Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Политика > Философия > Античность

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 28.10.2016, 21:41
Аватар для Русская историческая библиотека
Русская историческая библиотека Русская историческая библиотека вне форума
Местный
 
Регистрация: 19.12.2015
Сообщений: 418
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Русская историческая библиотека на пути к лучшему
По умолчанию 4251. Аниций Манлий Торкват Северин Боэций

http://rushist.com/index.php/philoso...hanie-i-analiz
11.03.2016, 10:59
Боэций «Утешение философией» – краткое содержание и анализ

Знаменитый писатель, учёный и политик остготского королевства Боэций так обстоятельно изложил главные предметы, преподававшиеся в школах средних веков, что тогдашние монахи, имея под руками его сочинения, считали все другие книги излишними. Боэций изложил геометрию, арифметику, музыку, риторику и диалектику не только в поверхностных очерках, как его друг Кассиодор, но в особых специальных сочинениях, составлявших в средние века главные пособия при школьном преподавании. Но это было не единственной заслугой Боэция пред новыми христианскими школами. Он еще перевел на латинский язык многие сочинения Аристотеля, и средневековые школы довольствовались этими уважавшимися не менее оригинала переводами до самого двенадцатого столетия, когда арабы познакомили их и с другими сочинениями великого учителя философии. Наконец, Боэций изложил еще в особенных сочинениях учение о святой Троице и естествах во Христе, которыми и ограничивалось все средневековое богословие. Боэций, благодаря своим произведениям и переводам Аристотеля, был основателем настоящей средневековой философии – так называемой схоластики.

Как ни значительно было влияние всех этих сочинений Боэция, но ни одно из них, и даже, может быть, ни одно из произведений других древних писателей, не имело такого благодетельного влияния на средневековое человечество, как сочинение «Утешение философией», написанное им в темнице незадолго до казни. Боэций был самым влиятельным лицом в римском сенате начала VI века, обладал блестящими дарованиями, наслаждался счастьем в супружеской жизни с дочерью одного знаменитого римского гражданина и в старости, будучи консуляром, имел счастье видеть двух сыновей своих консулами. Зависть придворных и подозрительность короля Теодориха Великого низринули его с этой высоты величия в бездну несчастья. Безвинно заключенный в темницу, Боэций нашел единственное утешение в своей энергии и образованности, и записал мысли, доставлявшие ему ободрение и поддержку, в сочинении, под заглавием «Утешение философией» («De consolatione philosophiae»). Это сочинение – единственная латинская книга, заслуживающая внимания наряду с подобными же творениями Цицерона, Сенеки и Августина. Но что всего важнее, «Утешение философией» Боэция составляло единственный опыт популярной философии средних веков. Изложенные в этом произведении взгляды перешли в сознание народа, и до самого восемнадцатого столетия доставляли отраду и утешение целым тысячам людей. Все не удовлетворявшиеся сухою схоластикой и механическим богослужением средних веков находили в сочинении Боэция истинное успокоение для сердца и ума. Его творение в продолжение целых веков считалось лучшей книгой после Библии, и нельзя не видеть особенного счастья в том, что подобное сочинение могло сохраниться и распространялось в средние века между грудами пустейших богословских и схоластических сочинении. Исполненный глубоких чувств и истинно образованный, Боэций, по нашему мнению, стоит неизмеримо выше всех бесчисленных писак погибавшей древности и средних веков, сочувствовавших только пустому знанию, бесплодным тонкостям и ученым перебранкам. В эпоху падения древней культуры Боэций в своём «Утешении философией» насадил для позднейших поколений семена истинно прекрасной благородной мечтательности, смягчавшей варварство и фанатизм. В грубые средние века Боэций вливал отраду в сердца целых тысяч страдальцев за истину, и когда деспоты грозили им так же, как ему, страшною смертью, он указывал им на отверстое небо, которое носит в себе каждая благородная натура. Он один обращал к счастливой стране идеалов взоры несчастных путников в бесплодных степях суровой действительности и указывал им вечно зеленеющие поля надежды и любви там, где дикий эгоизм полуварваров превращал все в страшную пустыню.

Боэций в тюрьме. Миниатюра из средневековой рукописи «Утешения философией», 1385

Сочинение «Утешение философией» написано в форме разговора между заключенным в тюрьме Боэцием и олицетворенной философией, и состоит из стихов и риторической, нередко поэтической, но нисколько, впрочем, не высокопарной, прозы. Подобная смесь производит на душу особое впечатление. Выражая в стихах душевные состояния, которых нельзя выразить в прозе, и даже мысли, которые удобно было бы изложить прозаическим языком, Боэций впадает в лирическое настроение духа. Удивительно, что человек, ограничивший всю христианскую веру одним учением о троичности и так много содействовавший приданию особенного направления средневековой теологии, в «Утешении философией» не приводит ни одного места из Библии, не ставит в пример истинной твердости ни Иисуса Христа, ни кого бы то ни было из христианских мучеников, и не обращает ни малейшего внимания на собственно христианскую философию и принципы, лежащие в основе христианского утешения. В книге Боэция нет даже и следов христианского элемента: речь идет только о том утешении, какое может доставить человеку научная философия, независимо от всякой религии. Причины такого оригинального взгляда на предмет нужно искать не в самой форме сочинения, несообразной, правда, с христианскими воззрениями, а скорее в особенностях умственного образования и научного направления самого автора: тем более, что в своем сочинении Боэций намекает на упреки, которыми осыпали его ханжи тогдашней аскетической эпохи за то, что он проводит время не в упражнениях молитвы, а в занятиях философией.

В передаче краткого содержания книги «Утешение философией» мы ограничимся только немногими главными замечаниями, характеризующими её направление. Боэций не терпит общие места и воспоминания об утраченных радостях, которыми обыкновенно успокаивают несчастных, и смеется над подобными утешениями. Вместо того он сначала пробуждает в читателе «Утешения философией» мысль о человеческом достоинстве и величии духа, открывающихся в несчастье, и подтверждает ее великими примерами некоторых древних римлян. Утешения свои Боэций располагает таким образом, что сначала облегчает душу, заставляя ее высказать свое горе, и пользуется этим случаем, чтобы рассказать историю своих собственных страданий, причем то, что он говорит об остготском владычестве в Италии, вполне раскрывает нам печальное положение страны, подчиненной полуримскому, полуварварскому правительству. Потом, посредством легких утешений и обыкновенных способов успокоения, Боэций повергает душу в глубокое размышление о природе божества и человека и вытекающих из них источниках душевного спокойствия. Он напоминает страдальцу о его заслугах, обращает его внимание на руку промысла, на судьбу всего земного и на различную ценность человеческих благ, и говорит о том, что осталось для него самого драгоценного в жизни после тюремного заключения, то есть о чести своего имени, любви к своей благородной жене и о других вечных благах. Все эти мысли изложены в «Утешении философией» с изяществом, но без всякой искусственности и аффектации, столь обыкновенных в его время, и потому тем успокоительнее действовали на лучшие и благороднейшие умы в печальный период средних веков.

После этого Боэций переходит к более глубоким размышлениям, говорит о цели бытия, об истинном благе человека, ничтожности внешних благ и мнимого счастья, и о различии между призраками и истиною, между внешним чувственным миром и невидимым царством духа. Здесь он основывается главным образом на Платоне, применяя к злым людям вообще то, что писал этот философ в «Политике» о несчастном положении тирана. Из одного этого можно видеть, почему «Утешение философией» Боэция так много читали в средние века, – в этот период борьбы насилия с правом и законностью, борьбы неравной и почти всегда оканчивавшейся в пользу силы. Страдальцам и угнетенным было приятно убедиться, что каждый притеснитель бывает вместе с тем самым несчастным человеком. Высказав мысль, что злой человек всегда несчастлив, и что всякое зло уже само по себе есть наказание, а добродетель – благо, Боэций развивает ее далее и доказывает, что счастье и награда добродетели заключаются в ней самой. В двух последних главах «Утешения философией» он переходит к главному предмету средневековой философии и поэзии, к вопросу об отношении человеческой свободы к божественной мудрости и её вечным предопределениям. Но здесь мы оставим автора, так как вопрос этот входит в область строго научной теологии.

Боэций рядом с аллегорическими фигурами Философии (слева) и Благоразумия (справа). Миниатюра из средневековой рукописи «Утешения философией», ок. 1460
Источник изображения

В средние века книга «Утешение философией» имела множество читателей, в особенности в Италии, Нижней Германии и Англии, и несколько раз переводилась и переделывалась. Из этих переработок всего замечательнее та, что была сделана англосаксонским королем Альфредом Великим, жившим в девятом веке, потому что она показывает нам, каким образом сочинение Боэция применялось тогда к самым разнообразным обстоятельствам жизни. Альфред находился в таком же положении, как римский сенатор, с тою только разницею, что последний не был королем: Альфред достиг высоты славы и власти, но несчастье свергло его с этой высоты. Тогда он решился заняться переделкою сочинения Боэция, чтобы в предлагаемых в этой книге утешениях почерпнуть новую бодрость и терпение среди собственных несчастий, и в то же время познакомить с практической философией лучших языческих мудрецов – своих англосаксов, которым ученые клерикалы выдавали различные догматические тонкости за самую сущность христианского учения. Альфред преобразовал сочинение Боэция в популярную философию; то же самое повторялось еще несколько раз в средние века и до сих пор повторяется в Италии. Естественно, что одна порядочная переработка подобного сочинения должна была иметь гораздо более влияния на народное образование и христианскую поэзию, чем целые сотни самых ученых трактатов. Для того чтобы видеть различие в направлении и потребностях двух эпох Боэция и Альфреда, было бы необходимо рассмотреть подробнее труд англосакского короля; но для этого нужно заняться специальным разбором содержания произведений обоих авторов и привести или сравнить между собою целые отрывки из сочинений. Мы заметим только вообще, что Альфред придал языческому и строго философскому сочинению Боэция христианский, и даже в известной степени теологический характер, для того, чтобы приноровить понятия Боэция к пониманию своих полуобразованных англосаксов. Альфред развивает мысли Боэция, сообщает им более соответствующую своим целям форму и нередко включает в текст «Утешения философией» свои собственные суждения. Вследствие того речь Боэция делается хотя слабее, но зато проще и понятнее, самое изложение принимает христианский характер, чего нет у Боэция, а его философское учение преобразовывается в особый род народной морали.

Вообще переработка «Утешения философией», сделанная Альфредом, свидетельствует нам об уме и практической опытности англосакского короля; притом, Альфред, перетолковывая слова Боэция в христианском духе, вовсе не сочувствует его аскетическому взгляду на жизнь. Так, например, Боэций презирал людскую славу, а Альфред, живший в героический период, предпочитает учение языческой древности монастырскому презрению ко всему человечеству и считает добрую славу драгоценным и непреходящим благом. Короче сказать, глубоко прочувствованное творение Боэция сделалось под рукою Альфреда народною книгою, его философские заметки – нравственным кодексом, и переработанное им сочинение должно было действовать на современное ему поколение как умная и назидательная проповедь.

69

Последний раз редактировалось Chugunka; 28.10.2016 в 21:49.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 28.10.2016, 21:47
Аватар для Great_philosophers
Great_philosophers Great_philosophers вне форума
Местный
 
Регистрация: 02.04.2016
Сообщений: 149
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Great_philosophers на пути к лучшему
По умолчанию Аниций Манлий Торкват Северин Боэций

http://great_philosophers.academic.r...80%D0%B8%D0%BD
Боэций Аниций Манлий Торкват Северин это:

(ок. 480-524) - один из последних крупных философов поздней античности.

В V- VI веках Западная Римская империя прекратила свое существование. В 493 г. король остготов Теодорих захватил Северную Италию и образовал остготское государство, что способствовало стабильной политической обстановке в этом районе и привело также к оживлению экономической ситуации. Получила развитие культура. В этих условиях и протекала деятельность Боэция. Он занимал при Теодорихе значительные государственные посты, стал консулом в Равенне. Но это возвышение закончилось падением. После обвинения в предательских связях с Византией был заключен в тюрьму и казнен. «Последний римлянин», как его называли, прожил недолгую жизнь - всего около 45 лет, - но сумел сделать очень много для развития философии, его идеи служат своего рода мостом, соединяющим наследство античности с западноевропейским Средневековьем.

Боэцию принадлежит большое литературное наследство. Среди них труды: «О музыке», «О святой Троице» (где он выступает против арианства), «О католической вере», «Утешение философией» (написанное в тюрьме перед казнью). Много сделал Боэций в области переводов с греческого языка на латинский произведений греческих философов и ученых. Он перевел логические труды Аристотеля «Об истолковании» и «Категории» с «Введением» Порфирия (которое в литературе часто упоминается под древнегреческим названием «Исагога»); первые четыре (из тринадцати) книги Евклида, правда, без доказательств, что значительно снизило научный уровень последующей средневековой науки; «Основания арифметики» Никомаха. Эти переводы сыграли свою значительную роль в распространении философии и образованности в Средневековье. Порфирий во Введении к «Категориям» Аристотеля обращает внимание на проблему соотношения общего и единичного и их существования - существуют ли они самостоятельно или только в мыслях. Боэций дает свой комментарий к этим положениям Порфирия в духе Аристотеля: общее возникает в уме на основе тех общих свойств, которые присутствуют в единичных вещах. Эта проблема соотношения общего и отдельного благодаря произведениям Боэция стала предметом тщательного исследования в средневековой философии.

Основное произведение Боэция, принесшее ему всемирную известность, - «Утешение философией». В нем он пытается решить проблему совмещения свободы воли с промыслом Бога. С одной стороны, если Бог все предвидит, то свободы воли не существует. С другой - свобода человека, его воли все-таки существует, а это подрывает способность Бога проникать во мрак будущего. Это видимое противоречие Боэций объясняет тем, что знание Богом наших будущих действий, их предвидение, не является необходимой причиной этих самых действий.

В своей книге Боэций наставляет читателя, чтобы он уклонялся от зла и устремлял свое сердце к добродетели, а ум-к истине.

42
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 09.04.2017, 11:41
Аватар для Filosof.historic.ru
Filosof.historic.ru Filosof.historic.ru вне форума
Местный
 
Регистрация: 22.11.2015
Сообщений: 483
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Filosof.historic.ru на пути к лучшему
По умолчанию Мыслители средневековья: основные доктрины схоластической философии. Боэций — "учитель средневековья"

http://filosof.historic.ru/books/ite...04/st120.shtml

Родоначальником схоластического метода был Боэций (480-525), римский патриций, занимавший высшие государственные должности при Теодорихе, короле остготов, казненный по обвинению в тайных сношениях с Восточной Римской империей. Будучи образованнейшим человеком своего времени, хорошо знакомым с греческой философией и наукой, Боэций оказал исключительное влияние на культуру средневековья. Благодаря его переводам на латынь трактатов по логике (прежде всего Аристотеля) и комментариям к ним, а также его собственным логическим сочинениям средневековье усваивает интеллектуальный инструментарий античной философии. Во многом благодаря Боэцию сложившаяся в поздней античности система школьного образования (см. главу 5), была адаптирована к новым историческим условиям. Помимо работ по логике им были также написаны учебники по дисциплинам квадривия. Трактат «Об утешении философией», написанный в тюрьме, был одной из наиболее читаемых книг на протяжении всего средневековья. В яркой художественной форме в нем обсуждаются темы, волнующие каждого человека. Как следует относиться к превратностям судьбы, к дарам переменчивой Фортуны? В чем состоит истинное счастье человека, что является для него высшим благом? Благодаря чему человек может сохранить духовную свободу и независимость в мире, где господствует необходимость? Каково соотношение божественного предопределения, свободы воли и судьбы? Ответы на поставленные вопросы Боэций черпает из античной философии, тяготея более всего к традиции, связанной с именем Платона.

В теологических трактатах Боэция («О Троице», «О благости субстанций» и др.) ставится проблема нахождения точного и логически непротиворечивого выражения основных положений христианского вероучения. Особые затруднения вызывает догмат Троичности, указывающий, с одной стороны, на различие Лиц Троицы: Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, а с другой — утверждающий, что Отец, Сын и Дух Святой — это один, а не три Бога. Основание любого единства, в том числе и единства Бога, — отсутствие различий, формулирует проблему Боэций; там, где есть различие, имеет место уже не единство, а множество. Не приводит ли утверждение о различии лиц к разделению Троицы и низведению ее до множества?

Боэций доказывает совместимость положений о различии Лиц Троицы и о единстве Троицы, основываясь на логическом анализе способов высказывания о любом предмете. Все, что может быть сказано о предмете, относится к одной из десяти аристотелевских категорий: субстанции, количеству, качеству, отношению, месту и т.д. Высказывая что-то о предмете, называя предмет, его подводят под ту или иную категорию. Три первые категории называются категориями "сообразно предмету", поскольку они указывают либо на сам предмет, либо на присущее ему свойство: "человек", "большой", "справедливый". С их помощью предмет ("то, что есть") выделяется, причем каждая из трех категорий, будучи отнесена к предмету, заставляет его предстать в виде предмета, обладающего именно той характеристикой, которая выражается данной категорией, заставляет, следовательно, его быть тем, что она о нем высказывает: человеком, большим, справедливым. Семь других категорий соотносят уже выделенный предмет с чем-то иным, отличным от него, например с местом или другим предметом; они ничего не меняют в самом предмете, указывая лишь его положение относительно других вещей. Напротив, категории "сообразно предмету" выделяют внутри него многообразие свойств или частей. Не означает ли это, что предмет, о котором идет речь, является не единым, а составным?

Существует принципиальное отличие, утверждает Боэций, между приписыванием категорий "сообразно предмету" в высказываниях о Боге и о сотворенных вещах. В силу абсолютной простоты Бога, отсутствия в божественной субстанции какого-либо различия и множественности, все имена и предикаты, приписываемые Богу, обозначают одно и то же и потому совпадают друг с другом. Будучи же отнесенными к чему-либо сотворенному, эти категории указывают на совокупность отличающихся друг от друга свойств ^частей). В высказывании "человек справедлив", поясняет Боэций, "человек" означает одно, а "справедливый" — другое; называя же Бога справедливым, подразумевают, что "Бог" — то же самое, что "справедливый". Поэтому приписывание Богу категорий "сообразно предмету", таких, как Благой, Всемогущий и т.п., не означает выделения в единой Божественной субстанции каких-то частей, отличающихся друг от друга.

Что же касается различия трех Лиц Троицы, то оно чисто относительно. Подобно тому как человек называется отцом только по отношению к сыну, а не сам по себе, так имена "Отец", "Сын", "Дух Святой" выражают лишь относительное отличие Лиц. Появление у сотворенной субстанции признака, отличающего ее от других вещей, не приводит к ее изменению: если к человеку кто-то подойдет справа, то он станет левым по отношению к нему, но сам он от этого не изменится. Аналогичным образом относительное отличие Лиц не нарушает единства и простоты Божественной субстанции, поскольку о самой субстанции могут сказываться только категории "сообразно предмету", к которым не принадлежит категория отношения.

Боэций вводит также концептуальные различения, позволяющие рационально выразить важнейшее, с точки зрения христианского вероучения, противопоставление Творца и твари. Он выделяет во всяком сущем два момента: "то, что есть" (сущность) и "бытие". В Боге бытие и сущность совпадают; в сотворенных вещах они различаются. Бытие вещей проистекает не из их сущности, они получают его от Бога.

Хотя теологические и логические трактаты Боэция стали отправным пунктом в развитии средневековой схоластической философии, сам Боэций принадлежит еще античной культуре. Собственно средневековые мыслители вплоть до XII в. не имели доступа к значительной части наследия античной философии и греческой патристики. За одним, пожалуй, исключением.

Литература:
Столяров А.А. Мыслители средневековья: основные доктрины схоластической философии. Боэций — "учитель средневековья"./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995 - с.356-358
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:34. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS