Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Внутренняя политика > Партстроительство > Левый фронт

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #11  
Старый 12.08.2017, 03:36
Аватар для Игорь Яковенко
Игорь Яковенко Игорь Яковенко вне форума
Местный
 
Регистрация: 18.02.2014
Сообщений: 740
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Игорь Яковенко на пути к лучшему
По умолчанию Тюрьма и воля Сергея Удальцова

http://www.kasparov.ru/material.php?id=598B45E820416

09-08-2017 (20:36)
Его политическая судьба – символ судьбы левого протеста в путинской России

! Орфография и стилистика автора сохранены

Сергей Удальцов 8.08.17 вышел на свободу, отсидев 4,5 года по сфабрикованному обвинению. "Отсидел ни за что" – это как раз про него. "Отсидел за всех нас" - тоже про него. В местоимение "нас" я включаю и себя, поскольку был 6.05.12 на Болотной, а там могли схватить и посадить любого.

"Дело Удальцова, Развозжаева и Лебедева" - прямой результат преступной деятельности ОПГ, скрывающейся под псевдонимом "телеканал НТВ", поскольку данное "дело" было возбуждено Генпрокуратурой "по материалам", содержащимся в фильме "Анатомия протеста-2". Фильм смонтирован из фрагментов плохой видеозаписи на которую наложены плохо различимые голоса. Зато закадровый голос неведомого диктора звучит громко и уверенно сообщает товарищу прокурору, что да, вот эти самые Удальцов, Развозжаев и Лебедев умышляли учинить массовые бесчинства в Калининграде, Владивостоке и в Москве, и именно на это просили деньги у врага России грузина Гиви Таргамадзе.

В преступное сообщество, которое фабриковало "дело Удальцова" входили, помимо "ОПГ НТВ", многие люди в погонах. Именно они похитили Леонида Развозжаева в Киеве у дверей представителя ООН по правам человека, надели ему мешок на голову и вывезли в Россию, где и пытали его двое суток, выбивая признательные показания. В чистейшем, дистиллированном виде статья 303, часть 3 УК РФ, срок до 7 лет…

Итак, Сергей Удальцов на свободе. И первое интервью уже дал. Телеканалу РЕН ТВ. Сообщил две существенные вещи. На вопрос, не обижен ли он на своих коллег по протесту, ответил, что слово "обида" в тюрьме не приветствуется. И далее пояснил: "Обид никаких нет. Потом встречусь с кем нужно. Спрошу со всех как с понимающих, как говорят в тюрьме. Разберемся".

Сергею Станиславовичу – 40 лет. Он из профессорской семьи потомственных историков, потомок первого ректора МГИМО. Знаю Удальцова лично, он не раз бывал у меня в программе на СОТВ, я видел сдержанного, рассудительного молодого человека, надевавшего маску Че Гевары, поскольку эта маска была востребована у молодежи левых взглядов. Поэтому убежден, что щеголяние тюремной стилистикой это вполне очевидная очередная маска, надетая с целью использовать "тюремный капитал" для позиционирования в нынешнем политическом пространстве. Ну, что ж, имеет право…

Второй посыл от Удальцова в значительной степени определил его место в политическом пространстве. Удальцов – принципиальный "крымнашевец". "Подавляющее большинство населения Крыма за то, чтобы быть с Россией", - объяснил Удальцов в интервью РЕН ТВ. – "Можно в будущем закрепить эти результаты, повторить референдум. Было бы желание. Я думаю, что со стороны Запада такого желания нет. Это используется как повод для давления на Россию. В целом я очень рад, что Крым с нами". Конец цитаты.

10.08.17 Сергей Удальцов обещал устроить пресс-конференцию, на которой ответит на вопросы о своих дальнейших планах. Но, полагаю, что главное уже прояснилось, остались детали. Сергею Удальцову могут подобрать место в КПРФ – одно время ходили разговоры, мол, вот неплохо бы Зюганову сделать его своим преемником. Впрочем, партийные старцы, плотными рядами вставшие у думской и партийной кормушек вряд ли пропустят молодого и амбициозного, да еще и склонного к "бунту" Удальцова в первые ряды. А на пребывание в задних он сам не согласится. Возможны и другие варианты его участия в политической и общественной жизни страны. Ясно одно: в протестном движении Сергея Удальцова больше нет. Полностью поддержав оккупацию Крыма, он лишил себя протестного содержания. Он может критиковать режим за его недостаточное антизападничество, как это делают многие "эксперты" Соловьева типа Старикова, Делягина или Багдасарова, или недостаточный милитаризм, как это делает Гиркин. Может примкнуть к борьбе с коррупцией и стать частью избирательной кампании Алексея Навального (это – вряд ли, но вдруг). Может попытаться возродить из пепла "Левый фронт" или АКМ. Человек он энергичный и мужественный, неплохой митинговый оратор. Но в послекрымской России у него нет самостоятельной ниши.

Политическая судьба Сергея Удальцова – это символ судьбы левого протеста в путинской России, у которого и до оккупации Крыма были туманные перспективы, а после начала войны против Украины никаких перспектив не осталось вовсе. Это, кстати касается и националистического протеста. Украв Крым и начав войну с Украиной, жестко противопоставив себя Западу, Путин съел левое и националистическое клылья протеста. Эти крылышки и в 2011-2013 годах были маленькие и слабенькие, как у цыпленка, но тогда они громко заявляли о себе, а теперь им просто нечего сказать, поскольку за них все патриотическое и антизападное сказал Путин.

Сегодня главное, что Сергей Удальцов жив и на свободе. Мои поздравления ему, его жене Анастасии и сыновьям, Ивану и Олегу. Поскольку "свобода лучше чем несвобода", как сказал один человек, которому Сергей Удальцов, встречавшийся с ним 12.02.12, когда тот грел кресло президента, наивно предложил продлить свои "президентские полномочия" и учинить в России настоящие выборы…
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 12.08.2017, 03:58
Аватар для Роман Попков
Роман Попков Роман Попков вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 09.10.2011
Сообщений: 59
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Роман Попков на пути к лучшему
По умолчанию Выбор между революцией и реакционным догматизмом

http://www.kasparov.ru/material.php?id=598B935059BC5
10-08-2017 (09:24)
Является ли для Удальцова путинская авторитарная система безусловным врагом №1?

! Орфография и стилистика автора сохранены

Свое первое, очень короткое и на данный момент единственное интервьюпосле освобождения Сергей Удальцов дал телеканалу РЕН. Еще несколько лет назад оранжевая эмблема РЕН на микрофонах была добрым опознавательным знаком для оппозиционных активистов: "с этими людьми можно разговаривать, им можно давать интервью". Но времена Марианны Максимовской прошли, и сейчас РЕН считается одним из самых злобных прокремлевских медиа-ресурсов.

Сотрудники РЕН во время интервью пытаются вытащить из Удальцова нужные им слова: про "обиду на политических сторонников", про Навального ("ведь ничего хорошего вы не скажете?") и тому подобное. Цель у них вполне понятная: сделать так, чтобы Удальцов уже самим своим выходом не усиливал, а ослаблял оппозицию, чтобы слова, вынутые из только освободившегося арестанта, разбирались в интернете на цитаты и выносились в заголовки лоялистских медиа.

"Удальцов отказал в поддержке Навальному". "Сергей Удальцов: мне не по пути с либералами". "Политзаключенный обличает навальнистов" — такие "новостные заметки" должны были украсить сайты "Комсомольской правды" и интернет-газеты "Взгляд" после освобождения лидера "Левого фронта".

Но Удальцов был сдержан и немного ироничен. Сумел избежать главной ошибки многих политзаключенных, выходящих на свободу: не начал рубить с плеча, сыпать безапелляционными суждениями и емкими эпитетами. Как это ни странно, в обычном общении, в том числе и с журналистами, Удальцов всегда был разумен и корректен, хоть это и не вяжется с его публичным обликом "площадного горлопана", висящего на руках у омоновцев. "По личностям буду высказываться попозже". "Сейчас надо встретиться, посмотреть, пообщаться". "Потом буду комментировать, чтобы сейчас сгоряча не сказать что-либо неправильное, непродуманное и про него (Алексея Навального – "Русмонитор"), и про других". Так отвечает Удальцов на вопросы сотрудников РЕН, ждущих от него скандальных цитат в заголовки.

Пожалуй, самое жесткое высказывание о грядущих встречах с соратниками – "спрошу со всех как с понимающих, как говорят в тюрьме". И в этом горделивом употреблении тюремным штампов – вполне типичное для только что освободившихся политзеков позерство. Нужно быть фигурой масштаба Ходорковского или Лимонова, чтобы выйдя на свободу удержаться от жонглирования фразами типа "спрос как с понимающего", или "слово "обида" не приветствуется".

Говоря о дальнейших политических перспективах Удальцова и о его будущей роли в протестном движении, важно понимать, что заключенный, выходя на свободу, освобождается именно в тот день и год, в которые он был отправлен за решетку. Время для него остановилось. Можно иметь в тюремной камере и зоновском бараке телевизор, можно получать любые печатные издания и даже ночами выходить с помощью нелегального смартфона в интернет – все равно во время тюремной изоляции человек надежно отрезан от российского бытия. Он в полной мере не слышит, не чувствует пульс страны. Даже с политэмиграцией не так, в политэмиграции есть все шансы находиться в повестке, чувствовать ее. А вот тюрьма и зона куда более эффективно отсекают политика от России. Ходорковский приходил в себя, вникал в новую политическую повестку несколько месяцев. Лимонову после освобождения в 2003 году тоже потребовалось некоторое время, чтобы заново почувствовать русскую политику, но Лимонову повезло: рядом с ним был верный и надежный советник. Это Владимир Линдерман, который понимал Россию первой половины 2000-х лучше, чем многие, и именно благодаря Линдерману Лимонов и его ныне запрещенная партия на несколько лет стали авангардом антипутинской лево-демократической оппозиционной коалиции.

У Сергея Удальцова, похоже, есть понимание того, что нужно осмотреться и прийти в себя. А вот с советниками у него беда. Его уже окружили, и, возможно, еще плотнее окружат в ближайшем будущем советские реакционеры, сталинисты, фанаты "Новороссии", профессиональные борцы с "буржуазно-либеральной оппозицией". Удальцов, еще во время нахождения под домашним арестом поддержавший аннексию Крыма и донбасскую кровавую авантюру Кремля, сам сделал пространство вокруг себя комфортным для именно таких людей.

Поддержка оккупации Крыма и Донбасса – главная политическая ошибка Удальцова. Она оказала разрушительное воздействие на "Левый фронт" — крупнейшую организацию несистемных левых. Говоря о продолжении политической биографии Сергея, важно понимать природу этой ошибки.

Удальцов вполне мог, оставаясь в рамках левой парадигмы, осудить аннексию Крыма как империалистический акт Кремля (а это и был империалистический акт). Как классическому левому, Удальцову трудно было бы занять сторону украинского правительства в донбасской войне. Но он, именно будучи классическим левым, должен был осудить войну как таковую, одновременно обличив российское военное участие в войне как империалистическую агрессию.

Сделав такие заявления, Удальцов оттолкнул бы от себя реакционеров, забубенных догматиков и разнообразных клинических "борцов с фашистами и либералами". Но сохранил бы приязнь к себе со стороны тех молодых леваков, которые не озабочены "геополитикой" и реставрацией СССР, а хотят бороться с Путиным, его олигархией и его репрессивным аппаратом. То есть, сохранил бы актив "Левого фронта", своих политических солдат.

Проблема в том, что Удальцов, сумевший сколотить в 2000-е годы самую активную и боевитую левую организацию России, сам не был классическим левым в европейском понимании. Правнук "старого большевика", именем которого в Москве в советское время была названа улица, Удальцов всегда с излишним трепетом относился к советскому прошлому. Это было видно и по неизменной футболке со изображением Сталина, и многим лозунгам "Авангарда красной молодежи" (первой удальцовской организации), и по постоянному сотрудничеству Удальцова с КПРФ. Во время акции леваков "Антикапитализм-2002" Удальцов взашей гнал с трибуны какого-то то ли троцкиста, то ли анархиста, осудившего в своей речи действия российских войск в Чечне. Нацболы, тогдашние союзники Удальцова, ликовали, однако вряд ли такое поведение было бы нормальным для европейского левого лидера.

Да, Удальцов всегда стремился к созданию над-идеологической антикремлевской коалиции, годами участвовал в конструировании союзов между левыми, либералами и националистами. В этом его несомненная историческая заслуга. Но в душе Сергея все-таки была замаскирована болезненность скучного советского реваншиста, из-за которой харизматичный революционер в 2014 году начал произносить ужасающие глупости.В четверг лидер "Левого фронта" будет давать пресс-конференцию. Безусловно, он опять повторит свои мантры про Крым и про Донбасс – это уже было когда-то сказано, деваться Сергею больше некуда. Но главное теперь будет в другом: что именно будет говорить Удальцов о русской политике и русской оппозиции? Является ли для Удальцова путинская авторитарная система безусловным врагом №1? Готов ли он ради борьбы с этим врагом вновь вступать в коалиции (как ситуационистские, так и стратегические) с либералами и националистами? Будет ли он ради этой борьбы воссоздавать несистемную левую политическую организацию?

Готов ли, он, не разделяя политических взглядов Ходорковского и Навального, пожать им руки ради борьбы с общим врагом, ради революции?

Или же мы услышим унылые проповеди а-ля “поздний Лимонов” – про борьбу с либералами, про противостояние с “капиталистическим Западом”, про “отнять и поделить”. Телеканал РЕН и другие пропагандистские ресурсы Кремля такую “повестку” Удальцова будут с радостью тиражировать. Но в случае избрания такой стратегии Удальцов стремительно займет место на бордюре в одном из тупиков русской политической жизни – где-то рядом с Лимоновым.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 18.08.2017, 09:38
Аватар для Накануне.RU
Накануне.RU Накануне.RU вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 24.09.2013
Сообщений: 78
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Накануне.RU на пути к лучшему
По умолчанию Борис Кагарлицкий: Удальцову придется или уйти к Навальному, или договариваться с нерадикальными левыми

https://www.nakanune.ru/articles/113156/
11.08.2017 10:50 Мск



"Левого фронта" больше нет, уличная политика изменилась, Навальный выводит на улицы тысячи человек. Если Сергей Удальцов, недавно вышедший на свободу, хочет сохранить свое политическое будущее и при этом не быть младшим партнером Навального, ему придется стать менее радикальным и "уличным", чем он был в 2012 году, считает один из создателей и идеологов "Левого фронта", социолог Борис Кагарлицкий. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Освободился Сергей Удальцов, как Вы это восприняли?

Борис Кагарлицкий: Очень хорошо, что человек вышел. 4,5 года он сидел фактически ни за что. Его освобождение должно всех очень радовать. Надо сказать, что вышел на свободу он в других условиях, чем те, что были, когда он садился.

|Фото: facebook.com/udaltsova?fref=pb&hc_location=profile_browser

Вопрос: Но некоторые считают, что условия очень похожи на 2012 год.

Борис Кагарлицкий: Категорически иные условия сейчас. "Левого фронта" больше нет, нет уже той конфигурации оппозиции, в которой он был нужен либеральной публике. В 2011 году ей нужен был свой громкий, активный и лояльный левый, который был бы настроен по-боевому, но психологически от них зависим.

Успех Удальцова в том раскладе был связан с тем, что он отважный человек, готовый на радикальные действия, а с другой стороны, политически не очень самостоятельный, не стратег и не организатор самостоятельной политической силы. Этим он очень удобен был для широкой оппозиционной коалиции. С его помощью либералы "прикрывали" свой левый фланг, нужен он им был для того, чтобы в либеральное по повестке движение затащить как можно больше людей с левыми или радикальными взглядами. Собственно говоря, поэтому у Удальцова не очень серьезное влияние среди левых. В этом и парадокс. Его знают как левого политика, но в левых кругах он не очень авторитетен. Он авторитетен как лидер левых в либеральных кругах. Поэтому в той функции, в которой он существовал, его сейчас могут использовать некоторые либералы, например, в борьбе против Навального, но это будет иррационально, поскольку либералы от этого ничего не выигрывают.

Навальный, может быть, что-то и предложит Удальцову, но согласится ли он сам? Навальный мог бы снова использовать Удальцова как человека, который "прикрывает" ему левый фланг, при условии, что Удальцов согласится стать его младшим партнером.

В качестве лидера левых я его не вижу. Более того, из сколько-нибудь серьезных левых организаций лидером или идеологом его никто, как мне кажется, не видит.

Последний вариант, который у него есть, – взять паузу, подождать, разобраться в ситуации и найти свое место уже в новой конфигурации, посмотрев, как развивается левое движение. Но, не опираясь на либеральные масс-медиа, которые раньше его подпирали, а за счет договоренности с другими леваками.

Вопрос: Почему Вы говорите, что это последний вариант, ему уже много самых различных вариантов предлагают, например, встать на лоялистские позиции по отношению к власти.

Борис Кагарлицкий: Нет, это маловероятно для него.

Вопрос: Стать политическим троллем в СМИ и соцсетях, завести телеграмм-канал?

Борис Кагарлицкий: Нет, понятно, что делать он может что угодно, хоть собирать марки. Но если он имеет целью сохранить свое политическое будущее, тогда у него два реальных варианта: договориться с Навальным и "прикрывать" ему левый фланг, другой вариант – попытаться договориться с лидерами других левых организаций и найти какое-то свое место. Это будет трудно и в перспективе потребует от него проявления качеств, которые раньше ему были не свойственны. Люди меняются, набираются опыта, поэтому я думаю, что он сможет это сделать. Однако ни тот, ни другой сценарий не имеет ничего общего с тем, что обсуждается в прессе сейчас, потому что медийность не делает ту или иную персону автоматически политиком.

|Фото:

Вопрос: Олигарх Ходорковский доброжелательно приветствовал освобождение Удальцова в своем твиттере, в "Открытой России" его уже привечают?

Борис Кагарлицкий: Это возможно, но "Открытая Россия" – маргинальная организация. В чем, кстати, состоит тактика Навального? Парадоксальным образом он маргинализировал именно либералов, потому что в плане получения ресурсов, в плане формирования своего облика в качестве единого лидера оппозиции ему нужно было прежде всего бороться с либералами, и эту задачу он более-менее решил. Либералы маргинализированы именно внутри оппозиции, где раньше доминировали, а в результате сама оппозиция перестала быть маргинальной и вырвалась на политический простор. Оппозиция перестала ассоциироваться с маргинальными членами общества. Ходорковский сейчас пытается подбирать либералов и маргиналов, действуя в пику Навальному – это тупик. Сравните акции Навального и "Открытой России". Несопоставимые вещи. Более того, разрыв будет только нарастать, чем больше "Открытая Россия" будет пытаться противопоставлять себя Навальному, тем больше будет маргинализироваться.

Все прекрасно понимают, что в либеральной парадигме всякая работа против Навального – работа на Путина.

Парадокс состоит в том, что именно то, что не нравится либералам в Навальном, и делает его альтернативой Путину. Либералы попали в вилку, встали перед выбором: стать фактически троллями на работе у Кремля или подчиниться Навальному. Последнее для них означает маргинализацию и потерю политического влияния, но хоть немного соответствует их ценностям. Такова либеральная парадигма.

У левой парадигмы более сложная конфигурация. У левых есть потенциал наращивания своего движения, помимо и без подчинения Навальному за счет социальных движений, за счет того, что есть очень большая доля протестных социальных групп, которые еще не в полной мере политизированы, подозрительно относятся к Навальному и все более враждебны власти. Тут есть пространство. Но тут опять же возникает парадокс. На этот раз он в том, что Удальцов по своим качествам в наименьшей степени подходит для того, чтобы эти движения как-то консолидировать. Ведь эта среда отторгает радикализм. Масса левонастроенных и социально озабоченных граждан все критичнее и критичнее относятся к Путину, но при этом они более социал-демократы, чем радикалы. Это люди умеренных взглядов, которые очень не хотят потрясений. Любопытно, что традиционно считается, что именно левые всегда выступают за революционные действия, а либералы стремятся к умеренности. Однако в российских реалиях все ровно наоборот. База либералов в значительной мере маргинальна – им нечего терять.

Левые – это люди, которые принадлежат к низшему и среднему классу, обеспеченны каким-то жильем и работой, возможно и ипотекой. Это люди, которые не заинтересованы в потрясениях. Да, они хотели бы глубоких изменений, но чтобы они проходили без потрясений. Понятно, что в данном случае левым нужен не тот лидер, который показывает слишком большой радикализм.

Вопрос: Если проследить за Вашей логикой, то может показаться, что в нынешней ситуации Удальцову нет места?

Борис Кагарлицкий: В политике для него не очень много места, но если он проанализирует, что с ним произошло раньше, и учтет все перемены, которые произошли в обществе, то может вписаться в конфигурацию нового левого движения, тем более, что она еще неясна. Она прояснится через полгода-год.

В значительной мере развитие левого движения будет определяться тем, что будет делать государство и что будет делать Навальный. У левых нет единого центра притяжения, нет внятной структуры. КПРФ таковой не является уже, там все мертво. Есть какие-то очаги кристаллизации, но в политические структуры они не оформлены. Понятно, что отвергать Удальцова не будут. У него есть свой героический ореол, есть заслуги, место он может найти, но при условии, что он отойдет от образа, который ему создают масс-медиа. В этом образе у него нет будущего.

|Фото: http://www.liveinternet.ru/tags/êîåìëü/

Вопрос: Разве можно затеряться с такой биографией?

Борис Кагарлицкий: Ой, еще как можно! Посмотрите на историю русской революции. Посмотрите, кто были героями социального движения и кто стали героями реальной революции.

Вопрос: Это было время глобальных потрясений, а сейчас у нас стабильность.

Борис Кагарлицкий: Потрясения будут такие, что мало не покажется. Случатся они не от того, что люди их хотят. Они произойдут независимо от желания людей. Сейчас же речь идет не о том, что будет, а о том, какие общественные потребности существуют. Есть запрос на общедемократического альтернативного лидера, который выполняет Навальный. Есть запрос на социальные реформы, на защиту и восстановление социального государства, которые пока никто не воплощает в силу того, это весьма размытый вопрос и он не так хорошо артикулирован.

Удальцов – человек уличной политики, но для того, чтобы сыграть роль уличной политики, нужен или общий уровень стихийной мобилизации или нужно быть во главе очень крупной организации, которая уличную политику контролирует. Второе сейчас в стране имеется – это Навальный. Трудно его переиграть. Удальцов может позвать людей на какую-то акцию, но выйдет на нее тысяча человек, не больше, и это уже будет не так важно и заметно. Навальный ведь выводит многие тысячи по всей стране. Также Удальцов может выйти на акцию Навального и смириться с тем, что работать придется по чужим правилам. Уличная политика уже не та, которая была в 2011 и в 2012 годах. Тогда уличная политика была стихийной, тогда Сергей был на своем месте. В уличной стихии он как рыба в воде. Сейчас улица другая, там другие люди, другие задачи.

11.08.2017 10:50 Мск | Иван Зуев
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 18.08.2017, 09:45
Аватар для Накануне.RU
Накануне.RU Накануне.RU вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 24.09.2013
Сообщений: 78
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Накануне.RU на пути к лучшему
По умолчанию Полный текст пресс-конференции Сергея Удальцова. Часть первая

https://www.nakanune.ru/articles/113167/
14.08.2017 08:00 Мск

Сергей Удальцов: Я вас всех приветствую. Предлагаю тогда начать нашу работу. Возражений нет у вас? Дорогие друзья, я еще раз всех приветствую. Четыре с половиной года я отбывал наказание за якобы организацию беспорядков на Болотной площади в 2012-м году. Сначала это был домашний арест, потом содержание в следственном изоляторе, затем в колонии общего режима в Тамбовской области. В совокупности получилось немало. Сейчас, я думаю, возникают вопросы и у вас и у многих других наших граждан, какова же моя позиция на сегодняшний день в отношении и действующей власти и тех оппозиционных организаций, с которыми мы раньше взаимодействовали, которые сегодня продолжают работать? Каково мое отношение к тем событиям, которые происходили и на Болотной площади, и на других площадях в 2011-м и 2012-м году? Постараюсь кратко высказаться по всем этим моментам.
Читайте также:
Полный текст пресс-конференции Сергея Удальцова. Часть вторая

Начнем с главного. Эти четыре с половиной года никак не изменили мою жизненную позицию, мое мировоззрение. Я как был жестким критиком Путина, правительства, так им и остаюсь. За те годы, что я находился в изоляции, несмотря на то, что произошли события на Украине, был присоединен Крым, и вроде бы появились здесь в Российской Федерации действительно возможности, чтобы власть трансформировалась, вроде бы она обещала на словах это, повернулась лицом к народу, действительно стала действовать в интересах большинства, тем более, что международная обстановка, на мой взгляд, к этому подталкивала. Никакое импортозамещение, никакой технический прогресс и рывок в производстве в Российской Федерации невозможен без того, чтобы не мобилизовать в хорошем смысле слова наш народ. Это возможно только если политика нашего государства будет социально ориентирована на народ. Ориентирована на интересы тех, кто производит, а не тех, кто спекулирует, тех кто перепродает, тех кто по сути занимается обманом. За все эти годы, к сожалению, и по сей день, не произошло никаких позитивных изменений в этом направлении. По-прежнему курс экономической политики, а это базис всей экономики, базис развития страны, остается неолиберальным. Тем, который был еще при Ельцине. По сути дела, это курс, который планомерно заводит страну в тупик, не дает нашей промышленности развиваться, не дает [развиваться] производителям, людям, которые реально созидают дешевые кредиты. На этом фоне разговоры об импортозамещении, конечно, становятся уже просто несерьезными. Особенно наглое и циничное поведение у элиты, этого круга друзей нашего президента, друзей их друзей, родственников, близких. Огромное количество паразитов, но в процентном отношении это крайне небольшой процент граждан России. Их циничное поведение, роскошь показная, наплевательское отношение к интересам граждан, вызывают все больше и больше возмущения у граждан России, и, к сожалению, несмотря на то, что есть точечные моменты борьбы и с коррупцией и беспредельным поведением олигархов, системных изменений не происходит.

Самое главное, то, о чем всегда говорили левые силы, нужны перемены в ценностных подходах, идеология безудержного потребительства, идеология накопления, когда деньги решают все, деньги и еще раз деньги – это тупик. Во всем мире мы видим запрос на перемены, весь истеблишмент западный переживает очень нелегкие, очень непростые времена. Результаты выборов и в Соединенных штатах, и во Франции, борьба в Германии и Великобритании – это запрос общества на перемены. Да, им сейчас пользуются консерваторы и правые популисты, но укрепляются и левые силы. Мы видим, что в Соединенных штатах Америки кампания Сандерса была довольно яркой, он получил большую поддержку, по сравнению с тем, что было 5-10 лет назад, это прорыв, это укрепление левых сил. Что мы наблюдаем во Франции? Меланшон, который, кстати, поддерживал меня, когда я находился в местах лишения свободы, делал определенные заявления, как и другие европейские политики, левая партия Германии, шведские социалисты. Мне это было приятно, пусть эта поддержка и не вела к каким-то глобальным результатам, но эта солидарность важна. Таким образом я считаю, что сегодня задача реально оппозиции в Российской Федерации осуществить тот левый поворот, на который есть запрос во всем мире. Альтернатива – полнейшая деградация, куда нас ведет нынешняя власть или приход правых популистов, популистов неолиберального толка, чего нам совершенно бы не хотелось и мне в первую очередь. Поэтому я остаюсь в жесткой оппозиции к нынешней власти и считаю, что реформы, которые идут, явно недостаточны. Наш президент не хочет или не может, это уже ему надо задавать вопросы, призвать к ответу, поставить на место эту зарвавшуюся, зажравшуюся элиту, которая сегодня расплодилась в неимоверных количествах. Борьба с коррупцией носит показной характер, это "борьба с самими собой", и, конечно, реального результата мы ожидать не можем.

Состояние нашей оппозиции меня не очень удовлетворяет на сегодняшний день. Потому что всегда задача, и моя лично, и "Левого фронта", заключалась в том, чтобы консолидировать левые силы максимально, чтобы мы действовали одним отрядом. Пусть будут разные партии, но, по основным моментам, мы принимали бы скоординированные решения, как то участие в выборах, проведение массовых кампаний, юридическая и правозащитная деятельность. Так и в рамках взаимодействия разных отрядов оппозиции, которые отличаются по своей идеологии. Если брать 2011 и 2012 год, мы достигли, я считаю, неплохих успехов впервые за долгое время. Либералы, левые силы и адекватные националисты были вместе, обсуждали, договаривались и действовали на улице. Кампания 2011-2012 года – яркий пример, как можно удачно взаимодействовать людям самых разных взглядов. Конечно, это вызвало панику в стане власти, те репрессии, которые обрушились на нас следствие того, что нам удалось договориться, нам удалось наладить взаимодействие.

К сожалению, на сегодня я вижу, что консолидации разрушена. Здесь постарались и власти, безусловно, репрессивная кампания не прошла даром, но и действия многих оппозиционных лидеров, их чрезмерные амбиции, сослужили недобрую службу, на мой взгляд. На сегодня то коалиционное объединение, которое существовало где-то до 2013 года с момента развала Координационного совета оппозиции, по сути дела, прекратило свое существование. Понятно, что повлияла ситуация с Украиной, события в Крыму, ситуация на Майдане, это привело к еще большему разобщению. Но, тем не менее, я считаю эту ситуацию искусственной во многом. Надо эту ситуацию как можно быстрее исправлять. Иначе, по одиночке, я думаю кардинально ситуацию в ближайшее время не изменить. Для себя я вижу какие ближайшие задачи и буду все усилия к этому прилагать? Во-первых, активизация. Максимальная активизация левого движения, в первую очередь непарламентского, несистемного левого движения, тем, чем занимался "Левый фронт" все последние годы. Считаю, что сильнейшие репрессии обрушились на "Левый фронт". Из состава лидеров, руководителей организации больше половины или были посажены в тюрьмы, или вынуждены были эмигрировать или ушли из жизни под давлением репрессивных мер. Здоровье не выдержало, люди были в возрасте, это сказалось непосредственно. Такого давления, я думаю, никакие другие организации не испытывали на себе. Наш "Левый фронт" требует организации и модернизации, мы этим будем заниматься в самое ближайшее время. Задача "Левого фронта": все небольшие левые организации, которых много, которые занимаются поддержкой социальных движений, борются за права трудовых коллективов, профсоюзов, решают проблемы, которых в России масса, ими надо заниматься скоординировано, не распаляя силы, а действуя единым кулаком. Надеюсь, что в ближайшее время мы через обновление "Левого фронта" добьемся того, что разрозненные группы сможем собрать воедино. Этим "Левый фронт" занимался и раньше, а сейчас это еще более актуально. Конечно, самое тесное взаимодействие с парламентскими левыми партиями. Да, я могу сказать много критических слов в их адрес, конечно, они сегодня тоже, между нами говоря, заплыли жиром. Они хорошо себя чувствуют, власть их не беспокоит, по сути дела, и у них очень романтично идет взаимодействие. Эти критикуют, те слушают, но делают по своему, а дальше дело не идет. Владимир Владимирович слушает, но ест и продолжает есть и будет есть, если нам не изменить нашу политику. Консолидация левых, взаимодействие с европейскими левыми, с американскими, которые сегодня поднимают голову, в мире есть запрос на ценностное изменение, идеология потребления изживает себя. Это наша первоочередная задача. В ближайшее время я проведу встречу с руководителями всех левых организаций. Надеюсь, в ближайшее время нам удастся "Левый фронт" перезапустить. Будут у нас на осень намечены конференции, которые покажут и в Москве, и в регионах, насколько это удалось реализовать.

Грядут выборы. Как ни крути, обойти эту тему невозможно. Я считаю, что если левым силам удастся в 2018 году объединиться, действовать сообща, и выставить, я надеюсь (это было бы прекрасно), единого кандидата от левых сил. Это должно быть, на мой взгляд, новое лицо. К нынешним лидерам я отношусь с уважением, многих знаю давно, это сами по себе хорошие люди, многое сделали, но есть определенная усталость от них, как есть усталость от Путина. Мне кажется, их мудрость заключалась бы в том, чтобы сейчас найти новых людей, провести внутренние праймериз, внутреннюю подготовку и выдвинуть к 2018 году, это уже скоро и время на раскачку не остается практически, свежего, сильного кандидата, более молодого, тут я говорю не про себя, юридически я на сегодняшний день лишен возможности абсолютно, имея судимость, по тяжкому преступлению, непогашенную. Заниматься сейчас шарлатанством, говорить, что сейчас я буду выдвигаться в президенты – безответственно. У меня на на данный момент таких амбиций нет. Однако, я буду делать все, чтобы кандидат от левых сил выступил наиболее мощно. Я буду сейчас призывать и Зюганова и Миронова, а также другие организации и профсоюзы поработать над этим. Мне кажется, что настало время что-то менять. Если и дальше будет все продолжаться по накатанной, опять будут те же кандидаты, это просто может привести к гибели или сильнейшему ослаблению левого движения в России, потому что эту нишу займут тогда националисты, правые популисты, либеральные популисты. Для народа ни к чему хорошему не приведет, я считаю.

Запрос на левую идею в России всегда был силен, сегодня еще сильнее, но в той ситуации, которую мы наблюдаем, если не активизируются левые, их место займут другие, и это будет фарс и комедия. Что касается левого движения, я коротко обозначу. Далее, взаимодействие с оппозицией из других отрядов, либеральных и националистических, я считаю, что позиция "Левого фронта" в 2011 году была абсолютно правильной. Может быть, вы не знаете всех нюансов, но на тот момент, еще наверное, Борис Немцов, вечная память, да мы с ним по взглядам разные люди, но человек делал много для консолидации, его устранение напрямую было связано с этим или с другим, не хочу сейчас заниматься конспирологией, был опасен именно этим. Умел объединять, умел договариваться, мы всегда с ним находили общий язык, хотя абсолютно разные взгляды, и стратегическое видение развитие России у нас разное, но тактически мы понимали, что надо действовать вместе, иначе по одиночке нас уничтожат, загонят в тюрьмы и лагеря, что и случилось. Наша позиция была правильной.

То, что сейчас коалиция развалена, консолидации нет – большая беда. Власть этим прекрасно пользуется: разобщает, разъединяет, стравливает друг с другом, либералов с левыми, левых с националистами, между собой идет грызня, для власти это очень удобно. Я думаю, что сейчас я вижу свою задачу, миссию на ближайшее время, постараться это взаимодействие, насколько возможно, восстановить. Это не значит, что мы должны брататься, не значит, что должны полную идентичность приобрести – у нас разные взгляды. Но по базовым вопросам защиты прав гражданских свобод, экономических интересов нашего населения, а сегодня мы видим, что кризисные явления ведут к обнищанию.

Я сидел в Тамбовской области. Очень хорошо видно изнутри, как это происходит. Люди выживают, бедные беднеют, богатые богатеют, в этом плане ничего не меняется. Надеюсь, удастся найти среди либеральной оппозиции те силы, и среди адекватных националистов и патриотов, те силы, которые будут готовы к взаимодействию. Проведение общих протестных кампаний, общих социальных мероприятий. Надеюсь, это нам удастся.

В целом, хочу сказать, что на сегодня в России есть запрос на третью силу. Власть – понятно. Есть прозападная оппозиция, которая очень явно заигрывает перед западом, а в нынешних условиях, когда Запад оказывает прямое воздействие на Российскую Федерацию, используя проблемы Крыма, Донбасса, где до сих пор гибнут люди, которые борются за свои права, это же герои, по сути, это те кто защищает свою родину и право говорить на том языке, котором считают нужным, Запад цинично пользуется этой ситуацией в своих интересах. Сегодня мы не должны поддерживать власть только потому, что на нее ополчился Запад. Это неправильно. Мы всегда разделяем любовь к родине и любовь к власти. Родину свою я люблю, я патриот, но я не люблю эту власть, которая наш народ загоняет в яму. В то же время я считаю, что оппозиции нельзя явно позиционировать себя как силу прозападную, апеллировать к Западу с просьбой о помощи. Некоторые сегодня злоупотребляют. Чуть ли не призывают к введению оккупационной администрации на территории Российской Федерации, что недопустимо, я считаю. В этой ситуации есть запрос на третью силу. Лево-патриотической, сильной, не прозападной, но критично и жестко настроенной к власти оппозиции внутри России. На сегодня одна из основных моих задач – выстраивание сильной и мощной лево-патриотической оппозиции. Я тут готов взаимодействовать со всеми, к переговорам, действию и объединению. Это залог успеха. Вольно или невольно нас подталкивают к безвыходной ситуации: продолжение проедания России той элитой, которая последние 15 лет (а, по сути, и больше, с 90-х этим занимаются, мы же должны помнить, что Владимир Владимирович Путин – ученик Собчака, ставленник Ельцина и выходец из тех кругов, он именно таких неолиберальных экономических взглядов и придерживается, и то, что в правительстве у него постоянно присутствуют неолибералы – яркое свидетельство, да во внешней политике он может вести якобы патриотическую линию, но по сути, в базис экономический сводит на нет и разрушает все то, что делается во внешней политике). Вторая альтернатива – прозападная оппозиция, которая говорит, что Крым надо возвращать, надо полностью подчиниться требованиями Запада, Международного валютного фонда – это неприемлемо. Поэтому третья сила, мощная лево-патриотическая оппозиция – это то, как я вижу будущее нашей страны и буду все усилия к этому прилагать. Кто будет со мной соглашаться, кто будет со мной рядом, кто будет со мной готов к взаимодействию, я полностью открыт. От остальных же придется дистанцировать общение, ближайшее время покажет.

По итогам Болотного дела. Очень коротко. Много об этом говорилось, много писалось. Итоги еще не подведены. Прекрасно вы знаете, что многие фигуранты Болотного дела, те, кто отбыли свои сроки, я в том числе, при помощи наших замечательных адвокатов, здесь присутствуют и Дмитрий Аграновский и Виолетта Волкова, обращались в наших судах (понятно, что это было бесполезно), обращались и в ЕСПЧ, на сегодня уже несть решение по Ярославу Белоусову. По нам с Леонидом Развожаевым будут такие же решения, но будем оспаривать до победного. Через наши суды добиваться компенсаций и полного оправдания. Это безумный приговор, обвинение в организации беспорядков, которые организовала, если честно, сама власть. Я неоднократно об этом говорил. Повторю еще раз. Сама власть организовала беспорядки на Болотной площади. Да, были люди, у меня есть к ним вопросы из стана оппозиции. Когда тот же Илья Пономарев бегал и говорил, что нужно прорывать оцепление полиции, мне было странно, для чего он это делал. Естественно, когда Следственный комитет обращался ко мне с предложениями дать на кого-то показания, я отвергал категорически саму эту возможность. Для понимания мы должны быть абсолютно честны перед самими собой.

На мой взгляд, поведение ряда оппозиционеров, когда Алексей Навальный за день до этой акции предлагал не идти на Болотную, а садиться у кинотеатра "Ударник", я просто все силы потратил, Леонид мне помогал, чтобы разубедить, но до конца не удалось, что нельзя людей подставлять. Предлагалось просто, никого не уведомив, посадить людей у кинотеатра "Ударник", сразу подставив под репрессии, чтобы их там избили. Что это? Недальновидность или сознательное стремление к провокационной деятельности? Не знаю, никого не хочу обвинять, но вы должны это знать: не все такие белые и пушистые, даже в оппозиции. У нас сегодня порой тоже закрывают на многое глаза, надевают розовые очки. Если ты против Путина, у тебя уже индульгенция от всего. Нет, там тоже есть люди, на мой взгляд, не очень чистоплотные, не очень порядочные. Я когда вышел, давал первое интервью, сказал, что спрошу с них, как в лагере говорят, "как с понимающих". Это аллегория, но тем не менее, пообщаемся, поинтересуемся, почему они себя так вели.

Сегодня я наблюдаю ситуации с массовыми акциями, когда, не считаясь с людьми, когда их подставляют на мой взгляд под молотилово, под дубинки, опять людей сажают. Не знаю, может быть, это такая стратегия, но, мне кажется, не стоит так с людьми обращаться, если мы демократы, если мы говорим, что мы за народовластие, все решение и мы, кстати, "Левый фронт" в 2011 и 2012 году всегда выступали, чтобы открыта максимально была работа оппозиционной коалиции. К сожалению, хочу прямо сказать, что у ряда наших коллег были другие подходы. На словах они говорили одно, а делали по-другому. Эти непонятные движения указанных товарищей, и другие были, я не буду просто про всех, много времени займет. Вели себя странно. Нельзя исключать, что это был разогрев и подготовка, которой власть воспользовалась.

Ксения Собчак, которую называют троянской лошадью в оппозиции. Подарок сделали. Включили в наши ряды. Сколько я боролся, чтобы ее убрать, по крайней мере, из публичных выступлений. Не удалось. Наши силы были небезграничны. И вот когда она накануне делает заявление в соцсетях, не ходите – будут провокации. Я не дословно цитирую, но было как-то так. Картина выстраивается. Уж не в связке ли действовали вот эти ребята и наши власти, которые с удовольствием потом перегородили нам проход на Болотную, создав нам узкий коридор, давку, в которой могли люди погибнуть? Я в суде неоднократно говорил, если я такой коварный и хитрый организатор массовых беспорядков, как вы пытаетесь представить, почему же я сам полез в самую гущу, чуть меня не затоптали, мог погибнуть реально, это не преувеличение – абсурд. Какова была реальная роль отдельных людей в той истории? Глядя на то, что происходит сегодня, остаются вопросы. Никого не обвиняю, окончательных выводов не делаю, но и вы должны знать, что не все так однозначно. Надо очень аккуратно и осторожно относиться к тем действиям и словам, которые многие сегодня говорят. Мы оппозиция, и если мы обвиняем власть в обмане, нечестности, воровстве, то мы не должны сами становиться на этот путь. Именно поэтому власть, обвиняя нас в сговоре с грузинами, мол, брали деньги, била в самое больное место. У нас была нормальная репутация. Мы всегда жили честно, я лично, надеюсь, мои соратники. Я старался так выстраивать политику в нашей организации, чтобы было все честно, прозрачно, скромно, ближе к народу. Это та оппозиция, которая нам нужна, а не оппозиция, которая говорит одно, а делает другое – вступает в тайный сговор с властями. Буду разбираться, буду смотреть, чтобы не повторять тех же ошибок. А они были. Моя личная ошибка – излишнее доверие к некоторым людям, она привела меня, и провокация властей, в места лишения свободы. Я потерял 4,5 года жизни. Это немало, скажу я вам. Да, сейчас не те времена, когда пытают, избивают, более-менее цивилизовано все происходит, но все равно это жизнь в клетке, потерянные годы.

Так что спросим со всех, поинтересуемся, как и что происходило в то время, еще раз повторю, мы с Развожаевым, с "Левым фронтом" делали все возможное, чтобы людей не подставлять. Часто спрашивают, вот ты предлагал после акции не расходиться, выражать свой протест дальше. Да, я этого не скрываю, это нормальная, цивилизованная форма протеста, она происходит по воле граждан. Я всегда считал, что надо им предложить, дать высказаться. Захотят – останутся. Насильно, тем более методом провокации, кого-то стравливать с полицией недопустимо. Мы должны быть ответственными. Дальше я буду вести себя именно так. Поэтому если выяснится, что какие-то люди действовали нечестно в то время, я буду сейчас изучать эти моменты, получать подтверждения, вряд ли с ними получится какое-то взаимодействие. Порядочность человека! Пусть он будет других взглядов, но он должен быть порядочным, а если он не порядочный... Я думаю, что взаимодействие будет затруднительно. Время покажет, выводов окончательных делать не буду. Те, у кого есть ко мне вопросы, я кого-то назвал, кому-то еще сам задам.

Люди, которые пострадали, узники Болотного дела, слава богу, большинство из них на свободе, прошли испытания достойно, передаю им огромный привет. Те, кто еще остается, я точно не готов сказать, только освободился, кажется, двое или трое по Болотному делу, желаю им только одного: скорейшего освобождения и силы духа. Я думаю, мы проведем среди узников Болотного дела общую встречу. Люди освобождаются, некоторые выпадают из активной жизни, надо встретиться, обнять друг друга, поддержать. Многие не знали друг друга до самого этого дела. Фактически, все случайно попали под эти репрессии. Изучая материалы своего уголовного дела, просмотрел десятки часов видеозаписей. Объективно, не кривя душой, всматривался, может действительно кто-то избивал полицейских. Провокаторы, да, были явно. Кто-то кинул одну бутылку с зажигательной смесью. При том осмотре, который полиция проводила при входе на площадь, ясно, что это были люди, специально допущенные, и сделали свое черное дело. Отталкиваясь от этой одной бутылки, следствие сделало квалификацию "массовые беспорядки". Не было бы этого, сама квалификация уже просто не была бы возможна. Я смотрел видеозаписи… ну не видел я, особенно ребят, которых осудили, чтобы они делали что-то серьезное, противоправное. Да, когда на них набрасывался ОМОН, некоторые возмущались, может быть, действовали слишком энергично. Но это не была первоначальная агрессия с их стороны. Конечно, это фарс, мы прекрасно должны понимать, поэтому те, кто пытался сейчас говорить, что Удальцов выйдет и раскается… Мне не в чем каяться. Мы боролись за наши права. Мы хотели, чтобы в России жизнь стала чуть свободнее, чуть легче, чуть комфортнее. Что в этом плохого? Я думаю, все этого хотят, просто кто-то предпринимает какие-то усилия, а кто-то нет. Я сидел до звонка. Мне заблокировали все возможности освободиться досрочно. Но я особо не и не пытался. Я понимал, что это определенное унижение. Что у них мне просить? Помилование предлагали писать, я не писал. Мне перед ними оправдываться не в чем. Это они будут со временем, те, кто спровоцировал эту ситуацию на Болотной, кем бы они ни были, власти, полиция, оппозиционеры... История все расставит по своим местам. Все ответят по справедливости, чуть раньше или чуть позже. Я в этом не сомневаюсь, жизнь подтверждает, что так и происходит.

Поэтому, еще раз повторю, мы борьбу юридическую продолжаем. Спасибо нашим адвокатам, думаю, когда будут ответы на вопросы, они скажут пару слов по этому поводу. Мы продолжаем борьбу за консолидацию оппозиции, за консолидацию левого движения. Все свои силы буду на это отдавать. Я не сломлен, я не пересмотрел свои взгляды, я остаюсь честным перед самим собой и надеюсь, буду честен перед вами. Все эти вбросы про деньги, про грузин, чем больше времени, тем больше все это выглядит фарсом. Этот Таргамадзе, который все еще в розыске… Ну это смешно. Можно десять лет его разыскивать и двадцать лет, тридцать. Это просто-напросто спектакль, который был разыгран. Я понимал, что стал заложником ситуации, и, к сожалению, ряд соратников на тот момент из оппозиции, мне кажется, в душе были довольны. Активного конкурента их на политическом пространстве изолировали. Если честно, были у меня такие ощущения. Зла ни на кого не держу. У каждого своя жизнь, своя рубашка ближе к телу, как жизнь показывает. Но, рядовые активисты, про левых я и не говорю, но и многие либеральные рядовые активисты – золотые люди, низкий поклон. Помогали все эти годы, семье моей, супруге, детям, помогали материально и морально. Нужды, отбывая наказание, я не испытывал. Огромная благодарность. Это искренние люди, с ними и будем дальше работать. Вожди меняются, вожди уходят и приходят. Псевдовожди на самом деле. Очень многие себе такой имидж создают, на самом деле, не являясь не то, что вождями, а даже достойными людьми. От них поддержки особенной не было, а рядовые ребята, идейные люди, низовой актив всех наших партий, организаций – прекрасные и золотые люди. С ними, я надеюсь, и дальше будем идти вперед уверенно и с гордо поднятой головой. Будем привлекать и новых людей, как я сказал. "Левый фронт" будет реанимирован, я вас уверяю, потому что сегодня есть запрос, в том числе и на левую уличную политику.

Массовые акции. Есть такие вопросы, на какую акцию ближайшую пригласите, где вы будете митинговать, я думаю, сейчас надо чуть-чуть осмотреться. В моей ситуации было бы недальновидно сразу с шашкой наголо звать на какие-то акции. Вы бы в душе посмеялись и сказали, что Удальцов немножко не в себе, засиделся в тюрьме, а теперь опять зовет митинговать.

Уличная активность – важнейшая составляющая борьбы за свои права и свободы. Важнейшая составляющая нормального государства и общества. Я всегда это приветствовал и буду приветствовать. Но эта активность не должна быть искусственной и не должна быть провокационной. Сейчас все острейшие социальные вопросы, и в Москве я вижу, даже "оттуда" это было видно, много острых, социальных проблем, так и по России. Сегодня социальный протест будет только разрастаться. Это та сфера деятельности, где я буду принимать максимальное участие, я думаю к осени вы услышите и про наши акции, и про наши кампании. Совместно с другими силами антикоррупционные выступления? Да, я не пойду митинговать за Навального. Это его позиция выдвигаться в президенты, это не мой кандидат. Но выйти против коррупции, не пиаря Навального, по реальным проблемам – всегда пожалуйста, мы открыты к взаимодействию, но резко против того, чтобы нас снова использовали.

Раньше было и сейчас может возникнуть у кого-то соблазн нас как пушечное мясо использовать в своих закулисных интересах и сговорах. Это не пройдет. На нас не рассчитывайте в таком качестве. Мы не мальчики для битья. Мы будем проводить свою четкую позицию. Протест, если он адекватен, если он под правильными лозунгами, мы всегда в нем будем участвовать. Для левых сил, я считаю, что 7 ноября – столетие революции, как кто бы к нему ни относился, для левых, да и для всей страны – знаковое событие и знаковый день. Было бы очень правильным, встречаясь с руководством компартии, "Справедливой России", я бы призвал хоть в этот день отказаться от дрязг и распрей и пройти мощной, единой во всех городах акцией – День столетия Революции. Показать, что то, что было тогда, не забыто, переосмыслено, а те ценности и идеалы, с которыми тогда люди выступали и боролись, они во многом актуальны и сейчас в России, и во всем мире. Те ошибки, которые происходили, не должны повторяться, крови, которая тогда лилась, надо избегать. Еще раз повторю, мы всегда выступали за мирный, конструктивный протест. Ни в коем случае мы не сторонники метода провокации, конфронтации, насилия, крови. Это моя позиция была раньше и сейчас нисколько не изменилась. Кто бы нас в чем ни обвинял, на самом деле, мы одни из самых конструктивных людей и мирно настроенных, а то, что нас провоцируют постоянно, как раз говорит о том, что такая позиция опасна для власти. Больше всего репрессий обрушилось на левых потому, что на тот момент, может, мы не являлись сверхсилой и не представляли угрозу, но потенциально, наблюдая за процессами в мире и в России, власть не так глупа, как многие представляют, мы опасны, поэтому пытаются подставлять нас. Сегодня, выходя из подъезда, мне там краской исписали, "предатель России – вернулся из зоны". Это меня радует, не забыли, значит. Это мобилизует.

Вкратце про нашу уголовно-исправительную систему. Много людей посидело за последнее время, не буду повторяться. В целом, это не та зона и не те лагеря, которые мы знаем по рассказам Солженицына, Шаламова. XXI век дошел и до этих мест. Я могу говорить только о тех колониях и изоляторах, где сам побывал. Явного беспредела, явного насилия я там не наблюдал. В рамках формальных закона сотрудники администрации стараются держаться. Я считаю, это большая заслуга и большое достижение нашего общества. Сколько правозащитники и политические активисты за это боролись. Действительно ведь, по рассказам тех арестантов, которые давно сидят или не первый год отбывают, 90-е годы, начало 2000-х, ужасная была ситуация. Пыточные, когда люди не могли ни отдохнуть нормально в этих бытовых условиях, избиения, насилие, запугивания, были повсеместно, массово. Сейчас, на мой взгляд, благодаря активной деятельности гражданского общества, потому что были созданы наблюдательные комиссии, правозащитники получили доступ в колонии изоляторы, немножко ситуация изменилась в лучшую сторону. Явного беспредела я не наблюдал. Некоторые выходят, начинают лишнего наговаривать: страдали, пытали. Я из себя жертву режима не намерен строить, да, там тяжело, там нелегко, но здравые люди выживают нормально. Сама по себе система в бытовом плане, если стало чуть лучше и с питанием, и с какими-то другими моментами, как одевают людей, кормят – более-менее. Как мы там шутили, мы побывали в санатории "ноль звезд". Ни разу не бьют и три раза в день кормят. Такая картина, чтобы вы понимали.

Однако в целом система крайне неэффективна. Если стоит задача дальнейшей социализации людей, которые преступили закон – ничего не работает. Зэки предоставлены сами себе. Кто-то идет по "черной" дороге, воровская романтика, блатная. На мой взгляд, сегодня вся эта воровская романтика сведена к извлечению денег и выгоды. К сожалению, все эти процессы затронули и эту сферу. За деньги можно все. Любые понятия воровские можно нарушить и сделают вид, что все нормально, так и было. Вокруг денег вся жизнь в лагере и строится. Друг с друга пытаются эти деньги получить, вымогать, заработать и так далее. Все коммерциализировано. Воровской романтики, я конечно, сидел в отряде среди мужиков, если брать ту терминологию, среди людей, которые не придерживаются воровских традиций, работают. Кто работает, за счет этого колония зарабатывает деньги, что-то в карман кладет, что-то тратит на остальных арестантов. Остальные сидят за счет тех, кто работает. Никакой воровской романтики в тех бараках, где это вроде бы проповедуется, я не наблюдал. Стремиться туда не надо. Молодые люди есть, излишне драматизируют. Если вы не вор в законе, если это не ваш образ жизни, ничего хорошего там нет, никакой романтики. По сути, это потеря времени. Да, я научился шить штаны, могу сшить вам спецодежду и всех присутствовавших тут одеть, но, наверное, это не то, чем хотелось бы заниматься. С другой стороны, спасибо, без куска хлеба не останусь, пойду, если что, на швейную фабрику, свидетельство о квалификации есть. Какие-то плюсы есть в этой ситуации. В целом же люди там деградируют. Большинство в праздном настроении находится, не знают, чем себя развлечь. Уровень образования, конечно, у молодых людей понижается, многие читать не умеют или читают по слогам. Чем им заняться? Они ни книжку прочитать не могут, полезного для себя сделать. Идет прозябание, прожигание жизни.

В нарды играют, на кровати валяются целый день, в потолок смотрят. Технологии дошли и до мест лишения свободы. Да, формально это запрещено, но все это прекрасно туда проникает, понимаете, каким путем. Сидеть в телефоне целыми днями, смотреть порнографию, делать ставки на футбольные матчи. Есть небольшое количество тех, кто отрицает весь режим, их сажают в изолятор, но это идейные люди, их немного. В целом – потеря время. Система неэффективна, в том плане, что воспитательная работа, работа именно по профессиональному переобучению, особенно дальнейшее сопровождение заключенного, который освобождается – минимальна. Люди предоставлены сами себе, кто в себе силы находят, чтобы не деградировать и не сломаться, а остальные выходят и повторно попадают в места лишения свободы. Процент рецидива огромен. Если эту ситуацию не изменить, наше уголовно-исполнительная система так и будет оставаться крайне неэффективна. Я со своей стороны буду прилагать немало усилий, взаимодействовать с депутатами, кто реально беспокоится о судьбах наших граждан, чтобы потихонечку и в законодательном плане и в плане увеличения финансирования, не на раздувания аппарата, аппарат там огромный, эффективность минимальна, на улучшение бытовых условий.

Господина Реймера осудили недавно, а при нем была красивая концепция уголовно-исполнительной системы принятой до 2020 года. Я когда приехал, еще висели стенды по всей колонии с кратким изложением этой концепции. Все очень красиво. Переход от содержания в бараках к общежитиям, где люди живут по комнатам. Это очень правильно, если ты чувствуешь себя человеком, не в грязи живешь, у тебя больше шансов стать в итоге человеком и встать на путь исправления. О чем там говорится день и ночь. На сегодня эта программа явно заброшена, стенды поснимали незадолго до моего освобождения. Денег нет – кризис у нас. Вопросы нужно решать, миллионы людей проходят через эту систему и многих она калечит. В моем случае все несколько по-другому, я чувствовал поддержку, знал, что невиновен, у меня есть свои убеждения, возраст такой в принципе не совсем молодой. Я уже сформировался, а когда пацаны туда попадают в 19 или 20 лет, их просто калечат, они уже после выхода на свободу не могут адаптироваться к реальной жизни, поддержки никакой нет, они снова попадают в рецидив, а наши правоохранители делают на этом статистику и получают премии и звания. Минимальные вещи в законодательном плане в ближайшее время буду пробивать насколько возможно. Есть закон, который третий год в Госдуме лежит, о том, что содержание в следственных изоляторах засчитывалось к содержанию в колонии не день за день, а день за два хотя бы. В изоляторах еще более тяжелые условия, понятно, что если ты олигарх, коммерческие хаты, у них все хорошо, питание – сколько хочешь приносят, может и других накормить. Это единицы.

Основная масса сидит скученно. Да, переполнение стало не такое, как в 90-е, но присутствует. По сути, это пытка, ты не можешь ни отдохнуть нормально, ни в тишине побыть, болезни, антисанитария. Все это есть. Даже в Москве. В изоляторе сидеть тяжелее и ты не видишь белого света, нет воздуха. Во всем мире, в большинстве развитых стран, содержание в таких условиях и содержание в колониях м зачетный срок разный. Был хороший законопроект, но с 2015 года он завис. Все обещают, но ничего не делается. Небольшая задача, небольшое дело, но для тех арестантов, которые сегодня сидят, это важно. Все этого ждут. Разговоры в зоне только об одном. Будет ли амнистия, которую ждали к Дню Победы, потом к Чемпионату по футболу, теперь к Столетию Революции. Я им говорю, был бы Зюганов президентом, может, была бы. Этот закон, день за полтора, день за два в изоляторе, чтобы скостить свой срок. Очень многие сидят за ерунду. Украли консервы у соседа, майонез, кетчуп. Сидят за такие ерундовые преступления. Да, может быть, это нехорошо, но надо же посмотреть, в каких условиях они живут? Чем сажать их в места лишения свободы – законодательство предлагает и исправительные работы и принудительные работы с первого февраля 2017 года, штрафы, аресты краткосрочные. Первый осужденный человек, зачем его сажать на три-четыре пять ле? Посадите его на полгода, но в жесткие условия, чтобы он прочувствовал. Без связи, без всего. Пусть по режиму поживет, пострадает, но недолго. Он не выпадет из цивилизации, из общества, изменится у него в голове – хорошо, не изменится – вернется в эти лагеря, успеет, никуда не денется. Это все в законах есть, но не реализуется. Будем над этим работать.

Условия досрочного освобождения настолько размыто прописаны, что полномочия администрации безграничны. Можно казнить, а можно миловать за одни и те же действия. Кого-то поощрят и отпустят раньше, у кого-то денег возьмут, а на кого-то всех собак спустят. Была задача не отпускать меня досрочно, цеплялись за все, что можно, вышел, встал не так на улице, сразу сфотографировали – преступление. Встал, за полчаса до подъема, умыться, привести себя в порядок, ворвались в душ, с видеокамерой, снимали, я спрашиваю: порнофильмы что ли снимаете? Смешно, абсурдно, законодательство так прописано, что очень размыто. Надо более четкие критерии досрочного освобождение вводить. Если завершать тему, государство должно быть заинтересовано, чтобы люди в тюрьмах сидели меньше, исправлялись, и не выходили обузой, которые будут воровать, грабить, принимать наркотики. Наркоманы отдельная история. Процентов 40 – это наркоманы. Не распространители, которые реально зло творят, а простые, которые употребляют. Их ловят с несколькими граммами, порой подбрасывают. ФСКН тоже бурную деятельность вела. Эти бедолаги по несколько лет там сидят. Их надо лечить, или, по крайней мере, не сажать в первый раз. Там они просто теряют время, у большинства только и разговоров, как я выйду и снова уколюсь. 30-40% от общей массы из 700 тысяч, которая сидит, по данным ФСИН, ребята, которые употребляют наркотики. Будем над этим работать. Тем, кто сидит, передаю привет. Невиновных много сидит, по сфабрикованным делам, не все, конечно, но таких немало. Надо тут менять многое. Не говорю, что займусь правозащитной деятельностью, но левая правозащита должна развиваться, постараемся совместно с нашими коллегами, юристами, адвокатами эту работу проводить.

На этом мой поток информации заканчивается, я бы еще долго мог говорить, соскучился, поговорить было особенно не с кем там, редко, когда люди попадались действительно ориентирующиеся в общественно-политических процессах. В основном те, кто по 159 статье сидит, мошенники, эти хоть с интеллектом и развитые. Молодежь сегодня очень слабо образована, это печально. Да, может, это не лучшие люди нашего общества, но политика в сфере образования, которая ведется, этому способствует.
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 18.08.2017, 09:47
Аватар для Накануне.RU
Накануне.RU Накануне.RU вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 24.09.2013
Сообщений: 78
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Накануне.RU на пути к лучшему
По умолчанию Полный текст пресс-конференции Сергея Удальцова. Часть вторая

https://www.nakanune.ru/articles/113171/
Аналитика
15.08.2017 06:00 Мск

Сергей Удальцов: Короткая ремарка, сегодня в 12 часов в Тверском суде вынесение приговора Юрию Мухину, его соратникам. Дело о так называемом народном референдуме, они предлагали, за народовластие, их за это привлекли к ответственности, чуть ли они конституционный строй не пытались изменить. Абсурдное дело. Юрия Мухина давно знаю, хочу к этому времени подойти, их поддержать. Поддержка очень важна.
Читайте также:
Полный текст пресс-конференции Сергея Удальцова. Часть первая

Постараемся до без пяти-десяти двенадцать закончить, у нас еще время есть. Вопросы, пожалуйста. Ну, давайте вы. Вот, мужчина, извините, я сам не вижу.

- (Неразборчиво) Росбалт, Сергей, смотрите какая ситуация получается, вы ругаете власть, говорите, что вы продолжаете быть в оппозиции, но власть в 2014 году предприняла серьезные усилия для того, чтобы консолидировать вокруг себя российское общество, методом маленькой победоносной войны присоединив Крым под лживыми предлогами, оболванивая общество, отвлекая его от социальной проблемы, при том, что никакого фашизма в масштабе страны, на низовом уровне, на Украине, конечно, нет. Власть там гораздо более демократична, чем у нас, как минимум это парламентская республика, а не сверхпрезидентская. На русском языке в Украине до сих пор можно говорить – пожалуйста, любой украинский сайт открывайте, он на двух языках, русский и украинский, все то были фальшивые предлоги для укрепления власти, и именно в этом вы, Сергей Удальцов, но и другие, я знаю, левые поддержали власть. Власть благодаря и вашим усилиям укрепилась, и очень сильно, с 14-ого года, а сейчас вы говорите: "А что же делать?" Действительно напринимали таких законов, что ой-ой-ой, скоро и интернет будет по раздаче и так далее…

- Я понял ваш вопрос…

- Вы противоречия не видите в своей позиции?

- Есть такое понятие, как диалектика. Жизнь сложна. Хорошо это или плохо, но она сложна. Не всегда есть однозначные и простые ответы на любой вопрос. Та ситуация, которую вы описали, из этого разряда. С одной стороны, я поддержал решение жителей Крыма, а я убежден, и у меня есть информация из разных источников, что это действительно было их решение – воля народа быть с Россией. Крымчане так захотели. Я как человек левых, демократических убеждений, не могу этому противоречить, не могу этому противостоять. Если это поддерживает наш президент и наша власть, это не означает, что я должен проигнорировать мнение граждан Крыма и сказать, что раз Путин за Крым, то я буду против Крыма. Против его присоединения. Это абсурд.

(недовольство в зале)

Это первое. Волеизъявление жителей Крыма, я как тогда, находясь под домашним арестом в 2014 году, приветствовал и приветствую. Считаю, что правильное или нет, это их решение.

- Сначала туда ввели войска наши…

Если это демократия – то это демократия.

- (неразборчиво)

Ваше право считать так, как вы считаете, а я высказываю свое мнение. Роль войск, я считаю, неслишком велика была и на волеизъявления не слишком повлияла. Эти настроения прекрасно всем понятны, они там существовали и до 2014 года задолго. Если мы настоящие демократы. Для левых демократические принципы всегда были близки, нас пытаются только изображать тоталитаристами, любителями репрессий. Современные левые не такие. Для нас воля народа, фактически, священна. В данном случае решили граждане – полностью мы приветствуем. Никогда, при этом, от меня не звучало, или от моих соратников, что после этого мы полюбили Владимира Владимировича Путина, готовы прощать ему все ошибки, а тем более преступления. Ни в коем случае. Вот она – диалектика. Чтобы было хорошо в Крыму и в России было хорошо, нужно навести порядок здесь, чем мы и будем заниматься. У некоторых были иллюзии, да, даже среди левых, что вот сейчас Владимир Владимирович Путин проведет левый поворот, наконец-то он осознал, был подъем патриотизма. Но сегодня 100% мы видим, что ничего подобного не случилось. Базис в экономике. Можно говорить много красивых слов, но неолиберальный курс продолжается, а с таким курсом ничего хорошего не получится.

Я как раз надеюсь, что жители Крыма, которые как раз активные, гораздо активнее многих жителей других наших регионов, неравнодушные, они видят все это, наблюдают и будут занимать более активную гражданскую позицию. Вы сейчас улыбаетесь, считаете, что идеалистические представления, все будет, уверяю вас, все будет. Я считаю, что неправильно, по принципу назло бабушке морозить уши, раз власть присоединение Крыма поддержала, этому способствовала, то мы должны это отрицать. Извините, это несерьезно и неадекватно. Когда говорят, что роль Запада здесь абсолютно белая и пушистая, что они нас очень любят, просто они выступают за соблюдение норм международного права, это несколько наивно. Запад всегда ревностно относился к России, воспринимал как конкурента. Недаром огромные усилия прилагались для ослабления и развала Советского Союза. Понятно, что там была еще и идеологическая борьба, но и сильная Россия, пусть и капиталистическая и либеральная, не нужна. Это конкуренция, это законы философии потребления и обогащения. Капитализм, что тут говорить, не надо забывать классиков. Глобально ничего не поменялось. Некоторые считают, что эта риторика устарела – ничего подобного, капитал Маркса читают во всем мире, тиражи растут.

Приветствуя волеизъявление граждан Крыма, мы должны продолжать серьезную и последовательную борьбу за освобождение России от власти воров, коррупционеров и других людей, которые не уважают свой народ. В этом диалектика. Да, чуть сложнее для понимания, не все черное и белое, но извините, мы не должны же в ИГИЛ (организация, запрещенная на территории России) превращаться и других за собой вести. Я здесь не вижу противоречий, поэтому позиция последовательная у нас. По Донбассу всегда считал, что это герои, люди, которые за свою землю, за право говорить на своем языке выступают. Понятно, что всегда есть те, кто пытается этим попользоваться, примазаться, со всех сторон. Такие люди есть и они уважения не вызывают. Но на низовом уровне поддержка все равно есть. Ее невозможно создать. Идти искусственно на смерть невозможно, ни за какие деньги. Это их позиция. То же, как вела себя киевская власть и продолжает вести, извините, это не цивилизованный подход, это, скорее, элементы геноцида. Тот, что там сейчас ничего не происходит, как раз из-за того, что люди поднялись. Если бы они не поднялись, мы не знаем, что бы там происходило. Давайте не торопиться с оценками, я считаю, что главная ошибка и главная недоработка нашей власти, что они упустили Украину и довели до такой ситуации, когда в ответ на события на Евромайдане, юго-восточная часть не смогла мобилизоваться, подняться не только Донбассом, а всем Юго-Востоке, тогда бы не дошло до большой крови, мне кажется. Так же получилось не пойми что. Прозевали, проморгали. Деньги-то туда выделялись, я думаю, большинство из них уходило в чьи-то карманы. Когда ребята на Евромайдане выступали, а что происходило на Юго-Востоке? Да, попытки были, но не увенчались успехом. Слишком доверяли Януковичу, который в итоге оказался никчемным человеком. Это ошибки, это недальновидность. Если бы более предусмотрительно действовали, может быть, и не довели бы до такого состояния, когда два самых близких, братских народа, у меня супруга с Украины, дети наполовину украинцы, когда довели их до кровопролития, взаимной розни этой, ненависти, которая сегодня культивируется как с одной стороны, как и с другой. Просто больно, по сердцу режет. Как до этого довели? Тут все виноваты, конечно, и наши власти виноваты, давайте только не занимать оголтелую и неадекватную позицию, я уверен, что если в России более здравые силы придут к власти, силы, которые реально нацелены на реинтеграцию постсоветского пространства, на сближение с братскими народами, и в Украине, я думаю, власть эта не вечна, которая сегодня в Киеве сидит, выправим потихонечку ситуацию. Это будет очень тяжело, но мы должны стремиться. Не усиливать всю конфронтацию. Я не приветствую разговоры, что надо идти до Киева, оккупировать Украину, это все тоже неадекватные высказывания, мы должны стремиться, чтобы вновь жить в мире, в братской взаимопомощи, в союзе, как бы он ни назывался, Советский или Евразийский (это отдельный большой разговор). Вместе должны быть. История нашего взаимодействия вековая, вот так сейчас все это просто растоптать, забыть, полить кровью – преступление. Сделано уже много плохого, но я надеюсь, понятно, силы мои не так велики, но я рассматриваю возможные меры, и в левом нашего движения, выправлять ситуацию, а не разжигать рознь, но при это и не играть на стороне власти. Это более сложная конструкция, но надо проявлять политические таланты свои, иначе зачем мы нужны.

- (неразборчиво) Германия. Скажите, пожалуйста, насколько вы были оторваны от политической жизни в России? У вас был нормальный доступ в Интернет, вы могли писать имейлы, может быть, вы читали книги? Какие книги вы читали? Какие были ваши любимые книги? О чем вы говорили с людьми, которые с вами сидели, они нормально к вам относились или ненормально, были издевательства или шутки или уважения?

- Спасибо за вопрос, хороший. Постараюсь кратко. Нападок и шуток не было. Отношение к политическим заключенным в арестантской среде уважительное. Многие не понимают, звучат вопросы, а зачем, а для чего, что вы деньги на этом зарабатываете. Но в целом уважительно. Те, кто пострадал, сидит за свои взгляды, пользуется уважением. Проблем таких не возникало. С стороны администрации тоже старались соблюдать законы, беспредела не происходило. Конечно, ты ограничен в получении информации, постоянном доступе в Интернет. Интернет там запрещен, телефоны запрещены, если я говорю, что неофициально, незаконно это туда попадает, это не значит, что у каждого есть постоянный доступ и все сидят там и постоянно читают. У меня был сильно ограничен доступ, за мной был особый контроль. Сотрудники администрации и их добровольные помощники, которые всегда присутствуют среди заключенных, день и ночь наблюдали, чтобы не дай бог в Интернет человек не вышел. Я был ограничен и больше уделял внимания саморазвитию, образованию, чтению, читал экономическую литературу самую разную. Егора Тимуровича Гайдара прочитал, одну из последних книг, хотя он не мой кумир, но много интересного там нашел. Классику нашей литературы читал. Библиотека хорошая, поэтому за эти три с лишним года, что я в полной изоляции был, домашний арест не буду cчитать, много книг прочитано, труды классиков наших, Маркса, Ленина никто не читает, не понимает, что это такое. Я старался читать, популяризировать, давал другим, был у нас небольшой кружок политический. Были и дискуссии. Но я еще раз говорю, люди с интеллектом там присутствуют, молодежь во многом не ориентируется, но с ними тоже было общение. На интуитивном и эмоциональном уровне в основном была поддержка. Ребята туда попадают простые, которые сверхдоходов никогда не имеют. У всех проблемы с работой, с жильем проблемы, все крутится вокруг этого. Люди живут другой жизнью, чем здесь в столице. Поддержка тем идеям, тем ценностям, которые я излагал и озвучивал, была. В целом, польза для личного развития, для обогащения интеллекта там присутствует, я думаю, что все-таки лучше это делать в других местах, на свободе, чем в условиях изоляции. Вот вкратце то, что вас интересовало, пожалуйста, дальше.

- Здравствуйте, сетевое издание Sota.Vision. Вопрос несколько абстрактный, считаете ли вы преступлением введение на территорию соседнего суверенного государства вооруженных сил или какую-то поддержку вооруженных формирований, неофициальных, считаете ли вы это преступлением?

- Если идет явное нарушение международных законов, как и любых законов, конечно, это нарушение, называть ли это преступлением, это надо уже в юридической терминологии разбираться. Если у вас вопрос абстрактный, но конечно, он сводится к Украине, что тень на плетень наводить, то я скажу, что знаю огромное количество людей, добровольцев из нашей организации и из других, и вообще неполитизированных, которые действительно сами уезжали на Донбасс по своим соображениям и убеждениям, да их может кто-то направляет, дает информацию как туда добраться, но называть это вторжением… Инструкции и советы я бы тоже не называл прямым вторжением. Давайте аккуратно такими словами разбрасываться, я не считаю, что там есть прямое вторжение российских сил. Да, содействие силам народного сопротивления Новороссии оказывается. Ну и что в этом плохого? А что, Запад не оказывает помощь? Оказывает. Давайте в идеализм не впадать. Прямое нарушение и агрессия не нужны. Я только что сказал, что мы должны думать, как в мире жить и в братстве и исправлять эту ситуацию, но это должен быть обоюдный процесс, если одна сторона с пеной у рта разжигает конфронтацию, как-то надо нашим братьям помогать защищаться. Или смотреть нам как их будут уничтожать? Это тоже неправильно и аморально. Вопрос непростой, но я еще раз повторю, не вижу прямого военного вторжения России, а та помощь, которая оказывается, я считаю, что она правильная. Если люди по зову сердца едут помогать, были раньше Интербригады, которые ехали за тридевять земель, любая война это плохо, но если до этого доведено и надо свою землю защищать, надо капитулировать? Еще раз повторю, защитники на Донбассе это для меня герои, ребята мужественные, которые не по кустам отсиживаются, а все-таки за свои права борются. Я думаю, все-таки результат будет. Капитулировать – не моя позиция. У нас много тут капитулянтов, это неправильно. Прямого преступления я здесь не вижу. Это ответная реакция. Гибридные же формы сегодня используются во всем мире, давайте на уровне ООН с этим разбираться. ООН тоже ведь бездействует, структура, которая только красивые декларации принимает и не более того, давайте не только себя критиковать, но и смотреть, как действуют другие. Бросать их на произвол судьбы – неправильно. Это наши братья, которые говорят, что хотят бы с Россией, мы не можем от них отказаться.

- (сбой в трансляции) Вопрос о помощи Навального Удальцову

- Отвечу коротко. Не помогал. Я не просил, он не помогал. Такие были взаимоотношения. Больше добавить нечего.

- Сергей, Иван Медведев, BusinessFM, вы пока очень осторожно высказываетесь об ответственности оппозиции за события 6 мая, но уже сказали, что Навальный 5 мая предложил сажать людей возле "Ударника". В связи с этим вопрос, вы с самого Алексея Навального как с "понимающего" будете спрашивать? Что это подразумевает, потому что сама формулировка предполагает, что человек должен нести ответственность за слова, какова ваша будет реакция на его ответ, если он вам не понравится. Если позволите, еще один вопрос, по вашему взаимодействию с системной оппозицией, о котором вы сегодня говорили, например, готовы ли стать лицом КПРФ, если вдруг предложат? Спасибо.

- Спасибо за вопрос, как всегда он с опережением событий. Про "лицо КПРФ" не первый раз разговор заходит. Не будем опережать события, давайте по порядку. По поводу спрашивать "как с понимающих". Вы должны понимать некий юмор, я не человек, который вышел из тюрьмы и буду разговаривать на жаргоне. Я так, чтобы оживить беседу. Это подразумевает, что я, естественно, встречусь с этими людьми, в том числе с Навальным, мы проговорим все эти ситуации для своего понимания, у меня есть определенные вопросы. В первую очередь, это для того, чтобы оценить возможность тесного взаимодействия с конкретными людьми. Об этом я говорю. Если я не получу ответа на вопрос, если у меня будут сомнения в искренности этих людей, как они действуют, самостоятельны ли они в своих решениях или это марионетки очередные, к чему они людей зовут, зачем они их пытаются подставлять под репрессии. Да, порой пострадать необходимо и неизбежно, власть наша тоже не ангел, кто бы с этим спорил. Но какова конечная цель? Если я получу это понимание, значит, взаимодействие возможно, если нет – невозможно. Вот и все. Это очень просто. По поводу юридических ответов, я не человек, который побежит в органы писать какие-то заявления. У меня была возможность, если бы я хотел по такому скользкому пути пойти, я бы, может, мог и отсидки избежать, написал бы на всех доносы и тихо бы отдыхал сейчас спокойно, но это не мой путь. Но и их позиция мне непонятна, есть вопросы. Буду разбираться, по итогам обозначу свою позицию, может, не так много времени это займет.

Просто, чтобы у вас было понимание. Не надо творить себе кумиров ни из кого. Сегодня это очень опасно. Те, кто не любит действующую власть, начинает кого-то обожествлять, делать новых кумиров, закрывая глаза на какие-то мутные, сомнительные моменты. Мы уже с этим сталкивались, в начале 90-х Борис Николаевич тоже боролся с привилегиями, а все закрывали глаза на то, что он выпивает изрядно, и прочие моменты, а к чему это привело? Была волна популизма. Давайте аккуратнее. Об этом я хочу сказать.

Системная оппозиция, про нее я однозначно сказал, что будем взаимодействовать однозначно. Будем стараться нашими скромными силами добиваться того, чтобы она стала более активной. Еще раз скажу, их сегодняшнее бездействие, их очень вялая позиция, даже в колонии находясь, со многими разговаривали, спрашивали, каких я взглядов. Я говорил, что левых взглядов, с коммунистами взаимодействовал. "А ну коммунисты, да что они ничего из себя представляют, ничего не делают, там одни пенсионеры". Да, может, это агитационное, навязанное понимание ситуации, но отчасти это так. Встроились в фарватер власти, плывут по нему, вечно вторые, вечно третьи. Сколько можно? Там же есть молодежь, есть люди с реальными, в хорошем смысле слова, амбициями. Надо же активизироваться. Иначе как на Украине. Вот была партия Симоненко, где эта партия? Понятно, угар национализма был, но все равно, если бы они вели себя по-другому, они могли бы играть серьезную роль и в тех процессах, сегодня нас подталкивают к бездействию системной оппозиции, Жириновского не беру, левую только, Справедливую Россию и КПРФ, и получается, что нет альтернатив. Бесконечная путинская монархия или приход людей с сомнительной репутацией, популистов, прозападно ориентированных. Ради кого идти, кого агитировать на Майдане? Ради них что ли? Нужна третья сила! Запрос на нее есть. Ей надо просто сделать апгрейд, выражаясь иностранными словами, и с новыми силами, вперед и с песней двигаться. На это я буду нацеливать все свои силы, взаимодействовать будем, а что там кому возглавлять, вопрос не сегодняшнего дня. Есть процедуры, как люди становятся руководителями тех или иных организациях. Для меня это не первостепенно – обвешаться регалиями, орденами, медалями и почивать на лаврах. Можно быть простым, рядовым гражданином и делать гораздо больше, чем какой-нить записной вождь. Поживем-увидим. Сейчас главное - активизация. Реальные действия. Кроме монополии на власть, не должна возникнуть монополия на оппозицию, а к этому дело идет. Не знаю, насколько эти процессы управляемы, но монополия опасна в любой ситуации.

- Вероника, Накануне.RU. Вопрос про ваш образ жизни. Вы говорили о том, что хотите довести количество отжиманий за раз до двухсот. Получилось ли у вас?

- Припоминаю что-то такое. Честно, не хочу вас обманывать, но за раз не получилось. Около сотни отжимался за раз. До двухсот была задача максимум. Типа мировой революции. Будем стремиться дальше. Если прокомментировать, то здоровый образ жизни в местах лишения свободы очень важен, для тех, кто расслабляется, лежит на кровати, это плохо заканчивается. Я старался не расслабляться, чувствую себя бодро, экология там хорошая, черноземный край. В Москву приехал, что-то сразу в горле запершило, в глазах заслезилось, конечно, адаптируюсь, но в этом плане немножко стал вам сочувствовать, почувствовал разницу. Борьба за экологию - это отдельная тема. До двухсот надо дотянуть, надеюсь, это не через новую посадку произойдет, будем надеяться. Так, пожалуйста! Да слышно.

- (неразборчиво)

- Действительно, важная тема, я хотел ее коснуться. Муниципальные выборы, грядущие, через месяц ровно, кажется, они. Конечно, я мимо этой кампании прошел, в стороне остался. Но то, что я наблюдаю активность огромную перед этими выборами, это прекрасно, ее надо всячески поддерживать. Чем больше независимых, неравнодушных людей на низовом, муниципальном уровне пройдет в органы власти, да, пускай, эти органы власти на сегодня во многом бесправны, об этом мы говорили же годами, дальше будем говорить, тем вероятнее это позволит менять ситуацию к лучшему. Задача номер один - поддержать всех максимально активных и достойных кандидатов. Необязательно тут привязываться к политической или идеологической окраске. Надо смотреть по делам, смотреть, что люди делают для своего двора, дома, района. Я занимался этим очень много. Движение "Московский совет" и сейчас существует, десять лет назад начало свою работу, когда шел вал точечной застройки в Москве при Лужкове. Сейчас проблем не меньше. Впадать в крайности тоже не надо, что-то и хорошее делается в Москве. Я вот приехал, посмотрел, многое поменялось, выглядит неплохо. Но какой ценой, за счет каких денег, учитывается ли мнение граждан? Конечно, далеко не всегда это происходит. Кампания по реновации – огромная проблема для города. Много будет ситуаций, когда надо будет биться за свои права и отстаивать их. Будем всецело этим заниматься. Поддержка активистам муниципальным огромная с моей стороны, пусть пока больше моральная, но как только мы укрепимся организационно, будет она не только на словах, но и на деле.

Что касается о сговоре монопольном оппозиции и власти. Это так и будет, если уже не произошло. Любая монополия ведет к тому, что уничтожается все живое, всех выстраивают под одну линию, а есил ты не согласен – тебя будут отсекать. Это не наш путь, не путь демократический. То, что такой сговор случится у меня нет никаких сомнений. Для чего тогда это делать? С этой целью такие попытки и предпринимаются. Для власти это очень удобно. Когда несколько отрядов оппозиции как-то на них влиять, репрессировать – большие издержки, тяжело. Если же все направлено в одно русло, это облегчает задачу. Надеюсь, этого не произойдет, мы тоже будем все усилия прилагать. А сущность нашей власти, давно понятно, что это абсолютно элитарная власть. Я как человек левых взглядов, я против любой элитарности в плохом смысле слова. Элита у нас абсолютно безответственна. Она живет по принципам потребительства и обогащения. Роскошь, виллы, яхты, дома. Их немножко сейчас вроде приостанавливают: живите по скромнее. Они немного притаились, но их суть нисколько от этого не меняется. Пробивается то там, то здесь вопиющие факты безудержной роскоши, чванства, наглости, цинизма, неуважения к своим гражданам. Наше высшее руководство не может с этим ничего поделать или не хотят. Факт в том, что ничего тут не делается, хотя при той модели власти, которая есть, это возможно было бы сделать, но своим же примером. Если бы высшие руководители были аскетичны, скромны, честны, показывали бы своим примером, как надо жить другим. Да, не идеальная модель власти, но хоть что-то. Произошли бы трансформации сверху. Мы к Путину обращаемся годами: Давайте, покажите, что вы реальная элита страны, а не просто временщики, которые проедают наше богатство, а потом бросят на произвол судьбы нашу страну. На словах что-то говорится, но реальных дел я вижу мало. Такая элитарная, клептократическая власть нас не устраивает. Здесь мы с вами солидарны. Пожалуйста!

- Газета "Народная инициатива". Очевидно, что без крепкой политической организации совершенно неэффективна какая-либо политическая борьба, при этом существует проблема лидерства, как только лидера изолируют, политическая организация затухает. Скажите, пожалуйста, будете ли вы из движения "Левый фронт" создавать политическую партию или организацию, что вы предполагаете в этой связи делать, есть ли у вас в регионах отделения?

- Вопрос, как говорится, не в бровь, а в глаз, очень хороший. Действительно организация необходима. Вопрос, в каком формате. Не всегда на сегодня иерархические партийные организации, созданные по канонам 20 века, столетней давности, эффективны. Гораздо более эффективны организации сетевые, где очень сильно развита низовая инициатива, горизонтальные связи, тем более, что развитие коммуникации, Интернета позволяет действовать более эффективно без жесткой иерархии. На самом деле "Левый фронт" до репрессивного нападения на нас по этому пути и развивался. Пусть тяжело, пусть у нас никогда не было спонсоров-олигархов, потому что мы для них чужие, мы как раз их интересы затрагиваем, негативно в их понимании. Мы всегда своими силами пробивали. Сетевая, низовая самоорганизация – залог успеха. Говорить о том, что мы сейчас пойдем создавать партию… у нас есть партии, зачем плодить сущности. Давайте эти партии усовершенствуем, если они есть. Обновим, модернизируем, дадим им новое лицо, поэтому я и готов взаимодействовать и с КПРФ, и со "Справедливой России". Внутри этих партий огромный запрос на такие перемены. Плодить сущности не будем торопиться. Придет момент. Регистрировать сегодня партии занятие неблагодарное. Сколько было попыток? Не регистрируют под всякими замысловатыми юридическими основаниями. Зачем на те же грабли наступать? Придет момент, если нужно, зарегистрируем. Именно развитие "Левого фронта", взаимодействие с союзниками, в первую очередь несистемными, в первую очередь. Есть очень много небольших левых организаций. Региональных, вы про регионы же спрашивали – есть. Наши активисты с 12-13 годов там остались безусловно. Профсоюзы независимые, какие-то социальные движения. Если брать левый спектр – их много. Однако они разрозненные, действуют сами по себе в небольшом формате, влияние их, к сожалению, незначительно. Вот тут задача через сетевую, коалиционную структуру (работать). "Левый фронт" всегда был таким ядром, у нас было предусмотрено коллективное участие, т.е. не надо свою организацию ликвидировать, распускать, вливаться. Вот этот путь, мне кажется, и был правильным и остается правильным, несмотря на противодействие. Будем двигаться в этом направлении. Партии у нас есть, будем их обновлять. Я всегда считал, что нам нужна мощная левая партия. Коммунистическая или социал-демократическая – неважно. Дело не в названии. По сути, обе партии КПРФ и "Справедливая Россия" – социал-демократические партии. Я сам придерживаюсь таких взглядов. В глобальном масштабе я коммунист, а как тактик – социал-демократ. Во многих странах социал-демократия показала хороший результат, и он будет только усиливаться, опять же вопреки империалистической элите. Давайте действовать постепенно, "Левый фронт" как сетевое движение будет впитывать себя разные небольшие организации, будем активно развивать это направление. С партиями, которые есть, взаимодействовать с целью активизации и обновления. Получится, значит, результат вы увидите в близкой перспективе. Я со своей стороны буду делать все возможное. Будем искать новых сторонников, набирать их, кто готов помогать – будем очень рады. А какая-то организация нужна. В одиночку, сидя в интернете – иллюзия. Нужна действительно сила.

Пожалуйста, вот там стоите…

- (неразборчиво)

- Я вопрос понял. Слишком много с кого спрашивать надо – здоровья не хватит. Это не значит, что я буду бегать по всем, со всех спрашивать и морды бить. Нет, конечно. Пообщаться с теми, кто готов к диалогу – пообщаемся. Я не человек, который затаил какие-то воспоминания и не идет на контакт. Я считаю, что дело не касается личных обид и так далее. Пообщаемся, поговорим. Будет взаимопонимание – ради бога, будем дальше действовать рука об руку. Если кто-то агрессивно настроен, не в себе немножко, надо идти разными дорогами, я думаю, это самая правильная позиция, но заведомо я не отвергаю никакие контакты и никакое общение. Будем разбираться индивидуально с каждым, с любой организацией, с любым человеком. А в левом движении, чем меньше распрей, тем лучше. Всегда я был сторонником консолидации и того, чтобы убирать амбиции. Нас губят амбиции. Власть нас давит – понятно, но амбиции – просто беда. Что с этим делать? Только личным примером. Буду стараться делать все возможное, потому что эти амбиции нас только в тупик заводят раз за разом. Пожалуйста!

- Японское информационное агентство. Поздравляю вас, что вы на свободе. Я интересуюсь вашим будущим. До президентских выборов осталось семь месяцев, как вы будете действовать до президентских выборов и с кем вы будете больше сотрудничать, у вас есть какой-то проект, выдвинуть кого-нибудь как кандидата в президенты? Да, пока я знаю, по опросам общественного мнения, господин Путин пользуется большей популярностью, 70-80%, как я знаю, русские поддерживают его. Одновременно есть неподдерживающие его, как вы будете укреплять оппозицию, у вас же, наверное, есть какая-то стратегия, какое-то мнение, скажите пожалуйста7

- Вопрос актуальный. Президентские выборы не за горами, игнорировать их невозможно, моя позиция в следующем. Задача максимум, хоть на практике она ни разу не реализовалась, если мы видим, что избирательное законодательство власть использует в своих интересах как шулер, меняет его постоянно, трансформирует. В 11-12 году мы ходили за честные выборы почему? Видели все эти вбросы, фальсификации, карусели, отсечение неугодных от участия в выборах тоже элемент манипуляции – можно прямых вбросов не делать, но всех неугодных до выборов не допустить. Это нечестные выборы, это ненормальные выборы. Сколько мы ни ходили к Медведеву, ни митинговали, обещаний было много – сделано мало. Чего-то удалось добиться, но все равно власть и эти нормы извращает. Губернаторские нормы вернули, но с фильтрами. При регистрации кандидатов тоже много таких подводных камней, то по судимости по тяжкой статье… Теперь восемь лет я должен судимость погашать, потом еще 10 лет доказывать государству, что я хороший, только после этого я теоретически могу выдвигаться на федеральном уровне куда-то, в депутаты, на другие должности. Конечно, это манипуляции избирательным процессом, ведь не один же я такой. Мое мнение, что самая правильная позиция реальной консолидированной оппозиции – коллективный бойкот этих выборов, но как показывается практика, соблазн настолько велик, что все равно лезут и участвуют. Это я высказываю пожелание стратегическое на будущее, когда возобладает здравый смысл. Активный, консолидированный бойкот массовый – самая правильная позиция с этими шулерами. По сути, с 2012 года ничего не изменилось. Нюансы присутствуют, глобально ничего не изменилось. Если уж не готовы на такой шаг, на бойкот, то, по крайней мере, не превращать, не подыгрывать власти в этих выборах, не превращать в фарс, а активно их использовать, чтобы показать новое лицо оппозиции, новые возможности. Для этого лично я буду делать все возможное, встречаться с руководителями левых организаций. Выдвинуть единого левого кандидата. Новые лица, свежие лица, молодые лица. Не буду сейчас фамилии называть, а то, как всегда, себе же хуже сделаешь. Но есть достойные люди, из экономической среды, из интеллигентской среды, в самих партиях есть люди.

Надо уже обновляться, потому что потом может быть поздно. Задачу максимум – консолидированный бойкот, мы тоже проведем встречу, посмотрим, если будут к этому предпосылки, мы, конечно, будем в этом участвовать и всячески пропагандировать. По крайней мере – консолидированное выступление оппозиции. Совсем единый кандидат от всех сил – боюсь, это сложно. Пусть либеральная общественность своего двигает кандидата, левая – своего. Если мы не можем бойкотировать, давайте работать на второй тур, как мы предлагали в 2011 году. Если бы не подтасовки и фальсификации, то второй тур был возможен. Кто выйдет в этот второй тур, какой человек от оппозиции, тогда и разберемся, кого поддерживать. Раньше времени не стоит усложнять ситуацию. Пусть основные политические силы максимально консолидируются. Да, сложно. "Справедливая Россия", КПРФ – сложно им договариваться. Но я, по крайней мере, буду их к этому призывать. Либеральная оппозиция пусть выдвигает своего кандидата. Не распыляясь. Тогда мы постараемся побороться. Уличная мобилизация возможна в рамках этой кампании, в конструктивном русле. Так я вижу эту кампанию. Сам же я выдвигаться не намерен, потому что я считаю, что юридические препоны мне не обойти, а вводить людей в заблуждение я не считаю правильным. Да, это неправильные законы, но мы лучше поддержим других, кто в силах и может. Излишних амбиций у меня нет. Считаю, что главное, чтобы для дела была польза. Вот примерно то, как мы будем эту кампанию проводить, и на что я буду тратить силы. Насколько удастся? Надеюсь, что шансы неплохие. Время у нас без двадцати, давайте еще два вопроса, чтобы не было огорчений. Так бы с вами общался и общался.

- Роменский Владимир, телеканал "Дождь". Сергей, вы говорили, что у вас есть вопросы к некоторым людям, упоминали Навального, Пономарева, Ксению Собчак, сказали, что один предлагал садиться, другой вообще писал, что не стоит идти на мероприятие. Все это события весны 12-ого года, под стражей вы оказались осенью. Почему вы эти вопросы не задавали в тот период, а они у вас возникли только после 4-х лет после заключения? И расскажите о вашем отношении к третьему фигуранту вашего дела. С Развожаевым все понятно. С Лебедевым. Что думаете о нем, считаете себя преданным?

- Вопрос понятен. Опять же на злобу дня. По поводу вопросов к этим людям, о которых я говорил, да и к другим. Уверяю вас, эти вопросы не то, что задавались, а мы спорили очень долго и энергично. Пытались как-то эту ситуацию выправить и по поводу того, что где садиться, а где не садиться. Я был резким противником. Заявили акцию – надо ее провести. Дальше пусть люди сами разбираются, хотят ли люди дальше протест продолжать, как потом были акции "Окупай Абай". Это их инициатива. А подставлять их под провокацию считал неправильным. Тогда мы спорили, я видел эти тенденции тогда, но считал неправильным выносить их на публичное обозрение, поскольку были ощущения, что люди заблуждаются, ошибаются, может, излишние эмоции, горячность. Тогда я об этом публично не высказывался, я считал, что мы тогда действовали вместе и есть неплохие перспективы добиться результата. По прошествии времени, когда я вижу, как многие себя повели, а вопросы остались без ответа, а практика безответственного отношения к людям повторяется, я вынужден для общей пользы (говорить). Я не в Следственном комитете или где-то это рассказываю, а рассказываю вам, чтобы вы донесли до общественности. Мне тут нечего стесняться, это не доносительство. Вопросы звучали и тогда, но непублично. Сейчас, так как не изменилась ситуация, не исправилась, приходится обозначать и для вас, чтобы те люди сделали вывод для себя и пересмотрели позиции. Тут надо определяться. Вместе чтобы быть, надо быть уверенным в людях. Иначе опять получим новые сроки, кто-нибудь кого-нибудь сдаст, предаст, зачем это надо?

По поводу Лебедева я еще тогда свое время высказал. Человек слабый, человек сломался очень быстро. К сожалению, никто не застрахован. Но в отношении нас это подлость. Что еще тут добавить? Как он с этим сейчас живет – его проблема. Сама жизнь больше его накажет, чем мы будем сейчас пытаться с ним счеты сводить. Пусть живет кем жил, время рассудит, а справедливость, я считаю, торжествует рано или поздно. Просто слабый человек, который пошел на путь предательства, таких случаев у нас немало в истории. Бог ему судья, для меня этого человека больше нет. Все что я могу сказать. Давайте, заключительный вопрос и будем пока временно прощаться. Есть еще вопросы? Девушка, пожалуйста.

- (неразборчиво)

Если я правильно понял ваш вопрос, его суть в том, информирован ли я в целом о том, что происходит и происходило тогда, и опираются ли мои заявления на достоверную информацию, а может быть, я летаю в каких-то иллюзиях, которые у меня сформировались в местах лишения свободы. Скажу искренне, всех нюансов я, конечно, не видел, а информация не настолько полноценно для меня доходила. Поэтому я и не делаю сейчас далеко идущих выводов и заявлений и говорю о том, что знаю точно и четко. Что-то где-то от меня может ускользнуть. Если что, прошу меня извинить, если я где-то что-то неправильно говорил. Возможны и такие моменты. Основной массив информации – конечно. Есть официальные СМИ, к которым люди в местах лишения свободы имеют доступ, в социальные сети заходят, в Интернет, из разных источников я получал информацию. Может, в каких-то мелочах, разборках межличностных я и не очень ориентируюсь, но мне это не очень интересно. В целом картину я вижу. Ситуацию по Крыму и Украине я высказал. Повторяться не буду. В семье у нас в этом плане гармония. Мы за дружбу народов. Я как интернационалист считаю, что и развал Союза – трагедия, то, что сегодня происходит – трагедия. Будем все силы отдавать на то, чтобы справиться. У меня даже дети отдыхали, чтобы их не подвергать каким-то опасностям, там, супруга моя оттуда, и родители ее, да и мне чтобы туда поехать – я уже в какие-то списки внесен на сайте "Миротворец", хотя не самый для Украины опасный человек. К чему это ведет? Это просто трагедия в каждой семье. В моей семье тоже проблемы возникают. У нас здесь полное взаимопонимание, надо восстанавливать дружбу народов, братство взаимопомощи. Может, это прозвучит как красивые слова, но ничего другого я сказать не могу. Это то, за что я буду бороться всеми силами. Надеюсь, мы преодолеем этот трудный этап в отношениях России и Украины и будем о нем вспоминать как о страшном сне. Я в это надеюсь и верю.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:03. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS