Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Политика > Вопросы теории > Национализм

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 12.12.2016, 21:36
Аватар для Людвиг фон Мизес
Людвиг фон Мизес Людвиг фон Мизес вне форума
Местный
 
Регистрация: 15.12.2013
Сообщений: 149
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Людвиг фон Мизес на пути к лучшему
По умолчанию 6376. Национализм

http://antisocialist.ru/papers/mizes...tsionalizm.htm

Пока нациями управляли монархи, идея о том, чтобы подогнать границы государства так, чтобы они совпали с границами между национальностями, не могла найти одобрения. Если властелин хотел включить провинцию в свое королевство, его мало беспокоило, согласны ли жители - подданные - со сменой правителей или нет. Единственное, о чем заботился властелин, достаточно ли имеющихся вооруженных сил для захвата и удержания территории. Собственное поведение публично оправдывалось ссылками на законность притязаний. Национальность жителей захватываемой территории вообще не принималась во внимание.

Именно с появлением либерализма вопрос о том, как следует устанавливать границы государств, впервые стал проблемой, не зависящей от военных, исторических и юридических соображений. Либерализм, в соответствии с которым государство создается по воле большинства людей, живущих на определенной территории, не допускает каких-либо военных соображений, которые ранее были решающими в определении границ государства. Он отвергает право на завоевание. Он не может принять аргумента о "стратегических границах" и считает совершенно непостижимым требование о включении клочка земли в состав какого-либо государства для того, чтобы укрепить передний край обороны. Либерализм не признает историческое право принца наследовать провинцию. В либеральном понимании король может править только людьми, а не территорией, жители которой рассматриваются как приложение к земельным владениям. Монарх милостию Божией носит титул по названию территории, например, "Король Франции". Короли милостию либерализма получили свои титулы не от названия территории, а от имени народа, которым они правили как конституционные монархи. Так, Луи Филипп носил титул короля французов, таким же образом сейчас существует король бельгийцев, как когда-то был король эллинов.

Именно либерализм создал правовую форму, с помощью которой могло бы быть выражено желание народа принадлежать или не принадлежать определенному государству, - плебисцит. Государство, к которому хотят принадлежать жители определенной территории, должно быть выявлено путем опроса. Но даже если бы все необходимые экономические и политические условия (включая антидискриминационные меры в отношении образования) были выполнены, чтобы не допустить сведения плебисцита к фарсу, даже если бы было возможно провести выборы среди жителей каждой общины и повторять такие выборы всякий раз, когда меняются обстоятельства, то некоторые нерешенные проблемы, конечно, все еще остались бы в качестве возможных источников трений между различными национальностями. Ситуация, когда приходится принадлежать к государству, к которому принадлежать не хочется, не менее тягостна, сложилась ли она в результате плебисцита или ее приходится терпеть в результате военного завоевания. Но она вдвойне трудна для человека, который отрезан от большей части своих соотечественников языковым барьером.

Быть членом национального меньшинства всегда означает быть гражданином второго сорта. Обсуждение политических вопросов, конечно, должно осуществляться в письменной или устной форме - в речах, газетных статьях и книгах. Однако эти средства политического просвещения и дискуссий не находятся в распоряжении языкового меньшинства в такой же степени, в какой ими обладают те, чей родной язык (язык, используемый в повседневной речи) - это язык, на котором ведется обсуждение. В конце концов политическая мысль народа - это отражение идей, содержащихся в его политической литературе. Облеченный в форму писаного закона результат политических дискуссий приобретает непосредственное значение для гражданина, говорящего на ином языке, поскольку он обязан подчиняться закону. Он испытывает чувство отстраненности от активного участия в отправлении законодательной власти или, по крайней мере, чувствует, что ему не позволили участвовать в нем в такой же степени, в какой это доступно тем, чей родной язык - это язык правящего большинства. И когда он предстает перед судьей или любым административным лицом как сторона, выступающая с прошением или петицией, он сталкивается с людьми, политическая мысль которых ему чужда, потому что она развивалась под воздействием иных идеологических влияний.

Но даже, помимо всего этого, уже сам факт того, что представителям меньшинства при по"явлении в суде или при общении с административными властями необходимо пользоваться чужим для них языком, ставит их во многих отношениях в невыгодное положение. Совершенно различно положение тех, кто предстает перед судом и может обратиться к судьям непосредственно, и тех, кто вынужден пользоваться услугами переводчика. На каждом шагу члена национального меньшинства заставляют ощущать, что он живет среди чужих и, даже если буква закона отрицает это, он - гражданин второго сорта.

Все эти неудобства создают очень тягостные ощущения даже в государстве с либеральной конституцией, в котором деятельность правительства ограничена защитой жизни и собственности граждан. Но они становятся совсем невыносимыми в интервенционистском или социалистическом государстве. Если административные власти имеют право вмешиваться куда угодно по своему усмотрению, если предоставленная судьям и официальным лицам свобода в выполнении их решений так широка, что оставляет место для действий по политическим предубеждениям, тогда член национального меньшинства оказывается предоставленным судебному произволу и угнетению со стороны государственных функционеров, принадлежащих правящему большинству. То, что происходит, когда школа и церковь также не свободны, а подчиняются указаниям правительства, уже обсуждалось.

Именно здесь нужно искать корни агрессивного национализма, проявления которого мы сегодня наблюдаем. Попытки усмотреть естественные, а не политические причины существующих сегодня между нациями неистовых антагонизмов также ошибочны. Все признаки врожденного, по общему мнению, чувства антипатии между народами, которые обычно демонстрируют в качестве примеров, существуют также и внутри каждой нации. Баварец ненавидит пруссака, пруссак - баварца. Не менее яростная ненависть существует и среди отдельных групп во Франции и в Польше. Тем не менее немцы, поляки и французы умудряются жить в мире в рамках своих стран. Особое политическое значение чувству антипатии поляка к немцу, а немца к поляку придает надежда каждого народа захватить политический контроль над пограничными районами, где немцы и поляки живут бок о бок, и использовать его для угнетения членов другой национальности. Стремление людей использовать школы, чтобы отдалить детей от языка их отцов, суды и административные учреждения, политические и экономические меры и даже прямую конфискацию имущества, чтобы преследовать тех, кто говорит на иностранном языке, - разжигает истребляющий пожар. Сегодня люди готовы прибегнуть к отчаянным мерам в целях создания благоприятных условий для политического будущего своей страны, и они создали в многоязычных районах систему угнетения, которая угрожает миру во всем мире.

Пока либеральная программа полностью не осуществлена на территориях со смешанной национальностью, ненависть между членами различных наций должна становиться все более жестокой и продолжать разжигать новые войны и восстания.

Из книги "Либерализм в классической традиции"
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 04.11.2019, 09:28
Аватар для Чистый исторический интернет
Чистый исторический интернет Чистый исторический интернет вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.04.2016
Сообщений: 422
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Чистый исторический интернет на пути к лучшему
По умолчанию НАЦИОНАЛИЗМ

https://w.histrf.ru/articles/article/show/natsionalizm

НАЦИОНАЛИЗМ - политические идеология и практика, основанные на представлении о нации и её интересах как высших ценностях.

В за*ви*си*мо*сти от по*ни*ма*ния, что та*кое на*ция, национализм име*ет две основные фор*мы - гра*ж*дан*ский, или го*су*дар*ст*вен*ный, и эт*ни*че*ский. Гражданский национализм воз*ник в эпо*ху бур*жу*аз*ных ре*во*лю*ций и ста*нов*ле*ния современных го*су*дарств, ос*но*ван*ных на пред*став*ле*нии о на*ции и о на*ро*де как со*гра*ж*дан*ст*ве с об*щи*ми са*мо*соз*на*ни*ем и ис*то*ри*ко-куль*тур*ным на*сле*ди*ем. Эта фор*ма национализма на*прав*ле*на на обос*но*ва*ние ле*ги*тим*но*сти го*су*дар*ст*ва, на кон*со*ли*да*цию гражданской на*ции, но за*час*тую со*дер*жит в се*бе ус*та*нов*ки на дис*кри*ми*на*цию и ас*си*ми*ля*цию мень*шинств, а так*же на государственную экс*пан*сию (мес*сио*низм) или, на*обо*рот, на изо*ля*цио*низм. Этот вид национализма ши*ро*ко ис*поль*зу*ет*ся го*су*дар*ст*ва*ми че*рез официальную сим*во*ли*ку и идео*ло*гические ин*сти*ту*ты (об*ра*зо*ва*ние, со*ци*аль*ные нау*ки, СМИ и пр.) с це*лью ут*вер*жде*ния об*ще*гра*ж*дан*ской ло*яль*но*сти («слу*же*ние и лю*бовь к Ро*ди*не», «ува*же*ние к стра*не и про*шло*му» и пр.) и рас*про*стра*не*ния об*ще*го*су*дарственных пра*во*вых норм и мо*раль*но-куль*тур*ных цен*но*стей.

Сте*пень рас*про*стра*не*ния государственного национализма в раз*ных стра*нах за*ви*сит от со*ста*ва на*се*ле*ния, ис*то*рической тра*ди*ции, фор*мы прав*ле*ния, ста*ту*са и по*ли*тического по*ло*же*ния стра*ны. Го*су*дар*ст*ва со слож*ным со*ста*вом на*се*ле*ния ста*ра*ют*ся ут*вер*ждать раз*ные фор*мы государственного (об*ще*гра*ж*дан*ско*го) национализма, да*же ес*ли это эко*но*ми*че*ски раз*ви*тые с де*мокра*тической фор*мой прав*ле*ния об*ще*ст*ва (например, США, Ис*па*ния, Ка*на*да). В стра*нах с не*раз*ви*той эко*но*ми*кой и де*мо*кра*ти*ей, с боль*шим эт*ническим раз*но*об*ра*зи*ем и на*ли*чи*ем се*па*ра*ти*ст*ских дви*же*ний государственный национализм слу*жит од*ним из средств обес*пе*че*ния вла*сти цен*тра, об*ще*ст*вен*ной кон*со*ли*да*ции и со*хра*не*ния це*ло*ст*но*сти го*су*дар*ст*ва (например, Ин*дия, Ин*до*не*зия, Ки*тай, не*ко*то*рые арабские стра*ны).

Государственный национализм (или пат*рио*тизм) об*ре*та*ет осо*бый раз*мах и край*ние фор*мы шо*ви*низ*ма и экс*пан*сио*низ*ма в ус*ло*ви*ях меж*го*су*дарственных войн и внутренних кри*зи*сов. Государственный национализм осо*бо за*ме*тен во вновь об*ра*зо*вав*ших*ся стра*нах, где он вы*пол*ня*ет функ*ции дис*тан*ци*ро*ва*ния от преж*них го*су*дарств, по*ли*тической мо*би*ли*за*ции и но*во*го «на*цие*строи*тель*ст*ва». Это име*ет ме*сто в пост*со*вет*ских го*су*дар*ст*вах, но в спе*ци*фической фор*ме сим*био*за с эт*ни*че*ским национализмом. Вме*сте со ста*нов*ле*ни*ем гражданских на*ций, объ*яв*лен*ных ис*точ*ни*ком су*ве*рен*ной вла*сти (французская Дек*ла*ра*ция прав че*ло*ве*ка и гра*ж*да*ни*на 1789 года), ран*ний национализм ут*вер*ждал пра*во на*ций на са*мо*оп*ре*де*ле*ние (смотрите Са*мо*оп*ре*де*ле*ние на*ро*дов) и про*воз*гла*шал ра*вен*ст*во всех гра*ж*дан пе*ред за*ко*ном. В эко*но*мической об*лас*ти национализм про*во*дил по*ли*ти*ку про*тек*цио*низ*ма, а сво*им идеа*лом ви*дел ав*тар*кию (эко*но*мический национализм). На*ко*нец, един*ст*во и спло*чён*ность на*ции ут*вер*жда*лись об*щи*ми язы*ком (смотрите На*цио*наль*ный язык) и куль*ту*рой, а так*же вер*си*ей об*щей ис*то*рии.

Эт*ни*че*ский национализм (ча*ще про*сто национализм или эт*но*на*цио*на*лизм) пред*по*ла*га*ет, что на*ция яв*ля*ет*ся выс*шей фор*мой эт*но*со*ци*аль*но*го ор*га*низ*ма и яв*ля*ет*ся соз*да*те*лем «на*цио*наль*но*го го*су*дар*ст*ва» и его куль*тур*ной сис*те*мы, имеет ис*клю*чительное пра*во на об*ла*да*ние его ре*сур*са*ми и ин*сти*ту*та*ми, вклю*чая власть. Эт*нический национализм ос*но*вы*ва*ет*ся на био*ло*ги*че*ских и ра*со*вых ар*гу*мен*тах и сло*жил*ся в эпо*ху гос*под*ства эво*лю*цио*низ*ма и эт*но*ра*со*вых тео*рий (смотрите Расизм) во второй половине XIX века. Он мо*жет быть как эт*но*на*цио*на*лиз*мом от име*ни эт*нического боль*шин*ст*ва (сход*ное с ним яв*ле*ние - шо*ви*низм), так и эт*но*на*цио*на*лиз*мом от име*ни мень*шинств (сход*ное с ним яв*ле*ние - се*па*ра*тизм).

Эт*нический национализм по*лу*чил ши*ро*кое рас*про*стра*не*ние во всех ре*гио*нах ми*ра по ме*ре со*ци*аль*ной и по*ли*тической мо*дер*ни*за*ции го*су*дарств и раз*ви*тия ло*каль*ных куль*тур и эт*но*по*ли*тических ор*га*ни*за*ций. В Рос*сии эт*нический национализм воз*ник в рам*ках поч*вен*ни*че*ско*го ва*ри*ан*та сла*вя*но*филь*ст*ва в про*ти*во*по*став*ле*нии ли*бе*раль*но*му за*пад*ни*че*ст*ву, а так*же в сре*де эт*нической пе*ри*фе*рии как дви*же*ние за по*вы*ше*ние ста*ту*са «ино*род*цев» или за об*ла*да*ние соб*ст*вен*ной го*су*дар*ст*вен*но*стью не*рус*ски*ми на*ро*да*ми, на*хо*див*ши*ми*ся под вла*стью российской ко*ро*ны. В конце XX века эт*но*на*цио*на*лизм уси*лил*ся в стра*нах ком*му*ни*стического бло*ка, осо*бен*но в СССР, где под*дер*жи*ва*лось раз*ви*тие эт*нических куль*тур, а эт*но*на*цио*на*лизм был ча*стью официальной идео*ло*гии и ос*но*вой т. н. со*циа*ли*стического фе*де*ра*лиз*ма. В си*туа*ции кри*зи*са ком*му*ни*стической идео*ло*гии и по*ли*тической сис*те*мы эт*но*на*цио*на*лизм сыг*рал важ*ную роль в рас*па*де мно*го*эт*нич*ных го*су*дарств (СССР, Юго*сла*вии, Че*хо*сло*ва*кии).

В за*ви*си*мо*сти от це*лей и форм про*яв*ле*ния эт*нический национализм име*ет куль*тур*ный или по*ли*тический ха*рак*тер. В пер*вом слу*чае речь идёт о со*хра*не*нии це*ло*ст*но*сти и са*мо*быт*но*сти эт*нической общ*но*сти (на*ро*да), раз*ви*тии язы*ка и об*ра*зо*ва*ния, про*па*ган*де ис*то*рического на*сле*дия и тра*ди*ций. Та*кой национализм иг*ра*ет по*ло*жи*тель*ную роль, ес*ли не со*дер*жит ан*ти*мо*дер*ни*за*ци*он*ных ус*та*но*вок и не*га*тив*ной на*прав*лен*но*сти про*тив куль*тур и пред*ста*ви*те*лей др. на*ро*дов. Во вто*ром слу*чае эт*нический национализм по*ли*ти*че*ски на*прав*лен на дос*ти*же*ние пре*иму*ществ для пред*ста*ви*те*лей од*ной на*цио*наль*но*сти в сфе*ре вла*сти и дос*ту*па к ре*сур*сам (край*няя фор*ма этой раз*но*вид*но*сти эт*нического национализма - на*цио*нал-со*циа*лизм).

В лю*бом слу*чае эт*нический национализм ос*но*вы*ва*ет*ся на уп*ро*щён*ных трак*тов*ках ис*то*рии, узур*па*ции куль*тур*но*го на*сле*дия в поль*зу од*ной груп*пы, на кон*фликт*ных тер*ри*то*ри*аль*ных ин*тер*пре*та*ци*ях («эт*ни*че*ская тер*ри*то*рия», «ис*кон*ные зем*ли», «ис*то*ри*че*ская ро*ди*на» и т. п.). Он за*клю*ча*ет в се*бе не*га*тив*ные сте*рео*ти*пы в от*но*ше*нии др. на*ро*дов и ан*ти*эта*ти*ст*ские ус*та*нов*ки. По*ли*тический эт*но*на*цио*на*лизм со сто*ро*ны до*ми*ни*рую*щих групп но*сит дис*кри*ми*на*ци*он*ный ха*рак*тер по от*но*ше*нию к мень*шин*ст*вам и ми*гран*там. Ра*ди*каль*ный эт*но*на*цио*на*лизм мень*шинств мо*жет об*ре*тать се*па*ра*ти*ст*ский ха*рак*тер с тре*бо*ва*ни*ем из*ме*не*ния внутренних гра*ниц или соз*да*ния от*дель*но*го «на*цио*наль*но*го го*су*дар*ст*ва». Он ста*но*вит*ся при*чи*ной за*тяж*ных и раз*ру*шительных эт*ни*че*ских кон*флик*тов (Северная Ир*лан*дия, Би*аф*ра, Ка*тан*га, Ка*ра*бах, Эрит*рея, Шри-Лан*ка, Чеч*ня и др.).

Вслед*ст*вие это*го роль национализма не*од*но*знач*на. С од*ной сто*ро*ны, от*каз от се*мей*но-ди*на*стического уст*рой*ст*ва вла*сти, дос*ти*же*ние народного су*ве*ре*ни*те*та и по*яв*ле*ние на*цио*наль*ных го*су*дарств, ос*но*ван*ных на гражданском рав*но*пра*вии, соз*да*ва*ли ос*но*вы для рас*кре*по*ще*ния соз*на*ния и по*ве*де*ния лю*дей и да*ва*ли сти*мул раз*ви*тию об*ще*ст*ва; с дру*гой - стрем*ле*ние к куль*тур*ной го*мо*ге*ни*за*ции, ас*си*ми*ля*ци*он*ные ус*та*нов*ки, дис*кри*ми*на*ция и эт*нической чи*ст*ки (вплоть до ге*но*ци*да) ве*ли к кро*во*про*лит*ным кон*флик*там. В отдельных слу*ча*ях по*бе*да национализма в его край*них фор*мах ве*дёт к ав*то*ри*тар*но*му ре*жи*му и за*си*лью ре*лигиозного фун*да*мен*та*лиз*ма.

Су*ще*ст*ву*ет дли*тель*ная тра*ди*ция изу*че*ния национализма. В ос*но*ве ис*то*ри*че*ско*го (ве*бе*ри*ан*ско*го) под*хо*да ле*жа*ло пред*став*ле*ние о национализме как дол*го*временном ис*то*рическом яв*ле*нии-ор*га*низ*ме со свои*ми кор*ня*ми, ста*дия*ми рос*та и основными чер*та*ми, ко*то*рое по*ро*ж*да*ет*ся на*ция*ми (Дж. Арм*ст*ронг, Л. Грин*фельд, Э. Смит, Э. Хоб*сба*ум, М. Хрох). Этот под*ход вос*при*ни*ма*ет на*цию как кол*лек*тив*ное те*ло, об*ла*даю*щее свой*ст*ва*ми отдельной лич*но*сти, вклю*чая ме*сто*жи*тель*ст*во (тер*ри*то*рию), судь*бу (ис*то*рию) и ха*рак*тер (куль*ту*ру). Из это*го сле*ду*ет, что у ка*ж*дой на*ции име*ет*ся своё ис*то*рическое пред*на*зна*че*ние, ко*то*рое она долж*на реа*ли*зо*вать. По*это*му на*ции не долж*ны сме*ши*вать*ся, а го*су*дар*ст*ва, ох*ва*ты*ваю*щие бо*лее од*ной на*ции, яв*ля*ют*ся «не*ес*те*ст*вен*ны*ми» и не*жиз*не*спо*соб*ны*ми. В край*нем ви*де на*ция пред*став*ля*ет*ся по*сто*ян*ным не*ис*то*ри*че*ским («при*мор*ди*аль*ным») един*ст*вом (смотрите При*мор*диа*лизм). В по*след*ние два де*ся*ти*ле*тия име*ет ме*сто апо*ло*гия эт*но*на*цио*на*лиз*ма как «ли*бе*раль*но*го национализма» или как фор*ма национального воз*ро*ж*де*ния и са*мо*оп*ре*де*ле*ния (У. Кон*нор, М. Линд, Ю. Та*мир и др.).

Некоторые ис*сле*до*ва*те*ли свя*зы*ва*ют яв*ле*ние национализма с про*цес*сом мо*дер*ни*за*ции и трак*ту*ют его как ус*ло*вие мо*дер*ни*за*ции (Э. Гелл*нер). К это*му на*прав*ле*нию при*мы*ка*ет кон*ст*рук*ти*ви*ст*ский под*ход, трак*тую*щий национализм как ме*ха*низм ре*кон*цеп*туа*ли*за*ции по*ли*тической общ*но*сти, ко*то*рая до это*го мог*ла ка*те*го*ри*зо*вать*ся как им*пе*рия, ко*ло*ни*аль*ная ад*ми*ни*ст*ра*ция или пле*мен*ное об*ра*зо*ва*ние (Б. Ан*дер*сон). Оп*по*нен*та*ми это*го под*хо*да вы*сту*па*ют учё*ные стран Азии и Аф*ри*ки, ко*то*рые про*сле*жи*ва*ют «ин*ди*ген*ный национализм» в сво*их стра*нах до воз*ник*но*ве*ния современных на*ций и гражданского ационализма ти*па ин*дий*ско*го Дж. Не*ру и И. Ган*ди (П. Ча*ттерд*жи). В западной нау*ке под воз*дей*ст*ви*ем пост*со*вет*ских транс*фор*ма*ций из*ме*не*ния в трак*тов*ке национализма про*изош*ли в поль*зу по*ли*ти*зи*ро*ван*ной кон*цеп*ции «рас*па*да им*пе*рии» и «три*ум*фа на*ций» (Э. Кар*рер д’Анкосс).

В российском об*ще*ст*воз*на*нии про*дол*жа*ет гос*под*ство*вать тра*ди*ция изу*че*ния национализма как идео*ло*гии пре*вос*ход*ст*ва од*ной на*ции над дру*гой и как про*по*ве*ди национальной ис*клю*чи*тель*но*сти или же рас*про*стра*ня*ют*ся со*чи*не*ния па*ра*на*уч*но*го и ра*си*ст*ско*го ха*рак*те*ра, ав*то*ра*ми ко*то*рых вы*сту*па*ют пред*ста*ви*те*ли т. н. национальных элит, вклю*чая пред*ста*ви*те*лей т. н. русского на*цио*на*лиз*ма. В це*лом по*ня*тие национализм от*но*сит*ся к сво*его ро*да элит*но*му по*ли*тическому про*ек*ту, и национализм мож*но рас*смат*ри*вать как ме*та*ка*те*го*рию «бы*то*во*го» по*ли*тического и на*учного мыш*ле*ния, как дис*кур*сив*ную прак*ти*ку в сис*те*ме от*но*ше*ний вла*сти в современных го*су*дар*ст*вах и в сис*те*ме от*но*ше*ний вла*сти и зна*ния.

Дополнительная литература:

Гелл*нер Э. На*ции и на*цио*на*лизм. М., 1991

На*цио*на*лизм: (взгляд из-за ру*бе*жа). М., 1995

Де*мо*кра*ти*за*ция и об*ра*зы на*цио*на*лиз*ма в Рос*сий*ской Фе*де*ра*ции 90-х гг. М., 1996

Тиш*ков В. А. О на*ции и на*цио*на*лиз*ме // Сво*бод*ная мысль. 1996. № 3; он же. Очер*ки тео*рии и по*ли*ти*ки эт*нич*но*сти в Рос*сии. М., 1997

Лейп*харт А. Де*мо*кра*тия в мно*го*со*став*ных об*ще*ст*вах. М., 1997

Хоб*сба*ум Э. На*ции и на*цио*на*лизм по*сле 1870 г. СПб., 1998

Ко*ро*тее*ва В. В. Тео*рии на*цио*на*лиз*ма в за*ру*беж*ных со*ци*аль*ных нау*ках. М., 1999; она же. Эко*но*ми*че*ские ин*те*ре*сы и на*цио*на*лизм. М., 2001

Аль*тер*матт У. Эт*но*на*цио*на*лизм в Ев*ро*пе. М., 2000

Ма*ли*но*ва О. Ю. Ли*бе*раль*ный на*цио*на*лизм: (се*ре*ди*на XIX – на*ча*ло XX в.). М., 2000

Ан*дер*сон Б. Во*об*ра*жае*мые со*об*ще*ст*ва: раз*мыш*ле*ния об ис*то*ках и рас*про*стра*не*нии на*цио*на*лиз*ма. М., 2001

Ба*ли*бар Э., Вал*лер*стайн И. Ра*са, на*ция, класс: дву*смыс*лен*ные иден*тич*но*сти. М., 2003

Му*ха*мет*ши*на Н. С. Транс*фор*ма*ции на*цио*на*лиз*ма и «сим*воль*ная эли*та»: рос*сий*ский опыт. Са*ма*ра, 2003

Смит Э. Д. На*цио*на*лизм и мо*дер*низм: кри*ти*че*ский об*зор со*вре*мен*ных тео*рий на*ций и на*цио*на*лиз*ма. М., 2004

Кал*хун К. На*цио*на*лизм. М., 2006

На*цио*на*лизм в ми*ро*вой ис*то*рии / Под ред. В. А. Тиш*ко*ва, В. А. Шни*рель*ма*на. М., 2007

Грин*фельд Л. На*цио*на*лизм. М., 2008

Ке*ду*ри Э. На*цио*на*лизм. 4-е изд. СПб., 2010.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

Тиш*ков В. А., Ша*ба*ев Ю.П. Эт*но*по*ли*то*ло*гия: по*ли*ти*че*ские функ*ции эт*нич*но*сти. М., 2011
Мар*тин Т. Им*пе*рия «по*ло*жи*тель*ной дея*тель*но*сти»: на*ции и на*цио*на*лизм в СССР, 1923–1939. М., 2011
На*цио*на*лизм в позд*не- и по*стком*му*ни*сти*че*ской Ев*ро*пе: В 3 т. / Под ред. Э. Яна. М., 2010
Ми*фы и за*блу*ж*де*ния в изу*че*нии им*пе*рии и на*цио*на*лиз*ма / Ред.- сост. И. Ге*ра*си*мов, М. Мо*гиль*нер, А. Се*ме*нов. М., 2010
Ма*ла*хов В. С. На*цио*на*лизм как по*ли*ти*че*ская идео*ло*гия. 2-е изд. М., 2010
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 14.06.2020, 03:43
Константин Малышев Константин Малышев вне форума
Новичок
 
Регистрация: 14.06.2020
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Константин Малышев на пути к лучшему
По умолчанию Национализм: классовая сущность

https://politsturm.com/nacionalizm-k...aya-sushhnost/
Фев 10, 2019

1 Мелкобуржуазный национализм
2 Национализм угнетённых наций
3 Интернационализм
Национализм как идеология родился одновременно с капитализмом. Раздробленность эпохи Средневековья, её бесчисленные пошлины, заградительные барьеры, поборы и местечковая анархия препятствовали развитию рынка, создавали значительные трудности для торговли и производства. Поэтому одной из первейших экономических задач зарождающегося капитализма становится борьба за единый рынок, за единое национальное государство, способное обеспечить стабильность этого рынка.

В идеологической сфере эта борьба проявлялась по-разному: в виде Реформации, заменившей единую католическую церковь на ряд национальных церквей, или в рамках укрепления либерализма, провозгласившего тезис о народном суверенитете и национальной воле, которые лежат в основе государства.

По мере экономического и политического укрепления рвущейся к власти буржуазии, национализм пронизывал своим влиянием широчайшие массы, разрушая сословное мировоззрение Средневековья и подрывая отжившие феодальные порядки. Национализм стал одним из столпов буржуазных революционных движений XVII-XVIII вв., толкавших массы на путь экономического обновления, зачастую совпадавшего, как в Америке и Нидерландах, с процессом национального освобождения.

Сыграв свою положительную роль в истории, буржуазный национализм, как и сама буржуазия, приобрёл реакционные черты, поскольку стали укрепляться политические позиции порождённого капитализмом класса наёмных работников — пролетариата. Именно он — сначала стихийно, а затем и вполне сознательно — начал борьбу с капиталистическим угнетением, угрожая свержением существующего экономического строя и заменой его социализмом.

Но в борьбе за социализм пролетариат должен был осознать своё классовое единство, общность классовых целей рабочих разных национальностей. И здесь национализм пригодился буржуазии как инструмент, который, во-первых, разрушает пролетарское единство, разделяя трудящихся по национальным квартирам, а во-вторых, провозглашает некий «классовый мир» между угнетателями и угнетёнными одной национальности. В эпоху пролетарских революций национализм стал одним из основных методов идеологической борьбы буржуазии против рабочего класса, применяемый с большой изобретательностью — как напрямую, так и незаметно.

Буржуазии тяжело было противостоять влиянию социалистических идей, охвативших широчайшие массы рабочих и крестьян Европы и России. Поэтому капиталисты с помощью своих агентов среди революционных рядов старались ввернуть националистические догматы в программы тех или иных социалистических партий, прекрасно осознавая, что это приведёт не к победе социализма, а к крушению революционного движения.

Так случилось с единой социал-демократической партией Австро-венгерской империи, которая развалилась на ряд независимых национальных партий, враждовавших друг с другом на почве национального вопроса. Так произошло с российскими партиями социалистов-революционеров, меньшевиков и иными «национальными» революционно-демократическими организациями (армянской Дашнакцутюн, украинской ПСР и СДП, белорусской Социалистической Громадой и проч.). Оказавшись у власти на волне крушения царизма, они провозгласили вполне буржуазный «национальный курс», сопровождавшийся этнической резнёй.

Но даже победа социализма в России не обошлась без попыток буржуазии и её сторонников подорвать пролетарское единство. В этом контексте можно упомянуть побеждённый в 20-30-х годах «национал-уклонизм», основу которого составляла укрепившаяся в рядах ВКП(б) мелкобуржуазная прослойка, толковавшая марксизм-ленинизм в собственном духе. Сюда же можно отнести и возникший вне СССР «национал-большевизм», отражавший надежды беглой российской буржуазии, наблюдавший со стороны за видимым ростом капиталистических отношений в эпоху НЭПа, на «перерождение» большевистской партии.

Впоследствии даже самые чёрные реакционеры Европы, оказавшись перед лицом пролетарской революции в своих странах, стремились обуздать и обмануть уставшие от капиталистического ада трудящиеся массы, проводя линию на «социализм» с национальным уклоном, под видом которого скрывался фашизм.

Мелкобуржуазный национализм
Помимо непосредственно буржуазного, явно реакционного национализма, существует и его менее одиозная форма — национализм мелкобуржуазный. Эта идеология, выражающая интересы мелких и средних хозяйчиков города и деревни, отличается от буржуазного национализма рядом существенных признаков. В первую очередь это отсутствие откровенного экспансионизма и великодержавных идей, поскольку в силу своего положения мелкая буржуазия не ставит задачу покорения других народов. Отсюда проистекает некоторый демократизм мелкобуржуазного национализма, формально провозглашающего как равенство наций, так и общенародное равенство.

Кажется, будто бы мелкобуржуазный национализм более «прогрессивен», нежели буржуазный. Однако первый выступает лишь как неразвитая форма второго. И формальное отсутствие шовинизма, и даже провозглашение «интернационализма» компенсируется национальным эгоизмом и отказом от ограничений — пусть даже временных — национальных интересов во имя классовых интересов трудящихся. Т. е. мелкобуржуазный национализм более тонко, но не менее последовательно выполняет точно такие же классовые задачи сохранения капитализма от пролетарского натиска, как и национализм буржуазный. При этом логика внутреннего развития неизбежно и всегда приводит к переходу мелкобуржуазного, относительно “прогрессивного” национализма в национализм откровенно реакционный, буржуазный.

Образцом такой мелкобуржуазной мысли можно смело назвать российское народничество: в своё время оно несло в массы прогрессивные идеи демократии и свободы, но с наступлением периода социалистической революции выродилось в буржуазное движение, стремившееся затормозить развитие пролетарского революционного движения.

К этой же категории можно отнести еврейские Бунд и Поалей Цион, валлийский Плайд Кемри, ирландский Шинн Фейн, многочисленные (преимущественно «левые») партии и организации басков, каталонцев, галисийцев, корсиканцев, сардинцев и т. д. История демонстрирует, что относительная прогрессивность подобных движений абсолютно нивелируется склонностью к оппортунизму и сговору с буржуазией, авантюризмом, забвением классовых интересов трудящихся, и в итоге, несмотря на все социал-демократические лозунги, — принципиальной антиреволюционной позицией в защиту капиталистического строя

Современной иллюстрацией мелкобуржуазного национализма может стать Рожава, сирийская часть Курдистана. Достижения курдских мелкобуржуазных националистов в деле демократизации курдского общества под флагом некоей «национальной революции» не отменяют никакой поддержки социально близких им сирийских трудящихся. Подчиняясь ограниченной националистической линии, курды равнодушно взирали на то, как Сирия превращается в откровенную колонию, где безраздельно хозяйничают империалисты всех мастей и где не может идти речи о существовании независимого курдского государства, обеспечивающего подлинное освобождение курдского народа. В конечном итоге, в проигрыше останутся сами же курдские трудящиеся, проливавшие кровь ради национального проекта, который в условиях межимпериалистической схватки на Ближнем Востоке превратился в инструмент борьбы одних интервентов против других.

Можно не сомневаться, что со временем мелкобуржуазный национализм неизбежно перерастёт в обычный буржуазный шовинизм, а «демократическая федеративная автономия Рожава» трансформируется в полностью зависимую от империализма, раздираемую этническими противоречиями буржуазную республику с оттенком восточной деспотии, что уже давно произошло с Иракским Курдистаном.

Национализм угнетённых наций
В колониальных странах Азии, Африки и Латинской Америки в XIX и XX веках национализм выражал чаяния широчайших масс города и деревни, требовавших освобождения от империалистического гнёта, уничтожения остатков феодализма, демократизации и экономического развития. Поэтому на этом этапе буржуазный национализм носил демократичный и прогрессивный характер; в экономическом плане он содействовал вызреванию условий, содействующих дальнейшему развитию классовой борьбы пролетариата, вызреванию капитализма.

Во второй половине XX века, когда затрещала по швам старая колониальная система, национализм, смыкавшийся не только с антифеодализмом, но и с антиимпериализмом, стал знаменем борьбы народов Азии и Африки, оказывая также значительное влияние и на Латинскую Америку, где был ещё не завершён процесс образования наций.

Однако это не значит, что национализм становился в принципе прогрессивным явлением. Сыграв роль мобилизующего фактора освободительной борьбы и экономического обновления, он трансформировался в фактор, тормозящий дальнейшее общественное развитие, поскольку классовые интересы утвердившейся у власти после завоевания независимости национальной буржуазии неизбежно вошли в противоречие с классовыми интересами трудящихся.

Стремясь предотвратить рост сознательности пролетариата и революционного движения и опасаясь при этом откровенно выступить против рабочего класса, национальная буржуазия освободившихся стран стала использовать лозунги об «исключительности», дурача трудящиеся массы проектами самобытного «некапиталистического пути развития» или «третьего пути». Ливийская «джамахирия», аргентинский «национальный социализм», индонезийский «насаком», танзанийская «уджамаа», гайанский «кооперативный социализм» и прочие варианты «самобытного» «национального социализма» на деле препятствовали и препятствуют развитию революционного движения пролетариата к истинному социализму.

Неудивительно, что, будучи по своей сути ограниченными моделями государственного капитализма с социалистическими элементами, с помощью которых буржуазия в эпоху революционного подъёма пыталась защитить своё господство от натиска пролетариата, все эти «национальные социализмы» довольно бодро валились навзничь под грузом собственных противоречий. Где-то (Индонезия, Аргентина, Перу и т. д.) связанная с империализмом реакционная буржуазия форсировала этот процесс, осуществляя насильственный разворот к «классическому» капитализму, а где-то (Сирия, Ирак, Ливия и т. д.) этот путь растянулся во времени, сопровождаясь разложением политической верхушки, крушением смешанных экономических систем, пресмыкательством перед силами империализма, наступлением на права трудящихся.

Т. е. национализм угнетённых народов, несмотря на всю свою «революционность», рано или поздно проявлял свою подлинную суть инструмента идеологической борьбы буржуазии против рабочего класса и коммунистического движения, и потому на современном этапе лишился большей части своих прогрессивных черт.

Почему? Во-первых, потому что капитализм ныне утвердился во всём мире, и во всём мире, соответственно, осуществлено чёткое разделение на антагонистические классы — пролетариат и буржуазию, где буржуазия является тормозом общественного развития. Перед ней не стоит задач разрушения феодальных пережитков или максимального развития производства — тех авангардных задач, на исполнение которых ранее национализм мобилизовал массы. Наоборот, буржуазия угнетённых народов пестует порой даже самые реакционные традиции и обычаи, выдавая их за проявления «национального духа». А о том, что в условиях хронического капиталистического перепроизводства не может быть речи ни о каком промышленном развитии освободившихся национальных государств, даже и говорить не стоит.

Во-вторых, не имея возможности предложить массам ничего нового, буржуазия угнетённых наций находит основную опору в своей «освободительной борьбе» в лице империализма, превращаясь либо в пешку в межимпериалистской игре, либо в зависимого политически и экономически агента той или иной «великой державы». Это прекрасно прослеживается на современных примерах «борьбы за национальное освобождение» косоваров, тибетцев, сикхов в Индии, каренов и шан в Бирме, абхазцев и осетин в Грузии, уйгуров в Китае, белуджей в Иране и т. д., где политическая верхушка «национального движения угнетённых» полностью зависима от империалистов. О разрушении СССР, Югославии или Чехословакии, где буржуазный национализм «угнетённых» сыграл одну из ведущих ролей в деле отката назад, к капитализму, упоминать не нужно: реакционная роль разнообразных «национал-освободителей» здесь налицо.

Наконец, в-третьих, национальное освобождение ради национального освобождения сегодня является реакционной идеей лишь потому, что национальное государство не является защитой от национального угнетения со стороны империализма, который, расширяя орбиту своего влияния, сегодня эксплуатирует и угнетает даже те народы, которые вовсе не знали национального гнёта.

Интернационализм
Капитализм и империализм неизбежно порождают национальное угнетение, дающее почву для нагнетания буржуазией националистических «освободительных» настроений. Это значит, что гарантия подлинного национального освобождения — это не националистическая риторика, не мелкобуржуазный национал-реформизм, а социалистическая революция под руководством рабочего класса, которая покончит с национальным гнётом там, где он имеет место быть. Но не для того, чтобы заменить чужеземных угнетателей угнетателями «родными», национальными, а для того, чтобы в рамках новой экономической системы обеспечить развитие и процветание, — как культурное, так и экономическое — всех наций без исключения.

Это и есть основа пролетарского интернационализма. Он, с одной стороны, противостоит буржуазному и мелкобуржуазному национализму, стремящемуся укрепить существующие между трудящимися перегородки, разбить единый пролетарский лагерь ради сохранения капитализма. А с другой стороны, пролетарский интернационализм категорически не приемлет буржуазный космополитизм, отрицающий необходимость национальных государств, национальных культур, национальных языков. Выражающий интересы империализма космополитизм с его абстрактными «общечеловеческими ценностями» идеологически обосновывает насильственную ассимиляцию, полное порабощение трудящихся всемирным капиталистическим рынком, не знающим никаких «национальных» преград.

Трудящиеся разных стран, разных национальностей, рас, культур находятся в одинаковом положении людей, вынужденных жить, продавая свою рабочую силу владельцу капитала, цель которого — максимальное извлечение прибыли за счёт труда рабочих — также не зависит от национальности, вероисповедания или языковой принадлежности. Следовательно, у рабочих всех национальностей одни и те же враги, единые в своём деле эксплуатации трудящихся. И бороться с этим антипролетарским мировым единством буржуазии рабочие также должны сообща, в общемировом масштабе.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:15. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS