Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Экономика > Вопросы теории > Налогообложение

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 26.04.2014, 06:29
Аватар для Слон
Слон Слон вне форума
Местный
 
Регистрация: 13.08.2011
Сообщений: 159
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Слон на пути к лучшему
По умолчанию *2467. Философия налогообложения

http://slon.ru/blogs/dubov/post/308350/

Грег Мэнкью: «Люди должны получать то, что заслуживают. Может быть, средний учитель приносит больше пользы, чем средний банкир, но это не та польза, которая нас интересует» 11
Проблема неравенства никогда надолго не уходит из политических дискуссий. Даже посреди кризиса многие страны думают о том, как бы изменить систему налогообложения. Нынче кроме популистских желаний обложить специальным налогом банкиров, как это сделал Гордон Браун в Великобритании, на первый план выходит вопрос выплаты государственных долгов. Рано или поздно большинству стран придётся повысить налоги, чтобы заплатить за сегодняшнюю фискальную политику. К сожалению, даже после десятилетий споров на эту тему экономисты не могут дать четкой рекомендации для построения наилучшей налоговой системы.

Проблема, как это ни удивительно, в философии. Экономисты легко могут рассказать, как эффективнее всего достичь заданной цели, но их наука не помогает в выборе этой цели. Традиционный подход, сформулированный в так называемой теории оптимального налогообложения, опирается на утилитаризм.

В XIX веке философы во главе с англичанами Джереми Бентамом и Джоном Стюартом Миллем предложили считать благосостояние общества как простую сумму благосостояний всех его членов. Не будем углубляться в подробности, но в итоге это ведет к налоговой системе, где ставки налога определяются тем, насколько вам приносит пользу лишний рубль дохода. Естественно, на практике государство этого знать не может и тем более не может придумывать отдельную ставку для каждого, но можно попробовать приблизить систему к утилитаристскому идеалу. Этим уже в 70-х годах XX века занимались Джим Миррлис и Питер Даймонд. Но чем дальше, тем более очевидным становилось, что сама предпосылка утилитаризма во всех моделях вызывает большие сомнения.

Свежее эссе гарвардского экономиста Грега Мэнкью, бывшего советника Джорджа Буша, показывает, что утилитаризм плохо работает как основа для налогообложения. К нему есть претензии и у правых, и у левых. Первым не нравится, что доход рассматривается как что-то выданное сверху и, соответственно, то, что можно отнять для общественного блага, а не честную плату за что-то. Вторые, во главе с философом Джоном Роулзом, предлагают считать благосостояние общества по положению самого бедного из его членов. Такой подход потребует намного большего перераспределения доходов. Экономистам трудно спорить с очевидными пробелами в их теориях, но еще труднее сменить предпосылки. С одной стороны, мало кто согласен, что государство вообще не нужно, а значит, не нужны и налоги. С другой – теория Роулза потребует таких чудовищных неэффективностей, что даже самые левые из нормальных экономистов ее отвергают.

Да, утилитаризм не идеален в качестве моральной основы для налогов, но, как минимум, он работает и дает нам ту систему, которую хотело бы видеть большинство. До сих пор предложить достаточно удобную альтернативу не удавалось. И тут Мэнкью, известный в первую очередь в макроэкономике (а налоги, как правило, считаются одной из областей микро-), а не моральными изысканиями, в эссе без единой формулы предлагает что-то похожее на альтернативу. Для простоты ее можно назвать теорией либерального налогообложения, хотя, как будет понятно дальше, это совсем не то, что обычно предлагают либертарианцы, хотя, возможно, я ошибаюсь, и все это уже встречалось у кого-то другого.

В основе теории Мэнкью – идея о том, что люди должны получать то, что заслуживают. Но это не имеет ничего общего с привычным нам лозунгом «по потребностям». Заслуги оцениваются не абстрактно, а по цене, которую за них готовы платить другие. Например, может быть, что средний учитель и приносит больше пользы, чем средний банкир, но это не та польза, которая нас интересует. Если кто-то готов платить банкиру его зарплату и его бонусы, то он их заслужил. Учитель получит меньше не потому, что он бесполезен, а потому, что его работу могут выполнять больше людей. По крайней мере, об этом нам говорят цены. Соответственно, будет справедливо, если после налогов у банкира останется больше.

Налоги нужны для оплаты государства. Важность тех или иных его функций – предмет для отдельного спора, но опять же, большинству очевидно, что многие из них нужны. Например, почти никто не спорит, что нужна четкая и работающая правовая система, поддерживающая права человека, в частности, права собственности. Для этого нужны суды, полиция, оборона и так далее. Все это теоретически может предоставляться частным сектором, но это не всегда удается, потому что каждый отдельный человек не захочет платить за систему, которая защитит его в любом случае. Как раз тут Мэнкью уходит от стандартного подхода либертарианцев. Он полагает, что богатые люди больше выигрывают от этих функций государства. Хотя в жизни они обычно редко сталкиваются с полицией и судами, очевидно, что им больше, чем другим, важно соблюдение прав. Соответственно, логично будет брать с них больше налогов. Насколько больше, сказать трудно, если вообще возможно. Но это ничем не отличается от проблемы выявления пользы от доходов у утилитаристов. И там, и здесь можно придумать обходной путь.

Точно так же можно объяснить поддержку бедных. Достаточно предположить, что от нее выигрывают и богатые, например, через снижение криминала или просто из заботы о ближнем. Проблема появится, когда мы заговорим о тех частях государства, которые явно не приносят больше прибыли богатым, чем бедным. Сегодня почти в любой стране таких очень много, например государственная медицина, образование, государственные пенсии, пособия по безработице и так далее. Получается, что за них, наоборот, бедные должны платить больше, чем богатые, и поскольку в большинстве стран эти расходы составляют большую часть бюджета, то получается, что система должна быть регрессивной. На это никто не согласится. Мэнкью не говорит, что делать в этом случае, так что за него придется додумывать кому-то другому. Покой нам только снится.

Последний раз редактировалось Chugunka; 26.09.2016 в 19:43.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 26.04.2014, 06:31
Аватар для Частный корреспондент
Частный корреспондент Частный корреспондент вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.08.2011
Сообщений: 141
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Частный корреспондент на пути к лучшему
По умолчанию Прогрессивный и подоходный

http://www.chaskor.ru/article/progre...odohodnyj_5358

Василий Кошкин вторник, 14 апреля 2009 года, 11.43

Нужно ли повышать подоходный налог для богатых?

Правительства всего мира потратили на борьбу с кризисом кучу денег. Чтобы заткнуть дыры, образовавшиеся в государственных бюджетах, им нужно будет повышать налоги. Но повышение налогов — непопулярная мера. Вопрос о том, какие налоги проще повысить, очень актуален.

Должны ли богатые платить более высокие налоги, чем все остальные? Пусть это несправедливо, но, может быть, это необходимо для сохранения социального мира? Еженедельник The Economist устроил у себя на сайте обсуждение этого вопроса. Идею повысить подоходный налог для состоятельных людей отстаивает профессор Парижской школы экономики Тома Пикетти, аргументы против приводит Крис Эдвардс из Института Катона.

Миллионер должен платить

Пикетти предлагает правительствам высокоразвитых стран немедленно установить ставку подоходного налога 80% для всех тех, чьи доходы больше миллиона евро. В обоснование этой идеи он приводит три аргумента: политический, экономический и исторический.

Свой политический аргумент профессор Пикетти формулирует следующим образом: «Если мы не сделаем этот шаг, то существует серьезный риск, что граждане вынудят правительства пойти на куда более вредные и куда более антирыночные меры». По его мнению, в ближайшие месяцы правительствам будет всё сложнее объяснить гражданам, почему они тратят деньги налогоплательщиков на спасение банков и крупных корпораций, в то время как топ-менеджеры продолжают получать сверхвысокие доходы. Недовольство среднего класса своим положением может привести заигрывающие с ним правительства на опасный путь протекционизма. Введение прогрессивного налога на сверхдоходы — это наиболее безобидный способ удовлетворить чаяния избирателей.

По оценкам американских экспертов, на которые ссылается Reuters, за год из-за налоговых оазисов правительства лишаются более 100 млрд долларов налоговых поступлений. Немецкие налоговики считают, что ежегодно недосчитываются 40 млрд долларов. Вполне понятно, что властям неприятно существование специальных налоговых юрисдикций с более благоприятным, чем в среднем, климатом.

Экономический аргумент Пикетти состоит в том, что введение 80-процентного подоходного налога для людей с наиболее высокими заработками не искажает рыночных сигналов. «Не существует эмпирических доказательств того, что рост уровня компенсации топ-менеджеров повышает их производительность труда и эффективность», — пишет он. С его точки зрения, оценить эффективность топ-менеджера крупной корпорации вообще невозможно, потому что, во-первых, отсутствует база для сравнения (должность президента General Electric уникальна, в отличие от должности бухгалтера), а, во-вторых, значительной частью своих успехов корпорации и топ-менеджеры обязаны чистому везению. По мнению Пикетти, на рынке больших начальников действует не невидимая рука рынка, а загребущая рука самих этих начальников, которые сами определяют себе вознаграждение и крайне заинтересованы в том, чтобы убедить всех остальных в том, что они незаменимы и их бесценный труд стоит многих миллионов долларов или евро.

Наконец, чтобы убедить всех в безвредности своего предложения, Пикетти обращается к урокам истории. Он напоминает, что Франклин Рузвельт установил планку подоходного налога для доходов, превышавших 200 тыс. долларов (примерно 2 млн долларов на наши деньги), на уровне 91% — и с американским капитализмом ничего не случилось. В период с 1932 по 1980 год максимальная ставка подоходного налога находилась в среднем на уровне 80,2% — и ничего, экономика выжила.

Чем выше налоги, тем хуже нам всем

«Нет, богатые не должны платить больше, — утверждает эксперт Института Катона Крис Эдвардс. — Правительствам совсем не нужно больше денег, чем у них уже есть. Они и так не в состоянии разумно распорядиться нашими налогами». По его мнению, рост налогообложения нанесет экономике ущерб.

Эдвардс ссылается на работы Мартина Фельдстейна, который подсчитал, что снижение ставки подоходного налога с 40 до 30% приведет к росту налогооблагаемых доходов на 16%, потому что люди с высокими доходами будут меньше уклоняться от налогов, а кроме того, повысится их мотивация.

Поднять верхнюю планку подоходного налога нужно не для того, чтобы увеличить налоговые поступления, а для того, чтобы ограничить доходы топ-менеджеров и укоротить их загребущие лапы.
Тома Пикетти, Парижская школа экономики

В 2006 году Фельдстейн писал, что в случае повышения подоходного налога каждому дополнительно собранному доллару налогового дохода будет соответствовать 1,76 доллара убытка для экономики (убыток будет выражаться в сокращении производства и уклонении от налогов). Президент Обама хочет повысить подоходный налог для высокооплачиваемых групп граждан — безусловно, не до 80%, как желал бы Пикетти, но, с другой стороны, и не только для миллионеров. Таким образом, делает вывод Эдвардс, каждый миллион долларов, полученный государством в результате повышения налога, будет означать для экономики убыток в 1,75 млн.

Эдвардс считает, что повышение подоходного налога не имеет ничего общего с проблемой социального мира и согласия. Он напоминает, что 43% американских домохозяйств вообще не платят подоходного налога. С его точки зрения, вряд ли эти люди точат зуб на тех, кто финансирует социальные программы правительства. Негодование у американцев вызывают не богатые и предприимчивые люди, а наглые и лживые бюрократы и бесстыжие политики. Никого не раздражает богатство Стива Джобса. А вот когда люди узнают, что главный борец с глобальным потеплением Эл Гор живет в роскошном особняке и потребляет в 15 раз больше электричества, чем средний американец, такое лицемерие их возмущает. Когда оказывается, что кандидат на пост министра уклонялся от налогов, это гражданам тоже не нравится. Люди не любят бездельников, мошенников и обманщиков, а не тех, кто заработал деньги упорным трудом.

Руководители России еще в 1995 году осознали губительность существующей налоговой системы для малого бизнеса. Но для них это не было достаточным аргументом, чтобы менять ее целиком. И дело даже не в желании пополнить дефицитный в те годы бюджет за счет драконовского обложения крупных предприятий, хотя официально этот подход был принят и даже получил поддержку МВФ, который рекомендовал не снижать налоги, а бороться за повышение их собираемости.

Справедливость = НДС

Профессор Чарльз Маклур, в прошлом идеолог налоговой реформы президента Рейгана, которого The Economist пригласил высказать свою точку зрения о налоге для богатых, считает, что современный подоходный налог в США и есть налог для богатых.

Когда вводили подоходный налог, идеология была такая. Это налог, который платят все, кроме совсем бедных, и в основном примерно по одной ставке. Так и было, скажем, в 1960-е годы, когда верхняя планка налога формально составляла 90%, но фактически по ней никто не платил. Сейчас ситуация совершенно иная. Кроме того, что 40% домохозяйств не платят подоходного налога — а на самом деле они платят его по отрицательной ставке, так как получают возмещение, — на 20% домохозяйств с самыми высокими доходами приходится 87% от всей массы налога. При этом доля богатых (верхних 5%) — 60% от всех поступлений от подоходного.

На рынке топ-менеджеров случаются ошибки, как и на любом рынке. Но рынки, в отличие от правительств, не только совершают ошибки, но и исправляют их.
Крис Эдвардс, Институт Катона

Предлагаемые администрацией президента Обамы налоговые нововведения, пишет Маклур, еще больше сместят обязанность уплаты подоходного налога с масс и среднего класса на лиц с доходами значительно выше среднего. Идеология этого налога окончательно изменится. Он официально перестанет быть налогом для всех и станет откровенным налогом для богатых.

Если подсчитать то, что платят государству американские граждане с разными доходами сейчас (с учетом подоходного и налогов на фонд оплаты труда), то получается, что доля самых бедных 20% составляет 1%, доля средних 20% — 15%, а доля самых состоятельных 20% — 26%. Маклур подытоживает: доля богатых в доходах оставляет 55%, а доля уплачиваемых ими налогов — 69%. И где справедливость?

Маклур приходит к выводу, что если уж федеральному правительству так нужно увеличить налоговые поступления, то разумнее было бы не повышать подоходный налог для некоторых, а ввести НДС для всех. По крайней мере это честнее.

Пока на сайте The Economist сторонники введения 80-процентного налога для богатых слегка перевешивают противников (51% против 49%). Такое распределение свидетельствует о том, что общество разделено, а сам вопрос сильно политизирован.

Справка
Великобритания впервые ввела подоходный налог в качестве чрезвычайной военной меры в 1798 году. В 1802—1803 и после 1816 года он отменялся, с 1842 года введен окончательно. В США федеральный подоходный налог появился в июле 1861-го, в 1872-м отменен, в 1913 году восстановлен.

Максимальная ставка подоходного налога в США составляла 92% (в 1952 и 1953 годах).

Минимальная верхняя планка была при Рейгане — 28%.

Сейчас — 35% для всех доходов, превышающих 357 700 долларов на семью. Администрация Обамы предлагает повысить верхнюю планку до 39,6%, то есть до уровня, на котором она была при Клинтоне.

Когда президент Рузвельт в 1935 году поднял верхнюю планку подоходного налога до 79% (с 63%) для тех, чьи доходы составляют более 5 млн год, в стране был ровно один налогоплательщик с такими доходами: Джон Д. Рокфеллер.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 26.04.2014, 06:33
Аватар для Фредерик Бастиа
Фредерик Бастиа Фредерик Бастиа вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 29
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Фредерик Бастиа на пути к лучшему
По умолчанию Vito Tanzi

http://www.carnegieendowment.org/exp...&expert_id=102
* Home >
o Experts >
+ Vito Tanzi >

Vito Tanzi
Senior Associate

* Print Preview

This person is no longer with the Carnegie Endowment.

Vito Tanzi was a senior associate in the Economic Reform Project. An economist of international renown, Mr. Tanzi has had a distinguished career at the International Monetary Fund, where he has served for almost three decades. At the Endowment, he is examining the changing role of the state in globalization and the role of international financial institutions.

Mr. Tanzi has served as director of the fiscal affairs department at the IMF since 1981. In that post, he has worked with fiscal authorities worldwide on issues ranging from tax policy to corruption and money laundering. He started at the IMF in 1974 as chief of the tax policy division. From 1990 to 1994, he also served as president of the International Institute of Public Finance.

Before joining the IMF, Mr. Tanzi was professor and chairman of the department of economics at American University. He has also been on the faculty of the George Washington University and a consultant for the World Bank, the United Nations, the Organization of American States, and the Stanford Research Institute. Mr. Tanzi received his Ph.D. in economics from Harvard University and has received honorary degrees from the National University of Córdoba (Argentina) and the University of Liège (Belgium).

He is a prolific writer and has published widely on fiscal policy and other economic issues in books and journals. He is known for his research on Latin American economies and the so-called Tanzi effect, whereby real tax proceeds are eroded during periods of high inflation. His most recent publications include Public Spending in the 20th Century: A Global Perspective; Policies, Institutions, and the Dark Side of Economics; and Taxation in an Integrating World.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 26.04.2014, 06:35
Аватар для Томас Мальтус
Томас Мальтус Томас Мальтус вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 25
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Томас Мальтус на пути к лучшему
По умолчанию О российской налоговой системе

http://rmodern.ru/o_rossiyskoy_nalogovoy_sisteme.html

Эффективным инструментом модернизации России должно стать налоговое регулирование. Именно налоговые поступления (на*логи, сборы, пошлины, акцизы и т.п.) формируют бюджет и определяют финансовые возможности государства. Именно регулированием налоговой нагрузки можно стимулировать инновационное развитие Росии. Но Минфин в соответствии с принятыми «Основными направлениями налоговой политики Российской Федерации на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов» от налогового регулировния отказался, и в ближайшие годы будет модернизировать Россию и бороться с кризисом с помощью бюджетной политики. О несостоятельности такой позиции свидетельствует российский и зарубежный опыт, а также здравый смысл. Но по-другому и быть не могло. Чтобы использовать налоговое регулирование в качестве инструмента промышленной политики, надо как минимум разбираться в промышленности: понимать ее нужды, знать, что от чего и в какой степени зависит. Но в России проблемы промышленности относятся к компетенции Минэкономразвития и Минпромторга, а налогами занимается Минфин. А без использования налогового регулирования промышленность развивать невозможно. Лучшее, что может ожидать Россию при такой промышленной политике – сохранение высоких мировых цен на нефть.

Одну причину, по которой наше Правительство отдает предпочтение бюджетному регулированию, назвал управляющий директор группы компаний «Тройка-Диалог» Андрей Шаронов: «Очень легко потратить большую сумму, особенно когда в бюджете много денег, на поддержку какого-то конкретного предприятия, будь оно инновационное или не очень. Гораздо тяжелее и менее благодарно заниматься „окучиванием всех грядок, создавая среду, в которой эти предприятия будут „проклевываться" без непосредственного участия госурдаства. Наша тяга к „ручному управлению“ должна быть все-таки заменена стремлением к мерам по созданию среды».
Но есть и другая причина, по которой отдается приоритет бюджетному регулированию, – корыстные интересы тех, кто распределяет средства, получая «откаты», взятки или возможность участия в проектах, и тех, кто эти средства получает и в значительной степени разворовывает или использует не по назначению. «Обоснования» таких бюджетных расходов, как правило, безупречны. А отсутствие результатов или существенное превышение расходов всегда находит «разумное» объяснение. Естественно, кое-что поступает в экономику и доходит до населения. Но в целом, эффективность бюджетных расходов очень мала. Например, «Новая газета» за 9 апреля 2010 г. сообщает: «российский бюджет потратил в 2009 году на инновации вдвое больше, чем американские венчурные фонды, – 38 млрд. долларов против 17 млрд. долларов. На эти деньги в США запустили 2795 проектов, а в России – 50, и отбор этих проектов происходил по диаметрально противоположным принципам. Это у них, в США, компания бывает либо мертвой, либо быстрой. А у нас компания либо мертвая, либо близкая власти». По этой же причине стоимость строительства одного километра дороги в нашей стране многократно выше, чем в любой другой. И т.д. Говорят, все дело в коррупции. Но если это известно, то почему не отдать предпочтение налоговому регулированию. Почему бы ни оставить деньги у тех предприятий, чью продукцию мы хотим видеть на российском рынке? Почему бы ни сделать для этих предприятий Россию оффшорной зоной, «налоговой гаванью»? Тогда несырьевое развитие нашей страны станет реальностью, а на российском рынке будет больше российских товаров (одежды, обуви, мебели, глянцевых журналов, бытовой техники и т.п.). Сегодня налоговые поступления от указанных предприятий ничтожны. Еще более ничтожными будут потери бюджета, если снизить на них налоговую нагрузку.

Существующей в России налоговой системой недовольны и предприниматели, и налоговики. В связи с кризисом налоговые проблемы стали особенно актуальными. Налоговая система стала главным тормозом модернизации России.

Наша налоговая система неудовлетворительно выполняет фискальную функцию и почти не выполняет стимулирующую, контрольную, распределительную и социальную функции. Она не способствует развитию производства, росту благосостояния и снижению социального расслоения населения. Наша налоговая система сложна, запутана и противоречива. Она позволяет легко уклоняться от уплаты налогов и даже провоцирует на это. В десятках изданий можно найти соответствующие инструкции. Многие предприятия в той или иной мере находятся и всегда находились в тени. С другой стороны, независимо от уплаты или неуплаты налогов, налоговая инспекция может привлечь к ответственности любого налогоплательщика, выразив, например, сомнения в действительности счетов-фактур и в законности возмещения НДС, или заподозрив его в «недобросовестности» и в получении «необоснованной налоговой выгоды».

И это – не «огульное охаивание». Вот мнение бывшего (до апреля 2010 г.) руководителя Федеральной налоговой службы России М.П. Мокрецова, опубликованное в «Российской газете» 3 сентября 2009 года: «Налоговые законы очень некомфортны, непонятны, запутаны, дают возмоность двойного толкования… Декларации раздуты непомерно. Декларацию по НДФЛ нормальный человек заполнить не может. В декларации, заполняемой по прибыли, содержится практически вся 25-я глава Налогового кодекса, страшная. Декларация по НДС, когда налог появился, была полторы странички, а сейчас 17 страниц. Декларации можно сократить до того уровня, который устроит и нас, и налогоплательщиков…».

Вряд ли кто-нибудь лучше и убедительней руководителя ФНС может оценить нашу налоговую систему и указать на ее болевые точки.

Мрачную картину дополняет председатель Экспертного совета при Комитете Государственной Думы ФС РФ по бюджету и налогам М.Ю. Орлов: «Проблемы с администрированием НДС и других налогов, поголовные проверки ФНС России и, по их итогам, суды предпринимателей с „налоговиками“, грядущая реформа ЕСН с повышением страховых платежей, добавляющая к ФНС еще двух „контролеров“ со стороны социального страхования и Пенсионного фонда – далеко не полный перечень негативных налоговых проблем малого и среднего бизнеса в сегодняшних условиях…».

Недоволен налоговой системой и Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП): «существующая в России налоговая система не просто не стимулирует модернизацию экономики и инновационную деятельность компаний, а становится барьером для добросовестных налогоплательщиков. Фактически в условиях кризиса налоговая нагрузка, как прямая, так и косвен*ная, увеличивается. Многие согласованные решения по поддержке компаний не были реализованы, а предлагаемые льготы (стимулирование НИОКР, налоговой кредит и т.д.) оказываются невостребованными бизнес-сообществом из-за избыточно сложных процедур их оформления. Несмотря на все предпринятые усилия, пока не удалось радикально изменить ситуацию в сфере налогового администрирования, так и не решена проблема возмещения НДС».
Одной из причин низкого качества налоговой системы является отсутствие в России организации, которая бы на постоянной ос*но*ве системно и профессионально занималась ее разработкой и непрерывным совершенствованием. Возможно, предполагалось, что указанную работу будет вести созданый в 2000 году при Федеральной налоговой службе Институт развития налоговой системы. Но разработки института не были востребованы и в 2009 году его ликвидировали.

Частными проблемами налогообложения занимаются несколько организаций экономического профиля – Институт экономики переходного периода (ИЭПП), Экспертная экономическая группа при Минфине (ЭЭГ), Государственный университет – Высшая школа экономики (ГУ ВШЭ) и др.
Все они, хотя и кртикиуют Правительство по отдельным вопросам, но в целом не только поддерживают его налоговую политику, но и формируют ее. Судя по достижениям нашей страны, разработки этих организаций не всегда достаточно эффективны. Их оценки не всегда отражают реальное положение дел, а рекомендации не во всех случаях способствуют улучшению ситуации в России. Эти организации принято выдавать за центры «либеральной экономической мысли», хотя существо многих выдаваемых ими рецептов показывает их приверженность концепциям государственно-олигархического способа правления (стремление закрепить и легализовать результаты пресловутых залоговых аукционов, противодействие иде*ям социализации природной ренты, смягчению социальных неравенств средствами налогового регулирования, и т.д.) в сочетании с элементами социального популизма (отстаивание высокой квоты налогов в ВВП под предлогом «обеспечения социальных обязательств государства», поддержка заведомо нежизненно-способной пенсионной «страховой» системы, повышения ставки социальных сборов, и т.д.).

К примеру, представители ИЭПП полагают нецелесообразным прибегать к методам налоговой либерализации и поддержки национального производства в период обострения мирового финансового кризиса. Между тем, во всех развитых странах правительства именно за счет облегчения налогового бремени национальных производителей и повышения ставок налогов в отношении наиболее состоятельных слоев населения и непроизводительного (финансового, спекулятивно-биржевого) сектора экономики продолжают успешно решать проблемы преодоления наиболее острых кризисных явлений, включая и разрешение главной задачи – повышение платежеспособного спроса основной массы населения.

Можно выделить также и другой абсолютно неадекватный реальной действительности тезис ИЭПП о том, что правительству яко*бы удается резко повысить «справедливость» и «эффективность» налоговой системы именно за счет введения «плоского» подо*ходного налога и регрессивной шкалы обложения зарплат со стороны социального налога. «Плоскую» шкалу НДФЛ считает «большим благом» для России и ГУ ВШЭ.

Между тем давно доказано, что наличие «плоской» шкалы и регрессии социальных налогов при большом социальном расслоении населения исключает возможность экономического развития.
Рекомендациями ИЭПП, ГУ ВШЭ и других приближенных структур руководствуется Минфин, а их плоды пожинает наша страна. Вместе с тем, ученые-экономисты Российской Академии наук и многие независимые эксперты (например, Л.И. Абалкин, С.Ю. Глазьев, В.А. Кашин, А.Б. Паскачев, Д.Р. Белоусов и др.) высказывают другие мнения. Но правительство остается верным своему однажды выбранному курсу – курсу, многократно проверенному на его несовместимость с целями модернизации России и повышения благосостояния основной массы населения.

Российская система налогообложения в целом никуда не годится. Но одно ее достоинство не вызывает сомнений: нали*чие огромных резервов совершенствования. Это – наше конкурентное преимущество перед развитыми странами.

России нужна современная налоговая система. Такая система должна и может быть разработана. И поручить разработку надо тем, кто знает, что и как надо делать, и свои идеи может вразумительно обосновать и объяснить.
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 26.04.2014, 06:38
Аватар для Адам Смит
Адам Смит Адам Смит вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 31
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Адам Смит на пути к лучшему
По умолчанию Налоговая политика. Владимир Мау

http://www.spravedlivo-online.ru/com...log=vcevperedi

Налоговая политика. Владимир Мау: «Если говорить о соотношении прямых и косвенных налогов, конечно, эта проблема есть, за это часто нашу налоговую систему критикуют»; "Государство не должно обманывать…»;

Александр Виноградный13.01.2011 15:08:58Среда, 12.01.2011

Цитата

Программа «Кредит доверия» вас приветствует. В студии Константин Похмелов, Николай Котов – за режиссерским пультом. Как обычно по средам – и это хорошая традиция, – сегодня в качестве эксперта у нас выступает Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика».

К. ПОХМЕЛОВ: 23 часа и 7 минут в российской столице. Добрый вечер. Программа «Кредит доверия» вас приветствует. В студии Константин Похмелов, Николай Котов – за режиссерским пультом. Как обычно по средам – и это хорошая традиция, – сегодня в качестве эксперта у нас выступает Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства и государственной службы при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика»...

Пишет нам фермер Александр из Моздока: «Рос¬сий¬ская си¬с¬тема на¬лого¬об¬ложе¬ния в це¬лом ни¬ку¬да не го¬дит¬ся. Частными проблемами налогообложения занимаются несколько организаций экономического профиля – Высшая школа экономики и другие. Они критикуют правительство, но в целом не только поддерживают его налоговую политику, но и формируют ее. Справедливая критика, не так ли? От себя добавлю: нигде в мире нет такого перекоса в соотношении прямых и косвенных налогов в сторону последних. Большая часть налогов переложена в цены».

В. МАУ: Немного сумбурный вопрос, но база его справедлива. Во-первых, я бы не согласился, что у нас плохая система налогообложения. У нас, в общем, неплохая система налогообложения. До последнего времени была не очень тяжелая. И это было одно из важнейших достижений экономических реформ первого срока президентства Владимира Путина. Тогда, если вы помните, в 2000-2001 году был принят ряд очень важных налоговых решений, особенно по налогу на доходы физических лиц, по подоходному налогу и по налогу на прибыль, что снизило налоги, с одной стороны, и дало существенный толчок в росте бюджетных доходов, с другой стороны.

Консультированием правительства в области налогов занимаются несколько организаций. Прежде всего, я бы сказал, что это Институт экономической политики имени Гайдара, который глубоко и много работал на протяжении последних 20 лет в области налогообложения. Именно там еще в 99 году было сформулировано предложение о плоской шкале подоходного налога, т.е. уйти от налога от 12% до 35% в зависимости от дохода, который всё равно не собирался, к плоской ставке в 13%, что дало колоссальный эффект, с точки зрения собираемости налогов, упростило налогообложение и так далее.

Кстати, когда это разрабатывалось, в 1998-99 гг. сам Егор Тимурович считал, что страна созреет к этому лет через 8-10. А выяснилось, что через год это оказалось востребованным – уже в 2000 году парламент принял это решение, еще через полгода – о снижении ставки налога на прибыль с отменой льгот. В Высшей школе экономики есть работы на эту тему. Я не знаю, критикуют, не критикуют.

Конечно, идеальной системы налогообложения не бывает. Есть сторонники отказа от НДС (налога на добавленную стоимость) и перехода к налогу с продаж. Есть плюсы и минусы в каждой из этих систем. Сейчас, например, довольно серьезно критикуется повышение социальных отчислений. Кстати, регрессивный социальный налог, снижение до 26%, и регрессивный, т.е. чем больше фонд зарплаты, тем меньше отчисления, – это тоже детище Института Гайдара, которое тоже было очень важным элементом современной налоговой системы.

Сейчас многие критикуют повышение социального налога, т.е. налогообложения труда. Кстати, это вроде бы идет в противовес той критике, которая была в конце вопроса, что у нас довольно много косвенных вопросов. Это как бы усиление роли прямого налога. Хотя это, конечно, очень тяжелый выбор правительства. Критикуют, потому что чем более трудоемкое производство, тем там больше возникает налогов, а чем более оно сырьевое, тем меньше они платят налог.

С другой стороны, мы понимаем, что это рост налогообложения, связанный с кризисом пенсионной системы. Т.е. это не просто «давайте соберем больше отчислений в бюджет», это «давайте соберем больше отчислений в пенсионный фонд». И с этим тоже трудно спорить. Потому что реально мы не раз в этой передаче говорили, что, конечно, пенсионная проблема, она не чисто фискальная, она не только о том, где взять деньги, но и как вообще формировать пенсионный фонд, какая роль должна быть личной инициативы, какая роль государства, в какой мере пенсия – это дело государства, а в какой – личной, жизненной стратегии каждого человека. Это отдельная тема. Но вот в этой области многие эксперты, конечно, критикуют повышение налогообложения, которое произошло за последнее время.

Если говорить о соотношении прямых и косвенных налогов, конечно, эта проблема есть, за это часто нашу налоговую систему критикуют. Я считаю, что налоговая система должна быть администрируемая. Плохо, когда налоговая система правильная, а налоги не собираются. Казалось бы, наша прогрессивная шкала подоходного налога, когда у нас было от 12 до 35%, она была правильная: богатые платят больше, бедные – меньше. Но собирали мы 13%. И когда мы перешли к плоской шкале 13% – ставка, которую мы стали собирать, совпала с тем, что реально общество платило, – выяснилось, что общество готово платить больше, что по этой ставке общество готово платить больше.

Плюс мы же резко упростили администрирование. В ситуации налоговой шкалы все должны были так или иначе общаться с налоговыми органами, особенно кто получал много зарплат, заполнять декларации. Если они этого не делали, они были налоговыми нарушителями, вплоть до уголовного наказания.

«Читать полностью
http://www.echo.msk.ru/programs/credi...nt-2860666
==========================================
Комментарии к передаче:

Цитата
«Если говорить о соотношении прямых и косвенных налогов, конечно, эта проблема есть, за это часто нашу налоговую систему критикуют»; Можно обсуждать справедливо или нет, но опять – по какому критерию. Государство не должно обманывать…»; «… не будем довод (#)
Мау: «Государство не должно обманывать».

[I]Сказано, верно. Но это слова. А как у нас с делами в налоговой сфере?

Посмотрим. Например сюда - "ИЗВЕСТИЯ"
«Как не остаться овцой»

Цитата«Могут ли налоги быть справедливыми - вопрос скорее не экономический, а философский. Вот только отечественным садоводам и огородникам, получившим квитанции на оплату земельного налога за прошлый год, вовсе не до философии. Когда растет квартплата и дорожают продукты, люди ругают правительство и депутатов, но скрепя сердце платят. Потому как цены ползут неукратимо, но хоть медленно. Медленно - в моем понимании - где-то в районе уровня инфляции, но уж во всяком случае, не в разы. А вот земельный налог зараз скакнул в среднем в 10 раз!...»

далее на http://www.izvestia.ru/comment/article3150327/

В России в настоящее время основным источником поступлений в бюджет являются косвенные налоги.

Цитата: При формировании налоговой системы большое значение имеет определение оптимального соотношения между прямыми и косвенными налогами. В России, в настоящее время, основным источником поступлений в бюджет являются косвенные налоги. http://img.rg.ru/img/content/21/04/01/tabl2.jpg . В отличии от прямых, косвенные налоги падая большей частью на предметы общераспространенные, потребление которых не находится в прямом соответствии с имущественною состоятельностью потребителей, ложатся особенно тяжело на бедные классы населения и нередко оказываются обратно пропорциональными к средствам плательщиков.


Цитата- Г-н Ананьев, председатель комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению Ananiev@council.gov.ru, считает, что: "С учетом сверхпозитивной конъюнктуры цен надо продавать как можно больше своих ресурсов..."

http://council.gov.ru/kom_home/kom_fi...m1184.html

То есть, г-н Ананьев считает, вполне естественным и нормальным, неравномерность в распределении налогового бремени среди населения России, когда основным плательщиком налогов является неимущая часть населения, прежде всего из-за переложения налогов http://dit.perm.ru/articles/nalog/data/030307.htm http://img.rg.ru/img/content/21/04/01/tabl2.jpg

Большинство людей просто не знают истинной причины свалившихся на них трудностей. Многие считают, что рост цен на ВСЕ и вся, дело рук ненасытных производителей конечной продукции и власти это заблуждение всеми силами поддерживают. Теория, что цены растут из-за роста тарифов естественных монополий, с которыми мужественно борется власть, по большому счету ложь. В цене любого товара, более 60% косвенных налогов + прямые. То, что производители товаров и услуг к росту цен непричастны, свидетельствуют незначительные поступления в бюджет от налога на прибыль, которой, у большинства производителей, практически нет.
Кстати, в благоприятном для экономики России году, налог на прибыль приносил в бюджет всего 9% денег.http://img.rg.ru/img/content/21/04/01/tabl2.jpg . О том, как эти деньги использовались и используются изложено здесь http://vitaly-nasennik.livejournal.com/1853.html

Где тут, эта самая, СПРАВЕДЛИВОСТЬ?

- ЭХО: БЫЧКОВА: 23-09 в Москве.
ЦитатаУ микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. Итак, в программе «Кредит доверия» у нас сегодня Андрей Нечаев – президент банка «Российская финансовая корпорация». Добрый вечер.

...Фермер Виноградный пишет на сайт: «Произошло два знаменательных события. Россия на пороге вступления в ВТО и Госдума приняла в третьем, окончательном чтении федеральный бюджет на 2011 год и плановый период 2012 и 2013 годов. Основным источником наполнения этого бюджета являются косвенные налоги, они же налоги на расходы: НДС, НДПИ, пошлины, в том числе экспортные пошлины на углеводороды (нефть и газ). Как отразится на налоговой политике России предстоящее вступление в ВТО?» Она, конечно, стоит на пороге ВТО, но давно она уже там стоит.

А. НЕЧАЕВ: Я бы сделал два маленьких замечания к этому вопросу. Надеюсь, что уважаемый г-н Виноградный на меня за это сетовать не будет. Во-первых, Россия стоит на пороге ВТО уже лет 15. В 1996 году мы вплотную приступили к переговорам по ВТО. На моей памяти раза 3-4 говорили, что мы не просто приближаемся, а вот мы уже занесли ногу и вот-вот этот порог переступим. Но каждый раз что-то нам мешало. Я, в принципе, за вступление в ВТО, не на любых условиях, но далеко не разделяю оптимизм тех людей, которые уверены, что прямо…

О. БЫЧКОВА: Будем нам счастье сразу…

дале на http://www.spravedlivo-online.ru/blog...st_id=9414
http://www.spravedlivo-online.ru/blog...vcevperedi

Для тех, кого заинтересовало. «Oткрытый рынок идей и предложений
по модернизации» http://www.zamodern.ru/material/byuser/631
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 26.04.2014, 06:43
Аватар для Томас Мальтус
Томас Мальтус Томас Мальтус вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 25
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Томас Мальтус на пути к лучшему
По умолчанию С.Ю. ВИТТЕ И НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ

http://dit.perm.ru/articles/nalog/data/030307.htm

Финансы, №10 - 1999г.

С.Ю. ВИТТЕ И НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ
(В.Г. Князев, доктор экономических наук, профессор)

В год 150-летия со дня рождения С.Ю. Витте во многих публикациях и научных конференциях отмечались многие грани его экономических воззрений, а также практические результаты от их внедрения в реалии хозяйственной жизни. При этом вполне обоснованно много внимания уделялось подготовке и проведению денежной реформы, установлению государственной монополии на спиртные напитки, развитию железнодорожного транспорта. На наш взгляд, незаслуженно в тени оказались его взгляды и идеи в области налогов, налоговой политики. Очевидно, что без четкой, хорошо продуманной налоговой политики не удалось бы осуществить денежной реформы, обеспечить устойчивое развитие народного хозяйства.

Наиболее полно и систематизированно взгляды С.Ю.Витте на развитие налогов отражены в "Конспекте лекций о народном и государственном хозяйстве".

Налоги рассматриваются им как главный источник государственных доходов. В теории налогов С.Ю. Витте красной нитью проходит идея государственности налоговой системы. Под налогами он понимал установленные законом обязательные денежные взносы населения на удовлетворение гocyдарственных нужд. Ключевыми в данном определении являются следующие позиции: налоги должны бьггь законодательно обоснованы, налоги - это денежные взносы, и налоги должны идти на удовлетворение государственных нужд. Увы, в нынешней российской действительности нередки случаи, когда налоги вводятся в обход действующего законодательства, особенно на региональном уровне. Налог иногда отходит от своей классической денежной основы (бартер, зачеты и т.п.). И, наконец, собранные с большим трудом налоги не всегда рационально используются, отдельные затраты трудно вписываются в "государственные нужды ".

Вместе с тем, правом устанавливать налоги государство должно пользоваться очень разумно и осторожно, в противном случае высокое налоговое бремя может стать тормозом развития производства, привести к обнищанию населения. Не потерял актуальности вывод С.Ю. Витте о том, что "государство, обладая правом отчуждать в свою пользу посредством налогов некоторую долю имущества частных лиц, должно руководствоваться в своей налоговой политике определенными этическими и экономическими началами, в противном случае отягощая население несправедливыми и непосильными сборами, оно подрывало бы самый смысл и разумное основание своего существования."

И в нынешних условиях важнейшей задачей является обоснование налоговой политики, соответствующей объективным экономическим и социальным условиям. Бесконечные поправки в налоговое законодательство, изменение налоговых ставок, механизма их изъятия серьезно подорвали доверие налогоплательщиков. Даже принятие Налогового кодекса РФ не привело к стабильности налоговой системы, да и сам он в первый же год подвергся значительным изменениям. Думается, что анализ и осмысление исторического опыта России может оказаться полезным и в нынешних условиях.

К сожалению, нынешняя налоговая система по уровню тяжести налогового бремени далека от совершенства. Попытки сравнить ее с зарубежными показателями некорректны, так как слишком велико различие в уровнях доходов населения. Попытки перевода налогового пресса на население в условиях низких доходов могут привести к массовому ухудшению уровня жизни, усилению социальной напряженности.

С.Ю. Витте был последователем представителей классической экономической теории и прежде всего А. Смита. Поддерживая основополагающие положения налогообложения, - всеобщность, равномерность, удешевление издержек взимания налогов, взимание их в наиболее удобное время для налогоплательщиков, - обоснованные А. Смитом, он развил их и обосновал новые важные принципы, с учетом экономических реалий времени, отмечал, что налоговая система должна отличаться продуктивностью и эластичностью, то есть быть способной доставить государству значительные и притом неизменно прогрессирующие ресурсы. Именно налоговая система, удовлетворяющая этим требованиям, способна обеспечить ресурсами постоянно растущие государственные потребности. Важно отметить, что идеальной налоговой системы нет, и можно вести речь лишь о том, как налоговая система приближается к удовлетворению этих требований.

Не потеряли актуальности рассуждения С.Ю. Витте по общим проблемам теории обложения. В частности, рассматривая объект или источник налога, он подчеркивал, что капитальная часть имущества должна быть по возможности освобождаема от обложения, так как всякий ущерб в размерах капитала ослабляет производительную деятельность страны. Покрывать государственные расходы из народного капитала было бы равносильно тому, как если бы частное лицо, не удовлетворясь полученным доходом, стало бы растрачивать свое имущество. Таким образом, объектом или источником налога должен служить преимущественно народный доход". При этом надо подчеркнуть, что он имел в виду не просто доход, а исключительно чистый доход.

С.Ю. Витте был сторонником прогрессивного налогообложения, остро критиковал пропорциональное обложение личных доходов за несправедливое неравномерное обложение. Подчеркивал, что обременение налогом неимущей части населения ведет часто к накоплению недоимки, которая и служит показателем неудовлетворительности оснований налоговой системы или способов ее применения.

В качестве преимуществ прогрессивного обложения выделял большую продуктивность налоговой системы, достигаемую без обременения несостоятельной части населения, а также то, что крупные доходы и имущества обладают "прогрессивною экономическою силою накопления богатства"".

Вопросы выбора пропорциональных или прогрессивных налогов все еще имеют актуальность. И в настоящее время отдельные авторы предлагают установить единый подоходный налог, забывая азбучные основы теории налогов.

Серьезное внимание С.Ю. Витте уделял проблемам переложения налогов. Подчеркивал, что и самая совершенная налоговая система не обеспечивает полной равномерности в распределении налогового бремени среди населения, прежде всего из-за переложения налогов. Из-за борьбы экономических интересов каждый участник воспроизводства стремится переложить часть лежащего на нем налогового бремени на других лиц, находящихся с ним в экономической связи. Таким образом, налоговое бремя ложится на конечного потребителя товара. Следовательно, необходимо учитывать изменения цен в процессе продвижения товара от изготовителя к потребителю.

При формировании налоговой системы большое значение имеет определение оптимального соотношения между прямыми и косвенными налогами. С.Ю. Витте скрупулезно анализировал преимущества и недостатки прямых и косвенных налогов. В пользу прямых налогов он выделял их большую равномерность по сравнению с косвенными. Прямые налоги в большей степени соразмеряются с платежной способностью граждан. В отличии от прямых, косвенные налоги падая большей частью на предметы общераспространенные, потребление которых не находится в прямом соответствии с имущественною состоятельностью потребителей, ложатся особенно тяжело на бедные классы населения и нередко оказываются обратно пропорциональными к средствам плательщиков. Кроме того, взимание прямых налогов не требует сложной организации по контролю за производством, сбытом и потреблением товаров, как это имеет место при взимании косвенных налогов, и, следовательно, требует меньших затрат. В бюджетном отношении преимущество прямых налогов состоит в том, что они обеспечивают большую определенность и устойчивость бюджета. Поступления прямых налогов отличаются также большей регулярностью, нежели косвенных налогов, так как они взимаются с заранее оцененных имущества и доходов, в то время как косвенные связаны с потреблением, размеры которого зависят от многих факторов, подвержены значительным колебаниям.

Следует отметить, что в нынешних условиях делаются попытки усилить крен в сторону косвенных налогов, прежде всего за счет удержания высоких ставок налога на добавленную стоимость, повышения акцизов, введения налога с продаж. Не умаляя роли и значения косвенных налогов в доходах бюджета следует отметить, что ставки налогов на потребление достигли верхнего предела, выше которого ставки могут стать запретительными, приводить к резкому снижению уровня жизни, стимулировать поиск путей обхода налогов.

Вместе с тем он подчеркивал важные преимущества косвенных налогов, а именно их продуктивность. Это во многом объясняется быстрым ростом потребления. При росте благосостояния, увеличении численности населения без изменения ставок налога можно обеспечить постоянный рост доходов. Следующее преимущество косвенных налогов, на которое обращает внимание С.Ю. Витте - возможность регулирования потребления: "Повышая размер налога и тем удорожая тот или иной продукт, государственная власть может влиять на уменьшение размеров его потребления в видах, например, народного здравия, общественной нравственности и т.п., как это имеет место в отношении спиртных напитков". Он отмечал также возможность регулирования отраслей промышленности при помощи изменения ставок таможенных пошлин.

К недостаткам косвенного обложения относил увеличение оборотных средств за счет роста цен под влиянием косвенных налогов и, следовательно, отвлечение капиталов от других производств. Косвенные налоги оказывают негативное влияние на качество питания населения. особо обращал внимание на цепь посредников, из которых каждый возмещает уплаченный авансом налог с известною надбавкой в свою пользу, что способствует росту цен. Главным недостатком косвенных налогов считал их неравномерность и обременительность для малоимущих классов: "Тягость косвенных налогов обратно пропорциональна размеру дохода: чем меньше доход, тем большую часть его отбирают косвенные налоги. Тяжесть косвенного обложения естественно увеличивается с возрастанием числа членов семьи, в которой плательщиком за многих является один работник". К сожалению, отмечаемый С.Ю. Витте социальный аспект практически не учитывается в современной налоговой политике. Об этом свидетельствует все более усиливающийся налоговый пресс на население, сопровождаемый ростом цен.

Проанализировав преимущества и недостатки прямого и косвенного налогообложения, С.Ю. Витте делает правомерный вывод о том, что финансовая система, базирующаяся только на одном виде налогов бесперспективна, не может удовлетворять предъявляемым требованиям. Подчеркивает, что "лишь сочетанием прямых и косвенных налогов может быть создана более или менее удовлетворительная система обложения, которая способна не отягчая особенно налогоплательщиков, не подрывая благосостояния массы населения и не препятствуя экономическому развитию страны, доставлять государству достаточные средства для покрытия его потребностей".

Необходимо подчеркнуть, что соотношение прямых и косвенных налогов значительно различается по отдельным странам и в разные периоды времени. На структуру налоговых поступлений серьезное влияние оказывает экономическая ситуация, уровень доходов населения, инфляция, цели, которые ставит та или иная страна на каком-то конкретном этапе развития. Значительные изменения претерпело соотношение между прямыми и косвенными налогами в России. Так если сто лет назад доля прямых налогов в структуре доходов бюджета составляла всего лишь 16%, то сейчас она существенно возросла. Например, в 1.998 г. удельный вес в консолидированный бюджет только налога на прибыль и подоходного налога составил 31,4%.

Если говорить о тенденции изменения в структуре налогов в экономически развитых странах, то имеет место ярко выраженная тенденция повышения доли косвенных налогов, прежде всего за счет введения налога на добавленную стоимость и повышения его ставок.

В рассматриваемой работе, С.Ю. Витте дал скрупулезный анализ действовавших в тот период налогов. Не перечисляя всех налогов, остановимся лишь на представленном анализе отдельных из них, которые имеют актуальность для наших дней. Серьезное внимание было уделено в его анализе поземельному налогу. Важно отметить, что при рассмотрении этого налога большое внимание было уделено роли земельного кадастра для правильного установления ставок налога Земельный кадастр позволяет определить доходность земли, без которой невозможно установить налоги, позволяющие и бюджет обеспечить постоянными поступлениями налогов, и создать нормальные условия хозяйствования. Следовало бы в нынешних условиях использовать исторический опыт, который был накоплен в предшествующие годы.

Определенный интерес и для нынешней теории и практики налогообложения имеет промысловый налог. Промысловый налог - это налог на предпринимательскую прибыль, в который сливаются прибыль от капитала и прибыль от личной деятельности предпринимателя. С.Ю. Витте отмечал сложности, которые возникают при определении доходности предприятия. Он отмечал, что решить эту проблему можно двумя путями - либо на основании точных сведений о действительном доходе, или по внешним признакам, указывающим на размер доходности. Первый применим к предприятиям, которые обязаны представлять публичную отчетность (акционерные общества, паевые товарищества и т.п.). В других случаях учитывают внешние признаки, такие как количество работников, число машин, площади помещений, объемы перерабатываемого сырья, примерные размеры затраченного капитала и т.п. Кроме этого учитывались также условия сбыта При этом различали промыслы рассчитанные на местные нужды, от предприятий, действующих в густонаселенных и оживленных торговых пунктах, от предприятий, занятых в глухих местах.

С.Ю. Витте был сторонником подоходного налога. Выделял два вида подоходного налога: общеподоходный налог, объектом которого является весь совокупный доход данного лица, вне зависимости от источников, специальные подоходные налоги, падающие на отдельные виды доходов (доход от земли, денежных капиталов, промыслов и т.п.).

Главное достоинство общеподоходного налога видел в том, что при правильной организации он более чем какой-либо другой налог может удовлетворить основным требованиям, которые предъявляются к налогу - общности, равномерности, прогрессивности, справедливости обложения. Считал, что "подоходный налог отвечает принципу общности, так как к платежу его привлекаются все граждане, получающие определенный доход, независимо от вида имущества, занятия или промысла их". Наряду с достоинствами выделял и его недостатки. Основной из них - сложность определения чистого дохода частных лиц.

Из специальных подоходных налогов особое внимание уделял налогу на денежные капиталы. Обложение ссудного капитала было введено в России в 1885 г. и установлено для доходов от разного рода процентных бумаг и вкладов в банковских учреждениях. Ставка налога была установлена в 5% от суммы купонов процентных бумаг, или 5% при заключении периодических счетов по вкладам. Были установлены льготы по налогу. Так, освобождались от налога ценные бумаги по решениям Правительства, вклады в сберегательных кассах, ссудосберегательных товариществах и сельских банках, доходы по акциям и паям акционерных обществ и товариществ, подлежащие обложению промысловым налогом.

Особая роль, по мнению С.Ю. Витте, в налоговой системе принадлежит косвенным налогам, и прежде всего акцизам. При рассмотрении акцизов отмечал, что при выборе объектов акцизного обложения надо согласовывать интересы казны с экономическими интересами страны. С этих позиций наиболее выгодным в тот период было обложение акцизами спиртных напитков, табака, сахара, нефти и т.п. На отдельных исторических этапах в России использовались три системы акцизного обложения - откупная, государственная монополия и акцизная в прямом смысле слова.

С.Ю. Витте резко критиковал откупную систему, как наиболее невыгодную для казны и наиболее вредную для населения. Рассматривая монопольную систему отмечал ее недостатки, и прежде всего развитие частного предпринимательства. Вместе с тем подчеркивал, что она имеет преимущества при налогообложении продуктов более или менее вредных для населения. В частности выделял такие преимущества, как высокая эффективность налогообложения, государственное воздействие на характер и размеры потребления, возможность обеспечить производство высококачественных продуктов. Подчеркивал, что "борьба с пьянством возможна лишь при устранении частного интереса в питейной торговле, и это служит немаловажным доводом к предпочтению правительственной монополии другим формам обложения спиртных напитков". По остальным товарам считал, что необходимо использовать акцизы в их классическом виде.

Акцизная система состояла из нескольких отдельных налогов. Во-первых, взимался собственно акциз (спирт и спиртные напитки). Во- вторых, взимались особые сборы за переделку спирта в водочные изделия (разного рода водки, наливки и т.п.). В-третьих, патентный сбор, который уплачивали винокуренные и водочные заводы.

Начиная с 1893 г. постепенно вводилась питейная монополия, согласно Положению о казенной продаже потей оптовая и розничная продажа спирта, хлебного вина и водочных изделий составляли исключительное право казны и производились из принадлежащих казне заведений, складов и винных лавок Действие питейной монополии не распространялось на продажу виноградных вин, пива, портера, меда и браги. Кроме механизма реализации спиртных напитков питейная монополия предписывала и жесткие требования по качеству напитков. Так, вся водка, поступавшая в продажу, должна была быть приготовлена из ректифицированного спирта, подвергнута холодной очистке через уголь и иметь крепость не ниже 40 градусов.

Как особо подчеркивал С.Ю. Витте, результаты питейной монополии оказались "благоприятными как с точки зрения финансовой, так и с точки зрения народного хозяйства, народного здравия и общественной нравственности".

Краткий анализ теоретически воззрений С.Ю. Витте в области налогов и налогообложения, практическая реализация отдельных налоговых нововведений позволяют сделать вывод о том, что многие из них не потеряли своей актуальности и в наше время. Изучение, осмысление и практическое использование отдельных аспектов реформаторских идей С.Ю. Витте представляется актуальным и в наши дни.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 26.04.2014, 07:01
Аватар для Егор Гайдар
Егор Гайдар Егор Гайдар вне форума
Новичок
 
Регистрация: 26.04.2014
Сообщений: 2
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Егор Гайдар на пути к лучшему
По умолчанию Головокружение от успехов

http://www.ng.ru/ideas/2008-09-09/14_success.html
09.09.2008

доктор экономических наук, директор Института экономики переходного периода.

Сегодня публике будет представлена новая книга Егора Гайдара и Анатолия Чубайса «Экономические записки» (М.: РОССПЭН, 2008), в которую вошли материалы по ряду актуальных проблем экономико-политического курса России. С любезного разрешения пресс-службы Института экономики переходного периода мы предлагаем вниманию читателей – с небольшими сокращениями – одну из ключевых глав книги.

Головокружение от успехов Рис. 1
Источники: Минфин РФ (рис.1–3), Росстат (рис. 4)

Один из ключевых вопросов, обсуждаемых сегодня в экспертном сообществе, во властных кругах, – сроки и масштабы снижения ставки налога на добавленную стоимость. Вопрос серьезный. Речь идет о налоге, являющемся важнейшим источником средств федерального бюджета. При обсуждении изменения его базовой ставки с 18 до 12–13% надо понимать, что дело не в частностях. Речь идет о важнейших вопросах, касающихся перспектив финансового положения России. И В.В.Путин, и Д.А.Медведев высказались в пользу унификации и максимально возможного снижения ставки налога на добавленную стоимость.

В советские времена этого было бы достаточно для того, чтобы вопрос был закрыт. Но даже с учетом всего, что произошло в политической системе России в последние годы, мы еще далеки от такого положения вещей. Позволю себе высказать мнение по этому вопросу, отличное от мнения руководства страны.

Об истоках идеи. Налоговая реформа, проведенная в 2000–2002 годах в России, была успешной. Значительно снизить ставки налогообложения, упростить налоговую систему, сделать ее более нейтральной в финансовом отношении и при этом добиться существенного роста поступлений в бюджет (а именно это и произошло) – мечта любого, кто причастен к выработке экономической политики. Предельная ставка налога на доходы физических лиц была снижена с 30 до 13%, налога на прибыль – с 35 до 24%, система налогообложения доходов от использования природных ресурсов упрощена и унифицирована, круг льгот по этим налогам сокращен. Подчеркну еще раз: налоговые поступления выросли (рис. 1, 2).

Контуры налоговой реформы были намечены в 1997 году, в процессе работы над программой второго срока президентства Б.Н.Ельцина. Тогда из-за противодействия парламентского большинства воплотить их в жизнь не удалось.

В 2000 году сложилась иная ситуация. К моменту избрания нового президента налоговая реформа представляла собой проработанную, просчитанную, воплощенную в тексты поправок к законам систему мер. Президент налоговую реформу поддержал. После формирования правительства соответствующие документы были внесены в Государственную Думу, в течение двух месяцев законодательные новации были приняты обеими палатами парламента и подписаны В.В.Путиным.

Основой успеха реформы 2000–2002 годов стал анализ накопленного опыта функционирования налоговой системы в постсоциалистических экономиках. В 1991 году, когда после краха советской экономики надо было формировать налоговую систему, данных для подобного анализа еще не было. Создание системы налогообложения, пригодной для условий, в которых страна не жила в течение многих десятилетий, – занятие небезынтересное, но опасное. В те годы оставался один выход – взять за образец систему налогообложения наиболее развитых стран, выработать на основе этого опыта собственную модель и попытаться ее выстроить. Это и было сделано в 1991–1992 годах. Тогда в России ввели налог на добавленную стоимость, взносы во внебюджетные социальные фонды, изменили способы построения налога на прибыль, подоходного налога.

Сформированная налоговая система во многом напоминала налоговые системы стран континентальной Западной Европы.

Налоговая система – это не только тексты налоговых законов, но и сложившаяся практика отношения к налогам властей и населения. Западноевропейская налоговая система выросла из самообложения налогоплательщиков. В ее основе – представление тех, кто платит налоги, о том, как финансировать потребности государства, которые налогоплательщики считают насущными. Уплата налогов, как правило, почитается делом чести, а уклонение от них во многом приравнивается к воровству.

В России, где налоговые традиции восходят не к самообложению, а к татарской дани с круговой порукой, попытки построить подобную налоговую систему, наряду с некоторыми положительными результатами, приводили к массовому уклонению от уплаты налогов, к неконкурентоспособности тех предприятий, которые соблюдали налоговое законодательство и не пользовались налоговыми лазейками, к коррупции в государственном аппарате, к низким бюджетным доходам при высоких ставках налогов. В этом истоки ключевых элементов логики реформы 2000–2002 годов: ограничение налоговых льгот, унификация режима налогообложения, снижение налоговых ставок.

Показательна история с реформой налогов, связанных с добычей полезных ископаемых. В 2001 году обсуждались предложения, суть которых заключалась в том, чтобы опереться на опыт наиболее развитых стран и учесть как минимум шесть коэффициентов, характеризующих условия добычи на нефтяных месторождениях. Однако был выбран максимально простой вариант, при котором объемы налоговых обязательств определяются двумя параметрами: объемом добычи и мировыми ценами на нефть. Ключевым аргументом, определившим принятое решение, было отсутствие уверенности в том, что когда речь идет о миллиардах долларов, то показатели, влияющие на объем налоговых обязательств в российской действительности, нельзя купить за деньги. Выбор был сделан в пользу простой и некоррупциогенной системы, максимизирующей доходы бюджета, обеспечивающей их предсказуемость, а также минимизирующей возможности извлечения административной ренты. Результаты не заставили себя ждать (рис. 3).

Эта система, удобная для бюджета, не пользовалась популярностью ни у большинства нефтяных компаний, ни у государственных чиновников. Она перекрывала каналы масштабного воровства. Атаки на нее начались еще до того, как она была введена в действие.

В 2006 году правительство ввело корректировочные коэффициенты. По странному стечению обстоятельств, на фоне продолжающегося роста цен на нефть поступления по этому налогу в долях ВВП начали сокращаться. Впрочем, на это повлияли и иные факторы, не связанные с налогообложением отрасли (рис. 4).

Были и другие отступления от логики налоговой реформы 2000–2002 годов: в отдельных случаях вводились специальные режимы налогообложения, восстанавливались налоговые льготы. Но все же речь шла о частностях. Каркас сформированной налоговой системы сохраняется и по нынешний день. Это обеспечивает финансовую устойчивость экономики страны.

Итоги российской налоговой реформы – предмет пристального внимания тех, кто занимается государственными финансами в мире. Плоский подоходный налог, аналогичный российскому, затем ввели Словакия, Украина, Румыния, Казахстан и многие другие страны. Вопрос о целесообразности его принятия обсуждался в ходе предвыборной борьбы в Словении, Польше, Германии.

Скептически отнеслись к российской налоговой реформе специалисты, работающие в Международном валютном фонде. Суть их аргументов, отрицающих ее влияние на рост налоговых доходов, можно сформулировать следующим образом: нельзя исключить того, что рост доли поступлений по подоходному налогу в валовом внутреннем продукте был обусловлен не изменениями в налоговой системе, а какими-либо другими факторами. Исключить возможность чего-либо в социальных науках вообще непросто. Но и допустить, что быстрый рост поступлений от подоходного налога, случившийся именно после преобразований в налоговой системе, никак с ним не связан, сложно.

Можно понять мотивы озабоченности коллег, работающих в Международном валютном фонде. Они справедливо опасались, что успех российской налоговой реформы можно будет использовать для доказательства весьма спорного тезиса о том, что снижение налоговых ставок всегда и автоматически повышает собираемость налогов.

То, что ставки налогов влияют на уровень их собираемости, известно по меньшей мере со времен Адама Смита. Но то, в какой степени это относится к данной стране и к данному налогу, какими могут быть временные лаги между снижением ставки и ростом собираемости, экономисты определять пока не научились.

В среде тех, кто занимается государственными финансами, принято считать, что при выработке преобразований в налоговой системе лучше принять гипотезу, согласно которой рост собираемости будет нулевым, а дисциплина налогоплательщиков от ставки налога не зависит. В реальной жизни так бывает не всегда. И российская налоговая реформа – наглядное тому подтверждение. Те, кто разрабатывал ее основные положения, надеялись, что рост собираемости станет реальностью. Но они никогда не позволяли себе включать эту гипотезу в расчеты последствий намеченных преобразований.

Бюджетный процесс асимметричен. Потратить дополнительные доходы несложно. Отказаться от принятых обязательств трудно. Но у налоговых инноваций, построенных на незамысловатой идее – снизить ставку налога и положиться на то, что рост собираемости гарантирован, есть одно преимущество: они нравятся публичным политикам.

До 1970-х годов в странах – лидерах современного экономического роста идея, что можно предлагать принятие расходных обязательств и при этом не указывать, за счет каких источников они финансируются, снижать налоги, не объяснив, какие расходы государства придется ограничить, в сообществе людей, отвечающих за государственные финансы, воспринималась как малоприличная.

Бюджетный кризис 1970–1980-х годов, связанный с экспансией государственных расходов, когда уровень налогообложения стал фактором, тормозящим экономический рост, и расширение практики уклонения от уплаты налогов сделали популярной идею налоговых реформ, базирующихся на ошибочном представлении, что известная кривая Лаффера действительна для любого конкретного налога, конкретной страны и конкретной ситуации. (Кривая Лаффера – кривая, характеризующая зависимость объема государственных доходов от среднего уровня налоговых ставок в стране. Кривая иллюстрирует наличие оптимального уровня налогообложения, при котором государственные доходы достигают своего максимума.) Когда политику, сталкивающемуся одновременно с невозможностью повышения налогов и с заданностью роста государственных расходов, говорят, что из этой ситуации есть простой выход – снизить налоговые ставки, после чего налоговые поступления сами собой возрастут, – от такого предложения трудно отказаться. Однако за веру в то, что подобные авантюры безопасны, можно дорого заплатить. К сожалению, платить приходится не только политикам и экспертам, предлагающим подобные решения.

Я знал о существовании риска такой интерпретации успеха преобразований в России начала 2000-х годов, о том, что его могут использовать для доказательства тезиса о гарантированном росте собираемости налогов в результате снижения налоговых ставок. Однако не мог предположить, что это окажется в нашей стране реальностью столь быстро.

Почти сразу после того, как рост доходов в результате налоговой реформы стал очевидным, началось обсуждение шагов по дальнейшему снижению налога на добавленную стоимость и единого социального налога. Вопрос о сокращении государственных расходов, на которое придется пойти, чтобы сделать эту меру финансово нейтральной, не угрожающей стабильности государственного бюджета, почти не обсуждался. То, что снижение ставок приведет к росту собираемости, принимали за аксиому.

Решения о снижении ставок НДС с 20 до 18% и базовой ставки ЕСН с 35,6 до 26% были приняты соответственно 7 июля 2003 года и 20 июля 2004 года. Результаты разочаровали. Собираемость не улучшилась. По обоим налогам выпавшие доходы примерно соответствовали снижению ставки налогообложения. Снижение базовой ставки ЕСН привело к дефициту Пенсионного фонда. Все это, однако, не повредило популярности идеи, что снижение налогового бремени не требует сокращения государственных обязательств. Можно понять, почему столь популярная в политическом плане идея вновь возникла в ходе избирательной кампании 2007–2008 годов.

Одними из ключевых тем экономической политики, которые обсуждались в ходе избирательной кампании, стали унификация и резкое снижение ставки налога на добавленную стоимость. Аргументы специалистов, поддерживающих резкое снижение базовой ставки налога на добавленную стоимость, включали два набора соображений.

Первый: в прошлый раз снижение НДС было недостаточно масштабным, чтобы оказать влияние на поведение налогоплательщиков. Снижение НДС с нынешних 18 до 15% не имеет смысла – налог надо снизить более радикально. В этом случае будет рост собираемости. Те, кто это утверждает, могут быть правы, а могут и ошибаться. Принимая подобное решение, надо отдавать себе отчет в том, что этого никто достоверно не знает.

Рис. 2

Между тем речь идет о вопросе, определяющем стабильность российского бюджета в долгосрочной перспективе. А в нем и так немало сложностей (табл. 1).

Если роста собираемости НДС не будет, то снижение ставки приведет к выпадению доходов федерального бюджета в размере примерно 2% ВВП (снижение поступлений по НДС при единой ставке на уровне 12%). Это намного больше, чем федеральный бюджет тратит на образование.

Суть второго набора аргументов сводится к следующему. При нынешнем уровне цен на нефть финансовое положение страны устойчиво. Снижение налоговых ставок серьезных угроз не создает. При профиците бюджета удержаться от роста бюджетных обязательств, превышающего темпы роста экономики, сложно. Это может иметь инфляционные последствия, привести к укреплению реального курса рубля, нанести ущерб развитию несырьевых отраслей. Во избежание этого лучше пойти на снижение налогового бремени.

Данная система аргументов имеет право на существование. У нее лишь один изъян: предполагается, что высокие цены на нефть гарантированы. Можно привести ряд доводов в пользу такого суждения. Это и рост энергопотребления в Индии, в Китае, и вступление многих крупных нефтяных месторождений в стадию затухающей добычи. Против этого можно выдвинуть следующие аргументы: быстрый экономический рост в Китае начался отнюдь не в 2004 году, когда цены на нефть в реальном исчислении приблизились к поздне-

брежневскому периоду; темпы роста мирового потребления нефти в последнее время не слишком высоки и могут быть покрыты ростом добычи.

Все это имело бы смысл обсуждать, если бы речь шла о рынке нефти тридцатилетней давности, когда спрос и предложение на товар – сырую нефть – практически определяли динамику цен. В последующие годы организация рынка изменилась. Все большую роль в том, что на нем происходит, играют деривативы – финансовые инструменты, связанные с ценой на нефть и нефтепродукты.

Рынок деривативов имеет длинную историю – она интересна, но оставим ее за рамками данной статьи. Для современной России важно понимать общую тенденцию: с течением времени мировой нефтяной рынок все в большей степени теряет черты товарного рынка, на котором речь идет о контрактах, предполагающих поставку товара, и превращается в финансовый рынок, где почти никто и никому нефть не поставляет, где торгуют инструментами, определяющими обязательства сторон, связанные с прогнозами динамики цен на сырье.

Сегодня рынок нефтяных фьючерсов – важнейший компонент мирового финансового рынка. Объем операций на нем многократно выше, чем операций с нефтью и нефтепродуктами на спотовом рынке, где, собственно, продают и покупают реальную нефть.

До конца 70-х годов – пока на нефтяном рынке доминировали долгосрочные контракты между производителями и покупателями, а цены на нефть были относительно стабильными и прогнозируемыми – в финансовых инструментах, позволявших снижать риски, связанные с их непредсказуемостью, не было необходимости. После кризиса 1973 года ситуация стала меняться. Колебания нефтяных цен создали проблемы и для продавцов, и для покупателей этого ресурса.

Крупные проекты, связанные с вложениями в нефтедобычу, стоят дорого. Они рассчитаны на многие годы. В них есть серьезные риски, связанные с ошибками в прогнозах геологоразведки. Когда на это накладывается непредсказуемость уровня цен на нефть, реализовать такие проекты непросто. Под них трудно собрать финансовые ресурсы. Отсюда заинтересованность нефтяных компаний в хеджировании рисков, в заключении контрактов, по которым они получат известную, сформированную на конкурентном среднесрочном рынке цену за добытую нефть. Они могут потерять часть прибыли, если реальная спотовая цена окажется выше той, по которой заключен фьючерсный контракт. Но при этом они и страхуются от убытков при неблагоприятной динамике цен, создают предсказуемую среду для ведения бизнеса.

Но если упускаешь часть выгоды, платишь за его стабильность, то кто-то должен принять на себя риски, рассчитывая получить прибыль. Это и делают спекулянты – участники рынка, которые сами нефть не производят и не покупают, а оперируют финансовыми инструментами, связанными с нефтью. (В русском языке значение этого слова содержит негативную оценку морального характера. В данном случае я употребляю его как профессиональный термин, используемый, в частности, в англоязычной литературе.) Последние для спекулянтов не отличаются от инструментов, связанных с государственными и корпоративными облигациями, акциями, недвижимостью.

То, в какой степени участие спекулянтов на рынке приводит к повышению или к снижению волатильности цен, – предмет дискуссии, которую экономисты ведут на протяжении многих лет. Суть аргументов сводится к тому, что если участники рынка ведут себя рационально, то спекулянты успокаивают рынок, если же допустить, что они не рациональны, подвержены настроениям, стадному инстинкту, – волатильность цен из-за действий спекулянтов увеличивается. (Разумеется, это упрощение. В экономической литературе последних десятилетий уделяется большое внимание «мыльным пузырям», формирующимся при рациональном поведении участников рынка.) Ответа на этот вопрос экономическая наука дать пока не способна.

Ясно, что рынок нефти ведет себя как финансовый рынок, на котором важнейшую роль играет не то, что происходит с производством, доставкой и потреблением товара, а то, как это воспринимают его участники. Многие из них не заключают контракты, которые не закрываются в течение дня, максимум – недели. Для них рассуждения о долгосрочных тенденциях развития отрасли, о том, когда мир пройдет пик нефтедобычи и как смотрятся перспективы освоения крупного месторождения нефти в Бразилии, значат немного, поскольку не помогают понять, каким будет доминирующее настроение в течение получаса после открытия NYMEX. Именно это необходимо для успешной спекуляции нефтяными деривативами.

Проблема финансовых рынков заключается в том, что на них иногда возникает эффект так называемого мыльного пузыря – резкое повышение котировок ценных бумаг, связанное с ожиданием того, что участники рынка будут, опережая друг друга, покупать ценные бумаги, надеясь на их дальнейший рост. «Мыльный пузырь» может лопнуть. Тогда участники рынка, понимая, что, чем быстрее они продадут такие ценные бумаги, тем больше заработают, их сбрасывают. И в том и в другом случае происходящее слабо связано с предложением товаров, со спросом на них, а масштабы колебания цен на финансовые обязательства могут быть велики.

Важно понимать, что происходящее на рынке нефти тесно связано с ситуацией на финансовых рынках. Увеличение спроса на нефть в 2004 году в Китае и Индии было краткосрочным и не изменило тренды мирового спроса и предложения на этот товар. Но для финансовых рынков важно то, что есть новость, на которую они реагируют.

Информация о происходящем на рынке нефти запутана, а по многим важнейшим параметрам недоступна. Например, нет информации о том, что происходит с запасами нефти и объемами нефтедобычи на крупнейших нефтяных месторождениях Персидского залива. По некоторым важным параметрам международные организации, связанные с нефтяным рынком, публикуют несовпадающие цифры.

В результате спекулянты ориентируются на набор сигналов, которые не имеют принципиального значения для долгосрочных перспектив развития отрасли. В первую очередь речь идет о еженедельных данных о запасах нефти, публикуемых Министерством энергетики США. Для тех, кто играет на рынке, важно понимать, на что будут ориентироваться коллеги, например – за какую команду в американском футболе они болеют, каким будет их настроение после ее победы в очередном матче. Если не уделять внимания таким мелочам, спекулятивной игрой на финансовых рынках лучше не заниматься.

Рис. 3

На фоне кризиса бумаг, связанных с ипотечным кредитованием, падения цен на жилье, убытков, показанных крупнейшими мировыми банками, падения курсов акций мировые финансовые рынки нестабильны. В этой ситуации участники рынка ищут «тихую гавань» – нишу финансового рынка, где можно совместить высокую доходность с надежностью. Ценные бумаги, связанные с сырьем, многим представляются привлекательными. Отсюда повышение цен фьючерсных контрактов на нефть.

Но, анализируя ситуацию на этих рынках, надо иметь в виду, что речь идет о принимаемых людьми решениях, временной диапазон которых часто не превышает одной недели. То, что предыдущие случаи замедления мирового экономического роста нередко предварялись повышением цен на сырье, но затем сопровождались их падением, их не слишком интересует.

Не надо думать, что те, кто принимает решения о фьючерсных контрактах на нефть, не понимают столь элементарных вещей. Просто они ждут момента, когда большинство участников рынка об этом вспомнят. После этого найти дно рынка, возможный уровень минимальных цен, будет непросто.

Существуют аргументы в пользу того, что на фоне ослабевшего доллара, возросшего уровня затрат в нефтедобыче, запуска проектов, которые не окупятся при цене на нефть ниже 60 долл. за баррель, выход цен на уровень 22–28 долл. за баррель (который до 2004 года казался приемлемым и производителям, и потребителям нефти) маловероятен. Но развитие событий будет определяться преобладающими настроениями на фьючерсном рынке, стремлением его участников минимизировать убытки, получить прибыль, точно оценить момент, когда рынок «быков» сменится рынком «медведей».

Не убежден, что развитие событий пойдет именно по этому сценарию. Но до сих пор не увидел аргументов, демонстрирующих, что это невозможно. Между тем впечатляющие картины финансовых крахов, связанных с «мыльными пузырями», общеизвестны. Япония – страна, продемонстрировавшая в XX веке впечатляющие результаты экономического развития, до сих пор не справилась с последствиями того, что «мыльный пузырь» на рынке акций и недвижимости в конце 1980-х – начале 1990-х годов лопнул.

В 2003 году резкого скачка цен на нефть эксперты не предсказывали. В 2004 году в профессиональном сообществе повышение цен рассматривалось как краткосрочное явление, которое вскоре сменится понижательным трендом. В одном из последних обзоров такая авторитетная организация, как Международное энергетическое агентство, обращает внимание на то, что сегодня на рынке нефти сложилась своеобразная ситуация. Фундаментальные показатели, данные о производственных мощностях, спросе, запасах не дают оснований для аномально высоких цен. Тем не менее цены на фьючерсные контракты растут.

Нефть и нефтяные доходы не являются мотором экономического роста России. Однако их роль в бюджетных доходах страны велика. Если поступления в бюджет зависят от фактора, на который мы повлиять не можем, имеет смысл проанализировать, какие доходные источники меньше всего зависят от нефтяных цен. И хотя с абсолютной точностью этого установить нельзя, но доступная информация позволяет сделать вывод: среди основных источников доходов бюджета – налог на добавленную стоимость. Именно он наряду с единым социальным налогом и налогом на доходы физических лиц создает хоть какую-то основу устойчивости российской финансовой системы, гарантируя ее независимость от того, что завтра может произойти в Нью-Йорке.

Если принимать логику, в соответствии с которой снижение налогового бремени необходимо для предотвращения роста государственных обязательств, то разумнее снижать те налоги, поступления по которым зависят от нефтяных цен. В этом контексте мысль о необходимости снижения НДПИ на нефть и газ, которую недавно озвучил министр финансов Кудрин, логична. К сожалению, она противоречит популярной идее, что у нефтяников и газовиков надо забрать как можно больше денег. Но есть и другой налог, тоже чувствительный к уровню нефтяных цен, – налог на прибыль. По уровню НДС известные примеры налоговой конкуренции между крупными участниками международного рынка отсутствуют. Ставки, действующие сегодня в России, близки к тем, которые действуют в странах, являющихся ее основными торговыми партнерами (табл. 2).

Страны, которые ввели у себя налог на добавленную стоимость, редко снижали его базовую ставку и, как правило, были весьма осторожны в масштабах ее корректировки (табл. 3).

Случаи повышения собираемости при снижении ставки этого налога убедительно не документированы.

В отличие от налога на добавленную стоимость налог на прибыль в последнее время стал тем полем, на котором ведется ожесточенная международная конкуренция – отсюда тенденция к снижению ставки этого налога (табл. 4).

Упрощение системы взимания налога на прибыль в России, снижение его ставки стало успехом. Но на фоне происходящего в странах, которые являются нашими соседями, ставку налога в 24% трудно назвать низкой. Можно возразить, что налог на прибыль является в первую очередь региональным налогом и наряду с подоходным составляет основу налоговой базы региональных бюджетов. Но в нем есть и федеральная составляющая. Именно от нее, если выбирать линию на снижение налогового бремени, стоит отказаться (табл. 5).

Рис. 4

Подведем черту. В 2000–2002 годах в России удалось создать неплохую налоговую систему. Она не идеальна. Каждый налогоплательщик согласится с тем, что лучшая налоговая система – это отсутствие налогов. Но при существующих государственных обязательствах она позволяет их финансировать, не мешая росту экономики.

Есть множество проблем, которые нужно решать, чтобы обеспечивать устойчивость экономического роста в нашей стране, – это и качество государственного аппарата, и прозрачность принимаемых им решений, и состояние судебной системы, и гарантии прав собственности, и создание предпосылок развития малого предпринимательства. Список можно продолжить. О многих из этих проблем справедливо говорили и Владимир Путин на заседании Государственного совета, и Дмитрий Медведев в Красноярске. Может быть, следует сосредоточиться прежде всего на решении именно этих проблем? И лишь потом, когда это удастся сделать, изменять то, что удалось неплохо выстроить, – налоговую систему.

Нетрудно сделать состояние государственных финансов России зависимым от настроения брокеров в Нью-Йорке. Радикальное снижение ставки налога на добавленную стоимость позволит эту задачу решить. Боюсь только, что после этого к заявлениям о независимости и государственном суверенитете нашей страны никто в мире всерьез относиться не будет.
Таблица 1 Оценка динамики расходов бюджета расширенного правительства России, 2006–2020 годы (% ВВП)
2006 2007 2010 2015 2020
Расходы бюджета расширенного правительства 31,3 34,1 33,0 35,9 37,4
Профицит/дефицит при сохранении действующих налоговых ставок 8,6 6,1 0,91 –4,38 –7,43
Источник: Минэкономразвития России, расчеты ИЭПП
Таблица 2 Ставки НДС в странах – основных торговых партнерах РФ
Страна Ставка НДС (%)
Белоруссия 18,0
Германия 19,0
Голландия 19,0
Италия 20,0
Китай 17,0
Украина 20,0
Франция 19,6
Источник: Deloitte Touche Tohmatsu Global Indirect Tax Rates, http://www.deloitte.coml
Таблица 3 Динамика изменения базовой ставки НДС в странах ОЭСР (%)
1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2007
Австралия – – – – – 10 10 10
Австрия 16 18 20 20 20 20 20 20
Бельгия 18 16 19 19 20,5 21 21 21
Великобритания 8 15 15 15 17,5 17,5 17,5 17,5
Венгрия – – – 25 25 25 20 20
Германия 11 13 14 14 15 16 16 19
Греция – – – 18 18 18 19 19
Дания 15 22 22 22 25 25 25 25
Ирландия 19,5 25 23 23 21 21 21 21
Исландия – – – 22 24,5 24,5 24,5 24,5
Испания – – – 12 16 16 16 16
Италия 12 15 18 19 19 20 20 20
Канада – – – – 7 7 7 6
Корея – 10 10 10 10 10 10 10
Люксембург 10 10 12 12 15 15 15 15
Мексика – 10 15 15 15 15 15 15
Нидерланды 16 18 19 18,5 17,5 17,5 19 19
Новая Зеландия – – – 12,5 12,5 12,5 12,5 12,5
Норвегия – 20 20 20 – 23 25 25
Польша – – – – 22 22 22 22
Португалия – – – 17 17 17 21 21
Словакия – – – – 23 23 19 19
США – – – – – – – –
Турция – – - 10 15 17 18 18
Финляндия – – – – 22 22 22 22
Франция 20 17,6 18,6 18,6 20,6 20,6 19,6 19,6
Чехия – – – – 22 22 19 19
Швейцария – – – – 6,5 7,5 7,6 7,6
Швеция 17,65 20,63 23,46 23,46 25 25 25 25
Япония – – – 3 3 5 5 5
Источник: OECD Revenue Statistics
Таблица 4 Динамика изменения ставки налога на прибыль в странах ОЭСР, 2000 и 2006 годы (%)*
Страна Ставка налога на прибыль**
2000 2006
Австралия 34 30
Австрия 34 25
Бельгия 40,2 34
Великобритания 30 30
Венгрия 18 16
Германия 52 38,9
Греция 40 32
Дания 32 28
Ирландия 24 12,5
Исландия 30 18
Испания 35 35
Италия 37 33
Канада 44,6 36,1
Корея 30,8 27,5
Люксембург 37,5 30,4
Мексика 35 30
Нидерланды 35 31,5
Новая Зеландия 33 33
Норвегия 28 28
Польша 30 19
Португалия 35,2 27,5
Словакия 29 19
США*** 39,4 39,3
Турция 33 30
Финляндия 29 26
Франция 37,8 35
Чехия 31 26
Швейцария 24,9 21,3
Швеция 28 28
Япония 40,9 39,5
Средняя по ОЭСР**** 33,6 28,7
* Небольшие изменения налоговой ставки как правило отражают изменения законодательства на субфедеральном уровне; ** Под ставкой налога на прибыль имеется в виду сумма федеральной и субфедеральной составляющих ставки данного налога; *** Субфедеральная ставка налога на прибыль США рассчитывалась как средняя взвешенная предельная ставка по отдельным штатам; **** Невзвешенная средняя. Источник: Тhe Tax Foundation
Таблица 5 Прогноз потерь бюджетной системы от снижения федеральной составляющей по налогу на прибыль организаций (% ВВП)
2009 2010 2015 2020
Поступления по налогу на прибыль в консолидированный бюджет РФ* 5,11 5,01 4,49 3,98
Потери бюджетной системы от снижения федеральной составляющей налога на прибыль организаций
до 5,5% –0,23 –0,22 –0,20 –0,18
до 4,5% –0,46 –0,45 –0,40 –0,36
до 3,5% –0,69 –0,67 –0,61 –0,54
до 2,5% –0,92 –0,90 –0,81 –0,72
до 1,5% –1,15 –1,12 –1,01 –0,89
до 0,5% –1,38 –1,35 –1,21 –1,07
до 0% –1,49 –1,46 –1,31 –1,16
* Данный прогноз сделан исходя из мировых цен на нефть, расчетных параметров темпов роста ВВП и индекса потребительских цен для инновационного сценария Концепции Долгосрочной стратегии социально-экономического развития Российской Федерации. Источник: Минэкономразвития России, расчеты ИЭПП
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 26.04.2014, 07:04
Аватар для Томас Мальтус
Томас Мальтус Томас Мальтус вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 25
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Томас Мальтус на пути к лучшему
По умолчанию Налоги для богатых? Экономику не пустили в "тень"

http://www.prime-tass.ru/news/articl...AD18B9D%7D.uif

Активно обсуждаемая в обществе тема увеличения налогового бремени для богатых, добралась до Госдумы. Но поддержки идея об изменениях существующей системы не получила. Депутаты не одобрили ни налог на роскошь, за введение которого ратовала "Справедливая Россия", ни идею о возвращении к прогрессивной шкале налогообложения, выдвинутую КПРФ.

По всей видимости, народные избранники сочли, что к таким мерам Россия не готова, и решили "не суетиться". Ведь, как недавно отметил глава правительства Владимир Путин, уходить от плоской шкалы налогообложения физлиц пока рано, это может быть воспринято как негативный сигнал для экономики.

"Если научимся администрировать, можно будет потихоньку искать способы ухода от этой системы, но пока это рановато", - пояснил он, признав, что во многих странах система работает.

Кстати, именно В.Путиным в свое время были подписаны ряд законов, которыми были внесены поправки в налоговое законодательство. Среди прочих в 2001 году была установлена плоская шкала подоходного налога с физических лиц в 13 проц. Вопреки ожиданиям собираемость налогов возросла, а сама реформа оценивается экспертами, как один из самых серьезных успехов В.Путина.

Кстати, принимая решение об изменении налоговой системы, действующий президент пообещал, что в таком виде налог просуществует десять лет. Именно с истечением этого времени связаны попытки активистов обсудить возможность возвращения к прогрессивной налоговой шкале.

Как отметил лидер фракции "Справедливая Россия" Николай Левичев, выступая по итогам отчета премьер-министра перед парламентом, сейчас имеются все условия для введения прогрессивного налогообложения доходов физических лиц, поскольку "бедность становится системным явлением".

Итак, на рассмотрение Госдумы было вынесено три законопроекта, усложняющих жизнь дополнительное налогообложение для состоятельных людей.

Еще в 2007 году депутаты "Справедливой России" внесли законопроект, устанавливающий налог на роскошь. К этой категории предлагалось отнести недвижимое и движимое имущество - жилые дома, квартиры, дачи, земельные участки, стоимость которых превышает 15 млн рублей. Кроме того, "роскошью" предлагалось считать автомобили, самолеты, вертолеты, теплоходы, яхты, парусные и пр. средства передвижения стоимостью 2 млн рублей и выше. Законотворцы не обошли своим вниманием драгоценные металлы, камни и изделия из них, произведения живописи и скульптуры, ценою выше 300 тыс. рублей. Ставка налогообложения составляла от 1 до 5 проц в зависимости от категории предмета роскоши.

Депутаты предусмотрели даже тот факт, что в случае введения налога для физических лиц, владельцами предметов "люкс" тут же станут юридические лица. Поэтому налогом должны облагаться не только частные богачи, но и компании.

Два других законопроекта "для богатых" предусматривали введение прогрессивной налоговой шкалы на доходы физических лиц. Но были варианты. В версии КПРФ, для граждан с доходом менее 60 тыс рублей в год ставку налога следует снизить с 13 до 5 проц. Для доходов от 60 тыс до 600 тыс рублей в год ставка налога составит 15 проц. Для доходов граждан в части от 600 тыс до 3 млн рублей в год ставка налога составит 25 проц.

А по мнению депутатов фракции "Единая Россия", ставку в размере 13 проц следует установить для граждан с доходами, не превышающими 300 тыс рублей в год. С доходов от 300 тыс до 600 тыс руб. следует взимать 39 тыс руб. плюс 18 проц от суммы, превышающей 300 тыс руб, свыше 600 тыс руб. - 93 тыс руб плюс 30 проц с суммы, превышающей 600 тыс руб.

Авторы законопроектов уверены, что введение прогрессивной шкалы позволит сократить разрыв между богатыми и бедными. Кроме того, в КПРФ считают действующую систему неэффективной. Как отметил, представляя журналистам законопроект, депутат Госдумы от КПРФ Алексей Багаряков, единая ставка налога на доходы физических лиц вступает в противоречие со шкалой единого социального налога. Для лиц с доходами в сотни миллионов рублей доля уплачиваемого ЕСН стремится к нулю, и эффективный налог равен всего 13 проц, подсчитали активисты.

Тем не менее, Госдума отклонила все три законопроекта. Какие основания для подобного скепсиса были у депутатов?

Комментируя радиостанции "Эхо Москвы" инициативу о введении прогрессивного налога, президент Адвокатской палаты Москвы, вице-президент Международного союза адвокатов, член Общественной палаты Генри Резник, отметил, что реформа не увеличит поступления в бюджет. По его мнению, решение о плоской шкале – одно из самых эффективных решений В.Путина. "Казалось бы, бюджет должен бы "рухнуть", но поступления лишь увеличились", - отметил он. Плоская шкала налога должна сохраниться, убежден адвокат. В настоящий момент в России нет условий для того, чтобы обеспечивать собираемость прогрессивного налога. "Это будет сопряжено с тратами, поскольку потребует увеличения количества чиновников, отвечающих за налоговые поступления в бюджет", - считает он. Кроме того, это повлечет возвращение к "серым" зарплатам, а притока денег в казну можно не ожидать.

По мнению Г.Резника стоит подумать о том, чтобы освободить от подоходного налога малоимущую категорию граждан.

Категорическим противником возвращения к прогрессивной шкале является и адвокат Михаил Барщевский. По его мнению, при сегодняшнем состоянии экономики и уровне правовой культуры, уход от плоской шкалы станет причиной бегства капиталов за границу, а сектор теневой экономики возрастет до 80 проц с нынешних 40 проц.

Кроме того, адвокат отметил, что собираемость подоходного налога с появлением плоской шкалы возросла на 160 проц, несмотря на то, что многие экономисты ожидали снижения поступлений.

По его мнению, ставку налогообложения выше 20 проц делать в любом случае нельзя, а для граждан, чей доход составляет менее 15 тыс руб в месяц, подоходный налог стоит отменить.

Пока российские законотворцы отклоняют подобные инициативы, о новых источниках пополнения казны задумались в Минфине Украины. Как свидетельствует из распространенного ведомством сообщения, чиновники подготовили для Международного валютного фонда список инициатив в области налогообложения. Среди них - налог на роскошь, увеличение акцизов на сигары, коньяк, и дорогие автомобили. Правительство ставит задачу снизить дефицит государственного бюджета в 2010 году до уровня 5 проц ВВП, объявили украинские власти.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 26.04.2014, 07:06
Аватар для Фредерик Бастиа
Фредерик Бастиа Фредерик Бастиа вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.08.2011
Сообщений: 29
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Фредерик Бастиа на пути к лучшему
По умолчанию Позиция Министерства финансов

http://www.minfin.ru/ru/press/speech...g4=36&id4=4229

Минфин России // Пресс-служба Минфина России

20.03.2006
Высказывания С. Д. Шаталова информационным агентствам

О морально-этических категориях в Налоговом кодексе, об отказе от фискальной функции налогов, об уплате налагов нефтяными компаниями

С. Шаталов считает, что морально-этические категории вводить в Налоговый кодекс не следует

МОСКВА, 20 марта. /ПРАЙМ-ТАСС/. — Морально-этические категории вводить в Налоговый кодекс не следует. Такую точку зрения высказал в беседе с журналистами замминистра финансов РФ Сергей Шаталов по окончании заседания комиссии Общественной палаты РФ по вопросам конкурентоспособности, экономического развития и предпринимательства, обсудившей меры по совершенствованию налогового администрирования.

Он отметил, что «есть проблемы, связанные с правоприменительной практикой, но эта проблематика должна решаться не через поправки в законодательство, потому что если становиться на этот путь, то дальше следует говорить о презумпции добросовестности и многих других возможных позициях».

«Неправильно это, на мой взгляд»,— подчеркнул С. Шаталов, хотя проблема, заметил он, есть. «Она создана правоприменительной практикой, судебными решениями; здесь следует искать другие способы решения вопроса»,— подчеркнул замминистра.

20.03.2006 13:58

Отказаться от фискальной функции налогов не удастся, считает замминистра финансов Шаталов

ВН. РЕД.: Добавлены новые высказывания Шаталов (после четвертого абзаца)

МОСКВА, 20 марта. РИА Новости. — Отказаться от фискальной функции налогов не удастся, считает заместитель министра финансов РФ Сергей Шаталов. «Думаю, мы никогда не сможем отказаться от фискальной составляющей налогов»,— сказал он на заседании комиссии Общественной палаты по вопросам конкурентоспособности, экономического развития и предпринимательства. Шаталов добавил, что сейчас главная задача налоговой системы — формирование доходной части бюджета. Таким образом замглавы Минфина ответил президенту Российского союза промышленников и предпринимателей, председателю комиссии Общественной палаты Александру Шохину, заявившему, что налоговые органы должны контролировать исполнение налогового законодательства, а не выполнять лишь фискальную функцию. По его словам, бизнес чувствует на себе такое фискальное давление. Шаталов заявил также, что если налоги будут собираться полностью и налоговые органы будут контролировать ситуацию, то появится возможность снижать налоги. Замглавы Минфина полагает, что баланс между интересами государства и налогоплательщиков достижим, и именно на это направлена работа в рамках налоговой реформы. В целом, по его словам, за период налоговой реформы, примерно с 2001 года, налоговая нагрузка снизилась с 34–35% до 27,5%. «Налоговая система кардинально изменилась с 2000 года. Количество налогов снизилось с 54 до 15»,— сказал замминистра. Также произошло перераспределение налоговой нагрузки, ее смещение в нефтяной сектор. Сегодня, по словам Шаталова, в номинальном объеме нефтяники платят в 9,5 раза больше налогов, чем в 2001 году, увеличилась также их доля в налоговых поступлениях. Как отметил в свою очередь представитель экспертного управления администрации президента РФ Станислав Воскресенский, необходимо изменить критерии эффективности деятельности налоговых органов, их мотивацию. «Нужно модернизировать систему оценки эффективности и материального стимулирования налоговых органов»,— сказал он.

20.03.2006 12:09

«Российские нефтяные компании в настоящее время платят налогов в номинальном выражении в 9,5 раз больше, чем в 2001 г» — С. Шаталов

МОСКВА, 20 марта. /ПРАЙМ-ТАСС/. — Российские нефтяные компании в настоящее время платят налогов в номинальном выражении практически в 9,5 раз больше, чем в 2001 г. Об этом заявил сегодня на расширенном заседании комиссии Общественной палаты РФ по вопросам конкурентоспособности, экономического развития и предпринимательства заместитель министра финансов Сергей Шаталов.

Он отметил, что налоговая реформа в стране «за последние годы в основном была завершена». По его словам, налоговая система кардинально изменена начиная с 2000 г. Количество налогов, отметил С. Шаталов, уменьшилось с 54 до 15. Налоговая нагрузка резко сократилась почти на все виды бизнеса, подчеркнул замминистра финансов РФ.

Он сообщил, что налоговая нагрузка перераспределилась в последние годы в сторону нефтяного сектора в значительной степени из-за того, что сейчас «крайне благоприятная экономическая конъюнктура и высокие цены на нефть». Роль этих налогов, сказал С. Шаталов, значительно увеличилась, что и привело к такому росту. Увеличилась также и их доля в общем объеме налогов, уплачиваемых в бюджет Российской Федерации.

С. Шаталов также отметил, что в налоговой реформе, проводимой в Российской Федерации, есть значительные успехи и в части сокращения налоговой нагрузки. По оценкам Министерства финансов и независимых экспертов, если сравнивать налоговую нагрузку в сопоставимых условиях при одной и той же цене на нефть, то она за это время снизилась с 34–35 процентов до 27,5 процентов. В этом году, сказал С. Шаталов, эта тенденция будет продолжена.

20.03.2006 12:22

Шаталов Сергей Дмитриевич
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 26.04.2014, 07:09
Аватар для Русаналит
Русаналит Русаналит вне форума
Местный
 
Регистрация: 17.08.2011
Сообщений: 309
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Русаналит на пути к лучшему
По умолчанию Сколько мы платим налогов.

http://rusanalit.livejournal.com/32769.html

Июл. 11, 2006
07:59 pm

Со 120 000 рублей годовой начисленной зарплаты гражданин платит:
15% НДС - 18 000 рублей.
13% НДФЛ - 15 600 рублей.
26% ЕСН - 31 200 рублей.
Т.е. только напрямую он получив на руки 120000-13% НДФЛ = 104 400 платит 64 800 рублей налогов. Но ведь он еще делает покупки, в которых сидит 15% НДС. А тратит он на них не менее двух третей зарплаты, так что в его 104 400 рублях еще сидит минимум 10 000 рублей НДС по покупкам.
Таким образом после всех налогов гражданин получает на руки 94 400 рублей, уплатив государству 74 800 рублей. А ведь у немалой части граждан есть еще личный автомобиль, где в цене бензина сидит более 60% разнообразных налогов. А еще он пьет - а сколько налогов сидит в цене бутылки алкоголя?
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:10. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS