Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Общество > Отечественный футбол

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #831  
Старый 17.01.2022, 22:25
Аватар для Советский футбол (Футбол СССР)
Советский футбол (Футбол СССР) Советский футбол (Футбол СССР) вне форума
Местный
 
Регистрация: 23.07.2020
Сообщений: 1,147
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Советский футбол (Футбол СССР) на пути к лучшему
По умолчанию

1/2 финала ЦСКА Дома 4:2
Ответить с цитированием
  #832  
Старый 17.01.2022, 22:31
Аватар для Советский футбол (Футбол СССР)
Советский футбол (Футбол СССР) Советский футбол (Футбол СССР) вне форума
Местный
 
Регистрация: 23.07.2020
Сообщений: 1,147
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 3
Советский футбол (Футбол СССР) на пути к лучшему
По умолчанию

Ответить с цитированием
  #833  
Старый 01.02.2022, 21:39
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 844
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Владимир ТРОШКИН

http://www.rusteam.permian.ru/players/troshkin.html
Трошкин, Владимир Николаевич. Защитник. Мастер спорта СССР международного класса (1973). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

Родился: 28 сентября 1947, город Енакиево, Украинская ССР. Умер: 5 июля 2020, город Киев, Украина.

Воспитанник юношеской команды Енакиевского коксохимического завода.

Клубы: «Шахтер» Енакиево, Украинская ССР (1966–1967), СКА Киев, Украинская ССР (1968–1969), «Динамо» Киев, Украинская ССР (1969–1977), «Днепр» Днепропетровск, Украинская ССР (1978).

4-кратный чемпион СССР: 1971, 1974, 1975, 1977. Обладатель Кубка СССР: 1974. Обладатель Кубка обладателей кубков УЕФА: 1975. Обладатель Суперкубка УЕФА: 1975.

За сборную СССР сыграл 31 матч, забил 1 гол.

(За олимпийскую сборную СССР сыграл 14 матчей, забил 1 гол.*)

Серебряный призер чемпионата Европы 1972 года. Бронзовый призер Олимпиады 1976 года.

* * *

ЧЕЛНОЧНАЯ РАБОТА

Несмотря на то, что четырехкратный чемпион СССР, обладатель Кубка кубков и Суперкубка Европы-75 давным-давно не выходит на поле, по поводу его игрового амплуа до сих пор существуют разночтения. В одних футбольных справочниках он представлен как правый защитник киевского «Динамо» и сборной СССР, в других — как правый хавбек. И, что самое интересное, никакого противоречия в этом нет.

Родом Трошкин из небольшого донбасского города Енакиево, обязанного своим существованием шахтам и металлургическому заводу. Как футболист начинал в местной команде класса «Б», которая периодически (в строгой зависимости от того, под опеку какого ведомства — угольного или металлургического — переходила) меняла название: то «Шахтер», то «Индустрия», то снова «Шахтер».

О другом «Шахтере», донецком, в силу природной скромности Трошкин не помышлял. Тренеры же наиболее именитого в Донбассе клуба его, можно сказать, проморгали. Зато после того как молодой игрок отслужил год в киевском СКА, его «открыл» сам Виктор Александрович Маслов, под руководством которого киевское «Динамо» в 60-е годы трижды подряд становилось чемпионом СССР.

НЕВЕРОЯТНЫЙ ДЕД

— В армейской команде я действовал на позиции опорного полузащитника и выполнял огромный объем черновой работы,- вспоминает Трошкин. На болельщиков такая игра впечатления не производит им подвиги подавай, а те обычно вершатся возле ворот. Иное дело — футбольный дока такого масштаба, как Маслов. У Деда был глаз-алмаз.

— Большинство футболистов, постигавших у Маслова в Киеве футбольную науку, по возрасту годились ему максимум в сыновья, но не во внуки. И тем не менее — Дед… Можете объяснить, почему?

— Дело, полагаю, заключалось не в возрасте, хотя сегодня, с высоты собственных 55, мне представляется, что Маслов тогда выглядел старше своих лет. Главное же качество, позволившее ему «досрочно» стать для футболистов Дедом, житейская и тренерская мудрость, огромный опыт, который уже был за плечами у Маслова. Он ведь начал тренировать, когда многих из нас на свете не было!

— Говорят, его образование ограничивалось восемью классами…

— Не знаю. Да и не имело это никакого значения. Андрей Биба хорошо однажды сказал: «Рождаются же люди музыкантами, поэтами, художниками. Маслов родился Тренером». Футбольный мир знает сэра Альфа Рамсея как творца революционной по тем временам тактической схемы 4-4-2, которую сборная Англии под его руководством продемонстрировала на чемпионате мира 1966 года. Но мы знаем другое: первопроходцем был Дед, который начал использовать это построение в киевском «Динамо» на два года раньше англичан.

— На каком слоге правильно поставить ударение в слове «жесток», если толковать об отношении Маслова к футболистам?

— Конечно, на первом. Дед и жестокость — понятия абсолютно несовместимые. Да, он был очень требователен. Да, футболисты его побаивались. И не только футболисты. При Маслове ни один, даже самый высокий динамовский покровитель в чине генерала МВД или крупного партийного функционера не смел без его, тренера, разрешения войти в раздевалку. В гневе Дед бывал страшен. Как говорят на Украине, «ховайся, кто может». Случалось, приезжал на матч дублеров, прятался где-нибудь, а потом неожиданно возникал и устраивал такой разнос за плохую игру, что мало никому не казалось. Однако подчеркнутая строгость на тренировках и крутой нрав удивительным образом сочетались в нем с добротой и человечностью за пределами поля. Мы его боготворили и были готовы пойти за Дедом в огонь и в воду.

— Рассказывают, что он даже выпить мог с футболистами…

— Если и случалось подобное, то меня это не касалось. Я был слишком молод, чтобы оказаться с Дедом за одним столом. Не раз убеждался: любого из нас он, что называется, видел насквозь. Его житейская интуиция, не говоря уже о тренерской, иногда обретала мистический оттенок. Ну, например: построились перед тренировкой, а, скажем, Соснихин опаздывает. Каким был в таких случаях традиционный набор оправданий у игроков? Будильник вовремя не прозвенел. В автомобильную пробку попал. Ключи от дома куда-то завалились — долго не мог найти… И вот наш товарищ уже показался на горизонте, торопится, летит во весь дух. Маслов следит на ним глазами и вдруг вслух произносит: «Сейчас что-нибудь про утечку газа сморозит. ." Подбегает Соснихин: «Виктор Александрович! Запах странный в квартире почувствовал — пришлось срочно газовщика вызывать…» Мы от такого признания в легком шоке: точно знаем, что сговориться они никак не могли…

Или вот еще случай. Сидим в Гаграх на предсезонном сборе. Вечером после ужина все собрались в холле гостиницы телевизор посмотреть. Идет репортаж с какого-то турнира по фигурному катанию. Выступают женщины. Маслов в хорошем расположении духа появляется в холле. Изредка поглядывая на телеэкран, о чем-то нас спрашивает по поводу тренировок, шутит. В это время на льду — маленькая девчушка по фамилии Роднина, которая начинала как одиночница. Дед, на пять минут позабыв о футболе, внимательно смотрит и неожиданно комментирует: «Вот кого нужно хорошенько запомнить — в большую звезду со временем вырастет».

— В тренерских суждениях и поступках Маслов был столь же неожидан и точен?

— Иногда он творил невероятные вещи, которые на первый взгляд лежали за пределами логики и здравого смысла. Как-то, помню, выигрываем мы очередной матч чемпионата страны со счетом 3:0. А в следующей игре, вопреки расхожему в тренерской среде правилу «победный состав не меняют», Дед неожиданно делает сразу шесть замен! Отправляет в запас корифеев — Серебрянникова, Мунтяна, Медвидя… Вместо них выходят дублеры и выигрывают — 4:0! Видимо, таким образом, не дожидаясь возникновения экстремальных ситуаций, Маслов давал понять, что незаменимых в его команде не существует и никто не лишен шанса заявить о себе.

— Вы сами долго пробивались в основной состав?

— В этом смысле мне, можно сказать, повезло. За дубль сыграл только две игры. Потом вышел на 20 минут против «Динамо» в Минске. И сразу после этого провел два тайма в еврокубковой игре в Киеве с «Фиорентиной». Персонально опекал бразильца Амарилдо, чемпиона мира 1962 года.

— Удачно?

— Думаю, да, раз тренеры итальянского клуба заменили этого форварда уже после первого тайма.

ВЕРА ЛОБАНОВСКОГО

— Когда правый фланг киевской обороны стал вотчиной Трошкина?

— Я сменил на этой позиции Федора Медвидя, когда тот закончил играть. Случилось это уже при Александре Александровиче Севидове, под руководством которого в 1971 году «Динамо» вновь стало чемпионом. У меня это была первая в жизни золотая медаль, потому, наверное, и самая памятная.

— Что-то общее у Маслова и Севидова имелось?

— По-моему, только московская прописка. После жесткого и импульсивного Деда Сан Саныч показался нам воплощением спокойствия и интеллигентности. Характер у него, конечно, был гораздо мягче масловского.

— А тренировочный процесс при Севидове изменился?

— Разумеется, нет двух абсолютно одинаковых тренеров, однако по большому счету при Сан Саныче перемен не случилось. Ломать он ничего не стал, очень бережно отнесся к тому, что получил в наследство от Деда. Мне кажется, что в те годы подбор игроков по своей значимости явно превалировал над методами подготовки, которые всем командам диктовались сверху, из федерации футбола. Исходившие оттуда «методические рекомендации» были притчей во языцех. Над ними посмеивались, но выполняли беспрекословно. Каждый тренер, конечно, по-своему. В нашем футболе тогда было очень много сильных наставников. Случайный человек подняться на тренерский мостик практически не мог. Все строго контролировалось — обкомом, ЦК…

— Это правда, что первый секретарь ЦК компартии Украины Владимир Щербицкий предлагал Валерию Лобановскому принять киевское «Динамо» еще в конце 72-го — за год до того, как это произошло на самом деле?

— (Улыбается.) Щербицкий со мной по этому поводу не советовался. Могу лишь подтвердить, что тоже слышал нечто подобное, однако за достоверность поручиться не готов.

— Как команда восприняла приход Лобановского? Ему ведь в ту пору было всего 34 года.

— Не скрою — очень настороженно. Дело, конечно, не в возрасте, хотя по привычным советским понятиям Лобановский для такой должности, да еще в таком клубе, как киевское «Динамо», действительно был молод. Футбольный мир тесен, и мы уже были наслышаны о необыкновенных нагрузках, которые предлагались игрокам «Днепра», где будущий мэтр начинал тренерскую карьеру.

— Опасения оправдались?

— В общем-то, да. С приходом Лобановского выходные дни из нашего привычного распорядка практически исчезли. Даже для травмированных игроков. «Больных у меня в команде нет!» — любил повторять Валерий Васильевич. Если у кого-то болела нога, он должен был, допустим, работать в зале со штангой. Или плавать в бассейне. Безусловно, наша работа стала более профессиональной. Однако так называемая ментальность, продиктованная условиями жизни, оставалась на прежнем уровне. Месяцами сидели на сборах, по нескольку суток перед игрой взаперти на базе. Это угнетало еще сильнее, чем тренировочные нагрузки.

— Не доверял вам Валерий Васильевич?

— Сложно было доверять советскому футболисту, который, появись у него свободное время, потратит его не на отдых в кругу семьи или самоподготовку к матчу, а на судорожные поиски болгарской кафельной плитки, югославской «стенки», чешских сапог, растворимого индийского кофе, твердокопченой колбасы… Довольно забавно получалось: дефицит простых и необходимых вещей, в атмосфере которого мы жили, становился одной из невольных причин дефицита доверия к футболистам со стороны тренера.

— Наверное, и режим спортивный нарушали?

— Не без того, конечно, — живые люди. Хотя серьезных проблем по этому поводу не возникало. Тем более что большую часть времени мы проводили, образно говоря, в тюрьме с золотыми решетками на окнах. Но нервные срывы случались почти у всех.

— У вас тоже?

— Я был физически очень сильным, но все равно не железным. Помню, как «достало» меня одно упражнение, придуманное Лобановским. На беговой дорожке устанавливаются легкоатлетические барьеры. По команде тренера ты должен через один барьер пролезть почти ползком, а через другой — перепрыгнуть. И так далее: пролезть — перепрыгнуть, пролезть — перепрыгнуть… Проделывали мы все это до одури. В конце концов дошло до того, что я однажды не заметил, как побежал по дорожке прямо с барьером на плечах — все нормальные ощущения уже атрофировались. От злости зашвырнул треклятый барьер куда подальше и, не дожидаясь конца тренировки, пошел в раздевалку.

— Желания «зашвырнуть» все, сорвать золотую решетку и удрать на волю не возникало?

— Думаю, в той или иной степени это пережили мы все. Но гениальность Лобановского заключалась не в предложенной методике подготовки с заоблачными нагрузками, а в умении внушить футболистам, что все нагрузки, все страдания не окажутся напрасными, окупятся сторицей. Вооружившись конспектами Лобановского, сегодня могут работать (и работают) многие тренеры. Однако второго Лобановского уже никогда не будет. Так умело обращать игроков в свою футбольную веру, как это делал он, не дано никому.

— В футбольных справочниках и энциклопедиях, на страницы которых удостоился чести попасть заслуженный мастер спорта Владимир Трошкин, вас представляют то защитником, то полузащитником. Почему?

— Именно потому, что попал я туда как футболист киевского «Динамо» лучших времен Лобановского. О его требовании «разумной универсализации» полевых игроков наслышаны все, кто хоть немного интересуется футболом. Однако не надо представлять дело так, будто мы выполняли дополнительные функции исключительно по приказу тренера. Я, например, чувствовал себя настолько уверенно на своем правом фланге обороны, что иногда по собственной инициативе шел вперед, чтобы совсем уж не заскучать. Постепенно приучил себя к мысли о том, что хорошо бы контролировать всю бровку. Если кондиции позволяли, делал это с большим удовольствием, если ощущал какой-то дискомфорт, связанный с физическим состоянием, — старался не рисковать, ограничивался своими прямыми, оборонительными обязанностями.

— Говорят, что Лобановский настолько щепетильно следил за выполнением игровой установки «от и до», что горе было тому, кто отступал от объявленного задания хотя бы на миллиметр. Об импровизации на поле якобы и речи не могло быть. Это действительно так?

— Чепуха! Это какой-нибудь водопроводный кран положено устанавливать с точностью до миллиметра. Игру, как вы понимаете, отладить так невозможно в принципе. На то она и игра, где сложно спрогнозировать все заранее. Разумеется, если я стану пренебрегать элементарными правилами поведения защитника — допустим, начну запускать соперников во фланг или по центру, — за это меня никто по головке не погладит. Но если я справляюсь со «штатными» обязанностями, страхую партнеров по обороне, да еще успеваю подключаться к атакам — ради Бога! К тому же опыт игры в средней линии у меня был, поэтому к концу карьеры в «Динамо» и сам толком не знал, кто я: защитник или хавбек. Возможно, чтобы избежать этой терминологической путаницы, нас с Виктором Матвиенко — он играл в динамовской обороне на левом фланге и тоже контролировал всю бровку — для простоты начали называть «челноками». (Смеется.) Прошу не путать с современными, которые торгуют на рынках.

БУНТ НА КОРАБЛЕ

— Наряду со звездными мгновениями, в первую очередь выигрышем первого Кубка кубков и Суперкубка Европы в 1975 году, вам с партнерами довелось пережить и драматические события: «бунт на корабле» в 76-м, который едва не привел к отставке Лобановского. В чем заключался громкий конфликт динамовских футболистов с тренерами?

— Если в двух словах — мы устали. От запредельных физических нагрузок, в режиме которых жили 11 месяцев в году. От колоссального нервного напряжения, связанного с тем, что сражались сразу на трех фронтах и ни на одном толком так и не преуспели. После феерического сезона-75 от нас ждали новых подвигов на международной арене. Ради этого даже пожертвовали святым для любой нормальной страны — национальным чемпионатом: он в 76-м был разбит на два убогих скоротечных турнира весенний и осенний. В первом мы не участвовали, поскольку в футболках сборной СССР пытались пробиться в финальный турнир чемпионата Европы, а в динамовской форме — повторить собственный еврокубковый успех. Не удалось ни то, ни другое… Однако нам объяснили: дескать, все идет по плану, эти турниры сознательно приносятся в жертву главному соревнованию года — Олимпиаде76, а уж там мы выйдем на пик формы и всех порвем. Но сил «рвать» не осталось… Возможно, при других обстоятельствах выигранная в Монреале бронза и произвела бы какое-то впечатление, но не в той ситуации: слишком неразумную цену мы за нее заплатили.

— Сам Лобановский это понимал?

— Думаю, да. Как понимал и то, что эта команда себя уже исчерпала и требует не просто вливания свежей крови, но кардинального обновления. И начать он решил с «челноков» нас с Матвиенко.

— Как вы это поняли?

— Были в Москве, собирались в Кремлевский дворец съездов на правительственный прием в честь олимпийцев. Мы с Матвиенко запутались в лифтах гостиницы «Россия» и опоздали к автобусу. Вернее, когда вышли на улицу, автобус еще стоял. Нас — в белых костюмах, с гербами на пиджаках — не заметить было невозможно, но главный тренер решил, видимо, проучить: дал водителю команду трогаться. До Дворца съездов мы добирались своим ходом… А вечером Лобановский и Базилевич пригласили нас с Матвиенко «для разговора» и объявили: или заканчивайте с футболом, или ищите себе другие команды.

— Для вас это стало неожиданностью?

— Полной! Представьте состояние человека, который всего две недели назад привычно надевал майку сборной СССР и которому теперь говорят: «Ты больше не нужен футболу». Это было большое потрясение. Из Москвы команда улетела на матч чемпионата страны в Донецк, а нам администратор вручил два билета до Киева. Честно говоря, мы отказывались верить в происходящее. Когда ребята вернулись домой, мы с Матвиенко приехали на стадион «Динамо», где должна была состояться очередная тренировка. Появились Лобановский и Базилевич, оба молча прошли мимо, даже не поздоровавшись. Мы для них уже были пустым местом… Вечером мне позвонил Витя Колотов, наш капитан, и сказал, что на следующее утро все собираются в спорткомитете, чтобы потребовать отставки тренеров.

— Выходит, вы все же были причастны к нашумевшему тогда на всю страну «заговору»?

— Могу согласиться, что наше отчисление из команды послужило поводом. Но не причиной. О причине уже говорил: мы все смертельно устали. Нужно было что-то менять. С нашей точки зрения — тренеров. В конце концов где-то наверху было принято соломоново решение: Базилевича и Петрашевского, который был вообще ни при чем, принесли в жертву, а Лобановский остался.

— Как вам с ним работалось после всего, что приключилось?

— Я сразу ему сказал: «Васильич, если почувствую, что вы мне мстите, — уйду сразу». Ждать пришлось недолго: он начал ставить на мое место Лозинского. Каплей, переполнившей чашу терпения, оказался еврокубковый матч с «Боруссией» в 77-м. В стартовом составе на мою бровку вышел Бережной. Вскоре он сломался, однако я по-прежнему остался в запасе — Лобановский отправил на поле Фоменко, хотя тот не был фланговым игроком. За 20 минут до конца матча получил травму и Фоменко. Только после этого тренер вспомнил о Трошкине… Обидно было оказаться последним в очереди, когда за тобой уже никто не занимает. Я все понял и написал заявление.

— Значит, мэтр вам все-таки отомстил за строптивость?

— Не думаю. Просто гнул свою линию на обновление команды. Намой взгляд, слишком торопился. Вскоре после нас с Матвиенко «Динамо» покинули Колотов, Решко, Коньков, Фоменко… Из звездного состава остались только более молодые Блохин и Буряк, а также Веремеев, который из-за травм меньше играл и не успел, наверное, так «износиться», как мы.

— Обида на Лобановского долго оставались?

— Ну что вы, какая обида?! Обижаться на человека можно, когда ты точно знаешь, что он не прав. Первопроходцев же, к когорте которых относился Валерий Васильевич, ни в чем обвинять нельзя. Тем более что он полжизни, наверное, вложил в тот состав. Кроссы бегал — с нами, за обеденным столом сидел — с нами, в парную ходил — с нами… Заражал фантастической верой в победу, которая в итоге оказалась достижимой: мы все-таки выиграли еврокубок, вошли в европейскую клубную элиту. А какой у него характер это по большому счету никого из нас волновать не должно было. Мы делали общую работу и могли объективно судить друг о друге только по ее результатам. Наверное, это и есть профессионализм.

ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА — «СПАРТАК»

— Уходя из «Динамо», вы решили подвести черту под карьерой футболиста или собирались поиграть где-то еще?

— Предложений было много, но самое примечательное — от Константина Ивановича Бескова, звавшего в «Спартак». Бесков меня всегда ценил, в начале 70-х регулярно приглашал в олимпийскую сборную СССР, в которой тогда работал.

— Почему же не пошли в «Спартак»?

— Я сказал Бескову: «В любой другой клуб за вами пойду, хоть на край света, но в „Спартаке“ мне играть не суждено никогда».

— Неужели такой непреодолимый антагонизм был между киевским «Динамо» и московским «Спартаком»?

— Представьте себе! Причем на футболистов эта неприязнь не распространялась. Зато очень ощущалась в киевских верхах. Меня даже вызывали в украинский ЦК партии, где не на шутку были встревожены возможным появлением Трошкина в «Спартаке». Я заверил товарищей, что все понимаю, что «предателем» становиться не собираюсь и, как истинный патриот, остаюсь на Украине. Товарищи успокоились, а я пошел в «Днепр». Правда, всего на полгода.

— Вам там не понравилось?

— Сам «Днепр» не виноват. Просто после всего, чего ты достиг с «Динамо», очень сложно играть где-то еще. Некомфортно себя чувствуешь, когда невольно вынужден опускаться ниже привычного ординара. Меня ведь и «Шахтер» тогда приглашал. Старые приятели Витя Звягинцев и Юра Дегтярев сигнализировали: все, дескать, уже на мази, ждут, только приезжай…

— Почему не поехали? Опять самолюбие не позволило?

— Слишком хорошо знаю своих земляков-донбассовцев, их прямой и суровый характер. Представил, как выйду на поле в оранжево-черной форме и услышу с трибун: «Ну вот, вернулся блудный сын домой — доигрывать…» Доигрывать не хотелось, а играть — время ушло…

Юрий ЮРИС

Газета «Спорт-Экспресс», 15.11.2002

* * *

«ПОМНЮ ВСЕ МАТЧИ»

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР Владимир Трошкин — один из славной когорты игроков киевского «Динамо», которое в далеком уже 1975 году стало лучшей командой Европы. Летят десятилетия, но Владимир Николаевич по-прежнему остается верным футболу. Правда, в последнее время четырехкратному чемпиону Советского Союза приходится делить рабочие хлопоты с обязанностями молодого отца, ведь три дня назад его сынишке Вове исполнилось всего два года.

Маслов сказал: «Чтобы этого бандита здесь больше не было»

— Владимир Николаевич, неужели лет через двадцать мы вновь сможем увидеть блистающего на футбольном поле Владимира Трошкина?

— Кто знает… Хотя мяч у него, конечно, уже есть. Но бьет по нему Вова только левой ногой, хотя я — правша. Видимо, от деда унаследовал — мой отец был левшой. Правда, сыну пока больше нравится играть машинками и кормить рыбок в аквариуме. А станет ли он профессиональным футболистом? Главное, чтобы он вырос порядочным и образованным человеком.

— А вы свое первое знакомство с мячом помните?

— Родился я в небольшом городке Енакиево на Донетчине. Детство, как у всех ребят моего поколения, — послевоенное. Рос в многодетной семье: четверо братьев и две сестры. Помню, ходил в заводской садик. Там, наверное, впервые и ударил по мячу. Рядом с нашим домом был завод «Коксохим», многие работали именно там. Мой отец был замначальника цеха и одновременно возглавлял заводское спортобщество «Авангард». Хотя время было тяжелое, но занимались люди спортом — и велосипедисты были, и борцы, и штангисты, и боксеры. Даже фехтованием увлекались. И, естественно, футболом. А футбольную команду тренировал мой отец (он сам до 42 лет играл). Вплоть до 1973 года, пока семья не переехала в Киев. В «Динамо» мне тогда выделили квартиру.

Окончив 8 классов, я тоже пошел работать на завод. А по вечерам учился в вечерней школе. Занимались четыре раза в неделю, но школа была настоящая, знания хорошие давала. Смотрю теперь старые фильмы «Последний звонок», «Большая перемена» и вспоминаю свои «университеты»…

— И первые шаги в футболе?

— Я играл в команде завода, где работал слесарем. Спустя полгода пригласили меня в команду мастеров «Шахтер» (Енакиево), выступавшую тогда в классе «Б». Именно там я впервые почувствовал вкус настоящего футбола, ведь рядом даже мастера спорта играли. Но вскоре подошло время служить и меня забрали в киевский СКА. Отбор был простой: из заявок-команд мастеров выписывались фамилии игроков призывного возраста — и вперед. Неважно, шестьдесят человек, семьдесят… Кстати, впоследствии, будучи тренером СКА, я сам этим занимался. А дальше — закон джунглей: выживает сильнейший. Никто ни с кем не возился. Подходишь — играешь, не выдержал конкуренции — в часть. Меня поставили в защиту, но «отслужить» от звонка до звонка я не успел. Получил приглашение от «Динамо»: якобы на меня сам Дед (известный тренер Виктор Маслов — Авт.) обратил внимание. Хотя должен был я очутиться в… «Черноморце». Меня вроде как уже и в институт какой-то в Одессе «поступили» — торговый, что ли. Помню, даже заявление на имя ректора написал.

— Получается, что динамовцем вы стали при довольно любопытных обстоятельствах.

— Привезли меня прямо в аэропорт — киевляне как раз улетали на очередную календарную игру. Но Маслов сказал, чтобы меня немедленно спрятали на базе. Дело в том, что Трошкина хотел видеть у себя и московский ЦСКА. И пока меня втихаря не перевели в войска МВД, никакая огласка не нужна была. Так вместо самолета я попал в Кончу-Заспу.

Первый и единственный матч за дублирующий состав «Динамо» я провел в Киеве против донецкого «Шахтера». Оба коллектива шли в лидерах — «боек» получился приличный. Мы все же победили — 2:1, и я даже гол забил. Однако на поле возникла драка. Не обошлось и без моего участия. На что мудрый Виктор Александрович Маслов сказал: «Чтобы этого бандита здесь больше не было». И перевел меня… в «основу», за которую я впервые вышел против минских динамовцев.

— Говорят, посмотрев в детстве несколько раз фильм Григория Лившица «Строгая игра», где снимался юный Володя Мунтян, вы пообещали друзьям, что будете играть с ним в одной команде…

— Да как я мог такое обещать: где Енакиево, а где Киев? Если уж вспомнили о том фильме, то, наверное, не многие знают, что главную роль в нем играл… нынешний тренер «Борисфена» Сергей Морозов, а Мунтян дублировал его, снимаясь в футбольных сценах. Кстати, с Григорием Лившицем мы многие годы дружили. Он снял много хороших фильмов, самый известный из которых — «Обратной дороги нет». Главного героя там играл Николай Олялин. Я был на съемках, тогда же мы и стали с Николаем приятелями. Дружен я и с актером от Бога Богданом Ступкой, известным режиссером Романом Балаяном. Но время летит, и, к сожалению, нет в живых уже Лившица. Как и еще одного далеко не чужого мне человека — актера Сергея Иванова, знаменитого Кузнечика.

— Но, наверное, самой тяжелой утратой для вас стал уход из жизни в самом расцвете сил вашего многолетнего партнера по команде и близкого друга Виктора Колотова?

— Он был кристально чистым человеком. Казалось, что двери его квартиры никогда не закрывались. Его дом и душа всегда были открыты для друзей. Ближе Виктора Михайловича друга у меня не было. Когда о смерти Колотова мне сообщил наш бывший партнер по «Динамо» Виктор Матвиенко, я испытал настоящий шок. А умер Колотов дома, сидя за компьютером (после этих слов Трошкин нервно потянулся в карман за сигаретой — Авт.).

— Владимир Николаевич, вы застали Деда, работали под руководством Сан Саныча Севидова, с самого начала прошли путь к европейским вершинам под руководством Валерия Лобановского…

— Каждый из них — великий тренер, хотя люди они абсолютно разные. Перелом, конечно, произошел при Валерии Васильевиче. Еще работая в Днепропетровске, он готовил себя к «Динамо». Пробовал, экспериментировал… Кстати, «Днепр» хорошей командой сделал. Лобановский пришел к нам 34-летним. Все упражнения он выполнял вместе с нами: и бегал, и прыгал. Только, может, не в полном объеме. Для нас это много значило. Как раз в то время на работу в клуб был приглашен Михаил Ошемков. Именно он, владея иностранными языками, отслеживал в западных изданиях все новинки, интересную информацию. Изучалась не только методика подготовки, но и принципы ведения футбольного хозяйства в клубе.

На нас просто «ездили»

— Как-то в одном из своих интервью Йожеф Сабо сказал, что в его время между футболистами возникали драки.

— Они были и будут. Не знаю, как в иностранных клубах — поиграть там не пришлось, а вот у нас это было не в диковинку. Причины? Не все одинаково переносили бремя славы. У меня, например, на этой почве возник конфликт с Анатолием Бышовцем. На тренировке его нельзя было толкнуть даже плечом в плечо. Я понимал, что партнера постоянно преследовали травмы, но ведь и мне надо было пробиваться в состав, хотя грубость на поле я всегда считал неприемлемой. Не мог себе позволить ударить человека так, чтобы он потом на больничной койке оказался. Трудновато, бывало, приходилось: и Альберта опекал, и против знаменитого Эусебиу в трех матчах персонально действовал, играл рядом с Ворониным, Стрельцовым, Метревели… Они — звезды, но чтобы останавливать любой ценой — воспитание не то.

— И все-таки вы сполна выкладывались на тренировках и в играх. А когда почувствовали, что и в Европе можете шороху навести?

— Нам постоянно «вбивали» в голову, что мы чего-то достигнем. Да и сами понимали, что такой огромный объем проделанной работы должен принести плоды. В 74-м мы выиграли чемпионат Советского Союза и привезли в Киев Кубок страны. Команда могла решать поставленные задачи уже и на международном уровне. Ведь мы, по сути, каждый поединок играли так, будто нас на поле было двенадцать — настолько высок был уровень физической готовности. До этого времени из советских команд лишь московское «Динамо» выходило в финал еврокубков, поэтому полной уверенности в успехе не могло быть. Но Лобановский воспитывал в нас психологию победителей. Дескать, во время войны люди и в снегу спали, но гриппом не болели. Наверное, мы уже были готовы к восхождению. Каждая игра, как последняя. Хотя на своем поле в те годы мы мало кому дарили даже одно очко. Не знаю, как для остальных ребят, но для меня ничья в Киеве была сродни катастрофе, не говоря уже о поражении.

Лобановский всей командой возил нас на концерты

— Такие психологические и физические нагрузки, постоянные стрессы — их же как-то нужно было снимать…

— У нас практически не было свободного времени. Бывало, прилетим вечером с игры, а уже в шесть-семь утра снова в путь. Если и был после матча выходной, то назначалась парная. Аккурат на середину дня, чтобы ни туда и ни сюда. Лобановский все просчитывал. А восстанавливались на базе. Бильярд, настольный теннис, машины свои мыли. Женя Рудаков, к примеру, голубей держал. Я на рыбалку ходил. Ружья у нас даже были спрятаны.

— ?

— Весной, когда Днепр разливался, а дамбы тогда еще не было, вода доходила до поселка. Вот и приходили к нам по ночам зайцы прямо на футбольное поле. Мы пытались охотиться, но получалось неважно — «косые» нас близко к себе не подпускали.

— Владимир Николаевич, неужели лет через двадцать мы вновь сможем увидеть блистающего на футбольном поле Владимира Трошкина?

— Кто знает… Хотя мяч у него, конечно, уже есть. Но бьет по нему Вова только левой ногой, хотя я — правша. Видимо, от деда унаследовал — мой отец был левшой. Правда, сыну пока больше нравится играть машинками и кормить рыбок в аквариуме. А станет ли он профессиональным футболистом? Главное, чтобы он вырос порядочным и образованным человеком.

— А вы свое первое знакомство с мячом помните?

— Родился я в небольшом городке Енакиево на Донетчине. Детство, как у всех ребят моего поколения, — послевоенное. Рос в многодетной семье: четверо братьев и две сестры. Помню, ходил в заводской садик. Там, наверное, впервые и ударил по мячу. Рядом с нашим домом был завод «Коксохим», многие работали именно там. Мой отец был замначальника цеха и одновременно возглавлял заводское спортобщество «Авангард». Хотя время было тяжелое, но занимались люди спортом — и велосипедисты были, и борцы, и штангисты, и боксеры. Даже фехтованием увлекались. И, естественно, футболом. А футбольную команду тренировал мой отец (он сам до 42 лет играл). Вплоть до 1973 года, пока семья не переехала в Киев. В «Динамо» мне тогда выделили квартиру.

Окончив 8 классов, я тоже пошел работать на завод. А по вечерам учился в вечерней школе. Занимались четыре раза в неделю, но школа была настоящая, знания хорошие давала. Смотрю теперь старые фильмы «Последний звонок», «Большая перемена» и вспоминаю свои «университеты»…

— И первые шаги в футболе?

— Я играл в команде завода, где работал слесарем. Спустя полгода пригласили меня в команду мастеров «Шахтер» (Енакиево), выступавшую тогда в классе «Б». Именно там я впервые почувствовал вкус настоящего футбола, ведь рядом даже мастера спорта играли. Но вскоре подошло время служить и меня забрали в киевский СКА. Отбор был простой: из заявок-команд мастеров выписывались фамилии игроков призывного возраста — и вперед. Неважно, шестьдесят человек, семьдесят… Кстати, впоследствии, будучи тренером СКА, я сам этим занимался. А дальше — закон джунглей: выживает сильнейший. Никто ни с кем не возился. Подходишь — играешь, не выдержал конкуренции — в часть. Меня поставили в защиту, но «отслужить» от звонка до звонка я не успел. Получил приглашение от «Динамо»: якобы на меня сам Дед (известный тренер Виктор Маслов — Авт.) обратил внимание. Хотя должен был я очутиться в… «Черноморце». Меня вроде как уже и в институт какой-то в Одессе «поступили» — торговый, что ли. Помню, даже заявление на имя ректора написал.

— Получается, что динамовцем вы стали при довольно любопытных обстоятельствах.

— Привезли меня прямо в аэропорт — киевляне как раз улетали на очередную календарную игру. Но Маслов сказал, чтобы меня немедленно спрятали на базе. Дело в том, что Трошкина хотел видеть у себя и московский ЦСКА. И пока меня втихаря не перевели в войска МВД, никакая огласка не нужна была. Так вместо самолета я попал в Кончу-Заспу.

Первый и единственный матч за дублирующий состав «Динамо» я провел в Киеве против донецкого «Шахтера». Оба коллектива шли в лидерах — «боек» получился приличный. Мы все же победили — 2:1, и я даже гол забил. Однако на поле возникла драка. Не обошлось и без моего участия. На что мудрый Виктор Александрович Маслов сказал: «Чтобы этого бандита здесь больше не было». И перевел меня… в «основу», за которую я впервые вышел против минских динамовцев.

— Говорят, посмотрев в детстве несколько раз фильм Григория Лившица «Строгая игра», где снимался юный Володя Мунтян, вы пообещали друзьям, что будете играть с ним в одной команде…

— Да как я мог такое обещать: где Енакиево, а где Киев? Если уж вспомнили о том фильме, то, наверное, не многие знают, что главную роль в нем играл… нынешний тренер «Борисфена» Сергей Морозов, а Мунтян дублировал его, снимаясь в футбольных сценах. Кстати, с Григорием Лившицем мы многие годы дружили. Он снял много хороших фильмов, самый известный из которых — «Обратной дороги нет». Главного героя там играл Николай Олялин. Я был на съемках, тогда же мы и стали с Николаем приятелями. Дружен я и с актером от Бога Богданом Ступкой, известным режиссером Романом Балаяном. Но время летит, и, к сожалению, нет в живых уже Лившица. Как и еще одного далеко не чужого мне человека — актера Сергея Иванова, знаменитого Кузнечика.

— Но, наверное, самой тяжелой утратой для вас стал уход из жизни в самом расцвете сил вашего многолетнего партнера по команде и близкого друга Виктора Колотова?

— Он был кристально чистым человеком. Казалось, что двери его квартиры никогда не закрывались. Его дом и душа всегда были открыты для друзей. Ближе Виктора Михайловича друга у меня не было. Когда о смерти Колотова мне сообщил наш бывший партнер по «Динамо» Виктор Матвиенко, я испытал настоящий шок. А умер Колотов дома, сидя за компьютером (после этих слов Трошкин нервно потянулся в карман за сигаретой — Авт.).

— Владимир Николаевич, вы застали Деда, работали под руководством Сан Саныча Севидова, с самого начала прошли путь к европейским вершинам под руководством Валерия Лобановского…

— Каждый из них — великий тренер, хотя люди они абсолютно разные. Перелом, конечно, произошел при Валерии Васильевиче. Еще работая в Днепропетровске, он готовил себя к «Динамо». Пробовал, экспериментировал… Кстати, «Днепр» хорошей командой сделал. Лобановский пришел к нам 34-летним. Все упражнения он выполнял вместе с нами: и бегал, и прыгал. Только, может, не в полном объеме. Для нас это много значило. Как раз в то время на работу в клуб был приглашен Михаил Ошемков. Именно он, владея иностранными языками, отслеживал в западных изданиях все новинки, интересную информацию. Изучалась не только методика подготовки, но и принципы ведения футбольного хозяйства в клубе.

На нас просто «ездили

— Как-то в одном из своих интервью Йожеф Сабо сказал, что в его время между футболистами возникали драки.

— Они были и будут. Не знаю, как в иностранных клубах — поиграть там не пришлось, а вот у нас это было не в диковинку. Причины? Не все одинаково переносили бремя славы. У меня, например, на этой почве возник конфликт с Анатолием Бышовцем. На тренировке его нельзя было толкнуть даже плечом в плечо. Я понимал, что партнера постоянно преследовали травмы, но ведь и мне надо было пробиваться в состав, хотя грубость на поле я всегда считал неприемлемой. Не мог себе позволить ударить человека так, чтобы он потом на больничной койке оказался. Трудновато, бывало, приходилось: и Альберта опекал, и против знаменитого Эусебиу в трех матчах персонально действовал, играл рядом с Ворониным, Стрельцовым, Метревели… Они — звезды, но чтобы останавливать любой ценой — воспитание не то.

— И все-таки вы сполна выкладывались на тренировках и в играх. А когда почувствовали, что и в Европе можете шороху навести?

— Нам постоянно «вбивали» в голову, что мы чего-то достигнем. Да и сами понимали, что такой огромный объем проделанной работы должен принести плоды. В 74-м мы выиграли чемпионат Советского Союза и привезли в Киев Кубок страны. Команда могла решать поставленные задачи уже и на международном уровне. Ведь мы, по сути, каждый поединок играли так, будто нас на поле было двенадцать — настолько высок был уровень физической готовности. До этого времени из советских команд лишь московское «Динамо» выходило в финал еврокубков, поэтому полной уверенности в успехе не могло быть. Но Лобановский воспитывал в нас психологию победителей. Дескать, во время войны люди и в снегу спали, но гриппом не болели. Наверное, мы уже были готовы к восхождению. Каждая игра, как последняя. Хотя на своем поле в те годы мы мало кому дарили даже одно очко. Не знаю, как для остальных ребят, но для меня ничья в Киеве была сродни катастрофе, не говоря уже о поражении.

Лобановский всей командой возил нас на концерты

— Такие психологические и физические нагрузки, постоянные стрессы — их же как-то нужно было снимать…

— У нас практически не было свободного времени. Бывало, прилетим вечером с игры, а уже в шесть-семь утра снова в путь. Если и был после матча выходной, то назначалась парная. Аккурат на середину дня, чтобы ни туда и ни сюда. Лобановский все просчитывал. А восстанавливались на базе. Бильярд, настольный теннис, машины свои мыли. Женя Рудаков, к примеру, голубей держал. Я на рыбалку ходил. Ружья у нас даже были спрятаны.

— ?

— Весной, когда Днепр разливался, а дамбы тогда еще не было, вода доходила до поселка. Вот и приходили к нам по ночам зайцы прямо на футбольное поле. Мы пытались охотиться, но получалось неважно — «косые» нас близко к себе не подпускали.

Откуда мне было знать, что такое ПСВ?..

— В вашем послужном списке — 29 матчей за национальную и 14 за олимпийскую сборные СССР. Дебют помните?

— Первый раз меня вызвали в 70-м. Московское «Динамо», усиленное игроками из других клубов, под маркой олимпийской команды страны выезжало в турне по Европе. Кроме меня, из Одессы пригласили Паркуяна и Маслова, из Баку — Крамаренко и Брухтия, из московского «Торпедо» — Гершковича. Возглавлял команду Константин Бесков, а в воротах стоял легендарный Лев Яшин. Проехали мы тогда Шотландию, Англию, Францию, Западный Берлин, Швейцарию. Как потом выяснилось, Бесков пригласил меня специально, с целью переманить к себе в «Динамо». Тогда еще такая забавная история произошла… Прилетаю из Киева в Москву, а меня в аэропорту Андрей Биба встречает. Я в недоумении спрашиваю: «Андрей Андреевич, а вы кого ждете?» — «Тебя. Мне сказали, что ты уже в московское „Динамо“ заявление написал». А я ни сном, ни духом… Лишь потом в самолете Константин Иванович поведал о своих намерениях. Оказывается, он несколько раз смотрел мою игру на фланге обороны, когда мы в Москву приезжали, и ему вроде понравилось. Хотя раньше я на позиции опорного полузащитника действовал.

— Да, ваши фланговые проходы вызывали восхищение не только у Бескова.

— Поначалу новое место меня не привлекало, даже скучновато как-то было. Вот и предпринимал фланговые рывки. Благо, стартовая скорость была — на 10–15 метрах я и Блохину не проигрывал. После чемпионата мира 1974 года увидел, как подключаются к атаке голландские защитники, да и у нас было у кого поучиться. Смотрел, мотал на ус. Силенки были, вот и бегал по бровке. А еще у меня был финт, на который соперники попадались постоянно. Вроде и знали уже, а поделать ничего не могли. Прижимает меня оппонент к боковой линии: казалось, все — деваться мне некуда. А я сбавляю темп и, когда он чуть расслабляется, перебрасываю мяч через его опорную ногу. Потом же главное было пройти и сделать навес в штрафную — забивать было кому.

— Владимир Николаевич, а какой из множества сыгранных вами поединков больше других врезался в память? Не с «Эйндховеном» ли в 74-м, когда после двух ваших навесов Колотов и Блохин забили по голу?

— Помню все матчи. И выигранные, и те, в которых терпели поражения. Не забыл, конечно же, и киевскую встречу с голландцами. Мало кто тогда ожидал, что мы одолеем именитого соперника. Но еще больше запомнилась ответная игра, когда мы выстояли вдесятером. Накануне ответного матча, едва мы прилетели в Голландию, меня вместе с Михаилом Ошемковым ни с того ни с сего потянули на пресс-конференцию. Местные журналисты сознались, что видели большой футбол в исполнении своих любимцев, но игра «Динамо» их просто покорила. А когда я сказал, что динамовцы во время чемпионата мира болели за сборную их страны, это произвело настоящий фурор. Мне даже вручили местную газету с большущим моим снимком и заголовком: «Трошкин опасен для ПСВ». Признаться, что такое ПСВ, я понял не сразу, ведь мы-то играли с «Эйндховеном» (полное название команды — ПСВ «Эйндховен» — Авт.).

— Кумиры вашего детства, кто они?

— Мы все были «помешаны» на «Шахтере». Мне даже сны снились, что я играю в Донецке. Всю жизнь любил эту команду и мечтал в ней играть. Вообще же я с интересом смотрел по телевизору любой футбол. А когда отец приносил домой свежий номер «Футбола», я зачитывал его до дыр. В те годы в еженедельнике как раз печатали книгу Пеле. Я спокойно мог назвать не только основные составы команд высшей лиги, но и дублирующие. Единственная проблема возникала с вильнюсским «Жальгирисом» — там фамилии сложные.

Посмотрев игры по телевизору, мы пытались подражать знаменитым мастерам. Помню, в матче, посвященном 100-летию английского футбола, я впервые увидел пас пяткой, а удар через себя Джимми Гривса вообще казался нам фантастикой. Сейчас смешно вспоминать, но, увидев квадраты на поле, мы думали, что трава разного цвета: телевизоры-то черно-белые были. Кто бы мог подумать, что через годы я сам смогу исколесить всю Англию и буду играть на многих знаменитых стадионах, хотя, к сожалению, на «Уэмбли» выйти так и не удалось.

— Не один год знаю вас как известного рассказчика всяческих историй. Что-то новенького из старенького не подбросите?

— В одном из матчей, проводимых нами в Бразилии, пошел Эдуард Козинкевич угловой подавать, а с трибуны в него кто-то банан бросил. Эдик не растерялся — откусив кусок, швырнул остальное назад и как ни в чем не бывало принялся устанавливать мяч на угловую отметку. Зрителям так понравилась смекалка нашего игрока, что каждое последующее его прикосновение к мячу сопровождалось одобрительными аплодисментами.

В той же игре, пока кому-то из наших ребят у чужой штрафной площадки оказывали помощь, Борис Копейкин решил сходить за бровку водички попить — жара ведь. Возвращается, смотрит — судья штрафной удар назначил. Боря разогнался да так пробил (страшной силы у него был удар), что одного из бразильцев, стоявших в стенке, тут же унесли с поля на носилках, а судья… предъявил Копейкину красную карточку. Мы в недоумении: за что? Уже позже узнали, что пострадал Боря из-за самовольного утоления жажды.

— Что вас особенно поразило в этой экзотической стране?

— Турне сборной СССР по Южной Америке продолжалось месяц и десять дней. Раньше на такой длительный срок мы не уезжали. Меня поразило то, что там мяч гоняют на любом свободном клочке земли. Даже когда стемнеет, пацаны устраивают футбольные поединки под фонарями. А какие там стадионы! Сделаны настолько прочно, настолько красиво — многие годы никакой ремонт не нужен. Даже если нет матча, к вечеру к аренам съезжаются сотни машин. Прямо на стадионе — кинотеатр, ресторан, казино, сцена для проведения концертов. Приходи и отдыхай.

— На фоне блестяще проведенного 1975 года, когда вы завоевали Кубок кубков и Суперкубок Европы, следующий сезон для «Динамо» был окрашен в более мрачные тона: расцененная как провал «бронза» на Олимпиаде, вылет уже в четвертьфинале с чемпионата Европы (основу сборной составляли киевляне — Авт.), неудача в еврокубках. А если еще добавить скандал, разразившийся между игроками и тренерами…

— Когда на мое место стали выпускать Володю Лозинского, я все понял и написал заявление. Снова настойчиво звал к себе Бесков — теперь уже в «Спартак». Квартиру в доме, где жила Алла Пугачева, предлагал — там как раз известный вратарь Александр Прохоров жилье получил. Но не мог я пойти в «Спартак» — потом бы всю оставшуюся жизнь врагом считали. Честно говоря, Москву я в те годы вообще не воспринимал. Спустя некоторое время встретил меня Константин Иванович и сказал, что даже разговаривать со мной не хочет. На что я ответил: «Если бы вы работали в любой другой команде, пошел бы к вам не задумываясь, но только не в «Спартак». Правда, где-то через год-полтора, когда я уже тренировал, Бесков на сборах спрашивал у Блохина, играю ли я где-нибудь. Олег с иронией ответил вопросом на вопрос: «А что, снова бы пригласили?» «Конечно, — ответил тренер в том же духе, — даже если бы он в третьей лиге играл». Вообще же с Константином Ивановичем у меня остались хорошие отношения, после этого мы много раз встречались. Последний раз, кстати, месяц назад, когда ездили в Москву на матч с ветеранами «Спартака».

Инструктором на станкозавод я не пошел

— Но прежде чем перейти на тренерскую работу, вы еще ведь успели надеть футболку «Днепра»…

— В Днепропетровске я отыграл всего полгода, к слову, под началом Йожефа Сабо. На этом и закончил карьеру игрока. Некоторое время вообще к мячу не прикасался. «Разбудил» меня звонок покойного ныне Антона Леонардовича Идзковского, предложившего мне в составе команды ветеранов киевского «Динамо» сыграть товарищеский матч в Борисполе. Я согласился и забил гол… в собственные ворота. Валентин Трояновский поставил мне на вид и объяснил, что нужно играть за своих, а не за соперника. Игра за ветеранов — тоже целая наука. Ведь там люди разного возраста. За кого-то надо побегать, кому-то помочь, подстраховать… После этого я попал в киевский СКА.

— А что, в «Динамо» работы не предлагали?

— Инструктором по спорту на станкозаводе. В армейском клубе мне повезло с главным тренером — Алексеем Мамыкиным, прошедшим школу московских ЦСКА и «Динамо». В 19 лет стать чемпионом Союза — это же о чем-то говорит! Он меня многому научил в плане общения с игроками. Москвич, интеллигентный человек, Алексей Иванович знал, когда сделать игроку замечание, а когда и промолчать. В СКА я проработал два года, пока мой бывший партнер по «Динамо» и сборной СССР Виктор Матвиенко, принявший ровенский «Авангард», не предложил поработать вместе. Я согласился, хотя в Киеве вырисовывались неплохие перспективы — команда уверенно пробивалась в первую союзную лигу. Мамыкин мне говорил: «Подожди три месяца, я уйду на пенсию — возглавишь коллектив». Но у меня не сложились отношения с заместителем командующего округом, курировавшим команду. Он — военный человек, я — гражданский. Он не мог понять, почему на правом фланге нет нападающего, а я — почему меня учат, как нужно играть в футбол. Когда пытался объяснить, что сейчас играют с двумя форвардами, моментально следовало: «Назначить третьего».

— После пяти лет, проведенных в Ровно, вы вновь вернулись в Киев…

— Полгода я поработал старшим тренером городского совета спортобщества «Трудовые резервы». А вскоре тогдашний председатель украинской федерации Николай Федорович Фоминых, царствие ему небесное, человек, многому меня научивший и в жизни, и в футболе, пригласил работать в Федерацию футбола Украины. С тех пор и тружусь в главном футбольном органе нашей страны. Хотя периодически я все же возвращался к тренерской практике. Трижды возглавлял сборную Украины на престижных некогда турнирах «Переправа», «Юность», «Надежда». В 1986 году помогал Виктору Колотову — мы выиграли Спартакиаду народов СССР, и мне было присвоено звание заслуженного тренера Советского Союза. Помню, с нынешним руководителем департамента футбола киевского «Динамо» Евгением Котельниковым, объездив всю Украину, нашли немало талантливых ребят. Того же Сергея Ковальца отыскали. А уже в 90-х сначала вместе с Владимиром Мунтяном, а позже с Виктором Колотовым работал в молодежной сборной нашей страны.

Позже меня в автобус заходил только Лобановский

— Владимир Николаевич, ну просто не могу не спросить о номерных знаках на ваших автомобилях. На «Волге» у вас были «6666», а теперь и на «Форде» одни шестерки…

— Шестой номер на футболке мне достался от Василия Турянчика. А в «Динамо» как было принято — что на спине, то и на машине. У Жени Рудакова, к примеру, 0001 номер был, мне выдали «шестерку». К слову, у Владимира Мунтяна тоже «три ноля один» номера были — его считали кумиром номер один у болельщиков. После возвращения из «Днепра» хотел взять прежние номера, но их уже не оказалось. И тогда я просто спросил, есть ли четыре шестерки. Сказали: «Без проблем». Так уже четверть века и не меняю цифры: счастливые они. Я вообще в приметы верю.

— Тогда опять придется вернуться к футболу.

— Когда я играл, всегда последним из футболистов заходил в автобус, позже меня — только Лобановский. Кофе пил в определенное время. Соблюдал особую очередность надевания формы. Всего сейчас и не припомнишь. Даже теперь, когда играю за ветеранов, стараюсь не менять привычек.

— Наверное, как и друзей?

— В гостиницах и на базе всегда жил в одном номере с Виктором Матвиенко. До сих пор дружен также с Мунтяном, Рудаковым, Буряком., Бибой. Виталий Хмельницкий — вообще мне кум, мою дочь Алену крестил. Мы, ветераны, стараемся поддерживать друг друга, праздники вместе отмечаем. Но и когда приходит беда, не отворачиваемся. Как же иначе?

Юрий САЙ

Газета «Факты и комментарии» (Киев), 01.03.2002
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ
ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
и
г
и
г
и
г


1
1


02.06.1971
СССР - ГОЛЛАНДИЯ - 4:0 •
д


2



16.06.1971
ГОЛЛАНДИЯ - СССР - 0:0
г


3



13.10.1971
СССР - АВСТРИЯ - 4:0
д


4



03.11.1971
СССР - ФРАНЦИЯ - 5:1
д


5



18.11.1971
АВСТРИЯ - СССР - 0:1
г
1





19.04.1972
СССР - ПЕРУ - 2:0
д
2





30.04.1972
ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:0
г
3





13.05.1972
СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 3:0
д
4





26.05.1972
ФРГ - СССР - 4:1
г
5





07.06.1972
СССР - БОЛГАРИЯ - 1:0
д
6





14.06.1972
ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1
н
7





18.06.1972
ФРГ - СССР - 3:0
н
8





17.04.1974
ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 0:1
г
9





20.05.1974
СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 0:1
д
10





02.04.1975
СССР - ТУРЦИЯ - 3:0
д
11





18.05.1975
СССР - ИРЛАНДИЯ - 2:1
д
12





08.06.1975
СССР - ИТАЛИЯ - 1:0
д


6



07.05.1975
ЮГОСЛАВИЯ - СССР - 1:1
г


7



21.05.1975
СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 3:0
д


8



30.07.1975
ИСЛАНДИЯ - СССР - 0:2
г


9



28.08.1975
НОРВЕГИЯ - СССР - 1:3
г
13





12.10.1975
ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 0:1
г
14





12.11.1975
СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:1
д
15





29.11.1975
РУМЫНИЯ - СССР - 2:2
г
16
1




10.03.1976
ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 2:2 •
г
17





20.03.1976
СССР - АРГЕНТИНА - 0:1
д
18





24.03.1976
БОЛГАРИЯ - СССР - 0:3
г
19





24.04.1976
ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 2:0
г
20





22.05.1976
СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 2:2
д
21





26.05.1976
ВЕНГРИЯ - СССР - 1:1
г
22

10



19.07.1976
КАНАДА - СССР - 1:2
г
23

11



23.07.1976
КНДР - СССР - 0:3
н
24

12



25.07.1976
ИРАН - СССР - 1:2
н
25

13



27.07.1976
ГДР - СССР - 2:1
н
26

14



29.07.1976
БРАЗИЛИЯ - СССР - 0:2
н
27





20.03.1977
ТУНИС - СССР - 0:3
г
28





24.04.1977
СССР - ГРЕЦИЯ - 2:0
д
29





30.04.1977
ВЕНГРИЯ - СССР - 2:1
г
30





10.05.1977
ГРЕЦИЯ - СССР - 1:0
г
31





18.05.1977
СССР - ВЕНГРИЯ - 2:0
д
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ

и
г
и
г
и
г
31
1
14
1




матчи • соперники • игроки • тренеры
Ответить с цитированием
  #834  
Старый 14.02.2022, 11:01
Алексей Павлюченко Алексей Павлюченко вне форума
Новичок
 
Регистрация: 14.02.2022
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Алексей Павлюченко на пути к лучшему
По умолчанию ЙОЖЕФ САБО: СЛОВЕНИЯ УМЕЛА РАБОТАТЬ С СУДЕЙСКИМ КОРПУСОМ

http://www.rusteam.permian.ru/news_2..._10_29_13.html

Йожеф Сабо

С легендой советского и украинского футбола Йожефом Сабо мы встречались еще в сентябре, накануне первого матча группового турнира Лиги чемпионов «Динамо» (Киев) - «Рубин». Интервью положили в «редакционный портфель» дожидаться своего часа. Час пробил после жеребьевки раунда плей-офф МЧ-2010. Пришлось связаться с тренером, добавить несколько вопросов на злобу дня.

Для Йожефа Йожефовича говорить о стыковых матчах - словно сыпать соль на рану. Дважды под его руководством сборная Украины пыталась пробиться в высший свет и оба раза терпела неудачу. Но главное - десять лет назад подопечным Сабо противостояла сборная Словении, нынешний соперник россиян.

Плей-офф - отдельное государство со своей конституцией

- Йожеф Йожефович, довольны результатами жеребьевки «стыков»? Россия и Украина счастливо избежали «политического противостояния»?

- Еще как доволен! На сегодняшний день ни нам, ни России такой матч абсолютно не нужен. Политики обязательно сделали бы «шоу» вокруг игры, они же ничего не понимают!.. Кому это надо? У нас же столько родственников и друзей в России.

- В России восприняли жребий так, будто команда Гуса Хиддинка уже поехала на чемпионат мира...

- Да, сборная России должна проходить Словению. Но... плей-офф. Мы между собой всегда шутим: кубковые игры - отдельное государство, со своей конституцией (смеется). В двух матчах все может произойти. Заведомо слабый соберется как на последний бой. Плюс фактор везения, плюс судейство.

- «Заведомо слабый» - применимо к Словении образца осени 1999-го в противостоянии со сборной Украины?

- У нас была хорошая перспектива сыграть на чемпионате Европы. Украина, как и Россия сейчас, считалась фаворитом. В первом матче в Любляне мы провели хороший первый тайм, Шевченко забил гол, но что начал вытворять Урс Майер из Швейцарии после перерыва... Удалил Парфенова и Гусина. Мало того что игру мы заканчивали вдевятером, так еще и перед ответной игрой остались без двух ведущих футболистов. Мы посылали протест в УЕФА, но бесполезно же, сами понимаете.

- В газетах тогда предполагали, что словенцы умеют работать с судейским корпусом. Дыма без огня не бывает?

- Работали и работают сейчас - возможно, в меньшей степени. Практически все тренеры из бывшей Югославии имеют связи в ФИФА и УЕФА. Какие-то отклонения обязательно будут, хотя Россию в футбольном мире уважают и даже где-то побаиваются.

- Между прочим, в «стык» со словенцами Украина попала благодаря историческому голу Шевченко в «Лужниках».

- Нам просто повезло. Я не боюсь в этом признаться. Ошибка Филимонова вызвана тем, что тренеры чересчур накачивают игроков. Думаю, Романцев не раз объяснял спартаковскому вратарю, куда отправит мяч Шевченко со штрафного. Это же стандартное положение! Андрей же взял и пробил, а Филимонов уже шел на перехват.

- А как же версия о том, что Филимонов не очень-то и старался отбить этот мяч...

- Эту версию злопыхатели пусть оставят при себе. На таком уровне не бывает «подстав». Это на уровне клубов случается. Но чтобы сборные... Нынешней осенью Украина играла с Белоруссией. Перед матчем только ленивый не говорил, мол, хозяева «сдадут» игру. А что получилось? Белорусы едва не выиграли.

- Все телеканалы обошел кадр, когда Шевченко подлетел к вам, толкнул в спину и начал что-то эмоционально выговаривать. Что именно, откройте секрет?

- Перед штрафным я скомандовал Шеве идти в штрафную россиян. Он ответил: «Йожефович, не надо. Я сейчас забью». Вот после игры Андрей напомнил тот эпизод. Я обнял его и расцеловал.

- На послематчевой пресс-конференции вы негативно высказывались о работе Анатолия Бышовца...

- Вы в этом уверены?

- Можно поднять архивы.

- Ну это были эмоции, наверное. У меня к Толе хорошее отношение, мы же сколько матчей провели вместе.

- В начале 1990-х Украина потеряла целую плеяду игроков «в самом соку» - Юран, Канчельскис, Онопко, Никифоров, Цымбаларь. Вы никогда не задумывались, что не Россия, а Украина могла бы играть на чемпионатах мира и Европы?

- Лучшие футболисты уехали. В этом вы правы. Они посчитали, что Россия - команда, за которую можно играть, зарабатывать себе имя, подписывать контракты. Украину тогда же еще никто не знал.

- Не таите обиду на этих ребят?

- Это был их выбор. Более того, мы специалисты - и в те годы не осуждали украинцев, игравших за Россию. Наоборот, радовались их успехам.

«О, бездельники приехали! На хрена мы им только платим!»

- 1966 год - наивысший успех сборной СССР на ЧМ. Тогда чиновники перестраховались, отцепив от сборной невыездного Эдуарда Стрельцова. А если бы Эдуард Анатольевич поехал-таки в Англию, наша команда могла бы замахнуться на большее?

- Стрельцов - величина! Конечно, таких людей нельзя было уничтожать. Ну пил. Наверное, надо было работать людям, которые находились рядом. Мог бы Эдик нам помочь? Сложно говорить сейчас, сорок с лишним лет прошло. Но команда у нас классная была: Малофеев, Банишевский в атаке, в центре поля Валера Воронин...

- Опять мы возвращаемся к судейской теме. Едва ли не на каждом топ-турнире сборной СССР мешали служители Фемиды?

- Мешали! Этот... итальянец Белло нас просто уничтожил. Это было предвзятое судейство. Поркуян в начале игры «вывалился» один на один, его сзади рубанули по ногам. Шнеллингер провоцировал Численко, а удалили нашего якобы за отмашку.

- Знаю, после полуфинальной игры с немцами у вас на всю жизнь осталась обида на Франца Беккенбауэра...

- Я выполнял подкат, а Франц специально прыгнул мне на ногу. Вернулся на поле с переломом. Врач мне вколол новокаин с обеих сторон голеностопа, перевязал. Я, конечно, бегать не мог, но позицию с левой стороны закрывал. Там же, в Англии, наложили гипс, вернулся в Киев, а через месяц уже был в строю... Жаль, вторые 45 минут играли практически вдевятером.

- Где хранится ваша бронзовая медаль?

- Я отдал ее в Киевский музей спортивной славы, что на «Олимпийском».

- Сейчас много говорят о гонорарах. Сборная России за бронзу на Евро-2008 получила порядка 12 млн евро. Вас тоже, наверное, в 1966-м озолотили?

- Начнем с того, что по прилете в Москву нас никто не встретил, кроме администратора. Всех иногородних посадили в автобус - из Домодедово перевезли во Внуково, а оттуда уже мы полетели в Киев. И в нашей столице ни одна ведь собака не встретила. Элементарного спасибо не сказали.

- И все-таки о гонорарах...

- Я рад, конечно, что сейчас футболисты зарабатывают деньги за свой труд. Но возникает вопрос: а как тренеру работать с миллионерами? За чемпионат-1966 я получил 1200 фунтов. В советском посольстве «Волга» стоила 850 тысяч. Взял сертификат. В Москве отправился во Внешпосылторг и без очереди приобрел ГАЗ-21. На тот момент - лучший автомобиль в Союзе.

- В 1968-м сборная готовилась к четвертьфинальному матчу чемпионата Европы с Венгрией. Вас, ведущего игрока, неожиданно отцепили от команды. Легенда гласит, что всему виной венгерские корни...

- Красивая легенда, не более того. Мы готовились к игре в Вишняках, на учебной базе комсомола. Там всегда собирались первые секретари областей со всего Союза. Сыграли товарищескую игру с Бельгией. Москвичей отпустили по домам, а мы - к комсомольцам. Вечером они уже все пьяные. Прохожу я по коридору, вдруг слышу вслед от «комсомольца»: «О, бездельники приехали! На хрена мы им только платим!». Так меня это задело, сцепились мы с ним. На завтра вызывают на ковер, я игнорирую и улетаю в Киев.

- Могли «впаять» дисквалификацию?

- Очень хотели! Однако я в тот период сдавал экзамены в университете. Тут не подкопаешься. Мы же числились студентами. Сессия закончилась - вернулся в «Динамо». После того случая в сборную меня не приглашали в течение трех лет.

К Лобановскому на «ты»

- Революция и эволюция футбольной тактики проходила у вас на глазах. Самое прогрессивное, с точки зрения Йожефа Сабо, направление?

- Болельщики со стажем помнят, как играл в 1960-е годы «Интер» Эленио Эрреры. Он выиграл все! Но тренера с позором прогнали из Италии. Катеначчо, придуманное Эррерой, подвинуло развитие итальянского футбола лет на десять. Сегодняшний футбол - семь-восемь человек в атаке и девять в обороне. Такой футбол подразумевает высочайшую функциональную готовность. Хотите - назовите его тотальным, как угодно. 4-3-3 - условная схема, ее можно трансформировать в зависимости от игровой ситуации.

- Все, кто вспоминает Валерия Лобановского, в один голос твердят: Валерий Васильевич близко к себе никого не подпускал. К вам это тоже относится?

- Когда Лобановский вернулся из Кувейта в «Динамо», на него смотрели как на Бога. Я же по привычке обращался к нему по имени - Валера. Мы же с конца 1950-х дружили. Многие в клубе не понимали, почему Йожеф Йожефович с мэтром на «ты». Никогда не забуду слова Лобановского: «Сабо я доверяю, потому что это один из самых порядочных людей, кого я знаю».

- Именно Лобановский сменил вас на тренерском мостике сборной Украины, когда вы проиграли Словении.

- Да. Это была моя ошибка. Я подвел Лобановского и вряд ли когда-то себе это прощу. Валерий Васильевич был консультантом. Мы общались каждый день. Даже по составу «Динамо» Лобановский советовался со мной. Такой был контакт и взаимное доверие. Однако после поражения от Словении у меня сдали нервы, понял, что устал и больше не хочу тренировать сборную. «Йожеф, я тебя прошу, останься еще на один цикл», - говорил Валерий Васильевич. Пришлось ему самому тренировать обе команды. Нагрузка колоссальная, здоровье сгорело. Я очень виноват перед Лобановским...

- Шевченко открыли вы или Лобановский?

- Нельзя так ставить вопрос. Еще до возвращения Валерия Васильевича Шевченко как игрок уже состоялся. Если не ошибаюсь, «Бавария» предлагала за его трансфер $5 миллионов. Но руководство решило выдержать. У Лобановского талант форварда засверкал новыми красками. В «Милан» Андрей уходил уже в статусе звезды.

- Вы верите, что из Шевченко может получиться хороший тренер? Слышал от украинских коллег, что и возвращали Андрея в Киев с прицелом на тренерскую работу...

- Андрей понимает, что тренер - это нервы, каждодневные стрессы. Пойдет ли он на это? Игрок ведь потренировался, сыграл - и может заниматься семьей и детьми. У тренера же нет такой возможности. В команде 30 человек, каждый со своим характером. Одного следует погладить, другого побить. Не поставил в состав, условно, Иванова - он обиделся. Сможет ли Шева перестроиться, убить в себе «я»? Андрей же фигура, как и Блохин. В чем ведь проблема тренеров, бывших великими футболистами? Они всегда хотят видеть в своем подопечном себя. Как найти золотую середину? Я, например, знаю тренеров, у которых еще корона на голове.

- Речь, часом, не о Блохине?

- Я не буду называть фамилии. Это некорректно. Не скрою, я размышлял о будущем Шевченко. Возможно, он поиграет год-два, а потом заменит Газзаева.

- Здесь встанет вопрос получения лицензии, пусть и формальной.

- Лицензия PRO далеко не формальная корочка, а очень серьезное обучение. Нужно год учиться, а когда действующему игроку сидеть за партой?

- Согласны, что Шевченко постепенно возвращает былые кондиции?

- С характером Андрея это возможно. Увы, с возрастом природа отбирает многое. Уже и скорость не та, но мышление-то осталось. Впереди ему тяжело играть, думаю, тренерам чаще стоит использовать его в серединке, во второй линии. Там будет время обработать мяч, посмотреть. Голова-то у Андрея светлая.

- Рассказывают, что у юного Шевченко были проблемы с режимом? Курил, пивко потягивал?

- Андрея сохранили для футбола братья Суркисы. Проблемы были, и довольно серьезные. Парень молодой, вокруг него кто только не вился. Григорий Михайлович и его брат Игорь сумели наставить Шевченко на путь истинный. А на машине гонял... Еду я на базу в Конча-Заспу, мимо меня пролетает спортивный «Мерседес» под 220. Я даже перепугался!

- За рулем будущий обладатель «Золотого мяча»?

- Именно! Забрал у него ключи от машины. Вот так приходилось воспитывать.

Кержаков и Анюков могли оказаться в Киеве

- До последнего времени в киевском «Динамо» вы занимались селекцией. Правда, что в столице Украины могли оказаться Кержаков, Анюков, Колодин?

- С самим Кержаковым, с его отцом мы плотно контактировали, однако Испания у нас Сашу перетянула.

- Перетянула деньгами?

- Не в этом дело. Саша хотел играть в Испании. Он мне так и сказал: «Если не получится с «Севильей», буду рассматривать вариант с Киевом. В «Зените» не останусь в любом случае».

- Анюков?

- С ним тоже был разговор. Мы его упустили. Показалось, что дорогой футболист. «Крылья» требовали большую трансферную сумму. Но эти обсуждения шли уже на уровне президентов двух клубов.

- Вы как вице-президент занимались исключительно спортивной стороной?

- Финансовой, что бы ни писали обо мне, никогда не занимался. Анюков, убежден и по сей день, «Динамо» очень помог бы.

- Как думаете, почему Юрий Семин, который вытащил «Динамо» из трясины, так легко покинул Киев?

- Мне никогда не нравился футбол Семина. Он перестраховщик. У «Динамо» времен Юрия Павловича не было атаки. 1:0 побеждают, и хорошо. Давайте плясать от результата. Что выиграл Семин? Чемпионат Украины...

- С 15-очковым отрывом от «Шахтера», на минуточку.

- На мой взгляд, это «Шахтер» проиграл чемпионат. Семин же уступил «Шахтеру» в Кубке Украины, Суперкубке, а главное - в полуфинале Кубка УЕФА. Вот и покинул Киев.

- Каковы перспективы Валерия Газзаева?

- Я сам агрессивный человек и футбол люблю агрессивный. Вот Валерий Газзаев пытается привить «Динамо» именно такую игру. Георгич работает с молодыми футболистами. Это мне нравится. Сегодня в Киеве есть хорошие исполнители: Ярмоленко, Зозуля, Гармаш. Кстати, Ярмоленко я купил в Чернигове, а Гармаша начал выпускать, когда тому было 17. Потом я ушел, пришел Семин, и о Гармаше на два года забыли. А он показал себя лидером юношеской сборной, выигравшей чемпионат Европы. Газзаев обратил на него внимание. Мне приятно, не скрою.

- Осенью 2007-го вы покинули пост наставника «Динамо» из-за инфаркта. Сейчас, слава Богу, проблемы со здоровьем миновали? На тренерскую скамейку не тянет?

- Со здоровьем все в порядке. Приглашали возглавить сборную Венгрии, но в тот момент не было лицензии PRO. Из Азербайджана был звонок. Признаться, хотел бы поработать еще два или три года, но уезжать из Украины в моем возрасте...

- Йожеф Йожефович, какой возраст! Вы в блестящей форме. Расскажите нам, молодым, в чем секрет долголетия?

- Я никогда не курил. Алкоголь принимаю умеренно. Могу с вами, конечно, выпить 50 граммов коньяка. Не больше. Вино же пью с детства.

- ???

- Для венгерского села, где я родился, это в порядке вещей. В погребе стояли бутылки с натуральным вином. Оно слабенькое... Сейчас люблю выпить бокал грузинского вина. «Алазанскую долину», например.

- Вам хорошо. А вот в России посчитали этот благородный напиток излишеством...

- Глупости это все! Как и постоянные нагнетания во взаимоотношениях России и Украины. Впрочем, я уверен, что рано или поздно найдутся мудрые политики, которые не дадут развалить многолетнюю дружбу. Почему у нас запрещают русский язык? Украинского я толком не знаю. Закончил венгерскую десятилетку, затем приехал в Киев - по-русски не говорил, но начал заниматься с преподавателем. Университет заканчивал уже с нормальным русским языком. А с украинской мовою тяжело. Я же комментирую матчи на телевидении. Сейчас, в возрасте, перестроиться сложно, и я такой на Украине не один.

Киев - Санкт-Петербург. «Спорт день за днем», 29.10.2009
Ответить с цитированием
  #835  
Старый 16.02.2022, 10:12
Максим Максимов Максим Максимов вне форума
Новичок
 
Регистрация: 16.02.2022
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Максим Максимов на пути к лучшему
По умолчанию ЙОЖЕФ САБО: НАША ЗАДАЧА - ПОПЫТАТЬСЯ СОХРАНИТЬ ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ПОКОЛЕНИЙ!

http://www.rusteam.permian.ru/news_2..._05_25_07.html

Йожеф Йожефович Сабо - давно уже стал одним из символов киевского «Динамо»! Еще в далеком 61-м, когда ведомые Соловьевым киевляне впервые стали чемпионами Советского Союза, обращал на себя внимание этот молодой закарпатец, недавний новичок команды, ставший к середине семидесятых, едва ли не самой заметной фигурой не только в «Динамо», но и, пожалуй, - в советском футболе.

Его отличал необузданный темперамент: в каждом игровом эпизоде он «ложился костьми» - требуя того же от товарищей. И, не дай Бог, кто-то из них позволял себе сыграть «в полнакала» - тут же, не стеснявшийся в выражениях Йожеф взрывался... И, что удивительно, все, и партнеры, и зрители, реагировали на это правильно - настоящая самоотверженность всегда вызывает уважение.

Хоть капитаном команды он тогда не был, его голос был слышен громче всех: Йожеф жил игрой - орал на партнеров, на соперников и... судей. А ведь рядом с ним играли такие «монстры» футбола, как Биба и Турянчик, Соснихин и Щегольков, Островский и Серебряников - но именно «Ёська», как ласково звали его тогда болельщики, был главным заводилой динамовской команды, ее своеобразным «энерджайзером».

Сабо, конечно, мог и сам ошибаться: случалось, «мазал» пенальти и, наоборот - забивал... в свои ворота... Но сколько же решающих голов он забил в чужие! А сколько раз грудью закрывал динамовские ворота, защищая их от летящего мяча! Сколько раз принимал на себя удары соперников, и, если надо было биться за потерянный мяч, - буквально зубами выгрызал его у них!..

Бывает грустно, когда он признается, что нынешнее поколение динамовцев ничего не знает о своих предшественниках: то ли книг не читает, то ли считает, что настоящий футбол начался, по крайней мере, с 1975 года, когда «Динамо» завоевало суперкубок. Исторических исследований, прославляющих достижения украинского футбола, в природе - крайне мало, а листать старые газеты молодежь не приучена - давно уже вышло из моды... Никуда не денешься: даже при наличии всезнайки Интернета - «утрачена связь времен!..»

Сабо - из породы победителей, а, значит - вполне самодостаточен, так что можно быть уверенными, что пенсионный отдых не для него!.. Хорошо, что у нас появилась возможность предаться воспоминаниям о славных обстоятельствах, сформировавших это сильного человека.

Фраза, вынесенная в заголовок, говорит о том, что Йожеф Йожефович, где бы он ни работал, остается динамовцем и проблемы клуба для него, как и прежде - на первом месте.

Эта беседа растянулась на добрый десяток лет, начиная с тех пор, как писалась книга «Они были первыми»...

Немного истории

Йожеф Сабо является «крестником» его Светлости Регента Венгерского королевства Миклоша Хорти. Правда, «заочным»... Дело в том, что все новорожденные дети Венгрии, появившиеся на свет 1-го марта, в один день с Регентом - кстати, союзником нацистской Германии - независимо от их желания, становились крестниками Хорти. На их имя открывался банковский счет на солидную сумму, которую можно было получить. спустя 22 года, с немалыми процентами...

- Я родился 29 февраля 1940 г. в половине девятого вечера, - утверждает Сабо - но мама показывала мне метрики, где я записан родившимся 1 марта. Про Хорти не вспоминала - говорила, зачем праздновать день рождения раз в четыре года? Это уже позже я восстановил правильную дату и для себя решил: праздную только 29-го! Когда меня поздравлять? Накануне, 28-го, нельзя - примета плохая... Признаться честно, свой день рождения ненавижу!

- С этим прояснилось... А как же все-таки начиналось увлечение футболом - Хорти тут ни при чем?..

- Тут уж расстаралась советская власть... Начинал пинать мяч в далеком детстве, в Ужгороде... Как таковой, детской футбольной школы у меня не было - сколько себя помню, играл с ребятами, которые были намного старше меня... Наверное, уже тогда выработался мой «вредный» характер: меня, мальчишку, часто обижали, доводили до слез - так что рассердиться мне ничего не стоило... Это был самый настоящий дворовой футбол, в котором не было разделения на возрастные группы. Жил я тогда рядом со стадионом и пропадал там круглые сутки... В 14 лет, работая в кондитерском цехе хлебкомбината, я попал в руки к своему первому тренеру Дьорфи, который взял меня во взрослую команду, выступающую на первенство города. Уже через год пригласили в юношескую сборную области и, видимо, тогда на меня обратили внимание...

Сын Дьорфи тренировал калушский «Химик», который участвовал в первенстве Украины, и каждое воскресенье я ездил туда, играть за эту команду... А в понедельник снова шел в свой кондитерский цех, и после работы - в вечернюю школу... В 16 лет начал играть за ужгородский «Спартак»...

- Как ваши родители относились к такому напряженному «регламенту»?..

- Всю ответственность взял на себя мой тренер... К сожалению, отца у меня к тому времени уже не было - умер в 1951 году, не вынеся «закалки» сибирскими лагерями, куда попал только лишь за то, что служил в венгерской армии... А где ему, бедному, надо было служить, если мы жили в Венгрии и другой армии там просто не могло быть!.. Семья у нас была многодетная, и мама старалась нас всех приучить к труду: футбол ей серьезным занятием не казался...

Тренер работал со мной индивидуально, отрабатывая различные приемы, при этом был очень строгим и иногда даже мог шлепнуть по носу, если что-то я выполнял не так...

- Помню, ваш «Спартак» считался довольно-таки сильной командой...

- Я бы даже назвал его великой командой: практически, все время мы были среди лидеров в классе «Б» и даже в 1957-58 годах претендовали на первое место... И тут «подвернулся» Киев!

- Вы всегда выделялись, да и до сих пор это заметно, каким-то необузданным темпераментом - откуда он?..

- Наверное, это венгерская кровь во мне бурлит... Хотя, наверное, сказывается ранняя футбольная закалка, полученная в играх со взрослыми, когда ежеминутно надо было отстаивать свое «место под солнцем». Это она сделала меня непримиримым к чужим ошибкам. И понимаю ведь, что человек просто не умеет сыграть иначе, а не могу себя удержать от «критики». Говорят, характер был очень «противный»...

- Дьорфи сразу увидел в вас будущего полузащитника сборной СССР?

- Ни о каких сборных мы тогда и не мечтали - просто постепенно осваивали футбол... Играл я тогда в нападении, много бегал и так же много забивал. Когда в Киеве меня пробовали против Албании, я вышел левым полусредним - по системе «дубль-ве». И с «Тотенхемом», в том же году, я тоже играл впереди, и так набегался, что после игры даже вывернуло наизнанку... Может, сказался сильный удар в голову, который я получил в Одессе, куда мы ездили со «Спартаком»...

Архивные раскопки

- В 59-м вы уже в составе «Динамо»... Появились в Киеве достаточно неожиданно - хотя Закарпатье в то время чуть ли не «штамповало» хороших футболистов...

- Об этом ведь уже немало написано... Многие думают, что мой путь в Большой футбол успешно начался в киевском «Динамо», куда нас, словно щенят в мешке, привезли из Закарпатья. Но все было немного не так... Ты, конечно же, будешь спрашивать о той, нашумевшей в свое время статье в «Советском спорте», где было помещено наше «открытое письмо»?..

- Конечно, спрошу! Как раз тогда я служил в армии, играл в «освобожденной» команде и, помню, мы, киевские футболисты, прочитав газету, искренне возмущались: их пригласили в «Динамо», а они еще носом крутят!..

- Никакого письма мы с Андреем Гаваши не подписывали... Все выглядело иначе: инициатором выступил Вася Турянчик, который был старше нас, и уже успел «засветиться» на всесоюзном уровне - приглашался даже на сборы в олимпийскую сборную... Да и во львовском СКА, очень хорошей по тем временам команде, он тоже был на первых ролях, так что его, бесспорно, хотели видеть в ЦСКА... Но Вася из патриотических соображений в столицу не поехал и подался в Ужгород, откуда его практически «силой вырвал» Киев. И снова он не хочет!.. Это меня, мальчишку, можно было «запаковать» и вывезти в другой город, а Турянчик ведь был уже зрелый игрок и знал себе цену...

- Почему он не хотел в Киев?..

- А что такое был для нас тогдашний Киев? Это сейчас мы считаем наш город едва ли не самым лучшим в мире - здесь стало престижно и жить, и играть... А тогда? В 57-м и 58-м годах киевляне были шестыми, до этого, правда, - четвертыми... Когда мы «усилили» команду, «Динамо» опустилось на пятое... Тогда ушло много опытных футболистов, которые своей игрой олицетворяли техничную динамовскую школу: Виктор Фомин, Тиберий Попович, Виталий Голубев, Георгий Грамматикопуло, Адамас Голодец... Вообще-то я был совсем молодой и в тонкостях организации разбирался слабо: мне нравились и Балакин, и Фефлов, и Русланов - которые были очень сильными игроками, но в составе почему-то не удержались...

«Высший пилотаж» Соловьева...

- Соловьеву подходили не все... А можете сравнить тренерское кредо Соловьева с манерой тренеров, с которыми вам приходилось сталкиваться прежде?..

- Это был самый настоящий «высший пилотаж»! Ведь Вячеслав Дмитриевич приехал из Москвы едва ли не в ореоле «игроцкой» славы - всего лишь пять лет прошло, как он «повесил бутсы на гвоздь»... Его высокая футбольная и человеческая культура привлекали нас, пацанов, и мы с открытыми ртами слушали теоретические занятия, впитывали, как воздух, неизвестные нам понятия... А какие интересные были тренировки!.. Правда, «пахать» приходилось как никогда раньше!..

- Откуда силы брались?

- Вообще-то в детстве я был маленький и худенький... Потом, со временем, окреп. Я ведь очень любил футбол и свою команду и выкладывался на поле на все сто процентов...

«Советский спорт», 25 августа 1959 г.

СКВО (Ростов) - «Динамо» (Киев) - 2:3

«Динамо»: Гаваши, Ерохин, Голубев, Сучков, Войнов, Турянчик, Граматикопуло, Голодец, Лобановский (Каневский), Биба, Сабо.

Этот матч еще раз с особой наглядностью показал, что старое оружие, в последние годы как-то забытое нашими форвардами (имеется в виду угловой, поданный на ворота, а не разыгранный с ближайшим соседом), - грозное средство нападения... Левый крайний киевлян Сабо поставил мяч на угловую отметку, и в этот момент с центра поля к воротам соперников ринулся Турянчик. Никто не успел еще понять, что случилось, а мяч, принятый им, оказался в сетке ворот хозяев поля. Спустя 15 минут та же ситуация у ворот ростовчан повторилась дважды. Но теперь Сабо оба раза передавал мяч сначала Граматикопуло, а потом Лобановскому... Киевляне оставили лучшее впечатление...»

«Советский спорт», 13 октября 1959 г.

«Динамо» (Киев) - «Шахтер» - 1:1

Как всегда, игра равных. Сложные, ох сложные отношения между футболистами двух ведущих украинских команд... Пока они играют с другими командами, их симпатии на стороне друг друга, но стоит только футбольному календарю свести их в матче между собой, как все прежние симпатии позабыты и каждая команда желает только выигрыша для себя. И в каком бы году ни происходил этот матч, в каком бы секторе турнирной таблицы ни находились к этому моменту «Динамо» и «Шахтер», кто бы ни тренировал команды, мы не помним такого случая, когда бы игра между ними не была игрой равных...

Киевляне забили гол с пенальти (Биба, 41-я мин.), который был решительно присужден С.Архиповым за то, что Алябьев грубо обошелся с центральным нападающим Каневским, когда тот с мячом в ногах грозно приближался к воротам «Шахтера». Во втором тайме, заботясь о сохранении счета, тренер «Динамо» В.Соловьев вместо Граматикопуло ввел в игру молодого Сабо, который должен был выполнять роль защитника, персонально прикрепленного к Федосову. И все же столь заботливо опекаемый Федосов сумел-таки забить гол...».

- Чувствуется, что у вас пока еще не было постоянного места в составе: то вы выходите в нападении, осваивая левый фланг, где в будущем появится Лобановский, то выполняете роль «персональщика»...

- Посмотрите, в каком составе мне приходилось играть! Я в свои двадцать лет только-только начал понимать, что такое настоящий футбол - в основном играл «на характере»... Думаю, и Соловьеву было нелегко разобраться, кто же его в первую очередь интересует. Это потом, когда он решительно взялся за «стариков», у меня появилась возможность почаще выходить в основном составе...

- У меня тут есть еще одна вырезка: по результатам сезона 1959 года были составлены две сборные Украины... Прокомментируйте, пожалуйста.

«Ратау, 25 января 1960 г.

Совет тренеров Украины утвердил составы футбольных сборных республики.

Первая сборная: О. Макаров, В. Ерохин, В. Голубев (все - «Динамо»), В. Алябьев («Шахтер»), Ю. Войнов, В. Турянчик, В. Каневский (все - «Динамо»), Б. Федосов («Шахтер»), В. Лобановский, А. Биба (оба - «Динамо»), В. Сапронов («Шахтер»).

Вторая сборная: А. Гаваши, А. Сучков (оба - «Динамо»), В. Щегольков («Черноморец»), В. Ануфриенко («Динамо»), Д. Мизерный, В. Гришин (СКВО, Одесса), О. Базилевич («Динамо»), В. Майдюк («Металлург», Днепропетровск), Б. Соколов («Динамо»), Ю. Захаров («Шахтер»), Д. Городецкий («Колгоспник», Черкассы)»...

- А что тут комментировать: футболиста по фамилии Сабо ни в одном составе нет... И все здесь правильно: ведь не мог же я играть лучше Войнова с Турянчиком или Мизерного с Гришиным... Обратите внимание: в этом списке нет не только меня, но и Серебряникова, и Трояновского, которые были и постарше, и поопытнее... Однако уже в следующем сезоне ситуация изменилась...

«Динамо» готовится к триумфу

- А в следующем году «Динамо» многих удивило...

- Это был отличный сезон: от игры к игре мы прибавляли... Но иногда и заигрывались... И хотя многие сегодня говорят, что мы уже тогда были готовы к чемпионским медалям, я думаю, все было несколько иначе: мы просто играли, получая удовольствие от футбола... Хотя могу и ошибаться - был-то ведь я еще совсем «зеленым», до конца не обученным и, конечно же, еще не обстрелянным...

- И рядом с вами - такие же мальчишки...

- Кто мы были - пацанва! Мечтали стать футболистами, иногда даже - великими... И были счастливы, когда за выигрыш нам платили по 80 рублей...

- Жили в то время в общежитии?

- Сначала - да, а потом получил однокомнатную в «хрущовке» в районе теперешнего болгарского посольства и гостиницы «Русь»... Главное, что это была отдельная квартира. Правда, окна моего первого этажа оказались как раз на уровне тротуара. Хорошо еще, в то время было поспокойнее и на окна не ставили решеток... Первое время со мной жила мама - боялась за мальчика - так как я еще плохо знал язык и с трудом общался с людьми, не связанными с футболом...

- В самом деле?

- Я же вырос в Ужгороде, который в то время был типично заграничным городом: русских и украинцев было значительно меньше, чем венгров и словаков. В школе преподавание было на венгерском, а русский изучали как иностранный. Так что в Киеве я разговаривал почти так, как сейчас бразильцы... В «Спартаке» мы разговаривали исключительно на венгерском. В Киеве первое время со мной работал преподаватель русского, и я сравнительно быстро освоился...

- В 60-м состав уже вроде бы стабилизировался: кто-то ушел, кого-то пригласили на просмотр...

- Да, вернулись в Москву Сорокин и Ковалев, не выдержал конкуренции с Базилевичем Игорек Зайцев... Зато уже регулярно выходил в составе Трояновский, который умел делать на поле все... Надолго занял свое место Серебряников, сместился на левый край Лобановский и очень мощно заиграл Каневский... У нас была отличная команда!

- Основным вашим соперником было московское «Торпедо»?..

- Виктор Александрович Маслов собрал в команду отличных игроков: по-моему, их можно сравнить с такими великолепными футболистами, как армейская команда «лейтенантов», как киевское «Динамо» образца 1966-68, 1975 и 1986 годов, как московский «Спартак» - в свои лучшие годы... Тогда автозаводцы производили впечатление своей высокой техникой, гибкой тактикой и необычайной верой в свои силы...

- Помните, как вы с ними в том году сыграли?

- Конечно. В Москве мы проиграли 0:2 - кстати, там очень здорово сыграл Трояновский... А в принципиальном матче в Киеве, выглядели получше, имели ощутимое преимущество и несколько нереализованных моментов, но все-таки уступили - 1:2.

- Чтобы удержаться на втором месте «Динамо» ни в коем случае не имело права проигрывать в Ростове.

- Это нам удалось: мы сыграли вничью - 1:1, и счет сравнял Лобановский, забив поистине «серебряный» гол. Второе место позволило получить значки мастеров спорта СССР Ануфриенко, Сорокину, Базилевичу, Серебряникову, Бибе, Лобановскому и мне...

«Золотой» сезон

- Наступил 61-й год, команде была поставлена задача взять реванш у торпедовцев... А может быть, вас уже нацеливали на первое место?

- О реванше мы, конечно, думали. А вот о первом месте - что-то не припомню... И такую задачу перед нами не ставили ни в Центральном Совете «Динамо», ни в ЦК компартии... Во всяком случае, дела у нас с самого начала шли неплохо. Правда, мы разделили с ЦСКА первое место в подгруппе, однако в финальную группу вышли, отставая от «Торпедо» на четыре очка...

- Ваши партнеры по той команде рассказывают, что после неудачной игры не хотелось появляться в городе, так как было стыдно перед многочисленными почитателями и знакомыми...

- Точно так и было... Популярность наша была высока: а так, как машинами многие из нас еще не обзавелись - приходилось ездить в общественном транспорте или ходить пешком... Хотя такси тогда не было проблемой: по сравнению с сегодняшним временем - копейки... Так что узнавали нас на каждом шагу и от общения с людьми отказаться было невозможно... И, тем не менее, мы старались не выделяться: были усердными студентами, исправно посещали институтские «пары», на экзаменах, так же, как и все, тянули билеты, пользовались «шпорами»... Когда рассказываешь об этом нынешним «профи», они смеются: трудно представить себе, чтобы кто-то из них появлялся на лекциях или сдавал экзамены в общем потоке...

- Кстати, вот что по этому поводу рассказывает газета «Киевский комсомолец» от 25 января 1961 года в материале «Динамовцы готовятся»:

«В своем зале на улице Чекистов футболисты проходят разностороннюю подготовку к будущему сезону... На фото: В. Лобановский, почти не прыгая, ставит блок, вытянув свою длинную руку над волейбольной сеткой... Вверху: Й. Сабо прорывается с мячом под баскетбольный щит, а внизу - В. Каневский и А. Биба поздравляют своего капитана Ю. Войнова с рождением сына...

К тому же выясняется, что Войнов, Каневский и Турянчик получили шоферские права... Скоро, видно, появятся и машины... Учатся в институте физкультуры М. Коман, В. Терентьев, Й. Сабо, В. Кравчук, А. Шитый, В. Турянчик, В. Ануфриенко... Идут экзамены в школе тренеров, где можно встретить Н. Кольцова, А. Сучкова, И. Зайцева и В. Ерохина... «Сушит мозги» в Политехническом институте В. Лобановский...».

- Рассказывают, что многие из вас были к тому же завзятыми театралами...

- Спасибо Вячеславу Дмитриевичу Соловьеву, который и сам любил высокое искусство, и нас к этому приобщил: это сейчас футболисты, закрывшись в номерах, в одиночку, наслаждаются музыкой или смотрят «видики» - мы регулярно бывали и в Опере, и в русской драме, и в оперетте... В ресторанах, барах и ночных заведениях мы не «зависали»! Я был в отличных отношениях и народными артистками СССР балериной Калиновской и великолепной певицей Мирошниченко: они были для меня просто Валя и Женя...

- Как молоды мы были!..

- 21-22-23 - вот наш средний возраст! Нашему капитану Каневскому было всего лишь 25, да Васе Турянчику - 26!.. Правда, Макаров и Войнов несколько «портили» эту картину. Но зато какие это были игроки!..

- Нынешние «профессионалы» предпочитают элитные рестораны... А, может быть, стоит возродить «театральные традиции»?

- Что, силой их вывозить туда? Теперь другие времена и трудно кого-то заставить делать то, что не записано в его контракте... Что такое, по большому счету, профессионал в общемировом понимании? Он выкладывается в играх, добросовестно работает на тренировках, и как только прозвучал свисток об окончании - с чистой совестью уезжает домой... И как он проводит свой досуг никого не интересует: главное, чтобы к следующей тренировке он был в боевой форме. Разве что им за пределами стадиона заинтересуется полиция или спровоцируют нахальные фоторепортеры... Футболист - это профессия, как и тысячи других...

- Но у нас пока еще к этим ребятам относятся как к шаловливым детям... И то, что им необходимо находить себя в окружающей жизни - бесспорно. Во всяком случае, в нашей жизни одним футболом удовлетвориться невозможно...

- Но это же надо понимать! Не помню, кто сказал, что каждый нормальный человек должен быть образованным во всех отраслях, а в своем деле стараться достичь совершенства... Но, убеждая ребят в чем-то, постоянно ловишь себя на мысли, что они могут что-то понять не так, обидятся... Я, кстати, никогда им не напоминал, что я тоже неплохо играл в футбол, ни разу не приводил случаев из жизни... Зато Леоненко - сам неплохой ведь футболист - ни за что не хотел признавать, что Блохин был великим игроком - и мне так и не удалось его в этом убедить!.. Попробуй с такими «звездами» заниматься воспоминаниями о нашем славном прошлом...

- Думаю, зря вы этого не делали... Ведь даже 10-12-летние мальчишки, стоит им попасть в поле зрения тренеров сборных команд, тут же теряют чувство меры, перестают анализировать свои поступки и, что называется, «ловят звездочку»... Может быть, стоит при команде держать в качестве «дядек-наставников» нескольких серьезных ветеранов, которые бы делились с ними своим богатым жизненным и футбольным опытом?..

- Мысль, конечно, интересная... Во всяком случае, в психологической подготовке мы что-то, наверняка, упускаем. Мне кажется, что резкое изменение ситуации в обществе, нарушение каких-то человеческих связей не могло не сказаться - мальчишки ведь живут не в вакууме, и им трудно все это переварить... Нужно время, чтобы окончательно повзрослеть и стать настоящими профессионалами... А раз мы уже заговорили о воспитании: разве есть в стране хоть одна серьезная, рассчитанная на годы, программа воспитания детей? Все сводится к презентациям и показухе... Пока будут рыться в мусорниках старики, а их внуки бегать среди автомобилей с протянутой рукой - вряд ли можно рассчитывать на «светлое будущее»... А ведь футбол, который кое-кому кажется несерьезной забавой, как раз, по мере своих, сил и воспитывает мальчишек: они проводят ежедневно несколько часов на тренировке, ездят на игры, многие здесь же обучаются своей будущей профессии... Если бы только государство побольше вкладывало в детский спорт!..

- Тема эта безгранична и, в самом деле, заслуживает серьезного внимания, но не стоит вот так, с наскока, в нее углубляться... Давайте немного «понизим градус» и вспомним матч, который до сих пор не получил своей оценки: в предварительном турнире, встречаясь с московскими одноклубниками, которые отставали на 7 очков, вы вдруг потерпели сокрушительное поражение - 0:5! Что случилось: недооценили или просто «отдали» игру?..

- Об «отдали» не могло быть и речи - такого я вообще не приемлю, а тогда и не знал, что такое «левак»... Это сейчас появляется много публикаций на подобные темы: кого-то обвиняют, угрожают разбирательствами - правда, еще никого ни разу не наказали...

- А что это за «автоголы»: ваш и Щеголькова?..

- Уже с первых же минут мы не сумели мобилизоваться, упустили инициативу, и игра пошла «в одни ворота»... Начались взаимные обиды, общее раздражение... А мой гол получился курьезный: во время подачи углового я опекал Численко, а защитник, который стоял на ближней штанге, и Макаров промахнулись - мяч ударился мне в колено и отскочил в ворота... Кстати, это был не первый мой «автогол»: мы играли с тем же «Динамо» и я, преследуемый нападающим, откинул мяч назад вратарю и развернулся, чтобы получить от него пас, а он в это время начал двигаться навстречу - получился «противоход»... И гол! Кстати, один из пяти голов забил Володя Сорокин, который совсем недавно играл за «Динамо»...

- А может, все-таки это было коллективное желание помочь одноклубникам?

- Нет, наверное, мы все же думали, что москвичи сами сдадутся, а когда они нас «прихватили», то взять себя в руки нам уже не удалось?.. А ведь у нас был еще более сокрушительный проигрыш «Торпедо» в 63-м - 7:1! Разве может команда такого уровня проигрывать с таким счетом - но ведь проиграли!..

- В той игре вы, кажется, сломали ногу Сидорову... Со злости?

- Это было обычное столкновение - «кость в кость» - никто не хотел уступать... Он был быстрый, взрывной игрок... Я успел протолкнуть мяч, а Сидоров врезался мне в ногу... Московская пресса приписала эту грубость мне лишь потому, что как раз в это время у меня был конфликт с московским руководством и с тренерами сборной...

- Что, впрочем, не помешало вам, закончив играть в киевском «Динамо» и ворошиловградской «Заре», два сезона выступать в Москве и забить за московское «Динамо» три гола. Кроме того, вы с успехом поиграли и в сборной СССР...

- Повзрослел, наверное... А может, хотелось доказать, что еще не расстрачены все силы... В Москве я подружился с Юрием Семиным и одно время даже был его персональным водителем.

- Всего несколько лет назад, наблюдая за вами на поле или во время игры в теннисбол, поражался отличной спортивной форме, тому, как технично вы со своим тогдашним партнером Леонидом Буряком распоряжались мячом!.. В связи с этим возник вопрос: сколько себя помню, пресса била в набат, сокрушаясь по поводу отставания наших игроков в техническом плане... Сегодня история повторяется: если мы кого-нибудь и побеждаем - то лишь за счет сумасшедшей работоспособности... Почему это происходит?

- Пожалуй, у наших игроков есть масса хороших качеств, но в технике сегодняшние футболисты, и в самом деле, отстают, при том, что сорок лет назад футболисты, в массе своей, были более техничны... Если бы мяч от кого-нибудь при приеме отскакивал так, как это зачастую происходит сейчас с игроками национальной сборной, его бы зрители освистали!.. У нас на тренировках было очень много индивидуальной работы, да и молодые футболисты приходили в команды уже хорошо технически оснащенными... Когда я еще был мальчишкой, то тренер со мной работал «один в один»: все технические приемы мы отрабатывали очень тщательно...

- В чем же причина?

- Наверное, у тренеров времени не хватает... Хотя, помню, как долго и добросовестно мы, уже будучи игроками «Динамо», самостоятельно отрабатывали различные технические элементы... Надо изменять систему! Не понимаю, почему нельзя пригласить в динамовскую школу специалиста из того же «Аякса», «Арсенала» или «Барселоны»?

О воспитании характера

- Говорили, что вы в раздевалке могли нерадивого игрока проучить едва ли не кулаками?

- Ну, до кулаков дело доходило не всегда, но рассказать, «кто есть кто» - мог... «Сачков», если они вдруг находились, никто не жаловал... Приведу такой пример: было это при Маслове, и мы, играя в Москве против «Спартака», проигрывали первый тайм со счетом 2:0... Заходим в перерыве в раздевалку, я сразу же отодвигаю «деда» в сторону и... как выдал всем!.. Меня поддержал Щегольков, включился в «беседу» Вася Турянчик... Во втором тайме мы «Спартак» «разорвали» - выиграли 3:2!.. В той нашей классной команде таких «учителей» было немало: и Вася мог «рассказать» кому угодно, и «Щегол», если требовалось, мог не только любому чисто по-одесски «вывернуть душу», но и силу применить, да и Серебряников не в лицеях обучался!.. Думаете, мы не дрались в раздевалке?.. И не потому, что кто-то кого-то не любил - мы хотели играть и побеждать - наверное, это было свидетельством командного характера... Может, сейчас нужны другие, более современные методы воздействия?..

- Вы знаете, я бы хотел, чтобы сегодня кто-нибудь из нынешних игроков дал кому-нибудь нерадивому по лбу, только бы не видеть той безвольной игры, которую иногда демонстрирует наша любимая команда!..

- Вы же понимаете, что мне трудно это комментировать...

- Они принимают иное решение: перед матчем Лиги чемпионов бреют затылки или красят волосы... И мы радуемся: команда проявила характер!..

- Времена меняются... Но это ведь говорит хотя бы о том, что ребята пытаются найти общий язык, «достучаться» друг до друга... А ведь по всем тестам в «Динамо» нет слабых мест: игроки собраны отличные, конкуренция сильнейшая... Но, видимо, нет в команде настоящего лидера, который вел бы за собой ребят то ли своей игрой, то ли, если потребуется, силой убеждения... Должен быть заводила!

- Хочется, чтобы о динамовцах нынешнего набора сохранилось столько приятных воспоминаний, как о тех великолепных футболистах, которые сорок лет назад закладывали фундамент будущих побед своего знаменитого клуба. Желаю вам отличного здоровья и чемпионского настроения!

- Наше дело - жить, иначе не сохранить преемственность поколений!..

- Сегодня вы работаете экспертом и комментатором двух украинских телеканалов - «Украина» и «Футбол». Примечательно, что владельцем этих телеканалов является президент ФК «Шахтер» Ринат Ахметов, чья команда на протяжении последнего десятилетия была главным соперником «Динамо»...

- Я - футбольный человек, поэтому хорошо, что телевидение нуждается в профессионалах. Но, если честно, то мне этого маловато - все еще хочется поработать тренером. Знаю ведь, что тренерская скамья - электрический стул, тем не менее, кто хоть раз попробовал эту работу, будет всегда за нее держаться. Это - любовь на всю жизнь!..

Хотя сейчас тренерам стало намного труднее: молодежь очень быстро научилась считать различные варианты, а легионеры с большим трудом у нас адаптируются. А через пару лет им становится скучно, и они начинают выдумывать травмы - лишь бы не тренироваться!.. В этой ситуации тренерам необходимо быть квалифицированными психологами, чтобы найти подход к таким игрокам. Советская педагогика сегодня не проходит!

- Почему вы - динамовец до мозга костей - вообще покинули клуб, ведь вам предлагали там работу?

- На любой другой должности я работать не согласился, хоть мне и оставляли прежнюю зарплату. Сейчас я защитил Pro-диплом, который позволяет работать в любом уголке мира.

- Ходят слухи, что с помощью друзей-железнодорожников вы создаете футбольный клуб...

- Пока что это будет детская футбольная школа, которая станет базироваться на восстановленном стадионе «Локомотив»... Хочу доказать, что я смогу создать такую же команду, как я создал в «Динамо» в 1994-95 годах. Кстати, с этой командой Лобановский попал в полуфинал Лиги чемпионов. И Валерий Васильевич не делал секрета из того, что это - команда Сабо...

- Вас узнают на улице потому, что вы «мелькаете» в телевизоре или потому, что уважают за то, что вы сделали для «Динамо»?

- К сожалению, тех, кто видел наше «Динамо» времен Ошенкова-Соловьева-Маслова-Лобановского, становится все меньше. А, что касается Валерия Васильевича, то второго Лобановского не будет!.. Так что всем, кто был рядом с великим тренером - постоянное уважение. Имя заработал честным трудом. В последнее время хожу пешком - люди меня видят, летят навстречу, обнимают! Мне так приятно!

- Узнают старики?

- Если бы старики, я бы не удивился: молодежь подходит, просят сфотографироваться, благодарят... Раньше все время на машине ездил и даже не подозревал, как красиво выглядит Киев с близкого расстояния...

- В «Динамо», на должность главного тренера вы возвращались много раз - новое возвращение возможно?..

- В клуб не вернусь никогда!.. В «Динамо» я пробыл 49 лет и сделал для него немало - так что вряд ли кому-нибудь удастся стереть мою фамилию из динамовской истории...

- Так вернитесь в историю - неужели в «Динамо» вас обидели?

- Оскорбили увольнением «по сокращению штатов»!.. Но я все выдержал. И все равно докажу, что я - настоящий специалист.

- У вас сейчас много свободного времени - нравится такая жизнь?

- Но ведь я по-прежнему работаю и о пенсии не думаю!.. Каждый день делаю зарядку, бегаю по полчаса в приличном темпе, часто бываю на горнолыжных курортах в Карпатах и в Австрии - лет тридцать уже катаюсь... Кстати, в Карпатах, в горах, у меня дом. Построил еще при Советской власти.

- У вас там что-то сгорело...

- Сгорел другой дом, который я рядом построил. Думал - у меня ведь есть дети и внуки - будем там собираться...

- Неужели земляки подожгли?..

- Не знаю, но дом выгорел дотла - туда трудно было добраться пожарным... Я узнал об этом, когда лежал в больнице. Жаль - только завез туда мебель, телевизор!.. Даже застраховать этот дом не успел. Может быть, я в чем-то провинился перед Богом?.. Настраиваю себя: что бы ни случилось - надо жить. Два раза в неделю хожу в церковь... После увольнения ни на кого не держу зла и никому мстить не собираюсь.

Несколько откровенных цитат

Когда писался этот текст, перед глазами стояла игра в Мариуполе, где динамовские «звезды», поведя в счете - 2:0, решили добиться победы «малой кровью»... И проиграли! Не хочется верить, что это был злой умысел - поражение способствовало «вылету» из Премьер-лиги ФК «Севастополь» - иначе долго еще придется глотать противожелчные таблетки!.. А ведь впереди еще был финал Кубка Украины против чемпиона страны и суперкубок - с тем же «Шахтером»!.. Так что, не зная, когда этот материал будет опубликован, решил привести несколько абзацев из интервью Йожефа Йожефовича различным изданиям.

«Когда пацаном я приехал в Киев, то знал практически всю историю команды. Знал, как играло киевское «Динамо» в разные периоды, когда и кем были созданы различные модели игры. Знал составы, всех тренеров, знал, какие были у клуба достижения, знал Зазроева, Гончаренко, Грамматикопуло, Лермана, Лившица... Сейчас спросите у футболистов, кого они знают из состава «Динамо-75», когда Блохин стал европейской звездой!.. Я уже не говорю о составе чемпионов 61-го, в котором довелось играть и мне. Они все время говорят: «Подумаешь, в какой футбол вы играли!».

«Я никогда не видел плохо играющего Блохина. И Колотов выдавал всегда максимум. Весь травмированный, играл на уколах Бессонов!.. Я просил своих подопечных: «Выложитесь, ведь зрители на трибунах, сколько бы их ни пришло - пять тысяч или сто, - сыграйте хорошо. Все девяносто минут»... Где вы видели в нашем футболе после 3:0, чтобы футболисты играли? Да что там, после 2:0 уже не играют!»...

«...Я сейчас расскажу вам, какой у нас тогда был коллектив. Однажды перед полуфинальной игрой на Кубок СССР Островский и Серебряников явились за двое или трое суток до игры выпившие. Маслов был крут: «Все, я их в Москву не беру». И что вы думаете? Мы, игроки, собрались, подошли к Маслову и сказали: «Виктор Александрович, мы очень вас просим взять их на базу, повезти в Москву и поставить на матч. А за результат мы отвечаем. Если проиграем, будете их казнить, а если выиграем...». Он нас послушался, и мы выиграли - 4:1. Но мы же «убивались» на поле! Вот в чем вся разница. У нас был коллектив. Да, мы не дружили, но не дай Бог на правой стороне поля кого-то из нас обидели. Пострадавший знал, что его товарищ, играющий с левой стороны, обидчика встретит. Как следует, по-мужски.

...В нынешнем «Динамо» у меня не было ни одного мужика. Я им много раз говорил: «Ребята, это же некрасиво. Вы отмахнулись, кого-то ногой брыкнули исподтишка. Но я уже хочу видеть, что вы встретили игрока по-мужски. Только встречайте, не надо бить сзади». Нас, например, тоже сзади не били. Но если встречали, так уж встречали... Поверьте мне, нету сейчас мужиков».

«Во-первых, у них нет фанатизма. Во-вторых, они не могут играть на пределе сил, не могут превзойти себя. И, в-третьих, нет стабильности. Конечно, стабильность зависит от класса. Если футболист классный, если классная команда, то, естественно, и стабильность будет. Но, к сожалению, на сегодняшний день киевские футболисты могут отдаться и отыграть одну-две игры. Ну, две-три максимум. А потом - череда серых безликих матчей...»

«Послушайте их разговоры: ни о чем, кроме денег и машин, они не говорят. Мне иногда обидно, но они и о футболе не говорят. «Давайте поговорим о футболе» - просил их. «А зачем? Нам этот футбол и так надоел». Я говорил: «Тебе двадцать два года - как может надоесть футбол? Это же твоя профессия, твоя жизнь, ты должен бредить футболом, должен брать книги, специальные журналы, смотреть телевизор, чтобы знать, что в мире происходит, как развивается игра». А у них любовь только к машинам и деньгам. К наживе. Они все такие и каждый при этом думает только о себе».

P.S. В завершение приведу цитату из сравнительно недавнего интервью Сабо: «Не бывает команд без проблем, так же, как и команд, которые всегда только выигрывают. А когда команда проигрывает, какие-то недоразумения неминуемы. Я знаю, что некоторые люди только того и ждут, когда что-то случится с командой или в команде... Не бывает такого, чтобы все были довольны. Сегодня недоволен один, завтра - другой... Такие проблемы всегда существуют в коллективе и всегда улаживаются. Я думаю, что в нашем футболе все будет нормально, мы все поставим на правильные рельсы и «Динамо» будет таким же, каким было раньше».

«UA-Футбол», 25.05.2011
Ответить с цитированием
  #836  
Старый 18.02.2022, 06:49
Юрий Юрис Юрий Юрис вне форума
Новичок
 
Регистрация: 08.05.2021
Сообщений: 2
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Юрий Юрис на пути к лучшему
По умолчанию Футбол - как джаз

http://www.footballplayers.ru/players/story_917.html

Олег БАЗИЛЕВИЧ. Свыкнуться с мыслью о том, что Лобановский ушел навсегда, ему даже сегодня, спустя два года, наверное, труднее, чем кому бы то ни было. В советском футболе сорокалетней давности они, незаурядные форварды, воспринимались почти как сиамские близнецы. А когда стали тренерами, триумф киевского «Динамо» 75-го тоже носил двойную фамилию: Лобановский - Базилевич.
Лобановский начинался так...

- Олег Петрович, как сложился ваш игровой дуэт?
- Самым простым и естественным образом. Судьба свела нас с Валерием еще в юношеском футболе. Вообще, нашему поколению здорово повезло: в 50-е годы во многих крупных футбольных центрах страны - Москве, Киеве, Ленинграде, Минске, Тбилиси - открылись футбольные школы молодежи. Организовать ФШМ было блестящей идеей, позволившей талантливой молодежи расти быстро, как на дрожжах. Выпускники этих школ, случалось, целыми группами попадали в команды мастеров. КПД был очень высоким.

- Вы с Лобановским были «одногруппники»?
- Нет, я чуть старше. Он появился в школе на год позже меня. И сразу завоевал авторитет технаря. Индивидуальной подготовкой Валера выделялся настолько, что не заметить этого мог только слепой. У него невозможно было мяч отобрать: не просто корпусом прикрывал, но и контролировал ситуацию с ювелирной точностью. Защитник, оставшийся один на один с Лобановским, считайте, был «приговорен».

- Интересно, кто был его первым тренером?
- Насколько я знаю, до поступления в ФШМ Валерий занимался в футбольной школе гороно у тренера Корсунского. У которого, между прочим, начинали Трояновский, Каневский, другие динамовские игроки. А уже в ФШМ у нас был общий наставник - Владимир Балакин (младший брат известного в советское время футбольного арбитра Николая Балакина. - Прим. Ю.Ю.). Он сыграл большую роль в нашем становлении как форвардов.
Синхронные судьбы

- Недавно порылся в старых справочниках и обнаружил, что знаменитая связка нападающих Лобановский - Базилевич забила в чемпионатах СССР 140 голов - феноменальная результативность! Причем вклад каждого получился почти одинаковым: 71 гол приходится на долю Лобановского и 69 - на Базилевича. Вы оба входите в десятку лучших украинских форвардов, так сказать, «советского разлива». Как вам удалось достичь такой синхронности на поле?
- У нас не то что игра - судьбы получились абсолютно синхронными. После киевского «Динамо» вместе выступали за одесский «Черноморец», потом - за донецкий «Шахтер». Не надо забывать, что мы с Валерой начинали играть еще в те времена, когда более всего ценилось индивидуальное мастерство. Я называю это «футболом дуэлей»: это когда второй номер обязательно действовал на поле против одиннадцатого, пятый - против десятого, третий - против девятого и т.д.

Но постепенно коллективное начало усиливалось, что со временем привело к появлению так называемого тотального футбола. И наша связка в каком-то смысле оказалась у его истоков. Особенно это касается последних лет, проведенных в Одессе и Донецке, где наши партнеры, не в обиду им сказано, в большинстве своем были не так мастеровиты, как футболисты киевского «Динамо». Приходилось самим и мяч отбирать, и зоны действий расширять - как в атаке, так и в обороне. Валерию особенно здорово удавались фланговые передачи - точные, мощные, - и я старался по мере возможностей их реализовывать.

- Еще памятны знаменитые угловые Лобановского, безупречно освоенный им «сухой лист»...
- В киевском «Динамо» это выглядело так: мяч закручивался Валерием на ближнюю штангу, откуда Виктор Серебряников подрезал его головой на дальнюю, а там уже я завершал усилия партнеров. Иногда Лобановскому удавался высший пилотаж: забить прямым ударом с корнера. Сильно закрученный мяч направлялся в ближний верхний угол, защитник, располагавшийся у ближней штанги, так высоко с места выпрыгнуть не мог, а вратарь просто физически не успевал сместиться от дальней стойки к ближней. Так называемым «стандартам» Лобановский-игрок в самоподготовке уделял огромное внимание. И тем самым как бы предвосхитил некоторые идеи Лобановского-тренера, который очень тонко чувствовал будущее игры. Потому что теперь, когда будущее стало настоящим, мы констатируем: именно со «стандартов» в современном футболе забивается не менее 70 процентов всех голов.
Вызов Эвклиду

- С игровой карьерой понятно. Но ведь тренерский тандем Лобановский - Базилевич сложился не сразу после того, как вы - и тоже синхронно! - повесили бутсы на гвоздь. Как это произошло?
- При всей схожести футбольных судеб, конечно же, два разных человека не могут абсолютно точно, что называется, след в след, «повторить» друг друга. Но главное - одинаковое понимание сути футбола - нас объединяло всегда, даже на расстоянии. Можно сказать, что к новому свиданию - уже не на поле, а на тренерской скамейке - мы с Валерием шли параллельным курсом, в одном направлении. Это в эвклидовой геометрии параллели никогда не пересекаются. В жизни - случается.

Лобановский как тренер начинался в «Днепре», который за три года вывел в высшую лигу. Я же сначала год поработал на кафедре футбола киевского института физкультуры, а потом последовательно обкатывал возникшие идеи в командах второй лиги из Чернигова, Житомира, Кадиевки. В 1972 году принял донецкий «Шахтер», который удалось сразу вернуть из первой лиги в высшую. А в 73-м только пресловутая борьба с ничьими (в том сезоне действовало правило, по которому после матча, завершившегося вничью, команды пробивали серии пенальти, и очко получала только одна из них. - Прим. Ю.Ю.) лишила нас бронзовых медалей чемпионата СССР.

Все эти годы, работая порознь, мы с Лобановским постоянно поддерживали связь, обменивались информацией, делились наблюдениями, идеями. Оставалось лишь одно «но»: чтобы реализовать эти идеи и выйти на европейский уровень игры, требовались исполнители соответствующего класса. А они были в то время только в одной украинской команде - киевском «Динамо». И когда Лобановский получил приглашение возглавить этот клуб, мы нашли, что пришел момент для объединения.

- Можно сказать, что в тренерской связке Лобановский - Базилевич вы были «главным теоретиком»?
- Так категорично утверждать не могу, но поскольку к теории спортивной тренировки на тот момент я оказался чуть ближе Валерия, то действительно заострил наше внимание на теоретических основах подготовки футболистов. Тесное общение в стенах инфизкульта с такими видными учеными, как Анатолий Зеленцов, Валентин Петровский (тренер двукратного олимпийского чемпиона в спринтерском беге Валерия Борзова. - Прим. Ю.Ю.), окончательно сформировало мою тренерскую философию. Я пришел к выводу, что футбол как спорт высших достижений мало чем отличается от других дисциплин с точки зрения требований, предъявляемых к подготовке классных команд и игроков.
Иногда аксиому нужно доказывать

- Разве то, о чем вы сейчас толкуете, не аксиома?
- Ой, Юрий, это по сей день для иных тренеров - открытие, в которое они не готовы поверить! Вижу по глазам слушателей, когда читаю лекции на тренерских курсах. Футбол высшего уровня с точки зрения советской теории и методики физической культуры традиционно считался чем-то из ряда вон выходящим. Дескать, вид это нециклический, да к тому же командный, где тяжело исследовать закономерности реакции организма на тренировочные нагрузки. Поэтому содержательная сторона учебно-тренировочного процесса, по сути, игнорировалась, а на первый план выходил сугубо организационный подход. Ежегодные тренерские совещания в Федерации футбола СССР для думающих людей становились притчей во языцех. На них ставилась одна и та же задача, вполне, между прочим, созвучная советской эпохе в целом: сегодня - больше, чем вчера, завтра - больше, чем сегодня. Словно речь шла не о футболе, а о добыче угля или сборе урожая хлопка. Из года в год от советских футбольных наставников требовалось: а) увеличить объемы тренировок, б) повысить их интенсивность. Гипотетически объемы можно, конечно, увеличивать до бесконечности - тренироваться, скажем, круглые сутки без перерывов на сон. С интенсивностью сложнее. Допустим, заставить тренированное сердце делать 200 сокращений в минуту - реально, но 300 - уже нонсенс. Сама постановка вопроса о «росте интенсивности» получалась абсурдной.

- Так в чем же она заключалась, принципиальная разница между тем подходом, который вы называете традиционным, и новым, привнесенным в наш футбол Лобановским и Базилевичем?
- Как ни странно, мне довольно непросто ответить на этот вопрос. Понимаете, здесь море тонкостей, в котором порой тонут даже специалисты. Не станете же вы печатать в газете мои лекции?

- Не станем. Но в самых общих чертах хотелось бы понять...
- В самых общих? Извольте: мы с Лобановским во главу угла поставили не количественные, а качественные характеристики тренировочного процесса, его оптимизацию. Только не надо думать, будто открыли какую-то футбольную истину в ее последней инстанции. Нет, мы просто на шаг раньше других приблизились к ней - и это в конце концов вылилось в результат.
Мы играли в искренний футбол

- Игра забывается - результат остается. Это про вас с Валерием Васильевичем?
- Пожалуй. Достижению результата мы всегда придавали приоритетное значение и этого не скрывали. Иначе - зачем огород городить? Ради процесса? Смешно вспоминать, как нас обвиняли... в рационализме. Откройте любой толковый словарь: латинское слово ratio переводится как «разум». Получается, разумный футбол ставился нашими критиками под сомнение. Тогда какой футбол им был нужен?

- Ну, например, искренний...
- Да он у нас и был в высшей степени искренним! Вы можете представить себе «неискренний» пас Колотова или «неискренний» удар Блохина по воротам? Я - нет. Профессионал, надевший бутсы и дорожащий своей репутацией, в игре всегда искренен. С другими в «Динамо» мы не работали бы. И потом, выдающийся результат, как правило, достигается выдающейся, искренней игрой, которая долго не забывается, остается зарубкой в памяти современников. Не думаю, что даже сегодня, спустя столько лет, очевидцы запамятовали игру киевского «Динамо» в 1975 году, когда мы выиграли все, что можно было выиграть - чемпионат и Кубок СССР, Кубок обладателей кубков и Суперкубок Европы.

- В то время еще говорили, что ради Его Величества Результата вы с Лобановским ограничивали творчество футболистов, отнимали у них право на импровизацию...
- Никогда в жизни! Разумеется, если под творчеством не подразумевать отсебятину отдельного футболиста, которая может навредить командной игре. Эту ситуацию я сравниваю с исполнением джазового произведения. Там всегда есть тема, в рамках которой импровизирует сначала, допустим, клавишник, потом - трубач, дальше - барабанщик... Мы с удовольствием слушаем соло каждого в отдельности именно благодаря тому, что все вместе они остаются в рамках одной музыкальной темы. Точно так же и в футболе, где общая «тема» - это командная установка на игру, и без импровизации отдельных исполнителей ее наиболее полное воплощение на поле окажется просто невозможным.

- Ощущения «двух медведей в одной берлоге» у вас с Лобановским никогда не возникало?
- (Улыбается.) Нет. Если проводить опять же созвучные тому времени аналогии, то мы скорее были двумя первыми секретарями в одном обкоме партии. А вообще-то никогда не заостряли на этом внимания, на «первый-второй» не рассчитывались, потому что с головой уходили в работу, представлявшуюся нам обоим безумно интересной.
«Безошибочных» тренеров не бывает

- О «нечеловеческих» нагрузках, которые вы с Лобановским предлагали футболистам, до сих пор ходят легенды. Некоторые динамовские игроки того поколения вспоминают, как подчас не могли заснуть - стук собственного сердца мешал...
- В условиях среднегорья, где мы иногда проводили сборы, такое вполне возможно и без «нечеловеческих» нагрузок. Да и не были они такими! Наоборот, мы стремились нагрузки оптимизировать, уйти от пресловутого вала, не делать ничего лишнего. Иначе вряд ли, например, тот же Блохин оставался бы на поле до 36 лет. И главное - звездный для «Динамо» сезон-75 подтвердил верность избранного нами направления.

- Но потом наступил сезон-1976, когда было проиграно все подчистую: Кубок чемпионов, чемпионат Европы, на котором сборная СССР была практически синонимом киевского «Динамо», Олимпийские игры в Монреале...
- Нагрузки, если вы снова об этом, тут ни при чем. Причина спада лежала в психологической плоскости. Если хотите, в нашем славянском менталитете: поднявшись на вершину, мы самоуспокаиваемся, какое-то время почиваем на лаврах, перестаем работать с прежней целеустремленностью. Это касается не только игроков - мы с Валерием, наверное, тоже не избежали эйфории. Учтите, ему было тогда 36 лет, мне - 37. Даже по сегодняшним меркам - совсем молодые тренеры.

- Значит ли это, что никаких профессиональных, тренерских ошибок в 76-м вами с Лобановским допущено не было?
- Ну почему же? «Безошибочных» тренеров не бывает в природе. Например, в первом четвертьфинальном матче чемпионата Европы-76 против сборной Чехословакии мы допустили грубейший стратегический просчет, имевший для команды роковые последствия. Располагая неточными, как оказалось, данными о состоянии соперника, попытались прессинговать на его поле, несколько переоценив возможности собственных игроков. За что и поплатились, уступив будущему чемпиону Европы по итогам двух встреч. Нелишне, полагаю, напомнить, что и в клубном турнире Кубка чемпионов до вершины тоже дошел наш обидчик - «Сент-Этьен». Это я к тому, что в обоих случаях мы уступили дорогу не абы кому, а наиболее достойным оппонентам.
Издержки молодости

- Однако тренерский тандем Лобановский - Базилевич это от распада не спасло. «Только» бронза, добытая на монреальской Олимпиаде, оказалась последней каплей, за которой последовали оргвыводы, - и Базилевич ушел из команды. Со стороны это было похоже на жертвоприношение, призванное успокоить общественное мнение. Или я заблуждаюсь?
- Вряд ли. Особенно если иметь в виду, что «общественное мнение» в те годы формировалось исключительно в высоких кабинетах, и им можно было манипулировать как угодно. Если бы Валерий или я имели хоть какие-то рычаги воздействия на власть имущих, чтобы сохранить наш тандем, мы бы ими непременно воспользовались. Потому что такого уникального по единомыслию и высочайшему уровню задач, за решение которых мы взялись, тренерского союза в нашем футболе больше не возникло. Говорю это, ничуть не опасаясь возможных обвинений в нескромности.

- Вот вы утверждаете, что не было «рычагов». Между тем общеизвестно, с какой симпатией относился к Лобановскому в то время самый главный на Украине человек - Владимир Щербицкий...
- Я бы не хотел сейчас персонифицировать отношения с партийным, а также спортивным руководством Украины. К нам действительно относились очень уважительно. И если спасительного «рычага» для сохранения тренерского тандема в той критической ситуации не обнаружилось, то мы с Валерием, наверное, были в этом виноваты не меньше, чем наши высокие покровители. Сейчас, когда почти тридцать лет спустя вспоминаешь случившееся в 76-м, то с высоты возраста, с позиции накопленной житейской мудрости понимаешь: мы сами тоже были небезгрешны, вели себя, может быть, слишком прямолинейно, безапелляционно, - кто теперь знает? Повторяю: мы были молоды и честолюбивы - и этим все сказано.
Каждый имеет право на выбор

- Это правда, что на рубеже 80 - 90-х годов Лобановский мог поехать работать на Запад? Молва даже клуб называла - «Ювентус»...
- Не знаю. Он со мной такими планами не делился. Единственно, чему я был искренне удивлен, так это его решению отправиться в Объединенные Арабские Эмираты. Для тренера такого калибра, как Лобановский, более амбициозный, более «спортивный», что ли, выбор, на мой взгляд, был бы предпочтительнее. Но он так решил. Имел право.

- Ваше сотрудничество, возобновившееся в 1995 году в Кувейте, как-то сопоставимо с тем, что было в 70-е годы?
- Абсолютно никак. В 70-е годы мы оба открывали мир большого футбола и себя в этом мире. А двадцать лет спустя все шло уже по накатанной колее. Да и несопоставим любительский, по сути, футбол Кувейта с тем профессиональным уровнем, на который мы вышли с «Динамо» в Киеве.

- И все-таки что-то же побудило вас снова вернуться к сотрудничеству?
- В то время дома я оказался невостребованным как тренер, переживал по этому поводу, и Васильич проявил участие в моей судьбе. Как принято говорить, подставил плечо в трудную минуту, за что я ему очень признателен. Он был главным тренером всех сборных Кувейта, а под моей опекой находилась олимпийская команда. В каком-то смысле мы чувствовали себя первопроходцами: было по-своему интересно попытаться создать конкурентоспособную команду из футболистов-любителей - банковских клерков, почтовых служащих, молодых предпринимателей, студентов. Считаю, поработали неплохо. Национальная сборная Кувейта при Лобановском заняла третье место в чемпионате Азии, а вскоре после его отъезда из страны реализовала заложенный Васильичем потенциал, выиграв Кубок Залива. Олимпийская команда тоже имела хорошую прессу: мы обыграли Сирию, сделали ничью с Саудовской Аравией, хотя всерьез рассчитывать на олимпийскую путевку в Атланту, конечно, было бы наивно.
Васильич был бы доволен наследниками

- Предложение вернуться в «Динамо» в качестве начальника команды вы получили сразу после кончины Лобановского?
- Да. Меня пригласил президент клуба Игорь Суркис и заявил, что видит во мне человека, сотрудничество с которым для молодых динамовских тренеров будет поучительным и полезным. «Лобановский ушел, но заданное им направление развития клуба, принципы игры мы обязаны сохранить», - сказал Суркис. Я разделяю эту точку зрения и благодарен динамовскому руководству за доверие.

- Стало быть, теперь вы - главный хранитель клубных традиций?
- Как вам будет угодно. Только не нужно думать, будто я выступаю в роли этакого дядьки-надсмотрщика, контролера за тренерами. Нет, наши отношения - это отношения коллег, делающих общее дело.

- Когда мы договаривались по телефону о встрече, вы согласовывали ее время с распорядком дня команды. Регулярно бываете на тренировках?
- Не только на тренировках, но и на теоретических занятиях, разборах матчей. Ни в установку на игру, ни в состав, конечно, не вмешиваюсь, но, надеюсь, мой взгляд со стороны, мой «совещательный» голос помогают тренерам принимать правильные решения. Искренне считаю, что мне опять повезло: стал свидетелем становления новой генерации футбольных наставников, выпорхнувших из гнезда, когда-то свитого Лобановским. Все они - Михайличенко, Зуев, Демьяненко, Кузнецов, Михайлов - очень интересно работают, растут на глазах и становятся самодостаточными личностями в нашей профессии. Думаю, Васильич, царствие ему небесное, был бы ими доволен.

Спорт Экспресс
Ответить с цитированием
  #837  
Старый 24.02.2022, 06:55
Владимир Маевский Владимир Маевский вне форума
Новичок
 
Регистрация: 24.02.2022
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Владимир Маевский на пути к лучшему
По умолчанию Самый быстрый

http://www.footballplayers.ru/players/story_723.html

- Во времена моего детства все мальчишки в Киеве играли в футбол. Не играть в футбол было невозможно. Для меня дворовой футбол со временем трансформировался в более серьезное занятие. Началось это в команде "Строитель". Я хорошо запомнил первого тренера по фамилии Камзолов. Большую роль в моей жизни сыграл и тренер Владимир Николаевич Балакин. Когда мы с ребятами из нашего двора пошли толпой поступать в футбольную школу, было мне лет около 14. До этого была чистая самодеятельность, в которой кто-то был более техничным, кто-то более быстрым. В моем случае главную роль сыграло именно наличие скорости, рывка. В дворовый футбол можно было играть и без этого, но когда я уже стал футболистом, а потом тренером, то знал, что скорость в настоящем футболе - главное. А тогда, в процессе тренировок, на которых я очень старался, мое детское отношение к футболу как-то незаметно переросло в серьезное, взрослое.

- Ваша скорость выражалась в каких-нибудь точных цифрах?
- Разумеется, 60 метров я пробегал за 7,2, но это было чуть позже. А тогда я был просто самый быстрый во дворе - мальчишкам некогда смотреть на секундомер. Это уже во взрослом футболе принято фиксировать тренировочные результаты. Мне и моим ровесникам очень повезло, мы попали в первый набор открывшейся в Киеве футбольной школе молодежи. Практически только один сезон я играл за "Строитель" и в конце чемпионата Киева меня пригласили в Республиканскую школу-интернат, как тогда это называлось. В интернат брали ребят, которые имели определенные, бросающиеся в глаза качества. Так вышло, что мое увлечение футболом совпало с неожиданно появившимися возможностями. Раньше ничего подобного в Киеве не было.

- Откуда же брались таланты?
- Существовали детские спортивные школы городского отдела народного образования (ГОРОНО) и производственных коллективов. Была очень интересная схема проведения первенства города среди коллективов физкультуры. Игры начинались с восьми утра и кончались вечером в наступающей темноте. Встречались младшие юноши, потом старшие юноши, вторая команда, первая команда. Это составляло прекрасную структуру, откуда вышло много способных мальчишек. Среди них были мои предшественники по "Динамо" Каневский и Трояновский. Созданная футбольная школа-интернат должна была ускорить подготовку молодежи, по сути, на профессиональной основе.

- В каком возрасте вы вышли на большое поле?
- Где-то в девятом классе. В то время дворовые команды сами искали возможности сыграть на большом поле - на стадионе печатников или даже на Центральном стадионе. Мы не только играли, но и смотрели на футбол мастеров, который проходил на тех же полях. Было, у кого поучиться. На стадионе была неповторимая футбольная атмосфера, футбольная аура.

- То есть вы видели даже самого Пеку Дементьева?
- Я только не понимал, почему он получал мяч на фланге и шел поперек поля или назад. Отобрать мяч у него было очень трудно, но я представляю, как в современном футболе кто-то из футболистов взял бы и начал долго водиться. Его бы мгновенно убрали из состава. А тогда Дементьев устраивал цирк, народу это нравилось. Были очень хорошие футболисты - Виктор Фомин, выдающийся наш нападающий на левом фланге. Юра Грамматикопуло приехал из Абхазии со своей филигранной техникой, Юра Войнов... Голубев в защите... Серьезные были футболисты. Для нас они были богами, на которых мы молились. Ну, а для меня этап футбольной школы молодежи был профессиональным, начал получать хорошую зарплату. Всем мальчишкам установили по 800 рублей, большие тогда деньги. Отец - строитель, а потом чиновник городского масштаба, зарабатывал 1200, а я почти столько же и он не мог понять, за что мне платят. Надо было выдерживать очень серьезную конкуренцию в команде, где на каждое место было по несколько человек. Приходилось много работать, чтобы выиграть эту внутреннюю борьбу, стать квалифицированным игроком. При этом любимое занятие еще и приносило материальное благосостояние. Я даже стал верить в благоприятные обстоятельства, божественное провидение в лице Балакина, приведшего меня в профессиональный спортивный мир. Ведь очень многое в жизни и футболе решает случай.

- Я помню многие ваши голы, но особенно гол великому Льву Яшину. Навес с правого края, когда мяч закрутился в дальнюю девятку. - Ну, этот удар потом и я, и многие другие пытались повторить, перевести в такой, который можно сделать сознательно. Дело в том, что так называемые Бессарабские ворота главного стадиона недаром считались благоприятными для динамовских нападающих. Было замечено, что с Черепановой горы как раз вечерком, когда жара уходила, начинал дуть ветерок. И в случае с Яшиным он сыграл свою роль, помог мячу закрутиться в ворота, после моей передачи - уж не помню кому, кажется Каневскому, который удачно очень открылся. А вообще самый удачный свой гол я забил в 1964 году в кубковом матче с московским "Спартаком". Мы разыграли простую комбинацию с Йожефом Сабо, я на скорости удачно встретил мяч и ударил так, что Маслаченко даже руки не успел поднять. Пушечный удар получился.

- Мне еще запомнилось, что когда любой человек из команды бил по воротам, то на вратаря мгновенно набегали вы...
- Ну, это издавна отработанный вариант, начиная с Комана, который, не обладая большой скоростью, здорово выбирал момент для добивания и часто, таким образом, заколачивал голы. Мне это было легко исполнять, просто надо было стартовать вместе с ударом товарища и успеть посмотреть - надежно вратарь взял мяч или нет.

- Кстати, об игре головой - вы здорово играли, сотни раз били по мячу. А последствий у вас от этого не было, каких-то дополнительных проблем?
- Не было. Мои проблемы не зависят от ударов мячом по голове. А вот у Онищенко было несколько сотрясений. Меня один раз Кавазашвили кулаком по голове достал, хотя и мяча-то уже на голове не было. Нокаута, правда, не получилось, я только ориентацию потерял.

- Давайте вернемся к вопросу об измерении результатов. Вас ведь называли "королем воздуха", вы хорошо выпрыгивали, а результат свой в прыжках в высоту измеряли?
- Я же учился в институте физкультуры на стационаре. Прыжок в высоту у меня был на третий разряд - 160 см. На 30 метров я бегал с высокого старта из четырех секунд.

- Это что-то уж слишком хорошо.
- Да у нас норматив такой для всех футболистов - именно меньше четырех секунд.

- А пенальти вы когда-нибудь били?
- Один раз я попробовал - и неудачно. После этого сказал: пусть бьют те, кто умеет это делать.

- Карьеру футболиста вы заканчивали в Донецке вместе с Валерием Лобановским. Нет ли ощущения, что не всего достигли как игрок, что тренеры рано решили с вами расстаться?
- Там была обычная футбольная интрига, которая разрешилась не в нашу пользу. Тренером "Шахтера" был тогда Олег Александрович Ошейков. Он то ли приревновал нас, то ли почувствовал конкуренцию своей тренерской деятельности. Мы начали высказывать свое мнение руководству команды. Кому это понравится?

У Олега Петровича и сегодня есть свое мнение по многим спорным вопросам. Советы опытного специалиста продолжают приносить пользу "Динамо". И если скорость бега нападающего Базилевича уже в прошлом, то в скорости футбольной мысли он и сейчас среди первых.

Материал из клубного журнала ФК Динамо Киев
Ответить с цитированием
  #838  
Старый 02.03.2022, 23:40
Аватар для Вадим Крылов
Вадим Крылов Вадим Крылов вне форума
Новичок
 
Регистрация: 06.06.2014
Сообщений: 15
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Вадим Крылов на пути к лучшему
По умолчанию Непродинамленные юбиляры

https://www.gazeta.ru/sport/2013/12/19/a_5811737.shtml
19 декабря 2013, 23:02 Спорт
«Динамо» Киев

13 мая 1927 года межведомственной комиссией по делам общественных организаций и союзов Киевского округа был официально зарегистрирован устав киевского пролетарского спортивного общества «Динамо». Под его флагом собрались представители ОГПУ, футболисты которого защищали цвета клуба «Совторгслужащие».

Поэтому попытки руководства «Динамо» создать во время сезона свою футбольную команду успехом не закончились, так как «Совторгслужащие» были одними из главных претендентов на призовые места в чемпионате Киева. А первое упоминание о футбольном клубе «Динамо» появилось лишь 5 апреля 1928 года в газете «Вечерний Киев».

«Динамо» является самым титулованным футбольным клубом в истории советского и украинского футбола. Это один из двух футбольных клубов (вместе с московским «Динамо»), участвовавший во всех чемпионатах СССР в высшем дивизионе. В 1961 году киевляне стали первой немосковской командой, выигравшей чемпионат СССР. А в 1975 году они стали первым советским клубом, завоевавшим европейский трофей.

Кроме того, это 13-кратный чемпион СССР, 11-кратный серебряный и трехкратный бронзовый призер, девятикратный обладатель и финалист (лишь в 1973 году) Кубка СССР, 13-кратный чемпион Украины, восьмикратный серебряный и бронзовый (2012/13) призер, девятикратный обладатель Кубка Украины и трехкратный финалист, пятикратный обладатель Суперкубка Украины, двукратный обладатель Кубка Кубков (1974/75 и 1985/86), обладатель Суперкубка УЕФА — 1975 и финалист-1986, трехкратный полуфиналист Кубка/Лиги чемпионов (1976/77, 1986/87 и 1998/99), полуфиналист Кубка УЕФА — 2008/09.
Ответить с цитированием
  #839  
Старый 16.03.2022, 18:48
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 844
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Михаил ФОМЕНКО

http://www.rusteam.permian.ru/players/fomenko.html
Фоменко, Михаил Иванович. Защитник. Мастер спорта СССР международного класса (1975). Заслуженный мастер спорта СССР (1975).

Родился: 19 сентября 1948, село Малая Рыбица Сумской области, Украинская ССР.

Воспитанник ДЮСШ «Спартак» /Сумы/.

Клубы: «Спартак» Сумы, Украинская ССР (1966–1969), «Заря» Ворошиловград /ныне – Луганск/, Украинская ССР (1970–1971), «Динамо» Киев, Украинская ССР (1972–1978).

3-кратный чемпион СССР 1974, 1975, 1977. 2-кратный обладатель Кубка СССР 1974, 1978. Обладатель Кубка обладателей Кубков УЕФА: 1975. Обладатель Суперкубка УЕФА: 1975.

За сборную СССР сыграл 24 матча (в том числе за олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей*).

Серебряный призер чемпионата Европы 1972 года (был в заявке команды, на поле не выходил). Бронзовый призер Олимпиады 1976 года.

* * *

«АВТОРИТЕТАМИ ДЛЯ МЕНЯ БЫЛИ ТОЛЬКО ПЕЛЕ И ЛОБАНОВСКИЙ»

Минувшей осенью и без того не слишком окрепший украинский футбол пережил сразу несколько потрясений. Ко всем неудачам сборной добавились беспрецедентная по своим последствиям дисквалификация киевского «Динамо», террористический акт против президента футбольного клуба «Шахтер» (Донецк) Александра Братина, массовое избиение судей игроками прямо на стадионах.

В цивилизованном футбольном сообществе каждое такое происшествие расценивается как чрезвычайное. Но при любых бедах не стоит забывать и о праздниках. Пусть победа киевского «Динамо» над мюнхенской «Баварией» в двухраундовом двадцатилетней давности поединке за Суперкубок УЕФА сегодня и кажется очень далекой. Но ведь она была. И стала целым событием в истории тогда еще советского футбола.

Двадцать лет — чем не юбилей, который не грех отметить, особенно при нашей теперешней скудной на футбольные удачи жизни? Да и сколько еще ждать следующей победы над клубом класса «Баварии» образца 1975 года, в составе которой играли Беккенбауэр, Майер, Мюллер?..

Одним из участников тех встреч был нынешний главный тренер киевского клуба «ЦСКА-Борисфен», тогдашний капитан «Динамо» Михаил Фоменко, принявший б октября 1975 года из рук итальянца Артемио Франки огромный серебряный кубок.

— Михаил Иванович, тяжелым оказался приз?

— Скажем так, увесистым — большущая чаша на постаменте. Франки в одиночку ни за что бы ее не поднял. Мы обменялись с ним рукопожатиями, игроки получили дипломы и специальные медали УЕФА, а Кубок мне пришлось тащить вместе с Анатолием Коньковым и Владимиром Веремеевым.

— А завоевать его было тяжело?

— Скажу так: «Бавария» была для нас идеальным, как принято говорить, раздражителем. Лучшая команда ФРГ, двукратный обладатель Кубка чемпионов, сплошь звезды, составлявшие основу сборной — в то время чемпиона мира и Европы. Но и мы к осени 1975 года знали, чего стоим. За плечами были опыт, мастерство, уверенность, подкрепленные весенней победой в Кубке кубков… Так что «Баварии» мы не боялись.

— Что и подтвердил первый матч в Мюнхене, где все решил
супергол Олега Блохина, обыгравшего четырех защитников во главе с Беккенбауэром и пробившего мимо Майера в дальний угол.

— Наверное, все, кто видел тот гол, до сих пор помнят его. Прекрасный гол. Но я бы не сказал, что только он все решил. Главную роль сыграли самоотверженность, полная самоотдача всех игроков. Ведь, если помните, в нашем составе оказалось тогда много больных, травмированных. По сути, только у восьми человек не было проблем. Остальные вышли на уколах. Тренеры не могли даже замен сделать. Тактически наша команда тоже превзошла «Баварию», лишив ее игроков возможности играть в точный пас. Даже у Мюллера, славившегося своим умением создать момент из ничего, шансов не было.

— Повторный, киевский поединок сложился более легко. И по результату — 2:0, и по игре — мячей могло быть больше.

— Визуально да. Но эта легкость пришла во время игры. А перед ней психологическое напряжение было достаточно высоким. Мы понимали, что уступить не имеем права. Но понимали и то, что это футбол, что «Бавария» просто так не сдастся. Масла в огонь подливали невозмутимость, бодрое расположение духа в лагере немецкой команды, огромный зрительский интерес. Словом, о выездной победе мы старались не думать. Все нужно было решать здесь, в Киеве. Думаю, немцы не слишком долго тешили себя надеждами — игра нам удалась. В конце ее даже Беккенбауэр, славившийся своим умением биться до конца, не скрывал желания побыстрее услышать финальный свисток.

— Что вы чувствовали, когда перед матчем как капитан обменялись с Кайзером Францем рукопожатиями и вымпелами? Ведь в те годы Беккенбауэр и Кройфф были звездами номер один в мировом футболе.

— Какого-то благоговения, преклонения перед ними у меня не было. Во-первых, авторитетом для многих футболистов моего поколения был только Пеле. А во-вторых, мы ведь не восхищаться немцами выходили на поле, а доказывать, что сами не лыком шиты.

— А вот тренер «Баварии» Деттмар Крамер своего восхищения игрой одного футболиста не скрывал. Олег Блохин опять забил оба гола, и Крамер признался, что руководители его клуба многое бы дали, чтобы заполучить этого форварда.

— Для Блохина это был лучший сезон в карьере, и он справедливо был отмечен «Золотым мячом».

— А для вас?

— Для меня тоже. Как, наверное, и для многих других ребят.

— А вас приглашали в зарубежные клубы?

— В прямом смысле нет. Тогда ведь само упоминание о выступлениях за рубежом считалось чуть ли не преступлением. Нам всю жизнь втолковывали, что наше общество — лучшее, что профессиональный спорт чужд советскому человеку. И мы своей игрой, успехами на футбольном поле должны были доказывать, что это именно так. Косвенно же слышать приходилось, что тем или иным игроком «Динамо», сборной СССР интересуются богатые клубы Запада. Во время выездов за рубеж в местных газетах встречал и свою фамилию рядом с умопомрачительными суммами и названием известной команды.

— Жалеете, что не удалось поиграть, скажем, в Испании или еще где-нибудь?

— А чего жалеть? У нас ведь тоже была команда европейского класса, а чемпионат по уровню был вполне соизмерим с чемпионатами ведущих футбольных стран континента.

— Но зарабатывали вы гораздо меньше, чем игроки иностранных клубов.

— И тем не менее футболисты отнюдь не бедствовали и тридцать лет назад, когда я начинал, и двадцать, когда в составе «Динамо» добился наибольших успехов. Но тогда материальные блага были вторичны, отодвигались как бы на второй план перед такими понятиями, как ответственность, достоинство, патриотизм. К тому же мы знали, что наши труды будут надлежащим образом оценены.

— Как это выглядело конкретно после побед над «Баварией»?

— За выигрыш в Мюнхене мы получили по 600 марок. Домашняя победа была оценена в тысячу рублей.

— Не густо…

— По сравнению с игроками немецкого клуба, которым обещали по 30 тысяч марок, да. Но для нашей страны и нашего времени это были деньги. Во всяком случае, выдвигать какие-либо ультиматумы нам не могло и в голову прийти. Не хочу идеализировать то время, но если сегодня игрок вначале хочет все получить, а уж потом сделает одолжение — соизволит сыграть, то я отказываюсь это понимать. Как и отказываюсь понять 18-летнего мальчика, толком еще не научившегося останавливать мяч, но уже торгующегося
параллельно с тремя клубами за подпись в контракте.

— А вам в 18 лет не хотелось красиво жить, иметь, к примеру, машину?

— Хотелось. Как, наверное, и каждому молодому человеку, у которого есть в жизни цель. Но если целью становятся только красоты, блага жизни, то при чем здесь футбол? Их ведь можно достичь рэкетом, воровством. Я, конечно, утрирую. Но при этом имею в виду откровения капитана итальянской «Сампдории» Манчини, рассказывающего о тогда еще его партнере по команде Виалли. Так вот, какие бы суммы ни значились в контракте, Виалли никогда себе не позволял сыграть спустя рукава, просто отбыть номер. Ни в ту пору, когда его доходы не превышали заработка уличного торговца, ни сейчас, когда он стал миллионером. Футбол у него на первом месте. И он твердо знает, что эта избранная им профессия сделает его состоятельным человеком.

— Наверное, это и есть профессионализм.

— Так ведь и у нас не любительский футбол. По названию, правда. По сути же профессионального отношения к делу добиться от игроков очень трудно. Приходится убеждать, заставлять, воспитывать.

— Двадцать лет назад вас тоже заставляли, убеждали?

— Играть в футбол? Да что вы! Меня убедили однажды, гораздо раньше. Потом оставалось только подхлестывать все более высокими задачами.

— ?

— Я ведь поначалу футболистом становиться не собирался. Рано — в 16 лет — пошел работать на завод. Получал по тем временам вполне достойные деньги — до 200 рублей в месяц. Чувствовал себя уверенно, независимо. Мог, как вы говорите, и одеться красиво, и на черный день отложить. Ради удовольствия поигрывал за заводскую юношескую команду. Видимо, кое-что получалось, раз тренеры звали заняться футболом более серьезно. Но по-настоящему понял, что это не пустые слова, лишь после того, как получил приглашение в команду мастеров — сумской «Спартак».

— В ту пору это был коллектив класса «Б», не слишком заметный…

— …но достаточно прочный. В своей зоне мы занимали ведущие позиции. Даже выигрывали турнир и выступали в финальной пульке. Линия защиты в команде была самая молодая — все примерно моего возраста. Впереди же играли более опытные, зрелые футболисты. И так сложилось, что своей игрой мы заслужили уважение ветеранов. Пропускали мало, действовали строго, надежно. Благодаря этому «Спартак» очень неплохо выступал на выезде, слыл командой, неудобной для хозяев. К тому же судьи тогда больше занимались выполнением своих непосредственных обязанностей.

— А когда на вас обратили внимание тренеры луганской «Зари»?

— Как-то к нам в команду, в Сумы, приехала столичная социологическая научная группа. Проводили опрос, общая направленность которого — почему мы занимаемся спортом? Один из вопросов звучал так: Чего бы вы хотели добиться?» Я написал: «Хочу играть в сборной Союза». Ребята смеяться стали, мол, пацан, а куда лезет. Но я к тому времени уже решил: если играю в футбол, то и относиться к этому буду серьезно.

— Поэтому приглашение в Луганск восприняли как должное?

— Как шаг к мечте. Поставить цель просто. Идти к ней, добиться своего — несоизмеримо труднее. Здесь моего желания и даже труда мало. Многое зависит от стечения обстоятельств, везения, если хотите. Наверное, мне в какой-то степени повезло. Известный специалист Герман Зонин, принявший в канун 1970 года «Зарю», дал мне шанс подняться ступенькой выше. Это была молодая, быстро прогрессирующая команда, ставшая откровением для многих старожилов высшей лиги.

— Тем не менее накануне чемпионского сезона вы оставили «Зарю».

— Так ведь звали куда? В киевское «Динамо», в лучший клуб страны! Золотых медалей, правда, пришлось пару сезонов подождать. В команде как раз шла смена поколении, наигрывался практически новый состав. Тем не менее мы дважды подряд финишировали вторыми, а я в июле 1972 года в матче против Финляндии дебютировал в составе сборной СССР.

— Сбылась мечта?

— Нет, была достигнута цель. Хотя по большому счету основным игроком сборной я стал несколько позже, с приходом к ее рулю Валерия Лобановского.

— Недоброжелатели поговаривали, будто Лобановскому повезло — в конце 1973 года он принял практически готовую команду.

— Но эти же недоброжелатели умолкли, когда в 1986 году выстрелила совершенно другая команда. Да, подбор исполнителей в середине 70-х оказался готов к воплощению задач, которые ставил тренер. Но, уверен, если бы в то время в «Динамо» были другие игроки, Лобановский своему максимализму все равно не изменил бы. Он бы искал, что-то тасовал, но обязательно бы двигался вперед. А потом, не только ведь у него были хорошие условия для создания мощного коллектива. Просто он лучше других умел распорядиться имеющимися возможностями.

— После окончания Высшей школы тренеров вы вновь оказались вместе с Лобановским — теперь уже в роли его помощника.

— И вновь почерпнул для себя немало полезного. Во всяком случае, когда переходил на самостоятельную работу, робости, неуверенности не чувствовал.

— Тем не менее, извините, достижения Фоменко-тренера уступают успехам Фоменко-игрока.

— Видимо, мой час на этом поприще еще не пробил. Это, во-первых. А во-вторых, многое в футболе, как я уже говорил, зависит от стечения обстоятельств, других факторов. Мне приходилось работать с командами, стесненными как материально, так и поставленными перед ними целями. Хотя ни один сезон не прошел впустую, а выход «Гурии» в высшую лигу союзного чемпионата не побоюсь записать в актив.

— Приглашение в киевское «Динамо» стало как бы признанием вашей тренерской квалификации. После отъезда Лобановского за рубеж Анатолию Пузачу не удалось удержать команду в надлежащем состоянии, и она проиграла золото первого национального чемпионата Украины. Зам отводилась роль спасителя?

— Какая роль, вы сами решайте, Но самочувствие команды в самом деле было неважное — депрессия, апатия, разобщенность. В общем, задача ставилась конкретная — вернуть команде статус лидера.

— В том сезоне «Динамо» стало чемпионом и обладателем Кубка страны, осенью на своем поле расправилось с «Барселоной» в Кубке чемпионов…

— Конечно, приятно было увидеть плоды своих трудов. Как приятно само по себе было возвращение в этот клуб, которому отданы лучшие годы. Но судьба капризна. Убедился в этом в который раз, когда понял, что я там нежеланный гость.

— Довольно неожиданно вы объявились в ровенском «Вересе» и столь же внезапно оставили его.

— Президент этого клуба Валерий Коротков искренне желал создать боеспособный коллектив. Но силенок у него не хватило в самый неподходящий момент, когда и состав подобрался неплохой, и опыта ребята поднакопили. Я же не мог, не имел права требовать от них полной самоотдачи, зная, что несколько месяцев они не получали зарплаты.

— И вы отдали предпочтение экзотической Гвинее.

— Материальная сторона контракта с федерацией футбола этой страны меня устраивала. И раз не сложилось на родине, с большим или меньшим удовольствием отведенные два года отработал бы. Несмотря на то, что впечатление страна произвела весьма специфическое. Как тропическим, с непомерной влажности климатом, вероятностью не один раз переболеть малярией, так и низким уровнем жизни. Цивилизацию по нашим, европейским, меркам я обнаружил здесь только в «американском городке» — поселке для граждан США, работающих здесь на филиале одной из фирм. Но все круто изменил звонок из Киева от президента футбольного клуба «ЦСКА-Борисфен» Дмитрия Злобенко.

— К тому времени вы успели уже провести отборочный матч розыгрыша Кубка Африки.

— Да, мои подопечные на выезде обыграли команду Ботсваны — 1:0. Однако моей подписи в контракте еще не было: словно предчувствуя что-то, я не торопился юридически оформлять отношения, присматривался. Оказалось, не напрасно. Хотя гвинейские футбольные, да и правительственные власти никак не хотели верить в мой отъезд. Во всяком случае, с первого раза улететь не удалось. Прямо с трала под присмотром полицейских меня конвоировали в здание федерации, где потребовали объяснении, так сказать, перед лицом общественности. Пришлось еще раз повторить свои доводы, На сей раз препятствий чинить не стали.

— Чем вас так убедил Дмитрий Злобенко?

— Своей искренностью, страстным желанием создать в Киеве еще одну боеспособную команду. Мне в этом процессе была отведена вполне почетная роль. И без раскачки пришлось приняться за работу.

— Судя по результатам, вам есть чем похвалиться. Дебютант высшей лиги в ходе первого круга умудрялся даже возглавлять турнирную таблицу, а на промежуточный финиш пришел четвертым, уступая лишь «Динамо», «Черноморцу» и «Днепру» — признанным авторитетам.

— Делать выводы пока рано. Замечу лишь, что речь сейчас идет скорее о становлении команды. В то же время мы не отказываемся от возможности побороться за призовое место, завоевать путевку в еврокубки.

Юрий КАРМАН, Киев

Газета «Спорт-Экспресс», 23.01.1996

* * *

МИСТЕР НАДЁЖНОСТЬ

Заслуженный мастер спорта, трехкратный чемпион СССР, двукратный обладатель Кубка СССР, бронзовый призер Олимпийских игр, обладатель Кубка кубков и Суперкубка УЕФА-75, Михаил Фоменко пришел в киевское «Динамо» перед началом сезона 1972 года. «Прогадал, — посмеивались пессимисты, — ушел из «Зари», а она стала чемпионом страны». А «Динамо» тогда никак не могло выбраться из «серебряной» полосы.

Фоменко занял место свободного защитника, с каждой игрой достигая все лучшего взаимопонимания с партнерами. А подобрались они хоть куда: справа в первые годы играл Доценко, затем это место закрепилось за Трошкиным; слева — Матвиенко, владевший всеми необходимыми для высококлассного защитника навыками; передний центральный защитник — Решко, сильный в единоборствах, самоотверженный игрок.

Эта великолепная четверка вместе с вратарем Рудаковым обеспечивала надежные тылы, а атаковать динамовцы столицы Украины всегда умели. Успехи не заставили себя долго ждать: в 1974 году — первое место в чемпионате страны и Кубок СССР, в 1975 году — повторение чемпионского восхождения, Кубок обладателей кубков и Суперкубок УЕФА. Были и другие призы: «золото» 1977 года, Кубок страны 1978-го. Вообще, следует заметить, что за время пребывания в киевском «Динамо» Фоменко ни в одном году не оставался без наград.

В 1972 году Фоменко дебютировал и в сборной. Это случилось 16 июля на стадионе финского города Васа. В главной команде страны Михаил принимал участие в отборочных играх чемпионатов мира и Европы, Олимпийских играх 1976 года в Монреале. На матчи чемпионата Европы с национальными командами Швейцарии, Чехословакии, товарищескую встречу со сборной Венгрии в Будапеште Михаил Фоменко выводил сборную СССР в качестве капитана.

А с какими нападающими Фоменко и его партнеру по обороне Стефану Решко довелось вести нелегкую борьбу! В розыгрыше Кубка кубков это — Жеков, армеец из Софии, обладатель «Золотой бутсы», Крауз из «Айнтрахта», которого беспрестанно снабжали мячами чемпионы мира Грабовски и Хольценбайн, двухметровый гигант Эдстрем и братья Керкхоф из «Эйндховена», а в борьбе за Суперкубок УЕФА — знаменитый бомбардир Герд Мюллер из «Баварии».

Михаил не раз по ходу игр приходил на помощь вратарю динамовцев и сборной страны Рудакову, спасая ворота от, казалось бы, верных голов. Может, потому Евгений, отвечая на вопрос журналиста о том, кого бы он выделил как подлинного бойца, отдающего все силы поединку, остановился на трех мастерах — Колотове, Веремееве и Фоменко.

Газета «Киевские ведомости», 11.09.2009
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ
ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
и
г
и
г
и
г
1





16.07.1972
ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 1:1
г
2





18.04.1973
СССР - РУМЫНИЯ - 2:0
д
3





05.08.1973
СССР - ШВЕЦИЯ - 0:0
д
4





05.09.1973
СССР - ФРГ - 0:1
д
5





26.09.1973
СССР - ЧИЛИ - 0:0
д
6





17.10.1973
ГДР - СССР - 1:0
г
7





02.04.1975
СССР - ТУРЦИЯ - 3:0
д
8





18.05.1975
СССР - ИРЛАНДИЯ - 2:1
д
9





08.06.1975
СССР - ИТАЛИЯ - 1:0
д
10





12.10.1975
ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 0:1
г
11





12.11.1975
СССР - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:1
д
12





23.11.1975
ТУРЦИЯ - СССР - 1:0
г
13





29.11.1975
РУМЫНИЯ - СССР - 2:2
г
14





20.03.1976
СССР - АРГЕНТИНА - 0:1
д
15





24.03.1976
БОЛГАРИЯ - СССР - 0:3
г
16





24.04.1976
ЧЕХОСЛОВАКИЯ - СССР - 2:0
г
17





22.05.1976
СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 2:2
д
18





26.05.1976
ВЕНГРИЯ - СССР - 1:1
г
19





23.06.1976
АВСТРИЯ - СССР - 1:2
г
20

1



19.07.1976
КАНАДА - СССР - 1:2
г
21

2



23.07.1976
КНДР - СССР - 0:3
н
22

3



25.07.1976
ИРАН - СССР - 1:2
н
23

4



27.07.1976
ГДР - СССР - 2:1
н
24

5



29.07.1976
БРАЗИЛИЯ - СССР - 0:2
н
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ

и
г
и
г
и
г
24

5





матчи
Ответить с цитированием
  #840  
Старый 18.03.2022, 08:40
Аватар для Rusteam
Rusteam Rusteam вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.12.2015
Сообщений: 844
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 7
Rusteam на пути к лучшему
По умолчанию Виктор ФОМИН

http://www.rusteam.permian.ru/players/fomin.html
Фомин, Виктор Трофимович. Нападающий.

Родился: 13 января 1929, город Славянское Сталинской области, Украинская ССР /ныне – Славянск Донецкой области, Украина/. Умер: 29 декабря 2007, город Киев, Украина.

Воспитанник юношеской команды клуба «Локомотив» Славянск.

Клубы: «Судостроитель» Жданов, Украинская ССР (1948–1949), «Шахтер» Сталино, Украинская ССР (1949–1953), «Динамо» Киев, Украинская ССР (1953–1959), «Арсенал» Киев, Украинская ССР (1959), «Локомотив» Винница, Украинская ССР (1960), «Звезда» Кировоград, Украинская ССР (1960).

За сборную СССР сыграл 3 матча.

* * *

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ «КРЕСТНИК» БЕРИИ

13 января одному из самых ярких игроков киевского «Динамо» 50-х Виктору Фомину должно было исполниться семьдесят девять. Минувшей осенью, во время празднования 80-летия ФК «Динамо», мы с ним набрасывали сценарий его будущего круглого юбилея...

«В БЫВШЕЙ ЕДИНОЙ И НЕДЕЛИМОЙ»

В бывшей единой и неделимой все было устроено так, что привлекательная столичная команда обладала значительными привилегиями в вопросах комплектования состава. Поэтому не удивительно, что в Киев отовсюду свозили тогдашних звезд. И что интересно, если звезда была настоящей, и свет ее отогревал преданные болельщицкие сердца, то ни о каком последующем возвращении «на родину предков» речи быть не могло — столица республики обладала неиссякаемым магнетизмом...

«ПРОФЕССИОНАЛ ВЫСОЧАЙШЕЙ МАРКИ»

Один из самых выдающихся игроков киевского «Динамо» 50-х Виктор Фомин обладал высокой скоростью, виртуозно работал с мячом, считаясь уникальным дриблером, мощно и неотразимо бил с левой... По мнению авторитетных специалистов, его игра предвосхитила развитие футбольной мысли лет на 15-20. «Это был профессионал высочайшей марки, сегодня я не вижу в Украине футболистов, подобных Трофимычу!» — это слова заслуженного тренера Украины Тиберия Поповича, левого защитника киевского «Динамо», который не одну сотню матчей провел рядом с Фоминым на одном фланге.

Любителей статистики, наверное, заинтересует, почему же такой замечательный мастер всего лишь пять матчей провел за сборную СССР? Этому есть объяснение. Во-первых, советский футбол еще с довоенных времен вполне можно было сравнить с чемпионатом Европы — из команд сильных и совершенно разных по стилю игры можно было сформировать не одну нынешнюю «высшую лигу»... Ведь сильных игроков было — с избытком, а значит, и выбор был затруднен: все зависело от объективности и прозорливости главного тренера сборной... Но не только. Над главным тренером дамокловым мечом нависало мнение вышестоящих инстанций: федерация футбола, Госкомспорт, профсоюзы... И даже ЦК большевистской партии во главе с самим Политбюро!.. Не говоря уже о вожде народов, который, как известно, был настолько «лучшим другом советских физкультурников», что иногда и сам мог вмешаться в любую ситуацию.

Вообще же в те годы Москва всегда была вершиной футбольной пирамиды. Конечно, уникальных игроков типа Пайчадзе, Шегоцкого, Симоняна, Воинова, Месхи, Понедельника, Банишевского и многих других могли пригласить в сборную, но руководству советского футбола было как-то удобнее, если бы лучшие игроки жили в Белокаменной... И каждый день в тренировках и играх были на глазах у всех тех, от кого в той или иной степени зависел вызов в главную команду страны. На фланге Фомина в сборной играл Анатолий Ильин из московского «Спартака», который постоянно на виду, водит компанию со всеми известными футболистами столицы, обласкан журналистами и тренерами... Тем более что умеет неплохо играть в футбол. Московский футбольный клан преодолеть было очень трудно.

«ТАМ, НА ШАХТЕ УГОЛЬНОЙ...»

В 1949 году Виктор играл за мариупольскую команду завода имени Ильича, когда в гости приехал донецкий «Шахтер». Фомин неплохо сыграл против своих кумиров. И тут же получил предложение переехать в Донецк, от которого отказываться, конечно же, не стал. В первой же игре за основной состав горняков его выпустили против самого ЦДСА с Федотовым и Бобровым! Видимо, сыграл новичок тогда не очень хорошо, потому что отправили его в дубль...

Но вскоре снова начали привлекать в основу: правда, все никак не могли найти место. Старший тренер Мазанов пробовал его даже на месте левого защитника. Лишь под конец сезона удалось закрепиться в «старте». А однажды Виктор сумел даже «с перепугу» забить гол самому «тигру»-Хомичу! И что удивительно — с лицевой линии... Правда, ту игру в Москве «Шахтер» проиграл 1:10! А как можно было не проиграть: динамовцы, став тогда чемпионами СССР, в сумме заколотили соперникам больше сотни голов. От россыпи знаменитых имен голова могла закружиться — сплошные звезды по теперешним временам! Покорители футбольной Англии!

«В ОДНОМ РЯДУ С ВЕЛИКИМИ...»

А на следующий год неожиданно для самого себя Фомин оказался в «списке 33-х лучших»: на левом краю первым стал Владимир Савдунин из московского «Динамо», вторым — московский армеец Владимир Демин, и третьим — никому дотоле не известный провинциал! «Шахтер» тогда занял 11-е место при 18-ти участниках — неплохо для вчерашнего аутсайдера. Ведь в 1949-м было последнее место! Но горняки обратились в Москву с просьбой оставить команду в классе «А», и на письмо работяг отреагировали положительно — уголек-то был нужен стране...

В 1951 году на Донбасс вернулся прославленный бомбардир «всесоюзного значения» Александр Пономарев, и горняки сразу же заняли третье место. В том сезоне Пономарев с Фоминым забили половину голов команды.

В полуфинале Кубка СССР «Шахтер» нарвался на сборную Московского военного округа — так называемую «команду города Калинина», в которой наличествовало много классных футболистов. Обыграть их было чрезвычайно трудно. Наверное, счет 0:1 — украинцев не очень огорчил...

Ну, а после отлично проведенного сезона «Шахтер» в 52-м вылетел из высшей лиги... На этот раз уже никакие просьбы о помиловании не помогли. Это был год Олимпиады в Хельсинки, и поэтому чемпионат был «урезанный» — в один круг, к тому же почти все игры проводились в Москве. Представители Донбасса «пролетели» по полной программе — никак, очевидно, не могли придти в себя от прошлогоднего успеха... В 1953-м главным тренером «Шахтера» стал Александр Пономарев.

ИЗ «ШАХТЁРОВ» — В «МЕНТЫ»

В 53-м «Шахтер» играл в классе «Б» — «по букве». Место Пономаря в центре нападения освободилось — Фомина назначили капитаном команды и перевели в центрфорварды. Играть там ему понравилось, к тому же класс «Б» — не высшая лига, так что с защитниками удавалось легко разбираться. В мае «Шахтер» приехал в Киев играть со СКА и разделал их штуки на четыре! После игры к нему подошел администратор «Динамо» Рафаил Фельдштейн: «Понравился ты начальству — жди, приеду...» В самом деле, когда «Шахтер» играл в Днепропетровске, Рафа поджидал Виктора в скверике, возле стадиона. Но поговорить не дали — кто-то, бдительный, шепнул Пономареву, и тот со своими помощниками бросился в сквер. Фельдштейну тогда прилично досталось...

Но «чекисты не сдаются»! Рафа подкараулил случай и успел пригласить Виктора... в областное управление МВД! Там он сразу же выложил все преимущества столицы Украины Киева перед городом Сталино, пообещал место в основе, со временем — квартиру и прочие блага. «Но ведь сезон уже начался — кто же разрешит переходить?» — засомневался Фомин. Тогда Рафа снял телефонную трубку и набрал какой-то номер: «Поговори с замминистра Мильштейном...» Из трубки раздался хрипловатый голос: «Не волнуйся, приезжай, мы заявим — я позвоню Берии и все устроится!»

Через пару дней, кое-кого предупредив и собрав чемоданчик, Виктор отправился на вокзал. Провожали друзья Ваня Федосов и Ваня Бобошко. А в Киеве перебежчика ждало неожиданное известие: министра КГБ Мешика, замминистра МВД Мильштейна и самого Лаврентия Берию арестовали! И МВД уже было не до футбола — дозаявкой никто заниматься не стал. И пока все как-то утрясалось, пришлось Фомину три месяца просидеть на стадионе без футбола: когда команда уезжала на игры, понемногу тренировался с пацанами, когда возвращались — Ошенков подключал к тренировкам...

«Динамо» в том году выступало крайне неудачно — временами создавалось впечатление, что вылет неизбежен. Но, наконец, пришел час Фомина. Во втором круге новичок вышел на поле против московского «Локомотива». Тогда «Динамо» пришлось играть на выезде несколько матчей подряд, и, когда заехали в Москву, тренеры решили, что без подкрепления не обойтись. Фомин забил и помог победить. И эта победа позволила киевлянам выйти из опасной зоны. В итоге — восьмое место. Отныне в основе на левом фланге вместо Владимира Богдановича постоянно выходил Виктор Фомин, закрепив за собой в команде 11-й номер.

Молодого быстрого и техничного «крайка» заметили в Москве. Столичные клубы часто брали Фомина в загранпоездки на товарищеские матчи. Всем нужен был хороший левый крайний! Несколько таких игр он провел за «Торпедо» и «Динамо». Динамовский тренер Михаил Якушин очень советовал перейти к ним. Но куда Москве до Киева — она такая большая, шумная, да и команд много...

«В КУБОК ВЛИЛИ СЕМЬ ЛИТРОВ ШАМПАНСКОГО...»

В 1954-м «Динамо» выиграло Кубок СССР, обыграв по дороге к финалу московские «Спартак», ЦДСА и ленинградский «Зенит». Это был настоящий подвиг! Жаль, что сегодня этому мало кто придает значение. Финал с армянами запомнился надолго. Наверное, потому что был первым и... последним. Трудная была игра — сплошной туман. «Динамо» удалось открыть счет: Коман прострелил, а Терентьев подставил «щечку». Правда, армяне вскоре поквитались и даже имели пару моментов, чтобы забить гол, но защита во главе с Голубевым и Макаровым выстояла. А во втором тайме, минут за десять до конца, Фомин запустил вперед Комана, и тот перебросил мяч через выбежавшего вратаря.

После игры в раздевалку набилось полно народу, каждый старался прорваться к хрустальному кубку, который Рафа наполнил шампанским. Правда, после могучих глотков Зазроева, Голубева и Фомина игристой жидкости заметно поубавилось, а когда дошла очередь до администратора, от семи литров напитка остался пшик. Рафе хватило только губы смочить.

На вокзал примчались без четверти двенадцать ночи — за пять минут до отхода поезда «Москва-Чоп». Еле втиснулись в какой-то вагон и потом долго еще разбирались со своими местами... Казалось, весь поезд празднует победу! Уснули, как убитые. Виталий Голубев даже во сне двумя руками держался за Кубок — никому не давал его потрогать. Правда, крышку от Кубка едва не забыли в вагоне — плохо держалась...

На вокзале яблоку негде было упасть — так, наверное, потом встречали космонавтов. Футболистов буквально разрывали на части: говорят, у кого-то даже утащили чемодан с формой — наверное, на сувениры... В этой толпе вполне можно было потеряться. Когда динамовцы наконец-то добрались до своего автобуса, обнаружилось, что нет ни Голубева, ни... Кубка! Невозможно описать, что было с тренером Ошенковым! Но решено было подождать до утра — кто-то видел, как Витасика окружили ребята с Подола. Был там тогда известный «авторитет», который страшно любил футбол...

На следующее утро Виталий все-таки на стадионе не появился, а начальство продолжало интересоваться судьбой хрустального трофея. Назревал скандал... Пришлось признаться. Министр МВД Украины Тимофей Строкач тут же «нажал на все рычаги», и на Подол отправилась «группа захвата». Нашли и Голубева, и невредимый кубок, из которого братва всю ночь пила то ли шампанское, то ли что покрепче.

А за выигранный Кубок (ранее он из Москвы уезжал лишь раз — в Ленинград), по воспоминаниям Фомина, наградили часами и выписали по 200 рублей на брата (машина тогда стоила 200 тысяч). Если бы не дали премиальные в Москве от «центрального» «Динамо», совсем грустно бы было....

«ТРОФИМЫЧ»

Семь сезонов верой и правдой служил Фомин киевскому клубу. Динамовский коллектив переживал период становления перед новым взлетом. Имелись успехи, случались неудачи. Но главным вершителем атак был именно Трофимыч. В основном голы забивались после его искусных фланговых передач (особенно преуспевал в этом Михаил Коман). Хорошо удавались Фомину и дальние удары. Став динамовцем, Фомин еще трижды назывался в числе 33-х лучших футболистов СССР, в составе сборной Украины был бронзовым призером Спартакиады народов СССР, в составе сборной Союза участвовал в отборочных матчах ЧМ-58.
Мастер спорта. Всего лишь! Так как хотя бы по совокупности достижений вполне мог бы стать и заслуженным мастером спорта или, на худой конец, мастером спорта международного класса. Не сложилось!

После смены Олега Ошенкова на Вячеслава Соловьева Фомин решил продолжить игровую карьеру в киевском «Арсенале» (заводской клуб, выступавший в классе «Б»), затем были кировоградская «Звезда» и винницкий «Локомотив». А динамовскую футболку с 11-м номером в 1959-м примерил на себя молодой и малоизвестный форвард Валерий Лобановский.

Фомин же, закончив выступления, стал главным тренером кадиевского «Шахтера». Через два года переехал в Запорожье, откуда вскоре перебрался в севастопольскую «Атлантику». Но черноморской романтики хватило лишь на два года: снова пригласили в Запорожье.

А потом Трофимыч каждый год менял клубы: «Днепр» (Днепропетровск), «Судостроитель» (Николаев), «Спартак» (Ивано-Франковск)... Но, когда представилась возможность вернуться в Киев, задержался здесь на целых шесть лет!

Однако в Киевском военном округе состояние армейского футбола зависело от отношения к нему командующего... Пришлось оставить вполне сложившийся коллектив и перебраться в Кременчуг. Но что такое украинская провинция: ни денег, ни славы — одни амбиции! И снова Крым — на этот раз керченский «Океан». А тут и подоспела пенсия... Но на заслуженный отдых Трофимыч не спешил. Работал тренером футбольной школы «Динамо», в 1983-м его подопечные стали чемпионами Украины.

«ПОСТСКРИПТУМ»

Годы брали свое, но Виктору Трофимовичу не сиделось дома — дважды в неделю заслуженный тренер республики тренировал мальчишек. Подбирал всех: тех, кто по какой-либо причине не подошел динамовским тренерам, и тех, кого приводили родители, случайно прослышавшие о необычной «школе». В общем, под руководством доброго «дяди Вити» на теннисных кортах напротив стадиона «Динамо» киевские мальчишки получали первые, самые ценные уроки мастерства. Бывали случаи, когда «приготовишки» Фомина через год-два надевали динамовскую футболку... Вот таких пацанов обучал азам футбола ветеран. Буквально до последнего дня жизни.

Земля тебе пухом, Трофимыч!

«ВОСПОМИНАНИЯ О ВЕЛИКОМ КЛУБЕ»

«Родненький!» было любимым словом Трофимыча. Так он всегда называл своих подопечных, во время занятий на гаревом поле. Представьте себе человека, которому далеко за семьдесят, в окружении 10-11-летних. Пацаны, разбившись на две команды, самозабвенно гоняют мяч. И тут голос Фомина: «Родненький, дай пас». Хлопчина откатывает мяч тренеру, и получает в ответ класснейшую подрезку — забивай, не хочу. И вновь голос наставника: «Еще разок! Куда, родненький, на ход даешь?! В ноги нужно. Стар я, чтобы бегать!»

Родненькими он стал называть и нас — журналистов «Футбола», корпевших над историей киевского «Динамо», и зачастивших к ветерану с просьбой поделиться воспоминаниями молодости.

«Ну что вам еще рассказать, родненькие? Ну, хотя бы это...» Далеко не все, поведанное Трофимычем, возможно опубликовать. Но кое-что из вошедшего не грех и повторить. Ведь выпуски из серии «Великие клубы», посвященные «Динамо» — ныне раритет.

Вот одно из таких воспоминаний.

Выпивали мы, конечно, крепко, бывало... Однажды после матча с ЦДКА в Москве, это было в следующем за завоеванием Кубка СССР сезоне, наш лепший друг Никита Симонян зазвал меня и Андрея Зазроева в ресторан. В гостиницу, где обитало «Динамо», мы вернулись уже в известном состоянии — в дымину! Я сразу прилег и подушкой накрылся, а Зазроев нарвался на нашего тренера Ошенкова... Не заметить нашего состояния было невозможно, и наставник, разумеется, поднял шум. Зазроев, однако, уступать не пожелал, и завязалась яростная перепалка, которую припоминаю весьма смутно... Паша Виньковатов, который жил с нами в одном номере, не пил — он все больше на сладкое налегал. Он-то и выступил самым беспристрастным свидетелем происходившего. Так вот, Ошенков орет на Зазроева: «Я тебя заслуженным мастером спорта сделал!» Тот ему: «А я тебя — заслуженным тренером!» В конце концов, Андрей для вящей убедительности решает прибегнуть к моей помощи: «Витя, вот скажи, ты как к Ошенкову относишься?» Я из-под подушки: «Да я его... Да я его ненавижу!»

Наутро смотрю — Зазроев как ни в чем ни бывало общается с Ошенковым, тренируется, бегает вокруг озера, вчерашнее выгоняет. А вот меня отправляют в Киев, в то время как вся команда должна была сразу в Тбилиси лететь (проиграли мы тогда, к слову). Рафа спрашивает: «Ты как, самолетом полетишь или поездом поедешь?». Что я, дурак? Конечно, самолетом. Прилетел в Киев, делать нечего, лежу с друзьями на пляже. Тут они мне: «Давай, делай ноги, ходит милицейский патруль, футболиста ищет!». Я: «Да ну, не буду прятаться». Выцепили они меня и под белы рученьки — в кабинет генерала Строкача, главного нашего начальника. Ну-ка, голубь сизый, докладывай, что и как... Я рассказал все, как было. Ну, он посмеялся от души и вернул меня в команду...

Максим МАКСИМОВ

Журнал «Футбол» (г. Киев), 03.01.2008
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ
ДАТА
МАТЧ
ПОЛЕ
и
г
и
г
и
г




1

06.02.1955
ИНДИЯ - СССР - 0:4
г




2

27.02.1955
ИНДИЯ - СССР - 0:3
г
1





26.06.1955
ШВЕЦИЯ - СССР - 0:6
г
2





21.07.1957
БОЛГАРИЯ - СССР - 0:4
г
3





27.07.1957
СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 2:1
д
ПЕРВАЯ
ОЛИМП
НЕОФИЦ

и
г
и
г
и
г
3



2



матчи • соперни
Ответить с цитированием
Ответ

Метки
динамо.к


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:04. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS