Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Спорт

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #21  
Старый 09.03.2016, 09:18
Аватар для Спартак. НISTORY
Спартак. НISTORY Спартак. НISTORY вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.06.2014
Сообщений: 1,700
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Спартак. НISTORY на пути к лучшему
По умолчанию Прощальный матч Фёдора Черенкова


Последний раз редактировалось Chugunka; 09.03.2016 в 09:47.
Ответить с цитированием
  #22  
Старый 09.03.2016, 09:30
Аватар для Футбольные Хроники
Футбольные Хроники Футбольные Хроники вне форума
Новичок
 
Регистрация: 09.03.2016
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Футбольные Хроники на пути к лучшему
По умолчанию Футбол Фёдора Черенкова (Фильм, 1990)

Ответить с цитированием
  #23  
Старый 13.03.2016, 10:18
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 463
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Фёдор ЧЕРЕНКОВ

http://www.rusteam.permian.ru/players/cherenkov.html

Федор Черенков

Черенков Фёдор Фёдорович.
Полузащитник. Заслуженный мастер спорта (1989).

Родился 25 июля 1959 г. в г. Москве. Умер 4 октября 2014 г. в г. Москве.

Фёдор Черенков начал играть в футбол в дворовой команде районного ЖЭКа, участвуя в турнире «Кожаный мяч». С 1969 года занимался в ДЮСШ московского клуба «Кунцево» (тренер: Михаил Иванович Мухортов). В 1971 году был принят в СДЮШОР московского «Спартака» (тренеры: Анатолий Евстигнеевич Маслёнкин, а затем Владимир Игнатович Чернышёв).

Выступал за команды «Спартак» Москва (1977–1990, 1991–1994), «Ред Стар» Париж, Франция (1990–1991).

Чемпион СССР/России 1979, 1987, 1989, 1993 гг. Обладатель Кубка России 1994 г.

Лучший футболист СССР 1983 и 1989 гг. (по результатам опроса еженедельника «Футбол»).

За сборную СССР провел 34 матча, забил 12 голов.

(За олимпийскую сборную СССР сыграл 10 матчей, забил 6 голов.*)

Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 г.

Тренерская карьера. Тренер к команде «Спартак» Москва (1994–1995). Тренер в команде «Спартак»-д Москва (1996–1997). Тренер в команде «Спартак»-м Москва (2013–2014).

Обладатель футбольной премии Российского футбольного союза «Легенда футбола» (2009).

Государственные награды. Орден «Знак Почета» (1985). Орден Дружбы народов (1994). Оден Почета (1997).

* * *

ЧЕРЕНКОВ УХОДИТ КРАСИВО. КАК И ИГРАЛ

Признаться, полное отсутствие представления у итальянцев, к какому событию приурочен этот матч, не слишком удивило. В предсезонном календаре число матчей, турниров и прочих соревнований зашкаливает за допустимое. Один турнир следует за другим, но все они лишь приближают команды к стартам чемпионата: событием, из ряда вон выходящим, ни один из этих матчей все же не становится.

Каково же было удивление итальянцев, когда они поняли, что 35 тысяч зрителей (и по европейским меркам очень приличная аудитория) пришли на «Динамо» совсем не для того, чтобы воочию увидеть финалиста Кубка кубков и обладателя Суперкубка Италии. Какое-то — и немалое — время понадобилось, чтобы гости с Апеннин осознали, как же это один человек смог собрать в промозглую погоду такое количество болельщиков. В результате футболисты «Пармы» настолько опешили, что в первом тайме предоставили форвардам «Спартака» немыслимую по нынешним стандартам свободу. А сам герой встречи будто загипнотизировал итальянских защитников — и уже на шестой минуте Аленичев, используя передачу Черенкова, пробил в штангу.

Федор Черенков
До определенного момента на поле присутствовал только «Спартак», в атаках которого солировал неувядаемый ветеран. Именно он расчетливо откликнулся на прострел Мухамадиева, но… промахнулся. Прошло еще несколько минут — и Черенков вновь сорвал аплодисменты с трибун за поистине спартаковскую стенку с Мамедовым. А затем ошеломил всех, когда изящно ушел от серебряных призеров чемпионата мира Минотти и Бенарриво. Увы, Аленичев, которому так и не довелось поиграть с. Черенковым в одной команде, его не понял.

Ну, а ту передачу пяткой, после которой Пятницкий оказался с глазу на глаз с Буччи, мог выполнить только Черенков. Даже если бы вы не заметили номера отдававшего, ошибиться было невозможно. Ведь на поле был Фёдор Черенков.

Он ИГРАЛ. И я слышал истошные возгласы болельщиков: «Фёдор, не уходи!», видел, как наворачивались на их глазах слезы. Может быть, такого игрока в спартаковской истории больше не будет. Вот Черенков обманул Минотти, и с трибун вновь понеслось: «Ему бы еще играть и играть!» Вскоре Фёдора за прекрасный отброс мяча благодарил уже Онопко, а Буччи в свою очередь молил Бога, чтобы мяч прошел выше. И вымолил.

В первом тайме мяч, словно по воле Божьей, раз за разом сам находил Черенкова — хотя, скорее, великий мастер все делал для этого сам. И нет смысла намекать на какую-то снисходительность соперников — в словаре профессионалов места этому слову нет. В чем мы убедились еще раз после перерыва. А в паузе между таймами несколько приятных слов произнес Романцев, потом сам «именинник» вспомнил своих тренеров и от души поблагодарил болельщиков. Под занавес церемонии клуб болельщиков футбола вручил Фёдору Черенкову джип «Мицубиси». А затем ревом оваций был встречен крут почета в исполнении Мастера. И он ушел. Хотя — что значит «ушел». Во втором тайме он занял место на спартаковской скамейке: из игроков — в тренеры. Футболу Фёдор намерен служить еще долгие годы.

С уходом Черенкова игра во втором тайме яркости не потеряла. Но той изюминки, безусловно, в ней уже не было. Динамика, великолепно исполненные технические приемы, ювелирные передачи — все эти элементы присутствовали в ней сполна. И гол Мухамадиева после подачи углового был хорош: Ответный Минотти несколько курьезен, но вполне логичен. «Парма», пожалуй, ничью заслужила. А Фёдор Черенков заслужил, вне всяких сомнений, такого прощального матча. Жаль вот только, что он уже позади.

«СПАРТАК» Россия - «ПАРМА» Италия - 1:1 (0:0)
23 августа. Москва. Стадион «Динамо». 35000 зрителей.
Судья: Хусаинов (Россия).
«Спартак» (Москва): Тяпушкин, Мамедов, Тернавский (Ананко, 74), Надуда, Рахимов (Цымбаларь, 46), Никифоров, Онопко, Аленичев (Чудин, 77), Пятницкий, Черенков (Писарев, 46), Мухамадиев.
«Парма»: Буччи (Галли,48), Бенарриво (Пин, 32), Ди Кьяра, Минотти, Аполлони, Ф. Коуту (Сусич, 64), Бролин, Д. Баджо, Сенсини, Дзола (Лемме, 77), Бранка (Карузо, 85).
Голы: Мухамадиев (47), Минотти (68).

Михаил ПУКШАНСКИЙ из Москвы. Газета «Спорт-Экспресс», 24.08.1994

* * *

ЧЕРЕНКОВ

Федор Черенков
В финале посвященного ему телефильма, по не известным мне причинам так и не дошедшего до экрана, он, отвечая на вопрос, как ему в смысле достатка живется после футбола, говорит: на сервелат пока хватает, а не хватит, то и бутербродиком, если только сыр будет, вполне удовлетворюсь. Грех же жаловаться, если и профессорам сегодня копейки платят.

Редкий, по-моему, случай спокойного согласия с тем, что есть. Но Черенков и человек редкий, и редкий в несомненности своего величия игрок. И редкое для всех нас везение, что массами понят и принят он, персонаж из нетронутого китчем фольклора, безоговорочно. Со всеми странностями своими и внеклассовой отрешенностью, которые толпа редко прощает и самородкам-гениям.

У него и на поле, и тем более в жизни не было и нет имиджа — даже когда в один из сезонов сделал себе завивку и вышел играть с кудрями. Он привлек к себе приученную кичиться силой державу некамуфлируемой сутью — не бойцовской удалью, а храброй беззащитностью таланта. В Боброве, скажем, или в Стрельцове виделось все-таки нечто былинное. Фёдора же Черенкова в кино лучше всего изобразил бы, пожалуй, Леонид Быков, тот самый, что «В бой идут одни старики». Вместе с тем футбол в исполнении этого вечного — по манере держаться на людях — подростка всегда оставался самым что ни на есть изысканным. Без малейших скидок для профанов. Повальная любовь к нему (не помешавшая, однако, краже черенковской «Волги») превращалась в форму игрового ликбеза. Сложность футбола вдруг делалась общедоступной. Эффект его воздействия чем-то напоминал мне песни Высоцкого.

…Романцев очень расположил меня к себе 17 мая 1994 года, в день, когда провожали из футбола Фёдора.

Черенков стоял под холодным весенним дождем в плотно прилипшей к телу футболке, а на фотографиях получился в просторной кожаной куртке. Ее накинул ему на плечи — причем жестом это движение не назовешь, раз никто его не заметил, — Олег Иванович. Мне показалось, что бывший партнер, покинувший команду более чем десятилетием раньше, лучше всех проникся состоянием чествуемого — внезапным одиночеством посреди торжества в честь того Фёдора Черенкова, которого больше не будет, от которого сам же виновник торжества сейчас и уедет в безвестность никого никогда не заинтересующей частной жизни на подаренном ему красном джипе. Еще я понял, но уже позднее, что, подобно генералу, представляемому Жженовым в фильме про войну, Романцев хотел показать своим отеческим действием: «Все, что могу…» На тренерской скамейке «Спартака» Черенков совсем недолго усидел — сдвинулся в закулисную тень заслуженной благотворительности и не более.

Черенков объявился в конце семидесятых. И в бесковском толковании «Спартака» почти сразу сделался фигурой самой что ни на есть опорной в тренерских замыслах. Умевший бывать беспощадным и порой несправедливым к тем, кто склонен к ослушанию, Константин Иванович к Фёдору подходил по-особому — с неизменной бережностью, никогда не насилуя его волю. А ведь по своему психофизическому типу Черенков — игрок, при всей покладистости в быту, весьма трудно управляемый. Футболист подобного склада вынужден с большей внимательностью прислушиваться к себе, чем к тренеру. И Бесков, неожиданно для знавших его непреклонность, с этим смирился, отлично представляя, какие дивиденды команде приносит самостоятельность погруженного в собственные футбольные мысли Черенкова.

С мячом Фёдор Черенков

Восьмидесятые — время противостояния Москвы (в лице «Спартака») Киеву: фаворитами теперь объективно были динамовцы. Дело даже не в том, что Лобановский свой футбол декларировал как современный, а футбол по Бескову считал вчерашним днем. Бескову уверенности в себе было не занимать, но Константину Ивановичу приходилось признавать, что у оппонента возможности для комплектования получше.

Любимец Бескова оставался всегдашним его козырем в матчах против Лобановского. Но когда Валерий Васильевич вез на мировой чемпионат команду, собранную из игроков своего клуба, он ее Черенковым не усиливал. И знатоки огорчались, но вслух не сетовали: очевидным было, что при функциональных возможностях Фёдора, более скромных, чем у киевлян, он доктрине Лобановского не соответствует. Жаль, однако, что и Бесков, когда в Испании на чемпионате 82-го формально возглавлял тренерский триумвират, не имел возможности привлечь в национальную сборную Черенкова, признанного через сезон лучшим футболистом СССР.

Проведший в сборной более десятилетия Фёдор Черенков так и не выступил ни на мировом, ни на европейском турнирах, что не помешало ему отличиться в исторического значения матчах. Например, забить решающий гол бразильцам на Маракане.

В сезоне 93-го Черенков снова играл за «Спартак». Ему шел тридцать четвертый год. Это уже был «Спартак» Пятницкого и Ледяхова, Цымбаларя и Никифорова, Радченко и Бесчастных. Из компании полевых игроков, сколоченной Бесковым, оставался лишь Родионов. Но Сергей играл уже редко, немногим больше, чем дебютанты Тихонов с Кечиновым. А Черенков, пусть далеко не всегда полностью, но провел тридцать один матч. Мне кажется, что этим подаренным пришедшему поколению прощальным партнерством Романцев продлил сколько мог невозвратимое.

Александр НИЛИН. «Спорт-Экспресс», 12.01.2002

* * *

ПОСЛЕ МАТЧЕЙ ЧЕРЕНКОВ ЕЗДИЛ ДОМОЙ НА МЕТРО

За что у нас в стране любили Фёдора Черенкова? Не только за его гениальные финты, не только за азартный характер и скромный вид. Любили еще и за то, за что любят всех народных героев: за ЧТО-ТО. Неизбывное и неназванное словами. «Хороший человек на футбольном поле» — вот так, пожалуй, называется это амплуа. Хорошему человеку повезло в жизни — он сам не устает это повторять. Повезло, потому что он играл в футбол и больше ни о чем не думал. Не потому что глупый, а потому что думать было некогда. Не было зарплаты в долларах, не было агентов, контрактов, трансферов. А теперь все это есть. А Черенкова в футболе нету.

— Вы свое детство хорошо помните?

— Нет. Я помню, что постоянно играл в футбол, отец водил меня на лыжах кататься, учил меня в волейбол играть.

— Папа за кого-нибудь болел?

Федор Черенков
— За «Спартак», естественно. Впервые он сводил меня в «Лужники» на матч «Спартак» — «Динамо» (Киев), и с тех пор я стал спартаковцем.

— Кроме спорта, кроме футбола, вы в детстве еще чем-нибудь увлекались?

— У меня были солдатики, шашки и шахматы. Я даже делал вид, что записываю ходы… Солдатиков дарили на день рождения родственники, я в них не играл. Дарили конструкторы. Я делал вид, что кручу гаечки. Но как только в школе заканчивались уроки, мы шли на школьный двор и играли там в футбол — пока не стемнеет.

— А музыку вы какую-нибудь слушали?

— Да, когда стал постарше, я слушал то, что вы сейчас называете «советской эстрадой», и мне это до сих пор нравится — «Машина времени», «Цветы», «Самоцветы», «Голубые гитары», «Ариэль», «Песняры»…

— А первый магнитофон вам подарили или вы купили сами?

— У меня был радиоприемник, я купил его, когда участвовал в съемках детского фильма «Ни слова о футболе» режиссера И. С. Магитона, на студии им. Горького, и заработал 110 рублей. А первый магнитофон у меня появился, только когда я стал играть за команду мастеров и у меня была стабильная зарплата.

— А джинсы первые у вас когда появились?

— Когда я первый раз поехал с молодежной командой на турнир в Сингапур и Индонезию. Это была моя первая поездка.

— Вы не испытывали шока от обилия магазинов?

— Меня это не интересовало. Мне, конечно, хотелось хорошо выглядеть. Моими первыми джинсами были индийские «Милтонз», тоненькие такие, мама на них деньги дала… А первые настоящие «Ли» я купил гораздо позже, но не придавал этому особого значения. Так, сопутствующий товар моему желанию играть в футбол.

— Расскажите, как и где вы начинали играть в футбол?

— У нас при ЖЭКе была команда. Мы участвовали в районных соревнованиях «Кожаный мяч», которые охватывали всю страну. И вот на одну из таких игр приехали селекционеры, отобрали меня и еще двоих ребят и направили в спортклуб в Кунцево. Там я успешно поиграл два года, а потом мой тренер М. И. Мухортов направил меня вместе с родителями в «Спартак» к тренеру Анатолию Евстигнеевичу Масленкину. Так я отыграл шесть лет в ДЮСШ «Спартак»… Когда мне было шестнадцать лет и я оканчивал ДЮСШ, на выпускные игры приезжал сам Николай Петрович Старостин, просматривал нас. Надо было определяться в жизни, и я собрался учиться… в Горный институт.

— Вы что, не хотели связывать свое будущее с футболом?

— Я не хотел сдавать экзамены — биологию и химию… Потому что никогда не хотел залезать человеку внутрь. Боялся.

— А где такие экзамены нужно было сдавать?

— В Институте физкультуры.

— А в Горном химия и биология, значит, были не нужны? И экзамены сдавать не надо… приходи — учись?!

— Нет-нет, экзамены, конечно, сдавать пришлось… Потом просто во время обучения был достаточно щадящий график посещения лекций.

Федор Черенков

Мне дали возможность заниматься футболом. Николай Петрович Старостин расспросил, как я живу, как родители, как учеба, и пригласил в дублирующий состав, который только образовывался после вылета «Спартака» в первую лигу. Это был 1977 год. В итоге институт я окончил, и по первой профессии являюсь горным инженером. Через полгода игры в дубле меня стали подключать к играм за основной состав.

— Вы помните свою первую встречу с Константином Ивановичем Бесковым?

— Если честно, помню плохо. Мы пришли на тренировку. Нас было где-то 40 — 50 человек. Тренировались в Манеже. У меня — получилось. Даже сейчас удивляюсь… Ничем особенным я не отличался. Был худенький, слабенький, но Константин Иванович почему-то поверил, что я могу играть. За зиму я подтянулся с помощью тренера Ф. С. Новикова и стал выдерживать все физические нагрузки.

— Бесков — жесткий тренер?

— Для меня — нет. На каждую тренировку я приходил с радостью. А уж когда стал играть за основной состав… Бесков разрешал мне больше, чем другим, — позволял импровизировать в игре.

— Сейчас в футболе как только игрок становится известным, сразу на его голову сыплются всяческие предложения от других клубов, ему предлагают выгодные финансовые контракты, зарубежные клубы начинают за ним охотиться. А в то время были ли вам какие-либо предложения, может быть, даже неофициальные… Вас приглашали в заграничные клубы? Пытались переманить?

— Если бы ты решился уехать за рубеж, ты бы считался предателем…

— А вы были истинным патриотом?

— Мое воспитание было обычным… Было мне одно неофициальное предложение от «Астон Виллы» в 1983 году. Я немножко понимаю по-английски, и, когда их агент начал со мной разговаривать, я и не задумывался даже ни на миг, что могу играть где-нибудь в другой команде. «Спартак» для меня — это было ВСЕ! В любом случае переход был невозможен. Как в стране, так и в спорте все было централизованно. Все определялось противостоянием: социалистические страны — капиталистические…

— А вы были коммунистом?

— Да, я состоял в партии…

— Потом-то, в 1990 году, вы же все-таки уехали во Францию за «Ред Стар» играть. Это что было — по «партийной линии»? Командировка?

— Нет. В то время уже разрешалось уезжать. Стали происходить большие изменения в стране. Но мы, футболисты, особо этого не замечали. Просто мы с Сережей Родионовым хотели играть вместе, и нам хотелось попробовать себя в зарубежном футболе. Раз уж заканчиваешь играть в футбол — хоть заработать что-то себе. Игра у меня там не сложилась. Очень тяжелым для меня был тот год.

— Сколько вы там отыграли по времени?

— Четыре месяца. Сережа без меня играл там еще три года.

— Вы забивали там?

— Сергей забивал. Я забил только один гол. На Новый год мы приехали с Сергеем в Москву, и Николай Петрович Старостин сказал: «Они говорят, мол, ты можешь не возвращаться во Францию». И я остался дома, в «Спартаке».

— Мне кажется, говорить об этом для вас несколько болезненно…

— Просто я очень устал от этой Франции…

— Вы сказали, что поехали за границу, чтобы заработать денег. На тот период французская «зарплата» сильно отличалась от спартаковской?

— Там было совсем по-другому. Мы в то время и в Союзе имели возможность жить без всяких проблем, но во Франции, конечно, другой уровень. И деньги другие. Я вам так скажу, когда я приехал оттуда, у меня было 50 тысяч долларов. При этом команда не была в элите, только ставила перед собой высокие цели.

— Вам заплатили за четыре месяца?

— Мне так заплатили за год. У меня был подписан контракт на три года.

— На тот период, 1990 год, это, наверное, была фантастическая сумма?

— Я об этом как-то не задумывался. В советское время, когда я играл за «Спартак», у нас все эти зарубежные расценки даже в головах не укладывались.

— За что же вы играли? За идею?

— Я играл за «Спартак». Да нет, у нас была хорошая зарплата, правда, по сравнению с нашими «южными» командами, может быть, и поменьше, но она была такая, что мы могли спокойно существовать.

— А как так получилось, что вы, являясь лучшим игроком, ни разу не сыграли за сборную ни в чемпионатах мира, ни в европейских чемпионатах? Вам было обидно?

— Так складывалась ситуация, что в 1982 году в сборной был тренерский триумвират: В. Лобановский, К. Бесков и Н. Ахалкаци, тренер тбилисцев. Бредовая вообще ситуация, нигде никогда такого не было — ни до, ни после. Почему-то меня не пригласили… Ну я еще молодой был в тот период. А в 1986 году я уже собирался ехать в Мексику. И за неделю до этого произошла смена тренеров. И взяли в сборную практически все киевское «Динамо». Я, видимо, не подходил к их игре. Не знаю, слухи ходили, что медицинская комиссия якобы писала, что я долгое время не могу работать на сборах. А длительные сборы — это же «конек» Лобановского… В газетах писали, что болельщики мои меня поддерживали, возмущались, почему меня нет в сборной?

— А вы позже пересекались с Лобановским, ну, в кулуарах, не спрашивали его, чего это он вас тогда не брал в сборную?

— Ничего я не спрашивал, я очень уважительно к нему отношусь, считаю его очень талантливым тренером…

— А Бесков все-таки лучше?

— Бесков — лучше.

— А правда, что в то время, в восьмидесятых, классическая бесковская команда «Спартак» делилась на два лагеря: «режимщики» и «отвязные»?

Федор Черенков
— Нет. Была строгая дисциплина, спиртное принимать было нельзя, опаздывать на тренировки — нельзя. Это сейчас все по-другому: тренировку пропустил, не приехал, на тебя штраф накладывают, а в то время были настолько жесткие условия для игрока в команде… Если ты нарушал режим, вставал вопрос о твоем пребывании в команде. И даже если думал вдруг уйти, переметнуться в первую лигу — нельзя, ты терял работу вообще. А кроме футбола, что ты умеешь еще? Ничего! Поэтому психологически надо было доказывать, что на тебя можно рассчитывать. А если ты выпиваешь, и это вдруг заметят!.. Такое ЧП! Шло обсуждение на комсомольском собрании, обсуждалось твое пребывание в команде, предупреждения давали, в учетную карточку заносилось.

— Но тайно, чтоб начальство не узнало, в узком кругу, наверняка же собирались — с Гавриловым, Дасаевым, признайтесь?

— Конечно было, но мы друг друга прикрывали, выручали. Таких уж «режимных» игроков у нас и не было.

— А Сергей Шавло?

— А вы с ним об этом и поговорите. Хотя давление нам мерили два раза в день — проверяли. Поведение было одним из главных атрибутов — чтобы к тебе начальство относилось уважительно и так далее.

— Был ли серьезный конфликт между Бесковым и командой?

— Конфликта особого не было, была какая-то общая неуверенность. Бесков сначала подал заявление об уходе, потом забрал его обратно. А потом он уехал отдыхать и просто оставил список тех игроков, которых он хочет поменять, отчислить. Там было восемь человек основного состава. И список двадцати двух новых игроков, которых он хочет взять. Встал вопрос: либо ребята, либо тренер. Отношения натянулись. И Бескову пришлось уйти. Он очень переживал это.

— А вы?

— Я?.. Я немного стеснялся того, что встал на сторону ребят. Через некоторое время мы все ездили к Бескову домой, объяснялись.

— А вы входили в тот список восьми?

— Нет.

— Вы изучали технику иностранных футболистов, брали что-то «оттуда»?

— К сожалению, информации было мало, по телевизору ничего не показывали, а потом… зачем? У нас тренер был такой, что сам мог все рассказать и показать.

— Как вы относились к тому, когда против вас, «технаря», играли жестко?

— Я был всегда, что называется, в игре, не замечал даже каких-то ударов по ногам. Только когда сбивали, лежишь и думаешь: стоп, это уже нарушение правил. Я всегда был беспредельно увлечен игрой.

— А сами использовали силовые приемы? Запрещенные?

Федор Черенков
— Нет…

— А я помню, как вы Бессонову врезали, когда «Спартак» в Киеве играл. Он потом так трагично смотрелся.

— Да, было. Это нехорошо, что я так сделал. Нервы подкачали…

— Чего вы так и не смогли достичь в жизни?

— Я просто живу. Я не ставил целей в этой жизни. Только сейчас мои жизненные цели стали более прагматичными, а раньше цель была одна — выиграть очередной турнир. Когда я стал играть за сборную, конечно, хотелось выступить на чемпионате мира, на чемпионате Европы, но вот… не посчастливилось. А я особо и не сожалею. Когда-то переживал, а сейчас — отношусь ко всему философски.

— Вы сейчас, просто как болельщик, болеете за «Спартак»?

— Болею, но я ничего не анализирую, я просто хочу, чтобы «Спартак» наконец выиграл Лигу чемпионов.

— А какой свой день рождения вы помните, самый феерический.

— В 1979 году, на Спартакиаде, мне исполнилось двадцать лет, мы «сидели» на сборах на нашей базе в Тарасовке, и был шикарный торт, очень большой, в виде футбольного поля, даже с воротами из шоколада… Но я не придаю особого значения праздникам, особенно своему дню рождения. В этот день умер Высоцкий. Так совпало. Теперь это для меня день памяти.

— А какой ваш любимый праздник?

— Новый год! Елка, свечи, предсказания.

— Вы умеете делать подарки?

— Я люблю делать подарки. Не знаю, насколько это у меня получается. Я в общении с людьми не искушен. Я стеснительный человек.

— А вам какие-нибудь запоминающиеся подарки дарили?

— Да. Самый главный — это прощальный матч, который мне устроили. Вот это был подарок! Тридцать пять тысяч зрителей собрались проводить меня со всех концов страны, при том, что в том году на лучшие игры высшей лиги собиралось 10 — 15 тысяч зрителей. Квартиру подарили, машину подарили, но самое запоминающееся — это прощальный матч. Перед матчем Николай Озеров зачитал приветствие президента Ельцина, в мою честь на беговую дорожку цветы кто-то бросил, и крик вдруг пронзительный: «Федя, не уходи!»

— Что вы делаете по дому?

— У нас нет жесткого распределения обязанностей: кто дома, тот и делает — готовит, прибирается. Я люблю копаться в электророзетках, могу люстру повесить.

Федор Черенков
— Разбираетесь в этом?

— Я же не сказал — разбираюсь… Так, люблю.

— А полки повесить?

— Выстругать не смогу, а повесить — точно смогу. Я люблю по дому что-нибудь сделать, даже в магазин сходить. Я и приготовить могу, самое легкое: сварить картошку, вермишель, кашу, сосиски или сделать яичницу. Но чтобы все это было красиво, так, как умеет моя жена Ира, — не могу.

— Какое у вас любимое блюдо?

— Пельмени и жареная картошка. Я не привередлив в еде. Ем практически все, что съедобно. В Париже мы с Родионовым ели даже улиток.

— А лягушек?

— Та же курица, но очень напрягает сознание от того, что это лягушка. Я дальше одной лапки не продвинулся.

— А дом за городом у вас есть?

— Нет. Не то чтобы не хотелось. Я даже строил… но недостроил. Не хватило финансов, и пришлось его, недостроенный, продать. Да и не было у меня большого желания копаться в этих листиках. Это жена любит цветы выращивать, у нас дома на каждом из трех окон — всевозможные растения. Если цветок растет хорошо — значит, в семье хорошая аура.

— Вы верите в астрологию?

— Верю. Я мнительный.

— Значит, у вас были всякие приметы, как футболисты говорят, «поплевы на бутсы», да?

— Я просто брился перед матчем. А в конце карьеры вдруг понял, что, наоборот, фартовее — не бриться. А у команды всегда была традиция — перед игрой обязательно посидеть «на дорожку». Обязательно посидеть в тишине. А астрология… Я же человек доверчивый, но меня, по большому счету, никто никогда не обманывал. Был случай, когда я приехал из Франции, у меня были деньги, я гулял по Одессе, и ко мне подошли цыганки. Они, естественно, все правильно мне про меня рассказали и предложили: «Загадай три желания, но заплати за это». Я отдал все, что у меня было в портмоне. Два желания исполнились сразу же, в течение недели!

— Что же это?

— Это секрет. Третье исполнилось позже, но не до конца, но все еще может прибавиться.

— Мне друг рассказал такую историю: «Были с компанией на матче „Спартака“, возвращаемся домой в метро и вдруг видим… Черенкова. Сначала не поверили своим глазам, а потом отправили самого смелого за автографом. Он поблагодарил Федю за прекрасную игру, и Федя в ответ улыбнулся, поблагодарил и дал автограф. Для нас это было чудом… Звезда — и вдруг ездит на метро…» Вы что, в тот момент машину не могли себе купить?

— Да я вообще не задумывался на эту тему! Да я и сейчас предполагаю, что на метро мне гораздо удобнее ездить. Хотя машина у меня, конечно, есть. Сейчас я ее в гараж поставил. В пробках стоять надоедает! Каким-то сумасшедшим становишься с этим дерганьем. А в метро… стоишь себе спокойно, отдыхаешь, все свое, родное…

— Неужели вас не напрягало, что вот так запросто люди подходили и начинали: «Ой, Федя! Дай автограф!»

— Нет, не напрягало. Подходили люди в метро, подсаживались, спрашивали о футболе, о «Спартаке», ехали две-три остановки, беседовали… Бывало, смотрю, люди смотрят со стороны, но подходить не подходят… Они просто мне давали отдохнуть…

— А девушки вас не одолевали?

— А чего меня одолевать?! Я же рано женился.

Федор Черенков
— В 1983 году у вас была прическа необыкновенная — кудряшки, завивка. Тогда футболистам нельзя было носить ни цепочки, ни перстни, все должны были быть коротко подстрижены, как в армии. Почему вы сделали химию? Вы хотели быть модным или это был какой-то протест? Может, вам кто-то посоветовал? Знаете, ведь по этому поводу даже ходили слухи, что у Черенкова «крыша поехала».

— Просто у моей жены была знакомая девушка, она стригла. Ну жена и говорит: «А что, если тебе сделать завивку?.." Я отбивался, отбивался, потом уговорили меня: «Вот видишь, за рубежом так носят!.." Ну раз вам так хочется — давайте сделаем! Сделали… Когда я потом «химию» состриг, жена жалела: «Тебе с кудряшками было лучше!»

— Ну да, а наша страна никогда не видела по телевизору столько одновременно плачущих грубых мужиков. Поверьте, там все рыдали, как маленькие, когда вы уходили под песню «Виват, король!».

— У меня у самого слезы наворачивались, но держался…

— Как пришла идея создать фонд «Форвард» для одаренных детей?

— Закончили мы с Родионовым играть. Что делать? Хочется быть с футболом, быть нужным и полезным футболу. Нам помогли Влад Малахов и Владимир Яковлевич Скорый, президент Творческой ассоциации международных программ (так его должность называется). Сколько радости, счастья на лицах детей на турнирах, которые мы проводим… Для них этот кубок получить — как будто выиграть чемпионат мира! А мы им так и говорим: «Как вы играли! Это было похоже на «Реал» — «Спартак».

Свои футбольные турниры мы проводим между школами. Информируем местную администрацию, собираем сразу несколько команд школьных в каком-нибудь зале, находим спонсора. На деньги спонсоров покупаем ребятам мячи, форму…

— На ваш взгляд, интерес к футболу у детей сейчас падает?

— В больших городах играют в футбол, но не так самозабвенно, как мы играли… Они могут играть, могут не играть… А вот в провинции — контраст чувствуется! Они этот задрипанный мячик гоняют с утра до вечера… Я считаю, таланты футбольные надо искать там… Хочу обратиться, пользуясь такой возможностью, через вас: приходите на наши турниры, господа селекционеры! Наверняка увидите мальчишек, которые будут вам интересны.

— Дочь у вас уже взрослая. А из сына не хотите сделать профессионального спортсмена?

— Нет, хотя он занимается дзюдо. Но у него всегда была удивительная способность к общению с людьми, он отличный собеседник, при этом очень тактичный. Любознательный: слушай, ты и это знаешь, а ты это знаешь, вот молодец! А сам знает гораздо больше. Вот это мне в нем нравится.

Евгения МЕДВЕДЕВА. Журнал «Огонек» №8, 2001

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ ДАТА МАТЧ ПОЛЕ
и г и г и г


1 12.09.1979 ГРЕЦИЯ - СССР - 1:0 г
2 1 26.03.1980 БОЛГАРИЯ - СССР - 1:3 • г
3 29.04.1980 ШВЕЦИЯ - СССР - 1:5 г
4 2 23.05.1980 СССР - ФРАНЦИЯ - 1:0 • д
5 3 15.06.1980 БРАЗИЛИЯ - СССР - 1:2 • г
6 4 12.07.1980 СССР - ДАНИЯ - 2:0 • д
1 1 20.07.1980 СССР - ВЕНЕСУЭЛА - 4:0 • д
2 2 22.07.1980 СССР - ЗАМБИЯ - 3:1 • д
3 3 24.07.1980 СССР - КУБА - 8:0 • д
4 4 27.07.1980 СССР - КУВЕЙТ - 2:1 • д
5 29.07.1980 СССР - ГДР - 0:1 д
6 01.08.1980 СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 2:0 д
7 04.12.1980 АРГЕНТИНА - СССР - 1:1 г
8 5 10.03.1982 ГРЕЦИЯ - СССР - 0:2 • г
9 6 23.03.1983 ФРАНЦИЯ - СССР - 1:1 • г
10 13.04.1983 ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 0:1 г
11 8 27.04.1983 СССР - ПОРТУГАЛИЯ - 5:0 •• д
12 17.05.1983 АВСТРИЯ - СССР - 2:2 г
13 22.05.1983 ПОЛЬША - СССР - 1:1 г
7 26.05.1983 СССР - ГРЕЦИЯ - 3:0 д
14 01.06.1983 ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 0:1 г
8 5 07.09.1983 ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1 • г
9 6 05.10.1983 ГРЕЦИЯ - СССР - 1:3 • г
15 09.10.1983 СССР - ПОЛЬША - 2:0 д
10 12.10.1983 СССР - БОЛГАРИЯ - 0:0 д
16 13.11.1983 ПОРТУГАЛИЯ - СССР - 1:0 г
17 02.05.1985 СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:0 д
18 9 07.08.1985 СССР - РУМЫНИЯ - 2:0 • д
19 28.08.1985 СССР - ФРГ - 1:0 д
20 25.09.1985 СССР - ДАНИЯ - 1:0 д
21 10 16.10.1985 СССР - ИРЛАНДИЯ - 2:0 • д
22 30.10.1985 СССР - НОРВЕГИЯ - 1:0 д
23 22.01.1986 ИСПАНИЯ - СССР - 2:0 г
24 19.02.1986 МЕКСИКА - СССР - 1:0 г
25 23.04.1986 РУМЫНИЯ - СССР - 2:1 г
26 21.09.1988 ФРГ - СССР - 1:0 г
1 28.06.1989 СССР - ЗВЕЗДЫ МИРА - 3:3 д
27 23.08.1989 ПОЛЬША - СССР - 1:1 г
28 06.09.1989 АВСТРИЯ - СССР - 0:0 г
29 15.11.1989 СССР - ТУРЦИЯ - 2:0 д
30 20.02.1990 КОЛУМБИЯ - СССР - 0:0 н
31 11 22.02.1990 КОСТА-РИКА - СССР - 1:2 • н
32 12 24.02.1990 США - СССР - 1:3 • г
33 28.03.1990 СССР - ГОЛЛАНДИЯ - 2:1 д
34 25.04.1990 ИРЛАНДИЯ - СССР - 1:0 г

ПЕРВАЯ ОЛИМП НЕОФИЦ
и г и г и г
34 12 10 6 1 –

Последний раз редактировалось Rusteam; 13.03.2016 в 10:35.
Ответить с цитированием
  #24  
Старый 16.03.2016, 11:17
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 463
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию ФЕДОР ЧЕРЕНКОВ: ПОВЕЗЛО, ЧТО ОДНАЖДЫ МЕНЯ УВИДЕЛ БЕСКОВ

http://www.rusteam.permian.ru/news_2..._08_08_16.html
Наш собеседник - двукратный обладатель приза «Лучший футболист СССР», вручавшийся еженедельником «Футбол»

Федор Черенков

Недавно Федор Черенков, экс-полузащитник сборной СССР и московского «Спартака», футболист, который был любим за яркую, неподражаемую игру не только болельщиками «красно-белых», но и болельщиками всего Советского Союза, отметил очередной день рожденья.

Живет легендарный футболист в самом заурядном районе Москвы, в Кунцево, неподалеку от кольцевой дороги. Квартира - на первом этаже, автомобиль - «Лада» десятой модели. Но чаще Федор Федорович предпочитает ездить по столице в метро. В последнее время Черенков, давно, как известно, страдающий психическим недугом, чувствует себя достаточно хорошо. Последней зимой он вместе с командой ветеранов «Спартака» приезжал в Санкт-Петербург и вновь на поле СКК удивлял болельщиков техничной игрой, потрясающим видением поля и умением отдать передачу, после которой только забивай...

- Федор Федорович, за ветеранов «Спартака» вы играете, но почему вас редко можно увидеть на стадионе на матчах российского чемпионата?

- Футбол мне сейчас, если честно, не очень нравится, смотришь - даже за рубежом много матчей, которые ничем не интересны. Разве что «Арсенал» лондонский, бывает, блеснет, или «Манчестер Юнайтед» показывает хорошую игру. А вообще-то меня больше привлекает российский чемпионат, чем какие-то другие.

Но и у нас - «Зенит», ЦСКА, иногда «Спартак» можно посмотреть, а у остальных какая-то рваная игра... Свистки, толчки, борьба и не много разума в игре. Футбол, мне кажется, обеднел за эти годы, в том числе и из-за увеличения физических нагрузок, красота пропала в игре. А на стадион я редко выбираюсь потому, что по телевизору есть видеоповторы - там все сразу ясно: был ли гол или, например, пенальти...

- Вы назвали два английских клуба, но не упомянули «Барселону». Специально или забыли?

- Я, наверное, покажусь очень оригинальным, но не могу сказать, что игра «Барселоны» мне импонирует на все сто. Да и не часто я ее вижу, больше слежу за российским футболом и переживаю за наши клубы. Хотя кто же спорит: у «Барселоны» есть красивая игра и результат.

- Но ведь «Барселона» играет в футбол, который во многом похож на прежний спартаковский!

- А мне он кажется каким-то чужим.

- Получается, предпочитаете английский?

- Да ведь и английского почти уже не осталось. Разве повернется язык назвать «Арсенал» английской командой?

- Вы сказали, что смотрите дома футбол в том числе и из-за возможности увидеть видеоповторы. Стоит ли их ввести в судейский обиход?

- Конечно, хотелось бы видеть ясную картину того, что произошло на поле. Нам говорят, что все имеют право на ошибку, - это так, но ведь из-за нее труд многих людей может пойти насмарку.

- Когда-то народ ходил «на Черенкова», без которого трудно было представить «Спартак». Но со сборной у вас роман сложиться мог, по общему признанию, куда ярче. Валерий Лобановский предпочитал более атлетичных исполнителей. Обидно было тогда?

- Спокойно я к его выбору относился. Ну что поделаешь, если футбол Лобановского и в киевском «Динамо», и в сборной базировался, как правило, на основе динамики. Валерия Васильевича я понимаю - он четко придерживался своей линии, брал тех исполнителей, которых знает и в которых уверен. Требовались ему игроки, способные бежать на последней минуте, как на первой, и чтобы он был уверен, что они выполнят все те требования, которые им он предъявляет. А это - его киевские динамовцы, которых он знал лучше.

Ничего страшного здесь нет - хуже тот тренер, у которого нет своего кредо, а у Лобановского оно было. Но и в его сборной я все-таки довольно много играл. Помню, как мы Португалию разгромили со счетом 5:0. Это был отборочный матч чемпионата Европы.

- И забили вы тогда два первых мяча соотечественникам Криштиану Роналду да еще и отправили мяч в перекладину.

- У нас хорошая сборная была. Блохин мне сделал передачу в первом случае, а во втором наказали португальцев за попытку искусственного офсайда.

- Так ведь тем более народ недоумевал, почему вас нет на чемпионатах мира в Испании в 82-м, в Мексике спустя четыре года...

- Я об этом не задумывался - нет так нет. Тогда я чувствовал, что могу играть на европейском уровне, но если наверху решали, кого брать, а кого оставить, то им, наверное, было видней. Мне хватало и сборной, где больше 30 матчей сыграл, и «Спартака» в еврокубках - там за полсотню игр перевалило. И играл, и забивал, и, кажется, не испортил игры. А как уж там получилось - так и получилось.

- Вы играли вместе с Юрием Гавриловым, которому Константин Бесков в своей легендарной фразе рекомендовал отдать мяч, если партнер по «Спартаку» не знает, что с ним делать. Куда подевались в нашем футболе такие футболисты?

- У нас мне нравились одно время Андрей Аршавин, Юра Жирков. Они, наверное, могли бы претендовать на место в составе такой команды, где мы собрали бы мастеров разных поколений. Но дело в том, что у нас сейчас очень много зарубежных футболистов, без которых вполне можно было бы обойтись. Есть те, кто выделяется, они действительно нужны, чтобы достойно выглядеть в Европе, но зачем нам бразильцы в командах первого дивизиона?

Можно составить целый список таких, кто играет на посредственном уровне. А вот в Англию так просто иностранец не попадет - там суровые требования к легионерам, у нас же - бери не хочу. Все это затрудняет появление новых имен. И лидеров-то практически не осталось среди своих - тех, что могут создать игру, эти позиции в клубах занимают иностранные игроки, а наши часто на подхвате. Хотелось бы, чтобы наши воспитанники задавали тон.

- Что вы думаете об игре Аршавина в последнее время?

- Он может играть, у него случается иногда просто феерическая игра. Но почему наступил спад, я не берусь говорить - я вообще не возьмусь никого судить. А похоже на то, что расслабился. Не всегда даже на уровне сборной хорошая игра. Он может быть лидером, он может хорошо играть, но не хватает постоянности в его футболе...

Федор Черенков

- Есть ли два матча, которые стоят особняком в вашей памяти? Тот, что до сих пор вызывает досаду, и такой, который ассоциируется с великой победой?

- Конечно! Но начнем с того, который вызвал самые памятные положительные эмоции. Это был 1989-й год, когда мы играли с киевским «Динамо» по существу «золотой» матч. И тогда наш форвард Валерий Шмаров забил при счете 1:1 победный гол со штрафного на последней минуте. Сначала у нас Гена Морозов хотел пробить, а Шмаров подошел и ударил. Этот матч не забыть никогда...

А самое неприятное воспоминание - это матчи с немецким «Вердером» в 1987 году в Кубке УЕФА. Дома выиграли со счетом 4:1, а в гостях потом уступили - 2:6. До сих пор не верится, что такое могло с нами произойти.

- А что же, на ваш взгляд, все-таки случилось со «Спартаком»?

- Не пошла игра. Не пошла, и все... Много версий довелось слышать, но у меня есть и своя: самое удивительное, что мяч был совсем другого качества - не такой, как обычно. Обманывал он нас, был, знаете, такой мягкий... При счете 0:3 в Бремене забил гол, надо было хотя бы удержать этот результат, который нас устраивал, но мяч, повторю, был «другой». В одном моменте у немецких ворот даже не сориентировался, как его принять...

- Может, то были ваши личные ощущения?

- Возможно, и так. У нас игра такая была рваная, не получалось ничего, да еще немцы заколотили с ходу два мяча, поверили в себя, стали инициативу наращивать, и мы не могли ее перехватить. А все потому, что даже не думали, предположить не могли, что после победы с разгромным счетом может быть такой результат в ответной игре. Это был урок на всю жизнь. Очень хочется, чтобы он стал уроком и для нынешних игроков.

Но хороших матчей у нас все-таки было больше. Мы играли и наслаждались футболом. Не уверен, что так могут сказать многие бывшие футболисты. Ничего меня не интересовало, кроме футбола. Матчи, тренировки, снова матчи. Тебя бьют по ногам - ты встаешь и снова играешь. И только в «Спартаке», нигде больше - другое было немыслимо.

- Большую часть карьеры вы провели под руководством выдающегося отечественного тренера Константина Бескова. Как он работал с командой?

- Константин Иванович - лучший тренер в мире. Увидел меня среди дублеров - и поверил, что заиграю, хотя я никак внешне не подходил на кандидата в основную команду. Был я худой такой - другой бы тренер даже не заметил...

Бесков разрешал мне импровизировать на поле. Я очень жалею, что в 1987 году он ушел из команды. Но так получилось: либо тренер, либо сразу несколько игроков основного состава должны были оказаться лишними в коллективе. Или - или...

Не знаю, выиграл ли кто-нибудь в этой истории. Но знаю точно, что Бесков хотел и умел научить своих игроков играть не только правильно, но и красиво. «Спартак» при Константине Ивановиче так и играл. А еще мне повезло, что нас свела судьба однажды в Сокольниках, когда Бесков увидел паренька, которого не знал никто...

Андрей БАРАБАШ. «Спорт уик-энд», 08.08.2011
Ответить с цитированием
  #25  
Старый 21.03.2016, 12:24
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 463
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию ПОЧЕМУ ПОЁТ КУЗНЕЦ

http://www.rusteam.permian.ru/player...nkov_2.html#02
О таких говорят — «божий человек».

У Федора очень светлый взгляд. Долгий. Ты в какой-то момент теряешься — и отводишь глаза, не выдерживая.

Он говорит тихо и как-то отстраненно. А смеется — заразительно.

Ездит Черенков, народный футболист, на метро с неприметным рюкзачком за спиной, сливаясь с толпой. В рюкзачке книжки о себе самом — подарок для корреспондентов «Спорт-Экспресса». Без подарка от Федора никто не уходит. Один из нас давным-давно разговаривал с Черенковым после выездного матча с «Фейеноордом». Федор, уставший после перелета безмерно, на вопросы ответил. А потом достал из кармана крохотный голландский значок: «Держи…»

…Он поражал нас три часа разговора в редакции «СЭ» — точно так же, как поражал когда-то на поле.

Только раз кто-то из нас выдавил — «Федор Федорович». Наверняка проговорив внутренне по-другому: «Федя».

Федя, человек из 80-х, остался Федей и двадцать пять лет спустя. Великое счастье — и ему, и нам всем.

БЕЗ МАШИНЫ ПРОЩЕ ЖИТЬ

— Из чего состоит ваша сегодняшняя жизнь?

— Как и прежде, связана с футболом. Играю за спартаковских ветеранов. За сезон они проводят матчей шестьдесят, я — примерно половину.

— Говорят, вас с Юрием Гавриловым не так давно пригласили консультантами в школу «Спартака»?

— В этом решении, наверное, было больше заботы обо мне — чтобы после перегрузок, которые выпали на меня в годы игровой карьеры, мог участвовать в работе родного клуба.

— К нам в редакцию добирались на метро. Хоть одна живая душа узнала?

— Узнают. Просто иногда люди подходят, иногда — нет. Вот сейчас с Витей Букиевским (защитник «Спартака» 70-х. — Прим. «СЭ») дорогой повстречались. Улыбнулись друг другу. Однажды ехал по Сокольнической линии и столкнулся со спартаковским болельщиком из другого города. Он торопился по делам, но прокатился со мной до «Комсомольской». Вспомнили «Спартак» 80-х. А когда два года назад я свои «жигули» продавал, меня никто не узнавал.

— Без машины жить проще?

— Конечно! Здоровья больше. Соблазн купить машину возникает, особенно когда возвращаешься уставшим за день домой, но я гоню эту мысль. Еду в трамвае — смотрю, как люди одеты. Слушаю, о чем говорят. Чувствуешь жизнь, которая течет вокруг. Мне это необходимо.

— У вас же когда-то «волгу» украли?

— Да я уж и не помню…

— Ваш месячный заработок — тринадцать тысяч рублей. Хватает?

— Вполне. Скоро еще повысят, тысяч пятнадцать-шестнадцать буду получать. Деньги не главное. Нужно стремиться к внутренней гармонии, быть в ладу с самим с собой. С детства врезалась в память старая притча. Сидит богач на мешках с деньгами. Думает: «Куда этот рубль деть? Куда тот?» Слышит — кузнец молотком стучит и песни распевает. Удивился: «Я, такой богатый, молчу. А этот нищий кузнец поет и поет. Дам ему денег». Дал. Кузнец приуныл. Задумался, на что их можно потратить. Перестал петь.

— Мобильный у вас есть?

— Да. Овладеть его премудростями было непросто. Записная книжка в телефоне — удобная штука.

— Компьютером пользуетесь?

— От этого совершенно далек. Брат один раз показал интернет. Первое, что там увидел: «Федор Черенков хотел покончить жизнь самоубийством».

— Хорошего там о вас, поверьте, гораздо больше.

— Правда? Ну спасибо…

Я — СЛАБОХАРАКТЕРНЫЙ

— Какой день в вашей жизни могли бы назвать самым счастливым?

— Рождение дочки и внучки. Когда родилась дочь, у «Спартака» был матч на выезде. В роддом примчался на следующий день, и жена посмотрела на меня настороженно. Знала, что хотел мальчика. Но и девочке очень обрадовался. Жаль, забрать жену с дочкой из роддома не смог — снова начались сборы.

— Крестили дочку?

— Да. И тоже без меня. А вот внучку, которой уже семь лет, крестили вместе.

— Вы-то крещеный?

— Да, но долго об этом не знал. Мне уже 20 стукнуло, когда мама показала, где хранится мой крестик.

— Чем дочка занимается?

— Экономист. Работает и учится на вечернем. Часто приезжает ко мне с внучкой. Удивительная девчушка растет. Ребенку всегда ведь хочется пошалить, повозиться, покричать. А она настолько сообразительная — смотрит на меня и не задает лишних вопросов. Словно оберегает. Бывает, играем, я устаю, а внучка не обижается. Сразу идет к маме: «Сейчас дедушка немножко отдохнет, и мы пойдем с ним гулять».

— Слово «дедушка» в 48 лет вас не пугает?

— Нет. Она меня в основном «деда» зовет.

— Верите, что вам скоро «полтинник»?

— Не думаю об этом. В сложных жизненных ситуациях мне кажется, что я старик. А когда все в порядке — чувствую себя 18-летним мальчишкой.

— Владимир Федотов весной в интервью обронил: «Черенков уехал куда-то в Новгородскую область, отдал свою машину и живет при церкви». Не самый простой был период?

Федор Черенков— Это личное. Дело вовсе не в машине. Я был в месте, где живут и трудятся монахи. И верующие люди, которые приходят им помогать, чувствуя потребность в обращении к Богу.

— Вам лучше стало после этого?

— С того момента я не попадаю в больницу.

— Был какой-то случай, заставивший всерьез уверовать?

— Повлияла моя болезнь, полученная в результате перегрузок. Прежде не мог в церкви долго находиться. На меня что-то давило и будто выталкивало наружу. Но все изменилось, когда зашел в храм, который располагался на территории больницы. Понял, что должен позаботиться о своей душе, прийти к Богу — и почувствовал там себя легко и умиротворенно. Меня туда тянет, чему очень рад. Если не буду забывать, что все ниспослано Богом, что должен воспитывать в себе терпение и помогать другим так, как помогали мне, что надо ходить в церковь и молиться, — есть надежда, что болезнь отступит. И все у меня будет хорошо.

— Пост соблюдаете?

— Не могу. Слабохарактерный я человек. Каюсь, страдаю чревоугодием, хотя пытаюсь бороться с собой. В еде стал сдержаннее, но этого мало. Правда, уже не курю, об алкоголе вообще года три назад позабыл. Теперь мне это не нужно.

ВМЕСТО МАТЧА С КИЕВОМ — НА ЭКЗАМЕН

— Кто из друзей звонит чаще всего?

— Стараюсь звонить я. Например, Сергею Родионову. Но не слишком часто. Сергей — занятой человек, постоянно на сборах, и, зная всю напряженность работы профессионального клуба, отдаю себе отчет: лишние звонки не только отвлекают, но и не приветствуются руководством. Созваниваюсь еще с Морозовым, Поздняковым, Гавриловым. Мы со всеми встречаемся на матчах ветеранов, там обычно и общаемся.

— А с однокурсниками по Горному институту сохранили связь?

— Да. Я учился на дневном отделении — единственная поблажка заключалась в свободном посещении. Все экзамены сдавал в срок, завалил лишь «Статистические машины».

— Как же преподаватель осмелился влепить «неуд» такому популярному студенту?

— Мне это пошло на пользу. В школе у меня была классный руководитель — Вера Андреевна Старченко. На редкость принципиальная женщина. Свой предмет — математику — знала «от» и «до». И от нас требовала того же. Вера Андреевна всегда держала класс в строгости — за малейшую ошибку сразу ставила «тройку» или «четверку». Я тогда ужасно расстраивался. Зато математику вызубрил так, что во время контрольной работы успевал и саму контрольную написать, и в оставшиеся минут пятнадцать сделать домашнее задание по русскому языку. А в школьном аттестате по алгебре у меня значилась «пятерка».

Так же и в Горном. Преподаватель по «Статистическим машинам» тоже была очень принципиальная и заслуженно поставила мне «неуд». Когда друзья попытались за меня вступиться, ответила: «А я футболом не увлекаюсь». Стал готовиться к пересдаче. Брал у однокурсников конспекты, приезжал в общежитие после игр и учил, учил, учил. Пересдал в итоге на «четверку», которая по этому предмету была равносильна «пятерке».

— Это легенда, что Бесков отпустил вас на экзамен с матча против киевского «Динамо»?

— Все так и было! Экзамен назначили прямо в день игры, и Бесков сказал: «Раз так — езжай». В те годы с этим было жестко — по звонку ничего не сделаешь. Сдал экзамен, еду к ребятам в общежитие. Такси на радостях поймал — так-то на троллейбусе добирался. Попросил водителя включить радио, и слышу, что мы победили 2:1. Можно было праздновать сразу два события!

— Тема диплома?

— «Смоло-инъекционное упрочнение горных пород». Писал его и на базе, и дома, и в общежитии.

— Что-нибудь из этого в жизни пригодилось?

— Встречи с людьми, которые живут трудовой жизнью — куда более суровой, чем наша, футбольная, — обогащают. На практике в Приэльбрусье общался с горными проходчиками и инженерами. У этих людей перенял уверенность в себе, крепость духа. Что помогало мне в самые тяжелые моменты. Помогает и сейчас. Буду откровенен: чувствую себя лучше, чем в 94-м. Когда заканчивал карьеру.

ФУТБОЛКИ РАЗДАРИЛ ДРУЗЬЯМ

— Самый памятный день в футболе?

— 23 октября 1989 года. Валера Шмаров забивает золотой гол в ворота киевского «Динамо».

— В какой точке поля в тот миг находились вы?

— Справа в штрафной. Ближе к тому углу, куда залетел мяч.

— Станислав Черчесов рассказывал, что еще во время полета мяча понял — будет гол. А вы?

— Был уже конец матча, и на меня в ту минуту накатила нечеловеческая усталость. В голове произошло… Затмение, что ли. Оперся руками о колени — и отключился на секунду. Потом поднимаю голову, вижу, как Валера подходит к мячу. А когда тот влетел в «девятку», испытал столько всего разом! И громадное счастье, и опустошение!

— Но у «Динамо» оставались минуты отыграться.

— Да, но я почему-то не сомневался: мы — чемпионы! Киевляне недовольно косились на арбитра, и в их глазах не видел желания продолжать матч. Психологически сломались. Разыгрывая мяч с центра, со всей силы запустили его вперед — и отправились в раздевалку.

— Этот эпизод вам дороже, чем матч с «Астон Виллой», где вы забили решающий гол на последних минутах?

— Да. В Бирмингеме были другие чувства. «Спартак» проигрывал 0:1, но вырвал победу. После второго гола у меня нашлись силы побежать вдоль бровки к трибуне. За мной рванули ребята. Обнимались всей командой.

— А фанаты «Астон Виллы» провожали вас аплодисментами?

— Только некоторые. Большая часть из них была в шоке. Примерно как наши после матча с Украиной в 99-м. Вот когда «Спартак» в Лондоне разгромил «Арсенал» — 5:2, весь стадион встал и аплодировал. Мы победили родоначальников футбола, и публика нас оценила.

— Футболки игровых времен сохранили?

— Нет. Все друзьям раздарил. Сначала хотел детям оставить, но дочке они были не очень нужны. А мне-то зачем? Друзья же всегда приходят и помогают. Нет, дело даже не в том, что помогают, просто мы дружим. Они всегда переживали за меня, и, если кого-то моя футболка обрадует, мне будет приятно. Остались лишь две майки. Одна, в которой играл за сборную Союза, лежит у брата, а другую, спартаковскую, подарил сыну второй жены Денису.

— А где ваши чемпионские медали?

— У дочери. Говорю: «Настенька, у меня случаются проблемы со здоровьем, пусть все хранится у тебя». Передал по наследству.

— Сейчас в ветеранской команде ваша майка того же размера, что и в годы футбольной карьеры?

— Пошире. Я на десять килограммов поправился. Раньше игровой вес был 72 кг, теперь — под 80.

КАПИТАН НЕМО

— Бесков в «Спартаке» все прощал двум игрокам — вам и Дасаеву. Но хоть раз он с вами жестко поговорил?

— Было. В 88-м. В чемпионате я забил всего три гола. А в «Спартаке» был негласный принцип: атакующие полузащитники должны забивать не меньше десяти мячей за сезон. Константин Иванович вызвал. Сказал сухо: «Посмотри на свои показатели». Каждый игрок у нас вел журнал, где отмечались технико-тактические действия. Узнавали их у Федора Сергеевича Новикова. У меня в тот год процент брака порой зашкаливал за 30, а требовалось — 20 — 25. Бесков и на это обратил внимание. Разговор пошел на пользу. Следующий сезон и у меня, и у «Спартака» получился удачнее.

— Обиделись на Бескова?

— Что вы! Как я мог обидеться на Константина Ивановича?!

— Кстати, вы были в том знаменитом списке на отчисление, который Бесков составил в конце 88-го?

— Нет.

— А он давал понять, что обижен на вас, поскольку вы выступили на стороне игроков?

— Ни разу. Наши отношения не изменились. Как-то после ухода из «Спартака» Константин Иванович вместе с водителем ехал на стадион «Локомотив», а я шел туда пешочком. Бесков притормозил: «Федор, как дела? Садись, подвезу…»

— Какую фразу Бескова запомнили более всего?

— «Хозяин положения не тот, кто находится с мячом, а тот, кто себя предлагает», — любил говорить он. Если нападающий открылся и предложил себя, я обязан помочь ему удобной передачей. Не забил — значит, не он, а именно я, пасующий, должен думать, какую совершил ошибку. На этом принципе строилась игра «Спартака».

— Старостин к вам по-особенному относился?

— Мне так казалось. Николай Петрович был как капитан Немо.

— То есть?

— Его вроде не видно, но в нужный момент, самый тяжелый — раз, и появлялся. Помогал. Часто повторял: «Выигрывает не тот, кто больше умеет, а тот, кто больше хочет…»

— Последний разговор с ним помните?

— Это была очень грустная встреча. Старостин еще работал, и хотел мне помочь с каким-то вопросом. Сидел я у него в кабинете, вокруг не прекращалось движение, полно людей — и вдруг Николай Петрович посмотрел на меня настолько грустно, что я многое понял. Думаю: «Наверное, зря спрашиваю? Не стоит этим заниматься, потому что Старостин ничего уже не может сделать». Я замялся, стушевался: «Пойду я, Николай Петрович». — «Да, Федор, иди…»

Потом видел издали, как водитель везет Старостина на красных «жигулях» с работы. Больше не встречались. На похороны его ходил. Об этом человеке самые теплые воспоминания. Что бы сейчас ни сказал о Старостине — все будет мало.

— Считается, Лобановский вас недооценивал. Согласны?

— Лобановский выбирал тех людей, которые подходили под его видение игры. Я его понимал.

— Бывали у вас разговоры с глазу на глаз?

— Один раз. Да и тот — исключительно по игре. В Новогорске вызвал перед матчем с Португалией. Спросил: «Знаешь, на какой позиции будешь играть?». Я догадывался. «Крайнего хава», — отвечаю. «А ты знаешь, кто против тебя выйдет на фланге?» — «Думаю, Шалана». Все. В том матче мы выиграли у португальцев 5:0.

— Когда люди называют Черенкова великим футболистом, что чувствуете?

— Про «великого» не думаю. Футболистом был — это да. Не люблю возвышенные тона, к сердцу их не допускаю.

ПАРИЖ — КАК ТЕМНОЕ ПЯТНО

— Однажды Черчесов увидел игрока спартаковского дубля в футболке киевского «Динамо». И немедленно начал проводить жесткую воспитательную работу. Будь вы тренером «Спартака» — что сказали бы?

— Я не стал бы тренером…

— Дома много записей матчей с вашим участием?

— Вообще нет. Осталась кассета с прощального матча, но и ее только раз посмотрел. Не хочется зацикливаться на прошлом. Чем чаще обращаешься к повторам на пленке, тем выше опасность уйти в них с головой.

— Во Франции с той поры, как покинули «Ред Стар», были?

— Нет. За границу, к слову, никогда не ездил отдыхать. И не тянет. Разве что с ветеранами на матчи выбирался. А четыре месяца в Париже вспоминать трудно, сплошное темное пятно. Уставал на тренировках так, что не мог выучить элементарные слова на французском. Приходил в гостиницу, открывал учебник, читал-читал — и отключался. Перегрузки были колоссальные. Поэтому сезон 92-го пропустил целиком. Восстанавливал здоровье.

— То, что болезнь обострилась сразу после переезда в чужую страну — совпадение?

— Конечно. Это могло произойти где угодно.

— «Я очень доверчив», — признались вы когда-то. Доверчивость жизнь усложняет?

— Я уже давно не такой доверчивый. В том числе к вашей пишущей братии, уж простите. Газет почти не читаю. Мне, например, не нравится, когда игроков обвиняют, что они много зарабатывают. Неужели люди, которым отпущено всего десять — пятнадцать лет профессиональной карьеры, виноваты, что во всем мире футболисты получают больше, чем остальные?

Или вот сейчас твердят: сборная сыграла так, что за нее стыдно. Да, матчи с Израилем и Андоррой она провела не блестяще. Но не стыдно за нее, не стыдно! И за 1:0 над Андоррой — тоже не стыдно! Сегодня даже Вьетнам в русский хоккей играет. А мы и Исландии уступали, и с Кипром делили очки. Почему же надо ругать ребят, которые в конце концов пробились на чемпионат Европы? Они — хорошие футболисты. Может, не превосходят нас по уровню игры, но и психологическое давление на них сильнее, чем на наше поколение. Они умнее и мудрее нас — я этому радуюсь.

110 РУБЛЕЙ ЗА КИНО

— Титов обмолвился, что вы спрашивали у него телефон Аленичева. Зачем?

— Ко мне приезжал болельщик из Твери. Еще в 60-е годы он придумал новый удар, и сорок с лишним лет пытается его запатентовать. Наловчился с носка без разбега бить так, что голкипера никакая «стенка» не спасает — мяч перелетает через нее по немыслимой дуге и опускается в ворота. Мужик надеялся, что Аленичев сможет выполнить этот удар — нога-то у Димки маленькая, и он не зацепит пяткой землю.

— А вы так бить пробовали?

— Пробовал, но из десяти попыток удавалось забить от силы три-четыре раза. Бесков с уважением относился к этому человеку, пускал в Тарасовку. Смотрели пленку, на которой его ученики бьют с носка. И нас пытался натаскать.

— Значит, пробить «ножницами» через себя куда легче, чем вот так, с пыра?

— Это вы о чем?

— О ваших съемках в 12 лет в детском фильме Исаака Магитона «Ни слова о футболе». В своей книге «Кинопроба» режиссер позже вспоминал, что вы не испортили ни одного дубля и пять раз подряд забивали голы «ножницами»!

— Исаак Семенович преувеличил. На самом деле было двенадцать дублей — и удар у меня получился раз шесть. Но о неудачных попытках в книге упоминать он не стал. Сделал мне, как сказали бы сегодня, рекламу.

— Как вообще попали в кино?

— Кто-то из помощников Магитона увидел, как я играю на Ширяевке. Пригласил на съемки.

— Где они проходили?

— В Гомеле. Поселили нас, десять мальчишек из Москвы, прямо на центральном стадионе. В одном из подтрибунных помещений поставили десять кроватей, рядом комната пионервожатой. В свободное от съемок время директор арены разрешал нам играть на главном поле. Зеленом — травинка к травинке! Для нас это было счастье!

— Из тех мальчишек кто-то стал еще футболистом?

— Кажется, нет.

— На что потратили гонорар за съемки?

— 110 рублей, которые мне заплатили, отдал маме. Но с одним пожеланием — чтобы купила транзистор. И на эти деньги действительно приобрели приемник «Сокол».

СЕЙЧАС В РОССИИ — ФУТБОЛ ЭПИЗОДА

— Смокинг, полученный как джентльмену года, сохранился?

— Висит в шкафу. Облачался в него только на саму церемонию.

— А галстук по какому поводу последний раз надевали?

— Сразу и не вспомнишь… Давно! Борька Поздняков как-то ляпнул: «Федор, не надевай больше костюм». Я задумался — почему он сказал? Не умею костюм носить? Или галстук неправильно повязал? В общем, с того дня не ношу ни то ни другое.

— Правда, что не любите праздновать день рождения, потому что он совпадает с датой смерти Высоцкого?

— Правда. Для меня 25 июля — больше день памяти великого артиста, чем повод для собственного торжества.

— С Высоцким были знакомы?

— К сожалению, нет. Из мира искусства общался лишь с Александром Фатюшиным да с Исааком Семеновичем Магитоном. Честно скажу — я не театрал. Даже кино смотрю редко.

— Пару лет назад вас встретили на стадионе перед матчем «Спартак» — «Зенит». Вы сказали, что ждете друга, артиста Большого театра. Что за друг?

— Оперный певец Николай Семенов. Родом из Сибири. Классный мужик. Познакомились на футболе — он спартаковский болельщик. Николай приглашал меня в Большой на свое выступление, а я — зазвал его на футбол.

— Лет пятнадцать назад в Одессе цыганка предложила вам загадать три желания. Два из них исполнились уже в течение следующей недели. А как насчет третьего?

— Пока не сбылось. Но надежды не теряю. Это желание срока давности не имеет.

— На футбол ходите по пропуску? Или вахтеры узнают?

— Клуб ветеранов «Спартака» выдает пропуск. Но в этом году был всего на трех матчах. Неуютно на трибуне.

— Отвлекают?

— Не поэтому. Как специалисту мне хочется спокойной обстановки, надо видеть тонкости. А на стадионе захватывает ажиотаж, я начинаю болеть, радоваться, вскакивать… Борюсь сам с собой, раздваиваюсь. Потому стоишь перед выбором: либо идти в ложу к фанатам, либо в правительственную.

— И там, и там вас охотно примут.

— Благодарю вас…

— Молодые спартаковские болельщики Федора Черенкова ни с кем не путают?

— Как появляюсь на стадионе, люди тут же с фотографиями тянутся. За автографом. Около восьмого подъезда Лужников чаще всего подходят.

— Игра нынешнего «Спартака» симпатична?

— После романцевского «Спартака» никак не мог понять новую команду. Особенно — с зарубежными тренерами — Скалой, Старковым. Но прошло какое-то время, и я оценил западный подход к футболу. Даже во Франции до меня это не доходило.

— Что именно?

— Принципы индивидуального футбола. Стал находить красивые стороны и в такой игре. Все благодаря телевизору. С трибуны разобрать это было сложно. Сейчас в России — футбол эпизода.

Скажу больше: прежде не было такого, чтоб я вскакивал, наблюдая матч по телевизору. А теперь вскакиваю! Вот это, думаю, прогресс!

— Игра команды при Черчесове ближе к спартаковским идеалам?

— Да. Но здесь заслуга двух тренеров — Владимира Григорьевича Федотова и Станислава… С отчеством у меня проблемы…

— Саламовича.

— И Станислава Саламовича Черчесова. Они вдвоем создали современный «Спартак». Привили игру, которая зрителям все интереснее и интереснее. Здорово выглядели в Петербурге, в обоих матчах с «Селтиком»…

— Когда «Спартак» станет чемпионом?

— Глядя на последние игры — оптимизма мало. Больше верю в сборную. Нравится ее игра. И в матче с Андоррой бросилось в глаза старание, хоть многое не получалось. У Сычева не клеилось, но как он старался! Как превозмогал себя Зырянов!

«СПАСИ И СОХРАНИ»

— Как строится ваш обычный день, если нет игр за ветеранов?

— По-разному. Могу проснуться в три часа ночи, а могу — в восемь утра. Встану, позавтракаю, устрою самостоятельную тренировку. Бывает, вместо тренировки еду в клуб по делам, обедаю… Хотел сказать — «ложусь спать», но сейчас от режима футболиста с дневным сном отхожу. Вместо этого иногда кросс бегаю. Фондом развития футбола имени Родионова и Черенкова нынче меньше занимаюсь, мне помогает Володя Малахов (руководитель фонда. — Прим. «СЭ»). Словом, в первой половине дня у меня «Спартак», а во второй — дом. Хозяйство.

— Во дворе играете?

— В последнее время — почти нет. В ближайшую субботу только съезжу в Перово. Друзья меня в Турнире дворовых команд заявили, говорят: «Давай, Федор, стимулируй подъем футбола». Посмотрим, что получится. Хотели как тренера использовать, но я лучше сам поиграю.

— В вашем дворе дети гоняют мяч?

— Еще как! Меня это так радует! В нашем дворе две школы — одна из них та самая 239-я, в которой я начинал учиться. Она за заборчиком, там хорошая площадка. В выходные и дети бегают, и взрослые. В другой школе, 911-й, дети вообще каждый день играют. И на гандбольной площадке, и на большом поле.

Вспоминаю историю из собственного детства. Мне было годика три, возился с мячом в кунцевском дворике. Незнакомый мужчина, увидевший мои игры, как-то нашел нашу квартиру. Пришел и подарил мяч. Мой самый первый мяч. Сам я довольно смутно помню, родители рассказывали…

— В родную школу зовут выступить?

— Я не мастер слова и на такие приглашения не откликаюсь. Но мне в школе посвящена целая экспозиция. Хоть давно там не был.

— Что за кольцо у вас на пальце?

— Рассказываю — первое обручальное кольцо потерял в 79-м году в Марокко. На футбольном поле слетело с пальца. Искали всей командой, но не нашли. Что делать, заказал новое кольцо. А прошло время, в церкви купил себе и жене два таких, серебряных. С надписью «Спаси и сохрани».

— Сейчас вы женаты?

— Разведен.

— Вам дома не одиноко?

— Раньше страдал от одиночества. Теперь — нет. В марте вышел из больницы — с тех пор не знаю, что такое одиночество. Все время рядом кто-то есть.

— Чего еще ждете от жизни, Федор?

— Я умею и люблю ждать. Но придумывать ничего не хочу. Что есть, то есть. Нового года вот жду.

— Самые необычные обстоятельства, при которых встречали Новый год?

— Любил встретить в семье, но редко получалось. Лучшая новогодняя ночь, которую вспоминаю часто — когда сидели втроем: я, жена и ее сын Денис. Очень душевно. Не забыть еще один Новый год. Встретил его со «Спартаком», за границей.

— На каком-то турнире?

— Да. Ездили в Германию и Швейцарию. Закончился сезон 89-го года, стали чемпионами, поехали подряд по четырем зарубежным турнирам. И мы все четыре выиграли, представляете?

— Четыре?!

Федор Черенков
— Да. Хозяева придумывали собственные правила, все площадки были разного размера, ворота тоже, судьи местные… После третьего турнира, казалось, сил уже не осталось, выложились страшно. Я тогда капитаном команды был, говорю: «Что ж мы натворили? Три турнира выиграли, никогда такого не было!» Тут Валерка Шмаров голос подал: «А четыре слабо?» Думаю: вот молодец! Давай попробуем!

Выиграли и четвертый. Нам кубок дали — размером почти с Кубок УЕФА. И гигантскую бутылку шампанского. Литров пять, не меньше. Новогоднюю ночь отмечали в гостинице — и эта бутылка нам очень пригодилась.

— Хватило?

— Нет. Пришлось еще покупать. Олег Иваныч, кстати, не пришел. Он же главный тренер, все понимал. Да мы его и не приглашали.

— Денис, сын бывшей жены, к футболу отношение имеет?

— Нет. Денису 21 год. Давным-давно в «Ералаше» снимался. Сейчас доучивается в автомобильном институте и работает в страховой фирме. Мне его так жалко…

— Почему?

— Столько сидеть за компьютером — уму непостижимо! Хотя без компьютера уже никуда. Я на днях пенсию оформлял, убедился.

— Муторное дело?

— Ох, не то слово. Если лично сам все бумаги не разнесешь, с мертвой точки ничего не сдвинется. Мы от бюрократизма, а он — к нам. Хорошо, что пешком хожу без автомобиля. Сколько времени экономится! Я на воздухе, двигаюсь.

Знаю, вы уже устали со мной разговаривать, а я вас буду до конца мучить. Хотел полчасика посидеть, а уже третий час пошел…

— Что вы, Федор Федорович. Большое удовольствие с вами общаться.

— Сейчас скажете: «Надоел нам Федор, пойдемте-ка по соточке, для бодрости…»

— Вы же не пьете?

— Не пью. Но — могу!

…Потом мы прошлись по редакции. Вручили свой подарок, памятный знак «Клуба 100», — не все ж принимать дары от единственного народного футболиста.

«Спасибо, вы подняли мне настроение», — сказал Черенков. Попрощался — и не спеша зашагал к метро.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ, Алексей МАТВЕЕВ. «Спорт-Экспресс», 14.12.2007


* * *

НАРОДНЫЙ ФУТБОЛИСТ

Сейчас редко сравнивают футбол с театром. Причина проста — хватает солистов, индивидуалистов, полным-полно статистов. А вот тех, кто наполняет игру вдохновением и полетом мысли, надо искать с ярким факелом. Потому хочется обернуться назад, на старые портреты. В этой галерее спартаковец Федор Черенков едва ли не сразу бросается в глаза. Образ, к слову, и поныне яркий: не потускнел, не покрылся пылью…

Счастливый миг атаки

Он гладко ввинчивался — термин подходящий, ибо Федор Федорович получил диплом горного инженера — в предполье чужой обороны и поднимал глаза, в которых тлел огонек охотника. Но казалось порой, что он и сам не ведал, что свершит через секунду-другую. То ли рассечет острым как бритва пасом защитные редуты соперника, то ли полетит искать счастливый миг в атаке. Но все сделает вопреки логике, опрокидывая каноны. Выражаясь театральным языком, Черенков постоянно отходил от текста роли, заменяя его собственными — удивительно к месту и по делу — ремарками.

Сказать, что он забивал отменные голы — значит, не сказать ничего. Спартаковец делал это изысканно — «Астон Вилла», сборным Бразилии, Франции и Португалии, одесскому «Черноморцу», разным «Динамо». Трудно припомнить, чтобы Черенков вколачивал мячи — он аккуратно и непринужденно укладывал их в сетку. Кстати, за всю карьеру спартаковец зажигал свою фамилию на табло — на Родине и за ее пределами — без малого 120 раз!

Ненасытная жажда игры

Титулов и званий у Федора Федоровича предостаточно: он трехкратный чемпион СССР, обладатель золота российского первенства и диплома за Кубок страны. Дважды его называли лучшим футболистом года в Советском Союзе, а в обеих сборных — национальной и олимпийской — Черенков провел 44 матча.

Однако главным для спартаковца было действо, ненасытная жажда игры. И наверняка уход из футбола стал для Федора Федоровича трагедией. С тех пор прошло полтора десятка лет, но рискну предположить, что боль расставания с любимым делом все еще терзает его тонкую натуру.

Конечно же, игру Черенкова наполняли блеском его соратники-умницы: Юрий Гаврилов, Георгий Ярцев, Сергей Родионов. Да и Бесков — суровый диктатор, футбольный Сталин — лишь его одного выпускал из клеток тактических схем на опьяняющий простор. Такой вольницы у Константина Ивановича не получал, кажется, никто.

Вольнодумец не ко двору

Однако при всем его оригинальном блеске «иглы тайные сурово язвили славное чело…» В сборной Черенков если не вызывал отторжения у главного тренера Лобановского, то во всяком случае не числился в его любимцах. И немудрено — Валерий Васильевич пуще всего чтил послушание, строгое исполнение своих приказов, а потому спартаковский вольнодумец явно не вписывался в его стратегию. Черенков в сборную, конечно, призывался, но играл там не постоянно, фрагментарно же демонстрируя свой фирменный стиль. На чемпионатах мира и Европы он ни разу так и не сыграл. Схожая судьба, между прочим, и у другого художника нашего футбола — тбилисского динамовца Давида Кипиани, чья богатая палитра оставляла равнодушным Лобановского.

Но наверняка в играх «Спартака» и киевского «Динамо» Черенков пытался доказать тренеру-оппоненту свою истинную цену, и не без успеха. Делал это результативно, или убеждая результатом, что, однако, не меняло грустной ситуации. Но вряд ли это может бросить тень на портрет мэтра, который просто уважал иные средства. И с ними — предпочитая Черенкову других игроков — достигал побед.

Из спартаковской оранжереи

Однажды Николай Озеров назвал его народным футболистом, возможно, не подозревая, насколько был прав. Черенков действительно играл для людей, даря им радость, заряд бодрости, ибо еще долго можно было вспоминать, как Федор отдал мяч, принял, ударил. Но и после игры он не исчезал в сверкающем авто, а мог остановиться, поговорить, улыбнуться. Черенков — кто еще на такое способен? — даже устраивал пресс-конференции в метро. И когда Черенков уходил, над стадионом гремело «Виват король, виват!», и суровые на вид мужчины утирали слезы…

Отдельная тема — его стоическая верность «Спартаку», в котором он провел аж 366 матчей! А ведь Черенкову наверняка сулили златые горы в иных командах. Правда, на закате карьеры он все же подался за рубеж, но вряд ли то было искушение обогатиться. Федор Федорович, полагаю, решил испробовать на вкус европейский футбол и себя заодно — в новом качестве.

Эксперимент не удался, но виной тому не его класс, кстати, безоговорочно признанный за границей. Черенков был подобен хрупкому цветку, который пересадили из солнечной спартаковской оранжереи. Но ухаживать за ним было некому. И он вернулся, снова надел красно-белую футболку, чтобы еще несколько лет вслушиваться в восторженный гул трибун…

Валерий БУРТ. «Спорт день за днем», 24.07.2009

Последний раз редактировалось Rusteam; 21.03.2016 в 12:30.
Ответить с цитированием
  #26  
Старый 24.03.2016, 11:34
Аватар для Peoples.ru
Peoples.ru Peoples.ru вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 29.05.2014
Сообщений: 37
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Peoples.ru на пути к лучшему
По умолчанию Федор Черенков

http://www.peoples.ru/sport/football/cherenkov/
Fedor Cherenkov

День рождения: 25.07.1959 года
Возраст: 55 лет
Место рождения: Москва, Россия
Дата смерти: 04.10.2014 года
Место смерти: Москва, Россия

Гражданство: Россия
Рост: 178 см
Вес: 80 кг

Существует особая категория футболистов, которые навсегда остаются в памяти народа. Их помнят и любят не за титулы и звания, а за красивую и изящную игру, за ту радость, которую они дарили. Все это, без сомнения, относится к Федору Черенкову. Ему суждено было много лет играть роль не заслуженного (как присудили), а народного (что правильнее) игрока.

Автор: Дмитрий Гребенщиков
Сайт: Знаменитости


Страна: СССР

Амплуа: полузащитник

Родился 25.07.1959 г.

Играл: Воспитанник СДЮШОР "Спартак".

"Спартак" (Москва): с 1977 - 06.1990, 06.1991-1994 г.

"Ред Стар" (Париж, Франция): 07.1990 г.- 05.1991 г.;

Провел:

В чемпионатах СССР 366 матчей и забил 89 голов. В чемпионатах России 32 игры, 6 голов. Итого за "Спартак" - 398 матчей, забил 95 мячей.

Сборная: провел 34 матча, забил 12 мячей.

Первый матч 12.09.1979 года: Греция (Афины) 0:1

Последний 28.04.1990 года: Ирландия (Дублин) 0:1

Олимпийская сборная: 6 матчей, 4 гола.

Достижения:

Командные:

Чемпион СССР - 1979, 1987 и 1989 гг. Чемпион России 1993 г.

Второе место в чемпионатах СССР - 1980,1981,1984,1985,1986,1991 гг.

Третье место в чемпионатах СССР - 1981 и 1986 годы.

Финалист Кубка СССР по футболу 1991 года.

Бронзовый призер Олимпиады-80.

В составе сборной Москвы - победитель Спартакиады народов СССР 1979 года.

Обладатель Кубка Федерации футбола СССР 1987 года.

Личные:

Лучший игрок СССР 1983 и 1989 годов,

Член символического клуба Григория Федотова (136 мячей).

Обладатель рекорда "Спартака" по числу проведенных игр.

С июля 1994 г. - тренер футбольной команды "Спартак" (Москва).

Существует особая категория футболистов, которые навсегда остаются в памяти народа. Их помнят и любят не за титулы и звания, а за красивую и изящную игру, за ту радость, которую они дарили. Все это, без сомнения, относится к Федору Черенкову. Ему суждено было много лет играть роль не заслуженного (как присудили), а народного (что правильнее) игрока. С "легкой руки" Николая Николаевича Озерова его стали называть "Народный футболист России". Обладал диспетчерскими способностями, хорошо поставленным ударом с обеих ног. Был примером профессионального отношения к футболу. О Черенкове был создан документальный фильм.

В футбол начал играть в 1969 году в СК "Кунцево" у тренера Мухортова Михаила Ивановича, затем в 1971 году перешел в футбольную школу "Спартака", где стал заниматься под руководством Масленкина Анатолия Евстигнеевича, а потом Чернышева Владимира Игнатьевича.
"Незаменимый Федор"

Курчавый новичок появился в "Спартаке" в конце 70-х годов. Бесков доверял Черенкову место в основе, но постоянно спорил с «упертым» игроком. Старостин вспоминал как однажды на разборе игры Бесков сделал ему замечание: «здесь надо было отдать пас». «Нет я мог пройти сам…» возразил Черенков. «Не прошел» - «Но мог, я чувствовал». Спор затянулся. Черенков стоял на своем. Надо знать Бескова, его уверенность в себе, апломб, но Федор не уступил и Бескову пришлось сдаться. Так проявлялся характер на первый взгляд покладистого и послушного Черенкова.

Федор постепенно набирался опыта. Настал 1983 год. Тут Черенков оказался назаменим: 33 матчей за «Спартак», 8 матчей за первую сборную, 4 за олимпийскую, 6 матчей Кубка УЕФА. Включая игру с «Астон Виллой» в Лондоне, когда «Спартак», проигрывая 0:1 за счет двух голов Черенкова вырвал победу. Логичным было признание Федора лучшим футболистом года. К середине 80-х годов Черенков становится ключевым игроком "Спартака", мозговым центром игры красно-белых. «Без Феди, как без рук» - говорили спартаковцы. Однако подобный перегруз едва не привел к окончанию футбольной карьеры в 24 года. И несколько лет пришлось потратить на возвращение прежней игры «народного мастера».

Федора Черенкова недооценивали тренеры, но это компенсировалось любовью болельщиков. Все-таки удивительный человек Федор Черенков. Футболист с настолько несчастливой футбольной судьбой, тот, кто по своему футбольному интеллекту и пониманию игры просто обязан был оказаться в сборной, не попал в нее. И что еще более обидно это непопадание не стало для сборной роковым, наоборот, именно эпоха 80-х стала для советского футбола последним на сегодня триумфом, Черенков тем временем стал едва ли не последней легендой советского футбола, став вместе с тем и его жертвой. Есть игроки, чье имя неразделимо с именем своего клуба. Таким был великий Яшин в "Динамо", Стрельцов в "Торпедо", Кипиани в Тбилиси, и так далее. Черенков и "Спартак" действительно близнецы-братья. Правильно и логично, Черенков играл за самый популярный клуб страны, именно по игре заслуживший эту свою популярность, но лавры чемпионов и героев доставались в основном не ему и не его команде, а всем другим. Но видимо, существует особая категория футболистов, которые навсегда остаются в памяти народа. Их помнят и любят не за титулы и звания, а за красивую и страстную игру, за ту радость, которую эта игра дарила.
Мозг команды

Об игре Черенкова написано и сказано немало. Наверное, не будет преувеличением сказать, что Федор был олицетворением футбольной чистоты, прямо-таки футбольной святости. Практически все игроки того состава от Дасаева до Родионова периодически подвергались обструкции со стороны болельщиков и журналистов. Все, кроме Черенкова. Когда говорят, что десятка "Спартака" была его мозговым центром, это больше чем просто оценка его игры. "Спартак" начала и середины 80-х играл в странный, немножко инфантильный, но очень привлекательный футбол. Вся команда Бескова, исполняла какой-то старомодный танец на поле длинные веерные атаки, с большим количеством передач и потрясающей на общем фоне культурой паса, яркие, умные комбинации и конечно, фирменные "стеночки", доведенные, как говорил один из известных пианистов, "до абсурда". Не выдерживая удушающего прессинга, "Спартак" "ломался" в прямом и переносном смысле перед немцами и французами - командами темповыми, жесткими и мощными, но зато как же красиво Черенков и кампания расправлялись с консервативными англичанами, раз за разом, вспарывая оборону прямо по центру!

В середине 80-х, на фоне всеобщего упадка, когда три-четыре точных паса подряд считались показателем класса, а игрок, обладавший умением выдать точную передачу, причем последнюю передачу вообще ценился на вес золота, Черенков выглядел эдаким вундеркиндом. Он никогда не бил сильно, все голы, забивая мягко, предпочитая либо несильно бить низом, либо перебрасывать мяч через вратаря. Его голы "Астон Вилле" и бразильцам на Маракане это золотой фонд "Спартака". Черенков умел делать на поле ту работу, которая была под силу лишь единицам. Но главное, за что его любили, без преувеличения, безумно он дирижировал на поле незаметно и скромно, беззаветно и искренне. Когда в еврокубковом матче с АЕКом его удалили с поля, большего гнева болельщиков нельзя было представить как, удалить с поля "Федю" да ведь он же мухи не обидит, его самого надо защищать! Наверное, футбольная искренность лучший термин для описания игры Черенкова.
Ненужный в сборной

В сборной все было куда сложнее. Выиграть московскую Олимпиаду не удалось, на чемпионате мира 82 года Федора еще не было, ну а затем, пройдя через недооцененную эпоху Малофеева, сборная попала в руки в Валерию Лобановскому. Хотят ли болельщики красно-белых или не хотят, но пока Черенков блистал в чемпионате СССР, сборная без него достигла, пожалуй, наиболее высокого уровня игры за все время существования. Достигла без Черенкова. Механизм игры Лобановского был тогда настолько отточен, выверен и доведен до автоматизма, что Черенков свободный художник в "Спартаке", не мог быть полезен киевлянам. И если вначале Лобановский пытался ввести Черенкова в состав, то после незаслуженной отставки 1983 года и возвращения в сборную в 1986 Валерий Лобановский не испытывал особых иллюзий о «совместимости» Черенкова и сборной. Он не вписывался в рамки игровых заданий и функций, выполнявшихся, к слову, на высочайшем уровне. Утешением для "спартачей" станет разве что упоминание Давида Кипиани, чья судьба также разошлась с судьбой главной команды страны. С другой стороны, в сборную Лобановского гармонично вписались игроки более функциональные - Алейников, Гоцманов, Сулаквелидзе, Дасаев. И, наконец, самое главное - команда выдавала результат, как на клубном уровне, так и на уровне сборных то, чего "Спартак" добиться не мог. В 1990 году сборная провалила чемпионат мира. Были названы такие причины, как отсутствие травмированного Михайличенко и непривлечение лучшего футболиста 1989 года Черенкова.

Проведя рекордные для "Спартака" 366 матчей в чемпионате СССР и дважды став в нем лучшим футболистом "де юре", будучи многие годы "де-факто", непризнанный в мире, но безумно любимый всеми на Родине, Черенков вместе с Родионовым уехал заканчивать карьеру в скромный французский "Ред Стар". Не снискав в нем славы, он вернулся домой, и вплоть до 1994 года играл за родной "Спартак"

Осенью 1994 года был устроен прощальный матч Черенкова. "Спартак" встречался с итальянской «Пармой». (1:1) Черенков ушел красиво. Десятки тысяч человек стали свидетелями последнего матча одного из лучших футболистов нашего футбола.

В 1985 году награжден орденом "Знак Почета". В апреле 1995 г. распоряжением Президента России награжден поощрительной грамотой в связи с 60-летием спортивного общества "Спартак". В июне 1995 г. награжден орденом "Спартака" за преданность спортивному обществу.

Сегодня Черенков учит играть молодых футболистов, и очень хотелось бы, чтобы будущим спартаковцам улыбнулась удача на европейском клубном уровне хотя бы в честь Федора Черенкова.
Ответить с цитированием
  #27  
Старый 31.03.2016, 10:38
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 463
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию ЧЕРЕНКОВ УХОДИТ КРАСИВО. КАК И ИГРАЛ

http://www.rusteam.permian.ru/players/cherenkov.html

Федор Черенков

Черенков Фёдор Фёдорович. Полузащитник. Заслуженный мастер спорта (1989).

Родился 25 июля 1959 г. в г. Москве. Умер 4 октября 2014 г. в г. Москве.

Фёдор Черенков начал играть в футбол в дворовой команде районного ЖЭКа, участвуя в турнире «Кожаный мяч». С 1969 года занимался в ДЮСШ московского клуба «Кунцево» (тренер: Михаил Иванович Мухортов). В 1971 году был принят в СДЮШОР московского «Спартака» (тренеры: Анатолий Евстигнеевич Маслёнкин, а затем Владимир Игнатович Чернышёв).

Выступал за команды «Спартак» Москва (1977–1990, 1991–1994), «Ред Стар» Париж, Франция (1990–1991).

Чемпион СССР/России 1979, 1987, 1989, 1993 гг. Обладатель Кубка России 1994 г.

Лучший футболист СССР 1983 и 1989 гг. (по результатам опроса еженедельника «Футбол»).

За сборную СССР провел 34 матча, забил 12 голов.

(За олимпийскую сборную СССР сыграл 10 матчей, забил 6 голов.*)

Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 г.

Тренерская карьера. Тренер к команде «Спартак» Москва (1994–1995). Тренер в команде «Спартак»-д Москва (1996–1997). Тренер в команде «Спартак»-м Москва (2013–2014).

Обладатель футбольной премии Российского футбольного союза «Легенда футбола» (2009).

Государственные награды. Орден «Знак Почета» (1985). Орден Дружбы народов (1994). Оден Почета (1997).

* * *

Признаться, полное отсутствие представления у итальянцев, к какому событию приурочен этот матч, не слишком удивило. В предсезонном календаре число матчей, турниров и прочих соревнований зашкаливает за допустимое. Один турнир следует за другим, но все они лишь приближают команды к стартам чемпионата: событием, из ряда вон выходящим, ни один из этих матчей все же не становится.

Каково же было удивление итальянцев, когда они поняли, что 35 тысяч зрителей (и по европейским меркам очень приличная аудитория) пришли на «Динамо» совсем не для того, чтобы воочию увидеть финалиста Кубка кубков и обладателя Суперкубка Италии. Какое-то — и немалое — время понадобилось, чтобы гости с Апеннин осознали, как же это один человек смог собрать в промозглую погоду такое количество болельщиков. В результате футболисты «Пармы» настолько опешили, что в первом тайме предоставили форвардам «Спартака» немыслимую по нынешним стандартам свободу. А сам герой встречи будто загипнотизировал итальянских защитников — и уже на шестой минуте Аленичев, используя передачу Черенкова, пробил в штангу.

Федор Черенков
До определенного момента на поле присутствовал только «Спартак», в атаках которого солировал неувядаемый ветеран. Именно он расчетливо откликнулся на прострел Мухамадиева, но… промахнулся. Прошло еще несколько минут — и Черенков вновь сорвал аплодисменты с трибун за поистине спартаковскую стенку с Мамедовым. А затем ошеломил всех, когда изящно ушел от серебряных призеров чемпионата мира Минотти и Бенарриво. Увы, Аленичев, которому так и не довелось поиграть с. Черенковым в одной команде, его не понял.

Ну, а ту передачу пяткой, после которой Пятницкий оказался с глазу на глаз с Буччи, мог выполнить только Черенков. Даже если бы вы не заметили номера отдававшего, ошибиться было невозможно. Ведь на поле был Фёдор Черенков.

Он ИГРАЛ. И я слышал истошные возгласы болельщиков: «Фёдор, не уходи!», видел, как наворачивались на их глазах слезы. Может быть, такого игрока в спартаковской истории больше не будет. Вот Черенков обманул Минотти, и с трибун вновь понеслось: «Ему бы еще играть и играть!» Вскоре Фёдора за прекрасный отброс мяча благодарил уже Онопко, а Буччи в свою очередь молил Бога, чтобы мяч прошел выше. И вымолил.

В первом тайме мяч, словно по воле Божьей, раз за разом сам находил Черенкова — хотя, скорее, великий мастер все делал для этого сам. И нет смысла намекать на какую-то снисходительность соперников — в словаре профессионалов места этому слову нет. В чем мы убедились еще раз после перерыва. А в паузе между таймами несколько приятных слов произнес Романцев, потом сам «именинник» вспомнил своих тренеров и от души поблагодарил болельщиков. Под занавес церемонии клуб болельщиков футбола вручил Фёдору Черенкову джип «Мицубиси». А затем ревом оваций был встречен крут почета в исполнении Мастера. И он ушел. Хотя — что значит «ушел». Во втором тайме он занял место на спартаковской скамейке: из игроков — в тренеры. Футболу Фёдор намерен служить еще долгие годы.

С уходом Черенкова игра во втором тайме яркости не потеряла. Но той изюминки, безусловно, в ней уже не было. Динамика, великолепно исполненные технические приемы, ювелирные передачи — все эти элементы присутствовали в ней сполна. И гол Мухамадиева после подачи углового был хорош: Ответный Минотти несколько курьезен, но вполне логичен. «Парма», пожалуй, ничью заслужила. А Фёдор Черенков заслужил, вне всяких сомнений, такого прощального матча. Жаль вот только, что он уже позади.

«СПАРТАК» Россия - «ПАРМА» Италия - 1:1 (0:0)
23 августа. Москва. Стадион «Динамо». 35000 зрителей.
Судья: Хусаинов (Россия).
«Спартак» (Москва): Тяпушкин, Мамедов, Тернавский (Ананко, 74), Надуда, Рахимов (Цымбаларь, 46), Никифоров, Онопко, Аленичев (Чудин, 77), Пятницкий, Черенков (Писарев, 46), Мухамадиев.
«Парма»: Буччи (Галли,48), Бенарриво (Пин, 32), Ди Кьяра, Минотти, Аполлони, Ф. Коуту (Сусич, 64), Бролин, Д. Баджо, Сенсини, Дзола (Лемме, 77), Бранка (Карузо, 85).
Голы: Мухамадиев (47), Минотти (68).

Михаил ПУКШАНСКИЙ из Москвы. Газета «Спорт-Экспресс», 24.08.1994
Ответить с цитированием
  #28  
Старый 17.04.2016, 20:30
Аватар для Спартак. НISTORY
Спартак. НISTORY Спартак. НISTORY вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.06.2014
Сообщений: 1,700
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Спартак. НISTORY на пути к лучшему
По умолчанию Голы Федора Черенкова (1977-1993)

Ответить с цитированием
  #29  
Старый 24.04.2016, 07:25
Аватар для Sports.Ru
Sports.Ru Sports.Ru вне форума
Местный
 
Регистрация: 22.04.2016
Сообщений: 426
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Sports.Ru на пути к лучшему
По умолчанию Фёдор Черенков

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/s...on/908150.html

Ответить с цитированием
  #30  
Старый 24.04.2016, 07:31
Аватар для Спартак. НISTORY
Спартак. НISTORY Спартак. НISTORY вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.06.2014
Сообщений: 1,700
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Спартак. НISTORY на пути к лучшему
По умолчанию Фёдор ЧЕРЕНКОВ

http://spartak.msk.ru/menu.dll?a=playerinfo&id=32

ЧЕРЕНКОВ ФЁДОР ФЁДОРОВИЧ
Полузащитник.


Родился 25 июля 1959 в Москве.
Чемпионат СССР: 366 матчей, 89 голов. Чемпионат России: 32 матча, 6 голов. Всего — 398 матчей, 95 мячей.
Сборная СССР: 34 игры, 12 мячей. За олимпийскую сборную СССР сыграл 10 матчей, забил 6 голов. Также за сборную СССР сыграл в 1 неофициальном матче.
В общей сложности за карьеру провёл 542 матча, забил 138 мячей, сделал 136 голевых передач.
Чемпион СССР: 1979, 1987, 1989. Бронзовый призёр Олимпиады: 1980. Обладатель Кубка Федерации футбола СССР: 1987. Чемпион России: 1993. Обладатель Кубка России: 1994. Обладатель Кубка чемпионов Содружества: 1993 (2 игры, 1 гол).
Приз «Лучшему футболисту СССР» (по результатам опроса еженедельника «Футбол»): 1983, 1989. Приз «Верность клубу»: 1989. Приз «Организатору атаки»: 1988, 1989. Член клуба бомбардиров Григория Федотова (141 гол). Член клуба 100 российских бомбардиров (141 гол). Рекордсмен по количеству игр за московский «Спартак». Заслуженный мастер спорта СССР (1989). В списках 33 лучших футболистов СССР 9 раз, из них № 1 (1983, 1985, 1987 и 1989) - 4 раза, № 2 (1980, 1982 и 1988), № 3 (1981 и 1984).
Кавалер Ордена «Знак Почета» : 1985. Кавалер ордена Дружбы народов: 1994. Кавалер ордена Почета: 1997. Награда РФС «Легенда футбола»: 2009.

Федор Черенков: «В свой день рождения всегда вспоминаю Высоцкого»

В Москве на стадионе «Спартак» имени Игоря Нетто состоялся матч, посвященный 50-летию двух легендарных советских футболистов – Вагиза Хидиятуллина и Федора ЧЕРЕНКОВА. Юбилей Федора Федоровича, которого многие считают ни больше ни меньше народным футболистом, вообще отмечали довольно широко. Что неудивительно, ведь его любили не только фанаты «Спартака», в котором он провел практически всю свою карьеру, но и болельщики всего Советского Союза. Настолько яркий, неподражамый, волшебный это был мастер. Как-то он забил гол в ворота сборной Бразилии на знаменитом стадионе «Маракана», и тогда вся страна распевала: «Нет в мире лучше игроков, чем Пеле и Черенков». «Новые Известия» побеседовали с человеком, который продолжает оставаться кумиром для многих поклонников футбола.

– Федор Федорович, поздравляем вас с юбилеем! Своей игрой вы действительно приносили огромную радость болельщикам. Но почему вы решили провести юбилейный матч на таком маленьком стадионе, как «Спартак»?
– Спасибо за поздравления. На самом деле все просто. В свое время проводились матчи, посвященные круглым датам Юры Гаврилова и Рината Дасаева. Но трибуны стадиона «Динамо» были полупустыми. А стадион имени Нетто вмещает чуть больше пяти тысяч зрителей. Поэтому я, Вагиз (Хидиятуллин. – «НИ») и люди, помогавшие организовывать матч, посчитали, что лучше играть там. Тем более приятно, что эта арена носит имя великого футболиста, который много сил отдал «Спартаку» и национальной сборной страны.

– Но в 1994 году, когда состоялся ваш прощальный матч, на стадион «Динамо» пришло очень много народа.
– С тех пор много воды утекло. У болельщиков появились новые кумиры. Надо жить сегодняшним днем. Сейчас ходят на других – Вагнера Лава, Сашу Кержакова, Алекса...

– Говорят, вы не очень любите отмечать свой день рождения, потому что он совпадает с днем смерти Владимира Высоцкого?
– Это правда. Владимир Семенович был моим кумиром. А каждая его песня – это как крик души. Я всегда вспоминаю его в свой день рождения. Да и вообще очень часто слушаю его песни.

– На матчах премьер-лиги в этом сезоне бывали?
– Один раз. На встрече «Спартака» с самарскими «Крыльями Советов». Приглашали и на недавнее дерби с армейцами. В перерыве я должен был вручить призы детской команде. Но, увы, не смог. А вообще предпочитаю смотреть матчи по телевидению. Так спокойнее. Есть повторы и можно выключить звук.

– С руководством «Спартака» общаетесь?
– Мой друг, второй тренер команды Сережа Родионов недавно приезжал ко мне в гости. С ним созваниваемся или видимся регулярно. С Валерием Карпиным (генеральный директор и главный тренер «Спартака». – «НИ») общаемся гораздо реже. Сейчас у него очень много забот. Но мне очень нравится, как он работает. С удовольствием посмотрел игру «Спартака» с ЦСКА. Бразилец Алекс становится настоящим лидером «красно-белых». Но, наверное, еще большее впечатление на меня произвел молодой парнишка Яковлев. Вышел на замену в такой игре и не растерялся! Более того, мог и сам забить, и Веллитону отдал классную передачу, выведя бразильца один на один с вратарем. Словом, мне кажется, что «Спартак» возрождается. Игроки проявляют характер.

– За другими командами следите?
– Кроме «Спартака» при Карпине мне нравится, как играют наши самые принципиальные соперники – ЦСКА и «Динамо».

– А вообще насколько вам интересен нынешний российский футбол? Наверное, он сильно уступает уровню союзного первенства, в котором вы выступали?
– Честно говоря, наш чемпионат для меня гораздо интереснее, чем, например, первенства зарубежных стран. А Союз давно рухнул, и футбол с тех пор серьезно изменился. Поверьте, у нас много хороших футболистов, и прошлогодний чемпионат Европы это показал. Беда в том, что у нас много посредственных иностранцев. Мне нравится, как играют те же Алекс, Веллитон, Вагнер Лав, динамовский защитник Леандро Фернандес. Но есть и ребята, которых непонятно зачем привозят из-за границы. Слабые игроки российскому чемпионату не нужны. Своих хватает.

– Из россиян кого выделяете?
– Не буду оригинален – Андрея Аршавина и Юрия Жиркова.

– А если брать игроков вашего амплуа, то есть плеймейкеров?
– В принципе Аршавин способен действовать на этой позиции. А еще мне нравится Дмитрий Хохлов. Он и пас может отдать, и забить.

– Федор Федорович, давайте вернемся к вашему юбилею. Скажите, было много поздравлений?
– Знаете, телефон просто раскалывался. По-моему, было около 200 звонков. Звонили даже незнакомые люди. Честно говоря, к концу дня просто устал от такого внимания.

– Олег Романцев звонил?
– Может быть. Просто в какой-то момент я переутомился и заснул.

– А вообще насколько часто вам звонят знакомые или журналисты?
– Я счастлив, потому что друзья меня не забывают. Помогают. Приглашают сыграть за ветеранов. Это не только удовольствие, но и какие-то деньги. А журналисты интересуются мной только в связи с каким-то событием. Как сейчас.

– Не так давно в одной газете написали, что вы живете в стесненных условиях и у вас нет машины…
– Я живу в 95-м квартале. Это в Кунцеве. Недалеко ледовый Дворец «Крылья Советов». Квартира у меня на первом этаже, но меня она полностью устраивает. И машина есть. «Лада» десятой модели. На ней я иногда езжу на стадион «Спартак». Хотя чаще я езжу на метро.

– Кстати, стадион «Кунцево», где вы начинали карьеру, вроде бы собираются сломать. Уже трибуны снесли… Говорят, к этому причастна Алина Кабаева, которая стала хозяйкой этого спорткомплекса и хочет открыть там свою школу.
– Я отношусь к этому резко отрицательно. И не только потому, что я действительно начинал играть в футбольной школе «Кунцево». Там многие мальчишки делали свои первые шаги в футболе. Игорь Семшов, например…

– Интересно, а какие матчи вы до сих пор вспоминаете? Естественно, с вашим участием...
– На первое место я бы поставил игру против сборной Бразилии в 1980 году, в Рио-де-Жанейро, в которой мы победили со счетом 2:1. Мы проигрывали 0:1, а затем нынешний наставник ЦСКА Зико не реализовал пенальти. И мне почти сразу же удалось сравнять счет. Прошло всего несколько минут, и Сергей Андреев забил еще один гол. Победить на легендарном «Маракана» удавалось далеко не каждому сопернику бразильцев. Особенно если на трибунах за них болела почти 200-тысячная толпа («Маракана» в то время был самым вместительным стадионом в мире. – «НИ»). На второе место я бы поставил встречу со сборной Франции, которая состоялась в том же 1980-м, но в Москве. Тогда в составе французов выступали Мишель Платини, Жан Тигана и многие другие знаменитые футболисты. Матч вызвал огромный ажиотаж, и на переполненных «Лужниках» мне также посчастливилось забить, причем победный мяч. Ну и трудно, конечно, забыть наши победы над английскими «Арсеналом» и «Астон Виллой» в еврокубках. Да и каждый матч против киевского «Динамо» был большим событием.

– Наверное, кто-то из киевлян был и самым неудобным для вас противником на поле?
– Вообще я всегда с уважением относился к каждому сопернику. Но самым неуступчивым был, пожалуй, киевлянин Толя Демьяненко. На первый взгляд он казался мягким игроком, но обыграть его было практически невозможно. Недаром Толю выбирали капитаном сборной страны.

– К сожалению, вы так и не сыграли ни на одном чемпионате мира, при том, что дважды признавались лучшим футболистом страны. Сильно переживали по этому поводу?
– Так сложились обстоятельства. Я ни о чем не жалею. На Валерия Васильевича Лобановского (тренер киевского «Динамо» и сборной СССР. – «НИ») зла не держу. Для меня гораздо важнее, что люди получали удовольствие от моей игры.

– Многие считают вас великим футболистом. А кто-то говорит, что вы – народный игрок. Вам такие комплименты, насколько известно, не очень нравятся…
– Я считаю себя просто спартаковцем. Я бы ничего не добился без поддержки начальника «Спартака» Николая Петровича Старостина, без тренировок под руководством Константина Ивановича Бескова. Да и надо огромное спасибо сказать партнерам по команде, врачам, массажистам, всему техническому персоналу. Как говорится, один в поле не воин.

– Вам только 50. Есть какие-то планы на будущее?
– В последнее время чувствую себя достаточно хорошо (Черенков, как известно, уже давно страдает психическим недугом. – «НИ»). Стараюсь рано вставать, хотя ложусь поздно. Пытаюсь поддерживать себя в неплохом физическом состоянии. Но самое главное – это, конечно, молитва. Она помогает сохранять духовное здоровье. Я верующий человек. А вот каких-то конкретных планов на будущее пока нет. Но даст бог, они появятся…

Источник: newizv.ru



Легенда

Не делайте из меня звезду

Федор Федорович сидит в центре светящегося подиума. Два софита, два журналиста, два фотографа. Окажись он сейчас на стадионе среди толпы болельщиков, лицом к лицу к команде соперников, он чувстовал бы себя комфортнее. Визажист припудривает ему лицо, он смущается и бросает как-то неожиданно резко: "Не делайте из меня звезду!"

Ф.Ч.: Это же с трех лет – ребята идут куда-то, а я в футбол. Я играл, конечно, и в пинг-понг, и в баскетбол, были же кружки в школе, но как выходил на улицу – только мяч, только футбол. В семь-восемь лет я играл за ЖЭК, ну как сейчас РЕУ, ДЭУ, там дети собирались.

И я играл, и как будто бы неплохо. Футбол был всем. Это такая узкая специализация, что в нее ушел с головой – и все уже. Зимой, конечно, хоккей был.

- Других увлечений в детстве не было? Модели не клеили?

- Один раз самолет склеивал, и то в детском лагере. С ребятами жили, ну, пойдем постреляем бузиной из трубки или склеим с пропеллером на резинке самолетик. А так футбол все время. Я даже в пионерском лагере был всего 2 недели, потом мама приехала, я разревелся, говорю – «забери меня отсюда». А в спортивном лагере я сколько угодно мог быть, постоянно с мячом, с футболом.

- Были ли альтернативные варианты со стороны родителей, какая-то традиционно семейная профессия, как у медиков – династия?

- У меня и отец, и мать на кожевенном заводе работали, а потом отец на авиационном заводе работал, но он был рабочим. А мать потом в ЖЭКе. Учишься – и хорошо. Школу закончил – прекрасно, университет – гений.

- У вас есть высшее образование?

- Горный институт. На полном серьезе пошел на первый курс, а на втором курсе взяли меня в «Спартак» – и когда сдал экзамены, конечно уже думал только о футболе, затянуло с головы до пят.

- Остались ли друзья с того времени?

- Да, только редко видимся. Я могу – они на работе, а они вечером приходят – хочется быть в семье. Только на праздники или на встречах с институтскими ребятами. Когда у себя в Кунцево бываю, с ребятами встречусь, поговорим. Я же с Кунцевского клуба начинал, сейчас там и живу.

- Чем занимается Ваш брат?

- Брат - зубной техник, у него лаборатория, у него очень хорошие руки.

- То есть у Вас хорошие ноги, а у него хорошие руки?

- Да, и голова у него хорошая, а у меня ноги только.

- Как брат относился к вашему увлечению футболом?

- Он на 6 лет младше. Играл с нами. Его даже Николай Петрович Старостин приглашал в команду, но он постеснялся, он такой был физически послабее чем я. Я был слабенький, а он ещё слабее. Иногда жалеет, что не пошёл. Я говорю: «Ладно уж, занимайся зубами».

- Вы коренной москвич?

- Мама из Тульской области, папа из Тамбовской, а мы с братом уже коренные москвичи. В детстве ездили туда, но сейчас из деревни все разъехались, нет домов, старики умерли, а молодежь разъехалась. Вот может летом съездим, мне предлагает дядька, брат отца.

- Сейчас многие футболисты стали вести себя как поп-звёзды, классический пример - Бекхем.

- Я питаю слабость к великим игрокам, пусть и не сотвори себе кумира, но чтобы он ни делал, Марадона чтобы ни делал, все равно буду считать его одним из лучших футболистов. Также и Бекхэм, я симпатии к нему имею, и что не говори, может даже против себя, буду его защищать. Его можно понять, ему же детей нужно кормить, в замке жить, как-то в дальнейшем свою жизнь строить.

Я не пропащий человек, можете быть спокойны!

За все время интервью ни разу не притронулся к фруктам и сладкому. В перерыве просит простой воды, пьет из большой кружки с логотипом "Спартака" - единственный атрибут, указывающий на то, что мягкий и крайне обаятельный гость в студии - великий спортсмен, настоящая легенда.

- Образ у вас – добрый, мягкий. Есть расхожее мнение, что футбол – жесткая игра. Трус не играет в хоккей, футбол требует жесткости, агрессии, настойчивости. А в вас этого, судя по интервью, нет.

- Какой я есть, такой я есть. Этот характер не дает мне возможности быть руководителем, тренером. Где нужно требовать, спрашивать. Не могу сказать, чтобы я от этого сильно страдал, но переживал. Хотя в школе был упрямый такой мальчик, настойчивый. Если что-то доказывал, покамест не докажу, не успокоюсь.

- Когда Вы играли, были полностью увлечены футболом, и вот вы вынырнули из этого мира, тяжело было?

- Мне кажется, что я отстал на несколько десятилетий. Я сижу перед компьютером тыкаю пальцем в клавиатуру, сын быстро делает, а я пока там мышку подведу, две минуты пройдет. Просто понимаешь, что отстаешь и всё – это нормально.

А мир насколько разнообразен. Я и раньше видел – как футболист поездил, но мне не столько было интересно смотреть, сколько интересно играть там. Гиперболическая направленность на футбол у меня.

- А сейчас хочется погонять, хватает игр?

- Редко, сейчас физическое состояние не дает возможности погонять. Вот сегодня тренировка, в частности. Я поеду, желание подвигаться есть, но вот чтобы гоняться, как в молодости – желания нету, я уже так не смогу.

- Для Вас, когда вы играете, важен личностный контакт с партнером, как вы общаетесь вне игры?

- Футбол такая игра... Вы знаете, я приезжаю, например, ребята играют на коробочке.

- Ребят, можно поиграть, я посчитал, у вас одного не хватает.

- Заходи, играй!

- То есть, в принципе, Вас можно позвать с нами поиграть, если Вы свободны?

- Пойдём, попробуем. У меня тогда сегодня двухразовая тренировка будет, сначала с вами, потом с ветеранами.

- Спасибо! Прощальный матч часто вспоминаете?

- Нет.

- Каким по эмоциям был тот день?

- В тот день было конечно что-то такое, какой-то рубеж состоялся. А сейчас уже чем дальше время, тем спокойнее вспоминаешь.

- А чем вы сейчас занимаетесь?

- Играю за ветеранов. С 4-ого апреля буду консультантом 95 года рождения в школе «Спартака». Буду консультантом, не тренером, то есть будет советоваться со мной тренер, что-нибудь интересное увижу - подскажу.

- Когда приходится общаться с такими ребятишками, им имя Черенков что-то говорит?

- Ребята с уважением относятся. Я заметил, приходя на тренировку, ребятишки узнают, здороваются, такие у них улыбки. Молодежь читает, хорошо знают историю, не то что мы какими-то незамеченными остаемся. Очень приятно, что молодежь знает ветеранов.

- А вообще известность остается, на улицах часто подходят?

- Узнавать узнают, но подходят уже реже. Так взглядом встречаемся, и чувствуется - узнал человек. Раньше было больше о чем поговорить: как играли, как прошла игра. В метро уже реже подходят, очень редко. Так взглядом увиделись – здрасте-здрасте взглядом.

Зато много людей, кто мне сейчас помогает. Хочу выразить благодарность ребятам из ветеранской команды, которые мне всегда помогают в трудную минуту, друзьям, в частности спартаковским болельщикам. Николай и Фёдор из Санкт-Петербурга, Александр Владимирович и Альберт Григорьевич из Москвы, они знают, им я думаю, будет приятно. Мне болельщики помогают и морально, и даже материально. Болельщики недавно машину подарили, езжу сейчас на «десятке». Очень приятно, я экономлю время.

- От клуба какая-то помощь есть?

- В клубе мне платят по договору как бы пенсию. Так что я в этом отношении спокоен.

- Недавно прозвучало высказывание хозяина "Спартака" Леонида Федуна про то, что он не считает нужным как-то отдельно помогать…

- Нет, всё нормально. Это было заведено ещё во времена Олега Ивановича Романцева, он пенсию поставил ветеранам, мне так как я часто болел тоже назначил. И вот сейчас это продолжается до сих пор. Это очень поддерживает меня в финансовом плане.

- Кто из команды помогает? С кем близкие отношения?

Общаюсь я с Сорокиным Александром, с Егоровичем Владимирычем, я его зову Владимирычем, С Егоровичем Вячеславом, с Кокоревым Александром Михайловичем, с Хидиятуллиным Вагизом. Борис Поздняков, Пятницкий, Кульков, Мамедов – все ребята, с которыми мы играем, они все помогают. Цымбаларь реже приходит на тренировки, но тоже.

Так что я не пропащий человек, можете быть спокойны, не беспокойтесь!

Другой футбол

Комсомольские собрания и команда с общей жизнью, в которой принято собираться семьями и стоять друг за друга горой. Во время разговора не покидает ощущение, что Черенков говорит про другую игру, игру, которой больше нет, как и той страны, в которой в неё играли.

- 398 матчей и 95 голов. Какая игра для Вас была самой запоминающейся?

- Не считал. Игра запоминающаяся - это когда мы чемпионами стали в 89-ом году, на последней минуте, когда Валера Шмаров гол забил. Это колоссальное напряжение, колоссальная усталость после игры... для меня это было так, когда на последней минуте последний удар по мячу, я стою и думаю, как бы не упасть. Потом смотрю на Валерку - попадет - не попадет, и, когда он забивает, я могу вздохнуть и расслабиться... смотрю - ребята побежали от радости, а я бежать уже не могу, иду спокойненько, отдышаться пытаюсь.

- Как победы отмечали?

- Мне нравилось больше всего, когда мы семьями собирались. Жили же вместе, вместе посидим за столом, пойдем музыку послушаем. После победной игры в другом городе собирались втихаря в номере у кого-нибудь.

- Тайком от тренера?

- Бывало, что тренер ловил, тогда ставился вопрос о присутствии в команде. Раньше, если попадал с таким на комсомольское собрание, то тебя могли выгнать из команды, а если выгнали, значит, могли и в другую уже не взять, и для тебя работа футболиста была закрыта.

- И не пугало?

- Пугало, конечно, но собирались.

- Когда Романцев стал тренером, тяжело было прятаться от человека, с которым недавно собирались вместе? Он же все знает, все ходы.

- Ну и что, все равно. И от него прятались. Руководитель-игрок всегда большая субординация. У меня с субординацией все нормально было. Просто привычка: сначала обращался к Романцеву Олег, а потом Олег Иванович, он итак старше меня был, так что нормально.

- Был ли какой-то ритуал, чтобы настроиться перед матчем?

- Мы все садились на стулья, минуту посидели и в бой по хлопку. Капитан хлопает в ладоши, и все встают и отправляются на поле.

- Вот уже кажется игра проиграна, счет 3-0 - как собраться в этой ситуации?

- Такого почти не бывало. У нас две игры проиграть подряд – такого не бывало, это трагедия, три гола пропустить – один раз было, но мы 4 забили.

- Наверняка в команде были конфликты, как они решались?

- Решались только собраниями, наказаниями и отчислениями, но отчислений практически не бывало. Потому что всегда вставали ребята на защиту друг друга.

- Когда Вы играли с Романцевым, Черчесовым, Юраном, видели в них будущих тренеров?

- С Юраном я тренировался в команде ветеранов, и он всегда отличался лидерским характером. В нем обнаруживались задатки человека, который может руководить.

Черчесов Станислав Саламович, он тоже общительный, но я не думал, что он будет тренером, не думал. Но это лишь мое мнение, не претендующее на исключительность.

Когда мы играли, Романцев и на поле и вне поля и с руководством как капитан имел отношения как человек, который если в дальнейшее пойдет жизнь развиваться, будет тренером. Об этом не задумываешься, но начинаешь задним числом вспоминать, анализировать, понимаешь, что да. Собрания там были, в то время было принято собрания проводить, сейчас не знаю как, есть или нет собрания, он практически всегда выступал как лидер и вне поля и на поле, и как старший друг и близкий товарищ - всё в нем уживалось.

- Как вы считаете, Олег Иванович вернется в футбол?

- Не знаю. Он же сейчас тренер «Ники», так что он в футболе, может быть, ребятишки талантливые там вырастут.

- Как вы оцениваете вклад Романцева в «Спартак»? Сейчас вышло несколько книг вроде «Как убивали «Спартак» Игоря Рабинера, в которых даётся негативная оценка некоторым аспектам работы Олега Ивановича?

- Вклад Романцева вообще в футбол в нашей стране и в «Спартак» в частности огромен.

Николай Петрович Старостин – человек, который создал команду, и пока он был жив, был вдохновителем всех идей и руководителем дела. Константин Иванович Бесков в 80-е годы. И вот Романцев в 90-е. Девять раз чемпионами стать! Можно сейчас говорить о «Спартаке», что брали игроков из других клубов: Цымбаларь из Одессы, Никифоров, Ледяхов из Сочи. Можно так думать, но надо было найти, слепить и всегда поддерживать, то есть были годы, когда заранее говорили, что «Спартак» будет чемпионом. А попробуй настрой игрока, когда ты стал чемпионом раз, выходишь, второй раз становишься чемпионом, и третий раз выходишь, уже у тебя должна быть самоуспокоенность, а он находил методы воздействия на игроков, психологические рычаги, чтобы игрок отдавал всё, что может, да ещё и рос.

В такой обстановке, когда команда всегда впереди, всегда есть такая подспудная опасность, что будет успокоенность то, что было у сборной с Румынией – успокоились, а при Романцеве этого не было, он всегда находил чем и как повлиять на футболистов, чтобы они в полную силу играли.

Книгу Рабинера не читал. Я искусственно ухожу даже от разговоров на эту тему. И когда ребята говорят, я сразу ухожу просто. Не хочу как-то. Даже одно название «Как убивали «Спартак» - я уже не хочу ничего знать.

- Вы общаетесь с кем-то из нынешних футболистов «Спартака»?

- Нет, раз я приходил, приглашали меня, это было при Старкове, высказали свое мнение, на что мы надеемся, что верим в ребят. А так я с Сергеем Родионовым иногда созваниваюсь, но учитываю его занятость, я стараюсь много с ним не говорить по телефону. Немножко о жизни, а о футболе исключительно коротко - либо молодец, либо давай прибавляй или больше влияй на ситуацию, объясняю ему: «Это твоя прерогатива, в атаке там что-нибудь изменить, понаблюдай за атакой».

- У меня, может быть, с детства такое ощущение, что наши могут болеть только за наших, а теперь за российские клубы выступают одни иностранцы.

- Привыкаешь, что команда не только из наших состоит, за рубежом это уже давно, сейчас мы привыкаем к этому. Психологически вроде как не можем привыкнуть, но никто революции делать не будет.

При этом, я считаю, что собственные воспитанники обязательно должны присутствовать в командах. Тогда у нас будет сильная сборная. Если мы будем опираться только на легионеров, сборная будет слабой.

- Ну, а взгляд с той стороны – когда вы поехали во Францию, как вас там встречали?

- Здесь же тоже болеют болельщики конкретно за Моцарта или за Плетикосу, так и там болели за меня и Сережку (Родионова). Скандировали: "Серега! Федор!" - любили, может и были какие-то исключения, но мы не видели. А то, что в команде самой идет борьба за место, это не зависит ни от страны, ни от клуба – это просто конкуренция.

- Сейчас какой-то контакт с клубом или с болельщиками есть?

- Контакта с французами сейчас нет. Тебе трудно понять меня, мне никуда не хочется ездить. Всё связано со здоровьем, я на протяжении последних 5-6 лет вообще никуда не хотел ехать. Сейчас вот ребята в Испанию и в Турцию летят. Я решил, что тоже полечу. Какой-то интерес появился.

Моя ответственность

Большой спорт сложно представить без больших денег - нужные люди, нужные связи, в нужное время в нужном месте с нужной суммой. А вы попробуйте.

- В какой момент мальчишка из дворового игрока превращается в футболиста?

- У каждого игрока разное время. Были ребята, которые начинали играть в футбол после 13-14 лет, в возрасте уже. А был случай при Бескове Константине Ивановиче. Чернокожий футболист – не любят они, когда их неграми называют – Провинциал мы его звали. В 16-17 лет его пригласили в дубль попробовать, он к мячу не умел подойти. За год он уже стал игроком дубля, вот так приспособился.

- Как часто детишки сами к вам приходят?

- Мне часто звонят, говорят: «Федор, не мог ли бы ты поговорить, чтобы ребят посмотрели». Сами ребята звонят, родители, через знакомых. Стесняются сами – «Спартак» же. Я прихожу на тренировки к директору школы: "Можно мальчика 93-го года посмотреть?".

- У вас социальная ответственность?

- Внутренняя ответственность, хочется дать возможность ребятам пройти проверку и, если подойдет, играть.

- Что можете им предложить?

- Возможность потренироваться, показать тренеру. Если будет заинтересован – возьмет. Конечно, из других городов тяжелее – найти место, где жить, школу найти. Приезжают с родителями, с тренером.

- Сейчас молодежь уже с 15-16 лет только в футболе, дальше – расчет на тренерскую карьеру какую-то. Это нормально?

- Сейчас вообще молодежь более умная, чем мы были, они начинают думать, что будет дальше. А мы в то время не думали. У нас было как: вот работа, вот учеба, вот общественная работа: общественно-народная дружина, по улицам порядок посмотрел, полы натер - все было ясно, чем ты будешь заниматься. А сейчас все более расплывчато занятий масса, как бы не ошибиться. Молодежь уже начинает себе это представлять, и это правильно. У них стратегическое мышление более развито, на перспективу смотреть, анализировать, где я буду больше нужен. Интеллектуально сейчас более развита. Даже смотришь передачи, дети на скорость на вопросы отвечают, смотришь и удивляешься, откуда такие знания.

Но физически, мне кажется, молодежь слабее стала. Даже внешне посмотришь – хрупкие стали. Пиво, сигареты, раньше очень строго с этим было вплоть до отчисления из школы, целая история, а сейчас и покуривают, и пиво пьют, и наркотики - раньше и слова-то такого не знали «наркотики».

Но вы не представляете, как они сейчас красиво работают с мячом, мы так с мячом не работали. Так красиво, так приятно смотреть. Так интересно, даже заводит.

Народный игрок. Народная команда?

Мы начинаем разговор о футболе, Черенков загорается. О «Спартаке» - горит. Разговор не о бывшей команде, разговор о нём. Фёдор не говорит «Спартак» - только "мы".

- «Спартак» продолжает оставаться «народной командой»?

- По любви - да, по внутренним кадрам - уже несколько сложнее, теперь много иностранных игроков. А то, что люди любят, народ любит клуб, это совершенно однозначно. На трибунах и вне поля позиция болельщиков по отношению к команде всегда определённая: если чем-то недовольны, баннер показывает, что болельщики недовольны. Руководство прислушивается.

- Существует ли такое понятие как «спартаковская игра»?

- Спартаковская игра основывалась на контроле мяча и на быстрой атаке, то есть владеть инициативой, но не просто держать мяч, а целенаправленно атаковать ворота соперника. Это если простенько выразиться. То, о чём я говорю, эпизодами проявлялось в игре "Спартака" уже в матче с «Химками».

Владимиру Григорьевичу Федотову немножко не хватило времени поставить такую атакующую игру, какая была, может быть, при Бескове. К этому же, мне кажется, сейчас стремится Черчесов, уже с применением опыта работы в австрийском чемпионате.

- Появился ли уже у черчесовского «Спартака» свой стиль?

- Станислав Саламович сейчас на пороге становления игры, он пробует варианты и с двумя нападающими, и с одним, с двумя разыгрывающими, с Павленко и Титовым, с одним, то с Титовым, то с Павленко.

Команда, которая стремится завоевать чемпионское звание, должна в первую очередь рассчитывать на атаку. Оборона приблизительно у всех команд одинаковая – играет в линию 3-4 игрока, или 5 игроков, тогда два фланговых подключаются вперед. А так игра зонная и в линию, то есть, можно сказать, одинаковая у всех команд, похожая оборона. Вот атака, конечно, зависит уже от исполнительского мастерства каждого игрока.

У «Спартака» варианты есть – можно играть длинными диагональными передачами на таких рослых игроков, как Павлюченко, Дзюба и Прудников, можно играть в комбинационный футбол, подключая таких нападающих, как Веллитон. Выбор есть, осталось только тренеру найти зону применения игрокам.

- В этом году вновь появились разговоры, что Егор Титов уже не тот, столько пользы команде не приносит, и на этом фоне раздувается тема его конкуренции с Павленко.

- Я согласен с Юрием Гавриловым, который перед игрой с «Марселем» написал в «Спорт-экспрессе», что эти два игрока должны одновременно быть на поле. Потому что оба созидатели, Павленко может играть не только под нападающими, но и немножко ниже на месте опорного полузащитника, Титов выполнять больше конструктивной работы, а Павленко более объемной работы. Можно их использовать как двух инсайдов - один чуть правее, другой левее при атаке команды.

Павленко я отдаю место в середине поля, не обязательно под нападающими, потому что он молодой, имеет ещё возможность выполнять большой объем работы, а вся игра должна крутиться именно через этих двух игроков. Моцарт сейчас не в том тонусе, как был раньше, то есть можно будет попробовать вариант Павленко на месте Моцарта.

Это варианты, которые, я думаю, уже рассматривал тренер, они проглядываются у Станислава Саламовича.

- «Спартак» быстрая команда, движение очень хорошее, в этой связи не выпадает сейчас Титов со своей тягучестью?

- Нет, вы знаете, в наше время Гаврилов был, он тоже не отличался большими скоростными данными, а был техничен, делая движение, он уже заранее просчитывал ходы. Если простой игрок просчитывает на 1-2 хода, то Гаврилов уже на 2-3 хода вперед видел, уже предполагал, где партнер получит мяч. Даже отдавая пас в двух-трёх метрах, пусть не быстро, он даёт под ту ногу, с которой игрок быстрее сделает передачу или даёт в ту точку, где мяч не надо будет обрабатывать, он сразу его примет, с такой силой пошлёт, которая удобна для развития атаки. Поэтому, проигрывая, может быть, в стартовой скорости, можно выиграть за счёт того, как партнер видит поле и отдает передачу.

Титов может оценить обстановку, как никто другой, раньше и с более длительным обзором, то есть принимая мяч лицом, он может видеть, как развивается игра за спиной, может, принимая, либо сразу направить мяч, перевести акцент атаки на другой фланг, отдавая мяч в одно касание, подсказывая, как должна развиваться атака. Потому что иногда в пылу борьбы развитие атаки не проглядывается, а он, имея такое видение поля, имея такое качество, как точный и выверенный пас, может выиграть время за счет этих действий.

- Как Вам игра новичков команды - Фати и Майданы?

- Фати выглядит достаточно уверенно, надежно. Видно, что он такой крепыш сбитый, тактически грамотный, в подыгрыше он для начала развития атаки тоже неплохо играет. Три игры – не тот срок, к которому игрок уже привык к команде. Нужно времени немножко, и думается, что он прибавит ещё больше в игре, в полезности.

Майдане сложно, может быть, потому что в Аргентине футбол более импровизационный, чем у нас. У него много импровизации получается, но есть эффективность, а есть эффектность. Он эффектный игрок, а эффективности пока не видно. Пока сыграл 5 игр, но чего-то особенного не показал. Видно, что игрок техничный, игрок с данными, не зря им заинтересовались, не зря пригласили в команду, но, видимо, ему нужно время, чтобы освоиться в команде и найти себе более эффективное применение, нежели сейчас.

Именно эффективно: если давать передачи, то нацеленные. Надо не просто делать передачу с фланга, подкручиваешь и на приблизительной высоте либо ногой либо головой бьешь, перед передачей нужно оценить обстановку и направить передачу в ту точку, в которой ждёт нападающий. И если он научится такие передачи делать и будет чаще участвовать в завершении атаки с ударом, то тогда «Спартак» выиграет, а если будет останавливаться на своей технике, на том, что он хорошо контролирует мяч в розыгрыше, то этого для полузащитника, который играет в «Спартаке», мало.

- Чего не хватило для победы над «Марселем»?

- Говорили, что времени не хватило. (улыбается)

- «Спартак» со скандалами покидают воспитанники клуба, с чем это связано? Гонка за рублём или ошибки руководства клуба?

- Если честно сказать, тоже переживаю то, что воспитанники наши уходят играть в другие команды. Жалко, но видимо политика руководства клуба строится на том, чтобы приглашать в команду уже готовых игроков. Мне как спартаковцу хотелось бы видеть, конечно, больше воспитанников родного клуба.

- Сейчас в руководство «Спартака» пришли Ваши бывшие партнеры по команде - Шавло, Черчесов, Родионов, - в каких Вы отношениях? Советуются ли они с Вами?

- Я редко встречаюсь с руководителями клуба, на тренировках иногда с Сергеем Дмитриевичем Шавло. Иногда на играх дубля встречаю Черчесова и Кечинова с Ромащенко, которые работают с дублем. С ними поговорить можно, но в силу того, что я сам редко бываю в клубе из-за состояния своего здоровья, встречи бывают кратковременные, на которых можно сказать, что нравится, что не нравится. А прислушиваться или не прислушиваться - это уже их дело. А что прислушиваются – наверняка. Не обязательно моё мнение, мнение ребят-ветеранов.

Сборная, или надежда умирает, но не сдается

Середина интервью - и уже понятно, что Черенкова невозможно разозлить. Но тут он начинает говорить предельно жестко. Правда, заканчиваются 5 минут гнева все равно верой в успех и этой неподражаемой улыбкой хорошего человека. Он слишком честен для дешевых сенсаций.

- Какое у Вас впечатление от матча Румыния – Россия?

- Команда играла просто товарищеский матч. Я не хочу сказать, что безответственно, но где-то близко к этому. Такое ощущение, что вышли на Чемпионат Европы и больше нам ничего не надо, вышли поиграть. И то, что нам дали по голове 3-0, это очень вовремя. В первую очередь, это должно подхлестнуть игроков, потом тренеров. Потому что так относиться к игре, не то, как играли, как относились к игре, какие ошибки совершали, когда пропускали мячи, так играть просто нельзя! Такое ощущение: я вышел играть во дворе, я вот так вот играю, мне потяжелее стало – я не побежал, легче стало – я пробежался побыстрее, то есть полная безалаберность.

Вся команда сыграла плохо. Каждый футболист должен вынести такой вердикт себе, что он не имеет права так играть за сборную ни на Чемпионате, ни в товарищеских играх. А Румыния играла именно в тот футбол, в который уже годами играют все самые ведущие команды Европы и мира, в атакующий, с разнообразными комбинациями, с очень быстрым переходом от обороны к атаке, построенным на игре в мелкий и средний пас. Наши игроки не успевали даже перейти от атаки к обороне, как румынская сборная уже доставляла мяч вперед. В матче с Румынией было видно, что не хватает Аршавина.

- Есть ли замена Аршавину, как лидеру в сборной?

- У Семшова есть задатки такого лидера. Но ему нужна обстановка, когда в него верят, он может быть лидером, он может вести комбинационную игру.

Зырянов. Тоже не сразу, а когда он на подъеме, он может хорошо контролировать середину поля, игру в центре.

А кто имеет больше шансов стать лидером или кто им будет, определяет тренерский состав. Потому что одно дело на поле, другое в жизни. Бывает так, что в жизни есть лидер, а на поле, в игровых действиях он не заметен. Но видно, как он руководит игрой, и между игроками ясно, что именно этот человек ведет игру команды, подсказывает: ты иди налево, ты беги вперед, а ты закрой игрока. Это зависит от характера игрока и выбора тренеров, на кого они возложат особую роль, роль инициативы в атаке

- Чего нам ждать от Евро? У вас есть прогнозы?

- Прогнозов нет, есть надежда. Надежда, что мы окажемся в финале. (Улыбаясь) А почему бы и нет? Знаете, как с игроками ЦСКА, которые говорили «дойти бы до финала, а там разберемся», и выиграли!

- В случае с «Зенитом» у вас прогнозы или тоже надежда? (разговор проходил до игр с «Байером»)

- Я думаю «Зениту» не нужно откладывать завоевание Кубка УЕФА в долгий ящик. Надо все приложить для победы. Команда на ходу, играет в хороший футбол. В игре с «Рубином» было видно, что они подустали, последние минут 15-20, у них уже не было внутреннего движения вперед. Но у них за десять дней было 4 игры. Это большая нагрузка на футболистов, немного ножки подсели. Но ничего, сейчас восстановятся и нужно выигрывать Кубок УЕФА.

http://www.top4top.ru
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:25. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS