Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Политика > Вопросы теории > Бюрократия

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 31.01.2014, 20:07
Аватар для Эксперт online
Эксперт online Эксперт online вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 09.08.2011
Сообщений: 66
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
Эксперт online на пути к лучшему
По умолчанию *1109. Моральный кодекс бюрократа

http://expert.ru/expert/2011/21/mora...ks-byurokrata/

«Эксперт» №21 (755)

30 май 2011, 00:00

Василий Скалон

В теории изучение деклараций доходов и имущества должностных лиц — неплохой способ проконтролировать чиновников. На практике это оказывается лишь популистским ходом, увы, не слишком содержательным

Опрос общественного мнения, проведенный ВЦИОМ, показал резкое снижение интереса россиян к декларациям о доходах чиновников. Если в 2009 году 33% соотечественников знали о чиновничьих декларациях и даже читали их, то сегодня этим интересуются всего 15% респондентов. При этом почти вдвое выросло число граждан, которые вообще не знают о декларировании доходов чиновниками (с 23 до 41%). Снижение наполовину за два года интереса наших граждан к механизму, который презентовался как важный шаг в борьбе с коррупцией, позволяет констатировать, что надежды инициаторов декларирования доходов не оправдались. О том, почему это произошло и можно ли превратить декларации о доходах и имуществе в реальный инструмент контроля за бюрократией, «Эксперт» расспрашивал начальника отдела управления госслужбой Института государственного и муниципального управления Высшей школы экономики Алексея Конова.

— Недавно чиновники в очередной раз отчитались о своих доходах и имуществе. Насколько информативны их декларации?

— Справка о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в целом позволяет получить важную информацию. Разумеется, ее содержание можно и нужно корректировать, и как раз сейчас ведется работа по внесению изменений в форму справки. В частности, планируется обязать государственных служащих и их родственников декларировать не только доходы, но и некоторые расходы. Однако никакая даже очень хорошо проработанная форма декларации не принесет желаемого результата, если не будет создана эффективная процедура проверки сведений, представленных чиновником. Если нет проверки, в декларации можно указывать что угодно. К сожалению, в нашей стране с проверкой деклараций долгое время существовали серьезные проблемы.

— Какие?

— До недавних пор подразделения, осуществлявшие проверку, не имели доступа к необходимой информации. Они не могли получить сведения, составляющие налоговую и банковскую тайну. Сведения об объектах недвижимости и транспортных средствах, принадлежащих госслужащим, были доступны лишь в ограниченном объеме.

Но 28 апреля президент внес в Думу проект закона, согласно которому теперь уполномоченные должностные лица смогут в рамках проверки деклараций получать необходимые сведения от налоговых органов, Росреестра и кредитных организаций. Например, кредитные организации должны будут представлять проверяющим органам справки по операциям, счетам и вкладам госслужащих и членов их семей. Правда, закон еще не дошел и до первого чтения, и непонятно, какова будет его окончательная редакция. Но есть надежда, что проблема, существовавшая с 1997 года, наконец будет решена.

К сожалению, есть и другие сложности. Чтобы декларирование доходов и имущества помогало ловить коррупционеров, нужен какой-то механизм применения получаемой информации. Предположим, что все заполнили свои декларации абсолютно честно. Мы получили информацию, увидели, что имущество чиновника не соответствует получаемому им доходу... Следующий вопрос: что делать дальше?

В некоторых странах есть такой вид преступлений — незаконное обогащение. Незаконным считается приобретение чиновником имущества, которое несопоставимо с его официальными доходами и происхождение которого он не может удовлетворительно объяснить. Соответственно, проверяющие органы могут задать госслужащему вопрос: «Откуда это у тебя взялось?» И если они не верят, что дорогостоящую машину и квартиру в центре столицы госслужащему подарила мама-пенсионерка, они могут подать на него в суд. Очень важно, что в данном случае госслужащего обвиняют не в коррупции, ведь факт коррупции не доказан, а именно в несоответствии уровня жизни официальному доходу. В нашей стране такого преступления, как незаконное обогащение, нет.

— А почему у нас возможна ситуация, когда жены, дочери, зятья и домашние животные чиновников становятся миллиардерами, а сами чиновники при этом продолжают бороться с коррупцией?

— Теоретически ничто не мешает родственникам чиновников получать высокие доходы. У нас нет запрета на какую-либо деятельность родственников должностных лиц. Чтобы отслеживать бизнес-связи чиновников, в том числе использование служебного положения в интересах родственников, нужно в первую очередь регулировать ситуации конфликта интересов.

Один из ключевых элементов этого регулирования — декларирование интересов. Во многих странах должностные лица и их родственники указывают в декларациях не только размер доходов, но и их источник. Это позволяет отслеживать ситуации, когда должностное лицо может принести выгоду организации, в которой работают его родственники. Соответственно, если такая ситуация обнаруживается, должностному лицу предлагаются меры по урегулированию конфликта интересов. Например, его могут отстранить от принятия решений, затрагивающих конкретную организацию. Эта модель декларирования пока не нашла применения в нашей стране.

Вообще, нормы о регулировании конфликта интересов были закреплены в ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» еще в 2004 году. Но до сегодняшнего дня они почти не применялись. Возможно, в обозримом будущем в этой сфере произойдут определенные изменения. В частности, совсем недавно было принято решение разработать перечень типовых ситуаций конфликта интересов и мер их регулирования. Хотелось бы надеяться, что ситуация сдвинется с мертвой точки.

— Многие предлагают увеличивать штрафы за коррупцию, отрубать руки... Насколько это действенно? Может, правда, чего там, ввести смертную казнь за взятки, и заживем припеваючи? Приводят же пример Сингапура.

— Всем ли захочется жить в таком государстве, как Сингапур, с таким уровнем полицейского контроля? При этом ведь есть и пример Китая, который давно ввел казнь за отдельные коррупционные правонарушения. Едва ли можно сказать, что Китай с точки зрения противодействия коррупции сильно преуспел. Как показывает мировой опыт, ужесточение наказаний само по себе не дает большого эффекта, это просто очень хорошая PR-акция: народу всегда нравится, что власти «серьезно взялись за дело». На самом деле неоднократно отмечено, что, как только возрастает жесткость наказания, возрастает размер средней взятки. Лично я уверен, что для подавляющего числа чиновников тюремный срок и кратные штрафы или конфискация имущества более чем серьезная мера для того, чтобы задуматься. Важнее увеличить шансы нечестного чиновника быть пойманным. Тогда не нужно будет отрубать руки и головы.

— Как же нам увеличить шансы на поимку взяточника?

— Есть разные методы. Это и процедура декларирования доходов и имущества, и эффективная обработка обращений граждан, и применение провокаций и так называемых проверок на честность. Важно также отметить, что зачастую информацию о делах госслужащего получить бывает неоткуда, кроме как от его коллег. Поэтому шанс на поимку увеличивается, если есть развитая культура доносительства, хотим мы этого или нет.

— Вопрос доносительства довольно странно звучит в контексте этики, по крайней мере для русского уха.

— Да, у нас так называемые служебные разоблачения пока не воспринимаются как необходимый элемент антикоррупционной политики. Сейчас закон «О противодействии коррупции» обязывает госслужащего сообщать только о тех случаях, когда кто-то склоняет его к совершению коррупционного правонарушения. Теоретически это могут быть и коллеги госслужащего, и его начальники, то есть определенный потенциал для служебных разоблачений здесь заложен. Тем не менее есть несколько важных отличий от аналогичных норм в зарубежных странах.

Во-первых, мы так и не решились создать процедуры, позволяющие государственным служащим сообщать о замеченных ими случаях коррупции или неэтичного поведения других должностных лиц. Все подобные инициативы тонут в разговорах про тридцать седьмой год и угрозу всеобщего доносительства. Во-вторых, в нашей стране явно недооценивается сложность процедур служебного разоблачения и механизмов защиты лиц, раскрывающих информацию о коррупции. Показательно, что в странах, использующих этот антикоррупционный инструмент, вопросам служебных разоблачений посвящены отдельные весьма подробные законы.

— Какие еще механизмы нам стоит позаимствовать у Запада?

— Типичные сферы этического регулирования во всех странах примерно одинаковы: это получение подарков, иная оплачиваемая работа и получение любого иного дохода, представительские расходы, использование госсобственности и служебной информации, политическая, религиозная и общественная деятельность госслужащих. Еще один важный элемент регулирования — это так называемая вращающаяся дверь, то есть приход людей из частного сектора в госаппарат и уход с госслужбы в частный сектор. К этому, конечно, добавляются требования вежливости, отсутствия дискриминации и так далее.

Сейчас российское законодательство так или иначе регулирует практически все эти проблемные сферы. Другое дело, что у нас соответствующие нормы недостаточно детализированы, да и выбор конкретных подходов к регулированию далеко не всегда представляется оправданным.

— «Вращающаяся дверь» у нас совсем незаметна.

— Основная мера здесь — регулирование «выхода», то есть трудоустройства должностных лиц после увольнения из госорганов. При этом в зарубежных странах обычно используются два вида ограничений. Во-первых, ограничивается переход в организации, в регулировании деятельности которых должностное лицо ранее принимало участие. Такая мера, хотя и в недетализированной форме, есть и у нас. Во-вторых, ограничиваются контакты бывшего должностного лица с госорганом, в котором он ранее замещал должность. Это препятствует приобретению бизнесом теневых лоббистов и агентов влияния. В нашей стране такие меры в законодательстве не предусмотрены — и это, на мой взгляд, существенное упущение.

Кроме того, в зарубежных странах все чаще внедряются меры регулирования «входа». В частности, устанавливаются ограничения на взаимодействие чиновника с частной компанией, из которой он пришел на госслужбу. Кроме того, отслеживаются переговоры о трудоустройстве, т. е. регулирование начинается на стадии, когда госслужащий еще только собирается покинуть госорган и перейти в частный сектор. У нас таких мер нет. В целом можно сказать, что пока из всего комплекса возможных мер регулирования «вращающейся двери» мы выбрали одну, и даже ее воплотили весьма посредственно.

— Многие говорят о специфическом русском менталитете: мол, презрение к законам, кумовство, а кое-кто говорит, что и воровство, у нас в характере. Насколько большую роль в проблемах этического регулирования играет наша культурная специфика?

— Сложно, принадлежа к данной культуре, оценивать ее. Мне из среды, частью которой я являюсь, не кажется, что у нас какой-то особенный менталитет в плане воровства или склонности к кумовству. Во всех культурах, восточных и западных, люди склонны реализовывать личные интересы. Иначе меры противодействия коррупции никому бы не понадобились. При этом отношение общества к коррупции, уровень терпимости в одной и той же стране могут существенно меняться с течением времени. Однако это вопрос не только антикоррупционных мер, а более широких изменений.

Пока нельзя сказать, что в нашей стране общество активно участвует в борьбе с коррупцией. В частности, у нас не очень заметную роль играют некоммерческие организации. В западных странах, в особенности в США, существует множество некоммерческих неправительственных организаций, которые специализируются именно на антикоррупционной деятельности. Мы обсуждали проблему «вращающейся двери». Так вот, одна из американских неправительственных организаций, Center for Responsive Politics, ведет базу данных, содержащую сведения о том, в какие организации перешли бывшие высокопоставленные должностные лица. Есть организации, которые специализируются на судебных исках к органам власти. Есть те, кто занимается больше исследовательской и просветительской деятельностью. Таких организаций не одна и не две. Некоторые из них очень влиятельны. Просто в качестве примера: годовой бюджет одной из таких организаций, Judicial Watch, превышает десять миллионов долларов. Это бюджет, сопоставимый с бюджетом Службы правительственной этики США.

— И кто же этим организациям платит?

— Это вопрос, как всегда, сложный. Многие организации построены на принципе добровольного членства, когда люди записываются и платят членские взносы. Некоторые организации активно собирают пожертвования от частных лиц. Нередко такие организации спонсируются определенными политическими силами, которые заинтересованы в том, чтобы потопить своих противников. Антикоррупционная борьба — это не только борьба честных против нечестных. Нередко это борьба конкурирующих сил.

— А у нас есть хотя бы предпосылки для формирования таких институтов?

— У нас есть ряд организаций, в том числе ведущих вузов страны, которые регулярно принимают участие и в реформе госслужбы, и в административной реформе, готовят аналитические отчеты, проекты нормативных актов. Другое дело, что в конечном итоге остается от их проектов.

Чтобы общество активнее участвовало в противодействии коррупции, оно должно иметь возможность заглядывать в окна органов власти. Практика показывает, что если создаются возможности для получения информации о деятельности госорганов, то с течением времени появляются энтузиасты, которые эти возможности используют. Повышение прозрачности — это то, с чем можно связывать определенные надежды. Пример Алексея Навального является в этом смысле характерным: был запущен сайт госзакупок, и через некоторое время появился человек, который воспользовался им для создания антикоррупционного проекта. Если бы сайта госзакупок не было, то и информацию для «РосПила» было бы неоткуда брать.

— Если честно, многое из того, о чем вы рассказываете, кажется возможным в нашей стране только через много-много лет.

— Нам уже давно не рано об этом говорить. В нашем законодательстве появились нормы, регулирующие получение подарков, иную оплачиваемую работу, трудоустройство после увольнения. Эти вопросы все чаще рассматриваются и в аналитических материалах, и в научных публикациях. Очень быстрого продвижения в этой сфере не бывает, нужно последовательно и терпеливо пробовать разные подходы, уточнять и детализировать соответствующие положения законодательства.

При этом не следует преждевременно успокаиваться на достигнутом. Иногда приходится слышать и от наших официальных лиц, и даже от некоторых экспертов, что мы уже в основном разработали антикоррупционное законодательство и главные наши проблемы лежат в сфере правоприменения. На мой взгляд, это не так. Мы сделали лишь первые шаги по созданию качественной нормативной базы в сфере противодействия коррупции, и впереди еще очень длинный путь.
4462

Последний раз редактировалось Chugunka; 14.12.2017 в 12:32.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 31.01.2014, 20:10
Аватар для Эксперт online
Эксперт online Эксперт online вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 09.08.2011
Сообщений: 66
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
Эксперт online на пути к лучшему
По умолчанию Умное государство

http://expert.ru/expert/2011/33/umnoe-gosudarstvo/
«Эксперт» №33 (766)
/
22 авг 2011, 00:00

Евгений Рябов, советник генерального директора ООО «Печора СПГ»

Качество работы бюрократического аппарата в России можно заметно улучшить без репрессий и революций. Требуется лишь минимум политической воли и применение давно известных в мире теорий реинжиниринга административных процессов
Иллюстрация: Игорь Шапошников

Система государственного управления должна способствовать решению задач социально-экономического развития. Между тем на текущий момент именно ее особенности выступают главным препятствием на этом пути». Это не цитата видного представителя несистемной оппозиции для радиостанции «Эхо Москвы», а публикация заместителя председателя правительства РФ Алексея Кудрина в журнале «Вопросы экономики» № 3 за этот год.

Алексей Леонидович хорошо знает предмет. По стечению обстоятельств именно в недрах его ведомства был рожден бюрократический шедевр, насмешивший всю страну. Департамент Минфина письмом от 13 мая 2011 г. № 03–04–06/6–107 рекомендует организациям принимать все возможные меры по учету экономической выгоды, получаемой сотрудниками при употреблении питьевой воды из кулеров в офисах. Подождем разъяснений в отношении туалетной бумаги и мыла? Из таких вот мелких штрихов и складывается безрадостная картина государственного управления в целом и инвестиционного климата в частности.

В рамках дискуссионного клуба «Валдай» одним из иностранных участников была высказана претензия: за год работы компания собрала разрешения на строительство одного завода в России и успела построить два завода в Европе. Вот и премьер на совещании по проблемам нефтепереработки в городе Кириши был очень впечатлен. Процитируем его эмоциональную реакцию на жалобу компании «Сургутнефтегаз»: «Это касается вообще промышленного строительства. Четыре года согласовывали экспертизу. Невероятно! Четыре года, чтобы только экспертизу собрать! Мы сейчас их здесь напрягаем, чтобы они строили новые мощности. Как же они будут строить? Четыре года экспертизу получали только! А потом еще разрешение нужно на строительство получить!»
Куда уходит время

Для того чтобы понять, из чего складываются потери времени и денег, разберем ситуацию получения всего лишь одного разрешения на строительство из десятков требуемых.

Чуден при внимательном чтении административный регламент «Предоставление государственной услуги по выдаче заключений об отсутствии полезных ископаемых в недрах под участком предстоящей застройки и разрешения на осуществление застройки площадей залегания полезных ископаемых» (утвержден приказом Минприроды России от 03.03.2010 № 59).

Лицо, обладающее правами на землю и желающее что-либо на ней построить, должно получить в «Роснедрах» справку об отсутствии или наличии полезных ископаемых под участком. Если справка подтвердит наличие месторождения, то потребуется получить в «Роснедрах» разрешение на застройку. Для этого заявитель приобретает в государственном геолфонде геологические карты и разрезы, получает от недропользователя согласие и справки о перспективах разработки месторождения и ожидаемых потерях запасов полезных ископаемых в связи с намечаемой застройкой. Понадобится еще справка о статусе участка недр: федеральном, резервного фонда, лицензируемом. Оплатив госпошлину, собрав и сдав кипу документов, заявитель ждет результата.

Сам административный регламент не содержит даже намека на основания запрета или разрешения застройки, кроме полноты комплекта заявочных материалов. К счастью, интернет-портал «Госуслуги» дает искомое разъяснение: отказ следует в случае, если техническими проектами и экономическими расчетами не доказано, что совокупный экономический эффект от застройки выше, чем от разработки полезных ископаемых.

Если до середины Днепра и долетит редкая птица, то получить разрешение на застройку в рамках регламента в принципе невозможно. Достаточно уже того, что сотрудники «Роснедр» должны предсказать цену продажи на аукционе права пользования участком недр.

На самом деле нет никаких весомых экономических или политических препятствий принять процедуру, удобную и полезную строителям и при этом охраняющую ценные недра от застройки. Вот краткое ее изложение. Заявитель на сайте «Госуслуги» заполняет анкету на предоставление информации о недрах в границах своего участка и оплачивает госпошлину. «Роснедра» выдают ему типовую справку с полезной информацией для будущей стройки (о геологических разломах, сейсмической активности, уровне грунтовых вод и т. п.). Справка также должна содержать информацию о наличии и способе добычи полезного ископаемого, о юридическом статусе участка недр (нет обременений, предоставлены права пользования, идет процедура лицензирования или имеется месторождение резервного фонда).

На этом месте государственная услуга заканчивается. Далее следует определиться, в каких случаях действительно требуется разрешение. Запрещать ЛЭП или автодорогу над месторождением нефти не имеет смысла. А вот на период проведения лицензирования во избежание конфликта правообладателей обязателен временный запрет строительства.

Время и деньги крадут не только неграмотные процедуры, но и уникальные изобретения российских чиновников. Ни в одной стране мира, включая Гондурас, не требуется нотариус для сдачи финансовых расчетов в налоговую инспекцию. В России же генеральный директор акционерного общества должен раз в квартал нотариально заверять бухгалтерский расчет чистых активов. Данная новация введена 21 мая 2010 года циркулярным письмом Федеральной налоговой службы. Автор — государственный советник 3-го класса Николай Мельников, замруководителя ФНС. С благими целями в закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в 2009 году без понимания последствий были внесены поправки, требующие предоставления финансовой информации в ЕГРЮЛ, причем документы подаются через налоговую службу. Вот и пришлось господину Мельникову затыкать дыры закона сомнительным циркуляром.

Или подходящий пример не про бизнес, а про жизнь. Донорам крови предоставляются выплаты из региональных бюджетов, которым, в свою очередь, предоставляются субвенции из федерального. Чиновники и медики ведут строгий учет миграции, прибыли и убыли доноров. Разработаны многочисленные методики, не имеющие никакого отношения к качеству крови. Вся эта работа требует огромных затрат труда и времени. Между тем проблема учета «доноров» и предоставления адресных льгот успешно решена бизнесом. Накопительные карточки учитывают регулярность и сумму покупок в любом магазине по всей стране. Лучшим покупателям присваивается звание «Почетный донор “М.видео’’» и даются дополнительные скидки. Такую систему можно адаптировать не только для нужд здравоохранения.
Что не доделали

Трудом российского бюрократа недовольны граждане страны, иностранные инвесторы, образцово-показательная нефтяная компания и лично председатель правительства. Недовольны и сами чиновники. В каждом министерстве есть высококвалифицированные и трудолюбивые специалисты, от ведущего специалиста до заместителя министра. КПД их труда катастрофически низок, не более 5–10%, и это, разумеется, вгоняет их в пессимизм. Наивно думать, что только жесткая рука заставит бюрократическую систему лучше работать. Ускорив скорость бега по коридорам и взвинтив темпы перекладывания бумаг, мы получим еще худший результат. Скорее наоборот, следует уменьшить пустую нагрузку на граждан, работающих в органах власти, правильно организовав их работу.

В конце семидесятых годов прошлого столетия распространение технологий мгновенной связи и обработки информации вызвало эйфорию от потенциальных возможностей их применения в бизнесе. Однако первые попытки получить ожидаемый результат, как правило, сопровождались неудачами. Выяснилось, что эффективное использование информационных технологий требует изменения всего уклада привычных отношений в коммерции, складывавшегося столетиями. Изменение этого уклада получило название реинжиниринга бизнес-процессов (business process reengineering). Часто до 80% этих процессов оказывалось просто лишними. Осознав это, бизнес стал инвестировать в повышение эффективности себя самого как организации.

Государственные учреждения являются такими же организациями по обработке информации, как и корпоративные структуры, и, пожалуй, российские ведомства нуждаются в ликвидации замшелых пережитков эпох раннего средневековья и развитого социализма как никакие другие. Помимо реинжиниринга бизнес-процессов есть и другие теории, посвященные эффективному государственному управлению, среди которых и переосмысление государственного устройства (reinventing government), и новый государственный менеджмент (new public management).

Административная реформа была первой попыткой применения осознанных усилий по повышению эффективности государства как организации. Функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию были возложены на федеральные министерства, контроль и надзор — на федеральные службы, оказание государственных услуг и управление государственным имуществом — на федеральные агентства. Красивая и логичная схема разделения властей. Министерства исполняют де-факто законодательные функции, формируя правила игры (значительная доля законопроектов, принятых Госдумой, разработана чиновниками, они же принимают подзаконные акты). Агентства ведут хозяйственную деятельность и оказывают услуги гражданам. Службы следят за соблюдением правил. Законодательная, исполнительная и судебная власть в миниатюре.

Однако ожидаемого роста эффективности в результате не произошло. Аппараты правительства и президента подтвердят, что они постоянно сталкиваются с низким качеством работы федерального аппарата исполнительной власти, плохим исполнением поручений и переносами сроков. На сленге сотрудников министерств поручения руководства не «выполняются», а «закрываются». Что в переводе означает: целью работы становится сам факт появления исходящего документа на входящее поручение или письмо.

Мы не предложим новой теории или уникального лекарства для оздоровления родного госаппарата. Наши рекомендации — это тривиальные правила оказания первой помощи, общие для всех теорий. Надеемся, что пациент придет в сознание и можно будет продолжить лечение в стационаре.
Первая помощь

Входящие и исходящие. Министерства захлестывает вал входящих документов с жесткими сроками исполнения. Выход лежит в грамотной сортировке и классификации входящей документации. Выделение в потоке документов долгосрочных задач и текущих поручений улучшит ситуацию. Привязка части входящих документов к долгосрочной задаче не будет генерировать формальной переписки.

Входящие и исходящие документы обрабатывают рядовые сотрудники, которые не только готовят документ, но и вынуждены бегать по коридорам и визировать его по всей пирамиде административной структуры. Горе тому заместителю министра, который лично читает и правит документы, поступающие к нему на подпись. Его ненавидят всем коллективом. Ведомству нужен не его интеллект, а его подпись для соблюдения сроков прохождения документа. Следует делегировать полномочия по подписанию документов по всей пирамиде до уровня начальника отдела. Запросить расчеты и обоснования к предложению губернатора или компании способен даже рядовой сотрудник, а не только министр.

Знание — власть. В распоряжении отечественных чиновников нет систем наследования, тиражирования и коллективного использования знаний. Простой электронный архив, модерируемый любой из национальных библиотек России и консолидирующий свои и чужие знания, уже был бы хорошим помощником.

Учение — свет. Одно из главных признаков бюрократии по Максу Веберу — наличие специальной подготовки. Существующей практике повышения квалификации российских служащих следует придать большую практическую направленность. Программа обучения должна включать изучение российского исторического опыта и опыта зарубежных стран, стратегическое планирование, навыки профессиональной организации коллективной работы. Очень перспективным представляется использование метода кейсов (конкретных ситуаций), причем к разработке кейсов хорошо бы привлечь предпринимателей. Повышение квалификации тем более актуально, что из-за разницы в зарплатах на госслужбе и в частном секторе качество рядовых кадров в федеральных министерствах оставляет желать лучшего.

Модель и продукт. Законодательство изменяется в два этапа. Сначала разрабатывается и принимается федеральный закон, а потом многочисленные правительственные и ведомственные нормативные акты. Такое разобщение в пространстве и времени приводит к посредственным результатам.

Предложим те же два этапа разработки регулирующего воздействия, но иные по содержанию. Первый этап является модельным и включает анализ текущей ситуации, модель будущего и программу перехода. Уже на этом этапе требуется финансово-экономическая оценка, включающая анализ текущих денежных потоков, затрат денег и времени на программу перехода, и оценка будущего финансового состояния. Все это очень похоже на бизнес-план, так и назовем выходящий документ госфинпланом. Подчеркнем, что программа перехода должна быть проработана тщательно и детально. По дурной российской традиции решению задачи step-by-step уделяется мало внимания.

Проиллюстрируем предложенный подход на актуальном примере. Апофеозом государственного управления являются проблемы с бензином в стране — мировом лидере по добыче нефти. Нефтяные компании распределяют добытую нефть на основании расчетов с использованием специальных математических моделей. Эти модели оптимизируют размещение сырья и поставки нефтепродуктов с целью получения максимальной прибыли на тонну добытой нефти. Пять российских нефтяных компаний выпускают три четверти нефтепродуктов, и для планирования производства нефтепродуктов они используют системы линейного программирования PIMS или RPMS. Параметры моделей включают фискальные изъятия: налоги, акцизы, экспортные пошлины. Регулятор может подобрать их так, что производство «корзины» нефтепродуктов для внутреннего рынка будет максимально рентабельным. Бизнес-планы модернизации НПЗ также рассчитываются с использованием этих систем. И здесь регулятор задает многие внешние параметры и определяет долгосрочную промышленную политику. Компания Honeywell на базе RPMS помогла создать в Институте нефти и газа им. Губкина «виртуальный НПЗ» для обучения студентов. Стоит проверять варианты акцизов и пошлин на подобных моделях, прежде чем править законы.

Так как закон, не обеспеченный подзаконными актами, не работает или работает из рук вон плохо, а разработка таких документов по отдельности чревата логическими противоречиями, достаточно ввести правило синхронности разработки всей совокупности регулирующих документов, от проекта закона и проекта распоряжения правительства до приказов и методик ведомств.

Совершенно естественно привлечь к нормотворческой работе специалистов по разработке информационных систем. Тем более что программисты отечественной школы имеют специфическое конкурентное преимущество: умение создавать алгоритмы, быстрые и нетребовательные к ресурсам компьютера. В нашем случае это будет означать «законы, удобные и нетребовательные к ресурсам общества». Опыт показал, что для разработки сложных систем управления не годится обычный язык. Были разработаны специальные языки, позволяющие описывать структуры человеческой деятельности в любой отрасли знаний и создавать на этой основе регламенты и алгоритмы: IDEF, UML, отечественный ДРАКОН (Дружелюбный Русский Алгоритмический язык, Который Обеспечивает Наглядность). Следует использовать такие языки хотя бы для подготовки административных регламентов. Не надо пугаться, язык арабских цифр для древних римлян был экзотикой, хотя нам совершенно очевидны его преимущества.

Делу — место и время. Сосредоточенная работа над проблемой в течение длительного периода дает лучший результат при меньших затратах времени, чем работа в режиме периодического обращения к проблеме. Для реализации этого постулата требуется создать материально-техническую и организационную базу коллективной работы. Оптимальным вариантом представляется хорошо оснащенный информационными системами центр на удалении от мегаполиса. Если бы над Лесным кодексом пару недель совместно поработали чиновники и эксперты в тиши леса, пожалуй, качество кодекса было бы кардинально выше, а пожаров меньше.

Чтобы получилась группа, а не толпа спорщиков, необходимы специальные правила организации коллективной работы, а также люди, обученные этим правилам. Уже простое объединение для мозгового штурма под контролем опытного профессионального модератора чиновников, инициаторов и оппонентов предложения даст несравнимо больший результат, чем существующая практика межведомственного согласования.
P.S. Переделал и эту тему. На старую было 5,771 заход.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 21:43. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS