Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Право > Общие вопросы права > Конституционное право

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 29.09.2018, 00:41
Инна МУРАВЬЕВА Инна МУРАВЬЕВА вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.09.2018
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Инна МУРАВЬЕВА на пути к лучшему
По умолчанию 7169. Дело о КПСС

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
СРЕДА, 8 июля 1992 года №155 (491)

Июля 7 дня начался
Процесс века

Именно-так-процессом века называют многие средства массовой информации начавшиеся 7 июля 1992 года ровно в 10 часов утра слушания по «делу КПСС» в Конституционном уде Российской Федерации.
Предвосхищая возможные вопросы, суд в самом начале определил-присутствие Горбачева на заседании не обязательно.
Ходатайствующая сторона (напомним-это группа народных депутатов РФ, выступившая с требованием проверки конституционности Указов Президента РФ о коммунистической партии, среди них Боков, Братищев, Зоркальцев, Рыбкин, Слободкин, Севастьягов и др.) надолго затянула время, определяя «команду» от КПСС. Ими было предложено включить в число присутствующих своих стороннков на процессе известных в недавнем прошлом коммунистических лидеров Калашникова, Зюганова, Мельникова.
Депутат РФ Юрий Слободкин неожиданно предложил: «Президент Ельцин находился в гуще событий. Конституционный суд должен принять меры, что бы была обеспечена явка Ельцина».
Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин задал резонный вопрос: «В каком качестве вы бы хотели видеть Ельцина?» Юрий Максимович, чуть помешкав ответил: «Ну… или в качестве свидетеля, или хотя бы как лицо, которое отставивает свои указы». Председатель КС напомнил, что вопрос о вызове свидетелей будет решаться в отведенное для этого время.
В 10.35 заявления сторон закончились. Затем словно было предоставлено судьям докладчикам Лучину и Кононову.
Выступление Анатолия Кононова, рассказавшего о документальной подготовке к суду, о шести томах материалов из Прокуратуры РФ, шифродокументах, документах о взаимоотношениях партийных и правоохранительных органов, документах, раскрывающих основы взаимоотношений партии и исполнительных властей, документов, касающихся контроля за средствами массовой информации, выхвало бурную реакцию у ходатайствующей стороны. Адвокат Иванов в довольно раздраженном тоне заявил: «Наша сторона не знакома с таким количеством документов».
Первым от ходатайствующей стороны, от группы народных депутатов, выступил В. Зоркальцев.
-У нас было два пути-или конфронтация, или конституционный путь. Мы выбрали второй,-заявил выступавший.
Довольно высокопарно прозвучали слова В. Зоркальцева о том, что «указы Президента неправомерно вторгались в судьбы миллионов граждан», а ведь
«… партия служила интересам трудового народа, она не за полвека, а за пятилетку вывела страну в разряд великих держав…» К тому же «КПСС-донор многопартийности, повивальная бабка ДемРоссии».
Вслед за В. Зоркальцевым до первого перерыва выступили представители ходатуйствующей стороны Вешняков, Боголюбов, Курашвили. Их выступления разворачивались по довольно скучному сценарию. Профессор Борис Курашвили никак не мог ограничить свою речь только определенной ему темой.
В первом перерыве удалось поговорить с некоторыми известными людьми, присутствующими на процессе. На вопрос, как он расценивает начало выступлений представителей ходатайствующей стороны, Егор Лигачев, бывший секретарь ЦК КПСС, ответил: «Ну…. Что повторяются, это естественно. По факты они приводят убедительные, факты неконституционности указов Президента.»
На вопрос, сколько по его мнению продлится суд, Егор Кузьмич ответил: «Ой, не знаю. Я сам интересуюсь. Потому что у меня поездка в ближайшее время в Японию на международную очень крупную конференцию, и поэтому я хотел бы, что бы слишком безмерно этот процесс не затягивался. Хорошо бы уложиться в несколько дней.»
Анатолий Шабад, народный депутат РФ, отвечая на вопрос о первых впечатлениях от выступлений ходатайствующей стороны, заметил: «Очень слабо пока выступает ходатайствующая сторона. Не тот уровень. И что меня удивляет-ведь выставили такую фигуру, как Курашвили, а это юрист первого эшелона. Хотя положение у ходатайствующей стороны действительно трудное, но те аргументы, которые они могли бы найти, на мой взгляд, они не находят. Выступавшие после Зоркальцева юристы с учетными степенями со своей задачей не справились. В том числе и глубоко уважаемый мною Борис Павлович Курашвили».
Вечернее заседание КС открылось выстулением депутата РФ, члена парламентской фракции России Дмитрия Степанова и длилось пости 50 минут. Лекцией по сталинскому «Краткому курсу истории ВКП(б)» можно назвать это выступление. Подчеркнув, что он сын отца, который был арестован перед войной, а затем погиб в 42-м, что он сам-человек, которому приходилось не раз сталкиваться с беззакониями, Дмитрий Егорович все же особенно патетически произносил слова о КПСС-как об организаторе и вдохновителе наших побед.
Председатель Конституционного суда В. Зорькин несколько раз просил выступавшего вернуться к существу ходатайства, «не сбиваться на политические ракурсы».
Но «идеологически выдержанная и страстная речь» Степанова продолжалась. В конце своего выступления он заявил: «….Недобитые остались у власти, стали поддерживать Президента, сообразив, что при капитализме им будет лучше, они станут хозяевами. Молодая РКРП и родственные ей партии, возникшие на основе Компартии РСФСР пытаются использовать последние возможности для мирного устранения беззакония и изменения антинародной политики российского руководства путем обращения в Конституционный суд и проведения референдума по вопросу о прекращении полномочий Президента России. В случае неудачи этих попыток у нас не останется ничего другого, как воспользоваться теми же методами и способами, которыми использовала ДемРоссия и руководство России для захвата власти».
В связи с выступлением Дмитрия Степанова суд удалился на совещание на 10 минут.
В десятиминутном перерыве представители ходатуйствующей стороны гтовы были собрать по 100 рублей, если депутата Степанова КС решится оштрафовать-вдруг, говорили некоторые из них, суд расценит это выступление как призыв к перевороту.
Однако после котороткого совещания суд принял решение только лишить депутата Степанова слова до конца процесса. И предупредил что не допустит превращение суда из правового в политический процесс.
Вслед за депутатом Степановым выступил депутат РФ Ю. Слободкин. «Досталось» в его выступлении демократической и республиканской партии США досталось также «демократическому воронью».

Инна МУРАВЬЕВА
Обозреватель «РГ»

Последний раз редактировалось Инна МУРАВЬЕВА; 29.09.2018 в 00:44.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 25.10.2018, 09:41
Инна МУРАВЬЕВА Инна МУРАВЬЕВА вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.09.2018
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Инна МУРАВЬЕВА на пути к лучшему
По умолчанию В ПУТЧЕ НЕ УЧАСТВОВАЛИ, СЬЕЗД НЕ СОБИРАЛИ

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
ЧЕТВЕРГ, 9 июля 1992 года №156 (492)
Дело о КПСС


Второй день работы КС начался с рассмотрения заявления которое передали на имя председетеля Валерия Зориькина члены «секретариата вновь избранного» ХХIХ сьезда КПСС-В.Сидоров, С. Скворцов, А.Азизов. Они требовали, что бы допустили в здание суда на заседание вместо присутствующих на нем представителей КПСС В.Ивашко и В.Купцова.
Проведя короткое совещание, судьи решили, что это требование незаконно: ведь 26 мая было принято решение и были обозначены те лица, которые занимали соответствующие должности на момент издания Указов Президентом, и именно они должны представлять сторону по рассматриваемому делу.
Мнения сторон также совпадали с решением судей. В.Ивашко категорически заявил: «Никакого ХХIХ сьезда КПСС не было».
Затем продолжились выступления представителей ходатуйствующей стороны. Первым слово взял народный депутат России Боков. Он особенно подчеркивал: в Указе Президента от 23 августа заложены ложные, ложные несоотвествующие посылки….
«Доказательств,-говорил он,-что КПСС поддержала ГКЧП, нет» «Ведь ни пленум, ни сьезд КПСС не делали никаких заявлений в поддержку ГКЧП»,-такой аргумент привел выступавший.
Доктор исторических наук Фан Хангельдыев посвятил свое выступление Указам Президента с позиций применения санкций.
Обращаясь к суду, он особенно подчеркивал, что нельзя рассматривать принцип коллективной ответственности.
И все-таки это выступление отличалось от вчерашних. Председатель КС В. Зорькин, извинившись за комментарий, похвалил: «С процессуальной точки зрения выступление профессора Хангедьдыева должно вызвать положительные раздумья ходатуйствующей стороны».
Да, чувствовалось-вчерашние эмоции, порой надрыв защитники КПСС решили заменить на ровность тона, попытки аргументировать юридически свое ходатайство.
Однако выступление отставного генерала Тарасова, координатора поаментской фракции «Отчизна», опять эксплуатировало привычный тон вчерашнего дня. Он, например вспомнил, как впервые прыгал с парашютом.
-Да, было страшно. Но я сам себе сказал: «Ты коммунисти!»-и пошел вниз.
Аплодисментами наградили выступление космонавта Севастьянова его сторонники. Виталий Иванович произнес действительно пламенную роль о достижениях советской науки, тезники, космонавтики за последние сорок лет, исключая самые последние 4 года.
Прозвучавшая в выступлении профессора Мпртемьянова утверждение, что взносы граждан были основным источником средств партии, что от взносов 19 миллионов коммунистов только с 1981 по 1999 год было собрано 12.4 миллиарда рублей, вызвало много вопросов к ходатуйствующей стороне.
В 11.30, когда ее представители закончили свое сообщение, начались ответы на вопросы. Вопросы ходатуйствующей стороне до первого перерыва завали судьи, а также представляющие оппонирующую сторону адвокат Макаров и депутат России Безруков.
Вопросов адвоката Макарова, а он подчеркнул, что они-лишь уточнение выступлений ходатайствующей стороны, было около 20. Среди них и такой: «Не противоречила ли статья 6 Конституции СССР о руководящей роли партии статье 2, устанавливающей полновластие народа?». Ответ ходатуйствующей стороны был предельно краток: «Народ предоставил партии это право».
-Я никогда бы не рискнул поднимать эти вопросы, если бы в выступлении Зоркальцева они не прозвучали следующим образом,-продолжил Андрей Макаров.-Был и драматический период сталинизма в 30-е годы, борьба с инакомыслием в 70-х годах и ренегатство партийной элиты в последние период. Я прошу уточнить-все ли это негативные моменты в деятельности организации, конституционность которой рассматривается в настоящем судебном заседании, или есть какие-то другие?
-Для обоснования своих аргументов по обсуждаемому вопросу эта фраза прозвучала как необходимая и достаточная,-ответил Зоркальцев.
Второй день слушаний показал-они вступают в новый этап, когда для ходатуйствующей стороны становится явно недостаточными только патетика, эмоциональность и боевитость речей.
На вечернем заседании суд перешел к заслушиванию обьяснений представителей Президента России.
В отличие от народных депутатов, защищающих «правое дело КПСС», которые пожелали выступать по своему иску все вместе или, вернее, по очереди, сторона, представляющая интересы Президента, предложила сделать сообщение только одному своему представителю-народному депутату РФ Сергею Шахраю.
Полтора часа длилось это выступление. Цитируя многие документы: шифротелеграммы, тексты, содержащиеся в паках с грифом «совершенно секретно», Сергей Шахрай делает свои главные выводы: «Организация, именуемая КПСС не являлась общественным обьединением, а выступала разновидностью государственного механизма. Это подтверждается характером выполняемых ею функций, связанных с управлением внутренними и внешними делами Союза, подбором и расстановкой кадров, вмешательством в судебную деятельность, регулированием направления размаха репрессий; подтверждается анализом ее структур и уставных требований в сопоставлении с общими условиями функционирования общественных обьединений.
Руководящие органы КПСС систематически нарушали Конституцию СССР и другие акты внутреннего и международного права, противодействовали законно избранным российским властям и участвовали в попытке государственного переворота в августе 1991 года. Президент имел веские основания прекратить их противоправную деятельность, опасную для для установления демократии и правового государства. Президент РФ был вправе в качестве главы исполнительной власти издать оспариваемые указы и пресечь деятельность КПСС и КП РСФСР как частей государственного механизма».
Ообращаясь к судьям в заключение своего выступления, Сергей Шахрай сказал: «Любимый мной Михаил Булгаков справедливо писал в своем романе- «говорить правду легко и приятно».
В оставшиеся 30 минут до конца вечернего заседания судьи задавали вопросы Сергею Шахраю. Сегодня суд продолжит работу.
Инна МУРАВЬЕВА.
Обозреватель «РГ»
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 27.10.2018, 13:24
Вадим ПЕЧЕНЕВ Вадим ПЕЧЕНЕВ вне форума
Новичок
 
Регистрация: 27.10.2018
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Вадим ПЕЧЕНЕВ на пути к лучшему
По умолчанию КОНЕЦ МИСТИФИКАЦИИ ИЛИ ЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ?

Размышления у подьезда на Ильинке бывшего помощника генерального секретаря ЦК КПСС о слушании «дела КПСС» в Конституционном суде Российской Федерации
РАССМОТРЕНИЕ в принципиально новом для России политическом институте-Конституционном суде- «дела КПСС», судя по всему может стать одним из заключительных актов величайшей в истории мистификации, которая началась после победы октябрьской социалистической революции. Та революция вошла в истиорию и подкупила даже многих неподкупных интеллегентов Запада своими знаменитыми лозунгеми: «Власть-Советам», «Земля-крестьянам», «Фабрики-рабочим»…. Ни один из них, однако, так и не был осуществлен. Последний миф Октября-миф о перестройке, о революционном обновлении нашего социалистического общества,. Геализация этого мифа-и в том нет осознанной вины Горбачева, что бы об этом ни говорили сегодня оставшиеся верными коммунистической идее его бывшие соратники по партии-довольно основательно разрушила советское тоталитарное государство, а с ним и кое что еще, чего бы разрушать не хотелось.
Но, кажется мне, что сталось нетронутым наше мифотворческое мышление-краеугольный (наряду с революционным насилием) камень тоталитаризма. Одна из отвратительных особенностей этого мышления-неуважительное, если не сказать презрительное, отношение к собственной истории со всеми ее фигурами и атрибутами, ее бесконечное, исходящее из соображений политической целесообразности перетряхивание или переписывание, сегодня совершаемое под предлогом устранения то ли белых, то ли черных пятен…
И очень беспокоит меня тот факт, что и «дело КПСС», разбираемое ныне в Конституционном суде, начало проходить-если судить по уже развернутым в прессе аргументам обеих сторон-под мрачной тенью все того же мифотворческого мышления. А коли так, то и сам этот процесс может стать не последним, а лишь очередным актом все той же мистификации, в которой каждая из конфликтующих сторон преследует свои политические цели-причем далеко не те, которые официально провозглашает.
И очень беспокоит меня тот факт, что и «дело КПСС», разбираемое ныне в Конституционном суде, начало проходить-если судить по уже развернутым в прессе аргументам обеих сторон-под мрачной тенью все того же мифотворческого мышления. А коли так, то и сам этот процесс может стать не последним, а лишь очередным актом все той же мистификации, в котором каждая из конфликтующих сторон преследует свои политические цели-причем далеко не те, которые официально провозглашает.
Вот почему не могу не высказать своего мнения по существу этого дела. Как гражданин СССР (по ныне действующему паспорту) и России. Как политолог, знающий, как делалась и делается политика нашего государства, не только из теории, но и из практики. Как бывший помощник одного из генеральных секретарей ЦК КПСС накануне «перестройки», изнутри наблюдавший механизм осуществления высшей власти в нашем государстве. Наконец как человек, фактически вышедший из рядов КПСС (в которую искренне веря в идею коммунизма-вступил студентом в 1961 году) лишь 20 августа 1991 года, находясь в Белом доме. «Дело КПСС», о котором идет речь в Конституционном суде, обьединяет, как известно, два, так сказать встречных иска-вопрос о конституционности Указов Президента, запретивших деятельность КПСС и КП РСФСР, и вопрос о конституционности этой партии, ранее вопреки здравому смыслу именовашейся правящей (это при отсутствии каких-либо других партий!). Не хочу вдаваться в идущие у нас и в других странах споры о том, насколько юридически правомерно было их обьединение. Но, даже не зная, конечно, истинных мотивов Олега Румянцева, могу лишь приветствовать проявленную им инициативу о рассмотрении наряду с делом о конституционности Указов Ельцина вопроса о признании неконституционности КПСС. И не потому, что этим Румянцев облегчил, на мой взгляд, коммунистам их тезисов. А в силу того, что дал шанс, может быть, самый последний, и нынешним сторонникам старой КПСС, и бывшим ее членам, занимавшим в ней очень разные посты, а ныне ее уничтожающим, трезво взглянуть на себя. Взглянуть и, не поддаваясь соблазну известной библейской заповеди: «Не судите да не судимы будете», подвергнуть строгому суду саму себя. Причем не только нравственному, но, если хотите, и политическому. Ибо если нынешние политики, перешедшие из оппозициина позиции правящей политической силы, а не ускорение роста сил дужовных, культурно-нравственных. А надо ли сегодня доказывать, что лишь оно является главным признаком действительного обновления, очищения и реформирования общества?
«Дело КПСС» (как я буду его называть для краткости)- юридически абсолютно бесперспективно. На мой взгляд, это уже документировано доказали в печати до всякого суда ведущие представители противостоящих сторон от С.Шахрая до С.Бабурина и Ю.Слободкина, от Г.Бурбулиса и О.Румянцева до В.Зоркальцева и Б.Курашвили. В ход пущены принципиально все возможные аргументы: от препаривованных, как правило, цитат из Ленина до Положения, утвержденного ВЦИК и СНК РСФСР 10 июля 1932 года; от тезиса о том, что нельзя обвинять КПСС в том, что она посягала на тот социалистический строй, который она и защищала, до апелляций к конституционным положениям, принятым в последние месяцы, когда КПСС легально уже не существовала… Трогательными и вместе с тем весьма симптоматичными выглядят обращения различных сторон к статьям так называемой брежневской Конституции 1977 года. И я бы, как и многие другие, тоже только удивлялся этому, если бы лично не наблюдал летом 1977 года на спецдаче № 17 в «Серебрянном бору», как добросовестно трудились над ней столь, казалось бы, непохожие друг на друга люди, как академики Борис Пономарев и Владимир Кудрявцев, как последний председатель Советской власти Анатолий Лукьянов и первый наш посол в Израиле (после 25-летнего перерыва) Александр Бовин, как будущий помошник первого Президента СССР Георгий Шахназаров и бывший консультант агитпропа Володя Пошатаев.
Правда, в руках у одной из сторон есть еще так называемая «особая папка», содержащая документы из секретных архивов ЦК КПСС и КГБ (те, разумеется, которые не были уничтожены ее последними руководителями). И некоторые из них, возможно, будут в нужный момент пущены в ход. Но это все же операция (для знающих людей) сомнительная.
Во-первых, потому что некоторым из этих документов, с юридической точки зрения, грош цена, ибо составлялись они часто задним числом и субьективно (как, например, так называемые стенограммы Политбюро ЦК КПСС). Во-вторых, носит она в какой-то мере обоюдоопасный характер (не известно ведь, не держит ли «за пазухой» какой0нибудь компромат на лидеров демократов противная сторона?).
Да и вообще я лично не думаю, что архив этот будет публично использован. Иначе не ясно, почему до сих пор, например, наши следователи по особо важным делам ищут следы «миллионов КПСС» чуть ли не на Сицилии, вместо того, что бы проехать куда-нибудь поближе, ну, скажем, к красивому зданию на Ленинградском шоссе? Я не думаю, что лежат они в , «Фонде Горбачева» или что Горбачев их еще где-то «припрятал». Но уж во всяком случае, он бы мог им четко разьяснить, без помощи «его человека»-покойного управделами ЦК КПСС Н.Кручина, что ни одна сколько-нибудь ерупная сумма партийно-государственных денег-а тем более в твердой валюте,-не могла перекочевывать в сейфы иностранных компартий без письменного или по крайней мере устного согласия Генсека ЦК КПСС. Мог бы он ясно ответить и на многие другие вопросы, касающиеся дел, которые сегодня именуют преступными, но которые до недавнего времени ни Горбачеву, ни (да простит меня Всевышний!) даже Ельцину не казались таковыми.
Ну такой, скажем, совсем уж маленький пустяк. Мне, к примеру, доподлинно известно из первых, как говорится, рук, что осенью 1984 года А.Лукьянов подготовил проект указа о переименовании Волгограда назад в Сталинград. Дал ему команду на это непосредственно М.Горбачев после одного из закрытых заседаний Политбюро. Конечно, Сталинградская битва, благодаря которой город навсегда вошел в историю, была не в Волгограде. Это ясно как будто всем. Но ясно и то, что восстановление имени «Сталинград» обьективно способствовало бы в то время росту просталинских настроений в обществе. Но можно ли на основании этого говорить, что Горбачев стремится к реабилитации сталинизма, обвинять его в этом? Нет, конечно, ибо эпизод этот свидетельствует о других качествах Горбачева. Не совсем, конечно, хороших, но и не о таких уж страшных для «политика ленинского типа». И потому мы сегодня не задаем Михаилу Сергеевичу многих трудных вопросов. Таковы уж нынче правила игры. И лично я не осуждаю эти правила. Вот только не надо забывать, что это все же игра. Хотя и политическая.
Но когда речь идет о политических судьбах и исторической роли в нашей человеческой судьбе КПСС, игра недопустима. Здесь все должно быть начистоту, ибо ставки в этой игре-жизнь государства, общества, России, которую второй раз проиграть нельзя. И чисто юридический, а точнее, квазиюридический подход здесь, я думаю, не походит.
Оппоненты, повторяю, уже хорошо показали всем достаточно трезво и самостоятельно мыслящим людям (в том числе, надеюсь, и самим себе), что можно найти достаточное количество аргументов, цитат, правовых статей и «за» и «против» Указов Президента, и «за» и «против» тезиса о неконституционности КПСС. Но окончательное решение не может носить судебного характера. Оно будет политическим.
Так стоит ли толкать на принятие такого решения наш молодой беспрецедентный в истории России институ-Конституционный суд? Не лучше ли в данном случае превратить его в суд общественности, в том числе и в суд над собой? Ибо ответственность (хотя и разную) за деятельность компартии несут не только ее бывший Генсек Горбачев или бывший секретарь Свердловского и Московского горкома партии Ельцин, но и бывший рядовой член КПСС Шахрай или мэр Санкт-Петербурга Собчак, сумевший лишь за одну, так сказать, пятилетку войти и выйти из КПСС. Несу эту ответственность и я, несут ее и члены Конституционного суда, большинство из которых тоже состояло в КПСС. Но несем мы за это политическую и моральную ответственность.
А судебную ответственность надо нести на действия каждого из нас, не прикрывая эти действия мифом о «КПСС».
Кому ведь не ясно, что «КПСС» как политическая партия, созданная то ли в 1898-м, то ли в 1903 году (советская историко-партийная наука это окончательно так и не установила!), фактически перестала существовать в 20-е годы-после упразднения и исчезновения сначала оппозиционных, а затем и всех других политических партий, хотя осознанно это было не всеми и не сразу. Так что, строго говоря, выражаясь политологическим языком, не прав был Борис Николаевич, запрещая то, что уже давно в виде партии не существовало (а так называемая РКП и возникнуть-то с юридической точки зрения не успела). Может все стороны сойдутся на этом? Не ставя, конечно, под сомнение «законность» существования самих коммунистических идей, не КПСС выдуманных и задолго до КПСС возникших.
Но не прав, условно говоря, и Егор Кузьмич. Президент Ельцин, распустив своим Указом организационные структуры компартии и национализировав на территории России ее собственность, пожалуй что, не погрешил против конституционного права (хотя, возможно, и нарушил какие-либо правовые инструкции 30-х, 70-х или 90-х годов). Ведь упразднял он ту силу, ту политическую структуру, именовашууся КПСС, которая даже вопреки статье второй Конституции Брежнева-Лукьянова-Бовина узурпировала у народа всю полноту политической, государственной власти и правила от его имени, но в основном вопреки его коренным интересам.
Правда, можно сказать, что до отмены в 1990 году статьи шестой Конституции СССР она опиралась на конституционное положение о том, что КПСС-руководящая сила советского общества, ядро его политической системы. Но это несерьезно. Во-первых, потому, что даже Нина Андреева, сегодня признает, что ни Политбюро и ЦК КПСС, ни их организационно-политические структуры на местах никакой партии не представляли, хотя были, конечно, самыми властными, действительно руководящими структурами советского общества, политическим, так сказать, костяком нашей партии-государства, которое (это-банальность) Советской властью, конечно же, не являлось.
Что касается ядра… Не могу не вспомнтить своего бывшего коллегу Анатолия Лукьянова, его рассказ об истории этого словосочетания «партия-ядро политической системы советского общества». Как доверительно сообщал он обитателям спецдачи №17, будучи уже доктором юридических наук, но еще рядовым консультантом ЦК КПСС. Определение партии как ядра идет из 30-х годов. Его автор-один из создателей еще сталинской Конституции Николай Бухарин. А человек, давший имя сей Конституции, как утверждал Лукьянов, на полях одного из вариантов текста Конституции насчет ядра раздумчиво начертал слова: «ядро… на ногах каторжника» (вождь всемирного пролетариата как бывший политкаторжанин-в отличие от политэмигранта Бухарина-хорошо. Оказывается, помнил то, что к цепям на ногах политкаторжан часто приковывали ядро). Так что это словосочетание у разных людей вызывает, как видите, разные ассоциации. А потому нынешним коммунистам не стоит на него опираться.
Но думаю, что не стоит нынешним демократам (даже ранее не состоявшим в КПСС или тем более вышедшим из нее до 22 августа 1991 года!) настаивать, скажем, на том, что КПСС-это преступная организация. Помимо всего вышесказанного, это-явное оскорбление миллионов честных, порядочных членов партии, не имевших никакого отношения ни к преступлениям, совершавшимся конкретными деятелями от их имени (о многих из них они, как правило, правды не знали), ни тем более к управлению или правлению обществом и государством.
Советам власть у нас никогда не принадлежала. Но не была она с 20-х годов и в руках партии. Принадлежала она до 1991 года прежде всего организационным структурам организации под названием КПСС во главе с ее генсеком (как бы он не назывался-Сталин, Хрущев, Андропов или Горбачев….). И власть именно этих структу, которые в России после 1991 года стали носить действительно параллельный власти характер, упразднил-и упразднил оправданно-Президент Ельцин своими известными Указами, касающимися деятельности КПСС и КП РСФСР. Нравится это кому-нибудь или нет-другой вопрос, но это-так,. Так что можно, на мой взгляд, здесь спорить лишь о том, сумел ли Ельцин этими Указами изменить характер власти нашего тоталитарного государства или просто сменил людей у власти…. Но это тоже другой вопрос!
Его Указы, независимо от того, какие лично цели преследовали его составители, не смогли уничтожить ни коммунистических, ни тем более социалистических идей. Они-и для меня это главное-заложили основу для уничтожения мифа о КПСС как якобы правящей нами коммунистической партии. Не сделав этого, нельзя покнчить и с той всемирно-исторической мистификацией, начатой в 1917 году, которая вопреки, я думаю, желанию ее творцов завели мою великую державу, Россию, в тупик общественного развития, из которого мы, судя по всему, мучительно и долго будем выбираться.
И как человек, входящий как мне сказали, в число «лиц допущенных в здание Конституционного суда» на слушание «дела КПСС», я прошу наших уважаемых судей (и «подсудимых» тоже) не раздувать старых или новых мифов в политике. И признать наших руководителей больше быть похожими на абсолютного сонарха из сказки-притчи «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзепюри. То есть отдавать только разумные приказания и повеления. И помнить его завет: «С каждого надо спрашивать, то, что он может дать. Власть прежде всего должна быть разумной. Если ты повелишь своему народу броситься в море, он устроит революцию».
Вадим ПЕЧЕНЕВ
Профессор, политолог.
7 июля 1992 года
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 08.11.2018, 09:52
Инна МУРАВЬЕВА Инна МУРАВЬЕВА вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.09.2018
Сообщений: 3
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Инна МУРАВЬЕВА на пути к лучшему
По умолчанию ПАРТИЯ ВСЕГДА ЗНАЛА, КАК СДЕЛАТЬ НАС СЧАСТЛИВЫМИ

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
ПЯТНИЦА, 10 июля 1992 года №157 (493)
Дело о КПСС


Утреннее заседание КС 9 июля началось с «продолжения» вечернего. Представитель Президента Сергей Шахрай в течении полутора часов отвечал на вопросы, которых ему было задано множество.
Затем была предпринята атака на суд.
Адвокат Клигман, представляющий интересы бывшего заместителя генерального секретаря ЦК КПСС Владимира Ивашко, выступил с заявлением, в котором обозначил: КС не мог принимать к рассмотрению ходатайство о неконституционности КПСС. Клигман сказал, что для этого отсутствуют юридические основания, что для рассмотрения этого дела нет материальных и процессу3альных норм. Нельзя обьединисть два жодатайства, подчеркнул адвокат Клигман.
Он нарисовал в своем пространном заявлении довольно страшную картину, которая может иметь место, если суд установит факт неконституционности КПСС.
Судьи, задав вопросы заявителю, предложили высказаться представителям сторон.
Профессор Мартемьянов, выступивший первым, заявил-ходатуйствующая сторона поддерживает заявление адвоката Клигмана. Затем он обратился к Олегу Румянцеву: «Уважаемый депутат Румянцев! Я хотел бы воззвать к вашей совести…. Не надо форсировать события…» Профессор Мартемьянов попросил Олега Германовича отозвать свое ходатайство о проверке неконституционности КПСС. Он предостерегал-а вдруг завтар ваша партия окажется в положении оппозиции?..
Но ни Румянцев, ни депутат Котенков, который в составе группы народных депутатов поддержал ходатайство Румянцева, отзывать его не намерены. Об этом и заявили суду.
Члены КС, обьявив досрочный перерыв, удалились на совещание.
После проведенного совещания, открывая вечернее заседание КС, его председатель Валерий Зорькин обьявил, что суд принял решение оставить заявление Александара Клигмана без удовлетворения.
Слово было предоставлено адвокату Андрею Макарову, представляющему интересы Олега Румянцева.
Андрей Макаров в своей полуточасовой речи демонстрировал суду различные документы, в том числе из архивов КПСС. В основном эти документы с грифом «секретно», «совершенно секретно». Например, о публикации в средствах массовой информации материалов относительно действий советских войск в Афганистане. Оказывается , ЦК «милостиво» позволил средствам массовой информации рассказывать «не более одного раза в месяц о единичных случаях гибели советских солдат в Афганистане», при этом лучше, если это будут факты «случайной» гибели-подрыва на мине, например.
Обращаясь к истории этой организации, докладчик приводил цитаты из постановления ЦК ВКП(б) и КПСС, выпущенных в разные годы. Например, в августе 41-го-о переселении немцев Поволжья. Были секретные постановления и о переселении молдаван, латышей, литовцев, греков, народов Кавказа. «Вся география нашей страны представлена здесь»,-сказал Андрей Макаров, показывая папки, к выдержкам из которых он обращался.
Уже второй раз прозвучала во время слушаний цифра-453.5 миллиона инвалютных рублей. Именно столько, по утверждению стороны, в период с 1081 по 1991-й было «взято денег у государства на спецрасходы ЦК КПСС». Для сравнения выступавший привел пример, что на все школы и вузы страны за это время израсходовано денег в 4.5 раза меньше.
Андрей Макаров, опровергая своих оппонентов, которые говорят, что КПСС сама начала перестройку, что она сейчас другая партия-обновленная решениями ХХVIII сьезда, 19-й партконференции, утверждал: «И в 91-м, и в 17-м и в 37-м-это одна и та же организация».
И даже после отмены 6-й статьи Контитуции СССР КПСС, по утверждению адвоката Макарова, не отказалаь от монополии на власть. В 1990-1991 годах все также кадровые назначения продолжали решаться в политбюро, все так же рождались документы, на которых ставились грифы «совершенно секретно».
Обращаясь к ходатуйствующей стороне, Андрей Макаров напомнил, что их оппоненты утверждают, будто только Гитлер и Муссолини запрещали партии. Но они забывают, что именно КПСС уничтожила не только многопартийную систему в стране, но даже-фактически-своих политических противников.
Подробно остановился докладчик на истории появления в Конституции СССР статьи 6-й о руководящей и направляющей роли КПСС, о подготовке к выборам в Верховный Совет 9-го созыва, которая также велась в ЦК.
Не укладываясь в отведенное ему время, Андрей Макаров обратился к суду с просьбой перенести окончание его выступления на утро. Суд удовлетворил его просьбу.
Инна МУРАВЬЕВА
обозреватель «РГ»
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 08:02. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS