегда. По крайней мере до тех пор, пока народ не повзрослеет.

— Как же он повзрослеет, если ему никого не доверять выбирать?

— Почему никого? Пусть «на котиках» тренируется: научится выбирать себе хотя бы домоуправляющую компанию, чтоб не из воров, самое низовое местное самоуправление тоже.

— А после такой «номинации» от Первого лица кто его должен в должности утверждать? Должна ж быть церемония. Не Средневековье, ХХI век на дворе.

— Церемония будет в Кремле на Соборной площади. С патриархом и колокольным звоном. В постановке Михалкова. Народ пусть поддерживает, но безмолвствует. Если приспичит, можно СМС-голосование провести по телевизору, совместив с «Евровидением» и Малаховым, чтобы нескучно было. А так, пусть назначенные лучшие люди и голосуют. Как боярская дума или выборщики в США. Не зря Чуров на них кивает. Мол, нет прямой демократии в хваленой Америке. А коли там нет, то нам подавно не надобно.

— А как сместить такого правителя, выбранного в рамках шибко цензовой демократии? Не нынешнего, конечно. Боже упаси! Он хорош, как никто и никогда, а чисто теоретически.

— В твоем вопросе чудится мне фронда. Что значит смещать правителя? Ересь. Его можно только обожать, иначе нарушается суть вещей, скрепы рухнут. Хотя изволь, и тут есть ответ.

На Руси как повелось? Без всякой демократии. Сидит на троне человек, никто его не трогает, народ доволен или привычно терпит. Ничто не предвещает. А потом вдруг что-то такое повиснет в воздухе, повисит-повисит — и начинаются такие перемены, что никто не понимает, откуда что взялось. А того, кого превозносили, даже не заметили, как ниспровергли. Но нам пока до этого далеко. В любом случае перемены у нас настают не в результате выборов, а сами собой сверху и в ходе тектонических перемен в обществе. Поэтому выборы — отменить и жить в ожидании, пока все само сделается. Одно уйдет, а другое настанет.

— Не убедил. Давай лучше выпьем. Чтобы все уже наконец нам настало…
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 22.04.2016, 18:10
Аватар для Андрей Бузин
Андрей Бузин Андрей Бузин вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.04.2014
Сообщений: 9
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Андрей Бузин на пути к лучшему
По умолчанию Будут ли у Барвихи федеральные последствия?

Постановление ЦИК РФ, обязавшее ТИК Одинцовского района Московской области фактически отменить выборы в поселке Барвиха, совсем не похоже на те постановления, которые раньше принимала ЦИК. В первую очередь потому, что ЦИК раньше вообще не опускалась до муниципальных выборов, что естественно как с формально-юридической, так и с практической точки зрения.
ЦИК является государственным органом, а муниципальные выборы – дело местного самоуправления, которое формально, по Конституции отделено от государства. На практике, конечно, Конституция у нас не выполняется вовсе (это проявляется и на муниципальных выборах, которые очень часто все-таки организуются именно государственными органами –территориальными комиссиями), однако ЦИК и региональные избиркомы обычно делали вид, что они непричастны к муниципальным выборам. И вот вам, пожалуйста: последствия изменения в руководстве ЦИК.
Более того, избирательный закон (с его нечетким определением понятия «вышестоящая комиссия»), строго говоря, не позволяет ЦИК принимать такие решения, которое она приняла по Барвихе.
( Collapse )
С другой стороны, очевидно, что ЦИК практически не может вмешиваться во все муниципальные выборы, которые, между прочим составляют 99% от всех российских выборов. Муниципальных выборов у нас проходит в среднем более шести тысяч в год, поэтому совершенно естественно, что у ЦИК не сможет рассмотреть все споры, возникающие на этих выборах, а возникают они повсеместно.
«Барвихинское» решение ЦИК можно рассматривать как сигнал региональным и муниципальным комиссиям о том, чтобы те более внимательно относились к организуемым ими выборам. В частности – к назначению, выборов, календарному плану, к досрочному голосованию. И не исключено, что в части назначения выборов (а надо заметить, что ЦИК своим постановлением внес интересные новации в сроки назначения досрочных выборов) и в части формирования календарного плана выборов, «нижестоящие» избиркомы к ЦИК прислушаются. Хотя бы по той причине, что эти части как раз не очень принципиальны для организаторов выборов.
С досрочным голосованием дело обстоит намного хуже. Выраженные в постановлении ЦИК пожелания относительно досрочного голосования, увы, не несут ничего нового по сравнению с тем, что записано в законе и в предыдущих инструкциях ЦИК, и, следовательно, они никак не изменят ситуацию с досрочным голосованием. И тем более – ситуацию с открепительными удостоверениями, фактически заменяющими досрочное голосование.
Досрочное голосование было отменено на федеральных выборах в 1999-м, на региональных – в 2002-м, а на местных - в 2010-м году. В 2014 году оно было возвращено в связи с Постановлением Конституционного суда, который, хоть и не очень убедительно, но заявил, что отмена досрочного голосования умаляет возможность участия в выборах. При этом председатель ЦИК В.Е.Чуров, впрочем, также, как и некоторые эксперты, справедливо утверждали, что в большинстве случаев досрочное голосование не составляет большой доли и не сильно влияет на общие итоги выборов.
Действительно, на федеральных выборах доля досрочного голосования составляла от 0,7% до 1,4% от числа избирателей, принявших участие в выборах, на региональных эта доля редко достигала 5%, колеблясь, в основном около показателя в 1%. Однако муниципальные выборы представляли большой разброс: там, где администрация страховала своих кандидатов, эта доля была достаточно высокой, переваливая в некоторых случаях за половину (примером являются выборы муниципальных депутатов района Академический города Москвы в 2004-м году; там в избирательном округе №2 доля досрочно голосовавших составила 51%). На выборах мэра предолимпийского города Сочи в 2010-м году доля досрочно проголосовавших составила 10,8%. На тех выборах удалось продемонстрировать и разницу между итогами досрочного и «недосрочного» голосования: при досрочном голосовании на 73-х участках кандидат А.Пахомов набрал 86,1% голосов, а кандидат Б.Немцов 5,8%, а при голосовании в день голосования на этих участках результат был 67,4% и 17,3% соответственно.
Эффект возвращения в 2014 году досрочного голосования превзошел все ожидания. Частично этот эффект связан был с высочайшим запретом на прямые фальсификации в день голосования. И администрация, и коммерческие политтехнологи пустились во все тяжкие. Выборы губернатора Санкт-Петербурга в 2014 году поразили видавших виды исследователей электоральной статистики: доля досрочно проголосовавших на этих выборах составила 24% - беспрецедентный показатель для региональных выборов. В пресловутой Республике Коми досрочное голосование составило 18%, а в относительно спокойной Калужской области (где в 2000-м году досрочное голосование составляло 0,6%) – 4%.
На многих местных выборах доля досрочно проголосовавших также резко подскочила, значительно превысив то, что наблюдалось до 2010 года. Автор этой заметки имел удовольствие лично наблюдать досрочное голосование в одной из крупных территориальных комиссий города Магнитогорска 15 сентября 2015 года. Тут досрочка подросла с 1,8% в 2010 году до 6,9%. Судя по всему, старалась как администрация, так и богатые кандидаты.
То есть, барвихинский случай совсем не уникален. При нынешнем положении вещей он – капля в море того, что происходит и будет происходить с досрочным голосованием на тридцати тысячах российских выборов. Барвихе просто не повезло с географическим положением и со «скандальными» кандидатами.
По стечению обстоятельств «скандальные» кандидаты сумели донести свое возмущение до нового председателя ЦИК РФ. Постановление ЦИК, хотя и посвящено на одну треть досрочному голосованию, но основанием для отмены выборов полагает совсем другие причины. Что же касается досрочного голосования, то оно содержит очередное строгое предписание «не оставлять без должного внимания оценку уважительности причин для досрочного голосования», что свидетельствует о том, что ЦИК плохо представляет себе возможности «нижних» избирательных комиссий. Хотя и пишет абзацем выше, что «проверка законности регистрации избирателей по месту жительства не входит в компетенцию избирательных комиссий».
Уважаемая ЦИК! У избирательных комиссий нет возможности проверить уважительность причин досрочного голосования. Конечно, она может отказать тому избирателю, который в порядке издевательства напишет в качестве причины «Приказ начальства» (реальный случай), но ему не составит труда переписать причину из списка, который указан в законе (комиссии вывешивают этот список на видное место).
Возвращая досрочное голосование в закон, законодатель не потрудился серьезно усовершенствовать регламент досрочного голосования, хотя, между прочим, предложения были. И в нынешней ситуации единственным способом изменить положение является жесткое наказание виновных в массовом принуждении к досрочному голосованию. При этом надо хорошо понимать, что виновными здесь чаще всего оказывается администрация, стоящая на вершине выстроенной у нас вертикали власти.
Боюсь, Элла Александровна не понимает, что самой эффективной реакцией ЦИК по Барвихе было бы доведение до конца расследования дела о принуждении к досрочному голосованию. Хотя, конечно, взять, да и вообще отменить выборы – тоже неплохо, радикально. А не поступить ли нам так со всеми остальными выборами? Радикально пресечь все электоральные нарушения.
Настоящей ответственностью ЦИК РФ являются совсем не барвихинские выборы с несколькими тысячами избирателей, на которых ЦИК может экспериментировать вволю. Чуровский ЦИК тоже иногда смелел, разбирая региональные аномалии. ЦИК своими головами отвечает за выборы федеральные. А на федеральных пока досрочного голосования (в обычной форме) нет. Есть открепительные удостоверения, с которыми, между прочим, творится то же самое, что с досрочным голосованием.
За неимением досрочного голосования в последние 15 лет неуклонно росло голосование по открепительным удостоверениям. Например, на президентских выборах оно выросло с 0,9% (от числа принявших участие в выборах) в 2004 году до 2,2% в 2012 году. На федеральных выборах 2007-2012 годов принуждение к получению открепительных удостоверений принимало масштабы сравнимые с проблемой нынешнего досрочного голосования. И «Карта нарушений» Ассоциации «Голос», и СМИ пестрели сообщениями о таком принуждении.
В случае с открепительными роль администрации была еще более весомой, поскольку «коммерческое использование» открепительных удостоверений менее распространено. Это объясняется главным образом тем фактом, что принуждение к получению открепительных удостоверений в первую очередь повышает явку, которая интересует в основном, администрацию, а не кандидатов.
На ближайших федеральных выборах нас ждет та же волна принуждения к получению открепительных. Способы борьбы с этим явлением ровно такие же, как и с принуждением к досрочке. Они находятся в компетенции правоохранительных органов. И на Барвихе можно было бы потренироваться.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 28.05.2016, 02:15
Аватар для Илья Шаблинский
Илья Шаблинский Илья Шаблинский вне форума
Новичок
 
Регистрация: 28.05.2016
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Илья Шаблинский на пути к лучшему
По умолчанию Выборы как консервация застоя

http://www.mk.ru/politics/2016/05/27...a-zastoya.html
Какой порядок вещей нам предлагают оставить незыблемым еще на 5–7–10 лет?
Вчера в 17:03,

фото: Алексей Меринов

В течение последних месяцев, в преддверии парламентских выборов, российской властью предпринимались мощные усилия, нацеленные на то, чтобы выборы не изменили ничего. А точнее, чтобы расстановка думских сил позволяла бы и дальше одной партии действовать в качестве монополиста.

Напомним, как это выглядело.

В феврале–марте 2016-го были внесены мелкие, но весьма коварные поправки в Закон о выборах. Журналистов, освещающих выборы, обязали проходить аккредитацию. Без нее их не допустят на участки в день голосования. Для получения аккредитации журналисту необходимо соответствовать ряду требований.

Появился и новый состав административного правонарушения — «воспрепятствование работе избирательной комиссии».

Раньше на участки пускали представителей любых СМИ. Но они, неблагодарные, в последние год-два выловили и обнародовали несколько случаев, когда некие странные избиратели пытались вбросить в урны пачки бюллетеней, пользуясь тихим покровительством избиркомов. Эти сюжеты оказались в Сети, их успело посмотреть полстраны. На этих кадрах видно, как наблюдатели пытаются остановить вбросчиков и привлечь внимание безучастных полицейских и раздраженных дам — членов избиркома. В этом, собственно, и заключалось, судя по всему, «воспрепятствование работе комиссии».

Затрудняя наблюдение на выборах, можно добиваться только одного — облегчения любых махинаций.

В начале апреля государственное телевидение произвело информационный залп по руководству одной оппозиционной партии. Теле- и радиокомментаторы возбужденно обсуждали сюжет из интимной жизни оппозиционного лидера. То, что демонстрация сюжета образует состав уголовного преступления (предусмотренного статьей 137 УК «Незаконное распространение сведений о частной жизни лица»), никого, кажется, не волновало. Оппонентов власти закон не защищает. Это всем понятно. Это уже норма.

Да, рейтинг у партии был явно невелик, но ее критика была власти неприятна. Ну, раздражала. Решили не церемониться.

Далее. В начале мая полностью сменилось руководство последнего негосударственного телеканала, позволяющего себе политическую аналитику (не пропаганду). Весьма осторожную, отмечу, аналитику. Думаю, многим это напомнило события 15-летней давности. Но разгон уникальной команды НТВ в 2000–2001 годах обозначил лишь начальный пункт ликвидации независимого от власти телевещания. Чистка РБК, судя по всему, символизирует окончание данного процесса.

В общем, усилия по избавлению власти от критики были предприняты серьезные и разнообразные. Обычная подготовка к выборам.

И это все при том, что рейтинг нашей партии-монополиста, по опросам всех служб, превышает 50%, а ее как бы конкуренты выглядят безнадежно отставшими. Это при том, что во всех без исключения регионах страны у партии-монополиста подавляющее большинство мест во всех законодательных собраниях. Во всех муниципальных собраниях (за редчайшим исключением) — тоже. Это при том, что на всю огромную страну осталось не более пары радиостанций и пяти-шести газет, позволяющих себе изредка публиковать критические материалы. Вот вроде этого. Пользуюсь редкой возможностью.

Таким образом, выборы должны означать дальнейшую консервацию сложившегося status quo. И тут уже возникает ключевой вопрос: а что мы, собственно, консервируем? Какой порядок вещей нам предлагают оставить незыблемым еще на 5–7–10 лет?

Думаю, мое мнение тут не отличается оригинальностью: страна погружается в новый застой. И консервировать нам предлагают именно режим нового застоя. Да, это расхожая аналогия, но основания для нее, увы, есть. Суть «застойных эпох» уже неплохо изучена. Эта суть — сочетание полицейщины во внутренней политике со стагнацией в экономике, с угнетенным положением производительных творческих сил. Есть и другие характеристики.

Важно еще, что стагнация обычно приходит на смену периоду роста и может какое-то время маскироваться под него, прикрываться его флером.

Данная историческая аналогия, на мой взгляд, помогает понять динамику и перспективу нынешнего российского политического режима.

Напомним о двух особенностях эпохи, вызывающей ассоциации с 1970-ми годами и оставившей нам в наследство не просто традицию и стиль, но целую модель отношений власти и общества — именно модель.

Первая особенность хорошо известна. Застой означал длительное бессменное нахождение на высших постах государства нескольких десятков чиновников, вышедших из недр предшествующего режима. Они обустраивали для себя, точнее, под себя новый режим, обеспечивавший им стабильный и комфортный контроль над властью на протяжении примерно двух десятилетий. Это подавление всех тех, кто мог бы прийти на смену, более или менее жесткая нейтрализация оппонентов.

Вторая особенность — более существенная. Это явное доминирование силовых методов и подходов, силовой логики над экономическим расчетом. Иными словами, силовиков над предпринимателями и вообще сколь-нибудь экономически активным населением. Над теми, у кого можно хоть что-то отобрать. Сначала они отбирают активы у «крупной рыбы». Потом идут по рыбкам помельче, заканчивая сносом киосков уличных торговцев.

Сопоставим еще раз. Режим, существовавший с 1965-го по 1985 год, держался за счет полностью государственной (и довольно неэффективной) экономики, а с начала 70-х еще и за счет высоких цен на нефть на внешних рынках. А потом лишь стагнировал. Экономическое и технологическое развитие замедлилось или вовсе остановилось. Власть окуклилась, образовав вокруг себя режим консервации и застоя.

Нынешний российский режим, как известно, обеспечил определенный подъем уровня жизни, также благодаря продаже нефти по высоким ценам. И государственный сектор до сих пор продолжает доминировать в экономике — кто бы что ни говорил.

И нынешняя экономика вошла в полосу затяжной стагнации — после короткого периода оживления и роста. Для части населения это уже не просто застой, но медленное погружение в бедность. Ведь новую экономику с новой структурой за 16 лет, за годы благоприятной конъюнктуры, создать так и не смогли. Но монополию на власть воссоздали.

Да, нынешний наш режим — другой. Главное его отличие от режима «первого застоя» — несколько сохранившихся с 90-х годов независимых СМИ. (Игрушечная многопартийность все же не в счет: уж очень она напоминает партийные системы стран «народной демократии», например ГДР.) Но их все меньше, и голос их все слабее.

Да, нынешняя российская, более или менее рыночная экономика гибче советской и лучше адаптируется к кризисам. И накопленных резервов еще может хватить на некоторое время.

Но главный итог, без сомнений, будет подобен итогам первого застоя. Усугубление технологической и экономической отсталости. Бедность значительного большинства населения. Всеобщее бесправие.

Итак, нам предлагают голосовать за преобладание силовых методов и за застой, выбирать стагнацию как образ жизни страны. Приняты уже законодательные и информационные меры для обеспечения именно такого выбора.

И я готов поверить в то, что многим моим соотечественникам такой выбор, к сожалению, сегодня кажется весьма удобным. Иногда очень легко поддаться соблазну и самообману (хотя мне и кажется, что обманывать себя в этой ситуации становится все труднее).

Как известно, путь к осознанию реальности и к новому витку развития — и у отдельных людей, и у наций — довольно часто лежит через преодоление иллюзий и мороков, через жестокие разочарования. Пара избирательных циклов на этом пути — сущая мелочь. Жаль лишь, что применительно к краткой жизни это довольно много.

Доктор юридических наук
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 14.10.2016, 21:05
Аватар для Сергей Цыпляев
Сергей Цыпляев Сергей Цыпляев вне форума
Новичок
 
Регистрация: 30.03.2016
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Сергей Цыпляев на пути к лучшему
По умолчанию Главная функция выборов

Статья опубликована в № 4182 от 14.10.2016 под заголовком: Выборы: Простые цели

Президент фонда «Республика» о том, что делать с избирательной системой России
14 октября 01:02

Граждане перестали рассматривать выборный механизм как способ решения своих проблем
Е. Егоров / Ведомости

Очередная избирательная кампания отгрохотала, посчитаны раны и товарищи, выборные должности замещены. И в повестке дня снова вопрос: какие выборы нужны обществу?

Самый тревожный сигнал последних выборов – существенное падение явки избирателей. Ледяное дыхание кризиса заставило многих перейти в режим выживания. А дальше реакция такая: «Да идите вы со своими выборами, не хотим мы в этом участвовать, все бесполезно, голосуй – не голосуй, а результат – вот он». Растущее разочарование очень опасно. Граждане не рассматривают выборный механизм как способ решения своих проблем, выборы не снимают социального напряжения и не разрешают противоречий. Люди не воспринимают выборы как способ формирования власти, определения будущего страны. Выборный механизм можно отладить до идеального состояния – партии будут как шелковые, все работать будет как часы. Но если он не будет интересен гражданам, государство не будет устойчивым.

Конституция России не содержит жесткого определения избирательной системы и оставляет законодателю право настройки избирательного механизма. За прошедшие годы «настройщики» так закрутили регулировочные гайки, что результат на выходе избирательной машины слабо зависит от действий избирателей на входе. Надо менять регулировки, пока у избирателя не возникло желание разнести эту машину.

Наши требования к избирательной системе просты: доверие граждан к избранным органам власти, в том числе признание их легитимности; отбор и продвижение по властной пирамиде лидеров созидания и отсев лидеров разрушения; гарантии честной и свободной политической конкуренции. Однако наши желания наталкиваются на стремление вчерашних победителей гарантированно остаться у власти и сегодня, и завтра, и далее всегда. Так что реформа избирательной системы не будет ни легкой, ни быстрой.
Проблема честности

Принципиальная задача – проведение выборов, результатам которых доверяет подавляющее большинство избирателей. Нечестные выборы уничтожают авторитет власти быстрее любой оппозиционной пропаганды и толкают страну к революционным сценариям. Невозможность провести выборы, признаваемые честными большинством политических игроков, – национальный позор и громадный риск крушения политической системы.

Восстановление доверия избирателей требует серьезной реформы системы избирательных комиссий и принципов их деятельности. Основными действующими лицами должны стать партии, из формирования комиссий следует полностью исключить глав исполнительной власти и в основном режиме – представительные органы власти. В выборах участвуют общественные институты – партии, а не власти. Честный принцип формирования избиркомов прост: одна партия – один член избиркома, участвуют партии, имеющие лучшие результаты по количеству голосов, набранных всеми партийными кандидатами на последних выборах соответствующего уровня. В случае недостатка партийных кандидатов прочие члены комиссии избираются представительным органом из числа кандидатов, предлагаемых новыми партиями, общественными организациями. Никакой административной избирательной вертикали, все комиссии действуют независимо, подчиняясь единому избирательному законодательству. Если что не так, то их поправит суд, а не вышестоящий начальник.

Второе направление – снятие искусственных барьеров и ограничений, искажающих картину волеизъявления избирателей. Избирательные комиссии фильтруют кандидатов, лишая их регистрации за формальные нарушения в подготовке документов. Выборы – это не конкурс чистописания. Только заведомые подлоги и фальсификации, злостное уклонение от предоставления документов – повод для обращения в суд, все остальное – предмет доброжелательной работы с кандидатом по внесению исправлений или информированию избирателей о недостатках.

Методы отсечения маргинальных кандидатов известны: каждая зарегистрированная партия имеет право выдвинуть своего кандидата, для независимых кандидатов предусматривается сбор подписей либо внесение избирательного залога.
Зачем два бюллетеня?

В Санкт-Петербурге одновременно проходили выборы в законодательное собрание. Избиратели получили четыре бюллетеня, и это очень тяжело для граждан. Особенно петербургские выборы – один бюллетень за реального кандидата в округе, а второй – за виртуального, который собирает голоса за партийный список. Я человеку с высшим гуманитарным образованием и кандидатской степенью несколько минут объяснял, что это означает и как это работает, а каково пенсионерам – многие вообще не понимают, что надо делать.

А ответ простой. В Германии сразу после войны избирали парламент, у них тоже была половина по спискам, половина – по округам. Голосование шло только в округах. Вы голосуете за конкретного человека, а у него партийный значок. Сколько голосов он набрал, то и пошло в партийную кассу в качестве голосов за партийный список. Зачем вам второй бюллетень? Он абсолютно избыточен! Результат – упрощение счета, работы избирательных комиссий. В игре остаются только реальные партии, которые могут выставить достойных людей в округах. Это отсекает партии-однодневки и партии одного актера. Возрастает ценность кандидата в округе, требуется строить реальную партию и искать лидеров в регионах. Сильно упрощается система голосования для избирателей, так как исчезает самый длинный партийный бюллетень.
Два тура, и не меньше

Новое в прошедшей избирательной кампании – «хорошо забытые старые» выборы в одномандатных округах. Как и предсказывалось многими, партия большинства собрала внушительный урожай – 203 из 225 разыгранных мандатов. Часть либеральных экспертов выступала по этой причине против возвращения мажоритарной системы. Выборы в округах – это правильное решение, о чем написано ниже. Если вы используете мажоритарную систему, то нужен второй тур голосования. В первом туре ведущую позицию всегда занимает самый известный кандидат. Избиратели определяются по принципу: за лидера, не за лидера. Голоса «не за лидера» распределяются между многими кандидатами. А во втором туре, куда выходят двое, очень часто второй номер консолидирует голоса недовольных граждан. Если посмотрим на петербургские результаты выборов в Госдуму, то у нас ни в одном округе кандидат даже не приблизился к 50%, для победы хватало четверти голосов. Это означает, что по всем округам проходили бы вторые туры. И вот здесь была бы действительно серьезная борьба, и еще неизвестно, кто бы победил.

Голосование в два тура позволяет точнее определить предпочтения избирателей. Вторые туры приучают кандидатов и избирателей к поиску компромисса и созданию коалиций. В России еще довольно долго самыми популярными идеями будут левая и националистическая. А правые силы, либеральные партии всегда будут сильны личностями, а это означает округа, это означает – надо лично выходить и выигрывать.
Ложные цели демократических сил

Порог явки. Осуществление избирательного права гражданина не может ставиться в зависимость от нежелания другого гражданина пользоваться своим правом. Человек не пришел на выборы – его устраивает любой результат. Избирательные тупики (недостаточная явка избирателей) приводят к отсутствию легитимной власти, что гораздо опаснее недостаточного представительства. Легализация борьбы за неявку на выборы в качестве политического инструмента ведет к дискредитации института выборов.

Графа «против всех». Она предполагает, что власть обязана поставить обществу политический товар в виде приемлемых кандидатов. Выдвижение кандидатов – общественное дело. Не устраивают кандидаты – выдвигайте других и боритесь за их избрание, не видите никого достойного – выдвигайтесь сами. Вам никто не обязан сделать красиво на выборах. Демонстрировать недовольство некому – в момент выборов власти нет, она формируется заново. Голосование «против всех» – это уход от ответственности, лунка в песке для «интеллигентного страуса». Графа «против всех» не может иметь последствий для выборов, это избирательный тупик (отсутствие власти) с неизвестным исходом.

Достаточно задать простой вопрос: кто, как долго и на каких основаниях будет отправлять власть в случае отсутствия результатов выборов по этим двум причинам?
Только мажоритарная

Партии упорядочивают и стабилизируют политическое пространство. Но пропорциональная система в современных условиях развитого телевидения не способствует созданию укорененных в регионах политических партий. Харизматический лидер, имеющий доступ к телевизору, на деньги олигархической структуры в качестве паровоза протаскивает в парламент вагоны партийного списка с партийными бюрократами, спонсорами, «авторитетами» и случайными людьми. Пропорциональная система демонстрирует неустойчивость к прорыву безответственных популистов на волне недовольства и усталости избирателей. Застойная авторитарная политическая культура российских партий, предлагающих одни и те же идеи и одних и тех же лидеров в течение двадцати с лишним лет, – прекрасная почва для радикальных авторитарных подходов. Из года в год избиратель видит в бюллетене один список партий, и у него возникает чувство полной бессмысленности выборов. Несколько избирательных циклов на основе пропорциональной системы привели к уничтожению личностного начала в депутатском корпусе.

Сегодня в России следует взять курс на построение мажоритарной избирательной системы. Политическая система должна стимулировать создание вертикально-интегрированных партий с развитой кадровой базой в регионах и муниципалитетах. Цель – обеспечение единства политического пространства и политического (а не административного) руководства властями региона.

Мажоритарная система способствует децентрализации политической жизни и развитию инициативы по всей стране. Она требует от партий кадровой работы на местах для поиска достойных кандидатов. Выборы в округе дают «систему двух ключей» – избиратель голосует за кандидата, качество которого гарантирует партия. Восстанавливается персональная связь «избиратель – депутат», кандидат интересуется мнением избирателя, а не только партийного начальства. Необходимость всем, даже партийным лидерам, проходить сквозь сито персональных выборов сильно способствует кадровому обновлению партий. Она устойчивее по отношению к манипуляциям при подсчете голосов.

Основное возражение против мажоритарной системы – тенденция к возникновению двухпартийной системы и выдавливание малых партий. Если нам удастся переход к двухпартийной системе от существующей «полуторапартийной», то это следует признать несомненным прогрессом.
Вопрос выживания системы

Конкурентные, «нефильтрованные» выборы губернаторов, членов Совета Федерации, мэров, депутатов разных уровней по мажоритарным округам быстро выявят настоящих лидеров, а избиратели научатся отличать лидеров созидания от лидеров разрушения. Иначе мы будем постоянно испытывать кадровый дефицит первых лиц, способных эффективно руководить, от села до всей страны. Назначения решают тактическую задачу обеспечения лояльности, но уничтожают стратегическую перспективу выживания политической системы.

Автор – президент фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:13. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS