Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Регионы России > 38. Иркутская область

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 06.11.2015, 20:54
Аватар для Андрей Веселов
Андрей Веселов Андрей Веселов вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.11.2015
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Андрей Веселов на пути к лучшему
По умолчанию 3515. Выборы губернатора 2015 года

http://expert.ru/russian_reporter/20...r-pribajkalya/

РИА Новости
Андрей Веселов 29 окт 2015

Красный губернатор Прибайкалья

По результатам голосования в Иркутской области во втором туре выборов неожиданно победил представитель КПРФ, первый секретарь обкома и депутат Государственной Думы Сергей Левченко. Незапланированная победа оппозиции, даже самой системной, осторожной и умеренной, в современной России уже сенсация. Корреспондент «Русского репортера» отправился в Иркутск и поговорил с губернатором-коммунистом о причинах победы, роли оппозиции, планах на будущее, коалиционном правительстве, современном коммунизме, зарплатах медиков и памятниках Сталину и Колчаку.

На церемонии инаугурации Левченко поздравляли руководители его родной партии, Русской православной церкви и «Единой России». Зачитали телеграмму от президента, долго аплодировали. Зампред ЦК КПРФ, доктор сельскохозяйственных наук Владимир Кашин пожал избранному губернатору руку и объявил о «победе трудового народа в год Великой победы». Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим подарил «в качестве благословения» Левченко икону, а лидер иркутского отделения «Единой России», спикер законодательного собрания области Сергей Брилка вручил пышный букет алых роз.

После инаугурации в отношении сына губернатора, директора ангарского ЗАО «Стальконструкция» Андрея Левченко возбудили уголовное дело. Следователи подозревают Левченко-младшего в «уклонении от уплаты налогов в крупном размере». Речь идет о сумме примерно в 3 миллиона рублей. Якобы благодаря фиктивным отношениям с фирмами-однодневками директор получил незаконные налоговые вычеты. Впрочем, это уже не первое дело. В самый разгар предвыборной кампании руководство фирмы обвинили еще и в невыплате заработной платы в период с июня 2014 года по май 2015 года, в результате чего образовался долг в два миллиона. Соратники Левченко тут же заявили, что это попытка надавить на губернатора.

Результат выборов стал неожиданностью и даже шоком. Еще в августе ВЦИОМ предсказывал уверенную легкую победу действовавшему главе области единороссу Сергею Ерощенко. Тот должен был получить 61%, в то время как Левченко по прогнозам не набирал даже скромных 17%. В действительности же Левченко уступил Ерощенко в первом туре меньше 10%, а во втором туре вырвался и опередил соперника на 15%, набрав в итоге почти 57%.

Победа кандидата от КПРФ нарушила негласное пакетное соглашение между Кремлем и тремя парламентскими оппозиционными фракциями, у каждой из которых до настоящего времени было лишь по одному «согласованному» главе региона. Алексей Островский, губернатор Смоленской области и член ЛДПР, был назначен президентом. Губернаторы Вадим Потомский (глава Орловской области, член компартии) и Константин Ильковский (глава Забайкальского края, шел кандидатом от эсеров) избирались в условиях благожелательного отсутствия претендентов от «Единой России», а до этого оба были назначены Владимиром Путиным «исполняющими обязанности».

Таким образом, все три губернаторские должности — добровольный подарок Кремля думской оппозиции. Главы регионов заняли свои должности не в конкурентной борьбе. Тоже самое можно сказать и о главе Кировской области Никите Белых — местные единороссы не стали выставлять своего кандидата и поддержали либерального новатора-губернатора.

Победа Левченко совсем другого рода. Это первая с момента возвращения региональных выборов победа оппозиционного кандидата, пусть даже от чрезвычайно умеренной оппозиции, в настоящей борьбе, это победа не была заранее запланирована и согласованна. Нечто подобное раньше случалось только на местном уровне, на уровне градоначальников — так, в Екатеринбурге победил основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман, в Ярославле бизнесмен Евгений Урлашов (потом, правда, на него завели дело, и суд мэра от должности освободил), в Новосибирске депутат Анатолий Локоть.

Конечно, это не была победа только коммунистов. КПРФ и Сергей Левченко выступили в качестве зонтичной структуры, интегратора, политического оформления для всех недовольных властью. Помимо своего целевого избирателя, они сумели привлечь разнообразный протестный электорат, в диапазоне от «белоленточников» до националистов (многие голосовали не столько «за» Левченко, сколько «против» бывшего губернатора), а также заручиться поддержкой части местной элиты, разругавшейся с Ерощенко. Это и отставной мэр Иркутска Виктор Кондрашов, и глава крупнейшей строительной компании «Новый Город», независимый депутат заксобрания Александр Битаров — теперь они приглашены в новое областное правительство, которое Левченко замыслил как «коалиционное» и где нашлось место даже для его противников из «Единой России».

В российских регионах побеждают представители партии власти. Они не только контролируют административный ресурс и местное телевидение, но и пользуются расположением Москвы, а значит, кроме всего прочего, получают свою часть от общей электоральной популярности Владимира Путина. Почему в иркутской области вышло иначе, и даже рейтинг Путина не помог?

Есть несколько причин. И президент, и представители администрации президента в последнее время много и часто говорят, что выборы у нас должны быть демократичными и что называется «непредсказуемыми». Может быть, еще не все, кто завязан в вертикали выборов это осознали, и поэтому продолжают жить по старой методике. У нас в явочном порядке состоялись те самые «непредсказуемые выборы», о которых говорит Москва. Рейтинг президента не оказал влияния еще и потому, что по нашим ощущениям, по ощущениям внутри области, прошлый губернатор очень отдаленное, небольшое отношение имел к президенту. Вспомните процедуру досрочной отставки и выхода на новые выборы. Это вообще воспринимается странно, а у нас — в сибирских традициях — это воспринимается просто как нечестная игра. Да, во многих регионах так было, и всегда президент высказывал поддержку губернаторам, которые уходили досрочно и снова выставляли свою кандидатуру на выборах, обсуждал с ними планы на будущее. На встрече с бывшим иркутским главой Ерощенко президент, напротив, высказал удивление, задал вопрос «зачем вам это нужно?».

По мнению лидера КПРФ Геннадия Зюганова, Сергей Левченко «большой профессионал, грамотный». У КПРФ теперь целых два губернатора, на одного больше, чем у ЛДПР и «Справедливой России»
Александр Новиков/ТАСС

Два года назад на выборах в законодательное собрание уверенно победила «Единая Россия». В парламенте у «Единой России» 31 депутат, у КПРФ шесть депутатов, у «Гражданской платформы» и ЛДПР еще меньше. «Единая Россия» так или иначе, но доминировала на политическом поле. Что за слом произошел за эти два года?

Политические настроения идут по синусоиде. Вы делаете вывод о доминировании на основании региональных выборов 2013 года. Возьмем другой пример для сравнения. На прошлых выборах в Госдуму по области КПРФ набрала почти одинаковое количество голосов с «Единой Россией». В городе Иркутске, городе Ангарске по спискам мы выиграли! Были результаты на других выборах: человек, которого мы выдвигали в мэры Иркутска, победил. Кандидат, которого мы выдвигали в Братске, тоже победил. Кроме того, выборы выборам рознь. Нельзя сравнивать выборы в законодательное собрание, где на места депутатов сразу баллотируется масса кандидатов, и выборы главы области, где нужно проголосовать всего за одного единственного человека. Вспомните выборы губернатора в 2001 году, где я победил…

Официально нет. Избирком признал победу действовавшего на тот момент губернатора Бориса Говорина.

Я же говорю про реальные, а не формальные результаты. До трех часов ночи я побеждал, на 4,5% опережал соперника. Потом выключили свет, а в семь утра я уже «уступаю» 1,5%. Всем же понятно! Но даже по официальным данным я тогда набрал больше 45%. Губернаторские выборы правильнее сравнивать с губернаторскими, а не с какими-то другими.

На этот раз вы ожидали победы или победа стала для вас неожиданностью?

Я верил в победу, и неожиданностью для меня она не стала. Это собственные ощущения и опыт — я в политике очень давно, имею возможность сравнить все выборы за последние 25 лет.

После победы по-прежнему считаете себя оппозиционером?

Давайте уточним, что такое «быть оппозиционером», разберемся в понятиях. Оппозиция это не Баба-Яга из мультфильма, которая «всегда против». Когда принимали прошлый бюджет области, наша фракция считала, что бюджет должен быть, я бы сказал, более народным что ли — не должно быть таких расходов на графу «управленческая деятельность», не должно быть преференций отдельным компаниям, связанным с людьми из администрации. Точно также мы не поддерживали ряд законопроектов, которые, как мы считали, носят открыто коррупционный характер. Это были принципиальные для нас вопросы. Но это не значит, если мы повесили на себя табличку «оппозиция», что мы всегда будем голосовать против по любому вопросу. Это не оппозиция. Это за гранью здравого смысла.

Сейчас тоже. Я как губернатор, руководители нашей партии — мы поддерживаем правительство страны по части вопросов. Это Крым, Украина, это Сирия, какие-то другие внешнеполитические решения. Мы не в оппозиции по всем вопросам, мы в оппозиции по конкретным принципиальным для нас вопросам.

Если судить по ситуации на местном уровне, по ситуации с мэрами, то выиграть выборы и при этом остаться оппозиционером очень сложно — могут перекрыть финансирование или возбудить уголовное дело. Не боитесь, что не дадут работать?

Не скажу, что боюсь, нет. Хотя то, о чем вы говорите, я хорошо знаю. Есть примеры в Иркутской области. Кого-то ломали и заставляли вступать в «Единую Россию», на других возбуждали уголовные дела. Я это понимаю. Но я понимаю и другое. Моя позиция сегодня поддержана большинством населения области. Если поддержка сохранится, то те функционеры, которые сидят здесь и в Москве, должны будут понять, что сталкиваются не со мной, а с мнением большинства. Они должны будут с этим мнением считаться.

При этом мы реалисты, мы не говорим, что завтра или послезавтра сделаем всем счастье. Мы обсуждали с законодательным собранием, где большинство у наших оппонентов, поправки в бюджет. Если цифры, а цифры упрямая штука, говорят, что нужно сделать так, то все соглашаются.

Ваши сторонники утверждают, что уголовное дело о неуплате налогов против вашего сына возбудили именно в связи с вашей победой на выборах. Какие есть основания для таких утверждений?

Меня удивляют такие вещи. В области за последнее время накопился большой долг по разным предприятиям, по налогам. Долг, который образовался по объективным и субъективным причинам. Есть задержки по заработной плате. По зарплате общий долг 200 миллионов, по налогам отдельные предприятия имеют недоимки по 50-60 миллионов. На этом фоне удивление вызывает маниакальный интерес правоохранительных органов к одному лишь предприятию. Возможно, меня хотят запугать таким образом или опорочить. Если же руководствоваться логикой, здравым смыслом, то я ожидаю, по крайней мере, что подобный интерес проявят к другим случаям, где суммы в десятки раз больше. Пока я этого не наблюдаю.

Правильно ли я понимаю, что вы создаете коалиционное правительство, где будут представлены различные политические силы области?

Да, это так. В нашем правительстве будут представители КПРФ, беспартийные, представители других сил, в том числе «Единой России». На 80% правительство уже сформировано.

Вы предложили пост главы областного правительства Александру Битарову. Вас не смущают прежние метания Битарова, ведь он поочередно возглавлял местную «Единую Россию» и «Гражданскую платформу»? Кроме того, Битаров далек от коммунистических взглядов…

Если я буду подходить к формированию кабинета с точки зрения партийности, это уже, очевидно, не будет коалиционное правительство, верно? Я обозначил для себя два критерия. Первое – профессионализм, второе – честность, порядочность. Главное, чтобы человек удовлетворял этим критериям, вопрос партийности в данном случае будет вторичен. Раз мы исходим из идеи коалиционного правительства, то ни «Гражданская платформа», ни «Справедливая Россия», ни другие партии и организации меня смущать не будут. Два первых заместителя губернатора — на самом деле, не члены КПРФ. А вот молодой министр сельского хозяйства — член КПРФ. Будут еще представители партии в других структурах и службах.

В свою команду, в свой кабинет вы также пригласили бывшего мэра Иркутска Виктора Кондрашова. Он популярен среди горожан, но ведь Кондрашов сначала по списку КПРФ был избран депутатом законодательного собрания области, потом при поддержке КПРФ стал собственно мэром, а после вдруг взял и вступил в «Единую Россию», а потом с ними тоже поссорился. Как быть с таким непостоянством?

Вы все-таки хотите сбить меня на партийный принцип формирования команды. Для коалиционного правительства важно не то, где он был и откуда ушел. Он пользуется популярностью, он хороший хозяйственник, он представляет часть политического спектра в области – вот что главное для коалиционного правительства.

В вашей предвыборной программе лишь в разделе «культура» упомянуты «иркутские коммунисты», которым надлежит «сохранить этнический мир и своеобразие области». Это хорошо и важно. Но больше коммунизм и коммунистов вы нигде в программе не упоминаете. Идейно вы стоите на коммунистической платформе, вы коммунист?

Конечно, коммунист. Мало того, я первый секретарь областного комитета КПРФ. Больше двадцати лет коммунисты области избирают меня своим лидером. Если смотреть на программу, то у нас нет задачи в каждом предложении или абзаце ставить печать «коммунистический», «коммунист» и бить себя в грудь. По сути, наша программа основывается на федеральной программе партии.

Что для вас означает коммунизм в XXI веке?

Я бы даже не про век говорил, а про нынешнее состояние нашей страны. Ближайшая задача — сделать национальную экономику более национальной. Это поможет проводить независимую политику, внутреннюю и внешнюю. Посмотрите, кто владеет нашими природными ресурсами, крупнейшими предприятиями, вертикально-интегрированными структурами. Это привело к самой возможности применять к нашей стране такой инструмент давления как санкции. Если бы экономика была независимой, сильной — никто бы и не думал ни о каких санкциях. Не применяют же санкции к Китаю. Следующий шаг сделать экономику более социальной, более народной, ориентированной на человека.

Могли бы вы прояснить запутанную ситуацию с памятником Сталину. Так есть необходимость ставить памятник Иосифу Виссарионовичу в иркутской области или все же нет?

Я сторонник того, чтобы в области и в России было больше памятных исторических мест. У нас этого, к сожалению, слишком мало. Есть государственные деятели, которые сильно повлияли на историю нашей страны. Этого не надо стесняться, не надо прятать голову в песок. Я никому ничего не хочу навязывать, я за то чтобы люди сами принимали решения, какие памятники им ставить в том или иного городе, районе, поселке. Я не стану приезжать в какой-то город и говорить — здесь такой памятник поставьте, а здесь другой.

История действительно запутанная, я давал интервью одной телекомпании (телеканалу «Дождь». Во время предвыборной кампании вырезки из этого интервью показывали местные иркутские телеканалы — прим. «РР»), говорил примерно то, что говорю сейчас вам. Из интервью надергали кусков, будто бы я навязываю жителям области памятник Сталину.

Давайте уточним. Персонально вы как гражданин, губернатор и член компартии как относитесь к установке памятнику Сталину?

Скажу так. Если в каком-то городе или районе будет инициативная группа, и большинство жителей примет решение об установлении такого памятника я, конечно, перечить этому решению не буду.

В Иркутске уже есть памятник адмиралу Колчаку. Захотели и поставили, никого не спрашивали.

Об этом и речь, что никого не спрашивали! Я совсем не уверен, что, если бы спросили, то люди бы одобрили идею. Фигура неоднозначная, а главное сам процесс, я помню, как это было. Людей не то, чтобы не спрашивали — памятник им откровенно навязывали. Он несколько лет пролежал в Москве, потом его хотели поставить в Омске — не получилось. Потом его привезли сюда. Руководителям области и города, мягко говоря, подсказали — давайте ставить. Это совершенно недемократично и неправильно. Я хочу этот процесс развернуть в противоположную сторону. Власть должна не навязывать свои решения народу, а должна прислушиваться к его мнению, считаться с ним, уважать это мнение. И по вопросу о памятниках, и по всем другим вопросам.

Вернемся к вашей предвыборной программе. Раздел «цены и тарифы». Вы настаиваете на необходимости «ввести регулирование социально значимых цен на товары широкого потребления». Как ограничить цену на практике? Ввести верхнюю планку цены для батона хлеба и пакета молока?

Нет, это слишком упрощенный взгляд. Перед выборами часто говорят «мы остановим рост цен». Как это делается? Собирают в регионе представителей торговых сетей, коммерсантов и договариваются с ними кулуарно, чтобы удерживали цены на группу товаров на какое-то время, скажем полгода или год. Потому что выборы. Это приводит к тому, что затраты все время растут, тарифы растут, инфляция. Пружина сжимается. Проходит намеченный срок или даже не проходит, пружина резко разжимается — цена прыгает. Иногда сразу в два раза, становится даже больше, чем без этих соглашений с бизнесменами. Это непрофессиональный, чисто популистский и политический подход, чтобы перед выборами людей не волновать.

Мы предлагаем другой путь. Сейчас обговариваем с Минсельхозом, как стимулировать производство в области нашей сельхозпродукции. Конечно, по сравнению с Советским Союзом мы сильно провалились, пашен осталась не больше половины. Но мы будем стараться исправить ситуацию. Продукция будет местная, будет возможность местным производителям нормально торговать, ведь продать товар бывает сложнее, чем вырастить.

Если мы создадим условия, если не станет посредников, то и цена уменьшится вслед за затратами.

Это не исключает того, что ограничения мы тоже будем вводить, у производителей бывает жадность. Знаете, когда ты произвел подешевле, появились условия, а продать стараешься дороже, как раньше. Но ограничения — не главное.

Губернатор Левченко делает ставку на коалиционное правительство, куда приглашает людей разных взглядов, в том числе и тех, кто раньше от КПРФ отвернулся
из архива пресс-службы губернатора Иркутской области

А законодательная возможность у руководства области ввести этот барьер имеется?

Она непрямая. Есть несколько рычагов — налоговых, административных, антимонопольных. Это можно сделать. Но регулировать надо тонко и умело, а не просто взять и объявить цену.

Раздел программы «здравоохранение». То, что тут написано, звучит просто угрожающе. Такое ощущение, что медицинское обеспечение самая больная точка в области.

Так и есть.

Вы пишете, что здравоохранению области «нанесен большой урон», а медицинские и социальные учреждения «пострадали от разорительной политики, едва сводят ныне свой бюджет». Речь идет о политике вашего предшественника или о политике федерального центра?

Есть указы президента о повышении заработной платы бюджетникам, в том числе в области здравоохранения, врачам, младшему и среднему медперсоналу. Можно по-разному выполнять эти указы. Можно развивать область, увеличивать поступление налогов в бюджет и за этот счет повышать заработную плату.

Если же поступления снижаются, такая тенденция есть, а указы надо выполнять, то в этом случае ты «оптимизируешь» расходы: сокращаешь медицинские учреждения и число медиков, число ставок. Оставшимся увеличиваешь зарплату и рапортуешь в Москву: «господин президент, задачу выполнили». В результате у врача в центральной больнице зарплата, может быть, немного повысилась, но сокращены поликлиники, родильные дома в районе. Человек, который заболел, за двести километров вынужден ехать в центральную больницу, а там скапливается столько народу, что на прием одного пациента врачу отпущено семь минут. Естественно, он ничего не успевает. Кому от этого лучше?

Как выполнить указы президента альтернативным образом, повысить зарплату врачам, но одновременно сохранить медицинские учреждения в отдаленных населенных пунктах?

Надо увеличивать ресурсы. Они не увеличивались все последнее время. Другого выхода у нашей команды нет. Иначе нам придется идти таким же путем и «оптимизировать». Мы этого делать точно не будем. Задача увеличения доходной части бюджета одна из самых первых, ключевых. Второе — разумная экономия. Можно фельдшерско-акушерский пункт (ФАП) открыть за условных три миллиона, а можно за полтора. Здесь есть резервы и возможности для маневра. Иногда расходы носят неуместный, даже явно коррупционный характер. Вот наглядный пример. В прошлом году я организовывал проверку Счетной палаты. Выяснилось, что детский сад в области, который делается из леса, а леса у нас пока хватает, так вот этот детский сад стоит в два раз дороже, чем такой же садик из бетона и кирпича в городе. Такого быть не может! Понятно, тут что-то нечисто. Так что резервы для экономии есть, это сотни миллионов рублей.

В областной администрации остается Валентина Вобликова, которая курировала весь медицинский и социальный блок при предыдущем губернаторе. Как может измениться политика, если остается тот же самый человек?

Может, поверьте, может. Многое зависит от посыла руководства — от губернатора, от председателя областного правительства. Любой человек, который работал в прежней администрации, хотел он этого или нет, он должен был выполнять прямые распоряжения своих руководителей. Я это лично видел. По тем же детским садам видел. Ты мог быть против, твой профессиональный и человеческий долг говорили о другом, но ты обязан был подчиняться, выполнять указания.

Вы политический «тяжеловес». Несколько раз баллотировались на пост губернатора, едва-едва не победили в 2001 году. И вот, наконец, вы возглавили область. Но пройдет время, вы покинете этот пост. Что вы должны сделать, чтобы самому себе сказать «я выполнил поставленную задачу»?

Мы в ближайшее время, в ближайшие пару месяцев сформулируем программу социально-экономического развития со всеми приоритетами. То, что я хочу сделать уже сейчас, не дожидаясь программы — это демократизировать отношения в области, демократизировать отношения власти и общества. Только что я, заместитель председателя правительства и еще пять министров встречались с представителями профсоюзов. Общались в открытом свободном режиме. Мы встречаемся и слушаем людей. Если я смогу установить систему постоянного общения, диалога власти и людей — это само по себе принесет огромную пользу. Власть должна слушать и слышать людей. Это то, чего сейчас не хватает.
Справка:
Цитата:
Сергей Георгиевич Левченко: биографическая справка
Родился 2 ноября 1953 года в Новосибирске. В 1976 году окончил Новосибирский инженерно-строительный институт, в 1993 году — Российскую академию управления. С 1987 по 1989 год — председатель Юго-Западного райисполкома Ангарска. С 1988 года — второй секретарь, с 1990 года — первый секретарь Ангарского горкома КПСС. Принимал участие в создании структур КПРФ в Иркутской области.

С 1993 года первый секретарь областного комитета КПРФ. В 2004-2007 годах — депутат законодательного собрания Иркутской области, председатель Комиссии по контрольной деятельности. Избирался депутатом Госдумы третьего, пятого и шестого созывов.

Трижды, в 1997, 2001 и 2015 годах, баллотировался на пост главы Иркутской области. На последних выборах одержал победу. С октября 2015 года — губернатор области. Подполковник запаса. За 2014 год задекларированный доход составил 4,4 миллиона рублей.

Последний раз редактировалось Chugunka; 09.04.2018 в 14:35.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 11:53. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS