Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Страницы истории > История России

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 31.10.2015, 19:40
Аватар для Xan-13
Xan-13 Xan-13 вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 08.02.2014
Сообщений: 46
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Xan-13 на пути к лучшему
По умолчанию *3453. Николай II

"Достижения" Николая II Ко дню народного единства

В связи с последними "инициативами" в отношении царизма...

18 мая 1895 г. – В ходе коронации Николая II на Ходынском поле в возникшей по преступной нераспорядительности царских чиновников давке погибло более 5000 человек;

7 мая 1901 г. — Расстрел рабочих Обуховского завода

Ноябрь 1902 г. — Расстрел рабочих в Ростове. Убито — 6 ранено — 20;

11 марта 1903 г — Расстрел рабочих Златоустовского оружейного завода. Убито — 60, пострадало — 200;

14 июля 1903 г. — Расстрел бастовавших железнодорожников. Убито — 10, ранено – 18;

23 июля 1903 г. — Расстрел демонстрации трудящихся в Киеве. Убито — 4, ранено — 27

7 августа 1903 г. — Расстрел рабочих в Екатеринбурге. Убито — 16, ранено – 48;

13 декабря 1904 г. — Расстрел рабочих в Баку. Убито — 5, ранено — 40;

9 января 1905 г. — Кровавое Воскресенье, расстрел мирного шествия рабочих в Петербурге. Убито — 1200, ранено — более 5000;

12 января 1905 г. — Расстрел демонстрации рабочих в Риге. Убито — 127, ранено — свыше 200;

18 июня 1905 г. — Расстрел демонстрации в Лодзи. Убито — 10, ранено – 40;

5 сентября 1905 г. – Окончание позорной, бессмысленной войны с Японией. Потери России в войне — 400000 человек;

15 ноября 1905 г. — Расстрел крейсера «Очаков» и других восставших судов Черноморского флота. Гибель тысяч матросов — севастопольцев;

4 июля 1906 г. — 28 участников восстания матросов в Свеаборге приговорены к расстрелу;

3 июня 1907 г. — Разгон «святым» царем II Думы.

1911 г. – Массовый голод, унесший жизни 300 тысяч человек;

4 апреля 1912 г. — Расстрел бастующих рабочих на Ленских приисках. Убито 254 человека;

3 июня 1914 г. — Расстрел митинга рабочих Путиловского завода в Петербурге;

10 августа 1915 г. — Расстрел демонстрации в Иваново-Вознесенске. Убито — 30 ранено -53;

1914 г. – Начало империалистической войны и участие в ней России в угоду европейским державам. В годы войны погибло 856 000 российских солдат, ранения получили 2,8 мл. человек, попало в плен – 3,4 млн. солдат и офицеров.

Последний раз редактировалось Chugunka; 20.06.2018 в 12:00.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 02.11.2015, 20:05
Аватар для Историческая правда
Историческая правда Историческая правда вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.03.2014
Сообщений: 1,747
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Историческая правда на пути к лучшему
По умолчанию 02 Ноября 1894 - на престол вступил последний российский император Николай I

http://www.istpravda.ru/chronograph/460/

Николаю Александровичу Романову было всего 26 лет, когда он унаследовал трон после скоропостижной кончины отца Александра III. Мягкий нравом, слабовольный и нерешительный, избегавший публичных выступлений, он с самого начала не был готов к огромной работе по управлению государством, в котором на рубеже столетий складывалась сложнейшая социально-политическая ситуация. Обвенчавшись в том же году браком с принцессой Алисой Гессен-Дармштадтской (в православии Александрой Федоровной), Николай начал отсчет счастливым дням и годам семейной жизни, оставив управление страной в руках родственников – Великих Князей, которые в свою очередь погрузили страну в пучину коррупции. Отрезвление пришло лишь после тяжелого поражения в Русско-японской войне и революции 1905–1907 годов. Возможно, у Российской империи и был шанс, но потом последовала разрушительная Первая мировая война, логичным следствием которой стали как Февральская революция 1917 года, так и последовавший за ним большевистский переворот.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 05.11.2015, 10:31
Аватар для Политикус.Ru
Политикус.Ru Политикус.Ru вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 05.11.2015
Сообщений: 65
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Политикус.Ru на пути к лучшему
По умолчанию Николай II - оболганный царь: цифры и факты

http://politobzor.net/show-1163-niko...y-i-fakty.html
11-06-2013, 02:28 •

В 1894 году, в начале царствования Императора Николая II, в России насчитывалось 122 миллиона жителей. 20 лет спустя, накануне 1-ой Мировой войны, народонаселение её увеличилось более, чем на 50 миллионов; таким образом, в Царской России народонаселение возрастало на 2.400.000 в год. Если бы не случилось революции в 1917 г., к 1959 году её население должно было бы достигнуть 275.000.000. В отличие от современных демократий, Императорская Россия строила свою политику не только на бездефицитных бюджетах, но и на принципе значительного накопления золотого запаса. Несмотря на это, государственные доходы с 1.410.000.000 рублей в 1897 году, без малейшего увеличения налогового бремени неуклонно росли, тогда как расходы государства оставались более или менее на одном и том же уровне. За последние 10 лет до Первой Мировой войны превышение государственных доходов над расходами выразилось в сумме 2.400.000.000 рублей. Эта цифра представляется тем более внушительной, что в царствование Императора Николая II были понижены железнодорожные тарифы и отменены выкупные платежи за земли, отошедшие в 1861 году к крестьянам от их бывших помещиков, а в 1914 году, с началом войны, и все виды питейных налогов. В царствование Императора Николая II, законом 1896 года, в России была введена золотая валюта, причём Государственному Банку было предоставлено выпускать 300.000.000 рублей кредитными билетами не обеспеченными золотым запасам. Но правительство не только никогда не воспользовалось этим правом, но, наоборот, обеспечило бумажное обращение золотой наличностью более, чем на 100%, а именно: к концу июля 1914 года кредитных билетов было в обращении на сумму 1.633.000.000 рублей, тогда как золотой запас в России равнялся 1.604.000.000 рублей, а в заграничных банках 141.000.000 рублей. Устойчивость денежного обращения была такова, что даже во время русско-японской войны, сопровождавшейся повсеместными революционными беспорядками внутри страны, размен кредитных билетов на золото не был приостановлен. В России налоги, до первой мировой войны, были самыми низкими во всём свете. Бремя прямых налогов в России было почти в четыре раза меньше, чем во Франции, более чем в 4 раза меньше, чем в Германии и в 8,5 раз меньше, чем в Англии. Бремя же косвенных налогов в России было в среднем вдвое меньше, чем в Австрии, Франции, Германии и Англии. Общая сумма налогов на одного жителя в России была более чем вдвое меньше, нежели в Австрии, Франции и Германии и более, чем в четыре раза меньше, чем в Англии. В период между 1890 и 1913 гг. русская промышленность учетверила свою производительность. Её доход не только почти сравнялся с поступлениями, получавшимися от земледелия, но товары покрывали почти 4/5 внутреннего спроса на мануфактурные изделия. За последнее четырёхлетие до 1-ой Мировой войны количество вновь учреждавшихся акционерных обществ возросло на 132%, а вложенный в них капитал почти учетверился. В 1914 году в Государственной Сберегательной Кассе было вкладов на 2.236.000.000 рублей. Сумма вкладов и собственных капиталов в мелких кредитных учреждениях (на кооперативных началах) составляла в 1894 году около 70.000.000 рублей; в 1913 году — около 620.000.000 рублей (увеличение на 800%), а к 1 января 1917 года — 1.200.000.000 руб. Накануне революции русское земледелие было в полном расцвете. В течение двух десятилетий, предшествовавших войне 1914-18 гг., сбор урожая хлебов удвоился. В 1913 г. в России урожай главных злаков был на 1/3 выше такового же Аргентины, Канады и Соед. Штатов вместе взятых. В царствование Императора Николая II Россия была главной кормилицей Западной Европы. Россия поставляла 50% мирового ввоза яиц. В этот же период времени потребление сахара на каждого жителя повысилось с 4 до 9 кг. в год. Накануне 1-й Мировой войны Россия производила 80% мировой добычи льна. Благодаря большим работам по орошению в Туркестане, предпринятым ещё в царствование Императора Александра III, урожай хлопка в 1913 г. покрывал все годичные потребности русской текстильной промышленности. Последняя удвоила своё производство между 1894 и 1911 гг. Сеть железных дорог в России покрывала 74.000 вёрст (одна верста равняется 1,067 км), из которых Великий Сибирский Путь (8.000 вёрст) был самым длинным в мире. В 1916 г., т.е. в самый разгар войны, было построено более 2.000 вёрст железных дорог, которые соединили Северный Ледовитый Океан (порт Романовск) с центром России. В Царской России в период с 1880 по 1917 гг., т.е. за 37 лет, было построено 58.251 км. За 38 лет советской власти, т.е. к концу 1956 г., было построено всего лишь 36.250 км. дорог. Накануне войны 1914-18 гг. чистый доход государственных железных дорог покрывал 83% годичных процентов и амортизации государственного долга. Иными словами, выплачивание долгов как внутренних так и внешних, было обеспечено в пропорции более чем на 4/5 одними доходами, которые получало русское государство от эксплуатации своих железных дорог. Надо добавить, что русские железные дороги, по сравнению с другими, для пассажиров были самыми дешёвыми и самыми комфортабельными в мире.

Промышленное развитие в Российской Империи естественно сопровождалось значительным увеличением количества фабрично-заводских рабочих, экономическое благосостояние которых, равно как и охрана их жизни и здоровья, составляли предмет особых забот Императорского правительства. Необходимо отметить, что именно в Императорской России, и при том в XVIII веке, в царствование Императрицы Екатерины II (1762-1796), в первый раз во всём мире, были изданы законы касательно условий труда: был запрещён труд женщин и детей, на заводах был установлен 10-часовой рабочий день и т.д. Характерно, что кодекс Императрицы Екатерины, регулировавший детский и женский труд, отпечатанный на французском и латинском языках, был запрещён для обнародования во Франции и Англии, как «крамольный”. В царствование Императора Николая II, до созыва 1-ой Государственной Думы, были изданы специальные законы для обеспечения безопасности рабочих в горно-заводской промышленности, на железных дорогах и в предприятиях, особо опасных для жизни и здоровья рабочих. Детский труд до 12-летнего возраста был запрещён, а несовершеннолетние и лица женского пола не могли быть нанимаемы на фабричную работу между 9-ю часами вечера и 5-ю часами утра. Размер штрафных вычетов не мог превышать одной трети заработной платы, причём каждый штраф должен был быть утверждаем фабричным инспектором. Штрафные деньги поступали в особый фонд, предназначенный для удовлетворения нужд самих рабочих. В 1882 году специальный закон урегулировал работу детей от 12 до 15 лет. В 1903 году были введены рабочие старосты, избиравшиеся фабрично-заводскими рабочими соответствующих цехов. Существование рабочих союзов было признано законом в 1906 году. По тому времени Императорское социальное законодательство было несомненно самым прогрессивным в мире. Это заставило Тафта, тогдашнего Президента Соед. Штатов, за два года до 1-ой Мировой войны публично заявить, в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: «Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может». В царствование Императора Николая II народное образование достигло необыкновенного развития. Менее чем в 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 мил. рублей возросли до 161,2 млн. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возрасли с 70.000.000 р. в 1894 г. до 300.000.000 р. в 1913 г. В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещения в России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом. Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала в ХХ веке первое место в Европе, если не во всём мире. Время царствования Николая II явилось периодом самых высоких в истории России темпов экономического роста. За 1880-1910 г.г. темпы роста продукции российской промышленности превышали 9% в год. По этому показателю Россия вышла на первое место в мире, опередив даже стремительно развивающиеся Соединенные Штаты Америки (хотя нужно отметить, что по данному вопросу разные экономисты дают разные оценки, одни ставят на первое место Российскую Империю, другие - США, но то, что темпы роста были сопоставимы - бесспорный факт). По производству главнейших сельскохозяйственных культур Россия вышла на 1 место в мире, выращивая более половины производимой в мире ржи, более четверти пшеницы, овса и ячменя, более трети картофеля. Россия стала главным экспортером сельхозпродукции, первой "житницей Европы". На ее долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта крестьянской продукции. Успехи в сельхозяйственном производстве явились результатом исторических событий: отмены крепостного права в 1861 году Александром II и Столыпинской земельной реформы в годы правления Николая II, в результате которой в руках крестьян оказалось более 80% пахотных земель, а в азиатской части - почти вся. Площадь же помещьичих земель неуклонно сокращалась. Дарование крестьянам права свободно распоряжаться своею землей и упразднение общин имело огромное государственное значение, пользу которого, в первую очередь, сознавали сами крестьяне. Самодержавная форма правления не препятствовала экономическому прогрессу России. По манифесту 17 октября 1905 г. население России получило право на неприкосновенность личности, свободу слова, печати, собраний, союзов. В стране росли политические партии, издавались тысячи периодических изданий. Свободным волеизъявлением был избран Парламент - Государственная Дума. Россия становилась правовым государством - судебная власть была практически отделена от исполнительной. Быстрое развитие уровня промышленного и сельскохозяйственного производства и положительный торговый баланс позволили России иметь устойчивую золотую конвертируемую валюту. Император придавал большое значение развитию железных дорог. Еще в юности он участвовал в закладке знаменитой Сибирской дороги. В годы правления Николая II в России было создано самое лучшее по тем временам рабочее законодательство, обеспечивающее нормирование рабочего времени, выбор рабочих старост, вознаграждение при несчастных случаях на производстве, обязательное страхование рабочих от болезней, по инвалидности и старости. Император активно содействовал развитию русской культуры, искусства, науки, реформам армии и флота. Все эти достижения экономического и социального развития России являются итогом естественного исторического процесса развития России и объективно связаны с 300-летием правления Дома Романовых. Французский экономист Тери писал: «Ни один из европейских народов не достигал подобных результатов». Миф о том, что рабочие жили очень бедно. 1. Рабочие. Средняя зарплата рабочего по России составляля 37,5 рублей. Умножим эту сумму на на 1282,29 (отношение курса царского рубля к современному) и получим сумму в 48085 тысяч рублей на современный пересчет. 2. Дворник 18 рублей или 23081 р. на современные деньги 3. Подпоручик (современный аналог - лейтенант) 70 р. или 89 760 р. на современные деньги 4. Городовой (рядовой сотрудник полиции) 20,5 р. или 26 287 р. на современные деньги 5. Рабочие (Петербург).Интересно что средняя зарплата в Петербурге была меньше и составляла к 1914 году 22 рубля 53 копейки. Умножим эту сумму на 1282,29 и получим 28890 российских рублей. 6. Кухарка 5 - 8 р. или 6,5-10 тысяч на современные деньги 7. Учитель начальной школы 25 р. или 32050 р. на современные деньги 8. Учитель гимназии 85 р. или 108970 р. на современные деньги 9. Старший дворник 40 р. или 51 297 р. на современные деньги 10. Околоточный надзиратель ( современный аналог -участковый) 50 р. или 64 115 на современные деньги 11. Фельдшер 40 р. или 51280 р. 12. Полковник 325 р. или 416 744 р. на современные деньги 13. Коллежский асессор (чиновник среднего класса) 62 р. или 79 502 р. на современные деньги 14. Тайный советник (чиновник высшего класса) 500 или 641 145 на современные деньги. Столько же получал армейский генерал А сколько, спросите вы, тогда стоили продукты? Фунт мяса в 1914 стоил 19 копеек. Русский фунт весил 0,40951241 грамма . Значит, килограмм, будь он тогда мерой веса, стоил бы 46,39 копеек – 0,359 грамма золота, то есть, в нынешних деньгах, 551 рубль 14 копеек. Таким образом, рабочий мог купить на свое жалование 48,6 килограмма мяса, если бы, конечно, захотел. Мука пшеничная 0,08 р. (8 копеек) = 1 фунт (0,4 кг) Рис фунт 0,12 р.= 1 фунт (0,4 кг) Бисквит 0,60 р.= 1 фунт (0,4 кг) Молоко 0,08 р.= 1 бутылка Томаты 0,22 р. = 1 фунт Рыба (судак) 0,25 р. = 1 фунт Виноград (кишмиш) 0,16 р.= 1 фунт Яблоки 0,03 р. = 1 фунт Весьма достойная жизнь!!! Отсюда и возможность содержать многодетную семью. Теперь давайте посмотрим, сколько стоило снять жильё. Аренда жилья стоила в Питере 25, а в Москве и Киеве 20 копеек за квадратный аршин в месяц. Эти 20 копеек сегодня составляют 256 рублей, а квадратный аршин – 0,5058 м². То есть, месячная аренда одного квадратного метра стоила в 1914 году 506 сегодняшних рублей. Квартиру в сто квадратных аршин наш канцелярист снимал бы в Питере за 25 рублей в месяц. Но он такую квартиру не снимал, а довольствовался подвальной и чердачной каморкой, где площадь была поменьше, а арендная ставка – пониже. Такую квартиру снимали, как правило, титулярные советники, получавшие оклад на уровне армейского капитана. Голый оклад титулярного советника составлял 105 рублей в месяц (134 тысяч 640 рублей) в месяц. Таким образом, 50-метровая квартира обходилась ему менее чем в четверть жалования. О святом Царе-страстотерпце Николае II написано так много замечательных книг, которые не оставляют камня на камне от лжесвидетельств марксистов. Но эти возмущенные голоса, даже после канонизации Царской семьи, продолжают звучать, хор не умолкает. Говорят, капля камень точит. Хотелось бы пусть хоть малую толику внести в это дело восстановления справедливости в связи с памятью Царя-страстотерпца. В этом нуждаемся прежде всего мы. То, что будет написано ниже, можно обозначить как мои личные впечатления, заметки на полях в контексте всего прочитанного и услышанного на эту тему у исследователей и мемуаристов. Излагаю их в надежде заронить хоть капельку сомнения в безапелляционный настрой тех, кто, уверена, пока, только до поры до времени, остается против. Дискредитация царя как символа священной государственности после его убийства шла через фабрикацию различных мифов, которые были внедрены в массовое сознание. Признаюсь, что во власти этих мифов была когда-то и я, и потому предлагаю некоторые из найденных мною фактов и аргументов, которые изменили мою позицию. Этому способствовало и мое общение с блестящим специалистом по истории того периода С. Ф. Колосовской, которой я от всей души благодарна. Наиболее распространенные мифы, которые хотелось бы хоть в какой-то степени опровергнуть, в основном сводятся к следующему. Миф о том, что при царе Россия была отсталой страной При Николае II Россия переживала небывалый период материального расцвета. Накануне Первой мировой войны ее экономика процветала и с 1894 по 1914 год росла самыми быстрыми темпами в мире. В начале ХХ века рост народного хозяйства России вел к наращиванию общественного богатства и благосостояния населения. За 1894-1914 годы госбюджет страны вырос в 5,5 раза, золотой запас – в 3,7 раза. Российская валюта была одной из сильнейших в мире. При этом государственные доходы росли без малейшего увеличения налогового бремени. Прямые налоги в России были в 4 раза меньше, чем во Франции и Германии, и в 8,5 раза меньше, чем в Англии; косвенные налоги – в среднем вдвое меньше, чем в Австрии, Германии и Англии. Прирост урожая зерна составил 78%. Экспортируемое Россией зерно кормило всю Европу. Производство угля выросло на 325%, меди – на 375%, железной руды – на 250%, нефти – на 65%. Рост железных дорог составил 103%, торгового флота – 39%. Общий рост российской экономики даже в тяжелые годы Первой мировой войны составлял 21,5%. Многие отечественные экономисты и политики утверждали, что сохранение тенденций развития, существовавших в 1900-1914 годы, неизбежно уже через 20-30 лет выведет Россию на место мирового лидера, даст ей возможность доминировать в Европе, превысить хозяйственный потенциал всех европейских держав, вместе взятых. Французский экономист Тери писал: «Ни один из европейских народов не достигал подобных результатов». Профессор Эдинбургского университета Чарльз Саролеа писал в своей работе «Правда о царизме»: «Одним из наиболее частых выпадов против Русской Монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе… Легко опровергнуть мнение, что русский народ отвергал царизм и что революция застала Россию в состоянии упадка, развала и истощения… Посетив Россию в 1909 году, я ожидал найти повсюду следы страданий после Японской войны и смуты 1905 года. Вместо этого я заметил чудесное восстановление, гигантскую земельную реформу… скачками растущую промышленность, приток капиталов в страну и т. д. … Почему же произошла катастрофа?.. Почему Русская Монархия пала почти без борьбы?.. Она пала не потому, что отжила свой век. Она пала по чисто случайным причинам…»
Миф о том, что Николай II был тираном, который уничтожал русский народ

Самым главным показателем эффективности и нравственности власти и благополучия народа является рост населения. С 1897 по 1914 год, то есть всего за 17 лет, он составил фантастическую для нас цифру – 50,5 млн человек. Проводилась очень грамотная демографическая и миграционная политика. О задачах в этой области писал Столыпин: «Итак, на очереди главная наша задача – укрепить низы. В них вся сила страны… Будут здоровье и крепкие корни у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром… Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» «Отдаленная наша суровая окраина вместе с тем богата… громадными пространствами земли…. При наличии государства, густо населенного, соседнего нам, эта окраина не останется пустынной. В нее прососется чужестранец, если раньше не придет туда русский… Если мы будем продолжать спать летаргическим сном, то край этот будет пропитан чужими соками, и когда мы проснемся, может быть, он окажется русским только по названию…» В постперестроечные годы мы теряли и продолжаем терять в среднем около 1 миллиона в год умершими плюс аборты, убиенные дети. По данным 2005 года, их число равнялось 1 611 000. В итоге потери достигают более двух миллионов в год. Еще один важный показатель – число самоубийств. Так вот тогда оно равнялось 2,7 на 100 000 жителей. А сейчас мы имеем 40. В период 1995-2003 в результате самоубийств погибли 500 000 человек. При этом по статистике, только одна попытка из 20 заканчивается смертью. Поэтому, включая эти «незавершенные» попытки самоубийств, мы получаем цифру в 20 раз большую, то есть 10 миллионов.
Миф о том, что рабочие жили очень бедно

В 1913 году рабочий в России зарабатывал 20 золотых рублей в месяц. При этом хлеб стоил 3-5 копеек. Килограмм говядины – 30 копеек. Килограмм картофеля – 1,5 копейки. При этом подоходный налог составлял один рубль в год и был самым низким в мире. Отсюда и возможность содержать многодетную семью. Контрастом выглядит здесь характеристика политики российского лидера, угодного Западу, о котором написал Эдвард Пирс в статье «In praise of Putin», помещенной в The Guardian: «Существовала ли когда-нибудь еще более достойная презрения фигура, чем Борис Ельцин? Вечно пьяный, неспособный руководить страной, он позволил стае коррумпированных мошенников разграбить национальные богатства. Он одобрил отмену субсидирования цен на продукты, означавшую, что простые люди в одночасье впали в нищету. Если говорить о гордости и чувстве собственного достоинства России, то окажется, что Ельцин выполнял функцию коллаборациониста, полицая, который обогатился сам и находил утешение в алкоголе… Люди подбирали еду на свалке, но Борис Ельцин был западником, прекрасным образцом, наглядным примером триумфа Запада».
Миф о том, что Россия была темной страной

С 1894 по 1914 год бюджет народного образования увеличился на 628%. Возросло число школ: высших – на 180%, средних – на 227%, женских гимназий – на 420%, народных школ – на 96%. И. Ильин в своей работе «О русской культуре» пишет, что Россия стояла на пороге осуществления всеобщего народного образования с сетью школ в радиусе одного километра. В России ежегодно открывалось 10 000 школ. Российская Империя была читающей страной. В период царствования Николая II в России выпускалось больше газет и журналов, чем в СССР в 1988 году. Россия переживала также расцвет культурной жизни.
Миф о Распутине

Близкий флигель-адъютант государя полковник А. Мордвинов начисто отвергает в своих «Воспоминаниях» («Русская летопись» за 1923 г., т. V) влияние Императрицы и кого бы то ни было на решения государя и приводит убедительные примеры. Он же раскрывает истину известной легенды о Распутине. Мордвинов пишет: «Государь бывал недоволен некоторыми государственными деятелями не за то, что они не симпатизировали Распутину, а за то, что позволяли себе верить и распространять эту веру в какую-то особенную силу Распутина в государственных делах. В глазах его величества одна возможность такого предположения была оскорбительной, унижающей его достоинство». Мордвинов, постоянно бывавший во дворце с 1912 года и всегда ездивший с царем во время войны, за пять лет никогда не видел Распутина, никогда не слышал о нем в семье, с которой был очень близок. Жильяр, воспитатель цесаревича, живший при Дворе, а также лейб-медик Боткин (погибший в Екатеринбурге с семьей), бывавший во дворце ежедневно, свидетельствуют, что на протяжении нескольких лет видели Распутина во дворце лишь по одному разу, и оба связывали посещение Распутина с нездоровьем наследника. Генерал Ресин, без которого ни одна душа не могла проникнуть во дворец, за семь месяцев ни разу не видел Распутина. Александр Елисеев в своей статье «Николай II как волевой политик смутных времен» отмечает, что даже Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства была вынуждена признать, что никакого влияния на государственную жизнь страны Распутин не оказывал. Это при том, что в ее состав входили опытные юристы-либералы, настроенные резко отрицательно против Государя, династии и монархии как таковой.
Миф о слабости характера царя

Президент Франции Лубэ говорил: «Обычно видят в Императоре Николае II человека доброго, великодушного, но слабого. Это глубокая ошибка. Он имеет всегда задолго продуманные планы, осуществления которых медленно достигает. Под видимой робостью царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идет и чего хочет». Царское служение требовало силы характера, которой Николай II обладал. Во время Священного Коронования на Российский Престол 27 мая 1895 года Митрополит Московский Сергий в своем обращении к Государю сказал: «Как нет выше, так нет и труднее на земле царской власти, нет бремени тяжелее царского служения. Чрез помазание видимое да подастся тебе невидимая сила свыше, действующая к возвышению твоих царских доблестей…» Целый ряд аргументов, опровергающих этот миф, приводит в упомянутой выше работе А. Елисеев. Так, в частности, С. Ольденбург писал, что у Государя была железная рука, многих только обманывает надетая на ней бархатная перчатка. Наличие твердой воли у Николая II блестяще подтверждают события августа 1915 года, когда он взвалил на себя обязанности Верховного главнокомандующего – против желания военной верхушки, Совета министров и всего «общественного мнения». И, надо сказать блестяще с этими обязанностями справился. Вообще, Государь был настоящим воином – и по «профессии», и по духу. Его и воспитывали как воина. Протоиерей В. Асмус отмечает: «Александр III воспитывал детей в большой строгости, скажем, на еду отводилось не больше 15 минут. Дети должны были садиться за стол и вставать из-за стола вместе с родителями, и дети часто оставались голодными, если они не укладывались в эти, такие жесткие для детей рамки. Можно сказать, что Николай II получил настоящее военное воспитание и настоящее военное образование, Николай II всю жизнь чувствовал себя военным, это сказывалось на его психологии и на многом в его жизни». Будучи Наследником Престола, Николай Александрович изучал военное дело с большим увлечением. О том свидетельствуют его старательно составленные конспекты по военной топографии, тактике, артиллерии, навигационным приборам, военному уголовному праву, стратегии. Очень впечатляют записи по фортификации, снабженные рисунками и чертежами. Не было в небрежении и практическое обучение. Александр III направлял своего наследника на военные сборы. В течение двух лет Николай Александрович служил в Преображенском полку, где им исполнялись обязанности субалтерн-офицера, потом – ротного командира. Целых два сезона он служил взводным командиром в гусарском полку, затем был командиром эскадрона. В рядах артиллерии Наследник провел один лагерный сезон. Император много сделал для подъема обороноспособности страны, усвоив тяжелые уроки русско-японской войны. Пожалуй, самым значимым его деянием было возрождение русского флота, которое спасло страну в начале Первой мировой войны. Оно произошло против воли военных чиновников. Император даже вынужден был отправить в отставку великого князя Алексея Александровича. Военный историк Г. Некрасов пишет: «Необходимо отметить, что, несмотря на свое подавляющее превосходство в силах на Балтийском море, германский флот не предпринял никаких попыток прорваться в Финский залив, с тем чтобы одним ударом поставить Россию на колени. Теоретически это было возможно, так как в Петербурге была сосредоточена большая часть военной промышленности России. Но на пути германского флота стоял готовый к борьбе Балтийский флот, с готовыми минными позициями. Цена прорыва для германского флота становилась недопустимо дорогой. Таким образом, уже только тем, что он добился воссоздания флота, Император Николай II спас Россию от скорого поражения. Этого не следует забывать!» Особо отметим, что Государь принимал абсолютно все важные решения, способствующие победоносным действиям, именно сам – без влияния каких-либо «добрых гениев». Совершенно необоснованно мнение, согласно которому русской армией руководил Алексеев, а Царь находился на посту Главкома ради проформы. Это ложное мнение опровергается телеграммами самого Алексеева. Например, в одной из них на просьбу прислать боеприпасы и вооружение Алексеев отвечает: «Без Высочайшего соизволения решить этот вопрос не могу». Коммунистический публицист М. Кольцов пишет следующее о поведении Государя в дни Февральской смуты: «…Придворные совершенно зря рисуют своего вождя в последние минуты его царствования как унылого кретина, непротивленца, безропотно сдавшего свой режим по первому требованию революции». Кольцов описывает, как Государь упорно сопротивлялся всем требованиям армейцев-заговорщиков (Алексеева, Рузского и др.) создать ответственное министерство (то есть по сути пойти на превращение самодержавия в конституционную монархию). Его сопротивление было настолько сильным, что даже Александра Федоровна воскликнула в письме: «Ты один, не имея за собой армии, пойманный как мышь в западню, – что ты можешь сделать?!» А Царь делал все, что мог – он даже направил в Петроград экспедиционный корпус во главе с генералом Н. И. Ивановым. Он сражался с революцией один (ибо заговорщики отрезали его от связи с внешним миром, от верных частей). И по этому поводу Кольцов вопрошает: «Где же тряпка? Где слабовольное ничтожество? В перепуганной толпе защитников трона мы видим только одного верного себе человека – самого Николая». «Государь-Император сделал все от него зависящее. Он сумел подавить страшную по мощи революцию 1905 года и оттянуть триумф «бесов» на целых 12 лет. Благодаря его личным усилиям был достигнут коренной перелом в ходе русско-германского противостояния. Будучи уже в плену у большевиков, он отказался одобрить Брестский мир и тем самым спасти себе жизнь. Он достойно жил и достойно принял смерть».
Миф о том, что Россия была тюрьмой народов

Россия была семьей народов благодаря взвешенной и продуманной политике Государя. Русский царь-батюшка считался монархом всех народов и племен, живших на территории Российской Империи. Он проводил национальную политику на основе уважения к традиционным религиям – историческим субъектам государственного строительства России. И это не только Православие, но и Ислам. Так, в частности, муллы были на содержании Российской Империи и получали зарплату. Многие мусульмане воевали за Россию. Русский царь чтил подвиг всех народов, служивших Отечеству. Вот текст телеграммы, которая служит тому ярким подтверждением: ТЕЛЕГРАММА от 25 августа 1916 года Генерал-губернатору Терской области господину Фрейшеру Как горная лавина обрушился ингушский полк на Германскую железную дивизию. Он немедленно поддержан чеченским полком. В истории русского Отечества, в том числе и нашего Преображенского полка, не было случая атаки конницей вражеской части тяжелой артиллерии. 4,5 тыс убитыми, 3,5 тыс взятых в плен, 2,5 тыс раненых. Менее чем за 1,5 часа перестала существовать железная дивизия, с которой соприкасаться боялись лучшие воинские части наших союзников, в том числе в русской армии. Передайте от моего имени, от имени царского двора и от имени русской армии братский сердечный привет отцам, матерям, братьям, сестрам и невестам этих храбрых орлов Кавказа, положившим своим бессмертным подвигом начало конца германским ордам. Никогда не забудет этого подвига Россия. Честь им и хвала! С братским приветом Николай II. В целом священная монархия как форма государственного устройства имела в вопросах национальных большое преимущество перед тем, что К. Победоносцев называет «злом парламентского правления». Он указывает на то, что на выборах получается отбор не лучших, а только «наиболее честолюбивых и нахальных». Особенно опасна, по его мнению, избирательная борьба в государствах многоплеменных. Указывая на преимущества монархического строя для России, он пишет: «Монархия неограниченная успевала устранять или примирять все подобные требования и порывы – и не одною только силой, а уравнением прав и отношений под одной властью. Но демократия не может с ними справиться, а инстинкты национализма служат для нее разъедающим элементом: каждое племя из своей местности высылает представителей – не государственной и народной идеи, но представителей племенных инстинктов, племенного раздражения, племенной ненависти…» В самом титуле русского царя отражено спасительное собирание земель и народов за государственной православной оградой: «Император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Польский, Царь Сибирский, Царь Херсониса Таврического, Царь Грузинский и прочая, прочая, прочая». Если же говорить о тюрьмах в прямом смысле слова, то уровень преступности был настолько низок, что в тюрьмах всей Российской Империи в 1913 году содержалось менее 33 000 заключенных. Сейчас у нас на территории намного меньшей, чем Российская Империя, эта цифра, превышает 1,5 млн человек. Миф о том, что Россия при царе потерпела поражение в Первой мировой войне Николай II - оболганный царь: цифры и факты

С.С. Ольденбург в своей книге «Царствование Императора Николая II», писал: «Самым трудным и самым забытым подвигом Императора Николая II было то, что он при невероятно тяжелых условиях довел Россию до порога победы: его противники не дали ей переступить через этот порог». Генерал Н. А. Лохвицкий писал: «…Девять лет понадобилось Петру Великому, чтобы Нарвских побежденных обратить в Полтавских победителей. Последний Верховный Главнокомандующий Императорской Армии – Император Николай II сделал ту же великую работу за полтора года. Но работа его была оценена и врагами, и между Государем и его Армией и победой «стала революция». А. Елисеев приводит следующие факты. Военные таланты Государя были в полной мере раскрыты на посту Верховного главнокомандующего. Уже самые первые решения нового главкома привели к существенному улучшению положения на фронте. Так, он организовал проведение Вильно-Молодечненской операции (3 сентября – 2 октября 1915 года). Государь сумел остановить крупное наступление немцев, в результате которого был захвачен город Борисов. Им была издана своевременная директива, предписывающая прекратить панику и отступление. В результате был остановлен натиск 10-й германской армии, которая была вынуждена отойти – местами совершенно беспорядочно. 26-й Могилевский пехотный полк подполковника Петрова (всего 8 офицеров и 359 штыков) пробрался к немцам в тыл и в ходе внезапной атаки захватил 16 орудий. Всего русские сумели захватить 2000 пленных, 39 орудий и 45 пулеметов. «Но самое главное, – отмечает историк П. В. Мультатули, – войскам снова вернулась уверенность в способности бить немцев». Россия определенно стала выигрывать войну. После неудач 1915 года наступил триумфальный 1916-й – год Брусиловского прорыва. В ходе боев на Юго-Западном фронте противник потерял убитыми, ранеными и попавшими в плен полтора миллиона человек. Австро-Венгрия оказалась на пороге разгрома. Именно Государь оказал поддержку Брусиловскому плану наступления, с которым были не согласны многие военачальники. Так, план начальника штаба Верховного главнокомандующего М. В. Алексеева предусматривал мощный удар по противнику силами всех фронтов, за исключением фронта Брусилова. Последний считал, что и его фронт тоже вполне способен к наступлению, с чем были несогласны другие командующие фронтов. Однако Николай II решительно поддержал Брусилова, и без этой поддержки знаменитый прорыв был бы попросту невозможен. Историк А. Зайончковский писал, что русская армия достигла «по своей численности и по техническому снабжению ее всем необходимым наибольшего за всю войну развития». Неприятелю противостояли более двухсот боеспособных дивизий. Россия готовилась раздавить врага. В январе 1917 года 12-я русская армия начала наступление с Рижского плацдарма и застала врасплох 10-ю германскую армию, которая попала в катастрофическое положение. Начштаба германской армии генерал Людендорф, которого никак нельзя заподозрить в симпатиях к Николаю II, так писал о положении Германии 1916 года и о возрастании военной мощи России: «Россия расширяет военные формирования. Предпринятая ею реорганизация дает большой прирост сил. В своих дивизиях она оставила только по 12 батальонов, а в батареях только по 6 орудий и из освобожденных таким образом батальонов и орудий формировала новые боевые единицы. Бои 1916 года на Восточном фронте показали усиление военного снаряжения русских, увеличилось число огнестрельных припасов. Россия перевела часть своих заводов в Донецкий бассейн, чрезвычайно подняв их производительность. Мы понимали, что численное и техническое превосходство русских в 1917 году будет нами ощущаться еще острее, чем в 1916. Наше положение было чрезвычайно тяжело и выхода из него почти не было. О собственном наступлении нечего было и думать – все резервы были необходимы для обороны. Наше поражение казалось неминуемым… тяжело было с продовольствием. Тыл также тяжко пострадал. Перспективы на будущее были чрезвычайно мрачны». Более того, как пишет Ольденбург, по инициативе Великого Князя Николая Михайловича еще летом 1916 года была учреждена комиссия по подготовке будущей мирной конференции, дабы заранее определить, каковы будут пожелания России. Россия должна была получить Константинополь и проливы, а также Турецкую Армению. Польша должна была воссоединиться в личной унии с Россией. Государь заявил (в конце декабря) гр. Велепольскому, что свободную Польшу он мыслит как государство с отдельной конституцией, отдельными палатами и собственной армией (по-видимому, имелось в виду нечто вроде положения Царства Польского при Александре I). Восточная Галиция, Северная Буковина и Карпатская Русь подлежали включению в состав России. Намечалось создание чехословацкого королевства; на русской территории уже формировались полки из пленных чехов и словаков. Б. Бразоль «Царствование Императора Николая II в цифрах и фактах»

Источник: http://politikus.ru/events/4749-niko...y-i-fakty.html
Politikus.ru
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 05.11.2015, 11:10
Аватар для Политикус.Ru
Политикус.Ru Политикус.Ru вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 05.11.2015
Сообщений: 65
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 4
Политикус.Ru на пути к лучшему
По умолчанию Николай II - оболганный царь: цифры и факты (продолжение)

http://politobzor.net/show-1221-niko...dolzhenie.html

Начало было тут и породило массу комментариев. Тема очень актуальна и неоднозначна. Нас учили одному - Император Николай II был слабым духом человеком, Российская Империя переживала чуть ли не упадок, мы проигрывали все войны. Ну, а теперь появляются новые факты, которые утверждают обратное.
Миф о революционной ситуации в Российской империи

В.И. Ульянов-Ленин Этот миф сводится к тому, что народ в России был так недоволен царской властью, что он «не хотел жить по-старому», а царская власть была настолько слаба, что «не могла управлять по-старому». И так сама собой сложилась революционная ситуация. И партия, членами которой были исключительно борцы за интересы трудящихся (ничем иным они больше не руководствовались), под знаменем марксизма совершенно бескорыстно, «то есть даром», как говорится в известной сказке, повела народ, не помышлявший ни о чем, кроме революции, вперед к ее осуществлению. Что здесь можно сказать? Ложь на лжи и ложью погоняет. Относительно несостоятельности тезиса, что «верхи не могли править по-старому», все вышеизложенное в связи с другими мифами показывает, что власть была сильна, она эффективно управляла страной даже в период войны и способна была в перспективе вывести империю на первое место в мире, то есть сделать ее сильнейшей державой. Это, в отличие от революции, была объективная тенденция, свидетельствовавшая о неуклонности процессов процветания России и ее народа. Народ не мог этого не чувствовать, потому что экономический, социальный и культурный расцвет Российской империи в то время был сопряжен с улучшением жизни ее граждан. Одним из лозунгов революционеров был «Землю – крестьянам». И опять ложь, и опять миф, рассчитанный на дешевый популизм. Ведь общеизвестно, что крестьяне в Российской империи получили право на землепользование. 6 марта 1907 года П. А. Столыпин в своей программной речи в Государственной думе, касаясь вопроса аграрной реформы, констатировал, что «правительство поставило себе целью увеличение площади землевладения крестьян и упорядочение этого землевладения, то есть землеустройство». И эти планы последовательно осуществлялись. Крестьяне, пожелавшие выйти из общины, могли не просто отделиться от нее со своим земельным наделом, но на чрезвычайно льготных условиях получали из государственного земельного фонда новые земельные участки, большие по сравнению с прежними, – так называемые отруба. Причем это не было принудительной мерой, но осуществлялось на основе добровольного волеизъявления крестьян, решивших принять участие в проведении этой реформы. «В целях достижения возможности выхода крестьян из общины, – говорил П. Столыпин, – устранено всякое насилие в этом деле и отменяется лишь насильственное прикрепление крестьян к общине». По указанию Петра Аркадьевича был организован всеобщий опрос крестьян, результаты которого показали, что 72% не выразили желания покидать общину, которая возникла на Руси еще в древности и была уникальной формой народного самоуправления и взаимопомощи. 28% изъявили желание постепенно отделиться. За 3 года (1908-1910) из общины вышли 1,7 млн крестьянских хозяйств, 10,2 млн остались в общине.

Пётр Аркадьевич Столыпин
Аграрные реформы, проводимые П. Столыпиным, давали землю крестьянам, гарантировали ее получение на льготных условиях. Таким образом, это лишало всякого смысла большевистский лозунг «землю крестьянам», с помощью которого революционеры хотели привлечь крестьянство к бунту. Столыпин это тоже понимал. И потому смысл его реформ состоял еще и в том, чтобы, проявив заботу о крестьянстве и государстве в целом, воспрепятствовать их вовлечению в провоцируемые врагами России революционные процессы. Эти враги нашей государственности видели в Столыпине мощную преграду на пути осуществления своих разрушительных планов. Столыпин сознавал, что эта его политика грозит ему смертью. На него было совершено 11 покушений, но он, несмотря ни на что, твердо шел по пути служения Отечеству, мужественно претерпевая все скорби и страдания. Шел, ясно сознавая опасности, сопряженные с выполнением этого своего высокого долга, сказав однажды: «Я понимаю смерть как расплату за убеждения». И он прошел этот путь с честью и достоинством, не устрашившись, принеся себя в жертву, ибо в священной государственности «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Политика, проводимая в России, защищала «низы». Да, были бедствия, да, были проблемы, но с ними власть справлялась, воистину действуя в интересах народа, проводя фантастические реформы, которые давали фантастические результаты. И потому на фоне этих усилий власти по улучшению жизни сам собой никак не мог возникнуть бунт. Но если не было объективных причин для революции, значит, были субъективные. Значит, революционная ситуация не возникла сама собой, а была кем-то инспирирована, организована и профинансирована. В свое время лорд Эктон дал оценку Французской революции, которая полностью подходит к революции русской: «Самое ужасное в революции – это не беспорядок, но тайный порядок. Через весь огонь и дым мы вдруг начинаем видеть свидетельства присутствия все просчитывающей организации. Руководители остаются тщательно засекреченными и скрытыми под маской, однако их изначальное присутствие не вызывает сомнений». И как во Французской революции, так и в революции 17-го года, в обоих случаях бунта против существующего порядка смятение было лукаво использовано как оружие войны, создающей в каждом случае ситуацию, смысл которой задан и понятен только тайным организаторам. Использование тайных спланированных операций, направленных на провоцирование революции в целях уничтожения государственности, – думаете, это была случайность, относящаяся только к этим двум революциям? Вы думаете, что это далекое прошлое, которое кануло в Лету? Может быть, это покажется невероятным, но эта технология, эта матрица воспроизводится постоянно, в том числе и в настоящее время. Это не только наши предки, но это и мы с вами. И это война в форме революции не только против Российской империи, но и против российской государственности в принципе, война невидимой Хазарии, обуреваемой страстью реванша. В фундаментальном военно-стратегическом документе США под названием «Четырехлетний доклад о состоянии обороны» (2006) технология того, что было осуществлено в период Октябрьской революции, заложена как официальное руководство к действию. Это называется «непрямой подход»: «В настоящее время на пяти континентах прилагаются большие и малые усилия, которые подтверждают важность нашей способности: 1. работать совместно с партнерами и через них (читай через пятую колонну), 2. действовать тайно и 3. поддерживать постоянное, но малозаметное для других присутствие (читай создавать тайные организации). Эти усилия представляют реализацию непрямого подхода к длительной войне… Одновременно и во многих странах по всему миру будут начаты долгосрочные комплексные операции с вовлечением вооруженных сил США, других правительственных структур и международных партнеров. Операции, которые будут основаны на сочетании прямого (видимого) и непрямого (тайного) подходов». Инспирирование революции в России как раз и было реализацией этого тайного подхода в войне против российской государственности, в которой вся мощь невидимой Хазарии была брошена против Святой Руси. То есть тогда против России велось две войны: одна видимая – на фронтах Первой мировой, где Российская империя одержала бы победу в честном открытом поединке. А другая война – тайная коварная, построенная на лжи, хитрости и лукавстве врага рода человеческого, война, которую вело колено Даново. И эта другая война была самой опасной, потому что это была брань духовная, которая требовала от народа колоссальных духовных сил, которые могла дать только православная вера. Но в тот момент народ отошел от нее, и это было главной объективной причиной, которая позволила невидимой Хазарии одержать краткосрочную победу в этой войне. О том, что это была именно война, сомневаться не приходится. Смена режима и распад государства, которые были достигнуты в ходе революции, являются традиционными целями любой войны. И в этом смысле революция в России была специфической формой войны против нашей государственности. Подобную оценку дают и другие источники. Так, в книге «Демократия и мировой доминион» написано: «Большевистская революция была на самом деле не тем, чем ее называют, то есть революцией, но нашествием, агрессией». Для ее проведения была создана сеть революционных организаций, (включая политические, террористические и религиозные). Сеть - это форма организации невидимой Хазарии, основанная на децентрализованном скрытом проникновении и воздействии на государственные, политические, экономические и религиозные структуры. Сеть всегда борется против Иерархии как государственного и религиозного стержня.

Параллельно с разложением политического субпространства шло разложение духовного пространства через внедрение сети масонских организаций и привлечение в них представителей власти. Сыны колена Данова знали, что делали. Практически все члены Временного правительства были масонами. В аналитической справке Департамента полиции от 2 января 1914 года «О распространении масонства в России» отмечалось, что «масонство как тайная организация, работающая над ниспровержением существующего в России строя под прикрытием всевозможных обществ – просветительных, оккультных и благотворительных – практически неуязвимо для полиции, так как доказать преступный умысел в их действиях юридически невозможно». «Распространение влияния масонства не встречает никаких препятствий на своем пути. Конечные цели их скрыты, и само масонство осторожно. Лица, непосредственно ведущие борьбу с революционным движением, с масонским движением не знакомы, и собираясь под прикрытием якобы заседаний всевозможных легализированных обществ, масонство, будучи тайным политическим обществом, может работать беспрепятственно». Сразу же после Февральской революции американский банкир Якоб Шифф поздравил нового министра иностранных дел Милюкова с победой революции. В свое время Шифф, обладавший колоссальным влиянием в США, и не только, организовал «Общество Друзей Русской Свободы». Целью этого общества была агитация за свержение русского царя. Известно, что это «Общество» с помощью японцев проводило обучение около 50 тысяч русских военнопленных террористическим методам ведения подпольной борьбы и их идеологическую обработку. Именно Якоб Шифф и другие банкиры обеспечили необходимые для русской революции кадры и финансы. 24 марта, через месяц после Февральской революции, газета «Нью-Йорк таймс» сообщила, что Якоб Шифф послал поздравительную телеграмму всем членам «Общества Друзей Русской Свободы», в которой он, в частности, сказал: «Надо ли говорить для тех, кто сегодня присутствует на этом митинге, как я переживаю, что не могу праздновать со всеми «друзьями русской свободы» ту награду, на которую мы так надеялись и за которую так боролись все эти долгие годы». В ответ на поздравительную телеграмму Шиффа в адрес Милюкова тот ответил: «Объединенные в ненависти и отвращении к свергнутому режиму, будем также объединены в проведении новых идеалов». Таким образом, Милюков фактически признался, что «февралисты» внутри России были объединены в своей ненависти к царской власти с силами за пределами России. Что это за силы и что это за новые идеалы? Ж. Аттали, назначенный президентом Франции Николя Саркози своим помощником, известный теоретик глобализации и борец за глобальное антигосударство, написал, что в годы Первой мировой войны финансовые круги США «вступают в соглашение со всеми другими силами, чтобы рассматривать царскую Россию как единственную страну, против которой надо вести войну». В архивах Государственного департамента США (1910-1929, No. 861.4016/325) хранится следующее сообщение, подготовленное американскими разведывательными службами: «В феврале 1916 года впервые стало известно, что в России разжигается революция. Было выявлено, что упомянутые ниже лица вовлечены в это разрушительное предприятие: это директора Kuhn, Loeb amp; Co Якоб Шифф, Отто Канн, Мортимер Шифф, Джером Ханауэр, Феликс Варбург и его брат Пол». Напомним, что Якоб Шифф вместе с Эдмондом Ротшильдом присутствовали на Всемирном сионистском съезде в Базеле, где была создана Всемирная сионистская организация. Как сообщает Еврейская энциклопедия, Якоб Шифф финансировал также Японию в ее войне против России в 1904-1905 годах. Kuhn, Loeb amp; Co предоставила Японии огромный военный заем, что позволило ей успешно воевать с Россией. «Якоб Шифф финансировал врагов самодержавной России и использовал свое финансовое влияние, чтобы не допустить Россию к финансовым рынкам Соединенных Штатов». За русско-японской войной сразу же последовала неудавшаяся попытка первой русской революции, которую также финансировал Шифф. 3 января 1906 года министр иностранных дел России Александр Извольский написал Государю Николаю II отчет о революционных событиях, где говорилось о том, что они определенно свидетельствуют об их безусловном международном характере. Революционеры обладали большим количеством оружия, ввезенного из-за границы и очень значительными финансовыми средствами. Извольский делает вывод о том, что «существуют иностранные капиталистические организации, заинтересованные в поддержке революционного движения» в России. В апреле 1917 года Якоб Шифф сделал публичное заявление, что благодаря его финансовой помощи Февральская революция в России успешно завершилась. Банкир Макс Варбург финансировал Троцкого и Ленина. В его банке для Троцкого был открыт специальный счет для покупки оружия. Документы свидетельствуют о том, что в финансировании революции участвовали также банковские дома Морганов и Рокфеллеров. Одним из непосредственных организаторов революции был Александр Парвус (наст. имя Израиль Гельфанд, 1869-1924), который больше всего на свете ненавидел Россию и за которым стояли круги жаждавшей реванша невидимой Хазарии. Парвус был марионеткой американских и немецких банкиров, которые финансировали всю его бурную антироссийскую революционную деятельность. Его можно назвать духовным вождем и руководителем революции 1905 года. Вот что сообщается о его революционной деятельности. По его инициативе были созданы «Советы», и он взял на себя пост Председателя Петербургского совета, сосредоточив активные усилия на распространении лозунгов, разжигающих антивоенные и пораженческие настроения! Вследствие организованной им диверсии произошла авария «Орла», задержавшая выход 2-й Тихоокеанской эскадры во время Русско-японской войны. 8 января 1915 года Организуется визит Парвуса к германскому послу в Константинополе фон Вагенхейму, к которому он приходит со следующим заявлением: «Российская демократия может достигнуть своей цели только через окончательное свержение царизма и расчленение России на мелкие государства. С другой стороны, Германия не будет иметь полного успеха, если ей не удастся вызвать в России большую революцию. Но русская опасность для Германии не исчезнет и после войны до тех пор, пока Российское государство не будет расчленено на отдельные части. Интересы германского правительства и интересы русских революционеров таким образом идентичны» (Шуб Л. Ленин и Вильгельм II). 6 марта 1915 года Парвус предложил германским властям меморандум «Подготовка политической массовой забастовки в России», где содержались рекомендации относительно того, «каким образом вызвать беспорядки в России и подготовить революцию, которая заставит царя отречься от престола, после чего будет образовано временное революционное правительство, которое готово будет заключить сепаратный мир с Германией. В первую очередь Парвус рекомендовал германскому правительству ассигновать большую сумму на развитие и поддержку сепаратистского движения среди различных национальностей на Кавказе, в Финляндии, на Украине, затем на «финансовую поддержку большевистской фракции Российской социал-демократической рабочей партии, которая борется против царского правительства всеми средствами, имеющимися в ее распоряжении. Ее вожди находятся в Швейцарии» (Шуб Л. Ленин и Вильгельм II). Обеспечив блокаду России на юге, Парвус начинает борьбу на ниве демократии. Появляется его брошюра «За демократию! Против царизма!». Суть ее заключалась в следующем: «не надо ставить вопрос о виновниках войны и выискивать «кто напал первым». Это неважно. Кто-то должен был напасть, поскольку мировой империализм десятилетия готовил мировую бойню. Не следует терять время на поиски никому не нужных причин, надо учиться мыслить социалистически: как нам, мировому пролетариату, использовать войну и определить, на чьей стороне сражаться? Всем известно, что самая мощная в мире социал-демократия – это социал-демократия Германии. Если социализм будет разбит в Германии, он будет разбит везде. Путь к победе мирового социализма – это всесторонняя поддержка военных усилий Германии. А то, что русский царизм воюет на стороне Антанты, показывает, кто истинный враг социализма. Итак, рабочие всего мира должны воевать против русского царизма. Задача мирового пролетариата – уничтожающий разгром России и революция в ней! Если Россия не будет децентрализована и демократизирована, опасность грозит всему миру. А поскольку Германия несет главную тяжесть борьбы против московского империализма, то легко сделать единственно верный вывод: победа Германии – победа социализма!». Распространение в русском обществе подобных идей вызвало раскол. Партия германофилов и западников, начав с критики правительства, кончает критикой России как государства, которое вообще не имеет права вести войну и сопротивляться «передовой Германии». А. Панарин пишет об этом периоде: «Раздражительному и впечатлительному общественному мнению война начинает подаваться как не народное, а «империалистическое» дело, как затея правительственных верхов, которым и расхлебывать эту кашу… Все это происходит в условиях, когда враг наступает на жизненные центры страны, он настойчив и беспощаден и, судя по всему, никакими частичными уступками не удовольствуется. И вот перед лицом этих вполне очевидных вещей красные агитаторы поощряют дезертирство с фронта, говорят об одностороннем разоружении и о желательности поражения собственной страны в этой войне. И самое чудовищное состоит в том, что им внимают, у них находится все больше сторонников. Обнаружилась загадочная способность российского прогрессизма: наихудшие человеческие чувства и страсти – дезертирство и предательство, капитулянтство и преклонение перед наглеющей силой – «конвертировать» в звонкую монету самых передовых, самых радикальных лозунгов. Эта инверсия моментально превращала самых худших в самых передовых, а наиболее терпеливых, самоотверженных и стойких – в темные силы реакции, шовинизма, империализма. Описание всех этих срывов, инверсий и характерного оборотничества, меняющего местами светлое и темное, достойное и низкое, страстно одобряемое и фанатично отвергаемое (и все это – в течение одного года русской истории), имеет смысл потому, что история к концу века трагически повторилась». Все эти насаждаемые революционерами настроения были, безусловно, выгодны Гмании, и она тоже финансировала революцию, проводившуюся под лозунгами демократии и социализма, которыми одурачивали народ. На самом же деле революция была направлена только на одно – уничтожение Царской власти и неотделимой от нее русской государственности. Царь и Царская власть – вот ее главные мишени. На заседании Думы 15 февраля 1917 года А. Керенский выступил с призывом к открытой борьбе с властью: «У нас есть гораздо более сильный враг, чем немецкое влияние, – это Царская власть». Известный историк Георгий Катков писал о том, что волнения в феврале 1917 года в Петрограде подготовили агенты Парвуса: «Допуская, что вся правда нам недоступна, мы не имеем все-таки права прикрывать наше незнание фразами о «стихийном движении» и «чаше терпения рабочих», которая «переполнилась». Кто-то должен был пустить слухи о нехватке хлеба (хотя хлеб имелся); кто-то должен был спровоцировать нереальное требование рабочих о повышении зарплаты на 50% (которое было отвергнуто, что и вызвало забастовку); кто-то должен был выдавать бастующим деньги на жизнь и выбросить необходимые лозунги, о которых один из рабочих мрачно сказал: «Они хотят мира с немцами, хлеба и равноправия евреев». «Было очевидно, – пишет Катков, – что лозунги исходят не от него (этого рабочего) и ему подобных, а навязаны какими-то таинственными «ими». Все вышесказанное неопровержимо свидетельствует о том, что революционная ситуация не сложилась сама собой, но была инспирирована и спровоцирована внешними силами, врагами России и ее священной государственности, правителями Хазарии. Против русского царя как верного стража, защитника этой государственности объединились все силы мирового зла. И в этой битве он оказался с ними один на один. Так же, как Христос Спаситель, он был даже не в меньшинстве, он был в одиночестве. Он держался до последнего и пал как герой, приняв вместе со своей семьей мученическую смерть.
Миф о Кровавом воскресенье

«Расстрел рабочих у Зимнего дворца 9 января 1905 года», художник Иван Владимиров. «Николай – кровавый» – вот, пожалуй, самый главный миф, который прочно вбит в голову народа хазарскими лжесвидетелями, марксистами-мифотворцами за все годы пропаганды. Но что же произошло в действительности и что так тщательно все это время скрывалось от народа, чтобы поддерживать непримиримые антимонархические, читай, антигосударственные настроения, угодные невидимой Хазарии? Ведь именно ее агенты были к этому причастны и устроили эту чудовищную провокацию намеренно, чтобы обвинить царя и впоследствии создать миф о царе-тиране, дабы отвратить народ от монархии. Итак, в воскресенье 9 (22) января 1905 года Парвус и его товарищ Пинхас Рутенберг организовали демонстрацию протеста рабочих и их семей, чтобы потом воспользоваться этой провокацией в своих целях. В Александровском парке на деревьях были посажены боевики, которым было приказано стрелять по солдатам из оцепления Зимнего дворца. После того как появились ничего не подозревающие демонстранты, началась стрельба по охране. И ей ничего не оставалось делать, как открыть ответный огонь. В возникшем смятении и перекрестном огне погибло 150-200 человек. Пропагандисты Парвуса тут же распространили информацию, заявив, что «тысячи людей были лишены жизни» и что это произошло «из-за царизма». Вот что пишет Еврейская энциклопедия о Пинхасе Рутенберге, подельнике Парвуса в этом организованном ими преднамеренном убийстве русских людей: «Пинхас РУТЕНБЕРГ (1878, Ромны, Полтавская губерния, – 1942, Иерусалим), деятель революционного движения в России, сионист. В 1904 г. работал начальником инструментальной мастерской Путиловского завода (крупнейшее индустриальное предприятие Российской империи) и сблизился со священником Г. Гапоном, возглавлявшим организацию «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга». Во время событий так называемого Кровавого воскресенья (9 января 1905 г.) Рутенберг сопровождал Г. Гапона в шествии к Зимнему дворцу, спас его во время расстрела демонстрации, а затем помог бежать за границу. По решению ЦК партии эсеров Рутенберг был назначен руководителем военной организации, занимавшейся боевой подготовкой масс и приобретением оружия. В ноябре-декабре 1905 г. Рутенберг возглавлял боевую дружину эсеров в одном из рабочих районов Петербурга. В феврале 1906 г. Рутенберг сообщил представителям эсеровского ЦК о предложении Гапона (вернулся после 17 октября 1905 г.) сотрудничать с охранным отделением и выдать Боевую организацию. ЦК партии поручил Рутенбергу убить провокатора и его непосредственного руководителя, вице-директора Департамента полиции П. Рачковского. Ввиду невозможности осуществить террористический акт в отношении Рачковского Е. Азеф (агент Охранного отделения, руководитель Боевой организации эсеров), опасавшийся разоблачения, единолично разрешил ликвидировать только Гапона. Группой рабочих и Рутенбергом 28 марта Гапон был повешен в Озерках под Петербургом. Рутенберг был одним из организаторов Американского Еврейского Конгресса и вместе с Жаботинским в 1914 году создавал Еврейский Легион». В этой энциклопедической статье подтверждается связь Рутенберга с сионизмом и с марксистским революционным движением в России. Признается его участие в Кровавом воскресенье и, следовательно, его намеренный провокационный, не стихийный и вовсе не мирный характер, о чем везде кричали хазарские мифотворцы. И еще, из текста статьи в Еврейской энциклопедии следует, что Рутенберг был «руководителем военной организации, занимавшейся боевой подготовкой масс и приобретением оружия». Этим, по сути, признается, что революция получала поддержку и управлялась извне. Иначе, где бы они брали деньги на «боевую подготовку масс и приобретение оружия». Это лишний раз опровергает миф о революционной ситуации, причиной которой якобы были «верхи» и «низы». Кроме того, в этом же тексте вещи называются своими именами, то есть революция связывается с войной. Для проведения революции была создана «военная организация», которая занималась «боевой подготовкой масс» и «приобретением оружия». Здесь налицо очевидные признаки войны: военное руководство, войска и оружие. Это еще раз подтверждает тот факт, что революция носила характер спланированной военной интервенции, войны невидимой Хазарии против Руси.

Миф о том, что царь мог и не должен был отрекаться от престола

Этот миф вызывает те самые исполненные досады и возмущения вопросы: «Как он мог это сделать?», «Зачем он это сделал?» Главной причиной, по которой революция оказалась возможной, было отступление народа от веры, потому что священная государственность держится и укрепляется не только силою Царской власти, но и силою веры Православной, живущей в народе. То есть сохранение и защита нашей государственности – это не только долг и ответственность царя перед Богом и народом. Это еще и долг, и ответственность народа, который, только пребывая в вере, способен осознать свое предназначение и нести крест священной российской государственности, как несли его наши предки. За несколько десятилетий до кровавых революционных событий святитель Игнатий (Брянчанинов) написал страшные строки, что отступление от веры на Руси – всеобщее в народе. И наступил тот страшный и грозный февраль 1917 года. 14 февраля 1917 года – толпы вышли на улицы Петрограда с лозунгами «Долой войну!», «Да здравствует республика!» Петроград захлестнули демонстрации рабочих, требовавших хлеба, который не подвозился в результате провокации и спланированного саботажа. Начался народный бунт. Его организаторам из невидимой Хазарии для достижения реванша мешал монархический строй. Преградой на их пути стоял государь. Из исторических источников известно, что, «узнав о беспорядках, Царь, находившийся в могилевской Ставке, отдал распоряжение направить в столицу верные войска и сам направился в Петроград. Но приказ Государя об отправке войск предательски не был выполнен. По дороге Николай II был изолирован во Пскове и дезинформирован своим окружением, участвовавшим в заговоре. Начальник Штаба Алексеев, драматизируя события, заявил, что только отречение Царя позволит продолжать войну, и убедил в этом командующих всех фронтов, приславших соответствующие телеграммы. Царь был принужден к отречению в пользу брата, Великого князя Михаила Александровича. Его, в свою очередь, Временный комитет Госдумы заставил передать вопрос о самой монархии на усмотрение будущего Учредительного собрания. Оба эти отречения были нарушением законов Российской империи и произошли вследствие революционного насилия. Именно в этот день, 2 марта 1917 года, прерывается легитимность власти в России…». Вот что пишет генерал Н.И. Иванов об Алексееве: «Алексеев – человек с малой волей, и величайшее его преступление перед Россией – его участие в совершенном перевороте. Откажись Алексеев осуществлять планы Государственной думы, Родзянко, Гучкова и других, я глубоко убежден, что побороть революцию было бы можно, тем более что войска на фронте стояли спокойно и никаких брожений не было. Да и главнокомандующие не могли бы и не решились бы согласиться с Думой без Алексеева». Эту же мысль в страстной убежденности высказал И. Солоневич, взволнованно написавший: «Русская революция не имела никаких оправданий – ни моральных, ни социальных, ни экономических, ни политических. Ее устроил правящий и ведущий слой – университетская, военная, земельная и финансовая знать, и каждая в своих узкоэгоистических интересах. Исходной позицией революции были не «возмущение народных масс», не «неудачи войны», – а клевета и предательство. В этом предательстве первая скрипка, конечно, принадлежит именно военным кругам… Этой измене и этому предательству нет никакого «оправдания». И даже нет никаких смягчающих вину обстоятельств: предательство в самом обнаженном его виде. Но, говоря о предательстве, мы обязаны знать, кто, как и зачем занимался этой профессией, начиная от казни Царевича Алексея Петровича и кончая Февралем. Если мы не будем знать, нас предадут еще и еще, и еще…"

Император Николай II с семьёй. Источник: http://www.imperiya.by/theory5-7469.html

Источник: http://politikus.ru/events/4750-niko...dolzhenie.html
Politikus.ru
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 15.11.2015, 21:22
Аватар для Snob.ru
Snob.ru Snob.ru вне форума
Новичок
 
Регистрация: 18.02.2014
Сообщений: 16
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Snob.ru на пути к лучшему
По умолчанию «Это была истинная твердость слабости»: Николай II и его правительство незадолго до Февральской революции

http://snob.ru/selected/entry/100646
Главная / Литература
Сегодня

В дополнение к передаче Ирины Прохоровой «Антропология революций» из цикла «Культура повседневности» «Сноб» совместно с издательством «Новое литературное обозрение» публикует отрывок из подготовленных к печати воспоминаний Николая Николаевича Покровского (1865–1930), ученого-финансиста и государственного деятеля, последнего министра иностранных дел Российской империи. Эта часть мемуаров сообщает о положении дел в правительстве зимой 1916–1917 годов, о попытках автора убедить Николая II в губительности политики министра внутренних дел Александра Протопопова, о личных качествах императора и членов Совета министров, занимавших должности в канун Февральской революции

Иллюстрация: Corbis/East News

…Моя задача была очень трудна и деликатна. Тем не менее, я решился поставить вопрос ребром с самого начала. Я, к сожалению, теперь уже не помню последовательно содержания своих слов. Сущность же их заключалась, приблизительно, в следующем: я говорил Государю, что как министр иностранных дел я крайне озабочен сохранением во время войны внутреннего спокойствия, которое является главным залогом успеха в предпринятой Россиею грандиозной борьбе. Между тем, при настоящих методах управления спокойствия нет и быть не может. Первою причиною является конфликт министра внутренних дел с Государственною думой и русскою общественностью. Раздражение растет с каждым днем, с каждым часом. К нему присоединяются волнения, вызванные преследованием за событие, хотя формально и преступное, но являющееся выражением требований народной совести (я разумел убийство Распутина — при этих словах Государь вскинул на меня глазами). Я не касаюсь — говорил я — других новоназначенных министров, которых молва обвиняет в корыстных деяниях (как Добровольский). Я не знаю, справедливы ли эти наветы. Но о Протопопове я позволяю себе сказать открыто, что дальнейшее его пребывание у власти грозит государственному спокойствию. Из создавшегося конфликта между ним и Думой могут быть только два исхода: его увольнение или роспуск Думы. Но роспуск Думы, который при незакономерности ее действий всегда зависит от верховной власти, в настоящих условиях есть начало революции. Рабочие на фабриках и заводах находятся в крайнем состоянии брожения, достаточно искры, чтобы вызвать их на улицу. Приказывать солдатам стрелять в народ теперь, когда они стоят на фронте для защиты этого народа от внешнего врага, совершенно невозможно. А если такой приказ будет дан, он не будет исполнен. Начало же неповиновения армии есть начало государственного переворота. Как министр иностранных дел я не могу не предвидеть, что последствием будет заключение сепаратного мира (при этих словах Государь сделал энергический жест и сказал: «Никогда я не заключу сепаратного мира»). Я же — продолжал я — в таком случае прошу Государя уволить меня от должности, так как участвовать в заключении сепаратного мира я считаю противным своей совести.

Вот примерно содержание моего обращения к Государю, которое было в действительности гораздо продолжительнее. Я говорил очень горячо и в конце концов даже с рыданиями в голосе, слезы душили меня. «Ваше Величество, — сказал я в заключение, — простите мне мою откровенность, но моя совесть не позволяет мне говорить иначе и молчать».

— Нет, пожалуйста, — сказал Государь. — Я, напротив, очень ценю искренность.

— Какой же ответ Ваше Величество изволите мне дать насчет меня и моей отставки?

— Я Вам скажу это на следующем докладе.

Мне кажется, что мои слова произвели на Государя довольно сильное впечатление. Он простился со мною в очень серьезном настроении.

Доклад мой был до Нового года. Следующий предстоял 3 января. Я сообщил своим сослуживцам, что едва ли останусь министром. Оставалось ожидать дальнейших событий. Тем временем с разных сторон начались настояния, чтобы я при следующем докладе не настаивал на своей отставке, если Государь будет меня удерживать, потому что очень близка перемена в составе министерства, что Протопопов будет уволен и даже что председатель Совета министров будет новый. Являлись с этим государственные деятели и журналисты. Один из них, человек всегда очень осведомленный, Бонди, утверждал, что полная реорганизация министерства произойдет после 20 января. А надо сказать, что состав министерства еще ослабел. На место А.Ф. Трепова был назначен председателем Совета министров кн[язь] Н.Д. Голицын. Это был прекрасный, очень почтенный человек, но окончательно непригодный к этой должности. Когда-то был он тверским губернатором, затем сенатором и членом Государственного совета. Последнее время он работал в Комитете императрицы Александры Федоровны о военнопленных. И, говорят, был платонически влюблен (боготворил) в императрицу. Это ли боготворение, или особые труды по Комитету, или другие причины, но он был избран в преемники Трепова. Он рассказывал мне, что Государь долго убеждал его принять должность председателя, но он решительно от этого отказывался и, уходя, вынес убеждение, что ему удалось отклонить назначение; однако к концу дня получил уже подписанный указ и делать уже было нечего.

Фото: Wikipedia Commons
Николай Николаевич Покровский

Человек уже далеко не молодой, в возрасте почти семидесяти лет, князь Н.Д. Голицын обладал добрым, в высшей степени мягким характером и самым приятным обращением, но твердости в нем не было решительно никакой и справиться с министрами он не был в состоянии, да едва ли и хотел. Когда его назначили, он приехал ко мне, и я сообщил ему о своем докладе против Протопопова и о возможной своей отставке. Он, конечно, выражал сожаление и желание, чтобы я остался, но заметно было, что никакой поддержки в борьбе с Протопоповым я ожидать не могу. Впоследствии, однако, сам Голицын говорил мне, что убедился в опасности Протопопова, а потому он постоянно докладывал об этом Государю, но, разумеется, не ему было справиться с Протопоповым и его кликою, когда это не удалось даже А.Ф. Трепову.

На место Трепова министром путей сообщения был назначен Кригер-Войновский, очень опытный и дельный инженер, при котором дело не могло пойти хуже, чем при Трепове. Но зато уволен был министр народного просвещения гр[аф] П.Н. Игнатьев. Это был, по-моему, прямой результат его доклада Государю, и не помогли ему ни сочувствие Государя, ни его дружеское расположение. Отставка была дана в таких странных условиях, без назначения в Сенат или Государственный совет, а вчистую, что имело прямо характер немилости. Что хуже всего, это то, что Игнатьев, человек сравнительно молодой, оказавшись в полной отставке, подлежал призыву в войска. Тогда уже военный министр доложил Государю об этом неожиданном результате, и графа Игнатьева уже после отставки пожаловали в гофмейстеры или в шталмейстеры только для того, чтобы избавить его от воинской повинности. На его место был назначен попечитель Петроградского учебного округа Кульчицкий, о котором я ровно ничего сказать не могу, так как в Совете он за мое там присутствие ничем себя не проявил; но в противоположность графу Игнатьеву это был совершенно старый и дряхлый человек. Наконец, в начале января произошла еще одна перемена: на место Шуваева был назначен быв[ший] начальник Генерального штаба М.А. Беляев. Рассказывали, будто императрица посылала Шуваеву разные приказания по переменам в личном составе Военного ведомства, но он отказался их исполнять и был за это сменен.

Перемена в военном ведомстве не внесла никакого улучшения: М.А. Беляев был человек очень сухой, ограниченный и крайне упорный. Многие его терпеть не могли.

При всем том, повторяю, утверждали, что перемена в министерстве ожидается очень скоро, и убеждали меня не настаивать на своем уходе. С этим приехал ко мне даже сам А.Ф. Трепов, с которым мы раньше условливались, что в случае неухода Протопопова я уйду из Министерства иностранных дел. Он равным образом настаивал на том, чтобы я остался, указывая на возможность перемены. Он был у Государя, который сказал ему, что очень благодарит его за рекомендованных им министров, меня и Феодосьева («в особенности же за Покровского»).

Из Ставки приехал представитель Министерства иностранных дел Базили, который сказал, что мой уход в данную минуту произведет нехорошее впечатление в офицерских кругах, так как после моей речи в Думе он будет истолкован снова как поворот в пользу сепаратного мира.

Государь еще раз подчеркнул свое ко мне внимание тем, что 1 января пожаловал мне орден Белого орла через орден, минуя Владимира 2-й степени. Все вместе взятое побудило меня остановиться на том, чтобы еще раз поставить вопрос об отставке, но на нем окончательно не настаивать.

1 января 1917 г. в Царском Селе происходил прием дипломатического корпуса, министров и первых чинов двора в Большом дворце. На этом приеме был и председатель Государственной думы. К нему Протопопов полез с рукопожатием, а тот послал его к черту. Одни говорили, будто Протопопов вызвал после этого Родзянку на дуэль, другие — будто просто сказал: «Хорошо».

Надо сказать, что к этому времени политическая болезнь Протопопова уже кончилась, и мало-помалу он, вопреки всему и всем, был утвержден в должности министра внут[ренних] дел. Следовательно, в этой области ничего и никому сделать не удалось. Тем удивительнее милостивое ко мне отношение Государя. Когда же 3 января я был опять с докладом и в конце доклада спросил, как угодно Его Величеству распорядиться мною ввиду моей просьбы об увольнении, то Государь сделал вид, что не сразу понял, о чем идет речь, а затем сказал, что он просит очень меня остаться, и прибавил, что я пользуюсь полным его доверием. Я на это сказал, что во исполнение такой высочайшей воли буду, как часовой, стоять до смены, но, ввиду полного несогласия своего со взглядами Протопопова, я прошу разрешения в Совете министров открыто высказывать свои особые мнения. На это Государь ответил мне, что просит всегда так и делать, потому что особенно ценит искренность убеждений. Вообще, он был необыкновенно милостив. Знаю, далее, что и другие министры после меня пробовали подавать в отставку по несогласию с Протопоповым, но уволены не были. Так, Барку разрешено было уехать в продолжительный отпуск в Финляндию, откуда он, впрочем, вскоре вернулся. Князю Шаховскому Государь отсрочил разрешение вопроса об отставке, причем сказал: «Значит, и Вы смотрите на политику Протопопова, как Покровский». Следовательно, мои слова произвели все-таки известное впечатление. Сужу об этом еще и потому, что, например, министр Двора убеждал меня говорить об опасном направлении политики Протопопова, потому что я будто бы пользуюсь доверием Государя, а ему, когда он говорит, дают понять, «quil est un vieil unbécile».

Но за всем тем все мнения и действия Протопопова получали всяческое одобрение. Особенно проявилось это в вопросе о сроке созыва Государственной думы. При последнем роспуске ее на Рождество было прямо сказано, что Дума будет созвана вновь 12 января. К этому времени должен был последовать рескрипт на имя князя Голицына, в котором должны были быть изложены виды правительства по главным задачам момента. Здесь говорилось о продовольствии, путях сообщения, далее о благожелательном и прямом отношении к законодательным учреждениям и, наконец, о том, что правительство имеет в виду опираться на земские учреждения. Составление рескрипта было поручено А.А. Риттиху. Я упустил сказать, что еще при Трепове Риттих был назначен министром земледелия. Я уже упоминал, с какой энергией он взялся за продовольственное дело. Его распоряжения вызывали кадетскую оппозицию, но, в конце концов, он имел в Думе громаднейший успех: все поняли, что продовольственный вопрос оказался в твердых руках и дело мало-помалу наладится. И у Государя Риттих внушил, по-видимому, большое доверие. Так вот, этот проект рескрипта, составленный Риттихом, был обсужден на квартире кн[язя] Голицына, где кроме него были Протопопов и я; Риттих в этот день ездил с докладом.

Фото: Wikipedia Commons
Александр Дмитриевич Протопопов

В общем, проект был нами одобрен, причем я настаивал на том, чтобы он был обсужден в Совете министров, иначе возобновилась бы штюрмеровская практика — решение важных вопросов в маленьких домашних совещаниях.

С Протопоповым мы объяснились очень корректно, констатировав полную противоположность наших взглядов на политическое положение. Говорили и о сроке созыва Думы; предполагалось отложить его до 24 января вместо 12 под тем предлогом, что Бюджетная комиссия Государственной думы еще не закончила своих работ. Мотив этот, конечно, был мало убедителен. Дума могла быть совершенно свободно созвана и во время работ Бюджетной комиссии и нисколько им не помешала бы, а важно было соблюсти высочайше обещанный срок созыва.

Совещание это происходило 2 января, и 3 января был упомянутый мною мой доклад, на котором разрешился вопрос о том, что я остаюсь пока министром. Из Царского я проехал прямо в Мариинский дворец на заседание Совета министров, где опять ин-плено обсуждался проект рескрипта на имя кн[язя] Голицына, принятый без прений, а затем вопрос о сроке созыва Гос[ударственной] думы. Протопопов и Добровольский усиленно доказывали, что созыв этот должен быть отсрочен, по крайней мере, до половины февраля. Они утверждали, что Дума сделалась фокусом революционного направления общества, борющегося с правительством за власть. Протопопов излагал какую-то курьезную теорию развития революционного движения, иллюстрируя ее составленным им графическим изображением. Добровольский — тот прочел письмо какого-то своего друга, члена Думы из правых, где было сказано: «Коля, беги скорее, пока цел». «Если мне так пишут, — пояснил Добровольский, — то что же должны писать Александру Дмитриевичу» (Протопопову).

Я произнес довольно длинную речь, где обличал их в искажении истины. Настоящая Дума — говорил я — на две трети состоит из консервативнейших элементов страны, ее восстановили против правительства собственные его действия. Улучшить положение можно вовсе не роспуском Думы и назначением новых выборов, как желали Протопопов и Добровольский, потому что новые выборы в настоящих условиях дадут гораздо более оппозиционную Думу; нужно же немногое, что может быть исполнено в несколько дней (я ясно намекал на необходимость ухода Протопопова, Добровольского и им подобных), и волю Государя о созыве Думы можно исполнить к 12 января. Речь эту многие назвали тогда историческою. Ко мне присоединились Феодосьев, Шуваев, Николаенко (заменявший Барка) и Ланговой (заменявший Шаховского). Председатель, князь Голицын, решительно высказался против полного роспуска и новых выборов, предложив небольшую отсрочку — до 31 января, по довольно странному мотиву, что до 31 января ему не успеть переехать на казенную квартиру, где он, повидимому, собирался делать рауты. Но Протопопов, Добровольский и Раев остались при своем. Последний предложил отсрочку до 14 февраля, мотивируя это тем, что 14 февраля — начало поста. Таким образом, было три мнения: созвать Думу в срок — 12 января, отсрочить до 31 января и отсрочить до 14 февраля.

Голицын обещал доложить Государю все три мнения, и высочайшее одобрение получило третье мнение — об отсрочке до 14 февраля. Конечно, всякая отсрочка — и до 31 января, и до 14 февраля — была одинаково нежелательна, как неисполнение высочайшего обещания, но князь Голицын не сумел отстоять в данном случае даже свое собственное мнение.

Вот как были глубоки корни, пущенные Протопоповым. Прямо не знаю, чему их приписать. Думаю все же, что здесь главную роль играло влияние императрицы, перед которой он, говорят, разыгрывал роль какой-то необыкновенной и беззаветной преданности и жертвы за свою любовь к Государю и императрице, о чем говорил на всех перекрестках. Ужасно подлые у него были аллюры. Уже я упомянул, как он полез к М.В. Родзянке на новогоднем приеме в Царском.

В Совете министров я, в порядке старшинства, имел несчастье сидеть рядом с ним. И вот, несмотря на явное мое с ним расхождение, которое я, кажется, вовсе и не скрывал, Протопопов, что называется, лез ко мне постоянно, чуть-чуть что не облапливал, говорил что-то на ухо, так что я не знал, как от него отвертеться.

Но другая загадочная причина заключается все-таки в отношении к нему Государя. Поэтому здесь уместно будет сказать несколько слов для характеристики Государя, насколько я имел возможность его узнать. Действительно, ведь очень было странно видеть, с одной стороны, крайне милостивое его отношение к Трепову, к графу Игнатьеву, ко мне лично, и рядом с этим согласие со всем, на чем настаивал Протопопов, увольнение тех же Трепова и графа Игнатьева, резкое отношение к членам Императорской фамилии, нежелание даже говорить о Распутине, чтобы не вызвать истерию со стороны императрицы. Как все это согласовать? Я, конечно, слишком мало видал Государя, чтобы дать полную его характеристику, поэтому ограничусь лишь своими личными впечатлениями. С внешней стороны Государь был человек прямо очаровательный своей мягкостью и любезностью обращения: при нем всякий должен был чувствовать себя в своей тарелке, так он был мил и прост. Особенно поражало выражение глаз, лучистых, доброжелательных и ласковых. Он, мне кажется, не для вида только, но действительно стремился к простоте: так, однажды явившись к утреннему докладу, я застал его лично растапливающим камин в своем кабинете.

На докладах он держал себя как милый собеседник. Почему некоторые, даже старые министры, например, А.С. Ермолов, боялись ему докладывать, я отказываюсь понимать. Государь был очень трудолюбив и обладал, несомненно, хорошими способностями. Так, еще со вступления на престол он считал особою своей обязанностью читать губернаторские отчеты и делать на них отметки. Напрасно А.Н. Куломзин отмечал ему места, которые стоило читать: Государь не следовал его указаниям и, по-видимому, все отчеты читал от доски до доски. В этом его трудолюбии я убедился и по Министерству иностранных дел. Здесь ежедневно посылалась Государю очень обширная почта: все, иногда очень обширные телеграммы и письма послов и других российских представителей с ответами на них министерства. Государь, несомненно, каждый день прочитывал эту корреспонденцию целиком и делал на ней свои отметки. Обладая при этом превосходною памятью, он отлично помнил все прочитанное. Бывало, на докладе я говорил кое-что из этой корреспонденции — и почти всегда Государь отвечал, что он уже читал это в депешах.

Фото: Wikipedia Commons
Николай II председательствует на военном совете главнокомандующих фронтами

По словам одного из камердинеров, Государь работал каждую свободную минуту, как только не был занят обязанностями представительства. Мысли докладчика он схватывал всегда верно. Это мне подтверждали и такие долголетние его докладчики, как граф В.Н. Коковцов. Последний говорил мне не раз, что Государь отличается очень недурными способностями, быстро усваивает, но это усвоение не впрок — оно поверхностное: мысль не остается твердо в уме и быстро испаряется. Мне ни разу не случалось видеть, чтобы Государь был не согласен с моими заключениями на докладе, но определенно своего мнения он почти никогда не высказывал. Правда, я этого не могу приводить в виде общего правила — я слишком мало имел случаи докладывать Государю: как государственный контролер едва раза четыре за десять месяцев, а еженедельно, да и то с перерывами — только в течение трех месяцев в бытность мою министром иностранных дел. При таком характере, впечатлительном и вместе мягком и неустойчивом, Государь должен был находиться под влиянием последнего докладчика и соглашаться с ним. Но, разумеется, гораздо сильнее должно было быть влияние тех сфер, которые непосредственно его окружали, и прежде всего влияние императрицы, женщины, по-видимому, властного характера и притом истеричной.

После докладов министров начиналось, вероятно, их пережевывание в тесном кругу. На это указывают вынесенные оттуда смешные характеристики не привившихся министров: «наш добрый нотариус» — для А.А. Макарова, «румын» — для А.А. Поливанова.

Пробовавшие бороться с этими домашними влияниями всегда проигрывали игру, будь то даже такие авторитетные люди как П.А. Столыпин или граф В.Н. Коковцов. Чтобы устранить влияние подобных людей, по-видимому, начинали играть на струне самолюбия: что такой-то министр затмевает Государя в народном мнении. Этот прием, кажется, всегда действовал с успехом: таким именно способом были лишены доверия и Витте, и Столыпин, и Кривошеин.

Затем была, как рассказывали, та область, где средством воздействия была истерия: это область Распутина. Тут, по-видимому, довели Государя до степени крайнего раздражения, так что он не выносил даже разговоров о Распутине. Когда же его убили, то, вероятно, произошли такие домашние сцены, которые побудили Государя принять прямо жестокие меры, совершенно несвойственные его характеру: сослать в Персию вел[икого] князя Дмитрия Павловича, своего любимца, и резко ответить всем членам Императорской фамилии, которые просили за последнего. Это была истинная твердость слабости. Между тем, по существу, Государь был, по-видимому, совершенно иных взглядов и вовсе не симпатизировал ни Распутину, ни Протопопову: граф Игнатьев прямо говорил мне это, а он его близко знал. Доказательство — его разговор с Игнатьевым, его отношение к моему докладу о Протопопове. Он чувствовал, что правда на нашей стороне, но не мог избавиться от кошмара. И вот этот давящий кошмар начинал действовать: в результате граф Игнатьев, этот любимец Государя, был уволен. Был бы, конечно, уволен и я по прошествии некоторого времени, если бы не случилась революция. Тщетно Государь старался найти какой-нибудь исход. В этом порядке мышления он приближал иногда к себе людей совершенно особого рода и не только слушал их, но даже следовал их советам.

Одного из таких людей знал и я: это был Анатолий Алексеевич Клопов. Старый земский, кажется, статистик, человек с окраскою шестидесятых годов, он как-то сблизился с вел[иким] князем Александром Михайловичем, а тот представил его Государю. И вот, вдруг, во время продовольственной неурядицы, когда министром внутренних дел был И.Л. Горемыкин, совершенно для всех неожиданно титулярному советнику Клопову было поручено вне всяких ведомств обследовать продовольственное дело, дан для этого особый штат чиновников и экстренный поезд. Разумеется, из этого обследования ничего не вышло, но Государь и после того охотно беседовал с Клоповым. Обыкновенно Клопов писал ему письмо с просьбою об аудиенции, и Государь назначал таковую. Беседа продолжалась другой раз час и более. Государь и Клопов курили, и Клопов, со свойственной ему беспорядочностью мысли и горячностью, говорил ему вещи, совершенно не похожие на то, что он привык слышать от окружающих. Иногда Клопов вместо аудиенции писал Государю длинные письма. Результаты практически были ничтожны, однако посещение Государем Думы во время войны, разрешение учительского съезда были как будто результатом разговоров с Клоповым. Кстати сказать, Клопов, никогда не служивший, получал даже пенсию в три тысячи рублей по особому высочайшему повелению.

Сферы терпели его как нечто очень безобидное. Не знаю, были ли еще подобного рода люди, но существование Клопова доказывает, по-моему, что у Государя было в душе стремление вырваться из круга обычных докладов и разговоров и вздохнуть другим воздухом. Конечно, Клопов был личность слишком ничтожная, чтобы иметь серьезное влияние, но он очень симптоматичен.

Какой же вывод можно сделать из всего вышеизложенного? Да тот, мне кажется, что Государь, при хороших его способностях, трудолюбии и живом уме, страдал слабостью характера, полною бесхарактерностью, благодаря которой подпал влияниям, от которых никак не мог освободиться. Это был человек домашних добродетелей, по-видимому, верный и покорный муж, но уж вовсе не государственный ум. В этом — громадное несчастье России, что в самую трагическую минуту ее истории во главе власти оказался такой слабый руководитель, который совершенно был не способен освободиться от взявших над ним верх влияний, и которые против собственной его воли все более и более упраздняли его авторитет и вместе с ним авторитет царской власти.

Глубоко был прав поэтому граф В.Н. Коковцов, который еще в 1913 году говорил мне: «Это последний император». Слова его оказались пророческими, а между тем, именно Николаю II приписывали фразу, что он желает передать сыну власть в том объеме, как получил ее от отца. И вот в его слабых руках эта власть все ограничивалась, пока не дошла до полного упразднения.

Источник: «Покровский Н.Н. Последний в Мариинском дворце: воспоминания министра иностранных дел. М.: Новое литературное обозрение, 2015. С. 180–189.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 23.11.2015, 19:37
Аватар для Историческая правда
Историческая правда Историческая правда вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.03.2014
Сообщений: 1,747
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Историческая правда на пути к лучшему
По умолчанию 23 Ноября 1891 - первое покушение на Николая II

http://www.istpravda.ru/chronograph/847/
В 1891 году во время визита в Японию великий князь Николай Александрович, будущий император Николай II, едва не был убит при покушении на его жизнь фанатика-японца, нанесшего ему резаную рану. Сохранившийся в Японии носовой платок с запекшейся кровью будущего царя, который тогда наложили на его рану, по прошествии более ста лет был использован в исследованиях по идентификации найденных под Екатеринбургом останков семьи Романовых.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 13.12.2015, 19:22
Аватар для Правда.ру
Правда.ру Правда.ру вне форума
Местный
 
Регистрация: 15.12.2013
Сообщений: 837
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 5
Правда.ру на пути к лучшему
По умолчанию Убийство царской семьи: между криминалистикой, наукой и верой

Ответить с цитированием
  #8  
Старый 07.01.2016, 19:50
Аватар для Юрий Мухин
Юрий Мухин Юрий Мухин вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.08.2011
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Мухин на пути к лучшему
По умолчанию Святой русский царь

http://forum-msk.org.prx.zazor.org/m.../11306482.html
Опубликовано 07.01.2016

Об источнике размышлений

Эта статья об управлении людьми – о том, как управлять людьми не следует, но управляют.

Просмотрел книгу А.И. Спиридовича «Великая война и Февральская Революция 1914-1917 годов». Это, по сути, дневники, содержащие уйму сведений о лицах, которых сейчас и не вспомнишь (да и нет смысла их вспоминать), поэтому выудить из её текста то, что именно тебе интересно, очень непросто. В связи с чем, я эту книгу даже любителям истории не стану рекомендовать из-за большого объёма специфической информации в ней, а читателям, интересующимся управлением, она будет тяжела, поскольку сам Спиридович этому аспекту специального внимания не уделял.

Напомню, что Спиридович был жандармом, причём, 10 лет до 1916 года он был начальником секретной охраны императора России, Николая II. Полковник, а потом и генерал Спиридович организовывал охрану царя «за забором» мест его официального пребывания – в поездках, на улицах городов, в церквях и пр. И книга хороша тем, что в тех своих частях, в которых Спиридовичу нет смысла врать, излагаемым в книге событиям безусловно можно верить, поскольку в книге все события основываются не просто на памяти Спиридовича, а на его записях в дневнике. Скажем, вот он пишет:«Утром 11-го Государь прибыл в Херсон. На вокзале многочисленные депутации. От населения поднесли 33.212 руб. 80 коп. на нужды войны». Если учесть, что книга вышла в 1962 году, а царю в начале Первой мировой войны пожертвования дарили во всех городах, то в приведенной выше цитате так точно (с копейками) сумму не запомнишь, её можно только прочесть в записи. И вот то, что Спиридович события тех лет сразу же записывал, а потом писал воспоминания на основе этих записей, делает его труд достаточно ценным - документальным.

При описании царя Спиридович является монархистом до полной потери здравого смысла и, как в таких случаях бывает, этим Спиридович и хорош как автор воспоминаний - хорош тем, что он о царе не то, что специально, а и нечаянно ничего плохого не напишет. Но, будучи типичным и хорошим жандармом, то есть очень узким специалистом, Спиридович очень плохо разбирался в управлении, как государством, так и вообще в управлении каким-либо делом (кроме дела создания секретной агентуры). Посему его наблюдения за царём весьма ценны по своей объективности в области управления – если бы Спиридович понимал, что там реально происходило с управлением Россией обожаемым им Николаем II, то он бы так любимого царя не позорил.

Но прежде, чем заняться царем, скажу о двух моментах, на которых Спиридович сам никак не акцентировал внимание, но которые можно считать хорошо доказанными описанными им событиями.

Во-первых, все эти «профессиональные» революционеры, а тем более, рядовые революционеры, в свержении царизма в России были не более, чем массовкой на подтанцовке, а всю работу по свержению царя выполняла царская же элита – она и войну вела к поражению, она и антимонархическую пропаганду вела намного эффективнее, нежели на это были способны партии профессиональных революционеров.

Во-вторых, роль большевиков в свержении царя не то, что исчезающе мала, а никакая. Ведь Спиридович был не просто жандарм, он был теоретик своего дела, и до революции успел написать две книги «для служебного пользования»: «Российская Социал-Демократическая Рабочая» и «Партия Социалистов-Революционеров и ее предшественники», - то есть он прекрасно знал, кто есть кто среди профессиональных революционеров, где находится и чем занят. Так вот, по его сведениям, за месяц до свержения царя, в январе 1917 года «в Петрограде из известных большевиков работал нелегальным лишь Шляпников да Скрябин-Молотов. Все остальные были или за границей или в ссылке». Кто интересуется историей СССР, тот вспомнит, что роль этих «известных» большевиков даже в последующей Октябрьской революции была не бог весть какая, скажем, Молотов в апреле 1917 хотя и выдвигался, но так и не был избран даже в состав ЦК большевиков. И непосредственно в России заправляли в те годы в рабочем классе далеко не большевики, а меньшевики, причём тоже такие, которых сегодня вряд ли кто вообще вспомнит, скажем, Суханов-Гиммер или Стеклов-Нахамкес. Но, повторю, с точки зрения свержения царизма, роль и этих революционеров была мизерной – сами того не ведая, они были «на подхвате» у царской элиты.

Вот такой примечательный момент. Бунты в столице России начались из-за нехватки хлеба и муки в столичных магазинах – из-за угрозы голода. Но в это же время (к 25 февраля 1917 года) на складах в Петрограде находилось 5.600.000 пудов запаса муки, что, даже без ограничений потребления и без нового подвоза, жителям столицы хватало на 3 месяца. А хлеба в магазинах, как видите, не стало… Ну, какие профессиональные революционеры-подпольщики способны такое организовать?

Нет, царя убирали люди более серьёзные – аристократия, промышленники, банкиры. А то, что они оказались людьми не большого ума и в последующем отдали власть большевикам, то это второй вопрос, а царь, да и все Романовы ко времени Октябрьской революции давно уже были не у дел.

Немного теории управления

Но прежде, чем начать тему, я дам немного теории.

Есть две причины устраиваться на работу:

– желание достичь в выбранном деле выдающихся, минимум, безупречных результатов;

- прозаическое желание получить деньги и блага взамен своего нахождения на работе, чтобы потом от траты денег и от благ получать удовольствие.

Конечно, и в первом случае без денег не работают, но если у тебя главным является желание выдающегося результата в своей деятельности, то деньги отходят на второй план и не являются главным. И (что обычно не замечают) когда деньги не являются главным, то работнику их хватает уже в силу того, что ему интересно работать, а не деньги тратить.

Но когда деньги для работника цель, то деньги начинают грести без всякого смысла и потребности, поскольку их количество становится подменой реального результата той трудовой деятельности, за которую получаешь деньги. То есть, человек, безудержно гребущий деньги, этим как бы показывает, что он тоже умный, тоже специалист, тоже достоин уважения других людей. Ведь у него так много денег!

Из сказанного выше проистекает следствие – если человек стремится только за деньгами, то он и становится специалистом не в своём деле, а в деле получении денег. Но тогда вопрос, а как же он тогда работает в своём деле? Ну, во-первых, вы же понимаете, что находясь возле дела годами, в конце концов, чему-то и сам научишься, во-вторых, такие работники смотрят на тех, кто действительно умеет получить результат, и повторяют то, что делают настоящие творцы.

Это везде, в любой деятельности, возьмите хоть продавца в супермаркете, хоть какого-то распиаренного режиссера. Посмотрите на фильмы Голливуда - это же повторение одного и того же кинофильма, предназначенного для убийства времени людьми, которые не способны занять себя на порядки более интересным собственным творчеством. Энгельгард, изучивший русскую деревню, заметил, что даже в таком сверхпросторном для творчества деле, каким является крестьянский труд, реальных творцов в деревне очень не много, а остальные за ними просто наблюдают: творцы поехали пахать, и вся деревня едет пахать, творцы начали сев, и вся деревня начинает сеять. И ничего, и у остальных получалось и получается – не без урожая были и остаются.

Сказанное выше годится для всех, включая индивидуальных работников, но у начальников есть дополнительный соблазн. На месте начальника тоже можно быть фанатом получения нужного результата, а можно быть для того, чтобы получить много благ. Но у начальников определённого уровня есть то, чего у простых работников нет, - есть специальные подчинённые – штаб или аппарат. И у некомпетентного или органически глупого человека, попавшего в должность такого начальника, возникает желание всю свою работу переложить на этот аппарат. То есть устроиться так, чтобы аппарат все руководящие решения разрабатывал и начальнику носил на подпись. Кстати, если начальник уж полный кретин, то он искренне считает, что вот это его подписывание бумаг и есть вот та работа, за которую ему нужно платить миллиарды, как нашим миллерам. Подчинённые должны работать, а сам, этот «очень ценный для общества» начальник может на рыбалке отличаться, на лыжах кататься, за амфорами нырять и всё равно оставаться тем начальником, за работу которого можно получать миллиарды. По его мнению.

Казалось бы, ну а что в этом не так? Если аппарат состоит из умных людей, то какая разница, один человек руководит организацией или группа специалистов? Действительно, вроде разницы как бы нет, но, во-первых, откуда возьмутся в аппарате умные специалисты, если начальник, который их набирает, дурак? Если он не соображает, кто такой умный специалист?

Во-вторых, эти специалисты специализированы, а начальник объединяет их в единое целое, но если начальник дурак, то управление очень быстро разваливается – каждый член аппарата да и любой подчинённый начинают работать не на общие интересы организации, а, в лучшем случае, на интересы собственных отделов и организаций, а большинстве случаев – только на себя, любимого.

У начальника-дурака, залезшего в должность только ради собственных материальных благ, остаётся один-единственный способ подбора кадров, да и вообще, один-единственный способ управления своей организацией, – вера. Вера - это универсальный способ деятельности глупых людей, не способных или не желающих разобраться в важном для себя деле. Глупцы легко поверят в святое писание или в какие-то идеи распиаренных «учёных», но особенно легко они верят в чью-то преданность и компетентность, поскольку вера в преданность подчинённых, для человека, севшего в начальственное кресло ради благ, является главной. И даже по природе умный человек, рвущийся в должность ради благ, со временем станет глуп, и у него единственным светом в окошке будет надежда на личную преданность подчинённых, и только по этому признаку он будет их подбирать. Ему уже будет наплевать на их компетентность, для него станет главным верить, что они его «не подведут».

В то же время, даже не очень умный человек, но страстно желающий добиться результата для организации, начнёт прилагать все возможные усилия, чтобы лично разобраться во всех нюансах получения победы. В итоге, со временем он начнет понимать, чем именно должны заниматься те или иные его подчинённые, соответственно, будет понимать, кто именно ему нужен. И, главное, получать удовольствие от побед своей оргагнизации – от собственных побед.

Как и в недавних статьях о подготовке немецких офицеров, не только в армии, но и в любом деле для руководителя главное - честное отношение к делу: ты становишься во главе организации, чтобы организация добилась успеха, а не для того, чтобы хомячить за обе щёки. Но начинается всё это сверху – если начальник хомяк, то и честных работников под ним не будет, хотя бы потому, что паразитизм и лёгкость получения благ развращает и потенциально честных. И, в конце концов, уж если человек действительно честный и не захочет быть паразитирующим подонком, как его начальник, то он же не дурак работать под тупым дураком и на тупого дурака. Была бы шея – хомут найдётся! И толковые работники уйдут от дурака к другим начальникам, а под любителем благ начнут скапливаться такие же, как и он сам - тупые.

Вот история императоров России это прекрасный пример дурака в начальственном кресле. А ведь начиналась-то Империя не так уж и плохо – с Петра, в XVIII веке даже императрицы лично вникали во все дела, являвшиеся на тот момент важными для России. А закончилась Российская империя в XX веке откровенным маразмом на троне, глубоко уверенным, что главное приблизить к себе верных людей, а уж они-то всё и сделают. Результат был соответствующий – эти «верные слуги», обласканные монархом, фактически и сбросили российских монархов на свалку истории. В итоге, поплакав на плече коменданта, только что отрекшийся от престола Николай, бывший «второй», сделал в дневнике запись: «В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом ИЗМЕНА, ТРУСОСТЬ и ОБМАН».

Надо же! А ведь такие были все преданные ещё совсем недавно!

Итак. как выглядит хозяин земли русской, Николай II, в описании своего телохранителя генерала Спиридовича? Об этом в следующих частях.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 08.01.2016, 20:24
Аватар для Юрий Мухин
Юрий Мухин Юрий Мухин вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.08.2011
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Мухин на пути к лучшему
По умолчанию Царственный кретин

http://forum-msk.org.prx.zazor.org/m.../11310341.html
Опубликовано 08.01.2016

Под бабьей пятой

Как выглядит Николай II в описании Спиридовича?

Было у Николая огромное желание иметь все блага, полагающиеся императору России, но не было ни малейшего желания привести Россию к успеху ЛИЧНО. Понимаете, ЛИЧНО! Это в данном случае главное. Нет, он был не против того, чтобы нанятые им министры добились успеха для России, но сам он этим заниматься не желал – это отвлекало его от любимых дел – от фотографии, от прогулок, от чтения вслух с выражением романов своей семье, от охоты на кошек и ворон.

Напомню, что Николая II можно считать лучшим кошкодавом мира. Скажем, согласно отчетам об императорской охоте, к примеру, в 1902 году, помимо зверя, которого Николай II убивал при специальных выездах на охоту в царские заповедники, он охотился и во время своих ежедневных прогулок, стреляя ворон и всякую, попадавшую ему на мушку живность. И в 1902 году император со свитой и егерями убил на охоте 22 рябчика и 3341 ворону. Кроме этого, на императорской охоте было убито 20 волков, а на прогулках - 899 бродячих собак и 1322 кошки! Это за один год!

Возможно, Николай II и не был органическим дураком, но нежелание лично вникать в те дела государства, которые идут плохо или нуждаются в улучшении, сделали его таковым. Николай не развивал свой ум, не развивал его в деле, которым руководил. Я считал его социопатом – человеком, до крайности равнодушным к другим людям, человеком, не способным понимать и принимать чувства и желания других людей. После книги Спиридовича думаю, что для краткости и простоты Николая II можно считать крайним глупцом – царственным кретином.

А если дать немного подробностей, то Николай, в первую очередь, был крайне некомпетентен в деле управления государством, но не признавался в этом и себе. Был уверен, что подписание им бумаг это и есть его царская работа во всём объёме, и он с своей царской работой справляется замечательно! И его жена в этом тоже была уверена. Но от, так сказать, прогрессирующей некомпетентности у него развился страх ЛИЧНО принимать государственные решения, и возникло стремление найти кого-то, кто бы эти решения за него принимал – «подсказывал» их. Советчиков вокруг было полно, но ведь Николай не понимал, что именно они советуют – правильно или нет, а отвечать надо будет ему. Посему тасовал и тасовал людей вокруг себя, стремясь окружить себя «верными» людьми.

Он довёл ситуацию до предельного маразма. К примеру, вёл себя как полностью придурковатый подкаблучник – обезумевшая толи от страха, толи от глупости императрица буквально командовала Николаем, меняя премьеров, министров и даже Главнокомандующего русской армией (и это во время войны!), как она думала, на всё более преданных Николаю и ей. Спиридович, кстати, был и ей предан, и его обижало, что она не верила и ему, тем не менее, вот несколько цитат.

«На Государя приезд супруги производил всегда самое благотворное впечатление. Близкие люди знали, как любил Государь эти приезды. Их Величества составляли исключительное, по взаимной любви и дружбе, супружество. Трудности, сплетни лишь сплачивали их».

«Штюрмер, по мнению Царицы, не годился на новую роль. Макаров уже скомпрометировал себя на посту министра Внутренних дел, а Хвостов, дядя Алексея Хвостова, несправедливо преследует Сухомлинова и очень стоял за его арест. К тому же и «Старец», который «понимает и чувствует всё правильно», узнав про назначение Штюрмера, пришел просто в ярость. Он повидался с Вырубовой и всё повторял: «С этим ему будет конец, «крышка»». По просьбе «Старца» Царица ваяла с собой Вырубову и 6-го числа выехала в Могилев».

«Искренно веря, что она умно помогает Государю, она продолжает советы. Царица советует удалить адмирала Нилова, сменить Поливанова, Сазонова, Бонч-Бруевича. Выдвигает Иванова на пост Военного министра. Предостерегает Государя относительно Игнатьева и даже Воейкова и т. д. и т. д. Царица была искренно уверена, что весь круг преданных и верных людей Государю это: Распутин, Вырубова, Саблин да еще несколько человек и это всё. Все остальные на подозрении: кто больше, кто меньше».

«Со своей стороны и Царица, наслышавшись много в Петрограде, неоднократно писала Царю о том, что все винят Безобразова за напрасные потери и советовала сместить Безобразова. …Выслушав доклад Алексеева, по совещанию с ним, Государь сместил Безобразова, Вел. Кн. Павла Александровича, Рауха, Игнатьева и еще несколько более мелких начальников».

«Будь Петром Великим, Иваном Грозным, Императором Павлом, сокруши всех», - писала Царица мужу 14 декабря. – «Я бы повесила Трепова за его дурные советы. Распусти Думу сейчас же. Спокойно и с чистой совестью перед всей Россией я бы сослала Львова в Сибирь. Отняла бы чин у Самарина. Милюкова, Гучкова и Поливанова - тоже в Сибирь. Теперь война, и в такое время внутренняя война есть высшая измена. Отчего ты не смотришь на это дело так, я, право, не могу понять?»».

При этом ополоумевшая дура искренне не понимала, что именно она эту«внутреннюю войну» именно она начала и именно она ужесточает.

Но если царю обязаны были докладывать обо всём в государстве и он обязан был во всём разбираться, то царице государственные дела никто не докладывал и она был некомпетентна ни в решении государственных дел, ни в том, кому поручать те или иные дела. Соответственно, в навязываемых Николаю кадровых вопросах и она не собственные решения принимала, а решения тех, чьи советы она слушала, - того, кому верила. А верила она Распутину – «Старцу». И если этот тип в начале вёл себя так-сяк прилично, то вскоре совершенно обнаглел и за взятки устраивал взяткодателей на государственные должности через императрицу. Внешне выглядело, как вроде бы царь назначил этого премьер-министра или этого министра, а на самом деле, министра назначила взятка, данная Распутину. Кончилось тем, что последним министром внутренних дел империи, который обязан был защитить монархию от внутренних смут (а Распутина, кстати, от смерти), был назначен психически ненормальный тип, нагло обманывающий императора, чтобы предстать перед ним настоящим министром. К примеру, столица уже вовсю бунтовала, а министр внутренних дел руководствовался гороскопами и слал рапорты царю и царице, что в столице всё спокойно и под контролем.

Царственный бездельник и элита

И тут нужно понять, что если не Хозяин - не царь, и даже не «слетевшая с катушек» его баба, а какой-то простой мужик определяет, кому занять государственную должность (вернее, кормушку, поскольку эти люди по-другому на эти должности смотреть не умели), то тогда в России многие тоже захотели определять, кому и какие в России занимать государственные должности. (Распутин может, а мы почему не можем?!) Захотели этого и великие князья (родственники царя), и люди с деньгами, и депутаты Думы, и иностранные державы. И, по описанию Спиридовича, всю войну верхушка управления Россией представляла из себя банку с пауками – несколько кланов дрались друг с другом за государственные кормушки. Разумеется, не гнушаясь никакими способами для того, чтобы втереться в доверие к царице, или для того, чтобы скомпрометировать царицу и её пентюха мужа и убрать их от власти.

Сегодняшнюю Россию в пример той России привести нельзя, поскольку фашисты в Кремле намертво задушили в России хоть какие-то ростки реальной внутренней политической жизни - Россия сегодня это кладбище народовластия и своего будущего. А вот Украина чем-то похожа на ту камарилью, которую описывал Спиридович. Ни у кого в той императорской России не было никаких авторитетов и, что интересно, их там среди той элиты действительно и не было (как и сегодня на Украине и в России), – на месте элиты той России была всё какая-то подлая мелочь, думающая не о стране, а сугубо о своих личных интересах.

Вот, скажем, Спиридович описывает попытку семьи Романовых как-то повлиять на царя и убрать Распутина от власти. От семьи Романовых была послана к царю старшая сестра царицы, на тот момент вдова родного дяди Николая II, Сергея Александровича, убитого революционерами-эсэрами. (Сначала дядя Сергей женился на старшей сестре великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV, а потом Николай II - на младшей).

«3 декабря к вечеру, Великая Княгиня приехала в Царское Село. Она хотела говорить с Государем, но Царица категорически заявила, что Царь очень занят, он завтра утром уезжает в Ставку и видеться с ним невозможно. Тогда Елизавета Федоровна стала говорить с сестрой-Царицей. Она старалась открыть ей глаза на все происходящее в связи с Распутиным. Произошел резкий серьезный спор, окончившийся разрывом. Александра Федоровна приняла тон Императрицы и попросила сестру замолчать и удалиться. …Утром Елизавета Федоровна получила от Царицы записку, что поезд ее ожидает. Царица с двумя старшими дочерьми проводила сестру на павильон. Больше они не виделись». Вы полагаете, сестру царицы и семью Романовых волновала судьба России? Отнюдь! Никто о России не вспоминал. Уходя от царицы великая княгиня Елизавета Федоровна, бросила сестре:«Вспомни судьбу Людовика 16-го и Марии Антуанет». То есть, не Россия волновала Романовых, а то, что этот безвольный придурок на троне со своей сошедшей с ума бабой и их потащит за собою на плаху.

Вообще-то, книга в этом смысле замечательная: Спиридович описал с более сотни персонажей элиты царской России того времени, и всех их волновали поступки дурака на троне, но… исключительно с точки зрения личных интересов! Народ России элиту не волновал - никто из описанных Спиридовичем персонажей (кроме революционеров), не то, что о народе, а даже о потерях на фронте не вспоминает.

Теперь о вопиющем. Николаю II не было и 50 лет, он был здоровый, физически крепкий мужчина, как говорится, на нём пахать можно было. И хотя Спиридович об этом нигде не говорит, но описывая царя, всячески подтверждает то, о чём говорят другие современники - Николай всячески уклонялся от управления Россией, уклонялся от своих обязанностей. Все отмечали, что Николаю было в тягость не то, что думать над государственными делами, но даже выслушать доклады о них. И он не особо это скрывал и все его министры и генералы это видели.

Вот интересный штрих, смысл которого, возможно, понятен только руководителям. Союзники беспокоились, чтобы Россия построила железнодорожную ветку к Мурманскому порту, чтобы удобнее было снабжать Россию. Спиридович мельком пишет: «Пуанкаре просил передать Его Величеству, премьеру и министру путей сообщения Трепову просьбу, чтобы Мурманская дорога была закончена к осени. Министры и были предупреждены. Но ни один из них не доложил об этом Государю».

Оценили ситуацию? Создавалась артерия, обеспечивающая снабжение воюющей России по самому короткому и быстрому маршруту (дорога была построена), а царь об этом ничего не знал, поскольку министры не считали нужным тратить время на доклад ему, и им не хотелось видеть его скучающую физиономию во время этого доклада.

Всю войну среди «элиты» не могли найти подходящего главу правительства России и не только потому, что кого-бы ни поставили, а противоположная партия начинал грызню и интриги. А потому, что среди вертящихся у трона не было подходящих кандидатур – людей, не боявшихся ответственности.

Начала Россия войну с пропахшим нафталином 75-летним Горемыкиным в роли главы правительства, кстати, вступившим в должность в этом же 1914 году. В 1916 году заменили этого старика на молодого, всего 68-летнего Штюрмера, о котором Спиридович вспоминал: «…помочь делу он не мог и, прежде всего, потому, что был ни только очень стар, но даже дряхл. На одном большом заседании в Москве он заснул. Вызвав меня однажды к себе, в Петрограде, в 9 час. вечера, он задремал при разговоре, да как задремал!». В результате, на Штюрмера ещё и возложили обязанности министров внутренних и иностранных дел. Наконец, к концу 1916 года нашли молодого (для такой должности), 54-летнего Трепова, толкового министра железнодорожного транспорта, но того, через полтора месяца сожрала царица с Распутиным. Далее Спиридович сообщает: «Вернувшись с елки, Государь гулял с Вел. Кн. Ольгой Николаевной. Играл с любимыми собаками. …После чая Государь принял члена Гос. Совета, старого князя Н. Л. Голицына, состоявшего председателем комитета по оказанию помощи русским военнопленным. По этой должности князь довольно часто имел доклады у Императрицы Александры Федоровны и заслужил доверие Ее Величества. Он был приглашен к Императрице, но когда явился во дворец, был принят самим Государем. Государь оказал, что Царица пока занята и начал с ним разговаривать, но затем, улыбнувшись, сказал: «Я с вами хитрю. Вас вызвал я, а не Императрица. Я долго думал, кого назначить председателем Совета министров, вместо Трепова, и мой выбор пал на вас». Поблагодарив, Голицын заметил, что при его преклонных годах ему будет трудно справиться с новой трудной заботой. Государь как будто и согласился с ним и милостиво распрощался. Через два дня был опубликован Указ об его назначении». В результате последним главой правительства Империи, лично принявшим на себя удар революции, был 67-летний молодец, имевший опыт работы в должности 1 месяц, и перед назначением его главой правительства не имевшим ни дня хоть какого-либо предшествовавшего опыта работы в правительстве.

И у меня вопрос к Николаю II, а что же ты, сукин сын, сам не возглавил правительство? Ведь в России никого не было с таким формальным государственным опытом, как у тебя! Ты же в должности царя уже 20 лет слушал доклады и формально обязан был быть в курсе всех государственных дел лучше, чем кто-либо! Что же ты свою царскую работу по управлению Россией даже во время войны на стариков переложил, заведомо зная, что они не потянут эту должность и в мирное время?!

Итак, шла война, массы русского народа уже воевала и гибла, массы ковали оружие и выращивали хлеб. А что конкретно делал царь? Об этом в следующей части.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 09.01.2016, 20:02
Аватар для Юрий Мухин
Юрий Мухин Юрий Мухин вне форума
Местный
 
Регистрация: 30.08.2011
Сообщений: 169
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Юрий Мухин на пути к лучшему
По умолчанию Не было бы Медведева, так и сравнить Николая II было бы не с кем

http://forum-msk.org.prx.zazor.org/m.../11313997.html
Опубликовано 09.01.2016
Весь в делах

Итак, шла война, массы русского народа уже воевали и гибли, массы ковали оружие и выращивали хлеб.

А что конкретно делал царь?

Как вы выше видели, руководил государственным аппаратом России какой-нибудь старец преклонных лет - глава правительства. Командовал русской армией Верховный главнокомандующий – дядя царя, великий князь Николай Николаевич.

А Николай II что делал-то??

Я скажу так – мешал остальным воевать и работать.

Это по сути того, что он делал, в внешне это выглядело, как поездка царя по городам и воинским соединениям в тылу или в тылах воюющих армий.

Города обязаны были организовать царю торжественный приём, а это означало, что в этих «осчастливленных» городах недели за две все руководители бросали работу и готовились к встрече. Приехав, царь расспрашивал как бы «случайных» представителей народа о житье-бытье, дарил понравившимся представителям народа часы и мелкие подарки, посещал церковь и госпиталя, в госпиталях раздавал медали, и в конце получал собранные населением города деньги. И отбывал в следующий город. К большой радости всех государственных служащих, да и просто работающего населения осчастливленного города. (Кроме, разумеется, бездельных зевак, для которых царь был вроде нынешней попсы – поводом посплетничать). Отбывал царь с чувством большого умиления от того, как любит его и его супругу простой народ!

Потом царь ехал на фронт, где тоже недели на две все вставали на уши, поскольку нужно было снять с фронта целые соединения и начать их муштровать, поскольку царь силу воинских соединений определял по тому, как они в тылу церемониальным маршем проходили мимо него. Кроме того, начальству нужно было обеспечить безопасность этого мероприятия вблизи фронта, с которого, к примеру, немцы могли обстрелять такое скопление войск (по нескольку дивизий собирали для парадов) дальнобойной артиллерией или совершить авианалёт. Царь приезжал, любовался строем, милостиво разговаривал с офицерами и солдатами, награждал отличившихся медалями и крестами, прощал провинившихся, любовался церемониальным маршем, посещал госпиталь с раздачей крестов и медалей, молился в церкви и, наконец, отбывал, к великому счастью командования этих войск. Короче, армия, как и города, тоже развлекала царя по полной программе.

Боюсь, что меня в этом вопросе понимают только реальные руководители, которым приходилось встречать большое начальство. Скажем, тот же Спиридович маразма всего происходящего, судя по всему, искренне не понимал. Вот он несколько снисходительно смотрит на командующего 9-й армией генерала Лечицкого, который с утра организовывал царю развлечение с парадом в тылах своей армии. И Спиридович посмеивается над Лечицким за то, что тот оказался не способен оценить царскую милость: «Уже очень темнело, когда стали усаживаться в автомобили. Государь предложил Лечицкому: «Платон Алексеевич, хотите, я вас подвезу по дороге?» Тот ответил наивно откровенно: «Никак нет, Ваше Императорское Величество, нам не по дороге, а я слишком долго отсутствовал из штаба армии и мне нужно принять длинный доклад начальника штаба, он ждет меня». Некоторые переглянулись. Государь ласково улыбнулся и пожал руку Лечицкого».

Это же надо – отказался от милости проехать в одной машине с царём! А то, что у Лечицкого целый день армия воюет без командующего, – это, как бы, чепуха! И то, что на кой хрен нужны воюющей армии и её командующему ещё и парады в тылу, это тоже никем во внимание не принимается. Царь приехал, радость какая! Как от приезда путина.

Надо, конечно, учесть, что писал эти воспоминания жандармский генерал, но ведь генерал! Кстати, когда царь пожаловал ему генеральский чин, то Спиридович перешел из отдельного корпуса жандармов в военное министерство, то есть стал считаться обычным генералом пехоты. Кроме того, он сдружился с генералом Дубенским, официальным летописцем деятельности царя, к которому стекалась вся информация для будущей книги о подвигах царя, посему и Спиридович был в курсе чуть ли не каждого царского шага.

И вот Спиридович вспоминает: «Назначенный губернатором в ноябре 1914 года, Княжевич развил необычайную энергию, как администратор и уже успел сделать многое для своей губернии. Двинул он вперед и железнодорожное строительство в Крыму. Благодаря своим связям Княжевич добился того, что правительство отпустило деньги на постройку железнодорожной ветки от станции Сарабаз (магистраль Харьков - Севастополь) до Евпатории. Эта ветка, правда, пока кустарная, была построена в три с половиной месяца, и уже 21 октября 1915 года состоялось ее открытие. Отныне на первоклассный, единственный в Европе, грязелечебный курорт Саки (Сакские грязи) и в Евпаторию можно было проехать по железной дороге. Княжевич принялся за сооружение в Евпатории грандиозной грязелечебницы - здравницы, как стали называть по-модному». Надо же! Население собирало деньги на победу в войне, а правительство тратило деньги и силы на строительство курортов и подъездных путей к ним (напомню, что железной дороги к порту в Мурманске, ещё не было, но зато в Крыму к курорту она, как видите, была построена ударными темпами). Но дело не в этом, а в самом факте того, что Спиридович эту никчемную поездку царя и царицы в Евпаторию счел важным в своих дневниках описать.

Однако ещё раз напомню, что шла война, которая резко изменила взгляды на военное дело. Мыслилась война, как подвижная, а оказалась окопной, Россия оказалась катастрофически не готовой – не имела минимально необходимого количества тяжёлой артиллерии для разрушения укреплений, да и вообще артиллерии имела вдвое меньше, чем у противника, практически всю войну Россия не имела мало-мальски достаточного количества снарядов, а промышленники неимоверно вздули цены на них. Не хватало винтовок, не хватало патронов, не было шанцевого инструмента, колючей проволоки, количество дезертиров было больше, чем во всех остальных армиях мира вместе взятых. Были изобретены и ставились на вооружение новые виды оружия, скажем, ручные пулемёты и бомбомёты (миномёты), танки и отравляющие газы. Казалось бы, царя должны были беспокоить все эти вопросы, он должен был вызывать людей для их решения, устраивать совещания, его летописец должен был бы это отмечать, а Спиридович должен был бы написать об этом в своих воспоминаниях. Но об участии царя в разрешении всех этих проблем, во всем тексте воспоминаний ни слова! Да, других лиц волновал и снарядный голод, и нехватка винтовок и тяжёлых орудий, но не царя. Ну, нет в объёмном тексте воспоминаний Спиридовича и слов таких, как, скажем, «танк» или «газ». Ну, не интересовало царя все эти военные проблемы, а вместе с царём и не волновали они и Спиридовича. Вот в Евпатории царице преподнесли огромный букет белой акации, вот это Спиридович внес в анналы истории, а танки? Да кому в семье царя они во время войны были нужны?

Но и этим сбором денег с патриотического населения, полезная деятельность Николая II не ограничилась.



Верховный главнокомандующий

Через девять месяцев войны царица доинтриговала до своей очередной победы над здравым смыслом, и царь снял с должности Верховного главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича. После чего Николай II сам стал командовать войсками.

Клаузевиц точно сформулировал мысль о том, что: «Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно». Поэтому вполне мог быть Верховным главнокомандующим и Николай II. Но «сложно» - это значит нужно очень много работать, чтобы обдумать, как сделать дело, и очень много работать для реализации задуманного. А «работать» - это, по мнению Николая II, не царское дело. Он, судя по воспоминаниям, принципиально работать не хотел, и не собирался.

Поэтому командовал царь русской армией в Первой мировой войне с помощью всё тех же парадов в тылу фронтов, правда, теперь он и жить стал большей частью в Ставке – возле своего штаба. Кстати, и водку стал пить не из хрустальных стопок, а из серебряных стаканчиков - не бьющихся. Потому как в походе был царь! А это вам не хухры-мухры!

Само собою, Спиридович с восторгом описывает, как в поте лица трудился царь и в роли Верховного главнокомандующего, ну прямо как известный нам раб на галерах:

«Установившийся порядок дня Государя был таков. Вставал Государь в 7 часов и пил чай у себя в комнатах. В 9 часов, в фуражке и защитной рубашке с кожаным поясом в высоких сапогах, Государь выходил из дома и, поздоровавшись со стоявшими у подъезда часовыми, направлялся в Штаб, до которого было не более ста шагов. Его сопровождали: Дворцовый Комендант, дежурный флигель-адъютант и дежурный урядник конвоец.

У наружного подъезда Штаба Государя встречал с рапортом дежурный по Штабу офицер. Государь подавал ему руку и уже только в сопровождении дежурного входил в здание Штаба. На верхней площадке Государя встречали Начальник Штаба Алексеев и Генерал-квартирмейстер Пустовойтенко. Входили в зал. И на столах и на стенах карты. Алексеев начинал доклад.

После доклада Государь возвращался домой, встреченный Дворцовым Комендантом и дежурным флигель-адъютантом, и проходил в свои комнаты. В час Государь выходил в зал, где уже были в сборе все приглашенные к завтраку и свита. Государь здоровался и проходил в столовую. После завтрака Государь беседовал с кем либо из приглашенных, что обычно весьма учитывалось, и затем, поклонившись всем, уходил в свои комнаты. В это время Государь говорил Дворцовому Коменданту о предстоящей прогулке; тот предупреждал меня и делались соответствующие мероприятия.

Около двух с половиной часов подавались автомобили, и Государь ехал, в сопровождении нескольких лиц свиты, на прогулку за город. Отъехав большое расстояние, Государь делал, обычно, большую хорошую прогулку пешком и возвращался домой лишь к чаю.

…В 5 часов в столовой подавали чай, на котором, кроме Государя, была только свита. После чая Государь занимался у себя в кабинете.

В 7 с половиной часов - обед с приглашенными, список которых составлялся гофмаршалом заблаговременно и утверждался Государем. После обеда Государь разговаривал с лицами, ему по моменту интересными и удалялся в свои комнаты, откуда выходил к вечернему чаю в 10ч., со свитой. После чая, поиграв иногда в домино со своими всегдашними партнерами, Государь, попрощавшись со свитой, уходил в свой кабинет, где занимался за полночь.

С первых же дней вступления Государя в командование, самым близким для него лицом по ведению войны, сделался Начальник Штаба генерал Михаил Васильевич Алексеев, которого Государь знал давно и к которому питал большую симпатию, называя его иногда «мой косой друг»».

Итак, вся работа с «косым другом» по командованию войсками занимала в день толи час, толи два до завтрака.

То, что на обеде присутствовали ещё некоторые люди по вызову царя, не имеет значения, поскольку это у Сталина во время обеда решались и государственные вопросы, в связи с чем, приглашённые к Сталину на ужин государственные деятели за столом сами за собою ухаживали – обслуга в столовую не допускалась.

А у царя завтраки и обеды тоже имели государственное значение, но иное. Это было поощрение лицам, приглашенным к столу царя, это была некая разновидность награды, а красиво отпечатанное меню завтрака или обеда было как бы материальным подтверждением, что награда вручена. Вот, к примеру, императрица, наконец, убрала от царя и самого Спиридовича, окончательно лишившегося доверия в её бдительных глазах, но перед тем, как отпустить его из Ставки градоначальником летней царской резиденции – Ялты, царь, всё же, поощрил Спиридовича царским завтраком: «31 августа я был приглашен к прощальному высочайшему завтраку. Я был в парадной форме. За завтраком была вся Царская Семья. Завтракали в палатке, в саду. Вот меню того памятного для меня завтрака.

На толстой бумаге, в восьмую долю листа, украшенной золотым государственным гербом, отлитографировано рукописью:

«Завтрак

31 августа 1916 г.

Суп-похлебка.

Пирожки.

Сиги на белом вине и раки с рисом.

Левашники с яблоками.

Слива».

За завтраком я встретился дважды глазами с Императрицей. Она потупила взор».

Так, что очень трудно понять из воспоминаний Спиридовича, сколько же часов в день царь реально занимался государственными делами между всеми этими застольями, прогулками, играми в домино и прочими царскими заботами. Он же и на прогулках продолжал работать, вот записи из его дневника: «ездил на велосипеде и убил 2 ворон»; «гулял и убил ворону»; «гулял долго и убил две вороны». Во время прогулок царь убивал и кошек, которых, судя по их обилию, со всей России свозили к местам царских прогулок.

Но вот Николай II стал возить с собою в Ставку и наследника Алексея, поэтому работы по управлению Россией прибавилось:

«Завтракал Наследник за общим столом, сидя слева от Государя.

Он особенно любил, когда соседом был В. Кн. Георгий Михайлович. Он шалил с ним и Государю приходилось иногда останавливать сына. После завтрака получасовой перерыв и затем прогулка в автомобиле с Государем. Уезжали за город и, выбрав хорошее место, гуляли, играли. У берега реки разводили костер, строили печку, жарили картошку.

После прогулки подавался дома чай, а потом Наследник, расположившись за своим столиком в кабинете Государя, готовил уроки к следующему дню, поглядывая иногда на занимавшегося за своим столом Государя. Обедал Наследник в 7 часов, отдельно, с Жильяром. В разговоре как бы подводился итог минувшего дня. Перед тем, как ложиться спать, Алексей Николаевич молился, громко читая все молитвы. Государь иногда поправлял Его, когда Он слишком быстро произносил молитву. Попрощавшись с сыном, Государь уходил вновь работать в кабинет, тушился в спальне свет, оставалось лишь мерцание лампадки перед образом».

«Государь работал больше обычного. Только после завтрака он уезжал на моторной лодке с Наследником за несколько верст от Могилева, где и гулял и играл с сыном. Алексей Николаевич был произведен 25 мая в ефрейторы».

Что тут сказать? Как видите, Николай II тот ещё был «раб на галерах». Как его сравнить с Лениным, буквально сгоревшим на работе? Как сравнить со Сталиным, по 14 часов не выходившем из кабинета, лично написавшим тысячи документов, причём, таких сложных, как, к примеру, приказы войскам об изменении тактики ведения боя или тексты заявлений ТАСС? Не было бы Медведева, так и сравнить Николая II было бы не с кем. А так Медведев-то у нас совсем святой - даже ворон не стреляет.

Порой кажется, что сверхверноподданный Спиридович издевается над обожаемым им царём.

Но об этом в окончании.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:37. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS