Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Политика > Вопросы теории > Социализм

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 25.10.2016, 21:36
Аватар для Украинский юридический портал
Украинский юридический портал Украинский юридический портал вне форума
Местный
 
Регистрация: 13.04.2016
Сообщений: 148
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Украинский юридический портал на пути к лучшему
По умолчанию 5745. Русский социализм (народничество)

http://radnuk.info/ros-pidrychnuk/po...nichestva.html

Основные положения теории "русского социализма" разработал Александр Иванович Герцен (1812—1870). Главным для Герцена был поиск форм и методов соединения абстрактных идей социализма с реальными общественными отношениями, способов воплощения в жизнь теоретических ("книжных") принципов социализма. Подавле*ние буржуазией восстания парижского пролетариата в июне 1848 г. Герцен глубоко переживал как поражение социализма вообще: "За*пад гниет", "мещанство торжествует". Вскоре (к 1849—1850 гг.) Герцен пришел к выводу, что страной, в которой есть возможность соединить социалистические идеи с исторической реальностью, явля*ется Россия, где сохранилось общинное землевладение.

В русском крестьянском мире, утверждал он, содержатся три начала, позволяющие осуществить экономический переворот, веду*щий к социализму: 1) право каждого на землю; 2) общинное владе*ние ею; 3) мирское управление. Эти общинные начала, воплощаю*щие "элементы нашего бытового, непосредственного социализма", писал Герцен, препятствуют развитию сельского пролетариата и дают возможность миновать стадию капиталистического развития: "Человек будущего в России — мужик, точно так же, как во Фран*ции работник".

В 50-е годы Герцен основал в Лондоне Вольную русскую типо*графию, где печаталась газета "Колокол" (с 1857 г.), нелегально ввозившаяся в Россию.

По мнению Герцена, отмена крепостного права при сохранении общины даст возможность избежать печального опыта капитали*стического развития Запада и прямо перейти к социализму.

Существовавшую в России общину Герцен считал основой, но отнюдь не готовой ячейкой будущего общественного устройства. Ее главный недостаток он видел в поглощении личности общиной.

Народы Европы, отмечал Герцен, разработали два великих на*чала, доведя каждое из них до крайних, ущербных решений: "Ан*глосаксонские народы освободили личность, отрицая общественное начало, обособл

яя человека. Русский народ сохранил общинное ус*тройство, отрицая личность, поглощая человека".

Главная задача, по мнению Герцена, в том и состоит, чтобы соединить права личности с общинным устройством: "Сохранить общину и освободить личность, распространить сельское и волост*ное self-government1 на города, на государство в целом, поддержи*вая при этом национальное единство, развить частные права и со*хранить неделимость земли — вот основной вопрос русской рево*люции — тот самый, что и вопрос о великом социальном освобожде*нии, несовершенные решения которого так волнуют западные умы".

Герцен уделял большое внимание способам осуществления со*циальной революции. В его произведениях немало суждений о не*избежности насильственного низвержения капитализма. Однако Герцен отнюдь не был сторонником обязательного насилия и при*нуждения: "Мы не верим, что народы не могут идти вперед иначе, как по колена в крови; мы преклоняемся с благоговением перед мучениками, но от всего сердца желаем, чтоб их не было".

Тем петербургским публицистам, которые звали Русь "к топо*ру", Герцен отвечал, что Русь надо звать не к топору, а к метлам, чтобы вымести грязь и сор, скопившиеся в России.

"Призвавши к топору, — пояснял Герцен, — надобно овладеть движением, надобно иметь организацию, надобно иметь план, силы и готовность лечь костьми, не только схватившись за рукоятку, но схватив за лезвие, когда топор слишком расходится". В России нет такой партии; поэтому к топору он звать не будет, пока "останется хоть одна разумная надежда на развязку без топора".

В те же годы Герцен разрабатывал идею избрания и созыва всенародного бессословного "Великого Собора" — Учредительного собрания для отмены крепостничества, узаконения пропаганды соци*алистических идей, законной борьбы против самодержавия.

Герцену было ясно, что если с помощью революционного наси*лия можно упразднить самодержавие и остатки крепостничества, то построить социализм таким способом невозможно: "Насильем можно разрушать и расчищать место — не больше. Петрограндиз-мом1 социальный переворот дальше каторжного равенства Гракха Бабёфа и коммунистической барщины Кабе не пойдет". В статье "К старому товарищу" (1869—1870 гг.) Герцен спорит с Бакуниным, продолжавшим принимать страсть разрушительную за страсть твор-ческую2: "Неужели цивилизация кнутом, освобождение гильотиной составляют вечную необходимость всякого шага вперед?"

Государство, церковь, капитализм и собственность осуждены в научной среде, однако вне академических стен они владеют множе*ством умов. "Обойти вопрос понимания так же невозможно, как обойти вопрос о силе".

Из развалин буржуазного мира, разрушенного насилием, снова возникает какой-нибудь иной буржуазный мир. Попытка быстро, с ходу, без оглядки перейти от современного состояния к конечным результатам приведет к поражениям; революционная стратегия дол*жна искать наиболее короткие, удобные и возможные пути к буду*щему. "Идя без оглядки вперед, можно затесаться, как Наполеон в Москву, — и погибнуть, отступая от нее".

В теории "русского социализма" Герцена проблемы государ*ства, права, политики рассматривались как подчиненные социальным и экономическим проблемам. У Герцена немало суждений о том, что государство вообще не имеет собственного содержания — оно мо*жет служить как реакции, так и революции, тому — с чьей стороны сила. Комитет общественного спасения разрушал монархию, рево*люционер Дантон был министром юстиции, самодержавный царь стал инициатором освобождения крестьян. "Этой государственной силой, — писал Герцен, — хотел воспользоваться Лассаль для вве*дения социального устройства. Для чего же — думалось ему — ломать мельницу, когда ее жернова могут молоть и нашу муку?"

Государство, как и рабство, писал Герцен (ссылаясь на Гегеля), идет к свободе, к самоуничтожению; однако государство "нельзя сбросить с себя, как грязное рубище, до известного возраста". " И з того, чти государство — форма Преходящая, — подчеркивал Гер*цен, — не следует, что это форма уже Прешедшая".

Будущее общество мыслилось Герценом как союз объединений (снизу вверх) самоуправляющихся общин: "Сельская община пред*ставляет у нас ячейку, которая содержит в зародыше государствен*ное устройство, основанное на самозаконности, на мировом сходе, с избирательной администрацией и выборным судом. Ячейка эта не останется обособленною, она составляет клетчатку или ткань с со*предельными общинами, соединение их — волость — также управ*ляет своими делами и на том же выборном начале".

Пропагандистом идей "русского социализма" был также Нико*лай Гаврилович Чернышевский (1828—1889). Один из руководите*лей журнала "Современник" в 1856—1862 гг., Чернышевский по*святил ряд статей систематическому изложению и популяризации идеи перехода к социализму через крестьянскую общину, с помо*щью которой, по его словам, Россия сможет избежать "язвы проле-тариатства".

В статьях Чернышевского идеи развития общинного землевла*дения в общественное производство, а затем и потребление полу*чили популярное и подробное изложение в манере и форме, соот*ветствующих общественно-политическому сознанию разночинной интеллигенции. Немалую роль в распространении этих идей сыграл революционный тон "Современника", занимающего крайне левую критическую позицию в публицистике периода подготовки и про*ведения крестьянской реформы. В публицистических статьях, в очерках по истории Франции, в рецензиях на различные произве*дения Чернышевский и Добролюбов вели антиправительственную пропаганду, используя эзопов язык, параболы, намеки и историчес*кие параллели. Революция обозначалась в журнале как "деятель*ность широкая самобытная", "скачок истории", "важные истори*ческие события, выходящие за пределы обыкновенного порядка, которым производятся реформы" и т. п.

Об устройстве власти, которая заменит свергнутое самодержа*вие, бегло говорилось в приписываемой Чернышевскому проклама*ции "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон" (1861 г.). В этой прокламации одобрялись страны, в которых народный ста*роста (по-иностранному — президент) выбирается на срок, а также царства, где царь (как у англичан и французов) ничего не смеет сделать без народа и во всем народу оказывает послушание.

Необходимость государства, по мнению Чернышевского, порож*дена конфликтами, обусловленными несоответствием между уров*нем производства и потребностями людей. В результате роста про*изводства и перехода к распределению по потребностям (принцип Луи Блана) исчезнут конфликты между людьми, а тем самым и надобность в государстве. После длительного переходного периода (не менее 25—30 лет) будущее общество сложится в федерацию основанных на самоуправлении союзов земледельческих общин, промышленно-земледельческих объединений, фабрик и заводов, пере*шедших в собственность работников.

В "Современнике" критиковались западноевропейские либе*ральные теории и развивающийся конституционализм. "Все консти*туционные приятности, — писал Чернышевский, — имеют очень мало цены для человека, не имеющего ни физических средств, ни умственного развития для этих десертов политического рода". Ссыла*ясь на экономическую зависимость трудящихся, Чернышевский ут*верждал, что права и свободы, провозглашенные в странах Запада, вообще являются обманом: "Право, понимаемое экономистами в аб*страктном смысле, было не более как призраком, способным только держать народ в мучении вечно обманываемой надежды".

Негативное отношение теоретиков "русского социализма" к фор*мальному равенству, к парламентаризму впоследствии немало спо*собствовало принципиально отрицательному отношению народни*ков (до 1879 г.) к политической борьбе, к конституционным правам и свободам.

После отмены крепостного права наступил спад в распростра*нении и развитии идей "русского социализма". В 1873 г. началось и в следующем году приняло массовый размах "хождение в народ" сотен и тысяч пропагандистов, звавших крестьян к низвержению царя, чиновников и урядников, к общинному устройству и управле*нию. К 1876 г. сложилась народническая организация "Земля и Во*ля". Идейной основой народничества была теория "русского соци*ализма". В процессе осуществления этой теории внутри народничест*ва определились разные направления, имеющие своих идеологов.

Признанным идеологом народничества являлся и теоретик анар*хизма М. А. Бакунин (см. § 3). Он полагал, что Россия и вообще славянские страны могут стать очагом всенародной и всеплемен-ной, интернациональной социальной революции. Славяне, в проти*воположность немцам, не питали страсти к государственному по*рядку и к государственной дисциплине. В России государство от*крыто противостоит народу: "Народ наш глубоко и страстно нена*видит государство, ненавидит всех представителей его, в каком бы виде они перед ним ни являлись".

Написанное Бакуниным и опубликованное в 1873 г. "Прибав*ление А" к книге "Государственность и анархия" стало программой хождения в народ пропагандистов всенародного бунта.

Исходя из основных положений теории "русского социализма", Бакунин считал, что в основании русского народного идеала лежат три главные черты: во-первых, принадлежность земли народу; во-вторых, право на пользование ею не лицом, а целой общиной, ми*ром; в-третьих (не менее важно, чем две предыдущие черты), "об*щинное самоуправление и вследствие того решительно враждебное отношение общины к государству".

Призывая образованную молодежь к пропаганде, подготовке и организации всенародного бунта, Бакунин резко порицал док*тринеров, стремившихся навязать народу политические и соци*альные схемы, формулы и теории, выработанные помимо народной жизни. С этим связаны его грубые выпады против Лаврова, ставив*шего на первый план задачу научной пропаганды и предполагав*шего создание революционного правительства для организации со*циализма.

Последователи Бакунина в народническом движении называ*лись "бунтари". Они начали хождение в народ, стремясь прояснить сознание народа и побудить его к стихийному бунту. Неудача этих попыток привела к тому, что бакунистов-бунтарей потеснили (но не вытеснили) "пропагандисты", или "лавристы", ставившие задачей систематическую революционную пропаганду, просветительство, подготовку в деревне сознательных борцов за социальную револю*цию.

Петр Лаврович Лавров (1823—1900) с 1873 г. в эмиграции из*давал журнал "Вперед!". Им написан ряд работ, пропагандировав*ших теорию "русского социализма".

Вкладом в теорию "русского социализма" была выведенная Лавровым "формула прогресса": "Развитие личности в физичес*ком, умственном и нравственном отношении; воплощение в обще*ственных формах истины и справедливости".

Социализм в России, писал Лавров, подготовлен ее экономичес*ким строем (общинное землепользование) и будет достигнут в ре*зультате повсеместной народной революции, которая создаст "на*родную федерацию русских революционных общин и артелей".

В отличие от Бакунина Лавров считал государство злом, кото*рое нельзя уничтожить сразу, а можно только довести "до миниму*ма несравненно меньшего, чем те минимумы, которые представля*ла предшествующая история".

Полемизируя с "якобинской теорией" Ткачева (см. далее), Лав*ров писал, что "всякая диктатура портит самых лучших людей... Диктатуру вырывает из рук диктаторов лишь новая революция". И все же для построения социализма, по Лаврову, необходима го*сударственная власть как форма руководства коллективной дея*тельностью и применения насилия к внутренним врагам нового строя.

Теоретиком народничества был также Петр Никитич Ткачев (1844—1885). С 1875 г. он издавал (в Женеве) журнал "Набат" с эпиграфом: "Теперь, или очень нескоро, быть может — никогда!"

В отличие от других народников Ткачев утверждал, что в Рос*сии уже нарождаются формы буржуазной жизни, разрушающие "принцип общины". Сегодня государство — фикция, не имеющая корней в народной жизни, писал Ткачев, но завтра оно станет консти*туционным и получит могучую поддержку объединенной буржуазии. Поэтому нельзя терять время на пропаганду и подготовку ре*волюции, как предлагают "пропагандисты" (сторонники Лаврова). "Такие минуты не часты в истории, — писал Ткачев о состоянии России. — Пропустить их — значит добровольно отсрочить возмож*ность социальной революции надолго, — быть может, навсегда". "Революционер не подготовляет, а "делает" революцию". Вместе с тем Ткачев считал бесполезным звать народ к. бунту, особенно во имя коммунизма, который чужд идеалам русского крестьянства. Вопреки мнению "бунтарей" (сторонников Бакунина) анархия — идеал далекого будущего; она невозможна без предварительного установления абсолютного равенства людей и воспитания их в духе всеобщего братства.

Задача революционеров, по мнению Ткачева, в том, чтобы ус*корить процесс общественного развития; "ускориться же он может лишь тогда, когда передовое меньшинство получит возможность подчинить своему влиянию остальное большинство, т. е. когда оно захватит в свои руки государственную власть... Революция осуще*ствляется революционным государством".

Необходимость революционного государства, руководимого пар*тией меньшинства, Ткачев объяснял тем, что коммунизм не являет*ся народным идеалом крестьянства в России. Исторически сложив*шийся строй крестьянской общины создает лишь предпосылки коммунизма, но путь к коммунизму неизвестен и чужд народному идеалу. Этот путь знает только партия меньшинства, которая при помощи государства должна исправить отсталые представления крестьянства о народном идеале и повести его по дороге к комму*низму.

Ткачев оспаривал распространенное ср>еди народников мнение о развращающем влиянии власти на государственных деятелей: Робеспьер, Дантон, Кромвель, Вашингтон, обладая властью, не ста*ли от этого хуже; что касается наполеонов и цезарей, то они были испорчены задолго до их прихода к власти. Достаточной гарантией служения благу народа, по мнению Ткачева, станут коммунистичес*кие убеждения членов правящей партии.

При помощи революционного государства правящая партия бу*дет подавлять свергнутые классы, перевоспитывать консерватив*ное большинство в коммунистическом духе и проводить реформы в области экономических, политических, юридических отношений ("ре*волюция сверху"). В числе этих реформ Ткачев называл постепен*ное преобразование общин в коммуны, обобществление орудий про*изводства, уничтожение семьи (основанной на неравенстве), разви*тие общинного самоуправления, ослабление и упразднение цент*ральных функций государственной власти.

Организованная в 1876 г. социально-революционная партия "Зем*ля и Воля" принципиально отрицала борьбу за политические права и свободы, за конституцию. Народник Степняк-Кравчинский писал (в 1878 г.), что социалисты-революционеры могут ускорить падение правительства, однако не смогут воспользоваться конституционной свободой, так как политическая свобода усилит буржуазию (вла*дельцев капитала) и даст ей возможность сплотиться в сильную партию против социалистов. Кроме того, среди социалистов-рево*люционеров времен партии "Земля и Воля" было распространено отрицательное отношение к формальному праву как к буржуазному обману. Широкую известность получило рассуждение Чернышев*ского. "Ни мне, ни вам, читатель, — писал он, обращаясь к читате*лям "Современника", — не запрещено обедать на золотом сервизе; к сожалению, ни у вас, ни у меня нет и, вероятно, никогда не будет средства для удовлетворения этой изящной идеи; поэтому я откро*венно говорю, что нимало не дорожу своим правом иметь золотой сервиз и готов продать это право за один рубль серебром или даже дешевле. Точно таковы для народа все те права, о которых хлопо*чут либералы".

Преследование правительством пропагандистов и бунтарей, ссыл*ки, высылки, судебные процессы по делам "о революционной про*паганде в империи" вынудили народников поставить вопрос о необ*ходимости завоевания сначала политических свобод, дающих воз*можность вести социалистическую пропаганду. В 1879 г. "Земля и Воля" раскололась на две партии: "Народная Воля" (признавала необходимость политической борьбы) и "Черный передел" (остава*лась на прежних позициях). "Народная воля" стремилась добиться демократических реформ, устрашая правительство террористичес*кими актами. Аресты и казни народовольцев после убийства царя исчерпали силы этой организации.

Народнические идеи лежали в основе программы Партии со*циалистов-революционеров ("эсеры", 1901—1923 гг.). Партия ста*вила задачу свержения царского правительства и одним из глав*ных средств борьбы с ним считала вооруженное восстание и тер*рористические действия, т. е. убийства и покушения на жизнь от*ветственных представителей этого правительства.

Программными требованиями партии социалистов-революци*онеров были установление демократической республики, широкой автономии для отдельных областей страны, федеративное устрой*ство государства, право национальностей на свободу развития и культурную автономию. Программа предусматривала всеобщее из*бирательное право, выборность должностных лиц на известный срок и право их "сменения" народом, полное гражданское равноправие, отделение церкви от государства, всеобщее равное и обязательное образование за государственный счет, замену постоянной армии народной милицией. Для осуществления этой программы партия требовала созыва Учредительного собрания.

В общественно-экономической области социалисты-революци*онеры были сторонниками социализации земли, т. е. передачи ее в распоряжение демократически организованных местных общин и обработки земли личным трудом на началах уравнительного зем*лепользования. В рабочем вопросе партия требовала сокращения рабочего дня (не более 8 часов), свободы профессиональных объе*динений, законодательной охраны труда и др.

Признавая непримиримую противоположность классовых ин*тересов буржуазии и трудящихся масс, партия ставила конечной целью уничтожение частной собственности на силы природы и на средства производства, ликвидацию разделения общества на клас*сы и установление планомерного труда всех на всеобщую пользу.

Партия социалистов-революционеров в?Ж1 пропагандистскую работу в деревне и в городе, настойчиво подчеркивая, что трудя*щееся население является единым рабочим классом, залог освобож*дения которого — осознание этого единства; партия принципиально отвергала противопоставление пролетариата, и крестьянства.

Девизом партии социалистов-революционеров были слова: "В борьбе обретешь ты право свое!"

В 1917 г. социалисты-революционеры активно содействовали созданию и развитию Советов. Расколы в партии эсеров, закрытие большевиками в январе 1918 г. Учредительного собрания, в котором эсеры имели большинство, а затем исключение их из Советов и массовые репрессии после событий июля 1918 г. привели к ликвида*ции партии социалистов-революционеров.
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 08:56. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS