Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Публикации в СМИ на тему "Общество"

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 17.09.2016, 13:36
Аватар для Dubikvit
Dubikvit Dubikvit вне форума
Местный
 
Регистрация: 25.03.2016
Сообщений: 106
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 2
Dubikvit на пути к лучшему
По умолчанию 5460. "В СССР секса нет!"


"В СССР секса нет!" Помните эту фразу? Она стала крылатой после телемоста Ленинград - Бостон, проходившего 30 лет назад, в 1986 году. Вот только эта фраза, как и большинство афоризмов и крылатых выражений, так сказать вырвана из контекста. Хотите вспомнить как это было?

17 июля 1986 года в советское телевидение выпустила в эфир телемост "Женщины говорят с женщинами" (запись передачи была сделана 28 июня). Его вели Владимир Познер и Фил Донахью.

Познер

Женщины заговорили о рекламе на телевидении. Одна из американок сообщила, что в США «в телерекламе все крутится вокруг секса. Есть ли у вас такая телереклама?». И в этом контексте администратор гостиницы "Ленинград" Людмила Иванова произнесла: «Ну, секса у нас… (смешок) секса у нас нет, и мы категорически против этого!». Смех и аплодисменты заглушили окончание фразы — "у нас есть любовь". А какая-то из советских участниц уточнила: «Секс у нас есть, у нас нет рекламы!»

Позднее Людмила Иванова просила вырезать свои слова при монтаже, но её оставили и в обиход вошла искажённая и вырванная из контекста часть фразы: «В СССР секса нет»

Позже возникло несколько версий относительно того, каким было продолжение фразы

Сама Иванова в 2004 году в интервью газете "Комсомольская правда" так вспоминала историю происхождения этой фразы: "В общем, начался телемост, и одна американка говорит: да вы из-за войны в Афганистане вообще должны перестать заниматься сексом с вашими мужчинами - тогда они не пойдут воевать. И пальцем всё время тычет. Я ей и ответила: в СССР секса нет, а есть любовь. И вы во время войны во Вьетнаме тоже не переставали спать со своими мужчинами". Но все запомнили только начало фразы. "А что, я не права? У нас же действительно слово "секс" было почти неприличным. Мы всегда занимались не сексом, а любовью. Вот это я и имела в виду"...

Ситуация была, конечно, анекдотичной, и позже "виновнице торжества" отчаянно хотелось вложить больше смысла в уже сказанное.

В другом интервью она утверждала, что сказала на самом деле «У нас секса нет… на телевидении», но концовку фразы никто не расслышал

Кроме того, она даже начала усматривать взаимосвязь между успехом журналистской карьеры Познера и своим выступлением: «Я приложила руку к его карьере. Кто помнит другие телемосты между Америкой и СССР? А наш, женский, запомнили. Познер пригласил меня на съёмки, а я сделала всё, чтобы этот телеэфир вошёл в историю. В результате в 1986 году Владимир получил премию Союза журналистов СССР и стал одним из самых известных и востребованных телеведущих страны».

Ну а то, что Иванова закончила фразу словами «У нас есть любовь», публично подтвердил режиссёр телемоста Владимир Мукусев.

Ну а вот и сам фрагмент этой передачи
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 05.06.2017, 20:10
Аватар для Davydov_index
Davydov_index Davydov_index вне форума
Местный
 
Регистрация: 25.05.2016
Сообщений: 631
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 2
Davydov_index на пути к лучшему
По умолчанию Секс в СССР

6 апреля, 2015

Снимок экрана 2015-04-06 в 21.45.29

Расхожий миф в СССР гласил, что клиентами проституток являются буржуи. Но так ли это было на самом деле? Для начала ознакомимся с тем, кого же называли "проститутками" на заре Советской власти. Один из тезисов гласил: "Не существует понятия проституции… Нет борьбы с проституцией, а есть борьба с женщинами, у которых нет определенных занятий".

Есть мифы простые, например, Сальери не убивал Моцарта или Лермонтов не написал поганые строчки про "немытую Россию". Такие мифы четко сформулированы и их основной посыл шаг за шагом подвергается критическому разбору. Есть мифы, так сказать, сложносоставные. В них трудно или даже невозможно выделить два или три, четыре элемента, поскольку опровергается сразу целое нагромождение мифов и легенд. Отчего это происходит? Давайте-ка рассмотрим на примере нашего недавнего, но уже навсегда ушедшего прошлого. Перенесемся в будничную жизнь Советского Союза 1920-х — 1950-х годов.

Это период становления молодого государства. Не просто предвоенные, военные и послевоенные годы. Это еще и эпохи НЭПа и "военного коммунизма". Каждое десятилетие что-то менялось, что-то зарождалось, что-то уходило в небытие.

Не было ничего раз и навсегда данного, шел живой процесс. Все текло и все изменялось. Появление мифа об отсутствии секса в СССР — это тоже всего-навсего один момент в жизни страны. Время перестройки и гласности, последнее десятилетие существования великой страны.

Возьмем, допустим, миф о том, что в СССР к услугам проституток обращались в основном недорезанные буржуи и торгаши. Поскольку невозможно объять необъятное, сосредоточим наше внимание на том, что уже специалистами изучено. В этом нам поможет новая книга известного историка и культуролога Наталии Лебиной "Советская повседневность: нормы и аномалии. От военного коммунизма к большому стилю".

Для начала не помешает ознакомиться с тем, кого же называли "проститутками" на заре Советской власти. Если не считать таковыми представителей партий меньшевиков и эсеров, как их величал вождь большевиков. Надо полагать, что товарищ Ленин использовал это слово все-таки в переносном смысле…

В 1919 году один из руководителей Петроградского совета Б. Г. Каплун написал специальные тезисы "К вопросу о борьбе с проституцией". В них, среди прочего, утверждалось: "С коммунистической точки зрения проституция как профессия не может существовать. Это не есть профессия в государстве труда. Торговля своим телом есть дело человеческой совести…

Слово "проститутка", как понятие о человеке, торгующем своим телом, считающем это своей единственной профессией, не существует. Отсюда не существует и определения понятия проституции как общественного явления… Нет борьбы с проституцией, а есть борьба с женщинами, у которых нет определенных занятий".


Лица без определенных занятий, тунеядцы обоего пола, независимо "от того, торгуют они собой или нет, должны были явиться в органы власти для получения работы". И далее Лебина указывает: "За уклонение от явки они подлежали аресту и отправке в женские трудовые лагеря строгого режима. В мае 1919 года в Петрограде был создан первый в стране своеобразный концентрационный лагерь для женщин. В 1920 году из 6500 его заключенных 60 процентов составляли особы, подозреваемые в проституции. В конце 1919 года появилась и женская трудовая колония со строгим режимом, которую даже в официальных документах называли учреждением "для злостных проституток".

Судя по воспоминаниям Клары Цеткин, Ленин предлагал "возвратить проститутку к производительному труду, найти ей место в общественном хозяйстве". Однако в августе 1918 года в письме к председателю Нижегородского губернского совета Г. Ф. Федорову он настоятельно советовал в связи с нарастающей угрозой контрреволюционного заговора "навести тотчас же массовый террор, расстрелять и вывести сотни проституток…"

К сожалению, ни современная исследовательница, ни сам Ильич не пояснили чем же так насолили или наперчили девицы веселого поведения мировой революции, чтобы их ставили к стенке, а не использовали по назначению. Впрочем, в первый революционный год ни в Москве, ни в Петрограде расстрелов не было, но широко практиковались облавы и выселение гулящих женщин в другие губернии.

Как водится, проститутки во все времена делились на элитных, как гетеры в Древней Греции или гейши в Японии, так и обычных, а то и вовсе захудалых. Многие проститутки Российской империи искали клиентов в ресторанах. Также поступали высокооплачиваемые девицы в десятилетие НЭПа.

"Самым шикарным местом "работы" у питерских проституток считался "Бар" на площади Лассаля и ресторан "Крыша" в гостинице "Европейская", в Москве — "Прага" и "Яр", — сообщает исследовательница Н. Лебина. — Промышлявшие там в годы НЭПа дамы обслуживали преимущественно иностранцев и зарабатывали по 40-50 рублей за ночь, или около тысячи в месяц.

Работница на фабрике в эти годы получала 18-24 рубля в месяц. Однако слой высокооплачиваемых проституток был невелик. Как выяснили в 1928 году работники Ленинградского трудового профилактория для падших женщин, 80 процентов ленинградских проституток могли заработать в месяц не более 30 рублей — с клиента им удавалось получать за свои разовые услуги не более 3 рублей".

Наступило время развенчать миф о проституции в Советской России. В начале 1920-х годов в советской печати поддерживалась иллюзия "высокой нравственности" рабочего класса. Известный в то время журналист И. Лин, специализировавшийся на молодежной тематике, писал в 1923 году: "Торгуются с проститутками прилизанные молодые люди в пенсне, моноклях, в крепко заглаженных брючках, а рабочего парня там не найдешь…"

По словам Натальи Лебиной, "желаемое в данной ситуации выдавалось за действительное. До революции значительная часть рабочих рассматривала контакты с продажными женщинами как норму досуга. Материальные трудности первых лет революции несколько изменили ситуацию. Стабилизация же экономического положения в середине 1920-х годов вернула многих к традиционным практикам повседневности, в том числе сексуальной жизни.

Действительно, если в 1920 году, согласно данным опросов, к услугам проституток прибегали около 43 процентов рабочих и 41,5 процентов представителей других слоев городского населения, то в 1923-м продажной любовью пользовались 61 процент мужчин, трудившихся на фабриках и заводах, и 50 процентов занятых в иных сферах экономики, в торговле и т. д."

Анонимный анкетный опрос, проведенный в 1925 году среди московских рабочих, показал, что услугами уличных женщин пользуются 27 процентов текстильщиков, 31,6 процентов швейников, 42,3 процентов металлистов, 78 процентов печатников (последние были самой обеспеченной категорией рабочих). Такая же картина наблюдалась и в Ленинграде. Там в пролетарских районах в конце 1920-х годов складывался контингент постоянных потребителей продажной любви.

Среди них, как отмечали авторы книги "Мелочи жизни", написанной по материалам обследования быта ленинградских окраин, можно было встретить и мастера с "Треугольника", и безусого подростка с "Путиловского", и чернорабочего с "Веретена"…"

Анкетирование 5600 больных сифилисом мужчин, проведенное в Ленинграде в апреле 1927 года, показало, что половина из них — рабочие, 19 процентов — безработные, 11 процентов — служащие, около 3 процентов — крестьяне и 18 процентов принадлежат к остальным социальным слоям. Начали половую жизнь с проститутками 31 процентов опрошенных, а имели сношения с ними в дальнейшем подавляющее большинство анкетированных — 74 процента.

А вот и вывод, к которому приходит автор исследования бытовой жизни в советский период: "Таким образом, даже разрозненные, иногда косвенные материалы все же подтверждают тот факт, что во второй половине 1920-х годов социальные характеристики стороны спроса на услуги публичных женщин стабилизировались. Как и до революции, основную массу потребителей составил так называемый средний слой, подавляющее большинство в котором представляли квалифицированные рабочие. Для них контакты с проститутками являлись бытовой нормой".
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 13:35. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS