Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Экономика > Экономика России > Экономические реформы девяностых-"за" и "против"

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #21  
Старый 31.01.2014, 23:56
Аватар для Алексей Михайлов
Алексей Михайлов Алексей Михайлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.08.2011
Сообщений: 116
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Алексей Михайлов на пути к лучшему
По умолчанию Провал рыночных реформ в России: король-то - голый

Jun. 2nd, 2011 at 11:25 AM

В будущем году будет 20 лет началу радикальных рыночных реформ в России. Можно подвести итоги — чего удалось добиться. Для этого есть доклад «Уровень и образ жизни населения России в 1989-2009 годах» (PDF), подготовленный Высшей школой экономики и журналом «Эксперт».
Доклад подготовлен либералами и рассчитывает на оправдание рыночных реформ последних 20 лет. Внешне он это и делает, но если копнуть чуть глубже... Получился доклад—саморазоблачение. Все, что удалось реально доказать — это то, что даже сегодня, два десятилетия спустя, реформы так и не дали улучшения жизни для большинства россиян.

Моя статья в журнале "Медведь" №6 за 2011, посвященная критическому разбору доклада. Вышла с запазданием, как все статьи в печатных СМИ.

0. А был ли мальчик?

Задача сопоставления уровней жизни за 20 лет даже в одной стране, но фактически разных эпох — очень сложна технически. И авторы подошли к ней с разных точек зрения, с использованием разной статистики. Молодцы, конечно. Однако, душой все же немного покривили... Заранее прошу прощения за технические подробности, кому не интересно — пропустите следующие 3 абзаца.

Первый метод оценки — статистика по доходам населения и индексу цен (т.е. реальный доход населения). Рост за 1991-2009 на 27%. Многие считают, что индекс цен занижается Росстатом, чтобы показать больший рост. При правильном его учете, рост реальных доходов населения, скорее всего исчез бы. Кроме того, есть «эффект базы» - розничные цены резко выросли в середине 1991 года (так называемая «реформа цен», в 2-3 раза). Если б авторы доклада взяли за начало отсчета 1989-1990 годы (как, собственно, и обещается в названии доклада) — был бы очевидный и весьма заметный спад реальных доходов населения.

Второй метод — на основе статистики валового внутреннего продукта (ВВП). Это — самый мудреный и основанный на множестве экспертных оценок, дооценок и переоценок подход. К тому же тогда, в 1989 году, статистика ВВП не велась, и авторам пришлось использовать оценки ВВП, подготовленные в рамках проекта исторической статистики, сделанные по заказу правительства Японии. Уже смешно? Этим методом рост доходов населения оказался более, чем вдвое за 20 лет.

Наконец, третий метод, который и взят фактически за основу — это метод журнала «Эксперт», основанный на прямом сопоставлении цен 1990 и 2009 года и выяснении, сколько товаров можно было купить на среднедушевой доход. А тут авторы взяли за основу дореформенный 1990 года уровень цен. Очевидно, что цены были занижены из-за всеобщего дефицита (дефицит появляется только в условиях искусственно заниженных цен). Из-за этого покупательная способность дохода 1990 года оказалась существенно завышена. Радует, правда, что инфляция 1991 года тут оказалась учтена. Оценка - рост доходов населения в 1,45 раза. Именно эту оценку, как среднюю, авторы и предлагают использовать.

На основе кривых оценок (впрочем других и нет) и некоторой натяжки с учетом инфляции 1991 года авторы приходят к выводу, что уровень жизни среднего россиянина вырос за 20 лет на 45%. При этом в 1990-99 годах он падал, а с нулевых начал расти.

Но есть и более надежный метод измерения — на основе натуральных показателей. Тут мы выясняем, что россияне стали существенно меньше есть (в килограммах на душу населения); спад в 1,5 раза по молочным продуктам, картофелю, яйцам, сахару. Спад по хлебопродуктам и макаронам. Примерно тот же уровень по мясу и рыбе. И почти двойной рост только по одной статье - фрукты и ягоды. Как не крути, а налицо падение потребления еды россиянами.

Зато стали больше потреблять товаров длительного пользования — особенно телевизоров, компьютеров и автомобилей. Этим не стоит сильно обольщаться. Население и раньше потребляло бы их больше, но производство отставало и люди из-за дефицита делали вынужденные сбережения. К тому же никакой статистики по выбрасыванию телевизоров и компов, даже автомобилей, вообще нет. Поэтому все их производство за 20 лет просто накапливается, суммируется без выбывания, что, конечно, сильно искажает картину их фактического наличия в семьях... Понятно, что рост несомненен, но вот насколько — остается загадкой...

Авторы доклада элегантно выходят из ситуации — т.к. нельзя напрямую агрегировать натуральные показатели, то и оценки на их основе невозможны. Поэтому не будем их учитывать, смотри ненадежные стоимостные показатели. Удобно.

Увы, сам факт роста доходов россиян за 20 лет весьма сомнителен. И авторам вряд ли удалось его доказать...

1. Реформы для богатых
Но, ладно, примем без придирок гипотезу авторов о росте доходов в 1,5 раза. Кто получал эти доходы? Ответ на этот вопрос авторы поместили в самый конец доклада. Для этого население разбивается на 20% группы (квинтили) и оценивается рост доходов каждой из этих групп.

Выясняется, что рост доходов в богатейшем квинтеле составил почти в 2 раза, а в беднейшем — был двукратный спад. В результате реформ богатые богатели, бедные — беднели. Впрочем, беднеет большинство населения: если вычесть динамику доходов богатых, то по 4 квинтилям (80% населения) фиксируется спад больше 10%.

Это подтверждается и другой статистикой - реальные пенсии так и не выросли до уровня 1991 года, все еще на 7% ниже. Реальная зарплата — тоже ниже (на 5%). Рост доходов показан только за счет скрытой зарплаты и 16-17% дохода — это доходы от предпринимательской деятельности и собственности (при социализме их не было вообще). Почти двукратный рост потребления фруктов и ягод, рост продаж автомобилей — это все потребление богатых.

Конечно, очевидно, что за 20 лет выросло неравенство населения. Но что большинство населения все еще в убытке от реформ, а выиграли только богатые — это важная статистическая оценка.

2. Рост стоимости жизни
До сих пор я говорил о росте доходов. Но это принципиально неполная оценка уровня жизни населения. Важен также рост вынужденных расходов, которых раньше у населения не было или они были существенно меньше. Вот три основные статьи таких расходов:
1. Затраты на образование и здравоохранение.
2. Рост стоимости жилищно-коммунальных услуг (ЖКУ).
3. Рост затрат на приобретение квартиры.
Расходы на образование и здравоохранение имели совершенно четкий тренд: госрасходы резко упали в 1992 году и так и не выбрались на докризисный уровень. Компенсировать этот провал оказались вынуждены сами люди - резко выросли частные расходы.
При оценке образования к этому можно относиться по-разному: кто-то посчитает, что 55% платных студентов — это стремление к образованию, а кто-то — что это выжимание денег из людей. Но вот то, что в медицине произошла очевидная катастрофа, почти неоспоримо.
За 1994-2007 годы частные расходы на медуслуги и лекарства выросли в 8 раз и почти достигли уровня госрасходов. Но это не дало никакого эффекта. Население России вымирало - сократилось на 12 млн.чел. за 1990-2009 годы (что наполовину компенсировано миграционным приростом). Ожидаемая продолжительность жизни при рождении остается ниже 1990 года. Общая заболеваемость населения выросла в 1,5 раза, опережающим темпом — онкологических и сердечно-сосудистых, требующих высоких затрат на лечение. Доля частного финансирования в общих расходах на медпомощь составляет в Европе 24%, а у нас 40-50%. Причем именно у наиболее бедных слоев она выше... Что-то тут надо делать.
Стоимость ЖКУ, согласно расчетам «Эксперта», относительно среднего дохода выросла почти в 5 раз и это — самый большой рост по сравнению с другими потребительскими благами и услугами. Расходы на содержание жилья по статистике Мирового Банка в России уже в 2005 году достигли мирового уровня (12,4% ВВП в РФ, 12,3% в США, 13,3% в среднем в развитых странах ОЕСD). А с тех пор было еще 5 лет опережающего инфляцию роста стоимости этих услуг... Кажется, уже пора остановиться. Но — не можем.
Наконец, приобретение жилья. Жилье относительно среднего дохода за 1989-2009 годы подорожало практически вдвое. Но тогда, в 1989 году покупалась только 1 квартира из 7, шесть предоставлялись бесплатно. Сейчас все наоборот — больше ¾ квартир покупаются за собственные и заемные средства. Доля бесплатных квартир упала в 3,5 раза. Если учесть этот факт, то доступность жилья упадет не в 2, а в 7 раз.
Объемы жилищного строительства с реформами упали вдвое и надолго задержались внизу. Только жилищный бум нулевых годов (на основе роста доходов и ипотеки) позволил объемам жилищного строительства достичь докризисных объемов 1990 года. Но, объем ветхого и аварийного жилья вырос за последние 15 лет в 2,5 раза и продолжает расти, ввод нового жилья не в состоянии сдержать его компенсировать. Кв.м. на человека растут, но во многом за счет того, что только 2-3% ветхого жилья в год выводится из эксплуатации, преимущественно люди продолжают в нем жить...
Вынужденные расходы людей резко выросли. И большую часть этого роста авторы доклада предпочитают не замечать. Стоимость жизни россиян, вероятно, выросла больше, чем их доход даже по такой ненадежной статистике, которой пользуются в докладе.

3. Поощрение пороков
За 20 лет произошло резкое удешевление спиртного и табака относительно доходов россиян.
На средний месячный доход теперь можно купить 171 поллитру водки. А в 1990 — всего 33, в 5 раз меньше. А сравнение с другими показателями вообще сносит крышу: бутылка дешевого портвейна (который пьют алкоголики) в 1990 году стоила больше 3 недель поездок в метро на работу и обратно. Теперь дешевле 1 дня. Зачем ехать на работу — пошел в магазин, выпил и... порядок.
Стимулирование потребления этих товаров их низкой ценой невероятное. А значит - алкоголизма и общей заболеваемости. Мы тратим на алкоголь и табак вдвое больше, чем 1,5 млрд. китайцев (в пересчете на доллары). Мы тратим на это 4% ВВП — столько же, сколько на одежду, мебель и домашнюю технику вместе взятые.
Почему это произошло? Кто-то увидит в этом успех водочно-табачного лобби. Кто-то — планы мирового правительства по спаиванию россиян. Я просто не берусь объяснять этот феномен. Ясно только одно — акцизы на табак и алкоголь должны быть подняты в десятки раз. Эти товары должны стоить минимум на порядок дороже.

4. Потребление за счет роста
Ладно, пусть все как говорится в докладе. Рост доходов на 45%, а с учетом индексов на нерыночные индивидуальные услуги (бесплатное образование и медицина) и индекса доступности жилья — на 32%. Остается вопрос — за счет чего получен этот результат?
За счет роста экономики? Увы, это не так. ВВП едва вышел в 2007 году на докризисный уровень (1989 года). И новый кризис опять обрушил его.
Нет. Россия живет тем, что проедает будущее. Она перестала строить, перестала инвестировать, используя эти ресурсы на проедание. Доля валового накопления за 1989-2009 годы упала с 31 до 19%. И была использована на увеличение потребления домохозяйств (8 пунктов) и рост чистого экспорта (5 пунктов).
Очевидно, что чем меньше мы отдаем на накопление — тем ниже темпы экономического роста. И если в нулевые годы мы могли их поддерживать за счет иностранных займов и нефтяных доходов, то сейчас эти ресурсы исчерпаны. Российская экономика буксует...
Нынешняя доля накопления явно недостаточна, вся дорожная, жилищная, электрическая и пр. инфраструктура деградирует, аварийность резко растет. Более того, инвестиции сосредоточились в добывающей отрасли. Но и здесь инвестиций хватает лишь на то, чтоб поддерживать объемы добычи, а не наращивать их... Что уж говорить об инвестициях для модернизации экономики — их почти нет.

5. Коррупция и воровство
Явное завышение стоимости строительства для государства и госкомпаний сокращает и без того небольшие инвестиции и дополнительно тормозит экономический рост страны. Поборы гаишников и чиновников уменьшают доходы россиян. Воровство в госкомпаниях и амбициозные политические проекты (типа Олимпиады в субтропиках или ненужных трубопроводов) заставляют Правительство вновь и вновь увеличивать стоимость ЖКУ и транспорта. Воровство у государства и коррупция давно стали системообразующим макроэкономическим явлением российской экономики, пусть это и не исследовано в докладе.

Итог: провал рынка или провал государства?
Население явно считает, что в нулевые жить стало лучше. Но оно видит рост к 90-м годам. До социализма периода его загнивания мы еще не доросли или едва-едва доросли.
В результате реформ Россия потеряла 20 лет. Мы отстали от всего мира — темпы роста практически нулевые. За счет провала 90-х годов и медленного выхода из него в нулевые.
Характерно, что выход из этого экономического провала начался как раз тогда, когда обанкротилась либеральная политика — после кризиса 1998 года. Наши экономические власти перестали упорствовать в своих заблуждениях и дали упасть курсу рубля, на что промышленность сразу откликнулась двузначными темпами роста в 1999 и 2000 годах.
Так что, это — провал рыночной идеологии? Не надо было рыночных реформ?
Избежать их в начале 90-х было уже невозможно. Страна была банкротом и единственно возможным путем вперед были только рыночные реформы. Они были вынуждены.
Колоссальный спад первого года-двух реформы можно списать на то, что слишком велики были диспропорции экономики, оставшиеся от социализма и, прежде всего, военные расходы и производство промежуточной продукции. Спад был неизбежен. Но последующие почти 5 лет торможения (до 1999 года) я бы отнес исключительно к заслугам ошибочной макроэкономической политики: последствия хаотичной приватизации, слишком высокий курс рубля, инвестиционный провал и т.д.
Относительная экономическая стабильность и рост нулевых годов — это рост, взятый взаймы у иностранцев, за счет высоких цен на нефть и иностранных кредитов. Теперь этот займ кончился и 4% рост ВВП в год при дорисованной Росстатом половине этой цифры — это предел мечтаний правительства...

Стоит честно признать, что рыночные реформы 90-х годов были вынужденные и неудачные. Они создали новую реальность, но не смогли продемонстрировать свои преимущества. Кто в этом виноват? Думаю, это - не провал рынка, это - провал государства. Которое так и не смогло построить эффективные рыночные институты и проводить макроэкономическую политику для пользы большинства россиян.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 31.01.2014, 23:59
Аватар для Владимир Овчинский
Владимир Овчинский Владимир Овчинский вне форума
Новичок
 
Регистрация: 17.08.2011
Сообщений: 8
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Овчинский на пути к лучшему
По умолчанию Какой была бы наша страна в случае победы ГКЧП?

http://www.mk.ru/blog/posts/548-kako...dyi-gkchp.html

заметка размещена 17 августа 2011 в 10:21

Беседа доктора юридических наук Владимира Овчинского с доктором экономических наук Василием СИМЧЕРОЙ (директором НИИ статистики Госкомстата России в 2000-2010 гг.)

В.ОВЧИНСКИЙ: Василий Михайлович, Вы как статистик можете сделать прогноз о том, какой могла быть наша страна в случае победы ГКЧП, сохранения Советского Союза и отказа от радикальных, шоковых «рыночных реформ»?

В.СИМЧЕРА: Дело не в ГКЧП! Если бы с 1985 года вместо горбачевской «перестройки» адекватно решались реальные и назревшие социально-экономические проблемы, мы без всяких особых изменений в структуре стратегического курса и финансово-экономической модели, продолжили бы развитие темпами, зафиксированными в 78-83 гг. А это составляло по минимальным оценкам - от 4 до 5 процентов ежегодно, а по современным методикам расчета — от 7 до 9 процентов. В этой схеме к 2011 году наша страна подошла бы с существенными достижениями.
По крайней мере, уровень ВВП в 35 тысяч долларов на душу населения, о котором сегодня вслух мечтают в Кремле, мы бы себе гарантировали, и это была бы не фикция, как нынешние 16 тысяч долларов, когда считаются вместе доходы олигархов и бюджетников, различающиеся в сотни тысяч и даже в миллионы раз. При сохранении «застойных» темпов роста на 5% ежегодно за прошедшие 25 лет мы получили бы увеличение отечественного ВВП в 3,4 раза – при том, что стартовали бы с очень хороших позиций. Горбачевская «перестройка» 1986-1990 гг. снизила прирост ВВП до 2,4%, а ельцинские «рыночные реформы» увели экономику в глубокий минус.
Если эти проценты перевести на «язык долларов», то сейчас мы имели бы не 2,2 трлн. долл. в масштабах России и не 3,2 трлн. долл. в масштабах «постсоветского пространства», а около 5 трлн. долл. в масштабах России и 10,5 трлн. долл. в масштабах Советского Союза. Иными словами, занимали бы в мире то место, которое сегодня занимает Китай.


В.ОВЧИНСКИЙ: А как же быть с прогнозами аналитиков ЦРУ, которые, по словам идеологов наших шоковых реформ, предвещали неминуемый крах СССР?

В.СИМЧЕРА: В 1978 году аналитики ЦРУ определяли экономический вес США примерно в 24% от мирового ВВП, Советского Союза без стран СЭВ — в 15-16%, а со странами СЭВ — около 20%, и Китая — в 6-8%. Теперь мы видим, что США имеют около 23% мирового ВВП, Китай вышел на уровень 15%, а Россия — менее 3%.
Китай осторожничает, а нам осторожничать в середине 80-х было ни к чему. У Китая была очень жалкая база: и производственная, и научно-техническая, и накопительная. Там просто не на чем было строить современную экономику, и они её до сих пор не построили, при всех видимых успехах. Они ее строили на голодном пайке и минимальной заработной плате в 60-100 долларов ежемесячно.
А у нас имелся насыщенный собственными инвестициями и технологиями производственный сектор, зарплата в эквиваленте примерно 2000 долларов на работающего человека (с учетом советских цен на продукты питания, оплаты коммунальных услуг, бесплатного образования и медицины) отдельное благоустроенное жильё для каждой семьи, развитые и дешевые системы транспорта и связи. Учитывая снижение расходов на производственные инвестиции и оборону с 45% до 25%, 20% ВВП, это минимум 400 млрд. долл. ежегодно, можно было направить на потребление. Отечественные технологии практически полностью удовлетворяли и удовлетворяют наш внутренний рынок по нынешний день. Уровень цен в стране был бы в 2-4 раза дешевле относительно реально располагаемых доходов населения, причем не только на отечественную, но и на импортную продукцию.
Кроме того, у нас уже был свой валютный рынок в рамках СЭВ, основанный на клиринге. Торговля по паритету, а паритетный рынок на 450 млн. человек — это то, к чему стремится и чего до сих пор не в состоянии достичь Европейский Союз. То есть сегодня у нас была бы социально сбалансированная и экономически крепкая страна с населением примерно в 350 миллионов человек. А сюда можно прибавить и азиатские социалистические страны такие как Вьетнам, Кампучию, Монголию и КНДР.

В.ОВЧИНСКИЙ: Но Вы описали сценарий даже не ускоренного, а вполне инерционного развития Советского Союза. Однако, общая социально-экономическая система СССР РЕАЛЬНО требовала структурных реформ, прежде всего в использовании рыночного механизма в сельском хозяйстве, легкой промышленности и потреблении.

В.СИМЧЕРА: Безусловно! Фактически, нам нужно было использовать «китайскую модель», что предполагало введение рыночных механизмов при усилении политического контроля в обществе, в особенности в плане борьбы с коррупцией и организованной преступностью при реализации реформ.

В.ОВЧИНСКИЙ: Не случайно «прораб» китайских реформ Дэн Сяо Пин уделял этому направлению не меньшую значимость, чем самим реформам.

В.СИМЧЕРА: Именно так! При этом повороте мы бы имели ускорение темпов роста до 8-10 процентов ежегодно. Соответственно, цифровые показатели на 2011 год были бы выше в 1,5-3 раза. Ускоренный же сценарий предполагал максимальное использование во всех сферах наработанного научно-технологического потенциала СССР, который или не использовался совсем или использовался очень ограниченно, по преимуществу в оборонной промышленности. Стоимость одних только технологий, которые различными путями были вывезены из нашей страны на Запад с конца 80-х годов вплоть до нынешнего дня, оценивается примерно в 2,5 триллиона долларов. В этой альтернативе обновленное советское руководство должно было по новому качеству вести интеграцию в рамках СЭВа прежде всего путем введение золотого номинала для рубля и формирования своего глобального финансового рынка. Это можно было бы осуществить уже в конце 80-х гг. Представьте себе глобальный кризис доллара 2008 года и наличие альтернативной резервной единицы с золотым номиналом!

В.ОВЧИНСКИЙ: А что происходило с утечкой капиталов при Горбачеве и особенно при Ельцине? Она многими экспертами оценивается по крайней мере в 500 млрд. долларов. Плюс обвал мировых цен на сырьевые товары из-за краха советской экономики.

В.СИМЧЕРА: 500 млрд. - это минимальная сумма, о которой можно говорить. Что касается вывоза сырьевых товаров. Мы ведь, если бы не сокращение внутреннего производства, могли вообще не вывозить их: Советский Союз потреблял до 400 млн. тонн нефти, 150 млн. тонн стали и так далее. После краха СССР это сырьё пошло туда, где оно было востребовано, на внешние рынки, что привело к резкому снижению цен на него. Только на этой конъюнктуре было потеряно свыше 1,5 трлн. долларов.

В.ОВЧИНСКИЙ: Вопрос, о котором в последнее время редко вспоминают - какова судьба зарубежной собственности СССР?

В.СИМЧЕРА: Советский Союз, полностью или частично, владел за рубежом почти полутора тысячами только крупных промышленных предприятий на 500 миллиардов долларов, а общие активы на 1,5 триллиона, официально всё это оказалось распродано и размыто.

В.ОВЧИНСКИЙ: Если подвести итог, какова сумма «упущенной выгоды»?

В.СИМЧЕРА: За последние 25 лет мы потеряли суммарно по всем позициям активы более чем на 6 триллионов долларов. Даже без учёта упущенной выгоды, это гигантская сумма. Которая, повторюсь, могла быть использована не для обогащения наших «реформаторов» и их иностранных контрагентов, а для ускоренного развития отечественной экономики.
При условии осуществления технологического рывка и наряду с ним, мы имели возможность расширения зоны СЭВ и клирингового рубля на Югославию, страны Юго-Восточной Азии, прежде всего Китай и Вьетнам, а также на Кубу и другие страны Латинской Америки — например, Никарагуа. А это создавало совершенно иную структуру мировых финансов.
Ведь валютный рынок – это не курс доллара, это реальные, ликвидные активы. Для того, чтобы сейчас сделать рубль мировой резервной валютой, нужно 10 трлн. долларов золотовалютных активов. А мы — даже вместе с КНР — пока не наберем и 3 трлн. долларов. А потерянные Советским Союзом 6 трлн. как раз и дали бы возможность введения «твердого» валютного рубля. В этом случае темпы роста советской экономики составили бы не 5%, а, как у КНР — до 10-12% ежегодно, то есть уровень доходов населения нашей страны мог оказаться даже не в 4, а в 8 раз выше современного, а СССР — стать ведущей экономической державой современного мира, или вплотную приблизиться к этому. Ни в первом, ни, тем более, во втором случае, как вы понимаете, никакой ГКЧП не был бы нужен и не состоялся. Вот такая вот альтернатива.

В.ОВЧИНСКИЙ: Вернемся собственно к ГКЧП и альтернативе развития, связанной с ним.

В.СИМЧЕРА: К концу 1990 года нас в экономическом смысле уже полностью и позорно раздели. От нас оторвали Восточную Европу, нас лишили золотовалютных запасов, нас лишили многих технологических разработок. ГКЧП ( или какой — то иной его аналог) должен был возникнуть сразу, когда Горбачев продавал ГДР и Восточную Европу США и в целом Западу. Ведь никаких объективных социально-экономических предпосылок для краха СССР не было. Когда нам говорят про угрозу голода и пустые магазинные полки, то возникает вопрос: как такое могло случиться, если в стране было собрано 90 млн. тонн зерновых, а в «закромах Родины», то есть в системе Госрезерва, находилось продовольственных и промышленных товаров на пять лет ведения полномасштабной ядерной войны? Все эти сказки «рыночников» направлены прежде всего на то, чтобы скрыть простой и очевидный факт: дефицит в потребительском секторе создавался искусственно — точно так же, как в годы Великой Депрессии в США зерновые трейдеры сжигали пшеницу, чтобы не допустить снижения цен на неё, в то время как миллионы людей голодали. В случае победы ГКЧП в августе 1991 года мы стартовали бы с гораздо худших, чем в 1985-1986 гг., позиций, однако они всё равно были намного лучше, чем сегодняшние. И за 20 лет, даже при условии сохранения двухпроцентного роста экономики, мы бы удвоили наш ВВП примерно до 6 триллионов долларов — это в полтора раза больше, чем у современной Японии. То есть среднедушевой ВВП мы бы сегодня имели на уровне 20-22 тысяч долларов — опять же, без нынешнего нетерпимого разрыва доходов между кучкой сверхбогатых олигархов и нищей массой остального населения. То есть, СССР с успехом бы смогла бы преодолеть складывающиеся негативные тенденции и в течение 10 лет возобновить свою экономическую и финансовую экспансию с включением в наш ареал влияния традиционных районов мира. Более того, мы могли бы с КНР достигнуть соглашения о координации своих народнохозяйственных планов в осуществлении сверх крупных инвестиционных проектов, что совсем по другому позиционировало бы нас в мировом разделении труда. Вот такой могла бы быть ситуация в этом альтернативном варианте.

В.ОВЧИНСКИЙ: Василий Михайлович, а что сейчас — все потеряно безвозвратно? Каковы шансы роста экономики России, особенно в условиях глобального финансового кризиса?

В.СИМЧЕРА: Сейчас очень много потеряно. Но и при повороте страны в нормальное финансово-экономическое русло мы еще многое можем исправить. Думаю, что это тема для отдельного разговора.
Ответить с цитированием
  #23  
Старый 01.02.2014, 00:02
Аватар для Больная совесть либерализма
Больная совесть либерализма Больная совесть либерализма вне форума
Местный
 
Регистрация: 05.09.2011
Сообщений: 333
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Больная совесть либерализма на пути к лучшему
По умолчанию Борис Львин о политике правительства 1991-92 гг.

http://lj.rossia.org/users/lj_aillar...8.html?#cutid1
Будучи в 1992 г. начальником Управления экспертизы Рабочего центра экономических реформ при правительстве России, Б.Львин готовил заключения на многие решения, готовившиеся правительством. Кроме того, он регулярно писал экономические комментарии для прессы. Выдержки из некоторых приводимых ниже текстов Б.Львина, относящиеся к 1992 г. – началу 1993 г. не только напоминают о том, какого рода «либеральные реформы» готовились и осуществлялись тогдашним «реформаторским» правительством, не только представляют примеры их содержательного разбора, но и свидетельствуют о том, какая альтернатива правительственным действиям имелась тогда же, в 1992 г., причем в рядах той же самой команды экономистов, оказавшихся во власти, альтернатива, оказавшаяся невостребованной руководством тогдашнего российского правительства.

А для низкой жизни были числа...
25.06.1992 г. и 01.06.1992 г.
Правительство, действующее в период между пятым и шестым съездами народных депутатов России, называло себя правительством экономических реформ. Правильнее было бы назвать его правительством одной экономической реформы. Эта реформа была проведена серией Указов Президента и Постановлений Правительства в ноябре-декабре 1991 года...
Только эти акты и могут служить образцом сознательной деятельности в направлении экономической реформы. Даже они не лишены многих очевидных недостатков, к которым относятся, в частности, несистемность, отсутствие связи с наличным объемом нормативной массы, оторванность от реальной практики и, к сожалению, теоретическая непоследовательностью .
Другие же акты Правительства и Президента, носящие нормативный характер, отнюдь не лежат в русле последовательной экономической реформы.
Они характеризуются хаотическим стремлением к регулированию хозяйственной деятельности. Облегченный режим принятия новых регулирующих норм и правовых актов привел к тому, что формально масштаб государственного контроля в экономике, начиная с середины января, последовательно увеличивается.
Характерной можно считать ситуацию с коммерциализацией предприятий торговли. Указ Президента требовал завершить ее в срок до 1 января 1992 года. Считалось, что это станет необходимым условием полноценной либерализации цен. Но уже 21 января 1992 года Правительство издает распоряжение, по которому предприятиям торговли, коммерциализированным по смыслу Указа, предоставляются дополнительные права по свободе ценообразования. В связи с этим распоряжение Правительства даже отменяет один из пунктов документа более высокого уровня – постановления Правительства "О мерах по либерализации цен", что само по себе не вполне законно...
Этот же пример демонстрирует еще одну особенность реформаторских актов руководства. Провозглашая либеральные принципы, эти акты всегда сохраняют возможность регулирования и правительственного вмешательства, а следовательно, и лоббирования. Та же либерализация цен сопровождалась перечислением тех видов товаров и услуг, на которые она не распространяется, причем в этот список непонятным образом попали даже спички и соль. Идея целенаправленного воздействия на уровень цен конкретных товаров никогда не была чужда Правительству. Оно предоставило местным администрациям право введения карточной системы и регулирования торговой надбавки. Для ряда предприятий общественного питания Правительство совместно с руководством парламента пошло на налоговые льготы...
Постановлениями Правительства N 90 и 91 от 31.12.91 вводится детальный и мелочный порядок лицензирования, квотирования и обложения экспорта с территории Российской Федерации. Квотирование экспорта в СНГ решено осуществлять по обширной номенклатуре, утвержденной еще в октябре 1991 года в порядке обычного механизма материально-технического снабжения, но без взимания экспортных пошлин. Сам механизм этих пошлин никак не отличался стабильностью: уже 23 января и 7 февраля отдельные ставки изменяются, специальный кредит на их выплату продлевается 15 февраля. Периодически откладывается введение пошлины на торговлю с Прибалтийскими государствами. Постоянно нарастает ощущение бессмысленности сохранения двух параллельных механизмов экспорта, обычного и с СНГ: апрельское постановление о механизме торгово-экономического сотрудничества со странами СНГ требует сурово преследовать случаи несанкционированного реэкспорта, – что не так-то просто осуществить.
Высокие, в ряде случаев запретительные ставки экспортного тарифа, детально дифференцированные по продуктам, вместе с таким же неединообразным механизмом распоряжения валютной выручкой, – все это открыло путь к "ручному управлению" экспортом сырья и продуктов низкой степени обработки. Разрешения на безлицензионный, беспошлинный вывоз появляются во все большем числе индивидуальных, адресных постановлений, указов и распоряжений. Они касаются краев и областей, республик в составе России, отраслей и отдельных предприятий. Такой же механизм действует и в отношении налогов, не связанных с внешнеэкономической деятельностью, но стремление получить экспортные льготы превалирует. Обоснования для льгот могут быть самые благородные, хотя слишком часто они имеют в виду только туманные перспективы. Так, ради создания к 1995 году мощностей по производству 20 тысяч тракторов К-20 на Кировском заводе Правительство 15 января своим постановлением N 64 на четыре года освободило Кировский завод от половины налогов на прибыль и валютную выручку, уменьшило АвтоВАЗу отчисления валюты в бюджет на 87 мил. инв. рублей и предоставило право Минсельхозу, Кировскому заводу, Камазу и "другим участникам проекта" право вывоза в страны СНГ материалов, комплектующих и – металлов, за что многие много бы заплатили...
...за три дня до начала реформы, 29 декабря 1991 года, вышло постановление со знаменательным названием "Об ограничении вывоза товаров народного потребления из Российской Федерации", запрещающий вывоз гражданами с 10 января (!) больше 10 штук яиц на человека, а кроватей раскладных и самоваров жаровых – так и просто ни одного.
Должен вызывать тревогу процесс постоянного разрастания списков и перечней различных видов деятельности, подлежащих лицензированию, разрешительной регистрации и прочим видам административного контроля...
Примерами подобных актов могут служить Положение о ценных бумагах, утвержденное постановлением Правительства N 78 от 28.12.91 и Положение о лицензировании перевозочной и транспортно-экспедиционной деятельности (полностью название данного шедевра бюрократического крючкотворства состоит из двадцати шести слов), утвержденное постановлением Правительства N 118 от 26.02.92. Ни один из этих видов деятельности вообще не требовал государственного регулирования в России – никто, кроме ведомств, одновременно сочинявших упомянутые акты и собирающихся нести на своих плечах тяжкую ношу лицензирования, не выражал беспокойства по поводу царящей в этих областях свободы...
Идет процесс разрастания новых ведомств. Короткий период напускания страха на союзные структуры и квази-добровольные концерны сменился эпохой создания новых учреждений. Среди них можно встретить такие удивительные образования, как Комитет цен при Министерстве экономики (его вопросы утверждены Постановлением N 133 от 3.03.92) или Министерство печати и информации. Само существование учреждений с такими названиями заставляет отбросить мечтания о свободе.
Растет число псевдодобровольных промышленных структур, учреждение которых утверждается правительством...
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_obzor

Заключение на проект постановления Правительства РФ "О порядке лицензирования отдельных видов деятельности"
Первая половина 1992 г.

...
1.2. Следует пересмотреть саму логику лицензирования. Для этого следует определить те отрасли, где оно подлинно необходимо, то есть там, где даже единичное отклонение от нормального процесса неприемлемо (например, взрыв атомной станции), а также там, где третьи лица могут понести невосполнимый и непредвиденный ущерб. В этих областях определить независимые и свободные от других обязанностей органы для постоянного контроля с полной ответственностью за выданные разрешения.
1.3. Между тем во всем проекте ни слова не говорится о возможной ответственности органа и лица, выдавшего лицензию, за то, что нежелаемое событие все-таки наступило. При отсутствии такой ответственности любое расширение механизма лицензирования будет автоматически порождать расширение коррупции.
1.4. Необходимо пересмотреть и конкретизировать порядок выдачи лицензий. По проекту этот порядок, включая перечень представляемых сведений и срок действия лицензии, отдан на полный откуп ведомствам, что чревато дополнительными злоупотреблениями. Надо предусмотреть механизм обжалования штрафа и лишения лицензии.
1.5. Требует обоснования сама идея того, что лицензирующие органы обладают квалификацией и ответственностью, превосходящей подобные качества потенциальных потребителей и заказчиков продукции лицензируемых видов деятельности...
2.3. В тех случаях, где предлагается новый вид деятельности или новый лицензирующий орган, необходимо развернутое обоснование необходимости введения лицензирования, так как оно ограничивает права и свободы граждан. Сегодня, когда спад производства всеми признается главной угрозой, дополнительные ограничения на экономическую деятельность должны приниматься особенно осторожно.
2.4. Очень многие пункты указанного перечня вызывают сильное сомнение в плане возможной угрозы обществу и третьим лицам, возникающей при осуществлении соответствующей деятельности. Так, обработка янтаря, правовые услуги, заготовка затопленного леса и вторсырья, перевозка грузов и торговля почтовыми марками, защита частной тайны и пожарная охрана, показ видеофильмов и лечение животных явно могут осуществляться и без разрешения. Подобные сомнения, менее бросающиеся в глаза, имеются почти по всем позициям перечня...
Имеет смысл пересмотреть уже имеющиеся ограничения на свободную хозяйственную деятельность, в том числе и недавно введеннные, например - на транспортно-экспедиционную деятельность, работу товарных бирж и ряд других.
2.5. Почти везде, где авторы проекта хотят ввести контроль эксплуатации какой-либо техники или технологии, они пытаются расширить лицензирование на производство, реализацию, ремонт соответствующего оборудования, подготовку кадров и т.д., что совершенно излишне.
2.6. Отдельно надо отметить постоянную попытку ввести лицензирование для интеллектуальной деятельности в форме разработки, проектирования, переводов и т.д., что и невозможно, и бессмысленно.
2.7. Непонятно также разрешение властям Москвы и Санкт-Петербурга лицензировать "отдельные виды деятельности"...
3.2. Совершенно излишни все упоминания об отдельных правах Якутской-Саха републики и о необходимом согласовании с центром решений республик в составе РФ, касающихся лицензирования...
Таким образом, представленный проект требует дальнейшей тщательной доработки и развернутого обоснования. Принятие его в существующем виде будет иметь последствиями только резкое расширение коррупции, спад производства, дополнительную путаницу в законодательстве и уменьшение реальной безопасности общества.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-lsir-3

Заключение на проект Положения о Министерстве финансов Российской Федерации
...
Статья 12-д устанавливает абсолютно незаконные требования о безусловном предоставлении банками сведений об операциях и состоянии счетов предприятий и учреждений, получающих деньги из бюджета, а также аналогичные требования к контрагентам этих предприятий и учреждений. Так как речь идет не о налогах, а о расходовании бюджетных средств, подобные сведения могут предоставляться только по решению судов, следственных органов и вышестоящих организаций. Безусловно, речь здесь должна идти не вообще о бюджете, а только о федеральном бюджете.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-minfin

О проекте Указа Президента Российской Федерации "О создании Российской инвестиционной компании"
Управление экспертизы Рабочего центра экономических реформ при Правительстве Российской Федерации не может согласиться как с идеологией представленного проекта Указа, так и с конкретным ее воплощением...
Проблема "инвестиционного кризиса", упоминаемая в сопроводительном письме, не поддается разрешению традиционным методом государственных инвестиций, ставших на самом деле его причиной. Утверждение сопроводительного письма Минэкономики о том, что уже созданы правовые и организационные предпосылки для привлечения иностранных инвестиций не соответствует действительности.
Слова о коммерческом и возвратном характере финансирования (п.1 проекта) делают излишним весь проект - ведь коммерческие принципы должны и могут реализовывать частные коммерческие институты...
В частности, п.2 предполагает наделить коммерческую компанию функцией выдачи государственных гарантий...
Тот факт, что свою деятельность Российская инвестиционная компания предполагает начать с получения льготного кредита непосредственно в Банке России, сразу обесценивает ее "коммерческий" характер. Более того, сужая кредитный ресурс банковской системы и провоцируя новый виток инфляции, деятельность компании дополнительно подорвет инвестиционные возможности прочих хозяйствующих субъектов.
Проект отталкивается от нынешней практики непрерывного создания внебюджетных отраслевых фондов. Эта практика стала одним из основных инструментов контрреформы, так как их создание, вопреки утверждению сопроводительного письма, не увеличило, а уменьшило долю ресурсов, самостоятельно используемых предприятиями...
Совершенно недопустим абсолютный правовой нигилизм проекта. Юридическая экспертиза не входит в обязанность РЦЭР, но нарушения законодательства о Центральном Банке, Российском фонде федерального имущества, приватизации носят вопиющий характер. Полностью незаконны все попытки передать компании акции государственных предприятий. Авторы проекта, не задумываясь об организационной форме предполагаемой компании, сразу передали руководство ею фактически в руки Минэкономики, хотя законодательство четко регламентирует формы коммерческих структур. Даже предполагаемое название компании уже задействовано в бизнесе и, надо полагать, защищено законом.
По мнению Управления экспертизы РЦЭР, решение инвестиционного кризиса необходимо искать исключительно в устранении бесчисленных правовых, административных и политических препятствий свободной хозяйственной деятельности, а не в регенерации под новой вывеской доказавших свое фиаско органов государственного управления.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-naev-2

Заключение на проект постановления Правительства РФ "О создании государственного внебюджетного инвестиционного фонда реконструкции и развития"
Вторая половина 1992 г.
Рабочий центр экономических реформ рассмотрел предложение Министерства экономики Российской Федерации о создании государственного внебюджетного инвестиционного фонда и нашел его не соответствующим логике экономической реформы и нуждам страны.
Суть представленного проекта ясно видна из сопровождающего его письма Министра экономики. Объявляется, что "требуются новые подходы в финансировании капитальных вложений" - и в следующем абзаце объясняется, что необходимо "вернуться" к старой норме...
Со стороны наполнения предлагаемого фонда выступают все те же обязательные отчисления предприятий – в виде "специальных отчислений от реализации продукции" (то есть нового налога с оборота), в виде изъятой части амортизации (то есть новой платы за фонды), в виде средств за превышение предельной рентабельности (то есть видоизмененного налога на прибыль). При этом предполагается изымать часть амортизации даже у негосударственных предприятий! Налоговый пресс, таким образом, расширяется – а вместе с ним лоббирование в пользу льгот и исключений.
Тревожный процесс создания отраслевых фондов с широкими правами министерств по установлению обязательных и индивидуальных нормативов отчислений в них доходит до логического конца – часть этих фондов предполагается централизовать и перераспределять.
Объяснить, почему "льготный и долгосрочный кредит Центрального банка", если он вообще необходим и допустим, должен получать предлагаемый фонд, а не конкретные предприятия и проекты, видимо, невозможно, если не принимать во внимание ведомственные интересы бывшего Госплана...
Так как слова о "как правило, возвратной основе" являются традиционным советским эвфемизмом, обещающим списание долгов, то проект просто сводится к впрыскивание в экономику дополнительных 650 млрд рублей наиболее неэффективным и консервативным способом.
Поощрение инвестиций частных, прежде всего национальных – то есть единственно результативных, – лежит совершенно вне горизонта разработчиков проекта.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-invest

Заключение на проект постановления Правительства Российской Федерации "О государственном регулировании цен на отдельные виды продукции и товаров""
Рабочий центр экономических реформ при Правительстве Российской Федерации рассмотрел материалы Комитета Российской Федерации по политике цен (N 01-05/002-02 от 20.11.92 г.).
РЦЭР считает аргументацию пояснительной записки к проекту постановления в основном неубедительной, а сам проект – неприемлемым...
Необъяснимые изъяны правительственных документов о так называемой либерализации цен прошлогодней давности, прежде всего передающие местным администрациям регулятивные права в ценообразовании, а также акты о регулировании цен продукции монополистов, аграрного сектора, топливно-энергетического сектора и т.д. при фактическом отсутствии массовой лояльности к государственным ограничительным действиям не могли не породить сохранение дефицитов, бартера, спекуляции, произвола и коррупции.
Не удивительно, что главы администраций и министерства единодушно поддерживают регулирование цен. Оно может стать их последним оружием в борьбе за выживание. Сохранение отраслевой структуры управления приносит результаты в виде консервативной контратаки этой структуры...
Экспертам РЦЭР непонятно, почему Комитет по политике цен считает недопустимым дефицит и черный рынок для престижных и дорогих товаров, и при этом предлагает меры с такими же последствиями, но в отношении товаров первоочередной необходимости.
Принятие предлагаемых мер может привести к двум последствиям. Либо экономика вернется к исходной ситуации осени 1991 года, либо список принятых, но невыполнимых и невыполняемых решений Правительства пополнится еще одним пунктом.
http://www.libertarium.ru/l_ptln_zak-prices

Если конторы не сдаются, их уничтожают
Начало 1993 г.
...
Итак, как же повело себя новое правительство Гайдара по отношению к старым конторам? Оно их вовсе не упразднило, оно их стало реорганизовывать традиционным номенклатурным способом, в котором не имело никаких шансов на победу над искушенными волками московской бюрократии...
Вместо этого всю зиму 1991-1992 года идет напряженный процесс слияния бесхозных союзных и бессильных российских государственных органов. Их тасуют, переподчиняют, передают от Президента Правительству и наоборот, но трепетно сохраняют государственный статус...
При этом есть ведомства особо ненужные, особо абсурдные. К ним относятся Госплан и отраслевые министерства. Реформа экономики в Восточной Европе означает их практически полную ликвидацию – с усилением Министерства финансов и Центрального банка. В России же ненужные ведомства сохранились и продолжают распространять свое гниение.
Госкомцен – это не просто ненужное ведомство по управлению экономикой. Это не рядовая контора в ряду отраслевого управления. Это материализованное воплощение абсурда, остров тоталитаризма и невежества в море свободы...
Главлит ликвидирован руками Горбачева – и слава Богу. Госкомцен сохранен руками Гайдара.
Сперва Госкомцен сохранен как комитет при Минэкономики (бывшем Госплане). Его статус понижен, но государственный характер сохранен...
Госкомцен сохранен – и готовится к контратаке. Уже в августе постановление Правительства номер 576 вводит регулирование цен на продукцию монополистов при крайне искусственном определении понятия монополизма. Результат – не в реальном контроле цен, а в повышении статуса Госкомцена.
30 сентября выходит долго готовящийся Указ о структуре органов федеральной власти. Разговоров о нем было много, но гора родила мышь. Среди мышиных результатов повышение статуса Госкомцена – из комитета при Минэкономики до комитета Правительства. Гайдар понизил статус – Гайдар его и вернул. Во всяком случае, никаких протестов и оправданий по этому поводу с его стороны не было слышно ни тогда, ни даже сейчас.
Осенью Госкомцен начинает новый раунд. 20 ноября его председатель Розенова шлет в Правительство (именно – к Хиже) удивительное письмо с обоснованием введения тотального контроля цен...
Госкомцен бесстыдно-наивно пишет: "В настоящее время Главы администраций многих регионов ставят вопрос о предоставлении им права принимать решения о регулировании цен... Все министерства и ведомства поддержали необходимость регулирования цен на сырье, материалы и другие ресурсы, вырабатываемые всеми предприятиями, а не только монополистами".
Иначе говоря, все главы рэкетирских банд поддержали предложение в расширении рэкета.
Поразительным оказывается тот абзац письма, которым Госкомцен предлагает отменить контроль цен на деликатесные и престижные товары, в том числе вырабатываемые монополистами. Аргументация такова "так как такое регулирование цен способствует дефициту товаров и перепродаже их на черном рынке". Госкомцен убежден, что перепродавать можно только кожаные куртки и икру, а цемент и зерно будто бы нельзя.
По поводу этого письма Гайдар назначил совещание, но провести его не успел. Остается только гадать, что стало бы с предложением Госкомцена при Гайдаре; мне думается, что имел бы место торг, в результате которого Госкомцен унес бы в клюве половину желаемого.
Черномырдин предложенный проект подмахнул с ходу. Я полагаю, что он даже не очень задумывался о его содержании, но некоторые утверждают, что он делал это с тяжелым сердцем. Постановление в конце концов было отменено. Из него сделали политический символ. Но что бы означало его принятие вне контекста смены премьера, тем более что готовилось оно еще при премьере старом?...
Проколовшись с одним постановлением, Госкомцен не отчаялся. Когда в течение января готовились проекты постановления правительства о плане мероприятий на 1993 год, Госкомцен для надежности помещал один и тот же пункт о создании своих территориальных управлений в несколько разделов одного и того же документа – авось где-нибудь да не вычеркнут. В феврале вышло-таки постановление о Комитете по политике цен, увеличивающее штаты этого ведомства и устанавливающее гипертрофированную его структуру. Можно быть уверенным, что своего ведомство добьется – ведь чем большего оно добилось, тем больше оснований требовать еще большего.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_prices

Год Гайдара
14.10.1998
Опыт гайдаровского года поистине бесценен. Сторонники либеральной реформы получили наиболее весомые доказательства своих, по мнению многих, экстравагантных утверждений. В России невозможна реформа иная, нежели либеральная. Вариант "экономики просвещенного государства" позорно рухнул.
Еще и еще раз повторю: нынешняя, послеавгустовская власть в России – не первая посткоммунистическая, а последняя коммунистическая...
Мы имеем драгоценный опыт подлинной реформы. Я говорю о ликвидации цензуры (Главлита)...
А теперь попробуем вообразить, что бы стало с цензурой, если бы ее реформировали по-гайдаровски.
Конечно, публикации на социально-экономическую тематику теперь не цензуровались бы никаким московским Главлитом. Они бы контролировались всего лишь областным управлением печати по усмотрению местной администрации и Совета.
Художественная литература печаталась бы вообще без цензуры (отечественная, конечно, - для печатания переводных книг надо было бы просто-напросто получить общую лицензию в Министерстве печати и информации и квоту на конкретное количество печатных листов в Управлении информационного рынка Министерства внешнеэкономических связей).
Политическая литература, понятное дело, затрагивает слишком серьезные общегосударственные интересы, и предварительное разрешение на ее публикацию давал бы совершенно новый орган - Комитет по защите свободы слова при Президенте Российской Федерации, созданный на базе торжественно упраздненного Главлита во главе с каким-нибудь писателем. Россия вступила в эпоху плюрализма, политические дискуссии очень разнообразны, не то что при проклятом застое – и новый Комитет срочно начал бы создавать специальные управления контроля монархической печати, красно-коричневой печати, демократической печати, а также специальное Четвертое управление печати по проблемам межнациональных отношений с откомандированными экспертами Министерства безопасности.
Новый демократический начальник цензуры начал бы смелую борьбу за свободу печати. Десятки журналистов, в том числе из провинции, добросовестно приступили бы к освоению нелегкого цензорского дела. Под давлением реакционной части Съезда народных депутатов и некоторых околопрезидентских кругов ряд газет, конечно, пришлось бы закрыть. Но сохранение (с небольшими кадровыми жертвами) большей части печати и даже разрешение на выпуск новых изданий, бесспорно, обеспечили бы новому цензурному начальству места в Пантеоне рядом с Никитенко и Гончаровым...
А если говорить серьезнее, то слишком часто и во многом реформа образца 1992 года исходила из принципа "поставить хороших людей". А куда поставить? На старые должности, в старые конторы. Слишком увлеклись переименованием и преобразованием ведомств. Вместо их упразднения – на их, как говорится, базе создавали новые, с теми же или минимально измененными правами и обязанностями...
Часть проколов была просто скандальной. Так, существование Госкомцена даже не должно было подлежать обсуждению в круге людей, называющих себя экономистами. Однако его переделали сперва в комитет при Минэкономики, а потом, в самый гайдаровский разгар, даже повысили его статус, сделав самостоятельным. Теперь это ведомство интенсивно распространяет гниение вокруг себя, на каждом углу пропагандируя абсурдные предложения по контролю цен под собственным руководством, по созданию своих территориальных подразделений и т.д.
А как объяснить сохранение Госплана? И даже культивирование представления об особой реформаторской роли этого учреждения? Если они там в Госплане здорово умеют считать да прогнозировать – пусть делают это на коммерческой основе...
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_itogi

Дерегулирование в деятельности российского правительства в 1992 году
Начало 1993 г.
Одной из главных проблем в деятельности российского Правительства в 1992 году было отсутствие принципиальных идеологических и программных установок, ясного понимания того, зачем делается реформа в целом и какие цели должны быть достигнуты.
Те документы, которые демонстрируются в качестве программы Правительства, таковыми могут считаться с большой натяжкой – они писались по заказу конкретных читателей, будь то Международный валютный фонд или Верховный Совет, и представляют собой в основном смесь экономико-географического и статистического обзора российской экономики, субъективных структуралистских рекомендаций Госплану и, наконец, некоего набора слов, приятных и привычных адресному читателю...
Реформаторская часть Правительства постоянно стремилась к компромиссу с традиционной и со всеми возможными проявлениями традиционализма. При этом чаще всего компромисс стремились достичь с фиктивными (профсоюзы, Гражданский союз, "директорский корпус") или полу-фиктивными (Верховный Совет) учреждениями, что говорит о том, что реформаторская часть сама в глубине души была не чужда тому образу мышления, с которым хотела поладить.
В результате антиинфляционная политика проводилась в основном методами прямой экономии, в том числе и скрытой, связанной с замедлением расчетов и перерасчетов. Институциональные реформы, сравнительно удачно начатые в конце 1991 года в исключительно благоприятной для них обстановке (паралич союзных, бессилие российских государственных учреждений, нетрадиционно высокий рейтинг Правительства), были приостановлены и даже скомпенсированы административным творчеством 1992 года.
Сохранение институтов управления экономикой, в том числе одиозных (вроде органов контроля цен или издательского дела) оставило борцов с инфляцией лицом к лицу с масштабной коалицией лоббирующих учреждений, сохранивших и приумноживших свои административные права...
Необходимо отметить скандальную практику создания новых, ранее не существовавших органов управления экономикой, или экспансию старых, которые с понятной агрессивностью новичка принялись практически безответственно вводить регулятивы и правила.
Налоговая и таможенные службы, в нормальной ситуации представляющие технические органы Министерства финансов, приобрели самостоятельность и право издавать обязательные инструкции. Антимонопольные органы и учреждения системы Госкомимущества, созданные исключительно в результате догматических иллюзий и представлений некоторых кругов реформаторов, стремятся охватить своей властью любую область экономического творчества.
Страсть к регулированию доводит до опасных абсурдов. Согласно Закону о защите прав потребителей и принятому в его исполнение постановлению Правительства необходимо получать сертификат при изготовлении любой продукции, соприкасающейся с человеческим телом, и подобные маниловские указания далеко не единственны. В этой ситуации авторитет закона стремится к нулю, а экономика криминализируется. Нагляднее всего это видно в трагикомедии ваучеризации.
Многие формальные реформистские устремления, типа реформы здравоохранения или государственной собственности, остались нереализованными именно из-за того, что вместо единственно реалистичной политики дерегулирования использовалась политика социально-экономического конструирования.
Дерегулирование осталось чуждо политике Правительства в такой степени, что оно не использовало его даже в своих собственных узкогрупповых целях. Речь идет о том, что дерегулирование дает в руки Правительства удобный инструмент в переговорах, когда к нему обращаются за льготами и дотациями. Раздавать права просителям и снимать с себя обязанности – естественный путь реформы.
Результатом описанной выше ситуации стала своеобразная равнодействующая "антиинфляционистов", "структуралистов" и "приватизаторов" в центральной власти, а именно – перманентная нестабильность в области курса, кредита, цен, норм и правил поведения хозяйствующих субъектов. Эта неопределенность на сегодняшний день является главным инструментом дестабилизации экономики и социального спокойствия.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_deregul-2

Год спустя
11.01.1993
...
Что же можно сказать о Гайдаре...?
...этот режим, выдвинул на первый план молодых интеллектуалов, совсем западных по виду и речи.
Западных, образованных, симпатичных, умных, обаятельных, молодых. Социалистов. По массовому недоразумению названных либералами.
Увы, как раз с либерализмом были большие проблемы. Правительство Гайдара пришло к власти вполне номенклатурным, закулисным, традиционно-старорежимным путем закрытых интриг. Вопреки легенде, первоначальная "команда Гайдара" достаточно быстро слилась с правительственной номенклатурой. Команде не удалось зафиксировать своей отдельности в важнейших вопросах, в принятии решений. Команда быстро превратилась в своего рода амальгаму, сплав со старой номенклатурой...
не могу не сказать, что "команда Гайдара" формировалась из людей замечательных, но склонных к использованию существующих государственных методов регулирования экономики.
И сегодня, и уже весной было отчетливо видно, что реформа в России может быть и должна быть исключительно радикальной. А стала – исключительно умеренной даже по скромным восточноевропейским меркам.
Надо развеять миф о Гайдаре-монетаристе (сам Гайдар всегда открещивался от монетаризма и подлинного либерализма), о якобы супер-либеральных его мерах. Россия страдает не от реформ, а от того, что они крайне непоследовательны, недалеки.
Освобожденные цены охватывают только 40-60 процентов товарооборота при 80-90 процентах в Польше, Чехо-Словакии, Венгрии. При нашей склонности к несоблюдению государственных правил и установлений это не могло не привести к сохранению дефицитов, спекуляции, коррупции. Право регулировать цены было расширено и передано неопределенному кругу государственных контор.
При спаде производства и сокращении реального внутреннего спроса остается крайне зарегулированным экспорт. Это просто сюрреализм - когда все, поголовно все страны в мире стимулируют экспорт ради спасения и развития отечественного производства, мы только запутали и усложнили его порядок. Зато предметом гордости, а не позора стала деятельность по установлению новых таможен и границ – вместо ликвидации старых, по примеру ликвидированного Главлита.
Денежная политика так и не добилась важнейшего требуемого результата – стабильности. Лучше не иметь вообще никакой денежной политики, чем фактически менять ее каждый квартал. Когда невозможно предсказать денежные индикаторы на следующий месяц, то и реальные инвестиционные решения чаще всего ориентируются в лучшем случае на этот же месяц, а уж точно не на годы и десятилетия.
Структурная перестройка осталась предметом умных разговоров – ее поручено осуществлять Министерству Экономики, то есть тому же Госплану. Козла пустили в огород. Реальный переток капиталов между отраслями и предприятиями остается невозможным – банковская сфера продолжает жестко контролироваться, а учетная ставка так ни разу не достигла хотя бы уровня инфляции, не говоря уже о том, чтобы стать реальной. Никакие нормальные финансы невозможны при отрицательной реальной ставке процента; в Восточной Европе при стабилизационных реформах ставка обогнала процент инфляции в течение первых трех-четырех месяцев. А у нас кредит остается средством ручного управления народным богатством и распределяется "по приоритетам", а не по выгодности. "По приоритетам" озаначает – самому сильному и громкому просителю, что в наших условиях значит – самому неэффективному.
Вместо ясного решения "национализировать" рубль и сделать его конвертируемым был принят межеумочный порядок внутренних расчетов внутри СНГ, который постоянно провоцировал вмешательство государственных органов в торговлю и втянул Россию в заведомо безрезультатную борьбу за "единое рублевое пространство".
Видимо, надо признать, что больше всего выиграл от отставки Егора Гайдара сам Егор Гайдар. Он воистину вовремя ушел. Ушел, когда реформа окончательно потеряла динамику, когда молодые задорные ребята образца декабря 1991 года начали становится молодыми номенклатурными работниками.
http://www.libertarium.ru/l_ptlvin_december
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 01.02.2014, 00:04
Аватар для Alexlotov2
Alexlotov2 Alexlotov2 вне форума
Новичок
 
Регистрация: 16.12.2013
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Alexlotov2 на пути к лучшему
По умолчанию Советская элита нас предала и разграбила СССР

Понедельник, 11 Ноября 2013 г. 21:35 (ссылка)

"В 1987 г. внешний долг США возрос до 246 миллиардов долларов. 19 октября 1987 г. катастрофически рухнул Уолл-стрит! В сложившейся ситуации США могло спасти только чудо. И чудо явилось в образе Горбачёва. Горбачёв сдал все позиции СССР на военной и политической арене - начиная с демонтажа ядерного паритета." Но, добавлю, Горбачев погубил и экономику СССР. В январе 1987 г. были отменены ограничения во внешней торговле - те ограничения, которые прикрывали от обвала внутренний рынок СССР. Ибо без таких ограничений внутренний рынок СССР не мог продержаться и одного дня - с его огромным диспаритетом цен на продовольствие и товары народного потребления по отношению к внешнему рынку.

СССР был закрытой системой, и неспроста. Цены на многие товары в СССР внутри страны были гораздо ниже, чем на западе. И вдруг разрешено было предприятиям и частным лицам вывозить за рубеж все дефицитные товары - продовольствие, сырьё, электронику, энергию, продукцию химической промышленности - словом: всё, всё и всё! Постановлением от сентября 1987 г. такой вывоз стал даже обязательно-принудительным.

Словно мощный ураган пронёсся над огромной территорией СССР и мгновенно высосал из страны все материальные ценности. Полки продовольственных и промтоварных магазинов опустели. Так возник дефицит товаров.

Только в 1988 г. частными лицами за рубеж было вывезено 500 000 цветных телевизоров, 200 000 стиральных машин. Лишь одна иностранная семья вывезла в том году: 392 холодильника, 72 стиральные машины, 142 кондиционера.
А сотрудники только одной из сотен тысяч иностранных организаций: 1400 утюгов, 138 швейных машин, 174 вентилятора. А также: 3500 кусков мыла и 242 кг стирального порошка - тех самых, что по настоянию нардепов были закуплены якобы для советских людей за валюту. Это всё данные, которые в те времена случайно просочились в прессу…
Только через одну из тысяч таможен СССР частные лица вывезли в одном только 1989 г. дефицитных товаров свыше 2-х миллионов тонн.

Чудо Бальцеровича

Что такое "чудо Бальцеровича", о котором вещают разнообразные "спецы"? Американские эксперты предложили Бальцеровичу свернуть производство и нормальную торговлю, и всемерно поощрять мелкую торговлю с рук. То есть деклассировать трудовое население, и превратить его в "нацию спекулянтов". И все эти деклассированные элементы - миллионы и миллионы - как саранча налетели на СССР и стали вывозить всё, что могли урвать - от импортной мебели до тюбиков зубной пасты - тоннами.
Например, в те дни на Съезде депутатов поднялся жуткий скандал и крики об отсутствии зубной пасты. О причинах такого отсутствия рвущим глотку нардепам и не пришло в голову задуматься. Они запросто приняли решение срочно закупить за рубежом зубную пасту на 60 миллионов долларов.

Кого обогатили эти 60 миллионов? Во Франции, откуда её везли, зубная паста стоила 15 франков. В СССР она продавалась по 1 руб. Разумеется, вся эта паста на 60 миллионов долларов в одно мгновение оказалась снова за рубежом. В Польшу её высылали в посылках по 500 тюбиков, но количество таких посылок - прямо в фабричной французской упаковке (!), ограничено не было. Вывозили эти упаковки целыми багажниками автомашин. Целыми купе поездов. Контейнерами на палубах судов.
Французские духи вывозили ящиками - 40 руб. за флакон по нашу сторону границы - и 80-100 долларов - по ту.
Тащили всё и как муравьи оставляют голый скелет от мощного тела льва, так и эти "пираньи Бальцеровича" оставили советским людям пустые полки. Нет ни одного наименования предметов потребления - от продуктов питания до техники - которые бы не вывозились. Вывозились наши великолепные ткани. В СССР к 1990-91гг. ежегодно производилось по 38 метров тканей на человека. Из них только официально (то есть государством и совместными предприятиями) вывезено 50% льняных, и 42% шерстяных тканей. Но в этих цифрах не учтен вывоз отдельными частными лицами. А они, как саранча, вывозили всё, что сумели урвать! То есть вывоз был тотальным – сто процентным!

Вывозились продукты. Например, СССР производил 21,4% мирового выпуска сливочного масла (при этом население СССР составляло 4,88% от мирового). Производство масла всё увеличивалось, но в результате вывоза на него появились талоны. На одного жителя СССР сливочного масла приходилось на 26% больше, чем в Великобритании. В Великобританию поставок сливочного масла не велось, но в магазинах Лондона оно присутствовало. Советское сливочное масло не поставлялось и в Африку, к примеру, в Эфиопию, но в Аддис-Абебе оно продавалось. И, конечно, в четыре раза дороже, чем в СССР.
Производство мяса в 1991 г. составляло 11.7% от мирового уровня. Потребление мяса в СССР было на 668 тыс. тонн меньше его производства. Это данные официальной статистики. Однако дело обстояло гораздо хуже. Статистика считала потребленным ВНУТРИ СССР всё то масло и мясо, которое было отправлено на склады для продовольственных магазинов. При продаже масла и мяса никто паспортов не требовал, и посему они, купленные в СССР, но вывезенные за его пределы, якобы увеличивало благосостояние советского народа. А ведь многие тонны масла и мяса, предназначенные для торговли, уходили прямо со складов, минуя магазины - и вывозились за пределы СССР - контейнерами по морю, поездами и автотранспортом по суше, самолетами - по воздуху. А статистика считала, что всё это сожрал советский народ.

Почему капиталисты до сих пор вопят, что Гайдар "спас страну от голода"?! Потому что он поднял цены на то же масло так, что мелким спекулянтам стало невыгодно его вывозить (мелкие-то мелкие, но их была тьма-тьмущая, как саранчи). Последний советский премьер Павлов попробовал поднять цены на некоторые дефициты на какую-то долю процента - какой хай тогда поднялся! То есть, тотальный вывоз, помимо того что угробил СССР, был одним из механизмов, приведшим гайдаров и собчаков к власти.

В конце 80-х - начале 90-х исчезло всё: носки и холодильники, мебель и утюги, телевизоры и тарелки, простыни и стиральные машины! Колбасу и рыбу, сахар и крупы - всё сожрала налетевшая саранча!
Алюминиевые котелки, миски, ложки вывозились как дешевое и ценнейшее сырьё, уже прошедшее самый энергозатратный и экологически грязный этап обработки. Жучки-вывозники проели некогда мощный корабль советской экономики до трухи!

Грабёж золотого запаса

21 июля 1989 г. новыми Таможенными правилами были сняты все ограничения на вывоз из СССР золота и драгоценных камней. Семидесятилетний труд советских людей по накоплению золотого запаса страны был уничтожен в одно мгновение. Золото в невероятных доселе масштабах выбрасывалось на внутренний рынок, а затем, приобретённое по внутренним ценам СССР, вывозилось за рубеж, а там продавалось по мировым ценам. Сколько было вывезено золота?

В 2002 г. экономист В.А. Грязнов - крупнейший эксперт Гохрана - опубликовал три большие статьи (каждая - на всю полосу) об истории и динамике добычи и рынка золота и драгоценных камней. Вот данные В. Грязнова:
В 1985 г. золотой запас СССР составлял 2500 тонн.
В 1991 г. этот запас сократился до 250 тонн.
Помимо 2250 тонн золотого запаса испарились добытые в 1986-90 гг. дополнительные 1500 тонн.
Для сведения читателей: один грамм золота в те дни стоил в СССР примерно 50 руб. В то же время на мировом рынке 1 г золота стоил 13 долларов (курс чёрного рынка в 1991 году: 30–33 рубля за доллар).

«Реформы»

С 1 января 1987 г. право непосредственно проводить экспортно-импортные операции было дано 20 министерствам и 70 крупным предприятиям. Через год были ликвидированы Министерство внешней торговли и ГКЭС (Государственный комитет по экономическим связям) СССР и учреждено Министерство внешнеэкономических связей СССР, которое теперь лишь регистрировало предприятия, кооперативы и иные организации, ведущие экспортно-импортные операции. Законом 1990 г. право внешней торговли было предоставлено и местным Советам. Согласно "Закону о кооперативах" (1988 г.), при государственных предприятиях и местных Советах быстро возникла сеть кооперативов и совместных предприятий, занятых вывозом товаров за рубеж, что резко сократило поступление на внутренний рынок. Многие товары при спекуляции давали выручку до 50 долларов на 1 рубль затрат и поэтому покупались товары у предприятий "на корню". По оценкам экспертов, только в 1990 г. была вывезена 1/3 потребительских товаров.

Следующим шагом, через "Закон о государственном предприятии (объединении)" (1987 г.), было разрешено превращение безналичных денег в наличные. Это был первый шаг к приватизации банковской системы СССР. В большой мере эта работа была поручена комсомольским деятелям. Созданные тогда "центры научно-технического творчества молодежи" (ЦНТТМ), курируемые ЦК ВЛКСМ, получили эксклюзивное право на обналичивание безналичных денег. Из этих центров вышли почти все наши олигархи. При плановой системе поддерживалось такое распределение прибыли предприятий (для примера взят 1985 г.): 56% вносится в бюджет государства, 40% оставляется предприятию, в том числе 16% идет в фонды экономического стимулирования (премии, надбавки и т.д.). В 1990 г. из прибыли предприятий в бюджет было внесено 36%, оставлено предприятиям 51%, в том числе в фонды экономического стимулирования 48%. Таким образом, не только резко были сокращены взносы в бюджет, но и на развитие предприятий средств почти не оставлялось. При этом сразу было нарушено социальное равновесие, т.к. личные доходы работников стали зависеть от искусственного показателя рентабельности. Произошел скачкообразный рост личных доходов вне всякой связи с производством. Ежегодный прирост денежных доходов населения в СССР составлял в 1981-1987 гг. в среднем 15,7 млрд. руб., а в 1988-1990 гг. составил 66,7 млрд. руб. В 1991 г. лишь за первое полугодие денежные доходы населения выросли на 95 млрд. руб. (при этом зарплата в производстве выросла всего на 36%). Такой вал роста доходов при одновременном сокращении товарных запасов в торговле привел к краху потребительского рынка ("товары сдуло с полок"). Были введены талоны на получение основных продуктов питания, резко увеличился импорт, что привело к огромному внешнему долгу.

Росту дефицита способствовала и начатая в мае 1985 г. "антиалкогольная кампания". Сокращение продажи водки и бюджетных поступлений от неё было полностью компенсировано её изготовлением в "теневой экономике" (140-150 декалитров в 1987 г.). Помимо тяжелого удара по государственным финансам это привело к становлению мощной организованной преступности нового поколения, активно вошедшей в политику.

К концу 80-х годов в СССР сложился крепкий сектор "теневой экономики", набрала силу и организованная преступность. Она практически ликвидировала государственную торговлю спиртным, "приватизировала" её и изъяла из госбюджета в свою пользу 23 млрд. руб. в 1989 г. и 35 млрд. руб. в 1990 г.

Подведём НЕКОТОРЫЙ итог или как легализовать награбленное

Таким образом, налаженная и работавшая годами система распределения доходов на производстве была разрушена. Деньги, которые в ней циркулировали, и которые должны были идти на развитие предприятий, перенаправили населению, создавая серьезный дисбаланс между доходами населения и предложением товара. Когда много денег, но мало товара – что происходит? Население начинает скупать то, что ещё может скупить. Начинается истерия, огромные очереди за всем. Дефицит усиливается.
Мелкие спекулянты, учёт которым никто не вёл, имеют возможность не только скупать, но и сбывать на Западе. Более крупные начинают проводить аферы, когда товар прямо со склада, не поступив в продажу, уплывает за рубеж. Дефицит разрушает экономику страны. Чтобы избежать голода, правительство вынуждено ввести карточки. Как во время войны... Это значит, что в стране уже нехватка товаров первой необходимости.

Под шумок, спекулянты разного калибра проводят аферы, наживают валютные состояния на том, что награбили и вывезли из страны. Вы представляете себе размер этих состояний? Разграбление одного только золотого запаса страны даёт понять размер нажитых состояний.

Понятно, что наибольшие состояния заработали «блатные» - те, кто находился при власти. Те, кто понимал, что происходит, имел связи и возможности проводить аферы в особо крупном размере. Только, что делать мошенникам с этими состояниями в СССР? Надо либо ехать на Запад, либо... устраивать в России капитализм, чтобы легализовать награбленное.
Почва для переворота была подготовлена на славу. Озлобленные и доведённые этими «реформами» люди, разумеется, были готовы устроить переворот, а внедренная в массовое сознание мысль, что на Западе живут лучше, предопределила, почему народ пошёл за Ельциным. «Похмелье» наступило позже...

И после выше изложенного Вы всё ещё верите заявлениям Горбачёва, что экономике СССР серьёзно повредили Чернобыль и цены на нефть? Но предательство верхов оказалось для страны в тысячу раз страшнее Чернобыля.

Николай Коньков - Геноцид имени Гайдара

Кто же уничтожил советские вклады?

Владимир Назаров, заведующий лабораторией Института экономической политики им. Е.Т.Гайдара, 27 февраля на сайте Forbes.ru разразился статьей под названием "Советская пирамида: почему вклады граждан СССР были фикцией", в которой, помимо прочего, утверждает: "Вряд ли многие вспомнят, что в этот день 21 год назад президент России Борис Ельцин подписал Указ № 196 "О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации". По сути, речь шла о "размораживании" советских вкладов..."

С учетом того, что данную — видимо, заказную — статью широко рекламируют и ссылаются на неё в сетевых источниках информации, хочется задать автору во*прос: что это, про*стая не*ком*пе*тент*ность или ин*тел*лек*ту*аль*ное шу*лер*ст*во? Уж за*вла*бу-то гай*да*ров*ско*го-то ин*сти*ту*та-то долж*но быть из*ве*ст*но, что имен*но он пы*та*ет*ся "вте*реть" сво*им чи*та*те*лям? Чи*та*ем текст ель*цин*ско*го ука*за:

"1. При*нять пред*ло*же*ние Сбе*ре*га*тель*но*го бан*ка Рос*сий*ской Фе*де*ра*ции о сня*тии ог*ра*ни*че*ний на ис*поль*зо*ва*ние до ис*те*че*ния трех*лет*не*го сро*ка вклад*чи*ка*ми средств, за*чис*лен*ных на спе*ци*аль*ные сче*та, в со*от*вет*ст*вии с Ука*зом Пре*зи*ден*та СССР от 22 мар*та 1991 г. "О ком*пен*са*ции на*се*ле*нию по*терь от обес*це*ни*ва*ния сбе*ре*же*ний в свя*зи с еди*но*вре*мен*ным по*вы*ше*ни*ем роз*нич*ных цен".

2. От*ме*нить с 30 мар*та 1992 г. все ог*ра*ни*че*ния на ис*поль*зо*ва*ние вклад*чи*ка*ми средств, за*чис*лен*ных на эти сче*та.

3. Сбе*ре*га*тель*но*му бан*ку Рос*сий*ской Фе*де*ра*ции оп*ре*де*лить раз*ме*ры и по*ря*док вы*пла*ты про*цен*тов по вкла*дам, хра*ня*щим*ся на спе*ци*аль*ных сче*тах".

Так, по ссы*лоч*ке и прой*дём.

Указ Пре*зи*ден*та СССР от 22 мар*та 1991 г. N УП-1708 "О ком*пен*са*ции на*се*ле*нию по*терь от обес*це*нен*ных сбе*ре*же*ний в свя*зи с еди*но*вре*мен*ным по*вы*ше*ни*ем роз*нич*ных цен":

"В це*лях ком*пен*са*ции на*се*ле*нию по*терь от обес*це*не*ния сбе*ре*же*ний в свя*зи с еди*но*вре*мен*ным по*вы*ше*ни*ем роз*нич*ных цен по*ста*нов*ляю:

1. При*нять пред*ло*же*ние Ка*би*не*та Ми*ни*с*т*ров СССР и Гос*бан*ка СССР о ра*зо*вой пе*ре*оцен*ке де*неж*ных средств на*се*ле*ния, на*хо*дя*щих*ся во вкла*дах в Гос*бан*ке СССР и Сбе*ре*га*тель*ном бан*ке СССР, а так*же по*ме*щен*ных в сер*ти*фи*ка*ты Сбе*ре*га*тель*но*го бан*ка СССР го*су*дар*ст*вен*ные каз*на*чей*ские обя*за*тель*ст*ва СССР и об*ли*га*ции Го*су*дар*ст*вен*но*го вну*т*рен*не*го вы*иг*рыш*но*го зай*ма 1982 го*да. Ис*хо*дя из ос*нов*ных це*ле*вых на*прав*ле*ний ис*поль*зо*ва*ния на*се*ле*ни*ем сбе*ре*же*ний и с уче*том ин*дек*сов цен по от*дель*ным ви*дам то*ва*ров и ус*луг про*из*ве*с*ти в ра*зо*вом по*ряд*ке уве*ли*че*ние раз*ме*ра сбе*ре*же*ний на 40 про*цен*тов от ос*тат*ков вкла*дов и на*ри*ца*тель*ной сто*и*мо*с*ти цен*ных бу*маг.

2. Ком*пен*са*ци*он*ные вы*пла*ты про*из*во*дят*ся по всем ви*дам име*ю*щих*ся вкла*дов ис*хо*дя из их ос*тат*ка на 1 мар*та 1991 го*да в по*ряд*ке, оп*ре*де*ля*е*мом Гос*бан*ком СССР и Сбе*ре*га*тель*ным бан*ком СССР.

На сум*му ком*пен*са*ци*он*ных вы*плат до 200 руб*лей вклю*чи*тель*но уве*ли*чи*ва*ют*ся ос*тат*ки вкла*дов с пра*вом ис*поль*зо*ва*ния этих сумм по*сле 1 ию*ля 1991 го*да. Сум*мы пе*ре*оцен*ки вкла*дов, пре*вы*ша*ю*щие 200 руб*лей, за*чис*ля*ют*ся на спе*ци*аль*ные сче*та с пра*вом ис*поль*зо*ва*ния этих средств вклад*чи*ка*ми по ис*те*че*нии трех лет".

Вам всё яс*но? Раз*мо*ра*жи*ва*ние спе*ци*аль*ных сче*тов, на ко*то*рые за*чис*ля*лись ком*пен*са*ци*он*ные 40%-ные вы*пла*ты го*су*дар*ст*ва, пре*вы*ша*ю*щие 200 руб*лей, ни*что*же сум*ня*ше*ся пы*та*ют*ся вы*дать за раз*мо*ра*жи*ва*ние со*вет*ских вкла*дов в це*лом! Впро*чем, то, что здесь за*влаб На*за*ров, мяг*ко го*во*ря, лу*ка*вит, ни*ка*ко*го удив*ле*ния не вы*зы*ва*ет: ну, "де*мо*кра*ты" же, че*го еще от них, бо*лез*ных, ожи*дать? Ку*да ин*те*рес*нее дру*гое: в по*пыт*ках за*щи*тить сво*е*го быв*ше*го ше*фа он не*воль*но про*го*ва*ри*ва*ет*ся о том, что дей*ст*вия "пе*ре*ст*рой*щи*ков" при Со*вет*ской вла*с*ти и "де*мо*кра*тов-ры*ноч*ни*ков" по*сле унич*то*же*ния оной — зве*нья од*ной це*пи: "По су*ти, Гай*дар не*спра*вед*ли*во рас*пла*тил*ся сво*ей ре*пу*та*ци*ей за то, что по*зд*не*со*вет*ское ру*ко*вод*ст*во так и не ре*ши*лось осу*ще*ст*вить ли*бе*ра*ли*за*цию цен,.. а на са*мом де*ле про*ело да*же то не*мно*гое, че*го эти на*коп*ле*ния сто*и*ли..."

Не бу*дем вда*вать*ся в пе*ре*су*ды о "ре*пу*та*ции" Гай*да*ра — ка*кая у не*го бы*ла ре*пу*та*ция до "ры*ноч*ных ре*форм", вну*ка из*ве*ст*но*го пи*са*те*ля раз*ве что? Но не бу*дем спо*рить — вкла*ды со*вет*ских граж*дан за*мо*ро*зи*ло еще "пе*ре*ст*ро*еч*ное" гор*ба*чев*ское ру*ко*вод*ст*во, обе*щая вза*мен не по*вы*шать по*тре*би*тель*ские це*ны. И в 1988 го*ду оно же "от*кры*ло шлаг*ба*ум" для вы*во*за оте*че*ст*вен*но*го сы*рья и то*ва*ров за ру*беж, вслед*ст*вие че*го уро*вень то*вар*но*го по*кры*тия де*неж*ной мас*сы, на*хо*дя*щей*ся в соб*ст*вен*но*с*ти на*се*ле*ния, сни*зил*ся в 2,5 ра*за: с 30% в 1985 го*ду до 13% в 1991 го*ду. Но по*че*му граж*да*не СССР не*сли за*ра*бо*тан*ные ими руб*ли в сбер*кас*су? Толь*ко ли по*то*му, что им не*че*го бы*ло на эти день*ги ку*пить, как ут*верж*да*ет Вла*ди*мир На*за*ров? Или же, на*про*тив, по*то*му, что их жиз*не*ные по*треб*но*с*ти в жи*лье, одеж*де, об*ра*зо*ва*нии, здра*во*о*хра*не*нии, пи*та*нии и так да*лее бы*ли в це*лом удов*ле*тво*ре*ны, а ко*пи*ли ча*ще все*го "на квар*ти*ру", "на ма*ши*ну", "на да*чу" и про*чие ста*тус*ные ве*щи? Так что на*зы*вать эти сбе*ре*же*ния со*вет*ских граж*дан "вы*нуж*ден*ны*ми" — еще од*но лу*кав*ст*во до*б*ро*воль*ных (или всё-та*ки на*ём*ных?) за*щит*ни*ков Гай*да*ра.

И то, что имен*но Гай*да*ра, а во*все не Пав*ло*ва или ко*го-ли*бо еще, на*род*ное мне*ние об*ви*ня*ет в унич*то*же*нии "до*ре*фор*мен*ных", со*вет*ских вкла*дов граж*дан Рос*сии, со*став*ляв*ших ни мно*го ни ма*ло 120 млрд. руб*лей, — во*все не слу*чай*но. По*то*му что имен*но "Егор*ке" был до*ве*рен "кон*троль*ный вы*ст*рел". И тот с его "шо*ко*вой те*ра*пи*ей" "не под*вёл", не про*мах*нул*ся.

И те*перь мож*но сколь*ко угод*но до*ка*зы*вать, что Со*вет*ский Со*юз столк*ну*ли в кри*зис*ную яму сов*сем дру*ги*е лю*ди и в дру*гое вре*мя, а Гай*дар "все*го лишь" уб*рал ле*ст*ни*цу, по ко*то*рой еще мож*но бы*ло вы*ка*раб*кать*ся из этой ямы. Но "чер*но*го ко*беля не отмоешь добела" — на со*ве*с*ти "глав*но*го шо*ко*те*ра*пев*та" "ли*бе*ра*ли*за*ция цен" без од*новременного (это надо специально подчеркнуть. — Н.К.) размораживания вкладов, что выбросило миллионы наших сограждан за черту не только нормальной жизни, но и просто физиологического выживания. С марта 1991 года по март 1992 года включительно, инфляция в России составила 1350%, за три месяца, январь–март 1992 года, — 520%, а за весь 1992 год — более 2500%. В целом, гайдаровские "рыночные реформы" образца 1992 года можно назвать разновидностью геноцида русского народа и других народов нашей страны, — геноцида, осуществленного не силовыми, а социально-экономическими мерами.

Последний раз редактировалось Chugunka; 13.11.2015 в 23:00.
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 01.02.2014, 00:08
Аватар для File-rf.ru
File-rf.ru File-rf.ru вне форума
Новичок
 
Регистрация: 26.12.2013
Сообщений: 4
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
File-rf.ru на пути к лучшему
По умолчанию «Чем настойчивее мы предостерегали, тем снисходительнее становилась улыбка Гайдара»

Свидетель эпохи. Академик Олег Богомолов

06 декабря 10:00

Александр Мешков

В борьбе с «реформами» радикал-либералов 90-х годов российских учёных поддерживали нобелевские лауреаты, известные экономисты из США. О совместном противодействии авантюрно навязанной стране «шокотерапии» вспоминает активный участник событий академик РАН Олег БОГОМОЛОВ.

Свидетель эпохи. Академик Олег Богомолов: «Чем настойчивее мы предостерегали, тем снисходительнее становилась улыбка Гайдара» - Олег Богомолов. Фото: Алексей Исаев / «Файл-РФ».

– Олег Тимофеевич, человек устроен таким образом, что его взгляды на протяжении жизни эволюционируют. Хорошо помню ваши статьи в перестроечных «Московских новостях», ваше активное участие в деятельности Межрегиональной депутатской группы. Однако вы не согласились с политикой «шоковой терапии», которую начало проводить опекаемое Ельциным новое правительство России во главе с Егором Гайдаром, стали его оппонентом. Изменились ли ваши взгляды?

– Да, конечно, кое-что уточнялось, что-то сегодня видится по-другому. Но, в главном, мое отношение к обвальной приватизации и либерализации, к тому, что результатом гайдаровских преобразований стала деградация российской экономики, не изменилось. Я могу это подтвердить моими книгами и статьями, относящимися как к началу «реформ», так и к последнему времени. Вряд ли преувеличу, если скажу, что пытался последовательно придерживаться тех позиций, которые были сформулированы 20 с лишним лет назад. К сожалению, они были проигнорированы «верхами». Ладно бы, речь шла только о моих личных предложениях. Досаднее, что не воспользовались советами крупнейших российских и американских экономистов, в том числе, лауреатов Нобелевской премии. Практика подтвердила их правоту, однако за допущенные грубые просчёты никто не понёс ответственности. До сих пор не вижу готовности признать справедливость высказанных тогда рекомендаций. Несмотря на то, что ныне только 20% опрашиваемых социологами граждан поддерживают начатые в 1992-м реформы, а большинство относятся к ним отрицательно, выводов из этого не делается. Почему, образно говоря, не сработали механизмы иммунной защиты общества? Где клапаны, которые сбрасывают излишнее давление, дабы котел не взорвался?

Напомню историю выбора модели рыночных преобразований. В ноябре 1989-го для обсуждения курса реформ в Колонном зале собрались экономисты, хозяйственники, партийные работники. Присутствовали Михаил Горбачёв и Николай Рыжков.

Академик Леонид Абалкин. Фото ИТАР-ТАСС.

Главным докладчиком был заместитель председателя правительства академик Леонид Абалкин, который изложил три возможных варианта реформирования. Первый – инерционный, не требовавший проведения серьёзных изменений сложившегося порядка. «Медленным шагом, робким зигзагом» идти вперёд, поправляя и совершенствуя то, что плохо работает. Второй вариант – «шоковая терапия», «либерализация» всего и вся: торговли, цен, предприятий, находящихся в государственной и общественной собственности. Этот сценарий рассматривался как провальный, способный разрушить экономику. И, наконец, третий вариант – умеренно радикальный, который докладчик поддерживал. Он предусматривал сохранение государственного регулирования экономики наряду с развитием рыночных отношений.

К сожалению, история распорядилась так, что модель постепенного перехода к рынку при ведущей роли государства не была принята в ельцинской России. Выбрали самую авантюрную реформу – и «шоковая терапия» стала базой развития страны на последующие годы.

– Почему не были учтены неизбежные для такого сценария риски?

– Мы предупреждали Ельцина. Но «короля делает» свита. Ельцин всецело доверился Геннадию Бурбулису, который стал секретарём созданного при президенте РФ Консультативного совета, а позже занял ключевую должность в правительстве – государственного секретаря. Я был членом этого совета. В отсутствии Ельцина Бурбулис втайне от всех усадил за работу на подмосковной правительственной даче в Архангельском группу молодых радикально настроенных экономистов во главе с Егором Гайдаром. Они должны были подготовить план реформы к приезду российского президента из отпуска (после событий в августе 1991 года он уехал на юг). Младореформаторы сочли необходимым лечить экономику с помощью «шоковой терапии». После некоторых колебаний Ельцин с этим согласился.

Смелость, решительность, обещание быстрых результатов – всё это импонировало Ельцину, поскольку было в его характере. Но когда на Консультативном совете он стал информировать нас, что собирается делать в ближайшее время, мы стали возражать. Как можно осуществить приватизацию и либерализацию без того, чтобы не вывернуть карманы граждан? Отпуск цен неминуемо превратит в ничто накопления граждан в Сбербанке, одолженные ими деньги взамен облигаций государственных займов и, наконец, то, что хранилось в «кубышках» и т.п. Ельцин удивился. Он даже не задумывался над тем, что станет с зарплатами, с накоплениями.

– И все-таки остановить надвигающуюся беду не удалось?

– Да. Хотя попытки предотвратить её продолжались. Когда вышеупомянутые реформы уже созрели в узком кругу либерально настроенных экономистов, но ещё не были превращены в законодательные решения, тогдашний руководитель Всесоюзной телерадиокомпании Егор Яковлев предпринял попытку урезонить Гайдара, организовав обсуждение намечаемого рыночного переустройства с оппонентами. Состоялась встреча – моя и академика Николая Шмелёва – с Гайдаром, на которой мы пытались удержать его от либеральных крайностей. Егор Тимурович пришёл на встречу со своим папой – адмиралом, который в то время работал в газете «Московские новости».

Из состоявшегося разговора стало ясно, что разработчик реформы безжалостно относится к предстоящим жертвам населения, он не придаёт им большого значения, поскольку быстрый переход к рыночной экономике якобы всё оправдает. Мы так не думали. И поэтому пытались усовестить его: мол, что делаешь, ты же ограбишь народ… Но чем настойчивее предостерегали, тем снисходительнее становилась улыбка Гайдара. Не были услышаны и мои сомнения по поводу приватизации. То, как она задумывалась, представляло в перспективе сплошной грабёж народа. Начиная рыночный эксперимент, мы обязаны были добиться улучшения жизни простых людей. Нельзя же всё время только отбирать. Если основная масса населения впадёт в бедность и нищету, это может обернуться взрывом.

Борис Ельцин, Андрей Козырев, Геннадий Бурбулис и Егор Гайдар. 1992. Фото ИТАР-ТАСС.

Из высказываний Гайдара-младшего следовало, что он за быструю приватизацию, однако не имеет чёткого представления, как её проводить. Тем не менее, его папа наседал на нас: мол, вы, экономисты старой школы, живёте прошлым днём. Убедить Егора нам не удалось, да он уже мало что мог сделать. На сторону его «реформ» встал Ельцин.

– Олег Тимофеевич, но ведь наряду с вами, Николаем Шмелёвым, Егором Яковлевым, членами президентского консультативного совета являлись другие известные интеллектуалы. Например, академик Георгий Арбатов, приверженец «народных предприятий» Святослав Фёдоров, писатель Даниил Гранин… Всех ваших усилий оказалось недостаточно, чтобы скорректировать навязываемый стране курс?

– Нас выслушивали, как правило, без возражений, но не принимали во внимание. По мере обострения социально-экономической обстановки в стране совет стал собираться всё менее регулярно, а затем и вовсе наступил длительный перерыв, после которого многих из нас поблагодарили за работу и заменили сторонниками проводимой политики. Именно отсутствие обратной связи в отношениях между властью и обществом, властью и оппонентами, её нежелание признавать ошибки и неумение извлекать из них уроки – более чем всё другое объясняет неудачный старт рыночных реформ в России.

– Почему новое правительство вело себя словно секта, не желая как-то объяснить свои действия, намерения широкой общественности?

– Видимо, для него важнее была поддержка американской администрации, МВФ и других влиятельных сторонников рыночного фундаментализма. На московском конгрессе Международной экономической ассоциации в августе 1992 года в моём докладе на пленарном заседании говорилось о далеко ещё не ясных шансах на успех реформ. Егор Гайдар, выступавший вслед за мной, утверждал другое: что мы имеем от предпринятых мер первые положительные результаты, и всё идёт по плану. Последующий опыт со всей очевидностью показал, что «архитекторы реформ» просчитались. Страна до сих пор не может выбраться из того бедственного положения, в котором оказалась в результате «шоковой терапии». Мы лишились обрабатывающей, текстильной, приборостроительной промышленности, погубили своё сельское хозяйство и живём только благодаря экспорту нефти и газа из разведанных в советское время огромных запасов. Кризисным явлениям в экономике сопутствовали провалы в государственном управлении и серьёзные проблемы в общественной жизни: моральная деградация, рост преступности, потеря молодыми людьми нравственных ориентиров.

И все-таки до октября 1993 года, когда Ельцин осуществил государственный переворот и расстрелял из танков парламент, ещё существовала перспектива корректировки курса. Но наступил «чёрный октябрь», и он побудил российских экономистов прибегнуть к другим возможностям убеждения руководства страны.

Лоуренс Кляйн.

Так возникла российско-американская Группа экономических преобразований, объединившая учёных двух стран. Её созданию предшествовала моя поездка в Соединённые Штаты в 1994 году, беседы с нобелевскими лауреатами Василием Леонтьевым, Лоуренсом Кляйном, Кеннетом Эрроу, Джеймсом Тобиным. Договорились о том, что выскажем российскому руководству совместную точку зрения: как можно приостановить негативные процессы и создать условия для восстановления экономики, нормализации общественной жизни. Обращение к будущему главе государства под заглавием «Новая экономическая политика для России» появилось перед вторым туром президентских выборов в 1996 году в «Независимой газете» от 1 июля. Его подписали шесть российских академиков, три лауреата Нобелевской премии и два профессора-экономиста из США. Обращение включало пять пунктов конкретных предложений по выходу из затянувшегося кризиса. К сожалению, большая часть того, о чём говорилось, осталось благим пожеланием.

Вот как оценивал этот документ один из подписавших его – профессор Калифорнийского университета Майкл Интрилигейтор: «К сожалению, реформы привели не к рыночной экономике, а скорее к криминальной. Социальными последствиями преобразований было колоссальное увеличение части населения, впавшего в абсолютную бедность… Основным было предложение для российского правительства играть более важную роль в экономике, такую, как например, играют правительства в США, Швеции и Германии... Мы предлагали, чтобы государство помогало переключать инвестиционные потоки с непроизводительных вложений, таких как строительство роскошных зданий или спекуляция, в производительные... Мы утверждали, что задачей правительства является сохранение двух главных богатств России: человеческого капитала и природных ресурсов. Оно должно позаботиться о том, чтобы рента от минеральных ресурсов преобразовывалась бы в государственные доходы и общественные инвестиции... Мы указывали, что политика правительства не должна основываться на тезисе, что секретом рыночной экономики является частная собственность, а на признании того, что таким секретом является скорее конкуренция».

Кеннет Эрроу.

Американские и российские исследователи выступили единомышленниками в том, что касается сочетания в переходный период наличия сильного государственного и рыночного секторов экономики. И наши авторы, и нобелевские лауреаты Лоуренс Кляйн, Джеймс Тобин выражали убеждённость в том, что смитовская система свободного рынка может работать только в условиях, когда существуют социальные институты, направляющие эгоистическую энергию и жажду прибыли в конструктивное русло.

Авторы обращения предлагали российскому государству взять на себя основную роль в обеспечении динамичного и устойчивого развития, как это происходит в смешанных экономиках. И что же? В верхних эшелонах до сих пор продолжают звучать заявления о том, что государство должно уйти из экономики. Правда, на практическом уровне его роль все-таки усиливается. Создаются государственные корпорации, предпринимаются попытки индикативного планирования. Но пока экономика подчиняется стихийным процессам, и государству не удалось побороть коррупцию и уклонение от налогов, остановить бегство капиталов и умов, воссоздать обрабатывающую промышленность, развить транспортную и другую инфраструктуру. Ранее была сделана ставка на доминирование частного сектора, которая себя не оправдала. Оказалось, что отказ от регулирования по отношению к нему грозит ещё большими бедами, чем усиленное развитие государственного сектора.

– Может быть, пример реформирования в постсоциалистических странах Европы подтолкнет нас к решительным шагам?

– В некоторых странах Восточной Европы, несмотря на неблагоприятную либеральную парадигму, новым властям удалось выправить ряд перегибов и ошибок своих предшественников, повернуть общественность к осознанию более активного вмешательства государства в регулирование общественной жизни. У нас же до сих пор действует даже не плоская шкала налогообложения, а регрессивная. Большая часть народа платит со своей зарплаты 13 процентов. А получатели дивидендов – всего 9 процентов. Разница – в пользу богатых и сверхбогатых.

Что толку, что мы время от времени говорим о необходимости прогрессивного налогообложения? Вы где-нибудь видели примеры его осуществления? Была попытка обложить прогрессивным налогом владельцев дорогих автомобилей. Но обратите внимание, какую панику это вызвало. Хотя тех, кто может позволить себе купить машины стоимостью свыше 700 тысяч рублей, не так уж много даже в Москве.

Предложения науки, которая призвана вооружать политику идеологией, экономической стратегией, были отброшены. А сегодня мы по существу пытаемся ликвидировать прежнюю Академию наук и заменить её бюрократической структурой, подчинённой некомпетентным чиновникам. Мнение крупнейших ученых авторитетов Запада, лауреатов Нобелевской премии о том, как изменить курс, не были приняты во внимание. В результате страна понесла колоссальные моральные и материальные потери.

К сожалению, к началу реформ в 1990-е общественное мнение в значительной своей части было уверено, что «нельзя быть немножко беременным». Надо либо рыночную экономику внедрять, либо плановую; середины здесь нет. На фоне таких настроений китайский опыт выглядел нонсенсом. Между тем в этой стране анклавы рыночного хозяйства мирно сосуществовали с государственными, с административным управлением. Ничто не мешало нам последовать опыту Китая и поднять сначала на основе рыночных отношений между городом и селом производство продовольствия, а затем распространить этот успех – постепенно, шаг за шагом – на другие отрасли народного хозяйства. Можно сочетать то и другое!

Заброшенные предприятия. Итоги реформ 90-х. Фото ИТАР-ТАСС.

В июне 2000 года российские и американские экономисты (10 из России, в том числе, 8 академиков; 8 из США, из них троё нобелевских лауреатов) вновь выступили с совместным обращением к российскому президенту, предлагая новую повестку реформ. На этот раз – с учётом опыта прошедших лет. Попытались объяснить, почему для успеха нужны эффективные институты рыночной инфраструктуры, такие как надёжный бухгалтерский учёт, независимый аудит и правовая система, развитая и здоровая банковская система и система страхования, прогрессивное налогообложение, строгое соблюдение налогового законодательства и плательщиками, и контролирующими службами.

Новое обращение поддерживало Владимира Путина в его желании усилить роль государства с тем, чтобы оно могло играть более активную роль в экономике. Однако президенту явно не повезло с советниками. В их числе оказались полуграмотный экономист Андрей Илларионов, который потом предал своего руководителя, и упёртый фундаменталист-рыночник, тогдашний начальник Экспертного управления президента РФ Аркадий Дворкович.

Перестраивать своё отношение к курсу реформирования наши либеральные экономисты не собираются даже после уроков глобального кризиса и плачевного состояния, в котором ныне оказались большинство отраслей и российское общество. Мне вспоминается давнишняя дискуссия с радикал-реформатором Евгением Ясиным. Он и сегодня, не будучи уже министром, является идейным гуру наших неолибералов в качестве научного руководителя Высшей школы экономики. Тогда, в первый год шокотерапии, он призывал начинать незамедлительно рубить существующую организацию экономической жизни, а как, с какого конца – «потом разберёмся». Такие авантюристы и завели страну в тупик. И продолжают гипнотизировать соотечественников, заставляя жить по внушённым им «законам» рыночного фундаментализма. А я был убеждён: чтобы построить цивилизованную экономику, нужно предварительно подготовить соответствующую институциональную инфраструктуру. Иначе получим дикий рынок, разбойничий капитализм.

– Продолжаются ли контакты с американскими учёными по вопросам оптимальной модели экономического устройства?

– Да, и глобальный кризис сделал это особо актуальной задачей. Контакты продолжаются. Многие американские учёные-экономисты пришли к выводу о несостоятельности политики рыночного фундаментализма и необходимости усиления роли государства в экономике. Похоже, что в Западном мире назревает революция в умах, начинают раздаваться призывы приглядеться к моделям европейских государств «благосостояния», к Китаю, где рождается конвергентная модель рыночного социализма или смешанного гармоничного общества, а в западном определении – «государственного капитализма». Этот опыт становится привлекательным для многих стран, особенно развивающихся.

На самом деле, как свидетельствует мировая практика, только модель общества со смешанной экономикой, которая включает в себя лучшие элементы двух некогда противостоявших друг другу систем (капитализма и социализма), обещает стать эффективной. Как вы его ни назовёте – государственным капитализмом, государственным рыночным социализмом, дело не в этом. Мне хотелось бы разделить уверенность академика, директора ЦЭМИ РАН Валерия Макарова, что в России, как в Китае, вызреет-таки общество нового типа, с иной системой ценностей и другими идеалами, что оно выступит эффективным конкурентом общества потребления (олицетворяемого, прежде всего, США), которое исчерпывает себя. У нас осталось не так уж много времени, чтобы этот прогноз воплотить в жизнь.
984
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 13.02.2014, 07:34
Аватар для Яблоко
Яблоко Яблоко вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 14.08.2011
Сообщений: 67
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Яблоко на пути к лучшему
По умолчанию Эхо "реформ" 90-х годов

http://www.yabloko.ru/Publ/2008/2008...16_privat.html
// Участник Великой Отечественной войны, кандидат технических наук– Корабельников Юрий Григорьевич, Специально для сайта,16.12.2008

"Нравственные решения и поступки, в конечном счёте, оказываются самыми прагматичными".

Андрей Дмитриевич Сахаров.

В средствах массовой информации (программах телевидения, радиостанций “Эхо Москвы” и “Свобода”) периодически обсуждаются итоги экономических реформ 90-х годов. К участию в обсуждении привлекают и бывших “младореформаторов”, взявших на себя ответственность за реформы.

Господа Гайдар, Шохин, Ясин и др. убеждают телезрителей и радиослушателей в том, что экономика страны к концу 80-х годов оказалась в критическом состоянии. Вспоминая о том времени, они именуют себя “камикадзе” (смертники), которые, рискуя жизнью, спасали страну от неминуемого краха. При этом поспешность проведения реформ мотивируется дефицитом продуктов и предметов первой необходимости, таких как хлеб, соль, сахар, мыло, сигареты, спички и т.п.

В октябре – ноябре 1991г в газетах появились статьи, в которых сообщалось об ожидаемой либерализации и грядущем в 2-4 раза росте цен. Как и следовало ожидать, граждане начали скупать продукты впрок, а производители решили их “придержать”, чтобы после освобождения цен продать втридорога. Уже к концу ноября даже в Москве полки магазинов опустели. Теперь ни у кого не оставалось сомнений в необходимости немедленного реформирования экономики.
— • —
Попробуем разобраться в событиях, предшествовавших экономическому и политическому кризису. Следует сразу оговориться, что милитаризация экономики Советского Союза (гонка вооружений) действительно негативно отразилась на жизни граждан. Ответственными за создавшееся в стране тяжёлое положение была партийная и советская “верхушка”. На той или иной ступени иерархической лестницы находились и будущие “реформаторы”, которые состояли в КПСС и, при желании, могли влиять на развитие экономики. Так Егор Гайдар был редактором экономического отдела журнала “Коммунист”, а впоследствии – главной партийной газеты “Правда”. Анатолий Чубайс еще в 1990 году был заместителем председателя Ленинградского горисполкома.

Насколько мне известно, в те годы лишь труд Г.А.Явлинского, посвящённый проблемам экономики в СССР, был изъят КГБ. Ни Егор Гайдар, ни Евгений Ясин, ни другие экономисты ничего не предпринимали для её реформирования. Создается впечатление, что случившееся тогда падение цен на нефть прозвучало для них, как гром с ясного неба.

Не претендуя на глубокий и всесторонний анализ экономического положения в стране, предшествовавшего реформам, все же попробую взглянуть, как простой обыватель.

1. У кого в 80 годы были деньги?

У активной части граждан (~50–70млн. вкладчиков сбербанка) были небольшие сбережения. Стремясь улучшить свои жилищные условия, граждане копили деньги на “кооператив”, мечтали купить автомобиль. Работали в горячих цехах, добывали уголь, нефть и другие полезные ископаемые. Уезжали на заработки в удалённые районы страны (на строительство БАМа, на целинные земли, в районы крайнего севера и Дальнего востока). Жители деревень на своих приусадебных участках, размером не более половины гектара, выкармливали поросят и телят. Мясо сдавали в колхоз по мизерным ценам. Но при существовавшем тогда товарном дефиците тратить деньги в деревне было практически не на что. Деньги хранили в сберкассах на похороны или для внуков.

Представители партийной и советской элиты пользовались государственными дачами, продуктовыми наборами, гос.обслуживанием и спец.транспортом, спец.поликлиниками и санаториями. Жили с семьями в домах с высокими потолками и немереным метражом, ездили в зарубежные командировки и приобретали дефицитные товары по “чекам” в магазинах “Берёзка”, шили костюмы в “люксовских” ателье за государственный счёт. Перечень льгот для партийных и советских функционеров можно было бы продолжить, но и перечисленного выше достаточно, чтобы догадаться, что им вполне хватало относительно высокой зарплаты, а хранить большие деньги в сберкассах было для них рискованно (соответствующие органы могли заинтересоваться происхождением денег). Эти товарищи ничего не хотели терять при реформировании экономики, а хотели приобрести виллы, яхты, и счета в иностранных банках, которые можно было бы завещать детям и внукам.

При проведении экономических реформ вклады граждан в сберкассах можно было рассматривать, как персональное право вкладчика на приобретение акций (в зависимости от величины вклада). При приватизации, кооперировании, создании акционерных обществ эти граждане получили бы значительные преимущества. Мог сформироваться “средний класс собственников” – традиционных сторонников демократии.
Такое реформирование противоречило интересам партийной и советской элиты. Но, как реформировать экономику, не только сохранив, но и приумножив их богатства и привилегии?

2. Как сохранить привилегии?

Решение этой проблемы президент Ельцин поручил Гайдару и Чубайсу, которые (надо отдать им должное) блестяще справились с поставленной задачей.
Эти господа рассуждали примерно так. Что произойдет, если при проведении экономических реформ изменить последовательность? То есть, вопреки здравому смыслу и опыту других стран (например, Польши), – сначала провести либерализацию цен, а уж потом приватизацию. Ответ на этот вопрос станет очевидным даже для самых “упёртых” поклонников Гайдара и Чубайса из анализа следующего бытового примера.

“Войдя по нужде в туалет, любой здравомыслящий человек сначала снимает одежду, а лишь потом приступает к отправлению естественных надобностей”. А что случится, если изменить последовательность операций? Не нужно обладать богатой фантазией, чтобы представить себе результат.

Господа “реформаторы” решили в условиях жестокого товарного дефицита провести либерализацию цен и «шоковую терапию», а уж потом приватизировать всё, созданное многолетним трудом миллионов граждан. В результате такой либерализации цен, проведенной в январе 1992г., уже к февралю месяцу цены выросли в 15-20 раз.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на интервью Егора Гайдара "Стихия рынка бушует по расписанию”, опубликованное в газете Комсомольская правда, 22 января 1992г.

Журналистка И.Савватеева выражает сомнения в том, что реформа идет в соответствии с планами правительства: «….– Помнится, рост цен прогнозировался в два - три, ну, в четыре раза. Во всяком случае, того, что произошло, никто, кажется, не ожидал. Вас упрекают, извините, в легкомыслии: бросили процесс формирования цен на самотек, не подготовив к началу либерализации товарных запасов.

Егор Тимурович отвечает:

– По поводу прогнозов. Представляете, что творилось бы, объяви правительство, что цены вырастут в 20 раз! Примерно такого скачка, который произошёл, мы и ожидали…..»

Значит, ожидали… и представляли возможные последствия освобождения цен в условиях товарного дефицита и при отсутствии надежных производителей и поставщиков товаров первой необходимости.

Уместно напомнить, что «Согласно российскому уголовному законодательству умысел это форма вины преступника, при которой он осознаёт общественно - опасный характер своих действий и предвидит неизбежность возможных последствий».

После признания в умышленном обмане граждан России, Егор Тимурович не подал в отставку, а еще несколько месяцев оставался премьер-министром и оставил этот пост не по собственному желанию.

В ответ на предложения на некоторое время заморозить цены хотя бы на товары первой необходимости («Программа 500 дней») последователи и сторонники Гайдара заявляли, что «хвост собаке надо рубить сразу, а не по частям».

К концу 1992 года инфляция достигла 2600%, то есть цены выросли в 27 раз, и “проблем” со сбережениями граждан у власти не осталось. Итак, первая часть известного лозунга – «Всё забрать и поделить» была выполнена Егором Гайдаром.

"Поделил" – Анатолий Чубайс, раздав труженикам и бездельникам по одному «ваучеру» и разрешив приватизировать жилье. Граждане, жившие в элитных домах и в "коммуналках", в муниципальных домах и в уже оплаченных кооперативных квартирах, приватизировали жилье на общих основаниях.

3.Теперь о последствиях.

Прекращение финансирования бюджетных организаций (армии, науки, учебных и медицинских учреждений, библиотек и т.д.) в начале 90-х годов нанесло стране ущерб, сопоставимый, разве что, с оккупацией немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны.

Месяцами не получая зарплату, советские граждане по–привычке ходили на работу. В некоторых НИИ появились шуточные плакаты с предложением взимать с сотрудников плату за проход на рабочее место. И, в самом деле, необходимо было платить за электричество, за отопление, холодную и горячую воду. Я иногда навещал коллег по работе в научно–исследовательском институте, награжденном перед самой перестройкой Орденом Ленина за достигнутые успехи. Мои бывшие коллеги завидовали мне. – Я получал пенсию.

Очень многие классные специалисты ушли и занялись разными промыслами (например, циклёвкой и мытьём полов). Кандидаты и доктора наук уехали за границу, где их знания и способности были оценены по достоинству. В процессе приватизации некий «шустрый» предприниматель скупил долги института за коммунальные услуги. Теперь большая часть помещений арендуется коммерческими организациями, не имеющими к науке прямого отношения. Судьба института типична для многих предприятий, по которым прошёл каток «гайдаровско-чубайсовских» реформ.

Осмелюсь предположить, что в ближайшие 25-30 лет восстановить научный потенциал России не удастся.

Не лучше обстоят дела и в Вооружённых силах. Процветает «дедовщина». Находятся политологи, которые убеждают граждан в том, что она де существовала испокон веков. Многолетний опыт (10 лет службы в Вооруженных Силах в период с 43 по 53 г.) убеждает меня в том, что дедовщина расцвела в период гайдаровской либерализации цен.

Офицерский состав перестал получать зарплату (денежное довольствие). Чтобы накормить жён и детей, офицеры были вынуждены заниматься промыслами, не связанными со службой отечеству. Солдат срочной службы оставляли под присмотром старослужащих. Среди так называемых «дедов» были и такие, которые посылали солдатиков просить милостыню и на вырученные деньги покупать им водку.

Теперь победить «дедовщину» очень трудно, и вместо того, чтобы обучать солдат военному делу, осваивать современную технику и тактику, добросовестные офицеры борются с «дедовщиной», а недобросовестных «дедовщина» вполне устраивает.

По причине невыплаты зарплат в период либерализации цен, коррупция охватила всю страну от «жековского» сантехника до самых высших государственных чиновников. Коррупция была и при Советской власти, но ей можно было сопротивляться и противостоять со значительно меньшим риском для здоровья и самой жизни. Теперь беззаконие, взятки, блат, рейдерство, крышевание и поборы приобрели непреодолимый характер.

А как обстоят дела в сельском хозяйстве?

Все колхозы (рентабельные и нерентабельные) были распущены. Всё колхозное имущество растащили по дворам.

В Псковской области, где я многие годы летом живу в деревне возле границы с Белоруссией, в колхозе было молочное стадо, насчитывавшее больше 100 голов. В соседней деревне был небольшой молокозавод, и каждое утро молоковоз отвозил туда свежее молоко. В результате реформ, завод прекратил своё существование, а колхозное стадо пошло «под нож». В деревне осталось всего несколько частных коров.

Не верьте рекламе – «Хорошо иметь домик в деревне». Её авторы вводят вас в заблуждение. Теперь держать корову невыгодно. Её надо кормить, поить, доить, убирать навоз и, “извините за прозу”, иногда водить к быку. А где теперь взять быка? На всю зиму надо вручную накосить и насушить сена. Это очень тяжёлый труд, а сбывать молоко зимой некуда (летом покупают дачники). Купить навоз для удобрения огорода стало не просто. В деревне негде работать. Вся молодёжь и крестьяне среднего возраста “подались” в города, где и своих бездомных и безработных девать некуда. Оставшиеся в деревнях старики и старухи постепенно вымирают. Мне возразят, что колхозы де себя не оправдали. Но пусть кто-нибудь объяснит, почему в Израиле «кибуцы» (колхозы) – процветают на камнях и песке. Если верить побывавшим там нашим журналистам, надои молока от одной коровы в сутки, достигают фантастических величин, а зарплата у скотников 1,5–2 тысячи долларов в месяц. Может быть, процветают потому, что там граждане объединились добровольно?

Перечисление ущерба нанесённого народному хозяйству либерализацией цен и последующей приватизацией можно продолжать долго. Напомню о детской беспризорности, низкой рождаемости и высокой смертности граждан России. Беспризорниками стали дети, родители которых не могли их накормить, одеть и обуть. Этих детей посылали просить милостыню, а воровать они научились сами. В телепрограмме В.Познера «Времена» 27.05.2007г, в которой участвовал и председатель Совета Федерации С.Миронов, отмечалось плохое состояние здоровья у молодых людей и, прежде всего детей школьного возраста. Казалось естественным рассмотреть негативное влияние реформ 90х годов на здоровье 10–15летних мальчиков и девочек. Но никто из участников обсуждения не обратил внимания на «совпадение» возраста больных школьников с периодом либерализации цен и приватизации.

Ну, а о смертности я слышал еще при Советской власти. И тогда, и особенно теперь, мужчины не доживают до пенсии, а тем, которые всё–таки доживают, требуется железное здоровье. Иначе на пенсию не проживешь.

И, наконец, самый важный негативный эффект от поспешно проведённого реформирования – дискредитация демократии. Этот термин теперь ассоциируется у простых граждан с рухнувшими надеждами, с самым чудовищным обманом. Поддержка авторитарных проектов (например, назначения губернаторов, увеличения президентского срока) и других действий власти по ограничению демократии – прямое следствие таких реформ. В действительности Ельцин, Гайдар, Чубайс и другие реформаторы были такими же "демократами", как например, возглавляющий ЛДПР /либерал-демократическую партию России/ господин Жириновский. Они просто использовали популярный в 90 годы бренд.

Итак, результаты реформ 90х годов неутешительны. Но, может быть, всё происшедшее действительно было неизбежным?

В уже упоминавшемся выше интервью Комсомольской правде Гайдар так объясняет выбранную последовательность при реформировании.

« – Приватизация – это большая и серьёзная работа, которая длится годами… В Польше команда под руководством Бальцеровича начала готовить приватизацию с 89 года, и только в 91-м там стали появляться признаки успеха...»

Мне подобная аргументация не кажется убедительной. Возвращаясь к приведенному выше бытовому примеру, спросим у Гайдара можно ли оправдать изменение последовательности действий в туалете тем, что снимать штаны долго (надо расстегивать пуговицы). Последствия таких изменений потом приходится долго застирывать, чем Россия и занимается вот уже не два года, а – 16 лет.

А представители так называемой элиты не только ничего не потеряли, но в результате приватизации получили огромные состояния. Реформаторы тоже “пристроены” и не бедствуют. Егор Гайдар – директор института «Экономики переходного периода», "непотопляемый" Анатолий Чубайс – после развала РАО ЕС возглавил Российскую корпорацию нанотехнологий РОСНАНО, Александр Шохин – председатель Российского совета предпринимателей РСПП, Евгений Ясин – преподает в высшей школе экономики.

Внакладе остались только миллионы активных граждан России, чей труд не был вознагражден при Советской власти, и интересы которых никак не были учтены при проведении экономических реформ 90х годов.

“Реформаторы” хорошо представляли себе неизбежные последствия выбранного ими пути и руководствовались сугубо личными интересами.
Их выбор обернулся позорным дефолтом в 1998 году, и, теперь в 2008году, как только упали цены на нефть, и разразился экономический кризис, объектами особой заботы правительства вновь стали крупные банки и монополии.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 28.02.2014, 15:03
Аватар для Красная линия
Красная линия Красная линия вне форума
Местный
 
Регистрация: 13.12.2013
Сообщений: 172
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Красная линия на пути к лучшему
По умолчанию "Гайдаровщина: реформы ненависти"

Ответить с цитированием
  #28  
Старый 07.11.2015, 14:45
Аватар для Больная совесть либерализма
Больная совесть либерализма Больная совесть либерализма вне форума
Местный
 
Регистрация: 05.09.2011
Сообщений: 333
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Больная совесть либерализма на пути к лучшему
По умолчанию Государство в долгу: как уничтожили сбережения граждан в Сбербанке СССР

http://www.forbes.ru/mneniya-column/...-grazhdan-v-sb
07.05.2013 16:07


Фото РИА Новости

Кто виноват в потере и обесценивании миллиардных советских вкладов?

Материал является ответом на колонку «Советская пирамида: почему вклады граждан СССР были фикцией»(http://www.forbes.ru/mneniya-column/...-byli-fiktsiei) и публикуется в рамках открытой дискуссии об ошибках и успехах реформаторов 1990-х годов.

На сайте русского Forbes заведующий лабораторией Института Гайдара Владимир Назаров предпринял попытку защитить незащитимое — объяснить, почему в 1992 году необходимо было уничтожить частную собственность российских граждан, воплощенную в их вкладах в Сбербанке, почему, на его взгляд, отсутствовала альтернатива такому уничтожению частной собственности, почему Егор Гайдар, чиновник, принявший активнейшее участие в этом уничтожении и ставший таким образом одним из наиболее ярких символов такой конфискационной политики, должен, по мнению автора, считаться национальным героем.

Повторение представителем нового поколения сторонников Гайдара мифа о якобы «эфемерных», «реально не существовавших» сбережениях российских граждан, о так называемой их «фикции» и «пирамиде иллюзий» нацелено на закрепление этой конструкции в сознании тех, для кого описываемая ситуация выступает скорее фактом истории, нежели собственным жизненным опытом. То, что советские и российские власти, по сути дела, сожгли расписки на вклады, доверенные миллионами наших соотечественников государственному Сбербанку, нисколько не отменяет того факта, что сбережения эти были заработаны в течение десятков лет упорного труда, потом, кровью, здоровьем их владельцев, а иногда и жизнями их близких.

Если сбережения граждан были настолько «нереальными», «эфемерными», «фиктивными», как пытаются нас уверить, то, спрашивается, зачем же тогда эти «эфемерные» и «иллюзорные» вклады так тщательно и так подчистую (как зерно в ходе продразверстки) изымались советскими властями из Сбербанка? И каким же образом эти «нереальные фиктивные средства» смогли профинансировать вполне реальные бюджетные дефициты СССР 1990 и 1991 годах и России 1992 году? В мифе о «иллюзорности», «фиктивности» сбережений ярко проявляются наиболее явные черты гайдаровской школы экономической политики — ее бюрократически-номенклатурный характер, пренебрежение чужой собственностью (как частной, так и государственной), нарушение существующих контрактов, игнорирование в целом того, что в общественных науках называется «верховенством права».

Другая важнейшая черта этой школы — страсть к искажениям, без чего, собственно, невозможно даже пытаться доказывать недоказуемое.

Так, в упомянутом тексте искажения фактов начинаются практически с первой фразы. Указ Бориса Ельцина №196 от 22 февраля 1992 года «О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке РФ» был посвящен вовсе не «размораживанию» советских вкладов», а снятию ограничений на использование компенсаций, зачисленных властями по указу Михаила Горбачева от 22 марта 1991 года на специальные счета, которые, строго говоря, не были вкладами граждан. Сумма этих компенсаций была меньше четверти от средств населения в сберегательных вкладах на 1 марта 1991 года.

Авторство этого указа Назаровым совершенно незаслуженно приписано Гайдару: «решение правительства Гайдара о «разморозке» вкладов», «Гайдар и Ельцин... открыли гражданам доступ...» Ни в своих многочисленных текстах и выступлениях (включая мемуары «Дни поражений и побед»), ни в более чем 1000-страничном фолианте «Экономика переходного периода», написанном сотрудниками возглавлявшегося им института, нет ни одного слова о том, что Гайдар когда-либо выступал с подобной идеей. В тексте же самого президентского Указа четко упомянут его инициатор: «Принять предложение Сберегательного банка Российской Федерации...».(http://russia.bestpravo.ru/fed1992/data03/tex14820.htm) Как известно, Сбербанк подчинялся не Гайдару и даже вообще не правительству, а Центробанку, с руководителем которого Георгием Матюхиным Гайдар находился в состоянии неприкрытой бюрократической войны.

Г-н Назаров вводит читателей в заблуждение, предъявляя советскому руководству необоснованные претензии: будто бы вначале оно «заморозило вклады» и повысило в ручном режиме цены. Потом испугалось ответственности за обесценение вкладов и приняло решение о компенсации населению потерь». Во-первых, по указу Михаила Горбачева №1329 от 22 января 1991 года (http://base.consultant.ru/cons/cgi/o...ase=ESU;n=3873) были заморожены не все средства граждан во вкладах, а лишь их часть, за исключением разрешенной выдачи денег в пределах 500 рублей с одного счета в месяц, а также сумм, уплачиваемых без ограничения для оплаты товаров и услуг в безналичном порядке. Несомненно, это были ограничительно-конфискационные меры, заслуживающие самого жесткого осуждения, но это не была тотальная «заморозка вкладов». Во-вторых, все ограничения на выдачу наличных со счетов были сняты через два месяца указом Горбачева №1708 от 22 марта 1991 года(http://russia.bestpravo.ru/fed1991/data01/tex11955.htm). В-третьих, тем же горбачевским указом было принято решение о компенсации потерь вкладчикам Сбербанка. Иными словами, и «заморозка» была снята, и компенсации были начислены до повышения цен 2 апреля 1991 года, а не после него.

Проблема денежно-товарной (не)сбалансированности российского рынка накануне либерализации цен 2 января 1992 года представлена в статье на редкость некорректно. Ситуация в России на рубеже 1991-го и 1992 года проиллюстрирована данными для другой страны и другого времени — для СССР в период с 1970-го по 1990 год. Вызывает глубокое недоумение и несуществующий термин, помещенный автором в таблицу, — «наличные бумаги». На фоне таких ляпов бледнеет даже ошибочная размерность (на два порядка) представленной в таблице обеспеченности денежных средств товарными запасами. Приходится констатировать, что подобная, строго говоря, халтура — тоже характерная черта гайдаровской школы.

Для понимания действительных масштабов разбалансированности рынка и ее эволюции в последние годы существования централизованно регулируемой экономики необходимо прежде всего взглянуть на реальные данные соотношения денежных средств населения и товарных запасов в торговле и промышленности (см. таблицу).

О чем говорят эти данные? Они говорят о том, что хотя кризис денежно-товарной сбалансированности российского рынка действительно имел место, пик его пришелся не на конец 1991 года, как это навязывает гайдаровская школа, а на конец 1990-го. Именно тогда товарные запасы в торговле и промышленности составляли лишь 12 копеек на 1 рубль денежных средств населения. На конец 1991 года это соотношение, пусть ненамного, но все же увеличилось — до 14 копеек. Однако поскольку ограничения на использование компенсаций по банковским вкладам еще продолжали действовать и вкладчики не могли ими пользоваться (до марта 1992-го), то на самом деле на 31 декабря 1991 года более корректным является соотношение товарных запасов к денежным средствам без компенсаций, равное 17 копейкам. Такая величина больше не только показателя 1990 года, но и даже 1989-го.

Иными словами, фактическая денежно-товарная сбалансированность российского рынка в конце 1991 года на самом деле была немногим лучше, чем в течение двух предшествовавших лет.

Следовательно, утверждения гайдаровской школы о том, что своего относительного пика денежный навес достиг именно к концу 1991 года, скорее всего, не соответствуют действительности. Разрушение потребительского рынка последних месяцев 1991 года, скорее всего, было вызвано не только и не столько фактическим дисбалансом между объемом доступных гражданам денежных средств и наличными товарными запасами (в 1989 и 1990 годах ситуация была хуже), сколько результатом психологической паники, возникшей после публичных заявлений властей о неизбежной и скорой либерализации цен.

Но даже такая картина, представленная в таблице с корректными данными, является все равно неполной и неточной. Это картина, если что отражает, то только ситуацию в жестко регулируемой, контролируемой, еще не либерализованной экономике, со спросом граждан, вынужденно ориентированных властями на приобретение исключительно потребительских товаров. Если бы у власти оказалось правительство либеральных, а не номенклатурно-бюрократических реформаторов, то оно предприняло бы элементарные шаги по открытию для граждан рынков других товаров и услуг, до того времени запрещенных для реализации гражданам. Например, оно сняло бы ограничения на приобретение производственно-технического оборудования, грузового и пассажирского транспорта, квартир, магазинов, предприятий бытового обслуживания, других объектов малой приватизации, недвижимости, земельных участков сельскохозяйственного, производственного, жилищного назначения, иностранной валюты — то есть всего того, что тогда предлагал, например, Григорий Явлинский.

Тогда практически сразу же товарная часть приводимого выше товарно-денежного соотношения увеличилась бы в разы, скорее всего, ликвидировав проблему его дисбаланса.

В этом случае расширение товарного предложения было бы настолько значительным, что даже немедленное снятие ограничений на использование компенсаций по банковским вкладам населения не смогло бы заметно осложнить рыночную ситуацию. Более того, расширение товарного предложения означало бы столь же незамедлительное превращение так называемых «фиктивных» и «иллюзорных» сбережений граждан во вполне осязаемые.

Назаров делает вид, что не понимает ответа на элементарный вопрос: как можно и как нужно было компенсировать вклады граждан? Ему кажется, что в случае предлагаемого им варианта индексации вкладов (в соответствии с темпами инфляции) ему удастся напугать читателя размерами «бомбы замедленного действия» (внутреннего государственного долга) в 60% ВВП. Однако государственный долг представляет макроэкономическую угрозу не тогда, когда он существует, а лишь тогда, когда власти игнорируют проблему и не хотят заниматься ее преодолением.

Например, российский внешний долг, унаследованный от СССР и составлявший в 1991 году 12,5% российского ВВП, при проведении безответственной экономической политики за восемь последующих лет, к 1999 году, вырос до 77% ВВП. Однако при проведении разумной бюджетной и долговой политики за следующие девять лет, к 2008 году, размер российского внешнего долга упал с 77 до 2% ВВП. На таком фактическом фоне недавней истории собственной страны может ли кого-либо напугать величина государственного внутреннего долга в 60% ВВП?

Но представитель гайдаровской школы не был бы самим собой, если и в этом случае не обошелся бы без весьма показательных умолчаний. Если не прекращать индексацию сбережений граждан в 1998 году, на котором почему-то остановился Назаров, а продолжить ее проведение, например, до 2012 г., то размер индексированных по инфляции советских вкладов в Сбербанке составлял бы сейчас около 15% ВВП. И это та величина «бомбы замедленного действия», которой можно кого-то напугать?

Но предлагаемый для обсуждения и тут же отвергаемый ответ об индексации советских вкладов очередной раз убедительно проявляет важнейшую характерную черту гайдаризма — циничной бюрократически-номенклатурной политики, возводящей безответственность власти перед своими гражданами в подлинный культ: как это может быть, чтобы государство компенсировало людям то, что оно у них забрало? Это же просто невозможно!

Но и обсуждаемая Назаровым индексация сбережений — это далеко не самый лучший вариант, он является, что называется, second best. Существует гораздо более популярный, более естественный и более традиционный способ сохранения сбережений граждан — проведение либерализации не только товарных цен, но и всех других экономических параметров, включая и, естественно, цен на деньги. Иными словами, проведение либерализации процентных ставок, переход к рыночному способу их формирования по всем предоставленным и предоставляемым кредитам, переход к реально положительным (по отношению к инфляции) их значениям.

Такие действия позволили бы сохранить сбережения граждан без внедрения технически более сложного механизма их компенсации. Но Гайдаром не было сделано ни первое (обсуждаемое Назаровым), ни второе (сделанное во многих переходных странах). Цены на товары для приобретения гражданами были либерализованы, а вот ставки по кредитным ресурсам, заимствованным правительством у населения, остались регулируемыми. Иными словами, с самого начала это были двойные стандарты — закон действует для всех, кроме меня и моих друзей. Как и во многих других случаях, подход Гайдара был селективным, избирательным, элитарным.

Уничтожение сбережений граждан было проведено следующим образом.

Средства граждан, накопленные к 1990 году на счетах в Сбербанке СССР (369 млрд руб.), правительство Николая Рыжкова изъяло и направило на финансирование дефицита союзного бюджета. Своим постановлением от 11 декабря 1990 года Верховный Совет СССР поручил Совету министров СССР до 31 декабря 1991 года оформить надлежащим образом возникшую задолженность перед Сбербанком. Несмотря на неоднократные обращения Сбербанка СССР и Госбанка СССР по этому поводу, ни правительство Рыжкова, ни правительство Павлова этого не сделали.

Своим письмом от 15 апреля 1991 года(http://gaidar-arc.ru/file/bulletin-1...icle/file/2450) глава Госбанка СССР Виктор Геращенко известил правительство о том, что Госбанк приступил к начислению платы за пользование правительством кредитными ресурсами (в том числе полученными от Сбербанка) в размере 5% годовых. К тому времени инфляция в годовом измерении составляла уже примерно 95% годовых. Таким образом, реальная процентная ставка по изъятым у граждан сбережениям с самого начала оказалась сильно отрицательной. По итогам всего 1991 года индекс потребительских цен в России вырос до 168%, величина номинальной ставки по займам осталась неизменной, а реальной ставки снизилась еще более.
Ответить с цитированием
  #29  
Старый 10.11.2015, 17:14
Аватар для Больная совесть либерализма
Больная совесть либерализма Больная совесть либерализма вне форума
Местный
 
Регистрация: 05.09.2011
Сообщений: 333
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Больная совесть либерализма на пути к лучшему
По умолчанию Что сделали Гайдар и Чубайс (21 тезис)

Несколько комментариев, сделанных мною в обсуждении одного из предыдущих текстов, читатели попросили вынести в отдельный пост. Выполняю их просьбу, немного расширив и уточнив эти комменты, а также сопроводив их несколькими цитатами.

Что было накануне (до рубежа 1991-1992 гг.)?

1. В стране наблюдался огромный подъем либерально-демократического движения. На антикоммунистические митинги в Москве выходили сотни тысяч человек. Широкая демократическая коалиция победила на выборах Председателя Верховного Совета России 12 июня 1990 г., на выборах Президента России 12 июня 1991 г., под ее руководством была одержана победа над организаторами путча ГКЧП 19-21 августа 1991 г.

2. Ключевая задача переходного периода (наряду с развитием и укреплением демократической политической системы и правового порядка) заключалась в передаче активов, находившихся в государственной собственности, российским гражданам (либо бесплатно, либо в обмен на накопленные ими сбережения и/или заимствованные ими средства, либо в какой-то пропорции между бесплатной передачей и платной приватизацией).

3. Подавляющее большинство производственных активов («заводов, газет, пароходов») на территории России находилось в государственной собственности и принадлежало т.н. «общенародному государству», т.е. потенциально — всем российским гражданам.

4. У большинства российских граждан были значительные сбережения (в Сбербанке, в появившихся накануне коммерческих банках, в ценных бумагах, в наличных на руках); по состоянию на конец 1991 г. сбережения граждан составляли примерно 40% ВВП.


Что сделали Гайдар и Чубайс?

5. В 1989-91 гг. Е.Гайдар стал добровольным консультантом и автором экономической программы имперско-консервативной группы депутатов Съезда народных депутатов СССР «Союз». Один из руководителей этой группы В. Алкснис писал: «Е.Гайдар был консультантом группы „Союз“ по экономическим вопросам и был одним из авторов нашей экономической программы... Могу еще раз подтвердить, что Е. Гайдар... был сторонником регулируемой государством рыночной экономики, причем регулируемой достаточно жестко».

6. В ноябре 1991 г. Е.Гайдар и А.Чубайс стали членами российского правительства и получили возможность уже не только советовать властям и депутатам, но и самим на практике воплотить модель общественного устройства, какую они до этого разрабатывали, и какую пропагандировал, в частности, С.Кугушев, ближайший друг и советник Е.Гайдара в 1987-91 гг.: «... именно блок настоящих предпринимателей и армии, спецслужб, опирающийся на широкую народную поддержку, способен приостановить дальнейшее разграбление страны и провести приватизацию в интересах всего народа... если оставить эмоции и обратиться к историческому опыту самых разных стран, выбиравшихся из ужасов тоталитаризма к рынку; то следует признать: в любом случае реформы опирались если и не на военную силу непосредственно, то на очень жесткую власть» (Кугушев С. Пока не приватизирован Кремль. — «Комсомольская правда», 6 февраля 1991 г.).

7. Ключевую роль в создании указанной «модели общественного устройства» играл фактор первоначального (в ходе реформ) распределения собственности и власти. Еще в статье «Частная собственность — новый стереотип» в «Московских новостях» от 8 октября 1989 г. Е.Гайдар отмечал, что главное в ходе предстоящих реформ — не максимальное распространение свободных рыночных отношений, частной собственности и свободы предпринимательства, а «правильное распределение собственности и власти»: «Рыночные отношения отнюдь не являются едиными для всех без исключения стран и народов... рынок не дает однозначного ответа на вопрос: кто должен присваивать результаты производства — он может обслуживать самые разные социальные структуры. Все зависит от распределения собственности и власти».

8. Став руководителем экономического блока российского правительства, а затем и возглавив его, Е.Гайдар радикально увеличил государственные расходы и дефицит государственного бюджета, катастрофически ослабил денежную политику. Е.Гайдар так описывал свои действия по развалу финансовой системы: «... усилились требования ослабить денежную политику и серьезно увеличился дефицит бюджета. Когда мы более не могли противостоять давлению, мы потеряли возможность проводить жесткую денежную и финансовую политику».

9. В результате проведения Е.Гайдаром намеренно ослабленной бюджетной и денежной политики была развязана гиперинфляция — по сравнению с ростом цен в 1991 г. в 2,7 раза (который на фоне практически ценовой стабильности советского времени вплоть до конца 1980-х годов казался совершенно небывалым) кумулятивный рост цен только в 1992-94 гг. составил 775 раз.

10. Гиперинфляция уничтожила практически все накопленные частные сбережения граждан и имевшиеся на счетах предприятий денежные средства.

11. Производственные активы, унаследованные от советского «общенародного государства», А.Чубайс передал в основном следующим социальным группам — бандитам, коммунистической номенклатуре, красным директорам, элите ВПК, спецслужбам. А.Чубайс: «В чем политическая конструкция? Политическая конструкция в том, что мы отдали собственность тем, кто был к ней ближе. Бандиты, секретари обкомов, директора заводов. Они ее и получили...». А.Гайдар: «... другие группы, например, военнослужащих, сотрудников МГБ [так в тексте. — А.И.]... тоже нельзя было игнорировать».

12. Во многом по инициативе и с активным участием Е.Гайдара был разгромлен важнейший демократический институт страны — парламент. А.Шохин: «В итоге схема Егора была жесткой. Борис Николаевич должен понять, что единственный „его“ кандидат — это Гайдар. Если не Гайдар, то к едреной матери весь Верховный Совет, и съезд нужно разогнать». А. Кох: «Петя, помнишь мою теорию про 3 октября 1993 года ? О том, кто это придумал?» П.Авен: «Помню, конечно. Алик считает, что это Егор подговорил Ельцина распустить Верховный Совет. И в случае чего не бояться силовой конфронтации». А.Нечаев: «Допускаю, кстати». Е.Гайдар: «Очень долго, на протяжении всего 1992 года, я решительно отвергал любые идеи конфронтационного, силового разрешения противоречий с парламентской оппозицией. Но в 1993 году убедился... Вступив на путь прямой, открытой конфронтации, надо быть готовым при необходимости применить силу» (Гайдар Е. Дни поражений и побед. С. 276).

13. Е.Гайдар и А.Чубайс сыграли ключевую роль в подчинении власти российского демократического движения и в его дальнейшем уничтожении. Л.Пономарев: «Он [Е. Гайдар. — А. И.] мне прямо сказал, что его не устраивает широкое, неуправляемое демократическое движение, он намерен был создать компактную партию. „У коммунистов надо брать лучшее — дисциплину“, — говорил он. Создавая партию власти с жесткой дисциплиной, Гайдар переманивал кадры из „ДемРоссии“».

Основные результаты «реформ Гайдара-Чубайса».

14. Был разрушен пусть несовершенный, но действовавший в СССР правовой порядок, уничтожены господствовавшие в обществе представления о справедливости, надежды на то, что в России государство может принимать правовые решения. А.Чубайс: «Мы признавали, что приватизация дала собственность тем, кто наиболее влиятелен, что и определило ее несправедливость, но при этом мы отдали ее легитимным путем, а легитимность идет от государства». А. Чубайс: «Представление о справедливости у народа мы сломали ваучерной приватизацией».

15. Либерально-демократическое движение, лидировавшее в стране в конце 1980-х — начале 1990-х годов, было разгромлено. Независимый средний класс, предъявлявший в конце 1980-х — начале 1990-х устойчивый спрос на создание либерально-демократической политической системы, был уничтожен.

16. Идеи либерализма, демократии, верховенства права были дискредитированы. Свое авторство в этом деле признавал, в частности, и сам Е.Гайдар: «Связывать с моим именем надежды тех, кто хочет построить в России реально функционирующую демократию, мне кажется ошибкой».

17. В результате предоставления бюджетной помощи, государственных кредитов, раздачи унаследованной от СССР собственности была создана новая российская олигархия, купающаяся в роскоши, политически абсолютно сервильная, в своей общественной деятельности полностью зависимая от государственной власти.

18. В условиях разрушенного правового порядка и дискредитированной демократической политической системы со стороны несиловой олигархии возник мощный спрос на услуги спецслужб по защите нелегитимно приобретенной ею собственности от претензий обманутых и обворованных.

19. Захват спецслужбами политической власти в стране, начатый в ноябре 1991 г. Е.Гайдаром, продолженный разгромом парламента в октябре 1993 г., финансовым кризисом 1998 г., был увенчан в августе 1999 г. назначением на пост наследника российского президента непосредственно представителя спецслужб.

20. Получив высшую власть в стране, спецслужбы поставили под свой контроль государственный аппарат, представительную и судебную ветви власти, СМИ, крупный и средний бизнес, общественные организации, регионы. Сколько-нибудь заметные оппозиционные партии, движения, СМИ, бизнесы были разгромлены. На практике была воплощена модель корпоративистского государства, в котором вся полнота власти принадлежит КССС — Корпорации сотрудников спецслужб, модель, которую в конце 1980-х годов разрабатывали и фундамент которой в 1990-х годах создавали Е.Гайдар и А.Чубайс.

21. В отличие от судеб многих лидеров и активистов российского либерально-демократического движения — Г.Старовойтовой, С.Юшенкова, Ю.Щекочихина, А.Политковской, М.Салье, Б.Немцова — судьбы Е.Гайдара и А.Чубайса сложились иначе. КССС и пальцем не тронула ни одного, ни другого. Более того, она по достоинству оценила работу «отцов-основателей» своего режима: Е.Гайдар получил от КССС освобождение своего института от всех налогов и платежей, а после смерти — запрет на критику, исключительно позитивное освещение «жизни и деятельности», а также президентский Указ о государственном увековечивании его имени, А.Чубайс — государственную компанию с фактически неограниченным бюджетным финансированием.

http://www.echo.msk.ru/blog/aillar/1520262-echo/
Ответить с цитированием
  #30  
Старый 03.12.2015, 22:17
Аватар для Накануне.RU
Накануне.RU Накануне.RU вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 24.09.2013
Сообщений: 78
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Накануне.RU на пути к лучшему
По умолчанию Борис Николаевич "Пиночет" и 25 лет экономических реформ в России

http://www.nakanune.ru/articles/111188/
02.12.2015 10:00 Мск


"Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут" Анатолий Чубайс

"Ну и что? Тот, кто умирает, заслужил свою смерть" Егор Гайдар

Россия обладает крупнейшими месторождениями никеля, мы занимаем второе место в мире по запасам нефти, наша страна первая по запасам железа, в России крупнейшие в мире запасы газа, мы занимаем второе место по запасам золота. Почему же до сих пор, после 25 лет либеральных реформ в экономике, про нас можно сказать: Россия - это богатая страна очень бедных людей? Если познакомиться с фактами, статистикой и цифрами, то можно прийти к выводу, что нас постигла какая-то невероятная природная или техногенная катастрофа.

Можно будет предположить, что Советский Союз пострадал в результате крупной войны, которая повлекла за собой вымирание коренных народов (вымирание 15 млн россиян - это только то, что поддается исчислению, с учетом тех, кто не родился, кто ушел раньше из жизни - около 25-35 млн человек, по разным оценкам), потерю огромной части территории (15 республик), общество постигла полнейшая деградация, морально-нравственный упадок, зато произошел рост криминала, началось обнищание (если в советское время бедных, по самым жестким оценкам, было, пускай, даже 30 млн человек, то к 1996-98 гг. - уже около 110-120 млн человек, а нищих - тех, кто уже просто на грани выживания - по официальным данным, было около 35 млн человек) и "узаконенное" рабство (наша валюта является вспомогательной).

Но нет, это была не война, это были рыночные реформы и "свободные 90-е": пляшущий президент, хорошо одетые "авторитетные" люди на черных машинах, голливудские улыбки и богатейшая обстановка банков – храмов новой религии, которая смела былое государство.

Ельцин танцует, Ельцин|Фото: gdb.rferl.org

Сегодня, когда в Екатеринбурге открылся Ельцин-центр, и нынешний глава государства – преемник Ельцина – призвал "учиться у истории" – пора "посчитать по осени цыплят". Что дали нам 25 лет экономических преобразований, что обещали нам Ельцин и Гайдар – что в итоге получила страна?

Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, доктрина шока, шоковая терапия, 1990 г., экономика катастроф|Фото: bump.ru

Удивительно, но кроме "мы стали свободнее" и "магазины наполнились" – то есть плодов пропаганды и воронки общества потребления, в которую нас втянуло, конкретно назвать, в чем же нам стало жить лучше, сторонники Гайдара не могут. Если же говорят, что были заложены основы для эффективной экономики – остается только спросить "и где она?" Но реформаторы без устали брались за новые законопроекты в течение всех 25 лет, и даже недавно, в свое президентство, Дмитрий Медведев трубил о необходимости экономической модернизации и слезания с "нефтяной иглы" (а на нее мы подсели именно в 90-е).

"Все 90-е гг. плотно вошли в сознание 95% россиян, несмотря на все усилия пропаганды и манипулирование сознанием, как эпоха социального геноцида, погрома, уничтожения на корню реального сектора, вошли в сознание как эпоха социального дарвинизма и даже лютой ненависти, презрения к своему народу со стороны правящей тусовки, - рассказывает в беседе с Накануне.RU независимый экономист, биржевой аналитик Владислав Жуковский. - То есть эти все люди типа Гайдара, Чубайса, Ельцина, Черномырдина - ну, их там много, тот же Кудрин, эта банда либерал-реформаторов - они на самом деле прикрывались красивыми, во многом правильными и своевременными лозунгами о том, что действительно нужно развивать конкуренцию, необходима гласность, свобода слова, свобода предпринимательства, демонополизация политической системы, раскрепощения трудящихся масс, повышения уровня жизни. Но эти же люди уничтожили как таковую суть частной собственности, полностью дискредитировали ее ваучерной приватизацией. Они уничтожили малый бизнес как таковой, реально задавили так называемые демократические институты, ради которых и затевалась вся эта перестройка".

дефецит, пустые полки, перестройка|Фото: lenta.ru

Ради чего вообще затевалось реформирование? По официальной версии, плановая экономика дала трещину и набила оскомину - в общем, хороши любые банальности по поводу экономики Советского Союза, которая как-то 70 лет простояла под постоянным внешним давлением (санкции придумали не сегодня, эта система экономических рычагов влияния работает с 1918 г. и серьезно усилилась после Второй мировой войны, уже не говорим про психологический фактор Холодной войны и ядерную опасность), и все же сегодня нам говорят, что СССР умер бы с голоду, если б не Гайдар и свободный рынок. Это не так, говорит Владислав Жуковский:

"То, что писали Гайдар с Чубайсом, - ну, это просто бред. У нас не было вообще проблем с производством. Если сравнивать с производством при Ельцине, то мы всего производили в 2-4 раза больше, по многим отраслям в десятки раз больше".

Перед перестройкой, действительно, начались проблемы - поздняя советская номенклатура загнивала, планирование давало сбои, и реформы Горбачева, которые он проводил с 1985 г., заложили фундамент для возникновения голода. Но даже единомышленники Гайдара признают – голода бы не было. Хотя Ксюша Собчак и рассказывает, как ее отец не допустил второй блокады Ленинграда и спасал вымирающий город, выбивая гуманитарную помощь с Запада.

Ксения Собчак|Фото:Super.RU

"По рассказам отца, самым сложным периодом для него была зима 1991—1992 гг., когда в результате шоковой терапии город голодал, - рассказывала в СМИ светская львица Собчак. - Магазины стояли пустые, продукты выдавали по талонам. Папа добился того, чтобы Запад начал оказывать городу гуманитарную помощь. Он лично встречался по этому поводу с канцлером Германии Гельмутом Колем и президентом Франции Франсуа Миттераном. А также под личную ответственность разбронировал государственные запасы продовольствия, предусмотренные на случай войны. И ездил ночью разгружать груз с гуманитарной помощью, чтобы ее не разворовали. "Город, переживший блокаду, — говорил папа, — не должен вновь узнать, что такое голод".

дефецит, пустые полки, перестройка|Фото: master-netbuk.ru

Перечит мемуарным фактам юной особы о спасителе Ленинграда 2.0 сотрудник Института экономики РАН Ренальд Симонян. Он писал: "Обойтись без голода удалось не благодаря Гайдару, Чубайсу и Коху, а потому, что русский народ способен приспосабливаться". Даже член команды Гайдара Петр Авен считал, что "спасение страны от голода" - всего лишь миф, в одном из интервью после смерти Гайдара он сказал:

"А теперь я хотел бы поговорить еще об одном (ставшем в последнее время дискуссионным) тезисе, что команда Гайдара спасла Россию от голода, холода и гражданской войны. Я как либеральный экономист, считаю, что, если правительство народу не мешает жить - ни голод, ни холод не возникают. И хотя в 1991 г. магазины были пусты и купить, не выстояв длинную очередь, ничего было нельзя, я не видел в Москве ни одной павшей лошади, чтобы ее на куски резали на Тверской, как в 1918 г. в Петрограде. Более того, я помню, что в Москве в 1991 г. работали рестораны, и в квартирах тоже никто особенно с голоду не умирал, да и о холоде были панические разговоры, но реально особого холода не было. На мой взгляд, крайности хвалебные провоцируют крайности ругательные".

Со стопроцентной уверенностью можно заявить только одно - страна продолжала работать, производить, совхозы и колхозы могли поставлять зерно, но его закупали на Западе. Было ли место саботажу, политическим интригам или просто неграмотной политике – уже "совсем другая история". Но как результат - и на валютном рынке царил хаос.

"Уже тогда создавались разного рода посредники и кооперативы, которые выводили деньги из реального сектора экономики - вот это спровоцировало резкий рост цен, резкий рост денежной массы и товарный дефицит. Поэтому когда либералы говорят, что они в 90-х спасли страну - они на самом деле не спасали, а добивали ее после той разрушительной экономической политики, которую они еще учинили, по большому счету, в 86-90-х гг.", - отмечает Владислав Жуковский.

Горбачев, перестройка|Фото: lenta.ru

Михаил Горбачев набрал кредитов у Запада и просил "еще"

Действительно, до края пропасти нас довел не Гайдар - Гайдар только помог спрыгнуть вниз. Взявшись реформировать СССР, Михаил Горбачев оказался совершенно некомпетентен, зато ретивость молодого коня в стремлении дружить с Западом восполняла все недостатки в прагматичности реформатора, а кредиты - все пробелы в неумелой политике.

"Мне кажется, это была некая утопия. Строить рынок в конце 20, начале 21 века - это все равно, что атомоходу, у которого загас атомный двигатель, натянуть паруса и выбросить для облегчения двигатель за борт, - рассуждает в беседе с Накануне.RU политолог, профессор Сергей Черняховский. - Рынок – это система движения по ветру, куда дует тенденция, туда и плывешь. В 15-17 веке, да, это хорошо работало, а потом появляются паровые суда, дизельные, атомные суда. И в условиях, когда у тебя уже был атомоход, но надо было разобраться с неполадками в двигателе – переделывать его под парусник? Всерьез этим заниматься может только умалишенный. Либо тот, кто хочет все это дело остановить и потихоньку растащить".

Милтон Фридман, экономический университет Чикаго, создатель теории монетаризма, родоначальник чикагской школы|Фото: luminous-lint.com

Профессор Чикагского университета Милтон Фридман

В это время последователи Милтона Фридмана из Чикагского экономического университета США зорко следили за Советским Союзом, как древние охотники на мамонта, которые уже пустили ядовитые стрелы и ждут – окажет яд влияние на зверя, и повалится он к их ногам, или же только разозлится, поймет, что на него идет охота, и растопчет врагов. Милтон Фридман был видным экономистом Штатов второй половины XX столетия, он лауреат Нобелевской премии 1976 г. (премию получил после того, как его теория "успешно" прошла обкатку в Чили, о чем пойдет речь ниже). Фридман обладал феноменальной способностью притягивать последователей и вдохновлять своей идеей студентов. Можно сказать, он основал не столько экономическое учение, сколько религиозно-экономическое.

Доктрина шока, так или иначе, работает по сей день – чтобы ввести кардинальные новшества в экономику, развернуть ее и дать свободу рынку, нужно воспользоваться катастрофой, учил Фридман. Когда люди напуганы, растеряны, когда боятся за свою жизнь - вряд ли они будут особенно беспокоиться о таких вещах, как крупные капиталы, банки, инвестиции, приватизация. Шок может быть естественным - от цунами, как в Шри-Ланке, где земли, освобожденные от школ и жилищ, занимаются под отели. Землетрясения, наводнения, как в самих Штатах после урагана Катрина – государственные школы не стали восстанавливать, а создали частные (Фридман выступает за частные школы, государство не должно вмешиваться в образование, чтобы дать свободу рынку, а обучение - это тоже "продукт", который необходимо покупать). Потому такое большое внимание последователями экономиста уделяется созданию негосударственных структур. Шок чаще всего бывает от военного переворота (как было в Чили), военного вторжения, как в Ираке, где шок и бедственное положение людей используют для введения новых экономических реформ, для наводнения рынка "Страбаксами" и "Пиццей Хат". Несмотря на свою античеловечность, теория Фридмана была привлекательна, и среди его последователей есть несколько наиболее одиозных президентов США, премьер-министры Великобритании, российские олигархи, министры финансов Польши, а главное - диктаторы стран третьего мира, директора Международного валютного фонда и три последних руководителя Федеральной резервной системы США.

Милтон Фридман, экономический университет Чикаго, создатель теории монетаризма, родоначальник чикагской школы|Фото: si.wsj.net

Изначально "чикагские мальчики" выглядели так

Фридман был уверен, что кризис и катастрофы создают "чистый лист", на котором может быть "начертан новый мир" удивительных возможностей для капитализма. Как описывают эффект эксперты: "Нужно использовать момент коллективной травмы для применения радикальной социальной и экономической инженерии" (Наоми Кляйн, "Доктрина шока"). Главный завет в идеологии этой доктрины - государство не должно вмешиваться в экономику, тогда экономика, подчиняясь собственным внутренним правилам, как природа гармонично контролирует приливы и отливы морей и океанов, так и гордый свободный дикий рынок сможет самостоятельно и гармонично обеспечивать новый мировой порядок.

Только не надо мешать "природе" капитализма, не надо брать в тиски государственности, контролировать, субсидировать, содержать школы и больницы, выделять деньги "бюджетникам", контролировать цены - вы этим только мешаете рынку. Разрешите ему развиваться по своим правилам, и останется только пожинать плоды в экономическом эдеме. Вряд ли кто-то по своей воле пошел бы на поводу фантазий идеолога такой системы, философа, окруженного в Чикагском университете не последователями, а апостолами, апологетами новой теории – ведь при здравом рассмотрении дела становится понятно, что это безумие. Применять законы ноосферы, о которой не так много и известно, к тому, что находится в пределах человеческого понимания - все равно, что использовать квантовую физику для создания оригами. К тому же, если сравнение с природой и диким рынком можно продолжить – то, что хорошо для "баланса" в природе, не всегда хорошо для системы экономической? В дикой природе есть цунами, хищники, обвалы, извержения вулканов. И если отдать свою жизнь на волю случая в дикой природе, то это будет совсем не эдем. То же самое с капитализмом, который постоянно сотрясается от кризисов и обвалов, депрессий. Но учтем, что такого дикого рынка, совершенно свободного от вмешательств государства, не было ни в США, ни в одной из развитых стран Запада. Фридман только представлял, насколько прекрасным будет его детище, а в США начали обучать его теории экономистов из других стран, чтобы они, вдохновленные, возвращались к себе и творили "свободные рынки".

Аугусто Пиночет|Фото: trendymen.ru

Первым мышонком в лаборатории Фридмана стало государство Чили. Чтобы внедрить новые идеи, надо действовать быстро, наставлял профессор Чикагского университета Аугосто Пиночета, совершившего военный переворот и установившего в Чили диктатуру. Ему было поручено молниеносно производить необратимые изменения, пока охваченное кризисом общество не придет в себя. Фридман утверждает, что "у новой власти есть от шести до девяти месяцев, когда можно добиться основных перемен; если она не использует этот шанс и не предпримет решительных действий в этот период, ей не будут даны другие столь же богатые возможности". Фридман посоветовал Пиночету совершить моментальное преобразование экономики: снизить налоги, дать свободу торговле, приватизировать часть государственных функций, уменьшить расходы на социальную сферу и ослабить государственный контроль.

Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, доктрина шока, шоковая терапия, 1990 г., экономика катастроф|Фото: bump.ru

Так "чикагские мальчики" выглядели уже в России

Идея использовать кризисы и бедствия была присуща школе Милтона Фридмана с самого начала – эта фундаменталистская версия капитализма всегда нуждается в катастрофе, чтобы двигаться вперед. Нечто подобное произошло в России в 1993 г., когда Ельцин послал танки и велел открыть огонь по зданию парламента. Это связало руки деятелям оппозиции, позволило провести приватизацию по сниженным ценам и породило печально известных русских олигархов. Эффект шока для Маргарет Тэтчер в Великобритании вызвала война на Фолклендских островах в 1982 г. - так железная леди прекратила забастовки шахтеров. Если у вас много дури бегать и кричать по улицам, как бы сказала она протестующим – то все молодые и сильные должны отправиться на войну. В Англии до сих пор считают эту войну странной, необоснованно жестокой и кровопролитной. Тогда в Великобритании удалось осуществить безумную программу приватизации. Для Ельцина роль "маленькой победоносной войны" должна была сыграть Чечня. Исследователи "Доктрины шока" отмечают, что за последние 30 лет, где бы ни применялась политика чикагской школы, возникает альянс между немногочисленными крупнейшими корпорациями и группой самых богатых политиков, причем граница между этими группами была нечеткой и изменчивой:

"В России миллиардеры – частные игроки в таком альянсе – называются олигархами, в Китае их зовут "князьками", в Чили – "пираньями" , в США, в правление Буша, Чейни, – "первопроходцами". Эти политические и корпоративные элиты отнюдь не освобождают рынок от государства, они просто сливаются с ним, присваивая себе право распоряжаться ресурсами, которые ранее принадлежали обществу, от нефтяных скважин России до общественных земель в Китае или контрактов на восстановительные работы в Ираке при отсутствии конкуренции. Более точный термин для системы, которая стирает границы между Большим Правительством и Большим Бизнесом, – это не либерализм, не консерватизм и не капитализм, но корпоративизм. Ее главная характеристика – переход значительной массы общественного богатства в частные руки, часто при этом растут долги, возникает все более широкая пропасть между неимоверно богатыми и на все готовыми".

олигархи хозяева России, 90-ые, Ельцин, ельцинизм|Фото: delyagin.ru

В России миллиардеры – частные игроки в альянсе корпораций и самых богатых – называются олигархами

Кризис в нашей стране был готов, искусственно создавался дефицит, распускались слухи про грядущий голод и холод. Плюс ко всему, напоминает в беседе с Накануне.RU независимый экономист Александр Одинцов,в 70-80 гг. в мировой финансовой системе случился очередной глобальный кризис. Всего их было три – первый в Великую депрессию, второй в 1970-х, и нынешний – это третий кризис за последние 120 лет.

"Для западной экономики нужно было найти новые рынки, - говорит Одинцов. - А наша элита к этому времени созрела к тому, чтобы стать рынком Запада, люди ездили за границу – видели, какая там яркая буржуазная жизнь, культ потребления, полные магазины и красивые вещи – и вот эти два начала встретились. Во времена Горбачева это рассматривали, как логичное "потепление" отношений - чего нам наставлять друг на друга ракеты, когда мы так отлично взаимодействуем? Культивировалось разочарование в плановой экономике, и реформы Горбачева воспринимались с позитивом, несмотря на то, что люди по своей воле сдавали империю, но, вроде как, получали свободу. Народ был на подъеме. Казалось, все к лучшему. Ошибка Горбачева – он взял слишком большие займы, порядка 60 млрд, и стал активно импортировать товары. Правда, импортировал и технологии, и заводы. К моменту реформ Ельцина Россия стала банкротом, потому что во времена Горбачева мы набрали этих денег. Мы для Запада были просто как новый рынок. Они сделали очень простую вещь – посадили нас на иглу займов, взамен они получили рынок сбыта для своей продукции. Ельцин попал в очень сложную ситуацию. Фактически ему нужно было получить новые займы, чтобы обслуживать старые. Запад фактически навязал нам эти реформы - шоковую терапию в обмен на займы".

Егор Гайдар, приватизация, доктрина шока, шоковая терапия, 1990 г., экономика катастроф|Фото: stroysar.ru

Если говорить о целях преобразований 90-х гг. – это был слом старой системы. С этим справились быстро. А вот построение новой системы социально-экономических отношений вызывает вопросы до сих пор. Зато машина пропаганды работала получше, чем в "страшном 37-ом", потому что теперь это была не агитация, а реклама, это был пиар нового модного мира. По оценкам ведущих экономистов, даже теперь очевидно, что в ход был пущен противоречащий науке и здравому смыслу миф о том, что любая приватизация, вне зависимости от способа ее проведения, ведет к повышению эффективности производства по простой причине преимущества частной собственности над государственной (и это одна из заповедей Милтона Фридмана). Могли ли мы пойти другим путем? Конечно, сам народ выбирал совершенно другие реформы, но Доктрину шока нам прописали в довесок к кредитам. И все же Горбачев, который залез в долги и, как мадам Бовари, отчаянно нуждался в деньгах и любви, понимал, что использовать "Доктрину шока" демократический лидер, которым он себя мнил, не может.

Рейган, Горбачев|Фото: narod-president.ru

А вот Запад его подзуживал. Журнал The Economist в известной статье 1990 г. призывал Горбачева быть "сильным человеком… и подавить сопротивление, которое препятствует серьезным экономическим реформам". Только-только Нобелевский комитет провозгласил окончание Холодной войны, и вот The Economist советует Горбачеву брать пример с одного из самых скандальных убийц – Пиночета. В Washington Post вышла статья под заголовком "Чили при Пиночете: прагматическая модель для советской экономики". Намеки были прозрачными, и, тем не менее, друг Маргарет Тэтчер не обладал достаточной политической волей, чтобы пойти по дороге, вымощенной желтыми кирпичами кредитов МВФ. Природа, которая стала метафорой для теории Фридмана, по русской поговорке, не терпит пустоты, и вскоре Горбачев столкнулся с человеком, готовым стать "русским Пиночетом". Именно такой человек был нужен - но не СССР, а его врагам.

ельцин борис николаевич|Фото: gulaghistory.org

Команду Ельцина возглавлял Егор Гайдар, которого Ельцин назначил одним из двух заместителей премьер-министра. Петр Авен, министр в 1991-1992 гг., входивший в ближний круг Ельцина, вспоминал об этой группе: "Они отождествляли себя с Богом, поскольку верили в свое неоспоримое превосходство, и это, к сожалению, было типичной чертой наших реформаторов".

Сам Ельцин обещал много и красиво - еще до начала реформ, в 1991 г., Ельцин говорил: "Нам будет трудно, но этот период не будет длинным. Речь идет о 6-8 месяцах".

Однако обуздать гиперинфляцию правительству удалось только к 1997 г. В 1993 г. рост цен все еще составлял 840%, в 1994 — 214% ("Я оптимист и я верю, что в этом году к концу года будет стабилизация экономики", — говорит Ельцин в интервью западному каналу), в 1995 г. — 131%. Свести показатель к двухзначному числу удалось лишь к 1996 г., когда инфляция составила 21%.

ельцин центр фанфик, народное творчество|Фото: vk.com

"Если цены станут неуправляемы, превысят более чем в три-четыре раза, я сам лягу на рельсы"

1992 г. считается годом начала радикальных экономических реформ. В январе правительство дает старт либерализации цен, что должно было создать рыночную экономику в России. Отныне участники рынка могли сами устанавливать цены на свои товары. Несмотря на заявление президента, в январе 1992 г. инфляция составила 245%, за весь год достигла 2508%.

Также Ельцин обещал не пускать во власть олигархов. Но с 1994 г. все большую власть в стране стали приобретать ведущие банкиры и предприниматели - Владимир Гусинский (группа "Мост", владел и управлял НТВ), Михаил Ходорковский ("Менатеп-банк"), Владимир Потанин ("ОНЭКСИМбанк"), Борис Березовский ("Логоваз", владел ОРТ), Михаил Фридман ("Альфа-банк"). Среди самых громких примеров сотрудничества олигархов и государства можно назвать "залоговые аукционы" 1995 г., когда в обмен на кредиты бюджету в частные руки передавались пакеты акций крупнейших компаний России. Всего за этот период было приватизировано не менее 87 тыс. 600 предприятий.

Егор Гайдар, Борис Ельцин, доктрина шока, шоковая терапия, 1990 г., экономика катастроф|Фото: ngs24.ru

Джозеф Стиглиц, который был тогда главным экономистом Всемирного банка, называл русских реформаторов "большевиками рынка" за их преданность идее разрушительной революции – какая циничная ирония. Большевики разрушали старый мир для создания справедливого общества для всех – их сверхидеей был коммунизм. Сегодняшние революционеры передали государственное (читай - народное) достояние в руки узкой группе предпринимателей-политиков, создали новый класс феодалов, и именно тогда "олигархи" начали править страной. Однако между "революцией" в Чили и в России было много отличий, пишет исследователь "Доктрины шока". Публицисты отмечают, что Пиночет в ходе переворота упразднил демократические институты и приступил к шоковой терапии, Ельцин же начал шоковую терапию буквально "в условиях демократии", но когда народ взбунтовался, смог защитить доктрину шока, только упразднив все те свободы, которые обещал.

А произошло вот что - в 1993 г. парламент (демократически избранный) принял бюджетный законопроект, который не соответствовал требованиям МВФ (средний класс был уничтожен, страна катилась в бездну нищеты, стояли заводы, организованная преступность диктовала свои правила, олигархи прибрали к рукам СМИ – нужно было все это остановить, пока не поздно, считали они). В ответ Ельцин решил просто распустить парламент (как настоящий диктатор), но народ не поддержал инициативу роспуска парламента, а Ельцин все равно объявил о своей победе (он сказал, что страна стоит за него, хотя это было не так, судя по референдуму).

коллаж Ельцин, расстрел белого дома, разгон верховного совета, 1993, черный октябрь|Фото:

"На самом деле, Ельцин вместе с Вашингтоном ничего не могли поделать с парламентом, ведь он действовал согласно закону, но замедлял темпы шоковой терапии"

И сегодня сторонники реформ Гайдара говорят, что Егору просто не дали времени, слишком мало он был у руля власти. И если бы ельцинские реформы продолжались по сей день - цвела бы демократия и текли бы реками инвестиции. Хотя Милтон, как мы помним, утверждал, что основные перемены нужно внести за 6-8 месяцев - Гайдару хватило времени. Тезис, что Гайдара сместили слишком рано, когда он не успел довести до ума свои реформы, комментирует Сергей Черняховский:

"Понимаете, всегда тот недоучившийся волшебник, который, например, поджог дом, говорит, что ему не дали до конца все довести. Он поджог дом, испугались – пожар погасили, ему говорят: "Ну, что же ты наделал, полдома сгорело?!". А он отвечает, мол, так вы мне не дали до конца сделать, надо было, чтоб дом бы полностью сгорел, а потом зола удобрила бы землю, а из земли вырос бы новый дом. Естественно, что человек, который завел людей в болото, на упреки будет отвечать, что если бы мы головой окунулись, то, глядишь, попали бы в подводное царство, а там могущественный правитель, который дал бы нам много золота. Пропагандировалось разрушение советской системы – это было достигнуто. Пропагандировалась идея приватизации – осуществилось. То негативное, что пропагандировалось – разрушение было достигнуто. Цели созидательные достигнуты не были".

Ельцин пошел по стопам Пиночета и издал Указ №1400, объявил об отмене Конституции и распустил Верховный Совет. Парламент, естественно, сделал свой ход – импичмент. 636 голосов против двух. Произошло вооруженное столкновение между Ельциным (он поднял зарплаты, и армия в тот момент была за него) и парламентом. В этом случае, почему-то США не стали поддерживать умеренную оппозицию, а целиком перешли на сторону президента, который уже был очень далеко от демократического образа и действовал именно как диктатор. Белый дом окружили, отключили свет и отопление, через две недели – колючая проволока, водяные пушки.

"3 октября толпа сторонников парламента двинулась маршем к Останкинскому телевизионному центру с требованием передать их сообщение, – описывает те дни в своей книге общественник и публицист Борис Кагарлицкий. – Некоторые люди в толпе были вооружены, но большинство нет. В толпе были дети. Навстречу им вышли боевики Ельцина и начали расстреливать людей из автоматов".

расстрел белого дома, разгон верховного совета, 1993, черный октябрь |Фото:

Были погибшие. Ельцин распустил все местные советы по стране. Таким образом "молодая российская демократия" погибла, еще и не родившись. Запад полностью поддерживал действия Ельцина. И Евросоюз, и Вашингтон - одобряли все, что творилось у нас в стране. 4 октября 1993 г. Ельцин стал настоящим русским Пиночетом. Он приказал армии штурмовать Белый дом, здание охватил огонь, то самое здание, которое Ельцин еще недавно защищал.

"Коммунизм сдался без единого выстрела, - вспоминает первый штурм автор исследования "Доктрина шока" Наоми Кляйн, - но оказалось, что капитализм в чикагском стиле требует для своей защиты гораздо больше оружия: Ельцин собрал 5999 солдат, десятки танков и бэтээров, вертолеты и элитные вооруженные части – и все это ради защиты новой российской капиталистической экономики, которой не на шутку угрожала демократия".

Парламент обстреляли снарядами, пехотинцы открыли пулеметный огонь, охранники и депутаты начали выходить с поднятыми руками. Атака унесла 500 жизней, около тысячи человек были ранены. Питер Редуэй и Дмитрий Глинский, описавшие годы правления Ельцина в книге "Трагедия российских реформ", пишут, что было арестовано около 2 тыс. человек, некоторых доставили на стадион – это напоминает действия Пиночета после переворота 1973 г. в Чили.

"Атака Ельцина получила широкую поддержку" – заголовок "Вашингтон пост", на Западе это называли "победой демократии". В это время в России распустили выборные органы, остановили работу Конституционного суда, был введен комендантский час, пресса оказалась под цензурой. Западные советники и российско-чикагские мальчики лихорадочно писали новые законы. Последовало значительное сокращение бюджета, бешеная либерализация цен на основные продукты питания (а не ступенчатая, как в Китае), дальнейшая приватизация в самые быстрые сроки (неважно, кому и за сколько – говорил Чубайс – хоть с приплатой, главное создать класс собственников и не допустить возвращения коммунистов, которые опирались бы на промышленность).

коллаж, Ельцин, Пиночет|Фото: Накануне.RU

Олигархи и иностранные инвесторы грустили только от того, что рейтинг Ельцина падал быстрее, чем уровень жизни населения. Преемник? На какое-то время взгляды обратились к Примакову, но он не устроил олигархов, потому что начал поворачивать вспять гайдаровские реформы. Березовский в свое время из ссылки говорил в интервью израильским журналистам: "Примаков – это худший случай. То, что Путин делает дубиной, он бы делал скальпелем. И никто бы не заметил".

|Фото: www.vagrius.com

Ельцин для сохранения своей власти начал "маленькую победоносную войну" – в Чечне

Олигархи, как черт ладана, боялись прихода коммунистов, Зюганов уже чувствовал себя хозяином в Кремле. Чубайс активизировал "демократическое крыло" – то есть собрал олигархов, и даже враждующие между собой Березовский и Гусинский согласились, что нужно сделать все, но не пустить коммунистов к власти. Конечно, они подстраховались - активы переводились в оффшоры на Запад, но лишиться власти и имущества в России хозяева не торопились. В итоге выборы, которые другие сторонники Ельцина, боявшиеся провала, пытались отменить – состоялись. Олигархи "вбухали" в Ельцина $100 млн – и он победил на выборах. Хотя и это - тоже под сомнением. Дмитрий Медведев как-то обмолвился, что тогда победил "естественно, не Ельцин", но подтасовка была необходима, чтобы, не дай бог, снова к власти не пришли коммунисты. А там и до гражданской войны и пересмотра итогов незаконной приватизации недалеко - суды, суета, может быть, даже расстрелы? Борис Николаевич попал на второй срок. Кто Ельцина спонсирует, тот его и танцует - после избрания власть получили "бояре" при монархе. Начался период, вошедший в историю как "Семибанкирщина", когда страной управляли олигархи.

березовский борис абрамович предприниматель|Фото: www.jeremynicholl.com

Следующий виток "либеральных реформ" – распродажа народного достояния - всего, что нажил и создал, построил за 70 лет Советский Союз. Как определить этому цену? Как дать оценку тому, что до сих пор никогда не "выбрасывалось" на рынок? Продавали своим, делили между банкирами, "загоняли" дешево. 40% одной нефтяной компании, по объему сравнимой с французской Total, были проданы за $88 млн (за 2006 г. объем продаж Total составил $193 млрд). "Норильский никель", производивший пятую часть никеля в мире, был продан за $170 млн (его прибыль вскоре составила $1,5 млрд в год). Огромная нефтяная компания ЮКОС, в распоряжении которой находится больше нефти, чем в Кувейте, была продана за $309 млн - и стала приносить 3 млрд долларов. 51% акций нефтяного гиганта "Сиданко" оценили в $130 млн, а два года спустя на международном рынке стоимость сделки составила $2,8 млрд. Гигантский военный завод был продан за 3 млн долларов – по цене загородного дома на французском лыжном курорте. Скандальность этих акций заключалась не только в том, что государственные богатства России распродавались с аукциона за малую часть их реальной цены, но и в том, что их покупали на государственные деньги. Как пишут журналисты Moscow Times Мэтт Бивенс и Джонас Вернстейн, "горстка избранных получила нефтеносные земли российского государства даром в процессе грандиозного мошенничества, когда одна рука правительства передает деньги его другой руке".

перестройка, нищета, пенсионер|Фото: зона ч

Шло распределение и перераспределение всех возможных активов. Семья Ельцина разбогатела, как и семья его "наставника" Пиночета, - а его дочери и их супруги заняли важные посты в больших компаниях. Реформы были сведены к созданию фондового рынка и приватизации. Целью реформаторы провозглашали рыночную экономику, либерализацию цен, отказ от планирования и вмешательства государства в экономику. Как следствие – и это мы наблюдаем до сих пор – развал систем образования, медицины, науки. Ради чего вообще затевалось? Ради того, чтобы раздать людям осколки страны? Этими осколками стали ваучеры, которые должны были стоить, по самым скромным подсчетам Чубайса, как две "Волги" (не реки, а автомобиля). Но денег не хватало. Бюджет был сокращен. Выплата зарплат и пособий систематически задерживалась.

С 1996 г. под высокие проценты и гарантии государство стало выпускать ценные бумаги — "государственные краткосрочные обязательства" (ГКО), которые покупали различные предприятия, акционерные общества и организации. Внутренний государственный долг к 1998 г. составил 45% от федерального бюджета. Государство создало свою финансовую "пирамиду". Почти 10 лет страна ничего не производила, кроме денег, когда-то это должно было больно ударить. Олигархи работали, да, но деньги делали деньги, заводы покупались, продавались, за них стрелялись, за них лизались пятые точки чиновников. Но никто не работал, люди могли бастовать или идти торговать на рынок – производства не было, заводы ветшали. Когда деньги заканчивались, государство продавало государственные обязательства под сумасшедшие проценты. Тем не менее, Ельцин говорил:

"Девальвации рубля не будет. Это твердо и четко. Мое утверждение — не просто моя фантазия, и не потому, что я не хотел бы девальвации. Мое утверждение базируется на том, что все просчитано. Работа по отслеживанию положения проводится каждые сутки. Положение полностью контролируется".

Через два дня рубль обесценился в 4 раза, в России случился дефолт. 18 августа 1998 г. Кириенко заявил, что государство не сможет выплатить долги. ГКО – это была афера государства с банками. Народ опять обобрали до нитки. Был уничтожен средний класс. Олигархи устояли.

"В 1998 г. банки отказались возвращать людям деньги, которые они доверили. Ну, нечем! Народ еще раз обобрали до нитки. Страну отбросило на много лет назад. Все эти люди, поверившие в сказку капитализма, воспаряли… и были брошены в грязь. Пешки в чужой игре. Ой, чужой", - рассказывается в израильском документальном фильме "Олигархи".

макдональдс, 1990, Москва|Фото:

ООН признавала итоги реформ 90-х годов как беспрецедентные за всю историю существования современного человечества демонтаж и погром среднего класса

Подведем итоги - за годы экономических реформ у нас в стране не сложились условия для эффективной конкуренции, не создан и механизм накопления капитала у эффективных фирм, не сформировался необходимый набор стимулов для эффективного производительного использования ресурсов. Периоду "расцвета" реформ сопутствовало масштабное хищение госсобственности, перераспределение из общенародной собственности в карман олигархов. Все это закончилось социально-экономической катастрофой. Россия до сих пор расхлебывает утрату суверенитета, здравого смысла и ответственности, уверен экономист Владислав Жуковский:

"У нас до сих пор утрачен экономический суверенитет, финансовый, валютный, производственный, интеллектуальный, политический. Поэтому, если привести цифры того, что произошло в 90-е гг., то вот с ходу несколько цифр: ВВП страны примерно с 1991 по 1997 г. упал где-то на 45%. Промышленное производство упало на 60%, обрабатывающее производство сократило выпуск более чем в 5 раз, а большинство наукоемких высокотехнологичных производств с высокой добавленной стоимостью обвалилось в моменте не то, чтобы в 10-20 раз, а в сотни раз. Ну, ладно бы упало здесь - может, с социальной точки зрения стало жить лучше? На самом деле нет, потому что даже ООН признавала итоги реформ 90-х годов как беспрецедентные за всю историю существования современного человечества - демонтаж и погром среднего класса. Чтобы было понятно, у нас уровень жизни россиян упал в реальном выражении примерно в 10-15 раз, резко выросла пропасть между сверхбогатыми и сверхбедными, 1% населения страны контролировал в моменте львиную долю всех активов нашей экономики. Из страны было вывезено за рубеж больше 1 трлн долларов, реально, думаю, речь идет о сумме в два раза большей".

Самое страшное, что гайдаровщина и ельцинщина в российской экономике никуда не делись, и сегодня русского Пиночета, Ельцина, совершившего военный переворот, называют "самым демократичным президентом". Во главе экономического блока сидят последователи Гайдара, которые воздают ему почести, "оптимизируют" образование и медицину, переводя их на "рыночные рельсы", режут социальные расходы, повышают пенсионный возраст и замораживают пенсионные накопления, "борются с инфляцией", отрезая от денег реальный сектор экономики (только инфляция все равно растет), занимаются "улучшением инвестиционного климата" (когда на деле это лишь банковские кредиты или возвращенные в Россию через оффшоры капиталы, заработанные внутри страны), и в отсутствие лучшего - уповают на... приватизацию, то есть распродажу государственной собственности, доставшейся по наследству от "проклятого совка" - благо, еще осталось, что продавать, и тем самым худо-бедно латать дыры на штанах молодого капитализма. Да, все это происходит уже без "шока", но по сути - то же самое.

"До сих пор мы живем по идеологии, заложенной во времена Ельцина. Эта идеология говорит, что в России не нужна никакая идеология, народ - это аморфная масса, и нужно встраивать Россию в мировое политическое и экономическое пространство на правах сырьевого придатка. Это ущербная идеология, ведущая нас в тупик. Ельцин не смог стать таким лидером, который вывел страну на новый путь развития. Его имя, скорее, связано с разрушением. Гайдар и Ельцин "хорошо справились" с разрушением, но не предложили никакой созидательной идеи", - рассказывает Накануне.RU президент ассоциации "Росагромаш", сопредседатель МЭФ Константин Бабкин.

Ельцин танцует, Ельцин|Фото: otvet.imgsmail.ru

"Ельцин больше похож на продажного шута, чем на грозного диктатора. Но его экономическая политика, а также войны, которые он вел для ее защиты, заметно увеличили списки убитых в крестовом походе чикагской школы, списки, которые постоянно пополнялись, начиная с Чили 1970 х гг.", - резюмирует автор исследования "Доктрина шока" Наоми Кляйн.

Да, при отсутствии серьезного голода, эпидемии или войны никогда столько бедствий не выпадало на долю людей за столь короткое время. В России появились миллиардеры и бездомные дети - 17 "россиянских" олигархов против 3,5 млн бездомных ребятишек (по данным ЮНИСЕФ). Что вы там говорили про "слезинку ребенка"? Крушение Советского Союза было катастрофой для сотен миллионов, и Ельцин применил "Доктрину шока", чтобы получить власть и выслужиться перед "патронами" в Вашингтоне, вместо сохранения и развития всего того лучшего, что уже было. И скажете, о мертвых либо хорошо, либо ничего? Да мы не о тех мертвых, которым открывают капища за 7 млрд бюджетных рублей на фоне разговоров о необходимости "затянуть пояса". А о тех, кто не пережил 90-е, "не вписавшись в рынок". В итоге всех реформ пока "нового мира" достичь не удалось, но мы двигаемся заданным курсом уже 25 лет. Попытки продолжаются, плывем по ветру?..
Другие новости по темам: , доктрина шока, шоковая терапия, экономические реформы, 1990 г., Гайдар, Ельцин
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 20:35. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS