Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Отечественный футбол

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #931  
Старый 07.12.2021, 13:16
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 790
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Александр ТАРХАНОВ

http://www.rusteam.permian.ru/players/tarkhanov.html
Тарханов, Александр Федорович. Нападающий.

Родился: 6 сентября 1954, поселок Казахстан, Казахская ССР /ныне – город Аксай, Казахстан/.

Воспитанник групп подготовки при красноярской команде «Автомобилист». Первый тренер – Юрий Альбертович Уринович.

Клубы: «Автомобилист» Красноярск (1972–1975), СКА Хабаровск (1975–1976), ЦСКА Москва (1976–1984), СКА Одесса, Украинская ССР (1985), СКА Ростов-на-Дону (1986–1987).

За сборную СССР сыграл 6 матчей.

Ассистент главного тренера в сборной России (1994–1996).

* * *

«ЖЕНА СЧИТАЕТ МЕНЯ ДЕСПОТОМ»

Этот разговор с Александром Тархановым состоялся после матча его команды с московским «Локомотивом». Казалось бы, главному, тренеру и президенту ЦСКА в тот момент должно было быть не до журналистов — армейцы уступили 0:1, не забив пенальти. К счастью, я ошибся. И был приятно удивлен тем радушием, с каким известный в прошлом футболист встретил корреспондента «Спорт-Экспресса». Встретил и откровенно ответил на все вопросы, хотя, по его же собственному признании», в жизни он человек скрытный. Теперь, после нашего разговора, мне трудно в это поверить.

МЕЧТАЛ ПОПАСТЬ В «СПАРТАК» К БЕСКОВУ

— Откуда вы родом?

— Из Казахстана. Но еще в детстве переехал в Красноярск, где, кстати, и познакомился с Олегом Романцевым. Мы стали друзьями. В 75-м году меня пригласили в «Спартак», но… Я был уже в армии. Как-то на первенство Вооруженных Сил прибыл из ЦСКА Бубукин. Посмотрел. Уехал. А вслед за ним уехал и я — меня перевели в главный армейский клуб страны.

— Что ж, тоже не самый плохой вариант.

— Все равно жалею, что не попал в «Спартак» к Бескову. А в ЦСКА постоянная чехарда с тренерами, армейская система — все это давило.

— Быстро адаптировались к Москве — или у вас так и осталась душа провинциала?

— Знаете, я без труда привыкаю к новым местам. Был в Ростове — он мне нравился, играл в Одессе — полюбил и этот город. В принципе приятнее жить в не очень больших городах. Это мне ближе.

— То есть как у Розенбаума: «Никогда Москва не станет родной»?

— Да я и не чувствую, что в Москве живу: дом, база, клуб — больше практически нигде не бываю, ничего не вижу. Правда, одно изменение заметил — дороги стали лучше.

— Интересна такая однообразная жизнь?

— Ну что тут поделаешь. Душа без футбола и дня не может. Вот уехал я после игры с московским «Локомотивом» на дачу, ночь прошла, и все, не могу, в клуб опять тянет.

— Это уже болезнь.

— Да, болезнь, я и не скрываю.

— А есть какая-то вакцина от этой болезни?

— Наверное, еще большая порция футбола.

— Оригинально. А не тянет, к примеру, в театр сходить?

— Когда был игроком, очень любил театр, тем более сами знаете, какие в Москве актеры. Сейчас нет времени, да и душевных сил на что-то иное, чем футбол.

— Эта оторванность от остальной жизни не накладывает отпечаток на характер, не мешает жить?

— Оторванность в чем? Только в том, что почти никуда не хожу. А общения много, есть друзья не только из футбольного круга. И футбол никогда не надоедает. Ре-е-едко-редко хочется все бросить, куда-то уехать. Но день-другой передохнешь — и опять начинается сумасшедшая футбольная жизнь.

— Знаю, что в бытность игроком вы частенько конфликтовали с руководством. Почему?

— По гороскопу я — Дева. Вероятно, от этого такой неуступчивый характер. Если рядом нормальный человек — я нормально разговариваю, а если высокомерный, подлый, выслуживающийся субъект — начинаю кипеть. И тогда тем, кто меня знает, понимает, лучше отойти в сторону.

Раньше в наши дела частенько вмешивались, и в любых ситуациях, несмотря на погоны, на должность, я говорил то, что думаю. Наверное, это тоже минус. Много раз из-за своей прямоты страдал.

— Трудно с таким характером подчиняться?

— Есть люди, которым невозможно подчиняться. Я сам люблю дисциплину, но остро реагирую на несправедливость.

— Например?

— Ну вот в 81-м году Базилевич, тренер ЦСКА, по-моему, безосновательно заподозрил полузащитника команды Аджема в том, что тот якобы отдал игру с «Днепром». И наказал его. Я заступился, хотя и понимал, что сам могу пострадать.

— Помнится, ушли вы из ЦСКА тоже из-за конфликта.

— Дело было так. Перед чемпионатом 1984 года я получил травму. Долго лечился, а ЦСКА в это время стал валиться. Тренер ЦСКА Морозов попросил помочь команде, и я, не до конца восстановившись, вышел на поле. В конце концов, команда все-таки вылетела из высшей лиги. Начали искать крайнего. Нашли. Тарханова. Стали прилично давить: мол, пора тебе заканчивать с футболом. А на меня бесполезно давить — себе во вред. Я просто начал с ними «бороться». Естественно, сразу был обвинен во всех грехах. В конце концов, меня даже вызвали на партийную комиссию и объявили выговор. Смешно. Все эти краснокожие книжицы были для меня не столь важны. Но принципа ради я подал апелляцию в вышестоящую организацию. Пришел. Сидят полковники, генералы, Герои Союза. Я начал что-то объяснять, они в ответ такую ахинею понесли, что я не выдержал: извините, кажется, я не туда попал. И пошел, оставив партбилет у них на столе. Меня догнали и сунули партбилет: ты что, Саша, бери, бери.

— И решили закончить?

— Нет, я человек с характером, решил доказать, что рано меня списали. Собрался было в ростовский СКА — они тогда в высшей лиге играли, — но туда не пустили. Тогда уехал я в Одессу, в СКА. Отыграл там год. И доказал. Сняли с меня все обвинения, выговоры и допустили до большого футбола. Так я оказался в ростовском СКА. В 1986 году отыграл полностью, а на следующий год решил закончить. Устал эмоционально. Поступил в школу тренеров.

— В те времена у ЦСКА была прекрасная возможность для комплектования — «служба» в армии. Почему же этим преимуществом так и не смогли воспользоваться в полной мере?

— Наверное, лучше бы такой возможности и не было. Потому что собирали игроков часто против их воли. Год человек отыграет — а на второй уже начинает подыскивать себе другую команду. И, главное, собирали разных, неподходящих друг другу по стилю футболистов, — поэтому-то и игры не было. При Базилевиче вроде бы что-то начало вырисовываться, но он был не очень порядочным человеком.

— А что вы понимаете под словом «порядочность»?

— Это когда то, что ты думаешь, то и говоришь. Лучше горькая правда в глаза, чем шептание за углом, доносы и т. п. Пару раз я ловил на этом Базилевича, и сразу у меня по отношению к нему возникло какое-то неприятие.

— Категоричность никогда не подводила вас в жизни?

— Было, было такое. Случалось, и я не всегда справедливо относился к людям. Но для меня пример здесь — Сергей Шапошников, который в разное время тренировал ЦСКА, он тоже был вспыльчивым человеком. Бывает, «напихает» какому-нибудь игроку — и видит, что не прав. И, когда остынет, идет и извиняется. Я тоже, когда виноват, не боюсь подойти и признаться в этом, пусть мне этот человек даже в сыны годится.

— Наверное, с нынешним поколением не так просто. Раньше мало кто пытался «качать» права — общество было другое. Сейчас же футболистам, как говорится, палец в рот не клади…

— Мне кажется, сейчас полегче. Есть контракт, есть штрафы, есть премии. С помощью этого и можно воздействовать на некоторых игроков.

— Чем жестче дисциплина, тем больше искус ее нарушить. Вы согласны?

— Дисциплина не должна быть палочной: шаг влево, шаг вправо — расстрел. Нужен нормальный порядок, как, например, в нынешнем московском «Спартаке».

— При этом тренер должен быть психологом. Так?

— В первую очередь.

— У вас не было желания профессионально овладеть этой специальностью?

— Лучший учитель в этой науке — жизнь. Хотя в школе тренеров мы уделяли спортивной психологии достаточно внимания.

— Надо быть искусным знатоком души человека, чтобы вылечить футболиста от «звездной» болезни. И вообще, как вы, будучи игроком, прошли через это?

— Может, потому, что рос несколько в другом мире, более сложном, я не был заражен этой хворью, Да и родился я в провинции. А люди с периферии часто более открыты, в них меньше высокомерия. Там же растешь в другой атмосфере, далеко не в стерильной обстановке, и если будешь на других смотреть свысока, быстро поставят на место.

— Часто вам на поле доставалось?

— Травмы стороной обходили. Но нет таких футболистов, которые были бы здоровы полностью. И у меня сейчас иногда колено побаливает, спина. В принципе в профессиональном спорте люди и не могут быть здоровыми.

— Нынешнее поколение футболистов за год зарабатывает столько, сколько вы получили за всю игроцкую жизнь. Не завидуете?

— Я при деле, может, поэтому таких чувств нет. В принципе, конечно, обидно за ветеранов, которые в свое время играли не хуже. Но таковы раньше были принципы — не мог футболист получать больше генерала.

— Тренер и футболист — две профессии. Какая интереснее?

— Трудно сравнить. На любом месте бывают моменты приятные и не очень.

— Переход в тренеры дался легко?

— Я быстро убил в себе игрока — это для тренера самое главное — и стал смотреть на футбол уже именно с тренерских позиций.

— Почему вы не захотели сделать карьеру военного? Это ведь не требовало каких-то усилий.

— Ко всем званиям я относился очень спокойно. От младшего лейтенанта до лейтенанта переходил лишних полгода. И так каждый раз. В итоге демобилизовался капитаном. Я во всем — гражданский человек. Поэтому мне очень нравится, что нынешнее армейское руководство общается с нами неформально, как с коллегами. Нет никакого давления.

— А если бы было?

— Два года назад начальник команды Виктор Мурашко приглашал меня в ЦСКА. Я знал его характер, поэтому сказал: если я приду, через месяц кто-то из нас из команды уйдет.

— И позже, возглавив ЦСКА, Мурашко вы «убрали».

— Не я, а жизнь убрала.

РОМАНЦЕВЫМ? В ОГОНЬ И ВОДУ

— Романцев пригласил меня в московский «Спартак» в 1992 году. Я тогда тренировал ташкентский «Пахтакор», где были такие игроки, как Шквырин, Пятницкий, Касымов, Касумов, Ковтун, Бондарь.

— Не сомневаюсь, размышляли вы недолго.

— Олег Иванович звал в «Спартак» еще в 89-м году. Но тогда я решил поднабраться опыта.

На этот раз долго не думал. Хотя к другому человеку я, наверное, вторым не пошел бы. А у него такой характер, что ты не чувствуешь себя вторым, третьим, — тебе всегда найдется работа. Особенно мне нравилась атмосфера в «Спартаке». Приходит новый футболист в команду — и к нему относятся как к равному, будто он здесь уже сто лет играет. Никто на правах «старейшины» не позволит себе косого взгляда, неучтивого тона. Хотя поначалу что-то подобное было. Собрали мы как-то игроков на базе, Олег Иванович и говорит: что-то у нас тихо, все по комнатам разбежались, надо поправлять. Потом потихоньку база ожила, и эта атмосфера до сих пор сохраняется.

— Не могу понять, как два совершенно разных по характеру человека уживаются друг с другом?

— Вы просто ни разу не видели Романцева в компании: он очень веселый, общительный, эрудированный человек. Незаменимый тамада.

— Когда уходили в ЦСКА, не было угрозы вашим отношениям?

— В тот момент я его практически одного оставлял, перекладывая ту часть работы, что делал. Но такого разговора типа: если уйдешь — обидишь — не было. Романцев понимал, что карт-бланш дают не каждый день. Он разумный человек.

— Говорят, что многие идеи в «Спартаке» исходили от вас.

— Это не так. У меня были какие-то идеи. Я отвечал за технику и за работу с вратарями, за селекцию. Все остальное было полностью на плечах Романцева.

— Не поверю, если скажете, что взгляды Романцева и Тарханова на футбол полностью совпадают. Ведь тогда получается, что «Спартак» и ЦСКА должны показывать одинаковую игру.

— И правильно не верите. У нас есть общий, объединяющий фундамент, но здания на этом фундаменте мы теперь строим разные. Вообще мне ближе южноамериканский вариант, построенный на технике. Это и интереснее, и зрелищнее, и, наверное, перспективнее.

— Ой ли. «Милан», да и вообще многие итальянские команды, клубы бундеслиги, наконец, наши «Локомотив», «Торпедо» делают упор на «физику», тактику и, как видите, добиваются успехов.

— А кто стал чемпионом мира, а кто взял Кубок чемпионов, а кто лидирует в нашем чемпионате? В ЦСКА пока слишком молодой коллектив, поэтому нет стабильности, нет уверенности в своих силах. Вот в матче с «Локомотивом» нужно было бить пенальти, а ребята боялись. У нас штатные пенальтисты Ульянов или Мамчур. Вижу, Ульянов не очень уверен в себе, посмотрел на Мамчура — тот отвернулся. Да и вообще перед этим матчем все были очень закрепощены. Даже на установку пришли на полчаса раньше, чем обычно. Я все это видел, пытался их успокоить. Не получилось. Плюс ко всему нагрузка на некоторых наших лидеров выпадает очень большая.

— Когда говорят о повышенных нагрузках, всегда хочется спросить: а как же англичане, проводящие до 70 матчей за сезон? Они что — железные?


Александр Тарханов (справа)

— Мы же не видим все их матчи. Я как-то один посмотрел — и уже с середины первого тайма стал ждать, когда же он закончится. Так что и они не из металла сделаны. Опять же, в свое время смотрел матч бундеслиги — «Карлсруэ» с кем-то играл. Создалось впечатление, что немцы просто бестолковые, никакого движения.

— Правильно ли я понял, что ЦСКА пока сложно бороться с такими командами, как «Локомотив»?

— Не то чтобы сложно. Просто молодые накануне важных игр не умеют расслабляться.

— Мне-то представлялось, что армейская молодежь, наоборот, слишком легкомысленно относится к футболу.

— Значит, вы были не правы. Ребята любят футбол и стараются заработать здесь в первую очередь имя, а потом уже деньги. И в матче с «Локомотивом» у нас было преимущество, другое дело, что мы его не реализовали.

— Это, по-моему глобальная проблема — не умеют наши клубы в отличие от западных реализовывать моменты.

— Опять же не согласен с таким противопоставлением. Смотрел я игру «Аякс» — «Фейеноорд». Игроки «Аякса» четыре раза выходили один на один и ни разу не забили. В принципе, чтобы забить мяч, кроме мастерства нужно еще и хладнокровие, умение быстро, но без спешки, оценить ситуацию, тогда проблем не будет.

— Представьте, что в следующем году за чемпионство будут бороться «Спартак» и ЦСКА. Каково вам будет обмениваться информацией с тренером главных соперников?

— У нас доверительные отношения, поэтому проблем, уверен, не возникнет.

— Стоичков как-то сказал, что русские команды хорошо оснащены физически и техника у них неплохая. Но если инициатива в твоих руках — о результате можно не беспокоиться, а вот если им отдать инициативу — жди беды. Вы согласны?

— Правильно сказал. Робеем мы в играх против западных клубов. Может, лишь московский «Спартак» пытается сопротивляться…

— К большому сожалению, не всегда удачно. Болельщики каждый сезон с нетерпением ждут Лигу чемпионов — и каждый раз разочаровываются. В чем же причины неудач?

— У «Спартака» были проблемы с вратарями. В очень многих матчах они допускали непостижимые промахи, а ошибок в Лиге не прощают. Чтобы успешно играть в Лиге, надо иметь сбалансированные линии.

— Кстати, в этом году «Спартак» попал в группу с достаточно сильными, но, по мнению многих, «удобными» клубами. С англичанами спартаковцы всегда удачно играют, норвежцы тоже приверженцы британского стиля, с поляками у нас проблем не было. Согласны?

— Честно говоря, всегда боюсь такого отношения — вот, мол, хорошая группа. Англичане-то сейчас уже несколько другой футбол показывают, да и норвежцы, по крайней мере сборная, в лидерах европейского футбола.

— Кстати, о сборной. Зачем перед матчами со сборными Сан-Марино или Фарер говорить, что нас ждет сильный соперник? Кого обманываем-то? все же прекрасно знают «силу» этих команд.

— Сейчас все умеют играть, а точнее — обороняться. И если в обороне встанут одиннадцать человек более или менее приличного уровня, то любой, даже самой распрекраснейшей сборной разбить этот редут будет трудно. Вот это мы всегда и держим в голове. Нельзя быть заранее уверенным в успехе в матчах даже с такими карликовыми государствами. Думаю, всем понравилась сборная России в матче против финнов — ребята играли там в свое удовольствие и футбол показали классный. Но опять же некоторые делают вывод, что соперник был слаб. Но если это такой слабый соперник, почему же их давно никто так крупно не обыгрывал?

— Еще один вопрос на эту тему. Говорят, что нашей команде очень не хватает Пятницкого и Добровольского. Но уж и не вспомнить, когда мы видели Пятницкого, проводящего несколько матчей подряд на высоком уровне. А Добровольский вообще не может прижиться ни в одном из клубов — везде «тренеры плохие». Разве такие игроки могут быть главной надеждой сборной?

— Начнем с того, что эти футболисты удачно сыграли в матче против греков. От этого мы и отталкиваемся. Что касается Игоря, возможно, он по жизни делает ошибки, ему надо найти свой клуб и там закрепиться. Знаете Эффенберга? Так вот, этот футболист очень высокого мнения о Добровольском.


Александр Тарханов (слева) против Валерия Газзаева.
— В любом случае от этих игроков трудно ожидать стабильности. На чемпионате Европы экспериментировать нельзя, там нужно быть уверенным, что в каждом матче игрок сыграет на все сто.

— Все зависит от подготовки. Ребятам просто нужно набрать форму. Кстати, Андрей, даже если он в неважной форме, всегда найдет возможность отдать за игру хотя бы два отличных паса.

— Но при этом 22 раза идет в ноги соперника…

— Андрей не восстановился после травмы. Когда он в форме — это классный игрок. Не случайно же Пассарелла приглашал его в сборную мира.

ПОСЛЕ МАТЧА НЕ МОГУ СЕСТЬ ЗА РУЛЬ

— Кто посоветовал вам уйти в ЦСКА?

— Я принял это решение самостоятельно, У меня была своя концепция, которую я изложил руководству. Меня выслушали и согласились.

— Сколько вы работали над этой концепцией?

— Настолько давно она появилась, что и не вспомнить. По-моему, все время ее в голове держал.

— А если бы вас попросили кое-что изменить?

— Тогда бы я остался в «Спартаке».

— Умы политиков до сих пор будоражит вопрос: куда делось золото партии? В футбольных кругах вопрос стоял иначе: куда делось «золото» ЦСКА — деньги от Лиги чемпионов, от продажи игроков? Вы разобрались в этом?

— За компенсацию от перехода игроков мы сейчас судимся и в Испании, и в Чехии, кое-что взяли. Бывшие руководители — это не вина их, а беда — неразумно подошли к этому богатству. Получив огромные деньги — несколько миллионов долларов, впали в эйфорию: мол, этого надолго хватит. Потом, видя, что деньги кончаются, стали их беречь, правда, странным образом — игрокам премии не выплачивали. Сейчас все более продуманно.

— У футбольного клуба много собственности?

— Недвижимость есть у общества ЦСКА, а мы ею пользуемся. Сейчас вот при поддержке Министерства обороны и лично министра, который любит футбол, хотим сделать нормальный, современный стадион на Песчаной.

— Около манежа ЦСКА до сих пор существует «барахолка». Вас это не раздражает?

— От этого никуда не денешься, как-никак это дополнительный источник финансирования. Надо же содержать огромный комплекс. В любом случае это прерогатива общества ЦСКА. А мы — самостоятельная организация, у нас свои проблемы.

— В какой форме строите сотрудничество с учредителями — Министерством обороны?

— Сейчас, слава Богу, никто не говорит о том, как играть, какую тактику избирать; кого ставить. Взаимоотношения чисто деловые, и я бы сказал — дружеские.

— Кстати, армия во всех государствах «бессмертна», значит, бессмертен и футбольный клуб ЦСКА?

— Вы правы. Что бы в стране ни случилось, какие бы финансовые реформы ни проходили, армия всегда нас поддержит. Сейчас мы практически полностью обеспечиваем себя сами. Но если возникнет необходимость, уверен, армия нам поможет.

— Ни в одной западноевропейской стране у армии нет своих профессиональных клубов. А у нас есть. Это нормально?

— Сложно сказать. У нас свои традиции. Хотя может случиться, что в будущем найдется человек, который захочет выкупить армейский клуб. Наверное, когда-нибудь все команды придут к этому.

— Все-таки трудно представить, что армейская команда может быть по-настоящему профессиональной. В Вооруженных Силах четкая иерархия. То есть всегда может прийти человек в погонах и дать «ценное» указание.

— Пока я здесь — это невозможно. Да и нет сейчас желания у генералов «порулить». Понимают люди — футболом должны заниматься профессионалы. Кстати, в ЦСКА почти нет военнослужащих. В этом году «служат» только Плотников и Лебедь — возраст подошел.

— У вас две должности — главного тренера и президента клуба, но «в одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань». А как же это удается вам?

— Вы думаете, здесь есть что-то карьерное? Ни капли. Если бы меня интересовало кресло президента — я бы в нем и остался, а работу тренера забросил. Просто сложилась такая ситуация, что я не мог доверить финансовые вопросы другим людям. Нужно было навести порядок. Сейчас работают люди, которым я верю, и финансы почти полностью лежат на моем заместителе.

— В прошлом году, принимая команду, вы были настроены оптимистично, надеясь все быстро поправить. Почему же быстро не получилось?

— Не знал подводных течений, не знал о взаимоотношениях игроков, в общем, делал заявления, опираясь только на фамилии. А когда окунулся в работу, понял: пахать здесь не перепахать. Когда я принял команду, в ней было несколько группировок. И перед началом этого сезона что-то подобное еще проглядывало. Но сейчас, тьфу-тьфу-тьфу, вроде бы все почувствовали себя единой командой. Поэтому только на данном этапе начинает вырисовываться игра, определяться состав.

— В начале сезона ЦСКА стал терять очки. Какие чувства вы испытывали?

— Никакой растерянности не было. Я же понимал, в чем причина этих неудач, — чемпионат мира для юниоров, с которого наши ведущие игроки вернулись истощенными, сверхнагрузки на лидеров команды, привлекаемых в различные сборные. Но я был уверен, что во втором круге команда должна выступить лучше. Так оно и получается.

— Многим нравится ваша команда, но порой лидер ЦСКА Владислав Радимов ведет себя и по отношению к судьям, и по отношению к соперникам не лучшим образом. Вы понимаете, что это портит имидж клуба?

— У Владислава очень тонкая душа. Вот вам пример. После матча с «Динамо» он пришел в раздевалку и… расплакался, хотя мы и выиграли ту игру. А расстроился он так потому, что на ровном месте получил желтую карточку — ударил по мячу после свистка — и из-за этого вынужден был пропустить две игры. Я знаком с его мамой, и она сказала, что у него с детства такой характер. Так что никакой «звездной» болезни у него нет.

— Ну как-то же надо его менять.

— Все время себя в пример привожу — я за всю футбольную жизнь не получил ни одной желтой карточки.

— Этого, каюсь, не знал. Неужели ни разу не ставили вам «горчичник»?

— Эта напасть как-то стороной обошла. Старался оставаться на поле джентльменом.

— И все-таки, когда мы увидим в Радимове не мальчика, но мужа.

— Он сейчас женился.

— Браво. А если серьезно?

— Думаю, и как мужчина он скоро состоится — ему всего 19 лет. Есть время. Вообще-то многим в нашей команде, Хохлову, например, и не только, предстоит стать настоящими мужиками. Но больше всего я переживаю за Владислава. Он сейчас находится примерно в той же ситуации, что в свое время Федор Черенков. Организм может не выдержать этих перегрузок. Он не успевает восстанавливаться, устает головной мозг, может, поэтому и срывы бывают. Он сам признается, что не всегда в состоянии себя контролировать.

— Провокационный вопрос. И тем не менее. Вам не кажется, что любой тренер смог бы создать неплохую команду, имея в составе таких игроков, как Радимов и К°.

— А кто мешал другим? Многие игроки раскрылись-то именно в этой команде.

— Порой создается ощущение, что вы очень легко переносите поражения. И во время игры, и после матча, даже проигранного, кажется, что у вас все время хорошее настроение. Это так?

— Дмитрий Харин в интервью вашей газете рассказал, как к поражениям относятся на Западе — главный тренер заходит после игры и говорит: всё, забыли, впереди много других матчей. Но в принципе это обманчивое впечатление, будто я совсем не переживаю. После игры с «Локомотивом» ночь не спал, искал свои ошибки: может, тактику надо было выбрать иную, по-другому матч начать. В общем, как Олег Иванович не показывает свой веселый характер, так и я не проявляю свои переживания. В какой-то степени я более скрытный человек, чем Романцев. Но душа все время кипит. После игры сажусь за руль — и не могу ехать: все плывет перед глазами. Чтобы прийти в себя, приходится даже периодически останавливать машину.

— Когда же ЦСКА сможет побороться за чемпионство?

— Я не буду давать каких-то широковещательных обещаний. Еще много проблем. Надо создать прочный фундамент — и игровой, и финансовый. Нужно укрепить состав. И работа, с прицелом на будущее, ведется уже сейчас. Молодым ребятам нужен, как говорится, «дядька» на поле, и не один. Надеюсь, прибавят Радимов, Хохлов, Лебедь, Семак, Карсаков, если их подстегнуть как следует.

— С трудом представляю вас с плеткой.

— Вы моих работников поспрашивайте, они вам расскажут, каким я иногда бываю.

— Общаясь с молодыми армейцами, вы, наверное, и сами чувствуете себя молодым?

— Конечно. И не верится, что мне уже 40 лет.


1983 год. Александр Тарханов в матче СССР - Польша

— А могут тренер и игрок дружить?

— Такое редко, побывает. У меня подобные отношения были с Шапошниковым. Но тот, чуть что не так, мог и по ушам дать, по делу, конечно.

— Вы-то хоть раз давали кому-нибудь по ушам?

— Как же без этого. Если бы в отдельных моментах не был жестким, решительным, разве смог отчислить из команды Брошина, Татарчука, Быстрова?

— А в семье часто детей наказывали?

— Не помню такого. Хотя иногда, наверно, и стоило бы. Вообще у меня хорошие дети. Со старшим сыном бывает интересно о футболе поговорить, а младший по моим стопам пошел, и, что радует, характер у него спортивный, злой.

— И все равно вы жертвуете семьей ради футбола…

— Семья ведь тоже привыкает, адаптируется. Может, если б я постоянно дома сидел, то мы и не прожили бы столько вместе с супругой. Жена, правда, до сих пор считает, что я деспот.

— Если вы поругаетесь с домашними, это отразится на вашем отношении к футболистам?

— Я хоть и вспыльчивый, но быстро отхожу. Поэтому футболисты часто просто не замечают моего плохого настроения.

— А если заметят?

— Плохо. Тренера и футболиста всегда связывает, помимо всего, невидимая нить. И если она обрывается — ничего хорошего не получится. Пример. Одно время настроение у меня было неважнецким, я приходил на тренировки и давал упражнения механически, то есть не жил в них. Ребята это сразу заметили и сказали, что им трудно работать на тренировках, когда я в таком состоянии.

— Во время футбольного матча эта нить тоже существует?

— В меньшей степени. Если надо что-то исправить — делаешь это в перерыве.

— То есть вы не большой любитель давать указания во время игры?

— А какой смысл, все равно это почти не воспринимается. Если когда и выхожу к бровке, так это от переизбытка эмоций.

— У ЦСКА тяжелый график на финише. Верите в успех?

— Волков бояться… Цели на этот сезон остаются те же — надо занять место не ниже пятого.

Станислав ПАХОМОВ

Газета «Футбол от «Спорт-Экспресса» №15, сентябрь 1995

* * *

С НУЛЕВОГО ЦИКЛА

После «Торпедо», ЦСКА, «Крыльев Советов», борьбы за медали чемпионата страны новый сезон Александр Тарханов начал с «Тереком», в первом дивизионе. Но отступлением это ни в коей мере не считает.

Кто из нас знает, что с ним будет завтра, независимо от того, насколько сегодняшний день светел и удачлив. А уж люди тренерской профессии, даже если с турнирной точки зрения все у них благополучно, тем более не могут загадывать, как в будущем сложится их судьба. Потому и не стал я начинать нашу с Тархановым беседу с вопроса о том, ожидал ли он, что футбольные пути-дороги приведут его в тихий курортный Кисловодск, где с некоторых пор квартирует команда «Терек», ныне оказавшаяся в первой лиге.

На следующий день ей предстояло вступить в новый сезон. Согласно поставленным задачам, он должен непременно вернуть грозненцев в высшее футбольное общество, где они с первого захода заявить о себе, вопреки ожиданиям, так и не сумели. В чем причина? Наверняка Тарханова это мучает и по сей день. Тем более что концовка чемпионата проходила при его непосредственном участии. Но слишком уж многое было упущено. И теперь, когда все это стало темой для грустных воспоминаний, скорее всего, он чаще думает о том, как бы избежать ошибок прошлого. Потому и вступил в очередной трудовой год практически с нулевого цикла, начав создавать новую команду. Процесс сложный, рискованный, в котором без ошибок не обойтись, хотя права на них главный тренер, независимо ни от каких трудностей, как известно, не имеет.

Может, потому и выглядел мой собеседник слегка уставшим от постоянного напряжения и поиска. Наверное, то же самое испытывает режиссер накануне премьеры, когда позади огромный труд с сомнениями, неопределенностью и выбором исполнителей. Ведь кто его знает, как увидит и оценит все сделанное зритель? Тарханов это прекрасно понимает — всякого повидал и испытал на своем тренерском веку. Одни только пять горячих лет в «Крыльях» чего стоят. Да к тому же еще и игроком несколько раз оказывался в ситуациях, когда понять происходящее не могли не только он, но и окружающие.

В связи с этим мне вспомнилось, как за день до объявления состава сборной СССР, отправлявшейся на чемпионат мира в Испанию, я случайно узнал, что фамилия Тарханова в нем отсутствует. О чем сразу же и сообщил ему. «Не может быть!» — вспыхнул он тогда. И в сердцах бросил трубку. Это сейчас, став тренером, Александр Федорович уже никаким решениям в отношении себя не удивляется. А в игровую пору такая реакция была вполне естественной.

В «СПАРТАК»? НА КУРИЛЫ!

— Да уж, со сборной мне определенно не везло, — возвращается к началу 80-х Тарханов. — Я ведь в том сезоне шестнадцать мячей забил. Согласитесь, показатель для полузащитника совсем неплохой. Сейчас с таким лучшим бомбардиром российского первенства становятся. Но на Бескова это, видимо, никакого впечатления не произвело. Валентин Лукич Сыч, царствие ему небесное, мне потом рассказывал, что и Ахалкаци, и Лобановский за меня были. Но Константин Иванович ни в какую не соглашался.

— Странно. Помнится, он ведь вас даже в «Спартак» приглашал.

— Было дело. Я и сам хотел там поиграть вместе с друзьями — Романцевым и Гавриловым. Но к тому моменту уже был в офицерском звании. И как только сообщил о своем желании высокому армейскому начальству, то меня просто подвели к карте, ткнули пальцем в Курилы и пообещали в случае повторения подобной просьбы прямо туда и отправить. Бесков об этом, скорее всего, не знал и, вполне возможно, обиделся моему отказу. Ведь и до испанского первенства Константин Иванович меня в олимпийскую сборную не включил, хотя и в том году я свои четырнадцать голов забил. Уже потом, когда в одесском СКА работал, мы случайно встретились на стадионе «Локомотив». В буфете за рюмкой Бесков спросил: «Почему ты ко мне в „Спартак“ не шел?» А стоявший рядом один из цээсковских начальников, Владимир Стрешний, за меня ответил: «Зато он сейчас офицер!» — «Ему не об офицерских погонах надо было думать. Тогда бы и в сборной играл», — проворчал Константин Иванович.

— Неужто в свое время вы шли в ЦСКА с расчетом дослужиться до высоких воинских званий?

— Даже в мыслях ничего подобного не было. Я ведь в ту пору в армии уже первый год служил, выступал за хабаровский СКА, где меня Валентин Борисович Бубукин и увидел. Он сразу же доложил тренировавшему ЦСКА Мамыкину, и меня тут же перевели в Москву. Помню, в первый же день отправился в Лужники, где «Спартак» встречался с «Локомотивом», поболеть за своего красноярского земляка и большого друга Олега Романцева. Мы ведь вместе в футболе начинали, у одного тренера — Юрия Альбертовича Уриновича. За «Автомобилист» поиграли. Друг у друга свидетелями на свадьбах были.

— Получается, и вам за ним прямая дорога в «Спартак» была.

— Так оно поначалу и складывалось. В 75-м работавший тогда в «Спартаке» Иван Варламов за мной в Красноярск приезжал. Но пока суть да дело, из военкомата нагрянули. Так и осталась несбыточной моя спартаковская мечта.

— Зато цээсковская осуществилась.

— Все произошло само собой. Так же, как у многих, кто в то время в армейский клуб не по своей воле приходил. Призвали — надевай майку ЦСКА. Не хочешь — в казарму. Может, потому за девять своих сезонов в команде, четыре из которых был капитаном, мы выше пятого места не поднимались. Но я ни о чем не жалею — играл в удовольствие с такими замечательными партнерами, как Вадим Никонов, как ныне, увы, покойный Юра Чесноков, хорошее имя себе заработал в футболе. Разве что со сборной не сложилось — только семь официальных встреч провел. Зато пара матчей с бразильцами и аргентинцами чего стоит! Против каких звезд играл — Зико! Ривеллино! Пассарелла! Марадона! Словом, есть о чем вспомнить.

— А о ЦСКА что еще память хранит?

— Сезон, когда со Всеволодом Михайловичем Бобровым первый круг на втором месте закончили. Правда, потом его почему-то сняли. В армейском клубе тренерская чехарда вообще была на поток поставлена. Бывало, за сезон по трое менялось. Еще запомнилось, как в 84 — 85-м Юрий Андреевич Морозов отличную молодежь собрал — Татарчука, Дмитрия Кузнецова, Брошина, которые потом наконец-то ЦСКА золото добыли.

УЧЕБА

— Игроки армейские, наверное, не бедствовали?

— Напротив, ЦСКА считался финансово преуспевающим клубом. Если в профсоюзных командах зарплата двести девяносто рублей была, то мы с разными надбавками — за звание, выслугу — все пятьсот получали. Плюс премиальные, квартиры в хороших районах, пайковые. К тому же запросы у нас тогда были не такие, как у нынешнего футбольного поколения. «Волга» или седьмая модель «жигулей» сегодняшними «мерседесами» считались.

— Многие из тех, с кем вы играли, уже ушли в мир иной. Что это — судьба, случай, стечение обстоятельств?

— Скорее все вместе взятое. Действительно, немало больших игроков и хороших людей не стало — Шестернева, Чеснокова, Поликарпова, Уткина, Истомина… Жизнь футбольная заканчивалась, а сбережения мизерные. Ветеранского движения, которое сейчас многих поддерживает, не было, а пора частного бизнеса еще не наступила. Не каждый себя после игры сумел найти, не все новые испытания выдерживали.

— За счет чего удалось выстоять вам?

— Я, еще будучи игроком, поставил себе цель со временем стать тренером. Вел конспекты занятий, запоминал, учился. Благо было у кого — Мамыкин, Бубукин, Шапошников, Бобров, Базилевич, Морозов, Шестернев. Каждый из них — интереснейшая личность. Общение с ними обогащало профессионально, творчески. Горжусь, что все они считали меня игроком, на которого можно опереться. Особенно нравилась методика Базилевича, согласно которой львиная доля тренировочного времени строилась на работе с мячом. Интересно, что в подготовительном периоде Олег Петрович к большим нагрузкам не стремился, но запаса прочности нам вполне хватало на весь год. Не случайно за три сезона сотрудничества с ним мне удалось забить тридцать пять мячей.

— И тем не менее без конфликта в отношениях с Базилевичем не обошлось, не так ли?

— Это совсем другая истории. Дело в том, что, на мой взгляд, Олег Петрович был явно не прав, когда после поражения от «Днепра» обвинил во всех смертных грехах одного Аджема и потребовал его пожизненной дисквалификации. На правах секретаря парторганизации я обратился с апелляцией в Главное политуправление и даже дошел до первого заместителя министра обороны маршала Соколова. Тот добился, чтобы Юрия амнистировали. Но врагов себе я среди начальников нажил. И они стали ждать момента, чтобы свести счеты. Настал он, когда ЦСКА вылетел в первую лигу. Вот здесь уже всю вину свалили на меня. Тот сезон я вообще доигрывал, недолечившись после операции мениска. Но когда выносился приказ о моей отправке в одесский СКА, никто об этом даже не вспомнил. И уезжал я в Одессу с партийным выговором.

— С каким настроением ехали «в деревню, в глушь, в Саратов»?

— Хотел доказать, что со мной поступили несправедливо. Мне ведь запретили даже за ростовский СКА выступать, чтобы лишний раз указать свое место. Помог журналист «Красной звезды» Олег Вихарев, который посоветовал написать Волкогонову — в ту пору первому заму начальника Главного политуправления. По его настоянию и сняли выговор, а затем перевели в Ростов.

ОБЩИЙ ЯЗЫК

— С непростым характером вы, однако, были футболист, Александр Федорович. А став тренером, сами как к таким относитесь? К примеру, ваш коллега Виктор Прокопенко как-то заметил, что готов терпеть в команде самого сложного игрока, если тот, выкладываясь на поле, отдает ей все.

— Полностью согласен с Виктором Евгеньевичем. Еще в начале тренерской работы в одесском СКА мне пришлось изрядно повозиться с очень талантливым, но ужасно капризным полузащитником Василием Моканом. И ничего — общий язык находили. А с Радимовым, которого я в восемнадцать лет в основной состав ставил, разве было легко? В игре он моментами становился неуправляем. Беседовал с ним, убеждал, терпел. Но когда Влад отходил, то, как правило, извинялся. Хотя это вовсе не означало, что повторения его фокусов не будет.

— Вы относите себя к жестким тренерам?

— Скорее к требовательным. Я никогда не следил за игроками, не контролировал соблюдения режима, перед матчем собираю их только на одну ночь. Но в моих командах всегда существовала система поощрений и штрафов. На мой взгляд, для поддержания дисциплины в команде этого вполне достаточно. Футболисты — взрослые люди, профессионалы, которые обязаны отвечать за свои поступки. Вот опоздал Атангана на последний сбор и, согласно существующему положению, был материально наказан. В «Тереке» сейчас немало кавказцев, ребят по природе горячих. Естественно, на поле эмоции бьют через край. Но игроки должны знать, что держать себя в руках необходимо. И за неоправданные судейские наказания тоже следуют штрафные санкции.

— А насколько вы способны держать себя в руках? Можете, к примеру, как Фергюсон, сгоряча в кого-нибудь бутсой запустить?

— Поначалу, бывало, срывался. Сейчас сдержаннее стал. Время учит. Понял, что терпение — оружие тренера. Помню, когда я был пару недель на стажировке в «Барселоне», работавший с ней Кройф как-то сказал о Ромарио: «Я готов терпеть выходки этого упрямца только потому, чтобы потом получать удовольствие от его игры». На одной из тренировок был свидетелем, как во время игры в квадрате мяч, который Бегиристайн адресовал Ромарио, прошел рядом с бразильцем. Начался спор о том, кому заходить в середину. Ромарио ни в какую не хотел признавать свою вину. И тогда за него в центр квадрата вышел — кто бы вы думали? Кройф!

— Вы бы так смогли поступить?

— Трудно сказать. Все зависит от индивидуальности тренера.

— А в какой момент вы себя им почувствовали?

— Пожалуй, когда работал вместе с Назаром Петросяном в «Котайке». До этого полгода помогал Павлу Гусеву в ростовском СКА. Мне предлагали там остаться, но я твердо решил закончить школу тренеров, откуда и уехал в Абовян вместе с Вадимом Осадчим, с которым играл еще в Красноярске. В Армении впервые и попытались смоделировать свои тренерские идеи, выстроить у команды собственный игровой стиль. И когда «Котайк» в соперничестве с ЦСКА, «Пахтакором», «Ротором», «Нистру», воронежским «Факелом» с семнадцатого места перебрался на девятое, я почувствовал, что задуманное начинает срабатывать.

— Что еще принес первый опыт?

— Я понял, что в тренерском деле очень важно не зависеть от обстоятельств. И еще в творчестве должна быть идея. Поймешь это — будешь работать. Тот же Газзаев, прежде чем пришел к победе в Кубке УЕФА, сколько шишек набил.

ЯПОНИЯ — НЕ ПРОВАЛ

— Прежде чем перейти в категорию старших, тренер обязательно должен поработать вторым?

— У каждого все складывается по-разному. Скажем, Романцеву и Газзаеву на пути к признанию пришлось пройти школу первой лиги. А Шалимов с Чернышовым сразу начали с высшей — и обожглись. Юран не побоялся начать со второй лиги и с ходу вывел ставропольское «Динамо» в первую. Но не повезло с финансами, и команда рухнула. Сейчас вот в Латвии с «Диттоном» работает. Думаю, и там характер проявит. Словом, у всех все по-разному.

— Вам-то в свое время в роли помощника побыть довелось.

— Отличная, доложу вам, школа. За два с половиной года сотрудничества в «Спартаке» с Романцевым мы трижды золото выигрывали, в полуфинал Кубка кубков выходили. Потом жизнь с ним еще в «Сатурне» ненадолго свела. Но это особый случай — мы же товарищи.

— Если судьба распорядится, на должность второго еще раз согласитесь?

— Думаю, нет. Этот этап уже пройден, скорее всего, раз и навсегда.

— Хороший футболист — непременно хороший тренер?

— Совершенно не обязательно. Вон у Гуллита с Виалли не очень-то дело пошло. А уж игроки от Бога были. С другой стороны, тот же Сколари в бытность футболистом звезд с неба не хватал, а бразильскую сборную к победе на мировом первенстве привел. Или другой пример — ван Бастен после юношей «Аякса» сразу голландскую сборную принял и тут же в финал чемпионата мира вывел, игру поставил. Так что однозначно на ваш вопрос не ответишь.

— Для тренера есть разница в работе с клубом и со сборной?

— Конечно. В сборной очень важны два момента — психология и тактика. Три-четыре дня, которые ты получаешь на подготовку команды к матчу, слишком короткий срок, чтобы подтянуть футболистов физически, успеть что-то наиграть. Вот почему здесь необходимо очень точно знать состояние и возможности каждого. Исходя из этого, с учетом выбранной тактики и определяется состав. В клубе, где в твоем распоряжении целый сезон, где можно варьировать тренировочные нагрузки, подбирать исполнителей, проще. Вот там у тренера есть время на эксперименты, исправление ошибок. Вообще, оптимальный вариант для создания мощной, стабильной сборной — так называемый базовый метод, когда за основу берется один сильный клуб. Так в свое время было при Лобановском, когда на восемьдесят процентов костяк сборной составляли киевские динамовцы. Хорошо получалось и у Романцева, привлекавшего в команду больше половины спартаковцев.

— Тренер, возглавивший сборную, должен работать только с ней или возможно совмещение?

— Никакого совмещения быть не должно. В редких случаях, когда прибегают к тому самому базовому методу, о котором я говорил, оно еще допустимо. Во всех остальных — исключено.

— Как относитесь к идее Виталия Мутко доверить сборную иностранцу?

— Спору нет, Хиддинк, о котором сейчас идет столько разговоров, профессионал высокого класса. Но чтобы вжиться в наш футбол, почувствовать и понять его, потребуется время. А его у тренера сборной, как я уже говорил, всегда очень мало. В Южной Корее он имел возможность по месяцу проводить сборы. В России подобное вряд ли возможно. Но все эти поиски зарубежного спасителя ни к чему не приведут до тех пор, пока в стране не будет выстроена четкая программа развития футбола. И в том, что у нас есть специалисты не хуже, я убежден. Тот же Романцев, который пока свободен. В его сборных всегда была игровая идея. Вспомните хотя бы сезон 99-го и шесть побед подряд в отборочной группе. Я и чемпионат мира в Японии не считаю провалом. И с японцами, и с бельгийцами мы играли на равных.

— Что же тогда можете сказать о европейском первенстве 96-го в Англии?

— Это особый случай. Просто мы, тренеры, оказались не готовы к такому повороту событий, когда отдельные футболисты думали не о том, как достойно выступить на чемпионате Европы, а о том, как поделить деньги. Помню, я тогда прилетел в Англию на три дня позже остальных. И первое, что услышал от Романцева, когда зашел к нему: «Ты готов сразу назад уехать? С этой командой мы уже ничего здесь не выиграем». После чего он рассказал мне о бунте, состоявшемся накануне.

ИЗДЕРЖКИ ПРОФЕССИИ

— А в вашей тренерской карьере были моменты, когда приходилось говорить себе: «Все, ухожу! Больше я здесь работать не могу»?

— К счастью, пока только раз. Весной 98-го, в «Торпедо». Слишком уж много начальников там объявилось. Если бы мне приходилось общаться с одним Владимиром Алешиным, я вряд ли бы принял столь кардинальное решение. К тому же какие-то финансовые проблемы появились. И хотя шли мы на тот момент неплохо, подал в отставку.

— Часто случается жалеть о каких-то поступках?

— Бывает. Тренер — не бог. И у любого, даже самого удачливого, без ошибок не обходится. Тот же Хиддинк блеснул со сборной Южной Кореи на мировом первенстве, а в «Реале» у него не получилось. Но тем не менее в российскую сборную его приглашают. Ну кто, скажите, раньше знал англичанина Эллардайса? А сейчас, после того как он вывел «Болтон» из второго дивизиона в премьер-лигу и довел до уровня еврокубков, его прочат в сборную на место Эрикссона. Были моменты, о которых я действительно вспоминаю с сожалением. К примеру, время, когда и в ЦСКА, и в «Крыльях Советов» мог выигрывать медали. Но не складывалось. Пусть как угодно относятся к моим словам, но случалось, что судьи лишали мои команды по шестнадцать очков за сезон.

— В такие моменты не возникало ощущения, что вы оказались в тупике?

— Случалось. Причем в тот момент, когда команда играет, но выиграть ей все равно не дадут. После матча ЦСКА в Тюмени волгоградцу Ярыгину пожизненно запретили судить. Была еще игра «Крыльев» с «Зенитом», в которой арбитра Тюмина впору было в майку питерского клуба переодевать. Но это издержки тренерской профессии. И от них никуда не денешься.

— Также, видимо, как и от неизбежных расставаний с командами. В связи с этим как-то странно выглядел ваш уход из самарских «Крыльев», с которыми вы достаточно интересно проработали пять сезонов. Что это — охота к перемене мест?

— Нет. Просто посчитал, что пришло временя поменять обстановку, поработать с другим коллективом. В творчестве такие моменты случаются.

— Уходили на заранее подготовленные позиции?

— Практически никуда. Но знал, что без работы не останусь. Причем мог бы без проблем трудиться в должности спортивного, технического директора, селекционера. Но работу тренера уже не променяю ни на что.

— Людям вашей профессии творческие паузы на пользу?

— Мне — лишь на два-три дня, не больше. Этого времени вполне хватает, чтобы восстановиться, что-то переосмыслить. Дальше опять тянет в пекло. А вот Газзаеву перерыв явно пошел на пользу. Видимо, все зависит от самого человека, от его характера.

— Годы тренерства сильно его изменили?

— Заметно. Он стал более сдержанным, спокойным, способным не поддаваться эмоциональным вспышкам. Особенно это касается общения с игроками. Для многих из них очень важно тренерское слово. Причем частенько не на поле, не во время работы.

МОДЕЛЬ ТАРХАНОВА

— В командах для вас все игроки равны или есть те, на кого вы опирались?

— В решении бытовых, финансовых вопросов равны абсолютно все. А вот что касается игровых, то здесь есть несколько футболистов, как правило, из числа наиболее опытных и хорошо мне знакомых, с которыми при необходимости обсуждаю некоторые проблемы, советуюсь. Но при этом решающее слово оставляю за собой. В «Тереке» это Шаронов, Алиев, Сирхаев, капитан команды Джабраилов. А Дени Гайсумов, еще недавно выводивший команду на поле с капитанской повязкой, теперь наш генеральный директор.

— «Терек» для вас — шаг назад в творчестве?

— Ни в коей мере. Амбициозный, с высокими задачами клуб, который живет не одним днем. Да, пока нам непросто — нет стадиона, базы, играем вдали от своих болельщиков. Но все это скоро будет. Да, прошлый сезон вышел комом. Но та неудача многому научила. И сейчас мы начали чемпионат практически новой командой, в которой много молодежи из дубля: Эдиев, Садаев, Кацаев, Уциев, Ибрагимов. Хорошие перспективы у вратаря Козырева, защитника Курдюкова, хавбека Кулика. Всем им, как и бразильцам Алексу и Жозимару, по девятнадцать-двадцать лет. Два кубковых матча с «Зенитом» показали, что игра у ребят получается, крепнет и запас прочности есть.

— Близость к команде премьер-министра и министра спорта не сковывает?

— Напротив, только помогает. Ребята ценят заботу и внимание, которые оказывает команде руководство республики.

— Сейчас в некоторых клубах появились хозяева, которые считают: раз они платят деньги, то имеют право диктовать тренеру, кого из футболистов покупать, ставить в состав. Как вы к этому относитесь?

— Могу только посочувствовать коллегам, оказавшимся в такой неприятной ситуации. Лично я бы ничего подобного терпеть не стал. Тренер, работающий по указке, никогда ничего не добьется. Особенно тот, у которого уже сложилась оригинальная модель игры.

— Свою собственную вы переносите из команды в команду?

— Стараюсь. Конечно, рискую порой не угадать с исполнителями, но стараюсь со временем подбирать таких, которые бы эту модель освоили. В основе ее лежат постоянный контроль мяча, акцент на индивидуальные действия, нестандартность, высокая техническая оснащенность. В тактике упор делается на атаку, а за основу берется владение серединой поля. Прежде защитники не так часто подключались к атаке. Сейчас же появились так называемые линейные, одновременно выполняющие функции и защитника, и крайнего хавбека. Они сковывают действия крайних полузащитников противника. Примерно в таком ключе играет в «Динамо» Менди. Но бесспорно лучший в этом амплуа — армеец Жирков, отрабатывающий и в обороне, и на острие. В «Тереке» на этой позиции может удачно сыграть Сирхаев, который в матче с «Зенитом» наглухо закрыл Денисова, бразилец Алекс, Джабраилов.

— Может быть, со временем компанию им составит и ваш восемнадцатилетний сын Юрий?

— Как знать. Пока он лечится после травмы. А потом или в «Нике» у Назара Петросяна поиграет, или поедет на стажировку в Бразилию. Пока надежды, что он в футболе выйдет в люди, не теряю.

— Как относитесь к поговорке, согласно которой «природа на детях отдыхает»?

— Думаю, ее придумали те, чьи отпрыски не оправдали родительских надежд. Я к таковым, к счастью, не принадлежу.

— Тренерское счастье — только победа?

— Еще и открытия. Горжусь тем, что среди моих игроков — такие таланты, как Радимов, Семак, Хохлов, Янкаускас, Каряка, Ковба, Овие, Дохоян. Если кого не назвал, пусть не обижаются.

— Напоследок «самую-самую» победу вспомните.

— Помню, в «Крыльях» перед встречей с «Анжи» у меня выбыла целая компания ведущих футболистов, включая Радимова с Бушмановым. Тогда я поставил в состав молодых — Анюкова, Виноградова, Бобра. И мы выиграли — 4:0. Какой матч они выдали! И ощущение такое было, словно сам с ними все девяносто минут отыграл. Как тогда, в 76-м, в своем первом матче за ЦСКА.

Александр ЛЬВОВ. Кисловодск - Москва

Газета «Спорт-Экспресс», 14.04.2006

* * *

ЧЕТВЁРТЫЙ ТРЕНЕР РОССИИ
«Sports.ru», 09.04.2008
Четвертый тренер России по количеству проведенных матчей, одержанных побед, набранных очков. В общем, по совокупности заслуг Александр Тарханов может заслуженно быть назван четвертым тренером в постсоветской истории России, что за спинами Олега Романцева, Валерия Газзаева и Юрия Семина может считаться приличным достижением. Sports.ru желает Александру Федоровичу, покинувшему пост главного тренера краснодарской «Кубани», крепкого здоровья и вспоминает этапы его тренерской деятельности. Подробнее ››

* * *

«ТРИ ГОДА НАЗАД Я БЫЛ НА ВОЛОСОК ОТ СМЕРТИ»
«Советский спорт - Футбол», 16-22.08.2011
Отставленный в конце июня главный тренер самарских «Крыльев Советов» Александр Тарханов на интервью согласился с готовностью, назначив место встречи: «Спорткомплекс «Труд» на Варшавке знаете? Там и буду ждать». Кабинет без таблички, мебель не первой свежести, пепельница в форме футбольного мяча, электрочайник на столе, пыльные кубки в шкафу... Кто в доме хозяин, становится ясно при взгляде на стенд, посвященный прошлогоднему чудо-спасению «Крылышек»: во многом стараниями именно Александра Федоровича клуб сохранил тогда прописку в премьер-лиге... Подробнее ››
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ
ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
и
г
и
г
и
г
1





28.11.1976
АРГЕНТИНА - СССР - 0:0
г
2





01.12.1976
БРАЗИЛИЯ - СССР - 2:0
г
3





20.03.1977
ТУНИС - СССР - 0:3
г




1

07.05.1980
ГДР - СССР - 2:2
г
4





15.10.1980
СССР - ИСЛАНДИЯ - 5:0
д
5





04.12.1980
АРГЕНТИНА - СССР - 1:1
г
6





09.10.1983
СССР - ПОЛЬША - 2:0
д
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ

и
г
и
г
и
г
6



1



матчи • соперники • игроки • тренеры
Ответить с цитированием
  #932  
Старый 11.12.2021, 13:39
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 790
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Владимир ТАТАРЧУК

http://www.rusteam.permian.ru/players/tatarchuk.html


Татарчук, Владимир Иосифович. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта СССР (1989).

Родился: 25 апреля 1966, поселок Матросово Магаданской области.

Воспитанник футбольной школы города Владимир-Волынского, Украинская ССР и общеобразовательной школы-интерната спортивного профиля /ОШИСП/ города Львова, Украинская ССР. Первые тренеры – Ярослав Кореневский, Владимир Данилюк.

Клубы: СКА «Карпаты» Львов, Украинская ССР (1983), «Динамо» Киев, Украинская ССР (1984), ЦСКА Москва (1985–1991, 1994), «Славия» Прага, Чехия (1992–1994), «Аль-Иттихад» Джидда, Саудовская Аравия (1995), «Динамо-Газовик»/«Тюмень» Тюмень (1996–1997), «Локомотив» Нижний Новгород (1998–1999), «Сокол» Саратов (2000), «Металлург» Красноярск (2000), «Металлург» Лиепая, Латвия (2001), «Шатура» Шатура (2002), «Локомотив-Мостоотряд-99» Серпухов (2004).

Чемпион СССР: 1991. Обладатель Кубка СССР: 1991.

За сборную СССР/СНГ/России сыграл 16 матчей, забил 1 мяч.

(За олимпийскую сборную СССР сыграл 10 матчей.*)

Чемпион Олимпийских игр 1988 года.

* * *

ДВАЖДЫ ПОСЛЕДНИЙ ЧЕМПИОН?

Еще немного, и мы могли забыть одну из тех ярких звезд, которые сотворили для ЦСКА в 91-м победу в последнем первенстве СССР. Владимир Татарчук уехал в страну, которая не относится к футбольным грандам Европы. Чехословакия — это не Италия и не Испания. Но Павел Садырин пригласил Татарчука в российскую сборную. И теперь появилась возможность поговорить о том, как сложилась его, судьба после отъезда.

— Был январь 1992 года, когда руководство клуба «Славия» пригласило меня в Прагу на смотрины. Двух дней тренировок оказалось достаточно, чтобы сесть за стол и подписать контракт на два года.

— В том, что вы их устроили, не вижу ничего удивительного. Удивительно то, что вас устроила Чехословакия.

— Других предложений в тот период не было, не было и смысла гадать. К тому же я рассчитывал, что, побыв годик в Праге, продолжу путешествие в западном направлении.

— А ЦСКА разве не мог быть плацдармом для западного перехода?

— Мог, наверное. Но в ЦСКА не платили пражских денег.

— И откуда, интересно, появились деньги в клубе бывшей соцстраны?

— Команду купил американский миллионер пан Корбл. И до него в «Славии» деньги были, а с его приходом их стало еще больше. Финансовых проблем в клубе не существует.

— Даже в сравнении с командами ведущих футбольных стран?

— Если заключаешь персональный контракт, думаю, получаешь те же деньги.

— Что пан Корбл требовал взамен?

— Минимум — участие в Кубке УЕФА. А перед нынешним, последним для объединенной страны чемпионатом, поставил задачу стать чемпионом. Для него, выходца из Чехословакии, нет ничего престижнее.

— Давайте обо всем по порядку. Вы приехали к началу второго круга чемпионата 91/92. На каком месте была «Славия»?

— На пятом. В итоге заняла четвертое. Еще во время зимнего перерыва мы отправились в Америку, где я отыграл все матчи и начал постепенно привыкать к партнерам. В первых двух играх чемпионата также выходил на поле, но потом тренеру что-то (я так и не понял что именно) не понравилось, и две игры я отсидел на скамейке. Однако два поражения заставили руководство вернуть меня в состав, и все оставшиеся матчи я отыграл, причем на том же месте, что и в ЦСКА, — под нападающимию

— Наверное, не только вами американец усилил команду?

— Незадолго до меня в «Славию» пришел Драгиша Бинич. Тот самый, который в 91-м вместе с «Црвеной Звездой» Кубок чемпионов выиграл. Играл он в нападении, но не слишком успешно, и сегодня в команде его уже нет.

— Вернулся домой?

— Да, хотя в Чехии, женившись на чешке, он развел бурную коммерческую деятельность, в результате чего футбол и отодвинулся на второй план. В общем, новому тренеру Яробински его отношение к футболу не понравилось. А Яробински в футболе не новичок: в свое время «Спарту» несколько раз к чемпионству приводил, а потом еще два года в Испании работал.

— Кто-то еще из иностранцев играет в «Славии»?

— Нет. Но есть три игрока своей сборной. Номер один — лучший снайпер нынешнего чемпионата Павел Кука, также играют защитники Сухопарек и Бергер.

— Каким было ваше первое впечатление о «Спарте»?

— Стыдно было смотреть на то, как играет команда. С приходом Яробински все изменилось, теперь от футбола я стал получать удовольствие.

— С языком проблемы были?

— Нет, в чешском ведь много русских и украинских слов. Сейчас я овладел им в совершенстве. И отношения с партерами установились быстро. А за полтора года я уже стал своим, как когда-то в Москве после переезда с Украины.

— Тем более что Прага с футбольной точки зрения чем-то Москву напоминает. Например, количеством команд в высшей лиге. Их ведь в Праге четыре?

— Да. «Славия», «Спарта», «Богемианс» и «Дукла». Последняя, правда, потеряв поддержку армии, вниз свалилась. Прошли ее времена.

— Футбол людей интересует?

— Не слишком. На нас и «Спарту» еще ходят, а на другие команды совсем мало зрителей собирается.

— Какая обычно аудитория у «Славки»?

— Около десяти тысяч. Но на встречи со «Спартой» тысяч 25–30 приходит. У «Спарты» больше болельщиков.

— Если не ошибаюсь, в турнире УЕФА вы один гол забили?

— Да, шотландскому «Хартсу». Правда, он хоть и был победным, все равно счастья команде не принес. В гостях мы 2:4 проиграли. А гол, между прочим, признали лучшим в месяце. От бровки штрафной пробивал. И мяч прямо в ворота через голкипера отправил. Тот ведь борьбы за мяч ждал, а я вовремя заметил, что он из ворот чуть-чуть вышел. Ту игру, кстати, Хусаинов судил, администратор нашей сборной.

— В «Славии» вы штрафные исполняете?

— Не все, только с крайних точек. А голов всего в этом чемпионате забил шесть.

— А кто-то еще из наших играет сейчас в Чехословакии?

— Игорь Якубовский из «Металлиста» — в Ческе-Будеевице. Все у него хорошо, но недавно красную карточку получил и в последних матчах не играл. Есть еще Виктор Двирнык, который раньше за киевский дубль играл. Я его даже не знал, а здесь он сначала в братиславском «Интере» оказался, а теперь вот в пражской «Спарте». Играл в атаке, забивал немало, но в последнее время на поле что-то не выходит.

— Как судят в Чехословакии?

— Безобразно. Но с желтыми карточками у меня проблем нет, За полтора года всего одну получил, а здесь игру только после четырех пропускают.

— Сборов — тех, к каким привыкли здесь, — там, наверное, нет?

— Там система западная. Утром, за день до игры, тренируемся, потом собираемся в гостинице и отдыхаем. А в другие города вообще только в день игр отправляемся. Расстояния небольшие. Больше четырех часов на автобусе тратить не приходится.

— Знаю, что вы дружите и общаетесь с Валерием Брошиным. Как у него дела в Испании?

— Плохо. Долго не играл, потом было начал, да получил травму. Ту же, что у меня месяц назад была, — боковые связки повредил. Уже месяц как на поле не выходит. Да и в целом игра во втором, пусть и испанском, дивизионе его не вдохновляет. Трудно работать с тренером, который в футболе не понимает.

— И все-таки не могу поверить, что Чехия вас абсолютно устраивает?

— Нет, конечно. Кто не хочет чего-то большего? Подожду еще полгода, а там, возможно, что-нибудь изменится. По крайней мере, немецкие селекционеры с Чехии глаз не спускают.

— А как же ЦСКА?

— Смотрел я матч ЦСКА — «Жемчужина». Разочаровал он меня. Не могу забыть ту команду, которая стала чемпионом. Ничего подобного в моей жизни не было. Если бы был у меня временный контракт, как у Димы Кузнецова, в прошлом году обязательно помог бы ЦСКА летом, во время отпуска. Когда игры Лиги чемпионов смотрел, было желание с места сорваться и на поле выйти. А вообще-то у клуба сейчас новый тренер, новая команда, Им жить дальше.

-Теперь вас ждут решающие игры первенства Чехословакии?

— Да, со дня на день приедет наш американец. Будет, наверное, стимулировать команду на оставшиеся три игры. Пока отстаем от «Спарты» на 2 очка. Шанс есть, потому что при равенстве очков преимущество будет у нас. Ведь обе личные встречи у «Спарты» выиграли со счетом 2:0. Что ни говорите, а я имею возможность стать последним чемпионом еще одной страны.

Михаил ПУКШАНСКИЙ

Газета «Спорт-Экспресс», 21.05.1993

* * *

ТУШИНСКИЙ АЭРОДРОМ

Весной появилось в «Спорт-Экспрессе» коротенькое сообщение о его назначении главным тренером «Красного Октября». И что это подумалосъ, олимпийский чемпион, одна из легенд золотого ЦСКА-91, тренерскую карьеру решил начать с первенства КФК?

ПО ЯШИНСКИМ МЕСТАМ

В районе метро «Тушинская» обнаружилось сразу три стадиона. На тот, где играл «Красный Октябрь», мы попали с 15-минутным опозданием. Пока шли к скамейкам запасных вокруг лысого коричневого поля, «красные» забили.

— О, «СЭ» удачу принес! — приветствовал нас вице-президент «Красного Октября» Олег Пономарев.

Удачу, выяснилось, немалую: закончилось все рекордной для «Красного Октября» победой над «Чертаново» — 9:1!

— Футбольная школа при заводе, выпускающем авиадвигатели, существует с незапамятных времен, — рассказывает Пономарев. — Но в первенство КФК команду заявили только в этом году. По сути, за всю историю «Красный Октябрь» подарил миру всего одного воспитанника. Зато какого — Льва Яшина! До 1948 года он работал на заводе, тренировался вот на этом поле и жил прямо на территории стадиона. После матча обязательно покажу его комнату — сейчас там раздевалка.

— Как удалось заполучить в тренеры олимпийского чемпиона?

— Равиль Сабитов посоветовал. Обратились к нему за два дня до старта, он и говорит: «Берите Татарчука — не пожалеете». Действительно, не жалеем. Поначалу 0:8, 0:10 проигрывали: команда на ходу формировалась, 16-летние пацаны на поле выходили. А теперь уже мысль в игре отчетливо читается. Но у нас задача — не во вторую лигу выйти, а инфраструктуру наладить. К следующему сезону на месте нынешнего болота искусственный газон положим, трибуну расширим, помещения облагородим. Детских тренеров набрали квалифицированных. Хотим превратить «Красный Октябрь» в кузницу молодых кадров.

Яшинская комната оказалась просторной, с высокими потолками.

— Здесь вот стена была, а здесь, предположительно, кровать Льва Ивановича, — увлеченно рассказывает Пономарев. — Памятную доску обязательно повесим.

МОДА ГОДИТСЯ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

— Чем занимались до «Красного Октября»? — вопрос Татарчуку.

— Зимой работал в школе ЦСКА с ребятами 1988 года рождения. Но пришлось уйти.

— Большими задачами работодатели вас не обременили?

— Создать нормальную команду — других задач нет. Но я уже втянулся в тренерскую работу, и, естественно, не хочется находиться на последних местах. Стремлюсь, чтобы команда показывала хороший футбол. Начинать-то пришлось с места в карьер, без предсезонной подготовки — только сейчас немного сыгрались. Но не хватает мужской злости, концентрации — два гола пропустят и останавливаются. В общем, работать еще и работать. А перспективные игроки есть: Пакшин, Сурков, Степанов, левый полузащитник Петровский из спартаковской школы — все 86 — 87-го годов рождения. Впереди хорошая связка Домнин — Гуриненко. Эти постарше, но играют не всегда правильно. Сегодня вот правильно сыграли, и у них многое получилось (нападающие забили на двоих 7 мячей. — Прим. «СЭ».).

— КФК, надо полагать, для вас — своего рода аэродром, взлетная полоса. Видите ли себя в роли главного тренера команды премьер-лиги?

— Как любой молодой игрок думает о сильной команде, так и начинающий тренер… Хотя это разные виды деятельности.

— За футбольной модой следите? Как, к примеру, относитесь к игре в линию?

— Честно говоря, мне эта схема не нравится. Для линейной обороны нужно иметь определенный подбор игроков и время для их обучения. И играть вместе люди должны постоянно. А у нас одни учатся, другие работают — все время кто-то выпадает из тренировочного процесса. Против таких соперников, как «Чертаново», защищаться в линию даже проще, чем с либеро, но с командой более мастеровитой слишком велик риск пропустить выход один в один.

УЕХАЛ ИЗ КИЕВА — НАЗВАЛИ РВАЧОМ

— Давайте вернемся в середину 60-х. Как оказалась ваша семья в Магаданской области, где вы родились?

— Отец был шахтером, отправился туда на заработки. Когда мне исполнилось четыре года, вернулись во Владимир-Волынский.

— В семье со спортом кто-то был связан?

— Нет. Мать работала на швейной фабрике, старший брат ни в какую секцию не ходил.

— Как же вы стали футболистом?

— Сам не знаю почему, как только из Магадана приехали, схватился за мячик. Может, просто других занятий не было? Повезло с первым тренером. Ярослав Кореневский, царствие ему небесное, дал мне очень многое, а после 6-го класса отвез в львовский спортинтернат, где я попал в группу к известному в прошлом форварду «Карпат» Владимиру Данилюку

— Среди сверстников выделялись?

— Наверное, раз за Волынскую область играл. Был нападающим, нередко забивал по 4 — 6 мячей в матче. Но в 8-м классе начали резко расти кости, и практически целый год «вылетел». Потом рассказывали, что меня даже хотели выгонять из спортинтерната. Но как только переходный возраст прошел, все встало на места, и в 10-м классе меня уже привлекали в основной состав «Карпат». Поэтому, кстати, считаю: до 20 лет списывать человека нельзя — он в любой момент может прибавить.

— Кто-то из ваших товарищей по спортинтернату заиграл на высоком уровне?

— Вадим Тищенко, но он был постарше, а из моего возраста Слава Ланцфер и Миша Стельмах за харьковский «Металлист» выступали.

— Что за история вышла с вашим приглашением в киевское «Динамо»?

— Приехал, поговорил с Лобановским, вроде бы поняли друг друга. Потренировался с основным составом. А там что ни имя — звезда. Посчитал, что ничего мне в Киеве не светит, сел в поезд и уехал.

— Свой первый гол за «Карпаты» помните?

— Нет. По молодости о статистике не заботился, а вот отец собирал вырезки из газет. Сейчас бывает любопытно просмотреть. После Киева, например, написали, что я рвач — попросил, мол, квартиру, машину. А на деле всего лишь не хотел сидеть в запасе.

— Не жалели, что во взрослом футболе в нападении практически не поиграли? Когда, к слову, поменяли амплуа?

— Смена происходила не сразу. С острия передвинулся во вторые форварды, затем еще чуть назад, наконец, уже в ЦСКА, Юрий Морозов поставил «под нападающими». Мне и впереди нравилось играть, и в оттяжке. Считаю, в полузащите у меня получалось неплохо.

— Что больше нравилось: забивать или отдавать голевые передачи?

— Наверное, все-таки передачи. Конечно, гол всегда вызывает взрыв эмоций, но не менее приятно, скажем, вывести партнера на пустые ворота.

МАРШ-БРОСОК

— В юношескую сборную когда попали?

— В 83-м Борис Игнатьев пригласил. Он создал команду, многие игроки которой потом не затерялись во взрослом футболе. Тренировки у Игнатьева были очень интересными, и в сборную к нему всегда приезжал с радостью. Жизнь мне не раз доказывала: результата достигает только настоящий коллектив, где один за всех, все за одного. Так было и у Игнатьева, и в олимпийской сборной у Бышовца, и в ЦСКА золотой поры, и, наконец, в Тюмени.

— В финале юношеского ЧЕ-84 сборная СССР уступила Венгрии в серии послематчевых пенальти. Обидно было?

— Не то слово. А мне вдвойне — я ведь свой пенальти не забил. В левый угол ударил на удобной для вратаря высоте. После этого к 11-метровой отметке практически не подходил. Для нас поле Лужников вообще несчастливым было — все время по пенальти проигрывали. Через год в полуфинале юниорского чемпионата мира испанцам так уступили, хотя по ходу встречи вели — 2:1, а затем в матче за 3-е место — Нигерии.

— В ЦСКА по призыву очутились?

— Да, возраст подошел. «Карпаты» пытались меня спрятать, устроили «сыном полка».

— «Сын полка» — это как?

— Отправили в музыкальную часть. Два дня от московского подполковника львовскими огородами бегал, у друга на квартире хоронился — все равно нашли.

— Тогда ЦСКА собирал под свои знамена лучших молодых футболистов — Савченко, Медвидя, Иванаускаса, Пятницкого, Мананникова, Колотовкина.

— Только не таким способом, как меня. Хотя, конечно, по доброй воле переходили немногие. Все-таки прикипаешь к родному месту — будь то Львов, Закарпатье или Вильнюс — и уезжать, особенно молодому, не хочется.

— Насколько правдивы рассказы о том, что в ЦСКА с нерадивыми футболистами не церемонились — могли и в часть сослать на перевоспитание?

— Меня именно так и наказали сразу по прибытии. За то, что прятался. Месяц провел в части на территории клуба, затем в Таманскую дивизию отправили. За четыре дня хлебнул солдатской жизни. В 6 утра подъем, пробежка — шесть километров в кирзовых сапожищах. И думал я, что это называется «тяжело» — пока не попробовал марш-бросок с полной выкладкой на 15 километров. Аппетит на бегу проснулся — о курице мечтал, помню, и о «фанте». Каска то в переносицу даст, то в затылок. Автомат слетает. Надо ж так попасть, думаю… Ребята видят — футболист из последних сил держится. Автомат взяли, я каску в руки — так с ней и бежал. Команду слышишь: «Атака слева!» — бросаешься на землю. Слава богу, сухо было. Самая страшная мысль — вдруг это надолго? Октябрь был, начиналась так называемая вооруженка (первенство Вооруженных Сил. — Прим. «СЭ»). Тот самый Александр Кузнецов, который сейчас в ЦСКА работает, меня включил в сборную округа. Финальная часть во Львове проходила. Отыграли, я у Кузнецова на два дня отпросился. А «Карпаты» как раз в Москву на игру ехали. Поездом. И прямо в поезде у меня живот скрутило. Сутки боль не проходит. Доезжаю с бывшей своей командой до Песчаной улицы — там раньше что-то вроде военной гостиницы было, — и ночью так прихватило, что с кровати не встать. Слава богу, что с «Карпатами» остался, а не поехал в Архангельское. Доктор антибиотики дает — из меня со рвотой все выходит. В туалет сходить не могу. Приехала «скорая» — врач живот даже не потрогал: «Ничего страшного». Собрались было уезжать, да врач «Карпат» за горло их схватил. Госпиталь, операционный стол — потом узнал, что, опоздай мы минут на десять, и повезли бы меня уже не в больницу… Но все равно полсезона после операции аппендицита пропустил.

— В тот год Морозову вернуть ЦСКА в высший дивизион не удалось.

— Состав только наигрывался, к тому же мы были очень молоды. А союзная первая лига — турнир серьезный. Через год окрепли, шагнули наверх, но к борьбе в элите оказались еще не готовы.

ДВЕ КАРТОЧКИ В ОЛИМПИЙСКОМ ФИНАЛЕ

— Тренера олимпийской сборной Анатолия Бышовца ваш статус игрока первого дивизиона, однако, не смущал.

— Каждый тренер подбирает состав на свой вкус. Наверное, какие-то мои футбольные качества Бышовца привлекли.

— Что скажете о той команде, завоевавшей золото Сеула?

— Главное, что удалось Анатолию Федоровичу, — создать коллектив единомышленников. Он пригласил голодных до результата людей и поставил им игру. Плюс у нас были лидеры — Добровольский с Михайличенко.

— Чем больше всего запомнился Сеул лично вам?

— Двумя желтыми карточками в финале с бразильцами.

— За что получили?

— Моменты были такие, в которых карточками размахивать совершенно не обязательно. Сначала на бровке Бебето резко тормозит, я случайно наступаю ему на ногу — он валится, корчится… Первая желтая. Потом догонял кого-то, чуть за руку придержал — вторая. В раздевалке рвал и метал. Из угла в угол ходил — ждал, когда все закончится.

— А когда закончилось, какие были ощущения?

— В первый час даже не сознавал себя олимпийским чемпионом. Понимание, что сделали большое дело, пришло позднее.

— Вас сейчас не удивляет, что удалось опередить такие мощные футбольные державы, как Бразилия, Италия, Аргентина, Германия, за которые на Олимпиаде играла не одна звезда первой величины?

— Нет. Мы превзошли соперников в игровой дисциплине. А еще были патриотами и очень хотели победить. Проблемы же российского футбола во многом связаны как раз с тем, что деньги отодвинули на задний план все прочие ценности.

— Вы принимали участие в отборочных играх к ЧЕ-92 и ЧМ-94, но в финальных турнирах не выступали. Что помешало?

— Вопрос не по адресу. Сам я считал себя не хуже тех, на ком останавливали выбор тренеры.

РЕКОРД ЦСКА

— Вы работали со многими известными тренерами. Кто из них сильнее всего повлиял на вас?

— В техническом и тактическом плане многое дал Игнатьев. Морозов же заложил физический фундамент, который позволил доиграть до солидного по футбольным меркам возраста.

— В 89-м ЦСКА возглавил Павел Садырин, и за три сезона команда совершила невероятное: выйдя в высшую лигу, выиграла серебро, а через год золото, превзойдя рекорд, который в конце 70-х установил со «Спартаком» Константин Бесков. Некоторые болельщики считают ЦСКА-91 лучшей клубной командой отечественного футбола за последние четверть века. В чем был секрет успеха?

— Считаю, создал ту команду Юрий Андреевич Морозов. Но при нем в клубе было слишком много армейского. Любой человек в погонах, не имевший к футболу никакого отношения, мог зайти в раздевалку, отчитать за игру, напугать казармой. Такой психологический груз играть не помогает: на поле перестраховываешься — не дай бог ошибиться. А с 89-го подобного давления уже не было, мы почувствовали свободу. Состав же наигрывался несколько сезонов, да и Садырин, конечно, хороший тренер — команда при нем была играющая. И люди подобрались техничные, и физическую готовность Морозов нам заложил отменную. Садырин же, придя в ЦСКА, по-человечески поступил очень правильно. Мы ведь разбегаться хотели, а он говорит: «Давайте потренируемся немного. Кого что-то не устроит — уйдет». Поработали месяц, и все остались. Расставаться-то не хотелось — чувствовали, что у нас неплохо получается. Именно в этой команде.

— Лидером у вас кто считался?

— Как такового лидера не было, если у кого-то игра не шла, другой за него отрабатывал, помогал. То есть в отдельном матче лидером мог стать каждый.

— «Спартаку» в чемпионате-91 ЦСКА все же два раза уступил. Почему?

— Не знаю: вышло так, что обе игры я пропустил.

— Тогда какой матч того первенства запомнился вам больше всех?

— Последний, с московским «Динамо». Галямин забил, выиграли 1:0 и стали чемпионами.

— Почему не удалось сохранить команду?

— Об этом надо спрашивать у тогдашних руководителей ЦСКА. Из Испании поступили предложения Корнееву, Кузнецову, Галямину — с этого все и пошло.

— Была возможность удержать их?

— Думаю, да. ЦСКА ждало выступление в Лиге чемпионов, и если уж так хотели заработать на продаже футболистов, через год получили бы за них в десять раз больше… Тут еще вот что. Садырин — человек не такой простой. После чемпионства пошли конфликты, что-то Пал Федорычу в нас не понравилось… Когда чемпионат выиграли, дали нам от банка что-то вроде памятной медальки, где-то она у меня валялась, — говорили, пять тысяч рублей стоит. Сохраните, мол, через две недели будет 14 тысяч. А спустя неделю банк обанкротился, и медалька только как память осталась. Ни один человек не успел ее в деньги обратить. А чествование после сезона устраивали в ресторане на Пресне, на набережной. Всей командой туда приехали — и тут выясняется, что банкет этот не для нас. Мест нет.

— То есть?

— Вот — «то есть»! Гостей было много, побродили мы минут пять между столами, да и разъехались. Отпраздновали… А знаете, сколько мы зарабатывали? 120 офицерских плюс 350 рублей ставка. По сравнению с обычными людьми — неплохо. Но не более.

— Если бы армейцы сохранили состав, был бы шанс не допустить абсолютной монархии «Спартака» в 90-х?

— Безусловно. По крайней мере такого, чтобы один клуб настолько превосходил остальные, не было бы.

В «СЛАВИИ» У ПЕТРЖЕЛЫ

— Как возник вариант со «Славией»?

— В 92-м Масалитин туда ездил на смотрины, то ли не подошел, то ли что другое — не остался. Но меня чехам рекомендовал. Созвонились: «Поедешь?» — «Поеду!» Спонтанно получилось. Три дня меня просматривали и предложили контракт. Понравился я тренеру Петржеле.

— Какой он человек?

— Общительный. В то время был начинающим тренером — может, что-то в нем за десять лет и изменилось… Но тренировочный режим уже тогда у него был какой-то немыслимый. Месяц подготовительного периода, чувствую — не то. В глазах темно, парни бродят, как потерянные, игра ни у кого не клеится, апатия, делать ничего не хочется… За месяц он сломал команду!

— Потом пришли в себя?

— Месяца через три.

— Представляем, как эти три месяца играли.

— Не играли. Мучились. Меня взяли в «Славию» — я чувствовал себя великолепно, а после месяца тренировок Петржелы начался обвал. С ума сходили от нагрузок, желание тренироваться пропало. В какой-то момент собрался уходить: и меня Петржела в состав перестал включать, и команда плохо играла. По чистой случайности «Славию» не рвали на много-много мячей — то 0:1 проиграем, то 0:0.

— 1:7 не было?

— Нет. Поэтому, когда смотрел, как Питер проигрывает в Москве «Динамо», сразу все понял. Мне Петржела повторял как заведенный: «Играй в тело!» Я поначалу объяснить пытался, что у меня футбол другой, не корпусом я должен оттеснять — он не верил. Пока своими глазами один эпизод в моем исполнении не увидел. Веду мяч, краем глаза вижу — сбоку парень на меня летит. Готов сносить, даже глаза закрыл. Я мячик вперед прокинул, сам назад — и этот улетает точнехонько к Петржеле на лавочку. После спрашиваю: надо было мне плечо выставлять? Ничего не ответил…

— Петржелу в итоге уволили?

— «Попросили» полгода спустя. Четвертое место «Славия» заняла. В составе у нас Кука был, а Шмицер с Бергером в дубле, на подходе. Петржела ушел, новый тренер в дубль заглянул — и там на этих ребят наткнулся. Я против них пару двусторонок сыграл — уже тогда видно было, что мальчишки толковые.

— Почему вернулись в Россию?

— Армейский клуб, которому я по-прежнему принадлежал, не сошелся со «Славией» по финансам.

— Однако в сезоне-94 вы не провели за ЦСКА ни одного матча, хотя числились в заявке.

— Александр Тарханов создавал свою команду, и я оказался ему не нужен.

КРАЖА

— Правильно говорят — если у тебя украдут что-то, вся жизнь по-другому пойдет. Она и пошла. В Праге меня на прощание здорово грабанули…

— Как?

— Заказали мы машину, вещи в контейнер — и в Москву. А машина не доехала, потерялась дорогой. Пытались найти, но история темная: водитель говорит, что после белорусской границы его тормознули, приставили пистолет и все перетащили в другую машину. Указал село, где нападение зарегистрировал. Мы туда звоним — ничего похожего не было. На белорусской границе говорят, что такая машина не проезжала.

— Много потеряли?

— Все, что нажили. От мебели до фотографий. Бог с ними, с вещами — в футболе все пошло наперекосяк. Я чувствовал, что в игре не потерял ничего, а отношение ко мне изменилось. Смотрели на меня в России, как на заурядного игрока.

ШЕЙХИ

— Довела меня жизнь до Саудовской Аравии. Где европейцу тяжело. За те полгода, что мы с Сергеевым там пробыли, одних только тренеров пятеро сменилось. Начиная с того самого венгра Варги, который нас туда привозил. Он и тренер, и агент. Жили в постоянном напряжении — даже в город выйти проблема. Не выпьешь, не расслабишься… Иногда детей в «Макдональдс» выведешь — и все развлечение. Кругом мутавы, полиция нравов, — следят за порядком. Как-то жены наши вышли в магазин без платков, а мимо мутавы проезжали. Мужья за жен отвечают — так нам строгий выговор был. Могли вообще посадить. Как-то вратарь наш на свадьбу всю команду зазвал — так два часа чай пили. Мужчины в одном зале, женщины — в другом. Невесту нам так и не показали.

— Вы Саудовскую Аравию иначе представляли?

— Да, приукрасил Варга: «Хорошо сыграешь, шейху понравишься — ключи от машины бросит…»

— Не бросил?

— Нет, конечно. Шейхи, как выяснилось, жадные. Какие там ключи — зарплату не давали! Мы с Сергеевым играть отказались, и нам вроде согласились выплатить, но с условием: чтобы ни один человек в команде не знал, что мы деньги получили. Вечером тренировка, вся команда с расспросами: «Получили деньги?» Все до единого в курсе!

— А что за шейх-то у вас был?

— Бывший пастух. Пас баранов, и американцы у него землю выкупили под строительство. Вот и весь путь к богатству. Шейх из него что надо вышел — 20 жен, 80 детей… Земель — с пол-Строгино. Многое, конечно, в Аравии смущало. И то, что в европейских клубах платят лучше, и то, что во время тренировок все коврики достают и молиться начинают. После игры обычно ворочаешься, часов в шесть утра только засыпать начнешь — мулла кричит, молитва… В Мекку нас не пустили. Вся команда на автобусе через город, а нам специальную машину выделяют — и в объезд: не правоверные. Зато каждую пятницу развлечение народу — казнь. Весь город собирается, не пробиться. Одному нашему игроку все завидовали — окна у него на площадь выходили. В подробностях рассматривал, как головы отлетают.

В ТАРАСОВКУ НЕ ТЯНУЛО

— Возвратился в Москву — три месяца просидел без работы. Помог Игнатьев — в «Тюмень» Александру Ирхину порекомендовал. Последняя команда, в которой получал от игры удовольствие.

— Позднее вам еще выпало поработать под руководством Валерия Овчинникова в нижегородском «Локомотиве». Каковы ощущения?

— Тяжело. В том плане, что мыслить на поле особо не требовалось: мяч на ногу — и туда его. А там как получится. Середину, как правило, мяч перелетал со свистом — я только голову успевал поворачивать.

— Считаете, как игрок полностью реализовали себя?

— Нет. Во-первых, если бы после чемпионского сезона ЦСКА сохранил состав, думаю, у всех игроков в дальнейшем была бы совсем иная жизнь. Во-вторых, не повезло, что после Чехии не по своей воле оказался в армейском клубе.

— В другую российскую команду не могли перейти?

— Когда Тарханов еще работал в «Спартаке», меня звал туда Олег Романцев. Я отказался. Не тянуло в Тарасовку. Мысли тогда какие были? Приехал играть за свой клуб — куда я без ЦСКА? А в ЦСКА не сложилось.

— Сумели бы освоиться в «Спартаке»?

— Сейчас об этом можно только гадать. Хотя, мне кажется, спартаковский стиль понимал неплохо.

— Из футболистов, выступающих сегодня в чемпионате России, кто нравится?

— Семак, Титов, Лоськов. Но таких, кто стабильно хорошо играет, практически нет. Кириченко нравится как игрок замены. Когда его выпускают с первых минут, он теряется.

— Что думаете о нынешнем ЦСКА?

— Результат есть — уже хорошо. А игра, быть может, со временем придет.

— Чем можно объяснить неудачи сборной?

— Тем, что мало в нашем футболе квалифицированных исполнителей. Которые играют не по настроению, а постоянно. У нас же как: в одном матче он выложился, показал себя, а в следующем — просто находится на поле. И сборная из-за этого становится непредсказуемой.

— Сколько у вас детей?

— Двое. Сыну Владимиру 14 лет, в школе ЦСКА тренируется у Валерия Минько. Футболистом хочет быть. Дочке Юле нет еще четырех. Пока не знаю, кем она будет.

— На какой позиции играет сын?

— Правого полузащитника.

— Есть перспектива?

— Не пройдет желание — чего-то добьется.

— Как жена к футболу относится?

— Привыкла. Познакомились-то давно, в львовском спортинтернате — она легкой атлетикой занималась.

— Кроме футбола есть увлечения?

— Люблю посидеть с удочкой. А больше ни на что времени не хватает. Я ведь еще за сборную ветеранов бегаю. Колотовкин, Быстров, Лосев, Сабитов, Бубнов… Хорошая компания. Люди мы не старые, не пузатые, форму держим — потренировались бы всерьез, так и в первой лиге сыграли бы.

— Чего хотелось бы больше всего на свете?

— Желаний, как у всякого нормального человека, много. Но главное, наверное, чтобы дети здоровыми росли.

— А футбольная мечта какая?

— Раз уж стал тренером — не затеряться.

Юрий ГОЛЫШАК, Алексей ЩУКИН

«Спорт-Экспресс», 01.08.2003

* * *

КАК ДЕЛА?

— Последний матч на профессиональном уровне провел осенью 2001-го за лиепайский «Металлург», принимавший на своем поле «Сконто». Победа делала нас чемпионами Латвии. Даже ничья оставляла шансы, но в этом случае пришлось бы ждать результатов остальных матчей. Мы же, увы, проиграли — 1:2. Правда, покинув Прибалтику, еще и на следующий год играл — за «Шатуру» из Московской области. Но уровень КФК вряд ли отнесешь к серьезным.

— Заранее знали, чем займетесь после окончания карьеры футболиста?

— Мне казалось, что знал. Но в действительности все вышло куда сложнее. Надеялся, буду востребован в роли тренера. Какое-то время трудился в команде КФК «Красный октябрь», но вскоре покинул ее — и вот уже полтора года без работы.

— Никаких предложений не поступало?

— Нет. Если честно, даже не знаю почему. У меня за плечами немалый опыт игрока и огромное желание реализовать его на новом поприще. Готов заниматься с детьми. Признаться, рассчитывал, что в ЦСКА что-то предложат — место в спортшколе, например.

— А сами попроситься не пробовали?

— Не хочу навязываться. К тому же, может, я не нужен, зачем людей ставить в неловкое положение? Дескать, возьмите, пожалуйста, не откажите.

— Может, запросы у вас большие?

— Да какие там запросы! Когда нет ничего, согласишься на любой вариант. Лишь бы заниматься любимым делом, не сидеть сложа руки.

— На что же тогда живете?

— Помогают выступления за команду ветеранов «Столица», организованную в прошлом году. Ездим по разным городам, играем с местными коллективами. Деньги не самые великие, но все же. Благодарен, что меня приглашают. Выручает и ежемесячная стипендия в размере 15 тысяч рублей, выплачиваемая мне как олимпийскому чемпиону. Вот и все.

— Какой же выход?

— Вроде знакомые и друзья ищут варианты, но пока — ничего. Что же, буду ждать и надеяться.

— Зато сын, Владимир Татарчук-младший, выступающий за дубль ЦСКА, видимо, радует?

— Пока не очень. Выходит на замену лишь минут на 10 — 15. За это время ничего толком показать не успевает. Вот если бы хоть на тайм его выпускали…

— На официальном сайте ЦСКА, в разделе «ДЮСШ», утверждается, что он лучший полузащитник в команде 1987 г.р.

— Один из лучших — точно. С собой не сравниваю, но окружающие говорят: что-то есть. Вот только скорость у сына выше.

— Татарчук-старший отличался тем, что играл прежде всего головой — думал, значит.

— У сына с головой тоже порядок, по-футбольному мыслит. Но, возможно, это ему и мешает. Играть на команду — хорошо, но в его возрасте выделяют, как правило, тех, кто демонстрирует индивидуальные качества. Володька же показывать себя «забывает».

— На футбол ходите?

— Так получилось, что в этом сезоне ни разу не удалось выбраться. То мешали выезды с командой ветеранов, совпадавшие по срокам с турами чемпионата страны, то еще какие-то дела. Но это поправимо.

— Помню, игроки ЦСКА-91 каждый год собирались на могиле вратаря Михаила Еремина, погибшего 30 июня 1991 года. Традиция сохранилась?

— Те, кто в Москве, приезжают обязательно. Правда, мало нас сейчас в столице: Масалитин, Брошин, Колотовкин и я. Вот практически и все. А в этом году к тому же нас стало еще на одного меньше — ушел из жизни Димка Быстров. У него случилось воспаление легких, отек, пневмония… Внезапно как-то все произошло… 10 июля будет 40 дней, поедем на кладбище, помянем.

Александр МАРТАНОВ

«Спорт-Экспресс», 08.07.2005
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ
ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
и
г
и
г
и
г
1





18.04.1987
СССР - ШВЕЦИЯ - 1:3
д


1



07.05.1987
БОЛГАРИЯ - СССР - 0:1
г


2



12.08.1987
СССР - НОРВЕГИЯ - 1:0
д


3



28.10.1987
ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 2:4
г


4



27.04.1988
СССР - БОЛГАРИЯ - 2:0
д


5



10.05.1988
СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 0:0
д


6



18.09.1988
КОРЕЯ - СССР - 0:0
г


7



20.09.1988
АРГЕНТИНА - СССР - 1:2
н


8



25.09.1988
АВСТРАЛИЯ - СССР - 0:3
н


9



27.09.1988
ИТАЛИЯ - СССР - 2:3
н


10



01.10.1988
БРАЗИЛИЯ - СССР - 1:2
н
2





20.02.1990
КОЛУМБИЯ - СССР - 0:0
н
3





22.02.1990
КОСТА-РИКА - СССР - 1:2
н
4





24.02.1990
США - СССР - 1:3
г
5





29.08.1990
СССР - РУМЫНИЯ - 1:2
д




1

09.10.1990
СССР - ИЗРАИЛЬ - 3:0
д
6





03.11.1990
ИТАЛИЯ - СССР - 0:0
г
7





21.11.1990
США - СССР - 0:0
н
8





23.11.1990
ТРИНИДАД И ТОБАГО - СССР - 0:2
г
9
1




21.05.1991
АНГЛИЯ - СССР - 3:1 •
г
10





14.10.1992
РОССИЯ – ИСЛАНДИЯ – 1:0
д
11





28.10.1992
РОССИЯ – ЛЮКСЕМБУРГ – 2:0
д
12





23.05.1993
РОССИЯ – ГРЕЦИЯ – 1:1
д
13





02.06.1993
ИСЛАНДИЯ – РОССИЯ – 1:1
г
14





29.01.1994
США – РОССИЯ – 1:1
г
15





02.02.1994
МЕКСИКА – РОССИЯ – 1:4
н
16





20.04.1994
ТУРЦИЯ – РОССИЯ – 0:1
г
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ

и
г
и
г
и
г
16
1
10

1



матчи • соперники • игроки • тренеры
Ответить с цитированием
  #933  
Старый 24.12.2021, 10:48
Аватар для ЦСКА. HISTORY
ЦСКА. HISTORY ЦСКА. HISTORY вне форума
Местный
 
Регистрация: 22.03.2016
Сообщений: 728
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
ЦСКА. HISTORY на пути к лучшему
По умолчанию Доверие окрыляет

https://cska.in/football/blogs/topic...rie-okrilyaet/

Валерий Новиков — вратарь. Мастер спорта международного класса. Родился 1 ноября 1957 г. в Москве. Рост 193 см. вес 95 кг. Начал играть в ДЮСШ «Локомотив» Московско-Рязанской железной дороги в 1968 г. Первый тренер — Владимир Иванович Лопандин. В 1973—1977 гг. выступал за «Локомотив» (Москва). С 1978 г. в ЦСКА. Чемпион Европы среди молодежных команд (до 21 года) в 1980 г. За первую сборную СССР провел 1 матч (с Финляндией — 10:2). В рамках чемпионата Европы за молодежную сборную сыграл 8 матчей, пропустил 2 гола. В чемпионатах страны провел (на 4.08.1981 г.) 92 матча, из них за ЦСКА—78.

Наш корреспондент Вадим Шувалов встретился с Валерием Новиковым в Новогорске после тренировки сборной страны, готовившейся к контрольному матчу с «Атлетико» (Мадрид).

— Валерий, расскажите, пожалуйста, где Вы начинали играть в футбол. Как случилось, что Вы стали вратарем?
— Начинал, как и все мальчишки, во дворе. Причем никогда не играл вратарем, об этом даже не думал. Потом стал заниматься в баскетбольной секции ДЮСШ «Локомотив». А как-то раз в футбольной команде заболел вратарь, и тренеры предложили мне встать в ворота. Я уже имел неплохой навык ловить баскетбольный мяч и потому согласился. Попал к тренеру Владимиру Ивановичу Лопандину, и баскетбол постепенно был вытеснен. Ну, а потом был принят в дубль «Локомотива». Тренер команды И. С. Волчок меня тогда многому научил, за что я ему бесконечно признателен. В 1976 г. дебютировал в основном составе, на следующий год играл уже побольше, а потом меня пригласили в ЦСКА.
— И как Вас приняли в новой команде?
— Тогда получилось так, что первый вратарь ЦСКА В. Астаповский заболел, и меня сразу поставили в основной состав. В. М. Бобров — он тогда был у нас тренером — мне доверял, и мы с Астаповским попеременно отыграли весь сезон.
— А когда Вы стали основным вратарем?
— В начале прошлого года Астаповский сыграл всего 5 игр и ушел в хабаровский СКА, и вот с тех пор я защищаю ворота ЦСКА. Сначала очень боязно было — ведь я практически один остался, а потом именно от этой мысли стал ощущать гораздо большую ответственность…
— И на глазах прогрессировать?
— Не знаю, не мне об этом судить. Просто, почувствовав такую ответственность, я осознал необходимость отдавать команде все, что в моих силах.
— В последнее время единодушно считается, что наиболее надежную игру в воротах демонстрирует Новиков. Считаете ли Вы сами, что у Вас все в порядке?
— Далеко не в порядке. Мне. например, не хватает внимания, особенно в такой игре, когда твоя команда беспрерывно защищается, а соперник оказывает постоянное давление, все время меняет направление атак.
— Как это было, к примеру, в матче первого круга со «Спартаком»? Но ведь если б не Вы в воротах ЦСКА могло оказаться по меньшей мере еще столько же мячей…
— В этом матче со «Спартаком» мы минут пятнадцать спокойно выдерживали давление. До первого гола. А после пропущенного мяча все бросились отыгрываться и как бы сломались. Со «Спартаком» так нельзя играть, и он это убедительно доказал.
— Потом последовало удачное турне в Среднюю Азию. Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями об этой поездке.
— Началось с того, что наш тренер Олег Петрович Базилевич в Ташкент не смог приехать из-за болезни, а прилетел только в Алма-Ату. Играя с «Пахтакором», мы наверно, переоценили свои возможности. «Пахтакор» оказал нам упорное сопротивление. К тому же было очень жарко. В первом тайме мы действительно еле передвигались. Во второй половине заиграли побыстрей, но результата добиться все же не удалось. «Пахтакор» цепко защищался и достаточно часто угрожал нашим воротам. В Алма-Ате нам пришлось значительно тяжелей. «Кайрат» в первом круге не проигрывал у себя дома, и только московскому «Торпедо» уступил во втором. Алма-атинская команда очень сильная на своем поле, Но мы не отсиживались в обороне, при малейшей возможности контратаковали и дважды «поймали» защитников «Кайрата». Они постоянно участвовали в атаках, которые велись большими силами, но не всегда успевали возвращаться назад.
— О своей игре Вы скромно умалчиваете…
— Я доволен, что мне в этих двух матчах удалось отстоять ворота «сухими».
— Вы — вратарь, и на команду смотрите, так сказать, со стороны. Как Вы ее оцениваете в целом?
— Команда, в общем, хорошая и ровная Пожалуй, немного не хватает дисциплинированности. Что касается отдельных исполнителей, то они, конечно, могут решить исход игры. Но у нас сейчас нет ярко выраженных лидеров, хотя есть игроки, входившие в сборную СССР. Слабее, по-моему, стал играть Тарханов, зато прибавил Дубинин, так что на уровень командной игры спады у отдельных игроков решающего влияния не оказывают.
— Как изменилась обстановка в команде с того времени, как тренером стал О. П. Базилевич?
— Коренным образом. Олег Петрович ставит своей целью создать команду, играющую в современный, прогрессивный футбол. На этом пути многое уже сделано, но основная работа, конечно, впереди. Когда тренеры доверяют нам хочется всегда показать все на что ты способен. Вот такая обстановка доверия в нашем коллективе.
— В этом году Вы в первый раз приглашаетесь в сборную СССР. Как Вас приняли в сборной?
— Нормально. Я ведь уже всех здесь знаю, со многими еще в молодежной команде играл.
— На Ваш взгляд, каковы шансы нашей сборной попасть в финал чемпионата мира?
— Это она просто обязана сделать. Ведь мы уж столько лет не ездили на финалы! Так что обязана — и точка.
— А кто, по-Вашему, выиграет вторую путевку?
— Мне кажется, команда Чехословакии. Мы видели видеозапись матча чемпионата Европы Чехословакия — Голландия (1:1). так чехи смотрелись очень сильной командой. Атлетичной, рациональной, быстрой, волевой. Эта сборная исповедует те же принципы организации игры, что и нынешние чемпионы Европы — футболисты ФРГ. Кстати, так же играет и команда ГДР, с молодежным составом которой мы встречались в финале первенства Европы. Игра этих команд требует отменной физической подготовленности и дисциплины.
— Валерий, какие у Вас ближайшие планы?
— Снова сыграть в сборной, а затем чемпионат страны и — подготовка к матчу с австрийской командой «Штурм»

Программка ЦСКА — «Нефтчи» от 5 августа 1981 г.
Ответить с цитированием
  #934  
Старый 25.12.2021, 08:55
Федор Успенский Федор Успенский вне форума
Новичок
 
Регистрация: 23.03.2021
Сообщений: 2
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Федор Успенский на пути к лучшему
По умолчанию КАК ДЕЛА? Валерий НОВИКОВ

https://www.sport-express.ru/newspaper/2001-10-26/16_3/

Вратарь. Родился в 1957 году в Москве. Выступал за столичный "Локомотив" (1973-77), ЦСКА (1978-87). Два матча провел за сборную СССР. Играл в олимпийской команде. Победитель молодежного чемпионата Европы 1980 года, юношеского турнира УЕФА 1976 года. Мастер спорта международного класса. Сейчас занимается бизнесом.

***

- Первым делом хочу выполнить просьбу Акселя Вартаняна, нашего известного футбольного статистика. Он попросил меня узнать, что произошло 23 сентября 1979 года в Ростове, когда местные армейцы не забили пенальти в ваши ворота. Бондаренко ударил мимо ворот, в штангу или вы мяч отбили?

- Разве сейчас вспомнишь такие подробности - больше двадцати лет прошло! Перед глазами оба гола, пропущенные мною в том матче, а вот эпизод с пенальти из головы вылетел. Гораздо приятнее вспоминать игру со СКА в 81-м. Тогда в наши ворота тоже был назначен одиннадцатиметровый, но удар Сергея Андреева я отбил, и мы выиграли.

- Тот матч вспоминается, как один из самых удачных в вашей карьере?

- Как ни странно, но свою лучшую игру я провел в матче, проигранном в том же году "Спартаку". Кураж поймал, и мы всего в три мяча проиграли, хотя счет мог быть и двузначным.

- В восьмидесятых ЦСКА не блистал, так что подобным образом вы могли отличиться еще много раз.

- Несмотря на это, не жалею, что отдал армейскому клубу десять лет. Выступал в Кубке УЕФА, выходил на поле с Ольшанским, Тархановым, учился у Астаповского. На тренировках на себе испытал удары Всеволода Боброва. С Валерием Харламовым, когда хоккеисты жили вместе с нами на сборах в Архангельском, на бильярде играл. Из ЦСКА меня в сборные приглашали.

- Однако первого успеха добились, будучи игроком "Локомотива".

- До сих пор благодарен Сергею Михайловичу Мосягину за приглашение в юношескую сборную Союза. В Венгрию в 76-м поехал из дубля. Всухую обыграли датчан, голландцев и североирландцев. В полуфинале одолели испанцев. А в финале благодаря голу Володи Бессонова на глазах у сорока тысяч местных болельщиков победили хозяев турнира. Когда вернулись домой, нас складными велосипедами премировали. Классная вещь! Ни у кого таких не было. Та победа, можно сказать, открыла мне двери в большой футбол. Вернувшись в Союз, получил перчатки от ветерана "Локомотива" Золтана Милеса и впервые вышел на поле в матче высшей лиги.

- И продолжили сухую серию?

- Ненадолго. С "Днепром" на ноль отстоял, зато в матче против "Арарата" неудачно вышел на замену. В конце встречи, при счете 2:2, пропустил решающий гол.

- Курьезный?

- Обычный. Удар Миносяна был слишком сильным и точным. Обидный гол мне Буряк забил в Киеве. Играли против динамовского дубля, Леонид со штрафного послал мяч в штангу, от нее тот отскочил мне в лицо и закатился в ворота. Такие голы есть на совести у каждого вратаря - даже у Яшина.

- Вашего кумира, надо полагать?

- Конечно. Мальчишкой видел его игру, а близко познакомился со Львом Ивановичем, когда он сопровождал олимпийскую сборную СССР. Много полезных советов мне дал. Например, по игре кулаком. Нельзя, говорил, мяч выбивать расслабленной рукой. Наоборот, плечо необходимо напрячь, слегка вытянуть и держать в таком положении до соприкосновения с мячом. Иначе он может "киксануть" куда угодно. Уроки Яшина помогали готовиться к матчам Олимпиады в Лос-Анджелесе. Так было обидно, когда политика помешала нам выступить на Олимпийских играх.

- Несчастливым 1984 год для вас оказался: в Америку не поехали, из высшей лиги вылетели.

- Когда в нее вернулись, в воротах ЦСКА уже Слава Чанов прочно место занял. В 88-м я уехал в Чехословакию, выступал в первенстве Вооруженных Сил. Там и закончил с большим футболом.

- Травмы?

- Вратарю их трудно избежать. У меня несколько раз сотрясение мозга было. Пальцы на руках сломаны. Может быть, еще и поиграл бы где-нибудь в глубинке, но страна рушилась. Решил, что лучше поменять профессию. Теперь вспоминаю о ней лишь в матчах ветеранов.
Ответить с цитированием
  #935  
Старый 29.12.2021, 09:50
Анатолий Кузнецов Анатолий Кузнецов вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.12.2021
Сообщений: 6
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Анатолий Кузнецов на пути к лучшему
По умолчанию «Металлист» (Харьков) — ЦСКА (Москва) 3:2 (1:1)

Ответить с цитированием
  #936  
Старый 29.12.2021, 09:51
Анатолий Кузнецов Анатолий Кузнецов вне форума
Новичок
 
Регистрация: 29.12.2021
Сообщений: 6
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Анатолий Кузнецов на пути к лучшему
По умолчанию И вот настал час прощания.....

Ответить с цитированием
  #937  
Старый 31.12.2021, 08:39
Аватар для Football CCCP
Football CCCP Football CCCP вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 27.05.2016
Сообщений: 35
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Football CCCP на пути к лучшему
По умолчанию 30 Тур Чемпионат СССР 1991 Металлист Харьков-ЦСКА Москва 3-2


https://www.youtube.com/watch?v=5-IRdHSwb8I
Ответить с цитированием
  #938  
Старый 02.01.2022, 09:15
All-decoded All-decoded вне форума
Новичок
 
Регистрация: 02.01.2022
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
All-decoded на пути к лучшему
По умолчанию Капитан ЦСКА из Бежицы

https://all-decoded.livejournal.com/161306.html
Пишет all_decoded (all_decoded)
2010-12-31 14:30:00


В последний день уходящего года нужно успеть написать пост (хотя бы короткий) о самом знаменитом бежицком футболисте.
Михаил Ермолаев, знаменитый капитан ЦСКА родился 4 января 1935 года в Бежице. С 1936 по 1943 год этот город назывался Орджоникидзеград. С 1943 по 1956 вновь Бежица. А с 1956 года это Бежицкий район города Брянска.
Нетрудно посчитать, что в этом году Михаилу Ивановичу Ермолаеву исполнилось 75 лет.
В этом году удалось видеть его в Москве, поговорить с ним.

Под катом коротенькие зарисовки, фото и видеофильм, который оказывается в этом году был подготовлен брянскими любителями футбола о двух бежицких и армейских футбольных легендах - Ермолаеве и Борисе Коверзневе.



О Бежице.

Начинал я в бежицкой команде "Строитель". А потом мне довелось играть в главной бежицкой команде, которую в начале 50-х переименовали и она из "Дзержинца" стала "Авангардом". Именно там я начал свою футбольную карьеру. Моим другом тогда был наш вратарь Александр Сафронов. Уже потом, в ЦДСА я договаривался с руководством о том, чтобы они посмотрели Сашу, как вратаря, но он по семейным обстоятельствам не смог приехать. Жаль. В ЦСКА я несколько раз пересекался с Борисом Коверзневым, но о том, что он оказывается мой земляк, бежицкий - узнал только сейчас. Удивительно. Сейчас редко в Бежицу приезжаю. Хотя там сестра осталась. Здоровье уже не то.


О попадании в состав ЦДСА.

Я служил в Воронеже и играл за команду воронежского Дома офицеров. Одну из наших игр увидел Всеволод Михайлович Бобров. Ему понравилась моя игра и он предложил мне попробовать себя в ЦДСА. Я, конечно, согласился. Правда, как раз тогда команда поменяла название с ЦДСА на ЦСК МО - Центральный спортивный клуб Московского округа. Я дебютировал в игре с "Зенитом" в Ленинграде. Это был последний сезон Башашкина в армейской команде. Тогда в Ленинграде я вышел на поле вместе с ним. Ноги тряслись, конечно. Но сыграл нормально. Выигрывали мы. Но ленинградцы сравняли. 1:1. А в следующей игре выиграли дерби у "Спартака" 1:0.

Вот программка тех самых матчей. 8 мая 1957 года. "Зенит" - ЦСК МО. И 13 мая 1957 года. Лужники. "Спартак" - ЦСК МО.
http://www.cska-games.ru/1957/1957-0...it-CSKMO.p.jpg
http://www.cska-games.ru/1957/1957-0...kM-CSKMO.p.jpg

О травме.

До летнего перерыва чемпионата 1957 года я стал твердым игроком основного состава. Отыграл все игры. Но вот перерыв. Стали играть товарищеские матчи. И в Горьком играли. С "Торпедо". Минут за 20 до конца обычный эпизод, выпрыгиваю в своей штрафной за верховым мячом и вдруг чувствую сильнейший удар в правую поясничную область. Слабо помню, что потом было. Доктор Белаковский отвез в местную больницу, где сделали операцию и удалили мне разорвавшуюся почку. Трагедия. Сказали, что в футбол играть не буду. Как же так? Только до главной команды добрался, в основном составе заиграл... Стал уговаривать, ходить... Белаковский придумал корсет специальный, который защищал единственную почку при любых - самых сильных ударах. И какая же была радость, когда к играм допустили... Потом много лет спустя ко мне приходил Валера Минько, тоже армеец, который тоже с одной почкой играл. Вот такие мы с ним уникальные. А вообще по жизни не очень я этой недостачи и ощущаю. Нормально живу. И выпиваю иногда даже. Вот вы приехали... Как же мне с бежицкими не выпить?

Об англичанах.

Летом 1957 года в Москву приехала английская команда "Вест Бромвич Альбион". Проиграли мы им 2:4. Я всю игру отыграл. Ничего особенного. Обычная команда. У нас очень много моментов было. Мы не забили и где-то неудачно в обороне сыграли. Плюс еще у нас несколько резервистов играло. Как сейчас бы сказали "дублем" почти играли. А вот осенью ребятам уже поставили задачу удачнее сыграть и отправили в Англию. Я как раз с травмой мучился и туда не попал. Проиграли опять "Вест Бромвичу" 5:6, потом "Болтону" 1:3. Зато "Челси" вынесли 4:1! В поездку брали усиление из других команд. Как раз Ворошилов из "Локомотива" 2 мяча "Челси" забил.

О сезоне 1957 года.

Тогда чемпионом с большим отрывом "Динамо" московское стало. Очень сильны они были. Хотя мы во втором круге 2:0 у них выиграли. Но тогда календарь был дурацкий. Сейчас на календарь жалуются, но вот мы в 1957 году закончили чемпионат... Набрали вроде бы много очков. А потом полтора месяца ждали пока конкуренты свои игры доиграют перенесенные. В результате на одно очко больше нас набрали столичные "Торпедо", "Спартак" и "Локомотив"! И мы вместо того, чтобы вторыми стать - стали пятыми. В результате крайним оказался тренер Пинаичев - сняли его.

О Борисе Аркадьеве

Вместо Пинаичева пришел Аркадьев. Профессор. Интеллигент. Постоянно с блокнотом, постоянно что-то в него записывал. Ездил на чемпионат мира в Швецию и после него уморил нас тактическими занятиями. Если честно, не очень мы понимали его. Молодые были, смеялись. Типа, рассказывай, рассказывай... На поле все равно нам выходить, а мы то уж знаем как играть. На тактических занятиях засыпали некоторые. Тем не менее, бронзовые медали с ним мы выиграли в том году. Я как раз к концу сезона только восстановился. Больше года пропустил. Играли с Киевом дома. 0:2 проигрывали, но спаслись 2:2. Ничья нас устраивала. После этой игры опять в состав попал, стал играть.

О сезоне 1959 года

Играл в том году почти постоянно. Но сезон получился неудачный - 9 место. Очень плохо на выезде почему-то играли. Не могли очков на выезде взять. В том сезоне я капитаном стал и начал команду на матчи выводить.

О "Реймсе"

Летом играли товарищескую игру с французами "Реймсом". За год до этого их сборная бронзу на чемпионате мира выиграла. Состав сумасшедший: Копа, Фонтэн, Пьянтони... Но они расслабленные на игру с нами вышли, вальяжные. И получили 3:0. Я всю игру отыграл. Больше всего мне не игра запомнилась, а банкет после игры. На столах лучшее советское шампанское, а мы смотрим они не пьют его вообще. Чего,- спрашиваем,- не пьете? А они нам говорят, мы, мол, такую ерунду не пьем. Озадачили они нас...

Об алкоголе

Я когда играл вообще не пил. Мне и запрещали пить из-за травмы. Некоторые могли выпить, мне предлагали, конечно, звали... Но там люди с таким здоровьем... Багрич, Линяев...Здоровья - вагон. Я им говорил, у вас есть здоровье - вы и пейте. Тут меня травма выручала, легко было отговариваться. Вообще они и более здоровыми и более талантливыми были. Я свое работой брал. Трудолюбием.

О сборной

В 1959 году Аркадьеву поручили готовить олимпийскую сборную с задачей пройти отбор к Олимпиаде в Риме. И он в сборную взял несколько игроков ЦСК МО. И меня...Три игры я сыграл. Две с румынами и одну с болгарами. Победа и две ничьих. А вот без меня болгарам ребята проиграли и пропустили их на Олимпиаду. Обидно.

О сезоне 1960 года

Первый сезон, когда мы ЦСКА стали называться. Первая игра с Вильнюсом. Я первым команду ЦСКА вывел капитаном. Хороший сезон был. Играл почти все игры. Шли в лидерах. Но вот за три тура до окончания предварительного этапа игра дома с Киевом. Такой игры у меня больше не было...

Об игре с "Динамо" (Киев) 19 июля 1960 года

И сейчас считаю, что судья виноват. Ничья 1:1 - судья Клавс назначает пенальти. По пенальти мы не спорили, но наш вратарь Юра Коротких отбивает удар Лобановского. Судья же показывает перебить, мол, кто-то в штрафную до удара вошел. Болельщики (а 100 тысяч было на игре) недовольны. Не понимают почему надо перебивать. Забил Лобановский со второго раза. Игра в кость пошла. Наш Крылов сильно, конечно, Базилевича приложил. Судья его удаляет, а он не уходит. Ну, тут и болельщики на поле ринулись. Страшно было. Тогда ведь милиции на играх мало было. Народу куча. Думаешь только куда-бы спрятаться. Кое-как они разошлись. Киевляне бегом спасались, но некоторым перепало... Помню один болельщик зачем-то на ворота залез. В итоге - нам поражение, Крылова на 2 года дисквалифицировали и финальный этап мы слабо отыграли. Меня тоже трепали тогда как капитана очень прилично. Мол, почему не успокоил своих. А как их успокоишь. Я и сам был разозленный.

Вот отчет об этой знаменитой игре:
http://www.cska-games.ru/1960/1960-0...A-DinamoK.html

О Бескове

Перед сезоном 1961 года к нам Бесков пришел. Отношения с игроками у него не заладились. Борис Разинский наш вратарь всегда ходил штрафные бить, а Бесков ему сказал - твое дело в воротах играть. А Разинский - авторитет. Он ему в пику пошел. Ну и я под замес попал. Что-то сказал за Разинского - в результате он из команды ушел, а я в состав перестал попадать...Так моя армейская история и закончилась...

Потом Михаил Ермолаев тренировал армейские команды в Одессе, Тирасполе, Польше.



Олимпийская сборная СССР. Михаил Ермолаев четвертый слева.



Михаил Ермолаев в центре. А вот кто это стоит в полоборота справа попробуйте угадать. В фас это было бы слишком простое задание - узнать этого человека. )



Тренер Михаил Ермолаев



Михаил Ермолаев - капитан ЦСКА.



Майор Ермолаев на рабочем месте. Северная группа войск.



Михаил Иванович Ермолаев сегодня. Справа от него бежицкий ветеран Аркадий Алексеевич Зернов.

И, наконец, фильм о Ермолаеве и Коверзневе. "ЦДСА из Бежицы".
Ответить с цитированием
  #939  
Старый 03.01.2022, 06:22
Аватар для Еженедельник «Футбол-Хоккей»
Еженедельник «Футбол-Хоккей» Еженедельник «Футбол-Хоккей» вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.12.2016
Сообщений: 495
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Еженедельник «Футбол-Хоккей» на пути к лучшему
По умолчанию ТРИДЦАТЬ-возраст признания

Ответить с цитированием
  #940  
Старый 03.01.2022, 06:22
Аватар для Еженедельник «Футбол-Хоккей»
Еженедельник «Футбол-Хоккей» Еженедельник «Футбол-Хоккей» вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.12.2016
Сообщений: 495
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Еженедельник «Футбол-Хоккей» на пути к лучшему
По умолчанию

Ответить с цитированием
Ответ

Метки
цска


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:33. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS