Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Страницы истории > История России

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 12.04.2014, 18:26
Аватар для Forbes
Forbes Forbes вне форума
Местный
 
Регистрация: 08.08.2011
Сообщений: 315
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Forbes на пути к лучшему
По умолчанию *2045. Самый смелый человек в СССР

http://www.forbes.ru/ekonomika/lyudi...vzaimosvyazany

Самый смелый человек в СССР
21 мая исполняется 90 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова
Алия Бегишева | 20 мая 2011 18:55
















Андрей Сахаров, 1921 - 1989
Всего 15 фото

Опубликовано в журнале GEO №158 за май 2011

На свою последнюю битву Андрей Дмитриевич Сахаров вышел 12 декабря 1989 года.

В СССР — кризис. Впервые после войны введены талоны на сахар, бастуют шахтеры, митингуют крымские татары, в Нагорном Карабахе — стрельба. Но руководство страны в нерешительности — то ли железной рукой наводить порядок, то ли начинать реформы. Коммунисты пытаются удержаться у власти, но остановить новую эпоху уже невозможно. Виктор Цой поет «Мы ждем перемен»; впервые после хрущевской «оттепели» у граждан просыпается интерес к политике. Самые интересные телепередачи — прямые трансляции съезда народных депутатов. Люди ходят по улицам с радиоприемниками и даже берут отпуска, чтобы не пропустить ничего важного.

За полгода до этого, 9 июня 1989 года. Первый съезд народных депутатов подходит к концу. Академик Сахаров просит дать ему 15 минут для выступления: «Это очень важно». Депутаты недовольно шумят, Михаил Горбачев дает пять. Сахаров начинает с критики: съезд не выполнил главной задачи, не реформировал власть, избрав Горбачева председателем Верховного Совета СССР «без дискуссии и даже без символической альтернативности». Поэтому тот обладает «абсолютной, практически не ограниченной властью». «Это крайне опасно, даже если этот человек — инициатор перестройки»…

Пять минут заканчиваются сразу после того, как Сахаров требует отменить шестую статью конституции, закрепляющую монополию КПСС на власть. Раздается звонок, Горбачев повторяет «хватит, заканчивайте», зал шумит, затем выключают микрофон.

Но неприкосновенное затронуто. Слова Сахарова разносятся по стране, обсуждаются в метро, в парках и очередях, повторяются на митингах, выливаются в протест против власти в письмах и телеграммах.

Андрею Сахарову пишут со всей страны так, как в России писали царю. Жительница Волгоградской области просит помочь осужденному сыну. Она не знает Сахарова, но обратиться к нему «посоветовали добрые люди». 70-летний оленевод с Таймыра, озабоченный упадком хозяйства, обращается к Сахарову как к последней инстанции, так как «говорят, Вы никому не отказываете». Коммунист из Белоруссии пишет: «Потерял веру в партию — в стране хаос, расхлябанность, бесхозяйственность». Обращается к Сахарову, ибо он самая «уважаемая и честная фигура в Верховном Совете».

И вот, спустя полгода, в первый день работы Второго съезда, Сахаров вновь стоит перед депутатами. «Отец» водородной бомбы; единственный советский лауреат Нобелевской премии мира, проживший в ссылке столько же лет, сколько продолжалось военное вмешательство СССР в Афганистане, против которого он протестовал.

Высокий, сутулый, худой, с венком седых волос на ученой лысине, раньше времени состарившийся, необыкновенно застенчивый и необыкновенно настойчивый. Носящий чересчур короткие брюки, а иногда даже и разные ботинки. Один перед 2106 депутатами. Перед телевизорами — миллионы. Над ним — Михаил Горбачев. Сахаров требует включить в повестку дня вопрос об отмене шестой статьи конституции. «Я получил много писем от советских людей, требующих отменить эту статью», — говорит он.

Горбачев раздражен: «Я вам дам тысячи телеграмм! Не надо манипулировать мнением народа!» Сахаров, как всегда, вежливо, уточняет: у него 60 000 подписей и 5000 телеграмм. Спору между самым могущественным и самым смелым, между главным перестройщиком и главным диссидентом внимает вся страна. Опросы общественного мнения показывают: Сахаров занимает первое место по популярности среди советских лидеров, обогнав самого Ленина — и Горбачева.

Спустя два дня сахарова не стало. Вернувшись домой с заседания Межрегиональной депутатской группы (МДГ), либеральной фракции съезда, на которой он призывал к забастовке против шестой статьи, он объявил жене и собравшимся дома друзьям: «Завтра будет битва!» Прошел в кабинет отдохнуть — и умер. Причиной смерти врачи назвали врожденную болезнь сердца.

Люди прощаются с Сахаровым три дня.

4 февраля 1990 года 200 000 человек протестуют в Москве против руководящей роли коммунистической партии. И уже через месяц пленум ЦК КПСС поддерживает инициативу Горбачева о введении многопартийности. 12 марта Третий съезд народных депутатов отменяет шестую статью. «Поправка депутата Сахарова» — под этим скромным именем вошло в историю, по определению депутата Анатолия Собчака, самое радикальное событие России с октября 1917 года.

«Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне собственной судьбы», — писал Сахаров, следуя традиции российской интеллигенции занижать собственные заслуги.

Он родился 21 мая 1921 года в Москве. Его отец Дмитрий Сахаров — преподаватель физики. Живут Сахаровы, как в то время все — бедно. Роды были тяжелыми, ребенок слаб. Сахарова спасают весна и НЭП, короткий период процветания в голодной стране, достигнутый возвратом к рыночной экономике. А главное: родители Андрея — Дмитрий Сахаров и Екатерина Софиано — любят друг друга и обожают своего первенца. «Внутреннее благородство, присущее Сахарову, было воспитано в семье. Он доброжелательно относился к любому», — говорит правозащитник Сергей Ковалев. Без родительской любви развить в себе такие качества невозможно.

Вскоре многочисленные учебники и научные работы принесут известность Дмитрию Сахарову и позволят снять комнату в загородном доме, купить сыну книги и заграничный деревянный самокат. На нем он разъезжает по двору дома номер 3 в Гранатном переулке в Москве.

Физике Сахарова учит отец — «лучший преподаватель физики страны», как считает сотрудник Сахарова Борис Болотовский. Отец чувствует, что его сын пойдет гораздо дальше него, — и не ошибается.

В 1947 году Сахаров с блеском защищает кандидатскую диссертацию. Его тут же приглашает поделиться научными взглядами сам «принц Игорь» Курчатов, работающий по приказу Сталина над созданием атомной бомбы. Кабинет Курчатова поражает Сахарова своими размерами и целой батареей разноцветных телефонов. Первая собственная жилплощадь Сахарова — 14 квадратных метров в коммуналке на улице 25-го Октября (Никольской). Жильцов трое — Сахаров, его первая жена Клавдия и дочь Татьяна.

Курчатов предлагает Сахарову присоединиться к «Атомному проекту», но тот отказывается: не хочет покидать теоретическую физику и своего учителя Игоря Тамма, разрабатывающего теорию атомного ядра и элементарных частиц в Физическом институте имени Лебедева, ФИАНе.

Решение оказывается верным и с точки зрения карьеры: год спустя Андрей Сахаров и Виталий Гинзбург под руководством Тамма приступят к созданию оружия еще более мощного — термоядерного. «Мир, в который мы погрузились, был странно-фантастическим, разительно контрастировавшим с повседневной жизнью», — напишет Сахаров. Его открытия стали основой советской водородной бомбы, оружия в двадцать раз более мощного, чем то, которое уничтожило Хиросиму. 12 августа 1953 года его успешно испытывают на полигоне под Семипалатинском.

С 1948 года Сахаров заперт в Сарове. Этот монастырский город в 500 километрах от Москвы, в который в 1903 году Николай Второй и императрица Александра приезжали кланяться мощам святого Серафима и просить послать им сына, советская власть превращает в «Арзамас-16»: окруженный колючей проволокой объект, удаленный со всех карт. Сахаров проведет здесь 20 лет, почти одну треть своей жизни.

В 32 года Андрей Сахаров — самый молодой член Академии наук СССР. Он попадает в организацию с исключительной привилегией: члены академии избираются без вмешательства партии. С их открытиями, особенно в области вооружения, считаются в мире. За званием академика следует полный набор высших советских наград: Герой Социалистического Труда, Сталинская премия, дача, машина и прямая телефонная линия в Кремль.

В 1955 году, после испытания второй бомбы, академик Сахаров подсчитывает: на каждую мегатонну взрыва в будущем приходятся 10 000 больных раком. Но окончательный перелом в воззрениях «отца водородной бомбы» биограф и переводчик мемуаров Сахарова Ричард Лури датирует 1961 годом.

Это год больших надежд и больших разочарований, характерный для российской истории, обреченной на «один шаг вперед, два назад». В 1961 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев решает вынести тело Сталина из Мавзолея, а в октябре 1962 года под давлением Хрущева президиум ЦК КПСС принимает решение о публикации рассказа Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

В том же году тот же Хрущев дает «добро» на строительство Берлинской стены и прерывает мораторий на ядерные испытания. Академик Сахаров — единственный протестующий против отмены моратория. Он считает, что возобновление испытаний нанесет ущерб «делу разоружения и обеспечения мира во всем мире».

В том же году умирает его отец. В одном из последних разговоров с сыном Дмитрий Сахаров с грустью скажет: «Ты как-то сказал, что раскрывать тайны природы — это то, что может принести тебе радость. Мы не выбираем себе судьбу. Но мне кажется, что ты мог бы быть счастливей».

Десять лет спустя, когда уже написаны и миллионными тиражами разошлись на Западе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», когда Сахаров уже отстранен от секретных работ и его рвет на куски советская пресса, старшая сестра его отца Татьяна скажет опальному ученому: «Папа гордился бы тобой!»

В 1968-м, почти за 20 лет до перестройки, Андрей Сахаров в своих «Размышлениях» призывает — ни много ни мало — к сближению социалистической и капиталистической систем для решения глобальных проблем, в том числе и экологических. Но принципиально новое — связь политики с правами человека: «Ключ к перестройке государственной системы в интересах человечества лежит в интеллектуальной свободе».

Почему из самого стратегически важного объекта сверхдержавы вышел диссидент? Соратники ученого не видят здесь парадокса. Коллега Сахарова Борис Болотовский считает: за колючей проволокой «Арзамаса-16» были собраны люди, отличавшиеся «внутренней свободой». «Руководство страны следило за тем, чтобы они не выдали военных секретов, — говорит 82-летний физик сегодня. — А на вольнодумство они закрывали глаза».

80-летний правозащитник и биофизик Сергей Ковалев, который в декабре 1975 года был приговорен к лагерям и ссылке за «антисоветскую пропаганду», по-другому объясняет этот феномен: «Наука и нравственность взаимосвязаны. Как и всякий хороший ученый, Андрей Сахаров стремился к несбыточным целям». Великий физик Эйнштейн считал «внутреннее стремление к постижению цели» частью морали.

«Вся интеллектуальная деятельность Сахарова полностью соответствовала тем качествам, которые характеризуют настоящего ученого: бесстрашие, бескорыстие, беспристрастность», — говорит Сергей Ковалев.

Есть и еще объяснение общественной деятельности Сахарова: «чувствовать чужую боль» (Ковалев) Сахаров научился в семье. Его дед Иван Сахаров, будучи известным московским адвокатом, защищал жертв еврейских погромов, пострадавших в пароходных авариях и участников забастовок. Выступая за отмену смертной казни в России, он стал одним из составителей сборника «Против смертной казни», в котором была и статья Льва Толстого «Божеское и человеческое». Книга произвела глубокое впечатление на его внука Андрея.

В 1970 году Андрей Сахаров становится одним из учредителей Московского комитета по правам человека; призывает к отмене смертной казни, протестует против принудительного лечения в психиатрических больницах. В том же году он, к тому времени вдовец, знакомится с правозащитницей Еленой Боннэр. Когда в 1975 году академик удостаивается Нобелевской премии мира и советская власть не выпускает его из Москвы на церемонию вручения, в Осло едет Елена Боннэр.

Как ни странно, его оставляют в Академии наук. Возможно, Сахаров обязан этим физику Петру Капице, который в разговоре с президентом Академии наук Мстиславом Келдышем якобы скажет: «Гитлер тоже исключил Альберта Эйнштейна из Берлинской академии наук».

Когда в 1979 году советские войска вторгаются в Афганистан, академик Сахаров протестует. В 1980 году он в интервью западногерманской газете «Вельт» призывает к бойкоту Олимпийских игр в Москве. После этого к нему приходят из КГБ.

Последующие семь лет Андрей Сахаров и Елена Боннэр проводят в Горьком, закрытом для иностранцев городе. У него квартира в сорок два квадратных метра на проспекте Гагарина, напротив отделения милиции. Около двери — круглосуточный патруль, под окнами дежурит машина. По этому поводу Елена Боннэр напишет такой стишок: «Из московского окна площадь Красная видна/А из этого окошка только улица немножко/Только мусор и г…о — лучше не смотреть в окно/И гуляют топтуны — представители страны».

Милиционеры регулярно обыскивают квартиру, отбирают все рукописи и печатную машинку; следуют по пятам за Сахаровым в кино, в магазин, на кладбище, стоят рядом, когда он сажает цветы или ждет такси. «Наймит ЦРУ», «сионистская марионетка», «поджигатель войны» — пишут про него газеты.

Когда Сахаров объявляет голодовку, его кормят принудительно. Валят на кровать и связывают руки и ноги, вводят в вену иглу. Или надевают на нос зажим, чтобы мог дышать только через рот. Когда он его открывает, вливают ложками кашу. Или открывают рот принудительно, рычагом, вставленным между деснами. «Умереть мы вам не дадим, но инвалидом сделаем», — приговаривает врач.

Сахаров и Боннэр и представить себе не могли, что 16 декабря 1986 года, на следующий день после того, как трое в штатском установят в квартире телефон, ровно в три раздастся звонок и они услышат голос самого Горбачева. «Нравственный выбор в конечном итоге оказывается и самым прагматичным», — любил говорить Сахаров.

За свою жизнь Андрей Дмитриевич Сахаров повлиял на судьбу России минимум дважды. Что было бы, если бы он не умер в 68 лет? Сергей Ковалев, которого многие считают единственным продолжателем идей Сахарова в России, считает, что он мог бы стать президентом страны. Но стал «иконой»: «традиционный способ умертвить человека и духовно», — говорит Ковалев.

Провидцем Сахаров действительно был: уже в 1974 году он предсказал интернет. Он считал, что без альтернативных источников энергии Запад может лишиться своих демократических устоев — необыкновенно актуальное сегодня наблюдение. Французский кинорежиссер Иосиф Пастернак сказал о нем так: «Сахаров — это уникальное явление. Он как бабочка, бабочка-метеорит, пронесся неожиданно через пространство, обжег нам всем душу».

И, как бабочка, просуществовал сравнительно недолго.

Фото: Юрий Рост

Последний раз редактировалось Chugunka; 24.01.2018 в 12:04.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 12.04.2014, 18:28
Аватар для Геродиан
Геродиан Геродиан вне форума
Местный
 
Регистрация: 15.08.2011
Сообщений: 228
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Геродиан на пути к лучшему
По умолчанию «О злостных хулиганских выходках академика Сахарова»

21 мая 2011 года 10:00 | Лев Иванов

23 года наблюдения КГБ за великим советским учёным и правозащитником

Сегодня, 21 мая исполнилось 90 лет академику Андрею Сахарову. Трижды Герой соцтруда, лауреат многочисленных государственных премий, отец водородной бомбы, известный физик-ядерщик – он запомнился нам и всему миру именно как академик. Это звание прикрепилось к нему столь прочно, что невольно задумываешься – а как же так получилось, что его правозащитная деятельность осталась за скобками людской памяти? Ведь последние 25 лет своей жизни имя Андрея Сахарова прочно ассоциировалось именно с диссидентской деятельностью.

Сахаров, несомненно, был «фанатиком физики» - как называли его сослуживцы в 1940-50-е годы. Но он не мог не заниматься и политикой. Его дед по отцовской линии был известным кадетом, выборщиком «царской», 2-й Государственной думы и гуманистом – автором суперпопулярной тогда брошюры «Против смертной казни». Предки по материнской линии – греки Софиано, непримиримые борцы с турками за независимость своей родины. Андрей Дмитриевич продолжил многовековую борьбу своих предков за идеалы гуманизма.

Россия до сих пор не определила официального отношения к деятельности Сахарова. С одной стороны, его именем названы улицы. С другой – всё то, за что он боролся – за свободные выборы, свободу слова, диалог с Западом – нынешнее правительство отбросило за ненужностью.

Редакция «Свободной прессы» в этот день тоже решилось воздержаться от оценок правозащитной деятельности академика Сахарова. Вместо этого мы приводим несколько секретных донесений КГБ об Андрее Сахарове. Эти документы хранятся в библиотеке Йельского университета США.

2 октября 1971 года

Комитет Государственной безопасности, 2493- А, товарищу СУСЛОВУ М.А.

Установлено также, что к САХАРОВУ с различными просьбами обращались лица (преимущественно психически больные), в том числе приезжавшие из других городов. Отдельные посетители в беседе с ним допускали враждебные суждения. Так, например, один из визитеров пытался убедить САХАРОВА в том, что Советский Союз переживает экономический кризис, что в СССР отсутствует демократия.

САХАРОВ в ответ заявил собеседнику: «У нас есть экономический рост, но он недостаточно быстрый. Есть ряд очень крупных помех на пути этого роста. Но рост есть. Если бы не было никакого роста, то мы могли бы сказать, что это полное загнивание. Загнивания нет, есть рост. Он идет довольно противоречивым образом: частично демократизируется, частично происходит большой экономический сдвиг. Все это сочетается между собой... И сказать, что коммунистическая демократия не способна двигать экономическими формулами, - нельзя».

В личной жизни САХАРОВА в последнее время произошли изменения. Он вступил в интимную связь с преподавательницей 2-го медицинского училища БОННЭР Л.Г., 1922 года рождения, членом КПСС, родители которой в прошлом репрессировались, а впоследствии были реабилитированы. БОННЭР поддерживает негативные проявления и деятельность САХАРОВА в качестве члена «Комитета», размножает изготовленные его единомышленниками материалы. Намерение САХАРОВА вступить в брак с БОННЭР встретило резко отрицательное отношение со стороны его дочерей, в результате чего в семье возникла напряженная обстановка.

Из полученных материалов видно, что САХАРОВ надеется на встречу с одним из секретарей ЦК КПСС и готовится к ней.

Заместитель начальника управления КГБ Серёгин.

10 октября 1975

Секретно. Постановление ЦК КПСС «О мерах по компрометации решения Нобелевского комитета о присуждении премии мира САХАРОВУ А.Д.»

1.Поручить отделам науки и научных заведений, пропаганды ЦК КПСС совместно с Президиумом Академии наук СССР подготовить от имени Президиума Академии наук и видных советских ученых открытое письмо, осуждающее акцию Нобелевского комитета, присудившего премию мира лицу, вставшему на путь антиконституционной, антиобщественной деятельности. Указанное письмо за подписью членов Президиума Академии наук СССР и видных советских ученых опубликовать в газете «Известия».

2.Редакции газеты «Труд» опубликовать фельетон, в котором показать, что присуждение САХАРОВУ Нобелевской премии мира в размере 122 тысяч долларов служит подачкой реакционных кругов Запада за постоянно поставляемую им клевету на советский общественный и государственный строй.

3.По линии АПН продвинуть на Запад материалы, раскрывающие тезис о том, что присуждение премии мира человеку, выступающему против разрядки международной напряженности и оценивающему с реакционных позиций события в Чили, Вьетнаме, Камбодже, на Ближнем Востоке, противоречит политике Советского государства и прогрессивных сил мира, направленной на разрядку международной напряженности и разоружение.

4.По каналам Комитета государственной безопасности продвинуть на Запад статьи, в которых показать абсурдность решения Нобелевского комитета, присудившего премию мира изобретателю оружия массового поражения.

5. При возбуждении ходатайства о выезде САХАРОВА за границу для получения знаков Нобелевского лауреата и денежной премии отказать ему в этом как лицу, обладающему особо важными государственными и военными секретами, а в случае возникновения других вариантов указанной процедуры - решить вопрос в зависимости от международной ситуации.

26 мая 1978

Секретно, 1051-А, ЦК КПСС, «О злостных хулиганских выходках академика САХАРОВА»

В последние года САХАРОВ, открыто попирая действующие в стране законы, встал на путь совершения дерзких уголовных преступлений.

В апреле 1976 года САХАРОВ и его жена БОННЭР учинили хулиганские действия в Омском областном суде, рассматривавшем уголовное дело по обвинению ДЖЕМИЛЕВА в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. В ответ на требование работников милиции, выполнявших обязанности по поддержанию общественного порядка, прекратить хулиганство, САХАРОВ, выкрикивая: «Вот вам, щенки от академика», ударил по лицу двух работников милиции, вылил в их адрес поток оскорблений. БОННЭР также ударила по лицу коменданта суда, пытавшегося навести порядок.

Будучи доставленными в отделение милиции, САХАРОВ и БОННЭР не только не отрицали совершенного ими, но и подтвердили, что действовали при этом преднамеренно.

В августе 1976 г. САХАРОВ и БОННЭР в присутствии большого числа советских граждан и иностранцев совершили злостные хулиганские действия в Иркутском аэропорту. В ответ на предложение соблюдать установленные правила САХАРОВ и БОННЭР устроили скандал, оскорбили сотрудниц аэропорта, выражались в их адрес нецензурными словами, угрожали.

В октябре 1977 года САХАРОВ учинил дебош в ректорате Московского педагогического института имени В.И. Ленина, избрав поводом для этого отчисление из института за академическую задолжность своего пасынка СЕМЕНОВА. САХАРОВ демонстративно вырвал из рук проректора документы, послужившие основанием для решения вопроса об отчислении СЕМЕНОВА из института, допустил оскорбления в адрес должностных лиц.

В марте с.г. САХАРОВ явился инспиратором провокационной хулиганской выходки группы просионистски настроенных лиц у здания Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (проспект Калинина, 14). В связи с этим САХАРОВ вызывался в Прокуратуру г. Москвы, где был официально предупрежден о недопустимости противоправного поведения в будущем.

Игнорируя предупреждение органов власти, 19 мая с.г. у Люблинского районного народного суда г. Москвы, где проходил судебный процесс по делу ОРЛОВА, САХАРОВ вновь учинил дерзкие хулиганские действия, в ходе которых несколько раз ударил по лицу работника милиции, пытавшегося предотвратить нарушение общественного порядка со стороны САХАРОВА и его жены БОННЭР.

Действия САХАРОВА задокументированы. Они содержат состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 206 и ч. 2 ст. 1911 УК РСФСР (злостное хулиганство и оказание сопротивления работнику милиции или народному дружиннику при исполнении этими лицами возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, сопряженные с насилием).

Органами милиции решается вопрос об ответственности САХАРОВА. Учитывая изложенное, а также крайне отрицательную реакцию советской общественности в связи с непринятием законных мер в отношений САХАРОВА, систематически допускающего хулиганские действия, считали бы целесообразным довести информацию до сведения Президиума Академии наук СССР для последующего обсуждения его преступного поведения в Академии наук СССР.

Просим согласия.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ АНДРОПОВ».

26 августа 1980 года

Секретно, ЦК КПСС, 1805-А, «О вновь открывшихся обстоятельствах преступной деятельности академика Сахарова А.Д. и его жены Боннэр Е.Г.»

Комитетом госбезопасности получены данные об ухудшении психического состояния Сахарова, что может повлиять в будущем на активизацию им враждебной деятельности. Особо негативное влияние на Сахарова оказывает его жена Боннэр, совершившая нелегальный выезд в США и встречавшаяся там с лицами, подозреваемыми в связях с ЦРУ.

Комитет госбезопасности в ходе наблюдения за Сахаровым убеждается, особенно в последнее время, в том, что его психическое состояние приобретает четко выраженную тенденцию к ухудшению. Поведение Сахарова зачастую не укладывается в общепризнанные нормы, чересчур подвластно влиянию окружающих лиц, и в первую очередь жены, явно противоречит здравому смыслу. Аномальность прослеживается и в настроениях Сахарова, подверженных резким переходам от отрешенности и замкнутости к деловитости и общительности.

По мнению крупнейших советских психиатров, ему присущи глубокие психические изменения, дающие основание считать его «патологической личностью, нередко встречающейся в семьях с большой отягощенностью шизофренией» ( родной брат и дочь состоят на учете как больные шизофренией, сын лечился от неврастении).

С каждым годом поведение Сахарова все труднее поддается объективной логической оценке. С одной стороны,он обуреваем манией величия, возрастающей пропорционально усилиям западных спецслужб по рекламированию его в качестве «всемирного борца за гражданские права», с другой - вынашивает намерение составить завещание о захоронении его праха в Осло. Метаморфозы в поведении Сахарова не исключают, по нашему мнению, в будущем новых не поддающихся прогнозированию враждебных проявлений с его стороны, что учитывается Комитетом госбезопасности в работе по нему.

Принимается также во внимание и то обстоятельство, что Сахаров долгие годы находится под психологическим прессом своей жены и постоянно совершает по ее указке противозаконные действия, наносящие моральный ущерб Советскому государству».

9 декабря 1986

2407-Ч, ЦК КПСС, «О предложениях в отношении Сахарова А.Д».

«Находясь в Горьком, Сахаров вновь вернулся к научной деятельности. В результате в последнее время у него появились новые идеи. Так, например, он высказывает свои соображения в области дальнейшего развития атомной энергетики, по вопросам, связанным с управляемым термоядерным синтезом (система «Токамак»), и по ряду других научных направлений.

Характерно, что в отсутствии Боннэр, находившейся некоторое время в США, он стал коммуникабельнее, охотно вступал в беседы с горьковчанами, в которых критиковал американскую программу «звездных Войн», позитивно комментировал мирные инициативы советского руководства, объективно оценивал события на Чернобыльской АЭС.

Указанным изменениям в поведении и образе жизни Сахарова по-прежнему настойчиво противодействует Боннэр. Она по существу склоняет мужа к отказу от научной деятельности, направляет его усилия на изготовление провокационных документов, заставляет вести дневниковые записи с перспективой издания их за рубежом.

Однако, несмотря на это, представляется целесообразным продолжить усилия по привлечению Сахарова к научной работе, что полезно уже само по себе и может способствовать удержанию его от активного участия в антиобщественной деятельности.

В этих целях представляется возможным в настоящее время решить вопрос о возвращении Сахарова в Москву, так как дальнейшее пребывание его в Горьком может вновь подтолкнуть его к активизацни антисоветской деятельности, если учесть к тому же отрицательное воздействие на него жены и продолжающийся интерес к так называемой «проблеме Сахарова» со стороны Запада.

Их квартира может вновь стать центром всякого рода пресс-конференций с участием иностранных журналистов, местом встреч антиобщественных элементов, выработки заявлений и требований негативного характера. Сам Сахаров вряд ли удержится от участия в делах по так называемой «защите прав человека». Но и при наличии

всего сказанного возвращение Сахарова обойдется в настоящее время меньшими политическими издержками, нежели продолжение его изоляции в Горьком.

Одновременно следовало бы принять решение о досрочном освобождении из ссылки Боннэр путем ее помилования».

23 декабря 1989 года

2588-К, ЦК КПСС, «Американские дипломаты в Москве о кончине А.Сахарова»

Касаясь этого события, американские дипломаты отмечают, что А.Сахаров являлся «крупным и авторитетным в СССР и на Западе представителем общественной мысли второй половины ХХ века, знаменем демократического либерального оппозиционного движения». Согласно их высказываниям, «А.Сахаров был скорее объединяющим символом для разноликой массы демократических сил СССР, нежели реальной политической фигурой». Он пользовался большим доверием на Западе, ему верили многие народные депутаты, представители интеллигенции, им восхищалась студенческая молодежь.

Несмотря на то, что в последнее время А.Сахаров «все более впадал в идеализм в своих политических настроениях и в ряде случаев проповедовал деструктивный радикализм, он пользовался уважением у политических противников, в том числе и в руководстве КПСС».

По оценкам американцев, со смертью А.Сахарова «демократическое оппозиционное движение в лице межрегиональной депутатской группы и других политических формирований попало в нелегкое положение». «Лидеры этого движения не пользуются особым доверием в народе, поскольку, преследуя корыстные политические цели, зачастую используя неблаговидные приемы, они беззастенчиво рвутся к популярности и власти». Причем на Западе кроме Б.Ельцина никто из них практически не известен.

Обсуждая причины смерти А.Сахарова, американские дипломаты высказывают мнение, что она вызвано большими эмоциональными и физическими перегрузками. Этому в определенной степени способствовала вдова академика Е.Боннэр, которая подогревала политические амбиции своего мужа, пыталась играть на его самолюбии.

По словам сотрудников посольства, Е.Боннэр вела себя некорректно даже с ними, когда они предложили ей помощь и высказали свои соболезнования. Американским корреспондентам, участвовавшим в церемониии похорон академика, она заявила, что «своим навязчивым вниманием и приставаниями по любому поводу они ускорили смерть А.Сахарову».
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 12.04.2014, 18:29
Аватар для "Ежедневный журнал"
"Ежедневный журнал" "Ежедневный журнал" вне форума
Местный
 
Регистрация: 12.09.2011
Сообщений: 201
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
"Ежедневный журнал" на пути к лучшему
По умолчанию Слово о Елене Боннэр

http://www.ej.ru/?a=note&id=11119
ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ

www.sakharov-center.ru

18 июня в результате тяжелой болезни на 89 году жизни в Бостоне скончалась Елена БОННЭР, общественный деятель, правозащитница, вдова Андрея Сахарова.

Елена Георгиевна до последнего времени продолжала активно следить за происходящим в России. Ее комментарии нередко появлялись на страницах «Ежедневного журнала».

Сегодня «Ежедневный журнал» публикует ряд откликов на кончину Елены Боннэр.

Людмила АЛЕКСЕЕВА, глава Московской Хельсинкской группы:

Елена Георгиевна Боннэр и Андрей Дмитриевич Сахаров действовали сообща, поскольку были единомышленниками, а не только супругами. Для меня они воспринимались неотрывно друг от друга. Но Елена Георгиевна была личностью, она была самой собой и совершенно не растворялась в Сахарове. По каким-то вопросам они могли и расходиться. Но исходили они из общей идеи, что человек, его достоинства и права — это главное, что должно заботить и правителей, и ученых, и все человечество. Как человек Елена Георгиевна была резче Сахарова, и после его смерти ее резкость в суждениях, пожалуй, выросла. Но эта резкость была скорее в тоне и в употребляемых эпитетах, чем в существе сказанного.

Я вспоминаю, как в 1989 году, когда Сахарову было разрешено выезжать за границу, их обоих пригласили в Калифорнию, на конференцию в университет Беркли. Выступить просили и Сахарова, и Боннэр, и он как галантный мужчина сказал: «Пусть Елена Георгиевна выступит сначала». Она всегда прекрасно выступала и в тот раз тоже говорила эмоционально, убедительно, кратко, по делу. Он с большим удовольствием и даже восхищением смотрел на нее, а когда она закончила выступление, сказал со счастливой улыбкой: «После такой речи что, интересно, я могу вам сказать?» И сказал всего несколько слов. Она действительно всегда выступала лучше его. Он не очень умел выступать публично, говорил медленно и слишком, я бы сказала, академично, а она была прекрасным оратором.

Арсений РОГИНСКИЙ, председатель Правления Международного общества «Мемориал»:

Уход Елены Георгиевны Боннэр — потеря не только для России, но и для всего мира. О ней принято говорить «жена Андрея Сахарова», «вдова Андрея Сахарова». Между тем она была абсолютно самостоятельной, ярчайшей личностью со своим взглядом на события. Это был человек бесконечно искренний, бесконечно страстный, иногда перехлестывающий в своей страстности, но всегда абсолютно честный и ответственный. Таких людей очень мало. Конечно, мы все — не только те, кто знал ее лично, но вообще множество людей — всегда будем ее помнить. Ее место в истории России, русской общественной жизни, русской культуры несомненно. Но этой искренности, этой страсти, этой веры в справедливость нам будет бесконечно не хватать.

Александр ЛАВУТ, математик, член Инициативной группы по защите прав человека в СССР:

Это огромная потеря. Елена Георгиевна очень тяжело болела, и после последней операции такого исхода можно было ожидать. Но все равно очень тяжело осознавать ее уход.

Ее трудно даже сравнить с кем-либо другим — настолько она была всегда энергична. Она высказывалась по самым разным и очень важным поводам, особенно, конечно, в связи с событиями в России. Она была очень страстным, очень умным человеком. С ее мнением считались, наверное, все, даже ее оппоненты.
Ответить с цитированием
  #4  
Старый 12.04.2014, 18:31
Аватар для Forbes
Forbes Forbes вне форума
Местный
 
Регистрация: 08.08.2011
Сообщений: 315
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Forbes на пути к лучшему
По умолчанию Елена Боннэр и Андрей Сахаров. Фото

http://www.forbes.ru/ekonomika-photo...v-fotografiyah

Елена Боннэр и Андрей Сахаров. Фото
"Фактически мы никогда не оставались наедине, находясь все время под государственным оком"
20 июня 2011 19:07

фото East News / AFP / ImageForum
Елена Боннэр на конференции в Риме, 1974 год

«Я совершенно не согласна с теми нашими коллегами, которые сказали, что правозащитники не должны ставить перед собой политических задач. В нормальном демократическом обществе, где происходит смена политических элит, это такая же профессия, как любая другая, пригодная для именно политической деятельности» (Из интервью Елены Боннэр Радио Свобода, 2008 год)

фото East News / AFP / ImageForum
Боннэр на церемонии вручения Нобелевской премии, 1975 год

«Только в атмосфере интеллектуальной свободы возможна эффективная система образования и творческой преемственности поколений. Наоборот, интеллектуальная несвобода, власть унылой бюрократии, конформизм, разрушая сначала гуманитарные области знания, литературу и искусство, неизбежно приводят затем к общему интеллектуальному упадку, бюрократизации и формализации всей системы образования, к упадку научных исследований, исчезновению атмосферы творческого поиска, к застою и распаду». (Из речи Андрея Сахарова, которую Елена Боннэр зачитала, принимая присужденную ему Нобелевскую премию)

фото Foto SA / Corbis

Елена Боннэр с сыном, Италия, 1985 год

«Люсины поездки [за границу во время горьковской ссылки] были совершенно необходимы — это почти единственная наша связь с внешним миром, в том числе с детьми, оказавшимися за океаном. Поездки необходимы также и для того, чтобы она могла передать иностранным журналистам мои заявления, обращения и интервью по животрепещущим, часто трагическим поводам, а также способствовать переправке рукописи этих воспоминаний». (Андрей Сахаров, «Воспоминания»).

фото Foto SA / Corbis

На пресс-конференции в Риме, 1985 год

«Поездка за границу — это значит надо подать заявление в свое учреждение. Учреждение будет тебя полоскать, выяснять, нравственный ли ты, чистый ли, не спишь ли ты с чужой женой, читаешь ли ты газеты? А потом надо идти в райком, чтоб райком согласился с этим. А потом вызовут в ОВИР и дадут [визу]». (Интервью Елены Боннэр BBC, 2010 год)

фото Fotobank / Getty Images

Празднование 65-летнего юбилея Андрея Сахарова

«Говорят, человек, лишенный связи с внешним миром, становится живым мертвецом. Мне кажется, что я в своей фантастической горьковской изоляции не стал мертвецом; если это так, то только благодаря Люсе. Это в равной мере относится и к общественной активности, и к науке, и к чисто человеческому общению. Поистине Люся дала мне жизнь и поддерживает ее». (Андрей Сахаров, «Воспоминания»).


фото East News / AFP / ImageForum

После возвращения из горьковской ссылки, 1987 год

«Фактически мы никогда не оставались наедине, находясь все время под государственным недреманным оком. Но это было переносимо. Непереносимой была разлука. Для меня она была безумно тяжела, но мне кажется, что для Андрея Дмитриевича — еще тяжелее». (Елена Боннэр о горьковской ссылке, интервью журналу «Вестник», 1998 год)

фото Юрий Рост /

Елена Боннэр и Андрей Сахаров на кухне их квартиры

«Десятки, нет, сотни людей, которые приходят, приезжают Бог знает как издалека к Андрею, хватаясь за него как за последнюю надежду в своих бедах, и считают, что он должен и, главное, может им помочь. А письма? Ежедневно 20, 30, 40. Я не успеваю их распечатать и прочесть, только малую часть подсовываю Андрею, а он сердится, потому что у него ни минуты на них». (Из книги Елены Боннэр «Постскриптум: книга о горьковской ссылке»)

фото Итар-ТАСС /

Семья Сахаровых, 1987 год

«Главная же трагедия ее жизни [была] разлука с детьми и внуками, вынужденными уехать из СССР в бесконечно далекий и совсем не простой зарубежный мир». (Андрей Сахаров, «Воспоминания»)

фото East News / AFP / ImageForum
Боннэр в Парижской национальной библиотеке, 1990 год

«Время квантовалось на пятилетки — сталинские, хрущевские, брежневские, горбачевские. В каждой были свои неправды и какая-нибудь главная ложь. Коллективизация, индустриализация, пятилетка качества, новое мышление. Наш «великий и могучий» русский язык всегда точно улавливал черты времени и временщика и навсегда их впечатывал в общечеловеческую память: то «отец народов», «корифей всех наук» — здесь кавычки всерьез, то «секретарь кукурузный», «минеральный секретарь» — кавычки с иронией. И так же естественно вошло в язык «басманное правосудие», а в историю войдет путинская пятилетка басманизации». (Из статьи Елены Боннэр «Ne veriu.Doc», 2005 год, grani.ru)

фото Итар-ТАСС /

Елена Боннэр во время траурного митинга в память о погибших в дни Августовского путча, 1991 год

«Россия очень трудная, инертная страна. Светлый дух подъема, который был в 1989-1990 году напоминает то, что было в Февральскую революцию 1917 года. А потом все быстро сошло на Октябрь...» (Из интервью Елены Боннэр Washington ProFile, 2002)
818
Ответить с цитированием
  #5  
Старый 07.11.2015, 15:47
Аватар для Сергей Черняховский
Сергей Черняховский Сергей Черняховский вне форума
Новичок
 
Регистрация: 15.11.2011
Сообщений: 14
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Сергей Черняховский на пути к лучшему
По умолчанию Фигура неумолчания. Агрессивный гуманист

http://file-rf.ru/analitics/1162
27 октября 09:17

доктор политических наук

Андрей Сахаров провозглашён его сторонниками некой культовой фигурой. Создателем советской водородной бомбы. Мерилом нравственности. Борцом за свободу. И многим иным. Символом чего-то светлого и доброго. Даже самоотверженного. Но кто он был на самом деле?

Андрей Сахаров на первом съезде народных депутатов СССР. 1989 год. Фото ИТАР-ТАСС.

Его имя носит проспект в Москве, на котором он никогда не жил. И расположенный поблизости музей, в котором на свои мероприятия собираются обычно люди, получающие гранты от геополитических конкурентов России.

В конце 80-х, когда Горбачёв вернул его из Горького в Москву, были люди, ждавшие от Сахарова то ли политических, то ли нравственных откровений.

Андрей Сахаров. © РИА «Новости» / Игорь Зарембо.

Правда, после того, как он вышел на трибуну Съезда народных депутатов СССР, многие были явно разочарованы: плохая дикция, невнятность речи, бессодержательность мыслей.

И ещё была явная неэтичность высказываний: многие тогда под влиянием «перестроечной пропаганды» негативно были настроены против участия советских войск в войне в Афганистане и травмированы слухами о приходивших оттуда закрытых гробах, но и их покоробили слова этого человека, назвавшего сражавшихся там советских солдат «оккупантами».

Был ли он создателем водородной бомбы на самом деле – судить физикам. Официально в группу, над ней работавшей, он входил. Правда, его коллеги по специальности как-то уклончиво отзываются о его вкладе, расплывчато утверждая, что «физиком он, конечно, был грамотным». И иногда проговаривались, что его часть вклада в разработку бомбы слишком сильно перекликалась с содержанием письма некоего безвестного провинциального коллеги.

Иные говорят и о том, что Игорь Курчатов подписал его представление для избрания в Академию Наук, чтобы решить его квартирный вопрос.

Некоторые в ответ на вопрос о его роли в создании бомбы предлагают задуматься: почему человек, провозглашённый её создателем, потом так и не создал в науке ничего равновеликого этому изобретению. Даже не в военном деле, а в мирной ядерной физике.

Но это – вопросы корпоративного признания. И тут разбираться физикам. Сам он больше увлёкся политикой. И апелляциями к нравственности.

Например, когда ему однажды сказали, что в борьбе за счастье людей и будущее человечества не обходится без жертв, он возмутился и заявил: «Я убеждён, что такая арифметика неправомерна принципиально. Мы, каждый из нас, в каждом деле, и в «малом», и в «большом», должны исходить из конкретных нравственных критериев, а не абстрактной арифметики истории. Нравственные же критерии категорически диктуют нам – не убий».

А в сочинённом им проекте Конституции патетически записал: «Все люди имеют право на жизнь, свободу и счастье». Стали ли люди страны, в чьём разрушении он принял участие, свободнее и счастливее, – об этом уж может судить каждый самостоятельно.

В 1953 году его сделали академиком – в 32 года.

К концу 50-х он предложит прекратить новые разработки в области вооружений и просто разместить вдоль побережья США сверхмощные взрывные устройства по 100 мегатонн каждый. И при необходимости взорвать весь американский континент.

Что при этом будет с живущими там людьми и со всеми остальными континентами, его особенно не волновало: идея была смелой и красивой.

Позже Рой Медведев напишет: «Он жил слишком долго в каком-то предельно изолированном мире, где мало знали о событиях в стране, о жизни людей из других слоёв общества, да и об истории страны, в которой и для которой они работали».

Даже экстравагантного Хрущёва идея Сахарова всех взорвать не вдохновила. И отношения между ними стали ухудшаться.

Последнее заседание съезда народных депутатов СССР, на котором присутствовал Андрей Сахаров. © РИА «Новости».

И когда встал вопрос о новых испытаниях, они разошлись. Хрущёв считал, что нужно изучать возможности и последствия применения ядерного оружия. Сахаров полагал, что это излишне: и так имеющимся можно всё взорвать, не особенно задумываясь о последствиях. И когда первый предложил ему не выдвигать свои экзотические идеи, а заняться наукой, пусть и не военной – академик решил бороться за «права человека».

Когда-то он начал заниматься проблемами мирного использования термоядерной энергии, но довольно быстро от темы отошёл: работать нужно было долго, быстрого результата не предвиделось.

Да, он получит Нобелевскую премию. Но не за научные открытия – премию мира. Как и Горбачёв, за борьбу против своей страны. И после того, как с публичным осуждением Сахарова выступят Келдыш и Харитон, Симонов и Шолохов и десятки других знаковых фигур, учёных и писателей.

Сахаров будет часто клясться именем морали и апеллировать к заповеди: «не убий». Но напишет в 1973 году приветственное письмо генералу Пиночету, назвав совершённый им переворот и казни началом эпохи счастья и процветания в Чили. Академик всегда считал, что люди имеют право на жизнь, свободу и счастье.

Его последователи-правозащитники не любят об этом вспоминать. Так же, как и всячески отрицают то, что в конце 70-х годов он написал президенту США письмо с призывом нанести – ради принуждения к соблюдению в СССР «прав человека» – превентивный устрашающий ядерный удар.

В 1979 году он опубликует на страницах ведущих западных изданий письмо с осуждением введения советских войск в Афганистан. До этого он не публиковал таких писем ни с осуждением американской войны во Вьетнаме, ни ближневосточных войн Израиля. И не станет осуждать ни войну Англии и Аргентины за Фолклендские острова, ни американское вторжение в Гранаду или Панаму.

Как настоящий интеллигент и гуманист, он умел осуждать только свою страну. Очевидно, полагая, что осуждение других стран – дело их интеллигентов и гуманистов.

Вообще, как вспоминал знавший его в школьные годы математик Яглом, даже решая задачу, Сахаров «не мог объяснить, как он пришёл к решению, объяснял он очень как-то заумно, и понять его было трудно».

А академик Харитон, давая после похорон Сахарова посмертное интервью, в котором, разумеется, действовало правило «либо хорошо, либо ничего», вынужден был всё же сказать, что Сахаров «не мог себе даже представить, чтобы кто-то в чём-то разобрался лучше, чем он. Как-то один из наших коллег нашёл решение газодинамической задачи, которое не смог найти Андрей Дмитриевич. Для него это было настолько неожиданно и непривычно, что он исключительно энергично принялся искать изъяны в предложенном решении. И лишь спустя какое-то время, не найдя их, вынужден был признать, что решение правильное».

И даже тогда, в 1989 году, в условиях истерии, когда просто опасно было сказать что-либо в осуждение Сахарова или в защиту советского общества, Харитон скажет, оценивая его политическую деятельность: «К той части этой его деятельности, когда он боролся с явной несправедливостью, я отношусь с большим уважением. Мой скепсис относится к его идеям, касающимся экономических вопросов. Дело в том, что с некоторыми положениями, которые развивал Андрей Дмитриевич, в частности, касающимися характеристик социализма и капитализма, я был не согласен».

Горбачёв вернул его из Горького, и Сахаров стал депутатом Съезда народных депутатов СССР от Академии Наук. Правда, при первом голосовании избиратели его провалят. Курируемые Александром Яковлевым СМИ устроят истерику, и Горбачёв отменит итоги выборов, дав указание провести повторное голосование – с расширением круга избирателей и жёсткой установкой: «Нужно избрать».

Сахарова в нарушение избирательной нормы депутатом сделают: Горбачев вербовал сторонников на съезд. Но став депутатом, Сахаров тут же отвернётся от покровителя и станет одним из лидеров оппозиции ему, – «Межрегиональной депутатской группы», сопредседателями которой также стали Борис Ельцин, Гавриил Попов, Юрий Афанасьев.

Но, в чём последние двое сегодня не признаются, и их Сахаров всё больше стал тяготить своими невразумительными речами с трибуны, дискредитирующей их манерой говорить и претензией на абсолютную правоту.

Сложно сказать, что там всё же произошло, 14 декабря 1989 года на собрании этой «группы», но вечером того же дня Сахаров умер от сердечного приступа. И странно – мёртвым он соратникам стал куда полезнее и выгоднее, чем живым.

А за месяц перед этим Сахаров представит свой проект новой Конституции, где провозгласит право всех народов на государственность, то есть на провозглашение собственных государств и на разрушение Советского Союза.

Андрей Сахаров с Еленой Боннэр. © РИА «Новости».

Принято считать, что на его отход от научной работы и переход к борьбе против своей страны главное влияние оказала его новая жена Елена Боннэр. Это не совсем так: Сахаров познакомился с ней в 1970 году на процессе над группой «диссидентов» в Калуге. Он уже тогда написал «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», основной идеей содержавшие призыв к отказу страны от своего социально-экономического устройства и переход к развитию по западному образцу. И он тогда регулярно ездил на подобные судебные процессы.

Но правда то, что именно после этого знакомства (официально вступили они в брак через два года) он почти полностью сосредоточился на «диссидентской деятельности».

Как он сам напишет в своём дневнике о роли новой жены: «Люся подсказывала мне (академику) многое, что я иначе не понял бы и не сделал. Она большой организатор, она мой мозговой центр». Подсказывала настолько много и настолько настоятельно, что он не только усыновил её детей, но и почти забыл о своих. Как горько пошутит позже его родной сын Дмитрий: «Вам нужен сын академика Сахарова? Он живёт в США, в Бостоне. А зовут его Алексей Семёнов. Почти 30 лет Алексей Семёнов раздавал интервью как «сын академика Сахарова», в его защиту на все лады голосили забугорные радиостанции. А я при живом отце чувствовал себя круглым сиротой и мечтал, чтобы папа проводил со мной хотя бы десятую часть того времени, которое он посвящал отпрыскам моей мачехи».

Сын вспоминал, что однажды ему стало особенно неловко за отца. Тот, живя уже в Горьком, в очередной раз объявил голодовку, требуя, чтобы невесте сына Боннэр, уже без всякого разрешения оставшегося в США, разрешили уехать туда же. Дмитрий приехал к отцу. Пытался уговорить его не рисковать здоровьем по этому поводу: «Понятно, если бы он таким образом добивался прекращения испытаний ядерного оружия или требовал бы демократических преобразований... Но он всего лишь хотел, чтобы Лизу пустили в Америку к Алексею Семёнову. А ведь сын Боннэр мог бы и не драпать за границу, если уж так любил девушку».После женитьбы на Боннэр Сахаров переедет к ней, оставив пятнадцатилетнего сына жить с 22-летней сестрой, счёл, что они уже взрослые, и без его внимания могут обойтись. До 18 лет он помогал сыну деньгами, после перестал. Всё – по закону.

Отец действительно занимался самоистязанием. У Сахарова сильно болело сердце, и был огромный риск, что его организм не выдержит нервной и физической нагрузки. Зато невеста его пасынка, из-за которой он голодал… «Между прочим, Лизу я застал за обедом! Как сейчас помню, она ела блины с чёрной икрой», – вспоминает сын. Но вот эмиграции Дмитрия Сахаров и Боннэр жёстко воспротивились: «Мачеха боялась, что я могу стать конкурентом её сыну и дочери, и – самое главное – опасалась, что откроется правда о настоящих детях Сахарова. Ведь в таком случае её отпрыскам могло достаться меньше благ от зарубежных правозащитных организаций».

В 1982 году в Горький к Сахарову приедет очарованный легендой о «борце за свободу» молодой художник Сергей Бочаров – хотел написать портет «народного заступника». Только он увидит что-то совсем не похожее на легенду: «Андрей Дмитриевич иногда даже похваливал правительство СССР за некоторые успехи. Теперь уже не помню, за что именно. Но за каждую такую реплику он тут же получал оплеуху по лысине от жены. Пока я писал этюд, Сахарову досталось не меньше семи раз. При этом мировой светило безропотно сносил затрещины, и было видно, что он к ним привык».

И художник, поняв, кто действительно принимает решения и диктует «знаменитости», что ему говорить и что делать, вместо его портрета написал портрет Боннэр. Она пришла в ярость и бросилась уничтожать этюд: «Я сказал Боннэр, что рисовать «пенька», который повторяет мысли злобной жены да ещё терпит побои от неё, я не хочу. И Боннэр тут же выгнала меня на улицу».

Те, кто делал и делает его своим знаменем – объявляют его «великим гуманистом».

Андрей Сахаров с Еленой Боннэр, её дочерью и внуками. Фото ИТАР-ТАСС.

Его, сначала призывавшего СССР взорвать американский континент, потом призывавшего США нанести ядерный удар по СССР во имя «прав человека».

Его, приветствовавшего Пиночета и объявлявшего оккупантами солдат своей страны.

Его, по сути отказавшегося от собственных детей и управляемого их мачехой, покорно сносившего от неё затрещины при попытках свою страну похвалить. Не знавшего ни свою страну, ни её народ, ни её историю и всё терпевшего от превратившей его в своё политическое орудие жены.

Конечно, кто хочет, может его почитать и дальше. Но как минимум нужно о нём сказать правду и до конца. Кто он такой. Кем он был. Что разрушал. И какое собственно имеет отношение к гуманизму и морали. И как минимум признать, что нет у граждан ненавидимой им страны – ни обязанности, ни нужды говорить о нём с пиететом.
Ответить с цитированием
  #6  
Старый 14.12.2015, 18:22
Аватар для Историческая правда
Историческая правда Историческая правда вне форума
Местный
 
Регистрация: 09.03.2014
Сообщений: 1,749
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Историческая правда на пути к лучшему
По умолчанию 14 Декабря 1989 - умер Андрей Сахаров

http://www.istpravda.ru/chronograph/1221/
в 1989 году от нас ушел не просто гениальный ученый, лидер правозащитного движения, великий политический деятель, но, прежде всего, совершенно необыкновенный человек, посвятивший свою жизнь служению высшим идеалам, отстаивающий их неуклонно, бесстрашно и бескорыстно, Андрей Сахаров. Человек, вернейшее определение для которого – «настоящий».
Андрей Дмитриевич Сахаров, академик АН СССР, физик-теоретик и общественный деятель, один из создателей водородной бомбы и активный сторонник запрета ядерного оружия, гуманист-правозащитник, сторонник теории конвергенции, постепенного сглаживания экономических, политических, идеологических и культурных противоречий между различными общественными системами, лауреат Нобелевской премии мира, Трижды Герой Социалистического Труда. Родился 21 мая 1921 года в Москве.

Его отец - Дмитрий Иванович - был преподавателем физики, автором научно-популярных книг, учебников и задачников. По его стопам и пошел и Андрей. В 1942 году он окончил физико-математический факультет МГУ, с 1945 года работал в Физическом институте им.Лебедева.

В начале 50-х годов вместе с академиком И.Е.Таммом А.Д.Сахаров сформулировал принципы управляемой термоядерной реакции (они впоследствии будут положены в основу "токамаков"), чуть позже предложил принцип получения сверхсильных магнитных полей.

Академик Сахаров сыграл решающую роль в создании термоядерного оружия, его считают одним из создателей водородной бомбы.

Но уже с конца 50-х годов Сахаров становится активным сторонником повсеместного запрета ядерного оружия - в 1957 году он пишет статью о вреде ядерных испытаний. Годом позже - выступает совместно с И.В.Курчатовым против намечавшихся ядерных испытаний.

В 60-е годы Андрей Дмитриевич вместе со своей женой Еленой Боннэр включился в правозащитное движение, он требовал введения подлинной гласности и соблюдения прав личности в СССР. Он стал самым известным советским правозащитником.

В 1966 году Сахаров подписывает обращение к 23 съезду КПСС, направленное против попыток реабилитации И.В.Сталина, участвует в создании Комитета прав человека, в 1971 году отправляет Л.И.Брежневу "Памятную записку" о неотложных вопросах внутренней и внешней политики, в 1974 году публикует за границей статью "Мир через полвека".

В 1975 году А.Д.Сахарову присуждают Нобелевскую премию Мира, еще через год избирают вице-президентом Международной лиги прав человека.

В январе 1980 года он открыто протестует против ввода советских войск в Афганистан. Его лишают всех правительственных наград и премий - звания трижды Героя Социалистического Труда, Государственной и Ленинской премий - и высылают в город Горький. В первые два месяца после высылки газеты писали, что Сахаров "давно деградировал", "выродился как ученый", затем эти же газеты утверждали, что Сахаров плохой политик, но большой ученый, что в "Горьком у него все условия для научной работы". То и другое было неправдой. Но все-таки, начиная с марта, прекратилось давление на ФИАН с требованием уволить Сахарова, теоретики получили разрешение иногда посещать его, он получил возможность получать научную литературу. Теоретический отдел ФИАН, которым после смерти И.Е.Тамма руководил академик В.Л.Гинзбург, добился того, что Андрей Дмитриевич остался сотрудником Отдела. Все семь лет на двери его комнаты в ФИАНе сохранялась табличка с его фамилией.

В 1982 и 1984 годах Андрей Дмитриевич опубликовал в "Журнале экспериментальной и теоретической физики" работы "Многолистная модель Вселенной" и "Космологические переходы с изменением сигнатуры метрики".

В декабре 1986 года генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев позвонил А.Д.Сахарову, пригласил его вернуться в Москву и "приступить к своей патриотической деятельности".

В 1989 году академик Сахаров был избран народным депутатом СССР от Академии наук. "Я народный депутат. Это оказалось моим главным делом", - писал Андрей Дмитриевич. Он выступил с инициативой создания парламентской оппозиции - межрегиональной депутатской группы, стал ее сопредседателем. Сахаров предлагал провести в СССР радикальные социальные и политические реформы, преобразовать Советский Союз в Союз республик Европы и Азии. Он был избран в состав комиссии по выработке новой Конституции и сразу же приступил к работе над проектом, воплотив в него свои представления о целесообразном государственном и экономическом устройстве страны. Вторая статья сахаровской Конституции гласила: "Цель народов Союза Советских Республик Европы и Азии и его органов власти счастливая, полная смысла жизнь, свобода материальная и духовная, благосостояние, мир и безопасность для граждан страны, для всех людей на Земли независимо от их расы, национальности, пола, возраста и социального положения".

Сахаров всегда делал все, что мог. И не останавливался, предвидя для себя самого самые тяжелые последствия. Великий ученый и мыслитель не только заступался за невинно осужденных, преследуемых и гонимых, единоборствуя с могучей государственной машиной. Он отстаивал права людей. И тем самым борьба его обретала общечеловеческий смысл. Можно уверенно сказать, что движение за права человека стало мировым благодаря Сахарову.
Ответить с цитированием
  #7  
Старый 23.05.2016, 05:58
Аватар для Евгений Ихлов
Евгений Ихлов Евгений Ихлов вне форума
Местный
 
Регистрация: 27.08.2011
Сообщений: 823
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Евгений Ихлов на пути к лучшему
По умолчанию Сквозь поток елея

http://e-v-ikhlov.livejournal.com.pr...rg/175219.html
May 21st, 10:57






Про Андрея Дмитриевича Сахарова говорится и будет сказано масса возвышенных и пафосных слов. Не будет сказано одного: он был гениальный революционер, именно как стратег… И его антикоммунистическая, антиимперская революция побеждала – до тех пор, пока у его преемника Ельцина хватало интуиции продолжать сахаровскую линию.

Академик Сахаров был не просто одним из главных борцов с тоталитаризмом, он великолепно – как великий теоретик – нащупал самое слабое звено в цепи советского коммунизма. Это было коммунистическое лицемерие. Ещё в 60-е годы советская пропаганда (восточноевропейские – были на подтанцовке) манихейски делила мир на «царство света» (страны социализма) и «царство тьмы» (мир капитала). Причём, для русского [душой] советского человека Запад изображался как мир хтонический («вывернутое наизнанку» царство мёртвых). Но сквозь это проступало интуитивное понимание цивилизационного родства европейцев. Этому пониманию очень помогали официальные лозунги о дружбе народов и общей борьбе за мир.

При этом ещё одним слоем идёт советское отрицание приватности и любых гарантии личных свобод и автономии личности, поскольку есть ленинское учение о диктатуре пролетариата (т.е. праве харизматической власти на неограниченное принуждение) и тезис марксизма (т.е. Энгельса) о свободе как «осознанной необходимости».

И тогда Сахаров вбрасывает свои три тезиса.
О приоритете писаных прав человека.
О конвергенции, т.е. о рассмотрение социально-экономических методов как инструментария в достижении прогресса и благополучия людей, которые можно брать какие лучше – на Востоке и на Западе, не отнюдь не как орудия реализации утопии.
Это было всё равно как предложить в 16 веке экуменизм: ведь что-то хорошее есть у католиков, что-то у протестантов, интересное можно найти в Талмуде и даже в Коране (и не забыть дзен-буддизм). А как же спасение души Церковью?! А как же священноначалие и власть Отцов церкви?! Искоренение схизмы и ереси? А - никак! Вот вам поэма Лессинга «Натан мудрый» с его тремя идентичными кольцами (иудаизм, христианство, ислам). И полетел клерикализм вверх тормашками – под фанфары просвещения!

И идея мирового правительства Сахарова – т.е. директории экспертов из развитых демократических государств для великого проекта леволиберальной глобализации.

Первый смертельный удар по совку нанесён. После мая 1968 года говорить, что права человека – это лишь декорация буржуазной диктатуры уже и непрелично-с. А в перебранке Запада и Востока по поводу прав человека и ежу ясно, что права человека – это там, где можно купить колбасу и Солженицына и ездить в Париж без комиссии парткома. И вообще, лучше русским объединиться с американцами, англичанами, французами и «бундесами» и вместе править миром, чем ссориться с западниками из-за каких-то разноцветных «борцов с империализмом», да ещё и кормить потом этих разноцветных…

Следующий смертельный удар по СССР – требование реально рассматривать страну как федерацию автономных национальных государств. Не эсхатологический бросок в светлое будущее, не осаждённая империализмом крепость – склочный дипломатический и финансовый торг больших, средних и малых народов. Какой-то «Общий рынок»! Но Сахаров объясняет - объединять людей и народы должна общая выгода и общие правовые гарантии…
Кстати, почему в январе 1918 года члены Учредилки от всех народов России согласились на Российскую федеративную демократическую республику, а «не разбежались по национальным квартирам» (тогда – «хатам») как в 1991-м. А куда было разбегаться: попадёшь либо в турецкие, либо австрийские, либо германские, либо английские колонии! А тут в Петрограде – свой брат социалист Чернов… Но вот от Ленина-Троцкого-Свердлова-Дзержинского – удерёшь в любую колонию, под любую оккупацию!

Реализована великая революционная идея Григория Померанца – антиимперский союз русских («центровых») либералов с национально-демократическим движением «окраин» (республик). И СССР этого не перенёс.

Вишенка на торт: не встать на открытии Съезда при исполнении сталинского гимна! И за это – не вышвырнут из делегатов! А кто встал – трус или дурак! Король не перекрестился в соборе – значит, что церковь – «неправильная»! Даёшь реформацию!

Последний гвоздь в гроб советчины – столкнуть неформальную основу власти – КПСС с «конституционной» - Советами. Сахаровский «декрет о власти» - предложение Съезду объявить себя высшей государственной властью противоречил либеральному принципу разделения властей не менее, чем партократия.
Съезд на риск не пошёл, но тлетворная идея, что ведь именно депутаты должны быть властью, а не марионетками обкомов и республиканских ЦК сделала свою работу – за два года сакральная «партия власти» превратилась в «правящую». Вдогонку Сахаров бросил лозунг «Долой 6-ю статью!» (Конституции СССР - об основополагающей роли КПСС). В итоге компартию, как бы реализуя последнюю волю покойного Сахарова, лишили её 70-летней харизматической легитимации, сведя к банальной, пусть и влиятельнейшей, общественно-политической бюрократической организации. К какому-то пошлому «Едру».

А потом возомнившие о себе Советы довольно быстро поставили на место. В Грозном (в апреле 1993) и в Москве (в октябре 1993) пришлось пострелять. В остальных местах СНГ «советский парламентаризм» сам рассосался…

При этом академик Сахаров счастливо успел умереть до того, как нанесённые им советчине удары окончательно достигли своих целей, и социализм и внешняя советская империя пали, унося с собой миллионы жизней.

Это как если бы Ленин умер в январе 1918, оставив мясорубку большевизма и гражданскую войну Свердлову, Троцкому и Зиновьеву, а сам остался бы романтично-мечтательным героем, выведшим страну из мировой войны, отменившем смертную казнь, и приказавшем дать мужикам землю, а народам - свободу и демократию…

Послесловие. Смерть Сахарова и конституционная бифуркация

Проживи Сахаров ещё пару лет и это полностью изменило бы характер власти в России. Его бы торжественно выбрали Съездом президентом РСФСР. А митинговый герой и крепкий хозяйственник Ельцин - стал бы премьером. Потребовалось бы создание прочной коалиции под правительство демократов. А это значит - создание мощной партии демократов. Установилась бы традиция: президент - это моральный авторитет, а глава кабинета - сильный политик и лидер крупнейшей партии.

Получили бы парламентскую демократию, а не бонапартизм, и вместо старательно разрушения "ДемРоссии" - её всемерное укрепление.
Ответить с цитированием
  #8  
Старый 07.06.2016, 04:15
Аватар для Георгий Бовт
Георгий Бовт Георгий Бовт вне форума
Пользователь
 
Регистрация: 30.09.2013
Сообщений: 87
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 6
Георгий Бовт на пути к лучшему
По умолчанию Второй после Горбачева

http://www.gazeta.ru/comments/column/bovt/8256467.shtml
21.05.2016, 10:20
о том, кем и с кем был бы сегодня академик Сахаров

Андрей Дмитриевич Сахаров Владимир Федоренко/РИА «Новости»
Андрей Дмитриевич Сахаров

Представляете, чтобы в нашей стране на улицах вдруг появились бы транспаранты с лозунгами «Идеи Андрея Сахарова живут и побеждают!». Или «Сахаров — вечно живой». На бред ведь похоже.

Это для затравки «юбилейной заметки». 21 мая академику Сахарову исполнилось бы 95 лет. Вопрос, показавшийся мне уместным в связи с данным юбилеем:

кем и с кем был бы сегодня этот великий диссидент-идеалист?

Нашлось бы ему место в современной общественной жизни? Что бы он сказал про выборы 1996 года, про залоговые аукционы, войну (обе) в Чечне? Наконец, про «Крымнаш». Как пытались бы использовать его Касьянов, Навальный, Явлинский, поливал бы его словесными помоями Жириновский, пытался бы перетащить к себе ОНФ и т.д.? Как вообще относилась бы к нему нынешняя «оппозиция»? То, во что трансформировалось советское диссидентство.

Пользовалось бы слово Сахарова авторитетом для властей? Или только для CNN. Брали бы у него интервью телеканалы и какие? Сняли бы про него предъюбилейный добрый фильм или сделали бы фигурантом сериала «Анатомия предательства»? Облили бы зеленкой или травили бы ряжеными «казаками»? А может, он бы осознал важность «малых дел», попал бы под очарование Самого (он ведь умеет расположить к себе людей), занялся благотворительностью по части орфанных заболеваний, в чем получал бы благосклонную поддержку властей.

Сахарова можно назвать великим, но и наивным идеалистом. Утопистом. А можно на русский лад — юродивым.

Такие люди доносили «правду-матку» царям. Им было высочайше дозволено то, за что других поднимали на дыбу или заливали в глотку расплавленный свинец.

В дни юбилея произносят много высокопарных фраз: как, мол, нам не хватает этого великого человека. При этом, мол, юбиляр остается «непререкаемым моральным авторитетом». Вот был бы он с нами… И? И стал бы лишним человеком.

Андрей Сахаров говорил, что

дело интеллигенции — выработка идеала и следование идеалу. Тут по нашим временам что ни слово, то «ругательство».

Начиная от заброшенного «интеллигент» (в обыденной жизни употребляется разве что с определением «вшивый») до непонятного (в чем цимес, брат?) и кажущегося фальшивым «идеала». Поместить Сахарова в нашу жизнь — все равно что представить себе «калужского мечтателя» Циолковского сотрудником нынешней Академии наук под водительством ФАНО и его главного эффективного менеджера Михаила Котюкова.

В нобелевской лекции по случаю присуждения ему Премии мира в 1975 году (из СССР на вручение Сахарова не выпустили, лекцию зачитала в Осло его жена Елена Боннэр) академик писал: «Свобода убеждений наряду с другими гражданскими свободами является основой научно-технического прогресса и гарантией от использования его достижений во вред человечеству, тем самым основой экономического и социального прогресса, а также является политической гарантией возможности эффективной защиты социальных прав.

Таким образом я защищаю тезис о первичном, определяющем значении гражданских и политических прав в формировании судеб человечества... Свобода убеждений, наличие просвещенного общественного мнения, плюралистический характер системы образования, свобода печати и других средств информации… — эти условия жизненно необходимы не только во избежание злоупотреблений прогрессом, вольных и по неведению, но и для его поддержания…

Только в атмосфере интеллектуальной свободы возможна эффективная система образования и творческой преемственности поколений.

Наоборот, интеллектуальная несвобода, власть унылой бюрократии, конформизм, разрушая сначала гуманитарные области знания, литературу и искусство, неизбежно приводят затем к общему интеллектуальному упадку, бюрократизации и формализации всей системы образования, к упадку научных исследований, исчезновению атмосферы творческого поиска, к застою и распаду».

Лучше и теперь не скажешь. Но много ли было людей в Советском Союзе, готовых разделить эти взгляды? И много ли их теперь в России? Если они есть, то разве отражается их мнение на ходе общественных дискуссий, развитии политической системы, исходе выборов?

В таких случаях принято примирительно говорить, что такой человек «опередил свое время». Чтобы не пригвождать безжалостным приговором: он ошибся страной.

Движение диссидентов и правозащитников в СССР было, увы, движением общественных маргиналов. Слово «правозащитник» и теперь носит маргинальную коннотацию.

Общество узнавало о них в редких газетных публикациях, где этих людей поливали помоями в коллективных письмах. Их воззвания не тиражировали в листовках, лишь отдельные смелые столичные интеллигенты делились размноженной на ротапринте запрещенной литературой. Чтобы посудачить потом на кухне. Порой им тайно сочувствовали деятели науки и культуры. Так, академик Евгений Тамм, которого Сахаров называл учителем и с которым работал над водородной бомбой, хотел было подписать протестное письмо против ввода советских войск в Чехословакию в августе 1968-го. Но после оказанного на него давления он и ряд других известных людей сделать это отказались.

Зато другие авторитеты, включая писателя-гуманиста Чингиза Айтматова или автора пронзительных книг о войне Василя Быкова, подписывали коллективные письма против Сахарова и Солженицына.

Советская власть в начале 1970-х начала ставить этих двух великих несогласных в паре. Хотя их взгляды во многом расходились. Солженицын отказывался выступать в защиту гонимых диссидентов, а Сахаров включил длинный список их в свою нобелевскую лекцию. Не разделял Александр Исаевич и увлечения Андрея Дмитриевича идеями конвергенции капитализма и социализма и уже тем более «мирового правительства». Последняя идея была популярна среди физиков еще со времен Эйнштейна. Хотя во многих вещах, касавшихся критики брежневской, точнее, постхрущевской системы они были солидарны.

Кто «по достоинству» ценил Сахарова, так это советское руководство.

Как и Солженицына, Сахарова к концу 1960-х можно считать человеком, обласканным властью. Трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий, академик уже в 32 года. И Солженицын в пору хрущевской оттепели был в фаворе, его повесть «Бодался теленок с дубом» высоко оценил будущий «серый кардинал» и идеолог брежневского застоя Михаил Суслов.

В начале 1970-х в политбюро ЦК КПСС эти двое обсуждались чуть ли не ежемесячно. Причем Солженицына считали «врагом», а Сахарова, имевшего огромные заслуги перед наукой и ВПК, скорее, заблудшим человеком, попавшим под влияние своей второй, «еврейской жены» (для советских лидеров антисемитизм был частью мировоззрения) Елены Боннэр. За Сахарова заступался президент Академии наук Мстислав Келдыш, другие академики, которые были не в пример смелее нынешних. Говорят, глава КГБ Юрий Андропов просил, чтобы с ним поговорил лично председатель совмина Алексей Косыгин. Но встреча не состоялась.

После протеста, выразившегося в интервью иностранным журналистам, против ввода советских войск в Афганистан Сахарова лишили всех наград и выслали в Горький. Никаких протестов против его заточения, кроме как за границей, не было. Освободил его Горбачев. В качестве жеста доброй воли перед Западом. А не перед советским человеком, которому на Сахарова было наплевать.

Тем более что в ссылке, ожесточившись, несколько раз предпринимая голодовки, академик сделал ряд резких заявлений, поддержав, например, военное давление США на СССР.

16 декабря Горбачев позвонил Сахарову и сообщил о помиловании его и жены, которая тоже была осуждена на пять лет ссылки. «Возвращайтесь к патриотической работе», — сказал генсек. Когда через неделю Сахаров вернулся в Москву, встреча на Ярославском вокзале (разве там теперь есть памятная доска?) ничем не напоминала возвращение Ленина из эмиграции в революционный Петроград на вокзал Финляндский (там и сейчас стоит памятник этому событию).

Кучка правозащитников, несколько смелых академиков (за Сахарова лично поручился физик-ядерщик Юлий Харитон, большую роль в снятии с него ограничений по зарубежным поездкам сыграл Евгений Велихов), зато двести человек — иностранных корреспондентов.

Сахаров было включился в общественную работу в последние годы жизни. О нем узнала наконец страна. Осенью 1989 года, будучи народным депутатом и одним из лидеров оппозиционной Межрегиональной группы, он разработал проект Конституции, план переустройства СССР в Союз Советских Республик Европы и Азии. Передал проект Горбачеву за две недели до смерти. Опубликован он был лишь год спустя. Это была утопия, насыщенная идеями конвергенции, интернационализма, абстрактной демократии и, конечно, мирового правительства. Таким же утопичным, но по-своему был позже широко обнародованный проект реформы Союза Солженицына, основанный на принципах русского национализма: предлагалось создать вместо СССР Российский Союз в составе трех славянских народов — русских, украинцев и белорусов, включая и российское население Казахстана.

Звезда Сахарова вспыхнула на короткое время поздней перестройки, когда страна, затаив дыхание от собственной вольности, бросив работу, смотрела прямые трансляции со съезда народных депутатов.

Сахаров, резко выступая против продолжения афганской войны, выстаивал на трибуне под выкрики и шиканье «агрессивно-послушного большинства» в зале. Но с настроениями общества идея покончить с «тайной войной» совпадала.

По итогам 1989 года Сахаров имел, по данным ВЦИОМа, рейтинг одобрения 58%, его назвала «мужчиной года» четверть советских граждан, он был вторым после Горбачева (45%).

Смог бы такой человек возглавить демократическую оппозицию вместо Ельцина? На короткое время — возможно. Однако затем верх взяла бы прагматичная политика, в которой идеалист Сахаров был не силен. Тут даже куда более опытный в интригах Горбачев и то обломался.

Нынешняя так называемая оппозиция (впрочем, как и представители политического мейнстрима) вряд ли вообще поняли бы, о чем сахаровские гуманистические мысли. Представить его среди навальных, касьяновых и прочих — невозможно.

Оппозиция не способна подняться над межличностными дрязгами, на что были способны Сахаров, Солженицын, другие диссиденты.

Ради общих целей и во имя идеалов, которые у них, хотя и наивные, были. Нынешние «несогласные», включая «оппозиционные СМИ», разбиты на непримиримые клаки. Тут защищают только «своих». Не по принципу принадлежности к схожим общественным взглядам, а по принципу вхожести в одну тусовку.

«Репрессии» со стороны властей против нее вызывают пафосное (в рамках соцсетей) возмущение. Аналогичные действия против классово родственных, но чужих игнорируются. «Истинные демократы» и «борцы с режимом» — это только свои, других оппонентов власти либо нет в природе, либо они заклеймены как «прокремлевские подпевалы».

Разумеется, гонорары от «чужих», если вдруг случаются, меняют политические взгляды в один миг.

Бывшие «приспешники режима» становятся достопочтенными работодателями, а кусать руку дающего вроде как западло.

Убогая мышиная возня.

Сахаров бы побрезговал быть с такими людьми на одном политическом поле. Да и они его, скорее всего, затравили бы, опутав интригами и разводками. Так что по-своему хорошо, что он всего этого не увидел.
Ответить с цитированием
  #9  
Старый 21.05.2017, 13:35
Аватар для Алия Шарафутдинова
Алия Шарафутдинова Алия Шарафутдинова вне форума
Новичок
 
Регистрация: 21.05.2017
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Алия Шарафутдинова на пути к лучшему
По умолчанию Гений, безумец и утопист: мнения современников об академике Сахарове

http://www.aif.ru/society/history/ge..._campaign=main
00:06 21/05/2016

АиФ.ru собрал самые яркие высказывания и воспоминания известных современников об академике Сахарове.

Сахаров на митинге в Лужниках, проходившем в дни работы I Съезда народных депутатов СССР. © / Игорь Зарембо / РИА Новости

21 мая 1921 года родился «отец» советской водородной бомбы и лауреат Нобелевской премии мира — советский физик, общественный деятель, правозащитник Андрей Сахаров.

Общественное мнение неоднозначно оценивает деятельность Сахарова. Эти суждения крайне полярны — от восхищения до ненависти. Для одних Сахаров — несгибаемый борец за свободу, демократию и права человека, заслуживающий уважения, если не поклонения. Для других — символ развала СССР и всего негативного, что за этим последовало.

Перспективный физик

Родился Андрей Сахаров в Москве. У юного Андрея проблем с поиском ответа на вопрос «Кем быть?» не было. Ответ на этот вопрос дал его отец, Дмитрий Сахаров, преподаватель физики, популяризатор науки, автор учебника, по которому учились несколько поколений школьников. Поэтому неудивительно, что первое образование Андрей получил дома. В школу он пошёл лишь с 7-го класса. Как говорил сам Сахаров-младший, «физиком меня сделал папа, а то Бог знает, куда бы меня занесло!».

А в 1938 году поступил учиться в Московский университет на факультет физики.

Андрей Сахаров, 1989 г. Фото: РИА Новости/ Борис Кауфман

Аркадий Мигдал, физик: «Учился А. С. хорошо, но не блестяще… Наряду с пятёрками в его зачётной книжке было довольно много четвёрок. Особенно плохо ему давались общественные дисциплины, по которым у него бывали и тройки, а иногда даже и двойки, так что экзамены затем приходилось пересдавать. Эти неудачи, по-видимому, объяснялись отсутствием у него в университетские годы какого-либо интереса к преподаваемым общественным дисциплинам и неумением гладко, но, по существу, бессодержательно говорить на общие темы».

В 1944 году Сахаров поступил в аспирантуру Физического института Академии наук, где его научным руководителем стал будущий нобелевский лауреат Игорь Тамм.

Борис Болотовский, физик: «Однажды заместитель директора ФИАН по административной части Михаил Кривоносов увидал, как по коридору неторопливо ходит взад и вперёд неизвестный ему молодой человек с задумчивым лицом. Кривоносов подошёл к молодому человеку и сердито сказал:

— Ты что бездельничаешь?

Молодой человек (это был Андрей Дмитриевич) посмотрел на Кривоносова и спокойно сказал:

— Я не бездельничаю, я работаю.

— Как же ты работаешь? — ещё более сурово спросил Михаил Григорьевич. Андрей Дмитриевич так же спокойно и серьёзно ответил:

— Я думаю.

Этот ответ укротил гнев Кривоносова. После этого разговора Кривоносов больше не делал замечаний Сахарову за прогулки по коридору. А много лет спустя, когда при нём неодобрительно отозвались об одном теоретике — дескать, нет его на рабочем месте, где-то ходит — Михаил Григорьевич сказал:

— Он теоретик, пускай ходит. Я вот одного за это обругал, а он оказался Сахаров.

Уже в то время Андрей Сахаров считался одним из самых перспективных физиков СССР, и неудивительно, что вскоре он стал одним из тех, кому было поручено создавать «ядерный щит» страны.

Сахаров на Съезде народных депутатов СССР (май – июнь 1989 года). Фото: РИА Новости/ Сергей Гунеев

«Отец» водородной бомбы

Двадцать лет (1948–1968) Сахарова были посвящены разработкам термоядерного оружия, в частности он проектировал первую советскую водородную бомбу.

Над темой термоядерного оружия Сахаров работал вначале неохотно, но потом пришёл к убеждению, что этот труд необходим для поддержания равновесия ядерных вооружений между противостоявшими державами.

О том, сколь успешен был Сахаров на научной стезе, говорят его многочисленные награды, которыми его щедро осыпало советское государство.

От создания бомбы к идее разоружения


Постепенно учёный ударился в другую крайность. В 1960-х годах с Сахаровым происходит то, что ранее происходило со многими другими физиками-атомщиками как в СССР, так и в США, — он приходит к выводу, что его деятельность аморальна, и решает посвятить себя борьбе за разоружение и права человека. Он выступает против испытаний ядерного оружия и против смертной казни, становится одним из основателей Комитета прав человека в СССР. Постепенно общественная активность Сахарова начинает вытеснять научную деятельность.

Учёный-подкаблучник

Вполне вероятно, что того Сахарова, который известен сегодня, не было бы, не случись два роковых обстоятельства — смерть первой супруги академика Клавдии Вихиревой и его знакомство с диссиденткой Еленой Боннэр.

Сам академик говорил: «Люся (так он назвал Елену Боннэр — прим. автора) подсказывала мне многое, что я иначе не понял бы и не сделал. Она большой организатор, она мой мозговой центр».

В 1982 году в Горький к Сахарову приехал молодой художник Сергей Бочаров — хотел написать портрет «народного заступника». Только он увидел что-то совсем не похожее на легенду: «Андрей Дмитриевич иногда даже похваливал правительство СССР за некоторые успехи. Теперь уже не помню, за что именно. Но за каждую такую реплику он тут же получал оплеуху по лысине от жены. Пока я писал этюд, Сахарову досталось не меньше семи раз. При этом мировое светило безропотно сносило затрещины, и было видно, что он к ним привык».

И художник, поняв, кто действительно диктует знаменитости, что говорить и делать, вместо портрета физика написал портрет Боннэр. Она разозлилась и бросилась уничтожать этюд: «Я сказал Боннэр, что рисовать «пенька», который повторяет мысли злобной жены да ещё терпит побои от неё, я не хочу. И Боннэр тут же выгнала меня на улицу».

Андрей Сахаров с супругой Еленой Боннэр. Фото: РИА Новости/ Первенцев

Популярность на Западе и неприязнь на Родине

Большое внимание Сахарову уделяла как западная, так и советская пресса. Но если на Западе советского академика представляли как борца с ужасами советского режима, то в СССР — как настоящего мерзавца, поливающего грязью Родину, которая дала ему всё.

Известный химик, философ С. Г. Кара-Мурза: «Идолом у возбуждённой антисоветской публики стал академик А. Д. Сахаров — безумный наивный старец, который всю жизнь «под колпаком», в искусственной обстановке, прокорпел над водородной бомбой. А потом вырвался в воображённый им мир и оказался под таким же колпаком иностранной прессы и подсадных «диссидентов». И стал вещать с авторитетом пророка: разделить Россию на 50 нормальных государств! Немедленно разрешить куплю-продажу земли! Но что он мог знать о земле или о купле-продаже хотя бы картошки — из какого жизненного опыта? Прочтите сегодня, на свежую голову, все его статьи и речи, ведь в них нет и следа тех проблем, которыми живёт человек в России. Читаю и думаю: да знает ли он хоть русскую литературу?»

К 1975 году Андрей Сахаров из секретного учёного-атомщика превратился в известную всему миру персону. В том же году за свою общественную деятельность он был удостоен Нобелевской премии мира. Награду за Сахарова, которого не выпустили из СССР, получила его жена, отправившаяся в Норвегию с текстом традиционной «нобелевской лекции» Сахарова в кармане, которую и зачитала в Осло.

Несмотря на постоянную слежку КГБ за супругами, жёсткие меры к Сахарову были применены только в 1980 году, когда он открыто выступил против введения советских войск в Афганистан.

Мария Арбатова, писательница: «В моей молодости фамилия Сахаров звучала как пароль и означала неповиновение преступной власти. Кадры, которые часто показывают по телевизору, где Сахаров на Верховном Совете даёт свою оценку войне в Афганистане, и сейчас являются поворотным моментом жизни страны. После них тысячи людей получили сигнал: критиковать советскую верхушку можно и нужно, если это делает даже учёный с мировым именем. В нашей истории было много достойнейших борцов за свободу, но образ несгибаемого интеллигента Андрея Дмитриевича Сахарова останется в ней как новый социальный идеал, несмотря на все спекуляции на его имени после его смерти».

https://youtu.be/26pJ4rU5cfE
Максим Соколов, журналист: «Андрей Сахаров — важная часть отечественной истории. Без фигуры Сахарова, без сахаровского мифа о представителе элиты, который вдруг пошёл против властных и сильных и стал отстаивать правду, не было бы потом, наверное, и ельцинского мифа. На его примере сложилось представление, что выходец из номенклатурной среды может пойти против власти. Что касается нашего времени, сегодняшнего дня, то идеализм сегодня не в почёте. И вероятно, всё-таки потому, что апелляциями к идеализму много злоупотребляли».

В 1980 году Сахарова, лишив орденов и других регалий, отправили в ссылку в Горький, где он провёл почти семь лет. Из ссылки он вернулся только в перестройку, стал работать в Институте имени Лебедева, а в 1989 году стал народным депутатом.

Михаил Полторанин, в 1990–1992 гг. — министр печати и информации, зампред Правительства РФ: «Работая с Андреем Дмитриевичем народными депутатами в Межрегиональной депутатской группе, мы тогда вырабатывали тактику и стратегию демократического движения. Надо сказать, часто спорили. Но странная штука: его слова о демократии, правах человека, недопустимости преследования за убеждения сейчас звучат даже более актуально, чем тогда, четверть века назад! Прав у граждан стало меньше, а беззакония в стране, наоборот, больше… Вообще, Андрей Дмитриевич был светлым, честным, порядочным человеком. Убеждённым бессребреником, каких сейчас днём с огнём не сыщешь».

Сахаров во время своего возвращения из Горького в Москву, 1986 г. Фото: РИА Новости/ Юрий Абрамочкин

Михаил Федотов, председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека: «Вот сейчас говорю об Андрее Дмитриевиче и смотрю на его портрет, который висит на стене. Он со мной с тех пор, как у меня в 1990 году появился свой кабинет… Для меня этот человек, если хотите, тот камертон, по которому я сверяю свою позицию. Человек, который ради того, чтобы сделать жизнь своей страны свободной и процветающей, отказался от всех тех благ, которые сулила ему жизнь трижды Героя Социалистического Труда, академика и отца водородной бомбы. Человек, который думал о судьбе своей страны и видел её процветание не через призму ядерной мощи, а через призму благополучия людей, свободы людей».

Сахаров прожил всего 68 лет. Он никогда не причислял себя к политикам, хотя умер именно как политик — едва ли не на трибуне. В три часа 14 декабря 1989 года в последний раз выступил на съезде, потом долго и бурно спорил с коллегами из Межрегиональной депутатской группы. Пришёл домой и умер от сердечного приступа. Его последними словами были: «Пошёл отдыхать. У меня завтра бой!»

Андрей Сахаров, 1989 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

Тамара Морщакова, юрист, профессор: «Андрей Дмитриевич Сахаров — мой современник. И это очень важно для меня. Было важно и тогда, когда страна узнала его как публичного политика, важно и сейчас. Чисто по-человечески он сделал для своего времени необыкновенно важное дело — показал людям, что политика может и должна быть искренней, честной перед людьми, и у неё не может быть других целей, чем благо человека. Для меня это самый важный урок, который можно взять из его жизни».

Последний раз редактировалось Алия Шарафутдинова; 21.05.2017 в 13:37.
Ответить с цитированием
  #10  
Старый 21.05.2017, 13:49
Аватар для Полит. ру
Полит. ру Полит. ру вне форума
Местный
 
Регистрация: 08.09.2011
Сообщений: 817
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 8
Полит. ру на пути к лучшему
По умолчанию Мемория. Андрей Сахаров

http://polit.ru/news/2017/05/21/saharov/
21 мая 2017, 00:01 Мемория

Андрей Дмитриевич Сахаров

21 мая 1921 года родился Андрей Сахаров, создатель советской водородной бомбы и диссидент.

Личное дело


Андрей Дмитриевич Сахаров (1921-1989) родился в Москве. Его отец, Дмитрий Иванович Сахаров, был преподавателем физики, автором известного задачника, мать Екатерина Алексеевна — домохозяйкой.

Начальное образование Андрей Сахаров получил дома, учиться в школу пошел только с седьмого класса. В 9-м классе занимался в школьном математическом кружке при МГУ. По окончании школы в 1938 году поступил на физический факультет МГУ.

После начала войны, летом 1941 года Сахаров пытался поступить в военную академию, но его не взяли по состоянию здоровья. В 1941 году был эвакуирован в Ашхабад. В 1942 году окончил университет с отличием и был по распределению направлен на патронный завод в Ульяновск. На заводе сделал изобретение для контроля бронебойных сердечников и внёс целый ряд других рацпредложений.

В конце 1944 года поступил в аспирантуру Физического института имени П. Н. Лебедева (ФИАН), где его научным руководителем стал И. Е. Тамм. Сотрудником ФИАНа Андрей Сахаров оставался до самой смерти.

В 1947 году защитил кандидатскую диссертацию. По просьбе академика Тамма был принят на работу в Московский энергетический институт (МЭИ), читал там курсы ядерной физики, теории относительности и электричества.

В 1948 году был зачислен в специальную группу и до 1968 года занимался разработкой термоядерного оружия, участвовал в проектировании и разработке первой советской водородной бомбы по схеме, названной «слойка Сахарова».

Одновременно с работой над созданием тероядерной бомбы, Сахаров вместе с Таммом выдвинул в 1950 году идею магнитного удержания плазмы и провел основополагающие расчеты установок по управляемому термоядерному синтезу. Ему принадлежат также идея и расчеты по созданию сверхсильных магнитных полей обжатием магнитного потока проводящей цилиндрической оболочкой. Позднее Сахаров предложил использовать лазерное обжатие для получения управляемой термоядерной реакции. Эти идеи положили начало масштабным исследованиям термоядерной энергетики.

В 1953 году стал доктором физико-математических наук. В том же году в возрасте 32 лет, минуя ступень член-корреспондента, был избран действительным членом Академии наук СССР, став вторым по молодости на момент избрания академиком за всю историю (после С. Л. Соболева).

Уже с середины 1950-х годов Сахаров демонстрировал активную жизненную позицию. В 1955 году подписал знаменитое «Письмо трёхсот» против деятельности академика Т. Д. Лысенко, с конца 50-х выступал за прекращение испытаний ядерного оружия.

К концу 1960-х годов Андрей Сахаров уже являлся одним из лидеров правозащитного движения в СССР.

В 1966 году он подписал письмо двадцати пяти деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.

В июне 1968 года в иностранной прессе вышел манифест Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В манифесте шла речь об опасностях термоядерного уничтожения, экологического самоотравления, дегуманизации человечества, необходимости сближения социалистической и капиталистической систем, преступлениях Сталина и отсутствии демократии в СССР. В своем манифесте Сахаров выступил за отмену цензуры, политических судов, против содержания диссидентов в психиатрических больницах. Реакция властей не заставила себя ждать: Сахаров был полностью отстранен от работы на «объекте» и уволен со всех постов, связанных с военными секретами.

В 1970 году Сахаров стал одним из основателей «Московского Комитета прав человека» (вместе с Андреем Твердохлебовым и Валерием Чалидзе), а в 1971 году обратился к советскому правительству с «Памятной запиской», в которой призывал к общей амнистии всех политических заключенных и к широкой гласности рассмотрения судебных дел, особенно политического характера. Также в записке содержались призывы к свободе информационного обмена и убеждений, полному восстановлению прав выселенных при Сталине народов, принятию законов о свободе для советских граждан выезда из страны и возвращения в нее.

В 1960-х — начале 1970-х годов Сахаров присутствовал на процессах над диссидентами, во время одного из которых в 1970 году в Калуге познакомился с Еленой Боннэр, на которой и женился через два года. Обретя в лице жены единомышленника, еще больше времени и сил стал уделять правозащитной деятельности, что не могло не вызвать недовольства властей. В советской печати начались кампании против Сахарова.

29 августа 1973 года в газете «Правда» было опубликовано письмо членов Академии наук СССР с осуждением деятельности Андрея Сахарова («Письмо 40 академиков»), в котором утверждалось, что ученый окончательно отошел от научной деятельности и «фактически стал орудием враждебной пропаганды против Советского Союза и других социалистических стран».

Через два дня - 31 августа - в газете «Правда» было опубликовано «Письмо писателей» с осуждением Сахарова и Солженицына, которое подписали более 30 советских писателей, в том числе Константин Симонов, Борис Полевой, Михаил Шолохов.

«Советская пресса начала беспрецедентную, массированную кампанию против академика А.Д. Сахарова. Тема считается столь важной, что все основные газеты ежедневно печатают по нескольку статей, враждебных А.Д. Сахарову, но ни одна из них не познакомила читателей с его выступлениями, вызвавшими эти нападки», - отмечал в своем открытом письме в защиту Сахарова в сентябре 1973 года математик член-корреспондент АН СССР И. Р. Шафаревич. Он призвал советских и иностранных ученых «использовать все свои возможности, все каналы, чтобы защитить А.Д.Сахарова».

В 1975 году Андрей Сахаров написал книгу «О стране и мире». В том же году ему была присуждена Нобелевская премия мира. В ответ на это в советских газетах появились очередные коллективные письма представителей науки и культуры с осуждением политической деятельности Сахарова.

Премию за Сахарова, которого власти не выпустили, получила его жена Елена Боннэр, лечившаяся в это время за границей. Она же и прочитала Нобелевскую лекцию мужа «Мир, прогресс, права человека», в которой Сахаров доказывал, что эти три цели «неразрывно связаны одна с другой» и настаивал на соблюдении свободы совести, свободы печати и доступа к источникам информации, а также выдвинул предложения по достижению разрядки напряженности и разоружения.

В декабре 1979 года и январе 1980 года Сахаров резко выступил против ввода советских войск в Афганистан. Его заявления были напечатаны на первых страницах западных газет. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения советских властей. 22 января 1980 года по дороге на работу ученый был задержан, а затем вместе с женой без суда сослан в Горький (ныне Нижний Новгород). Он был лишён звания трижды Героя Социалистического Труда, а также званий лауреата Сталинской (1953) и Ленинской (1956) премий.

В ссылке семья Сахаровых жила под непрерывным наблюдением. У дверей их квартиры постоянно и круглосуточно дежурила охрана, к ним не допускали друзей и родственников.

В Горьком Сахаров провёл три длительных голодовки. Первую, семнадцатидневную — в 1981 году вместе с Еленой Боннэр за право выезда к мужу за рубеж невестки Сахаровых Л. Алексеевой.

Вторую голодовку, длившуюся 26 дней, Сахаров провел в мае 1984 года в знак протеста против уголовного преследования Елены Боннэр, обвиненной в «распространении заведомо клеветнических ложных измышлений, порочащих советский общественный строй».

Третью, самую длительную голодовку, Сахаров провел в апреле-октябре 1985 года за право Елены Боннэр выехать за рубеж для операции на сердце. В общей сумме голодовка длилась 178 дней. В течение этого времени Сахарова неоднократно госпитализировали и подвергали принудительному кормлению.

«26-27 мая применялся наиболее мучительный и унизительный, варварский способ. Меня опять валили на спину на кровать, привязывали руки и ноги. На нос надевали тугой зажим, так что дышать я мог только через рот. Когда же я открывал рот, чтобы вдохнуть воздух, в рот вливалась ложка питательной смеси или бульона с протертым мясом. Иногда рот открывался принудительно - рычагом, вставленным между деснами. Чтобы я не мог выплюнуть питательную смесь, рот мне зажимали, пока я ее не проглочу. Все же мне часто удавалось выплюнуть смесь, но это только затягивало пытку», - описывал Сахаров свое четырехмесячное заточение в больнице в письме к президенту Академии наук СССР А.П.Александрову.

Разрешение на выезд Боннэр было выдано только в июле 1985 года после письма Сахарова к М.С.Горбачеву, в котором тот обещал сосредоточиться на научной работе и прекратить общественные выступления, если поездка жены будет разрешена.

В течение всего времени горьковской ссылки Сахарова во многих странах мира проходили кампании в его защиту, однако закончилась она только с началом перестройки. 16 декабря 1986 года Горбачев позвонил Сахарову по специально установленному для этого в его квартире в Горьком телефону и объявил об окончании ссылки, заявив: «Возвращайтесь и приступайте к своей патриотической деятельности». Уже через неделю Андрей Сахаров вместе с женой вернулся в Москву.

В 1988 году был избран почетным председателем общества «Мемориал», а в марте 1989 – народным депутатом СССР в числе 25 депутатов, которые представляли на съезде Академию наук.

Андрей Сахаров скончался в своей квартире на улице Чкалова 14 декабря 1989 года от внезапной остановки сердца. Похоронен на Востряковском кладбище в Москве.

Андрей Сахаров

Чем знаменит


Андрей Сахаров, ставший легендой еще при жизни – явление мирового масштаба, один из самых выдающихся деятелей XX века. Талантливейший физик-теоретик и конструктор, один из самых молодых академиков АН СССР, получивший это звание в 32 года. «Отец советской водородной бомбы» и лауреат Нобелевской премии мира.

При этом не менее велик он был и как человек. По словам Дмитрия Лихачева, Андрей Сахаров был тем праведником, который «может оправдать существование целого народа»: «Не будь его, мы, русские, навеки покрыли бы себя позором. Он один говорил от лица всех нас. Он спас и сохранил наши честь и достоинство, подав голос в защиту людей, преследуемых властями, для которых инакомыслие было тягчайшим государственным преступлением».

До начала 80-х годов имя Сахарова большинство наших соотечественников знали только по кампаниям в советской прессе, в которых лауреат Нобелевской премии мира представлялся человеком, клевещущим на советский государственный и общественный строй и пытающимся «породить недоверие к миролюбивой политике Советского государства».

Только в конце 80-х годов, став депутатом, Сахаров получил возможность открыто высказывать свои мысли перед широкой советской аудиторией.

«Страна тогда впервые увидела и услышала Сахарова. И за те дни, что проходили заседания съезда, рассыпалась вся клевета, которую в течение ряда лет возводила против Сахарова наша официальная пропаганда», - писал в своих воспоминаниях о Сахарове его коллега по ФИАН Борис Болотовский.

С трибуны съезда Андрей Сахаров на всю страну вновь осудил войну в Афганистане и потребовал отмены в Конституции СССР статьи о руководящей роли партии. При этом его выступления на съезде нередко захлопывались, сопровождались выкриками из зала и свистом со стороны большой части депутатов, которых историк Юрий Афанасьев назвал «агрессивно-послушным большинством».

2 июня 1989 года в зале заседаний семь депутатов с трибуны назвали «провокационной выходкой» интервью Сахарова канадской газете «Оттава ситизен» о судьбе советских военнослужащих в Афганистане, обвинив его в «унижении чести, достоинства и памяти сыновей своей Родины». После этого, по воспоминаниям Юрия Власова, «за ничтожным исключением зал встал, кричал и аплодировал тем, кто с трибуны обвинил Сахарова в клевете». Со съезда велась прямая телетрансляция, и в тот же день Сахаров получил сотни посланий с выражениями поддержки.

В ноябре 1989 года Сахаров представил на съезде проект новой конституции страны, в основу которой были положены защита прав личности и права всех народов на государственность. А уже в середине декабря его не стало. Проститься с Андреем Сахаровым пришли более сотни тысяч людей, его похороны превратились в грандиозную демонстрацию.

Андрей Сахаров до сих остаётся одним из крупнейших моральных авторитетов для российской общественности, нравственным идеалом эпохи. По словам Бориса Альтшулера, его «ненасильственная оппозиция оказалась, в конце концов, сильнее одного из самых насильственных режимов».

О чем надо знать

Над созданием термоядерного оружия Сахаров работал сперва неохотно, но потом пришел к убеждению, что это необходимо для поддержания равновесия ядерных сил в мире. Это равновесие, считал он, будет удерживать противоборствующие стороны от военного конфликта с применением ядерных вооружений.

В своей книге «О стране и мире», опубликованной на Западе в 1975 году, Сахаров предупреждая об опасности обсуждавшегося в то время соглашения Брежнева-Никсона о создании системы «антиракетных щитов» для двух главных городов в США и в СССР, считая, что это может позволить советскому руководству развязать Третью мировую войну: «Страшное подозрение невольно закрадывается в душу, рисуется схема того, что при такой оборонной системе большая часть территории и населения страны приносится в жертву соблазну получить решающее преимущество первого ракетно-ядерного удара при относительной безопасности московских чиновников».

При этом Сахаров приложил много усилий для установления запрета на испытания ядерного оружия. Именно по его инициативе советское правительство предложило заключить международный договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах. Прекращение испытаний в атмосфере спасло жизни и здоровье сотен тысяч людей.

Прямая речь

Андрей Сахаров о политике: «Я не профессиональный политик, и, может быть, поэтому меня всегда мучают вопросы целесообразности и конечного результата моих действий. Я склонен думать, что лишь моральные критерии в сочетании с непредвзятостью мысли могут явиться каким-то компасом в этих сложных и противоречивых проблемах».

Из открытого письма И.Шафаревича в защиту Андрея Сахарова: «Я считаю, что последние годы жизнь Андрея Дмитриевича Сахарова была примером того, как может и должен жить человек, искренне считающий, что все происходящее сейчас в нашей стране, что ее будущее - это дело каждого гражданина, а не только тех учреждений, которым надлежит этим ведать. С неотступностью и самоотверженностью, типичной для лучших представителей русского народа, он говорил о пороках и язвах нашего общества, молчать о которых ему не позволяла совесть, искал и предлагал пути их исцеления, - или мы должны верить, что живем в раю, где нет ни пороков, ни язв? (Легко понять, какое озлобление его поведение вызывает не только у тех, кто извлекает выгоду из этих язв, но и у тех, кто сделал принципом своей морали их не замечать). Как ни велики достижения А.Д.Сахарова в физике, как ни уникален его вклад в оборонную мощь СССР, то значение, которое для нашей страны имеет его общественная деятельность, - я уверен, - неизмеримо больше».

Дмитрий Лихачев об Андрее Сахарове: «В сущности, Сахаров никогда не стремился поразить оригинальностью взглядов, высказать что-то такое, чего не смог бы сказать никто другой. Он всегда говорил и писал о простых человеческих истинах, которые в свободной, демократической стране воспринимаются как нечто совершенно естественное, обыденное. Но в государстве, где обыкновенному человеку запрещено говорить обыкновенные вещи, они, высказанные вслух, становились откровением. Не исключительность, а обыденность тех истин, которые отстаивал Андрей Дмитриевич Сахаров как политик, потрясала людей. Потому что, когда в изолгавшемся обществе один человек говорит правду, каждое сказанное им слово обретает особый смысл».

Из определения Нобелевского комитета: «Сахаров бескомпромиссно и действенно боролся не только против злоупотребления властью во всех их проявлениях, но и с равной энергией защищал идеал государства, основанного на принципе справедливости».

Папа римский Бенедикт XVI об Андрее Сахарове: «Если его внешняя свобода при коммунистическом режиме была закована в цепи, то его внутренняя свобода, которую никто не мог отнять у него, уполномочила его твердо выступать в защиту своих соотечественников во имя общего блага».

8 фактов об Андрее Сахарове

Андрей Сахаров был дважды женат. В 1943 году он женился на Клавдии Вихиревой, уроженке Симбирска. У них родилось трое детей — дочери Татьяна и Любовь и сын Дмитрий. В 1969 году Клавдия умерла от рака. В 1970 году во время поездки в Калугу на политический процесс Вайля-Пименова Сахаров познакомился с Еленой Боннэр, на которой женился в 1972 году. У неё к тому моменту уже было двое детей. Общих детей у супругов не было, но Андрей Сахаров, по его собственным словам, считал детей Елены Боннэр своими детьми.

В сентябре 1977 года Андрей Сахаров обратился с письмом в организационный комитет по проблеме смертной казни, в котором выступил за ее отмену в СССР и во всём мире.
Президенту АН СССР академику Александрову было настоятельно предложено лишить Андрея Сахарова звания академика, однако Александров ответил на это, что лишение звания академика, так же как и избрание в академики, происходит путем тайного голосования на общем собрании всей академии, поэтому результат может оказаться непредсказуемым. В результате звания члена АН СССР Сахаров лишён не был.
В Большой советской энциклопедии, вышедшей в 1975 году, а затем и в выходивших до 1986 года энциклопедических справочниках статья о Сахарове завершалась фразой «В последние годы отошёл от научной деятельности». По некоторым данным, эта формулировка принадлежала М. А. Суслову. При этом с 1967 по 1980 год Сахаров опубликовал более 15 научных работ, в том числе о барионной асимметрии Вселенной с предсказанием распада протона (по мнению Сахарова, это была его лучшая теоретическая работа), о космологических моделях Вселенной, о связи тяготения с квантовыми флуктуациями вакуума и массовых формулах для мезонов и барионов.
Во время горьковской ссылки Андрея Сахарова площадь в Вашингтоне, где находилось советское посольство, была переименована в «Площадь Сахарова».
После возвращения из ссылки Сахаров так и не был восстановлен в наградах и званиях, которых его лишили в 1980 году. Он категорически от этого отказался, и Горбачёв не стал подписывать соответствующий указ.
Андрей Сахаров был уверен в том, что умрет в 72 года, как и его отец, и говорил об этом жене. Однако эти ожидания не оправдались. По воспоминаниям очевидцев, Елена Боннэр, обнаружив мужа мертвым, кричала: «Ты меня обманул! Ты же обещал мне еще три года!».
В январе 1990 года по инициативе Елены Боннэр была создана Общественная комиссия по сохранению наследия академика Андрея Сахарова. В 1994 году был открыт Архив Сахарова, в 1996 году — Музей и общественный центр им. Андрея Сахарова (с 2012 года – «Сахаровский центр»).

Материалы об Андрее Сахарове

Борис Альтшулер. Андрей Сахаров как физик во всех сферах своей деятельности

А. Д. Сахаров. Воспоминания

Андрей Сахаров на сайте «Герои Страны».

Гражданский подвиг академика Сахарова

Статья об Андрее Сахарове в Википедии
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:25. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS