Форум  

Вернуться   Форум "Солнечногорской газеты"-для думающих людей > Право > Гражданское право > Общие вопросы

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
  #1  
Старый 28.03.2014, 16:38
Аватар для РАПСИ
РАПСИ РАПСИ вне форума
Местный
 
Регистрация: 22.08.2011
Сообщений: 466
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
РАПСИ на пути к лучшему
По умолчанию *1664. Поправки к ГК: что грозит юридическим лицам

http://www.rapsi-pravo.ru/legislatio...251173460.html

Публикации

фото предоставлено пресс-службой юридической фирмы Magisters 16:58 07/12/2010

Изменения в Гражданский кодекс (ГК) РФ в части регулирования деятельности юридических лиц после их детального изучения оставляют двоякое впечатление. С одной стороны, четко прописан ряд моментов, которые раньше были отражены лишь в судебной практике. С другой, ряд нововведений, например, установление чрезмерно высокой планки минимального уставного капитала для обществ с ограниченной ответственностью, уже сейчас вызывают исключительно негативные эмоции.

Георгий Осипов, советник международной юридической фирмы Magisters

Разработчиками поправок из Совета при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства проделана колоссальная работа, особенно в главе, посвященной юридическим лицам. Правда, значительная часть правок носит корректорский характер. Это свидетельствует, скорее, о глубокой переработке правового материала, а не о желании внести какие-либо актуальные изменения.

В тоже время стоит согласиться, что многие из внесенных поправок давно назрели, а большая часть из предлагаемых новых положений уже нашла отражение в судебной практике (по большей части, арбитражной), либо в специальных законах. Яркий пример: требования, которые устанавливает предлагаемые новеллы кодекса в отношении бездокументарных ценных бумаг, являются фактически кратким изложением выдержек из федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Положительные моменты

Говоря о позитивных нововведениях стоит отметить, прежде всего, следующие моменты. Это установление общей регламентации такого юридического факта как решение собрания. Авторы предлагают производить дифференциацию последствий для сделок, противоречащих закону или нормативному акту. Ранее все подобные сделки признавались ничтожными.

Более подробное и соответствующее специальному законодательству регулирование устанавливается для института ценных бумаг. Произведено установление общих оснований ответственности руководства юридического лица, прописываются некоторые обязанности его участников: в частности, запрет участнику конкурировать со своим товариществом или обществом. Четко прописаны последствия реорганизации общества, которые ранее находили отражение только в судебной практике.

В отношении бездокументарных ценных бумаг установлено право истребовать не только незаконно списанные бумаги, но и иные бумаги в которые были конвертированы незаконно списанные. Это нововведение помешает впредь использовать конвертацию в качестве защиты от возврата правообладателю списанных у него ценных бумаг.

Особенно хочется отметить введение такого механизма как запись о возражении в реестре прав на недвижимое имущество. Необходимость этого неоднократно упоминалась в специальной литературе. Однако, как правило, такая запись применяется законодателем как противовес абсолютной публичной достоверности реестра, вследствие которой добросовестный приобретатель, положившись на реестр, всегда приобретает право собственности (см. параграф 892 Германского гражданского уложения, то же предлагалось установить в статье 745 проекта Гражданского уложения Российской Империи).

Современное же российское право ограничивает публичную достоверность реестра. Согласно части 3 статьи 223 кодекса добросовестный приобретатель, положившись на данные реестра, приобретает право собственности только в случае, если прежний собственник утратил владение им по своей воле. Таким образом, даже отсутствие записи о возражении не спасет добросовестного приобретателя.

В то же время собственник, чья запись о праве была неправомерно погашена, может и не успеть внести запись о возражении, особенно учитывая, с какой скоростью иногда у нас регистрируются сделки с недвижимостью. Выходом из такой ситуации было бы предоставление срока на внесение записи о возражении, к примеру, в течение полугода или года, по истечении которого записи придавалась бы абсолютная публичная достоверность. С одной стороны, такой срок давал бы возможность собственнику, чья запись о праве была неправомерно погашена, время для внесения возражений. С другой, это позволяло бы приобретателю имущества иметь абсолютные гарантии своего права при приобретении недвижимости по истечении такого срока и при отсутствии записи о возражении.

Нейтральные моменты

Некоторые положения кодекса остались прежними, несмотря на назревшую потребность в изменениях.

К примеру, кодекс, в целом имеющий императивный характер, остается крайне диспозитивным в предоставлении суду усмотрения в защите нарушенных прав. Словосочетания "суд может" или "суд вправе" (но не обязан) встречаются повсеместно, без всякого ограничения такого усмотрения или указания на круг интересов, при защите которых суд может отказать в защите права. Редкие исключения лишь подтверждают данную тенденцию.

Единственное изменение подобного характера претерпела статья 10 кодекса, где в новой редакции суду императивно предписывается отказать в защите права при злоупотреблении им. Что характерно, и этот случай связан не с обязанностью защитить, а с обязанностью отказать в защите права.

Перечень способов защиты гражданских прав (статья 12 кодекса) так и остался закрытым, несмотря на установление еще одного способа. Следовательно, как и ранее иски можно будет подавать исключительно по предложенной законом формуле. Такая архаика не была свойственна уже развитому праву Древнего Рима. К примеру, останется невозможным иск об исправлении записи в реестре, что весьма ограничивает пострадавших в защите своих прав, поскольку суды обуславливают право требовать внесение исправления в реестр необходимостью доказать свое право на спорную недвижимость. Зачастую необходимо предоставить доказательства последовательного и правомерного перехода прав от первого правообладателя до последнего, так называемое "дьявольское доказательство". Оправданием для этого ограничения служит тот факт, что иск "о признании права" есть в законе, а иных, подходящих в данном случае, нет.

Отрицательные моменты

Нельзя не отметить и те поправки, что откровенно не понравились.

Так, среди оснований признания ничтожным решения собрания нет такого, как принятие решения без необходимого для этого большинства голосов: проще говоря, принятие решения меньшинством либо неквалифицированным большинством при необходимости квалифицированного большинства. С одной стороны, очевидно, что в таких случаях нельзя вообще говорить о принятии решения. Но, как показала практика, акцентирование внимания судов на этом моменте оказалось необходимо, поэтому подобная формулировка и была включена в специальный закон об акционерных обществах.

Как указывалось выше, положительным моментом является тот факт, что дифференцирована квалификация сделки, нарушающей какую-либо норму закона, в зависимости от вида нарушения и наличия нарушения прав третьих лиц. Однако указание на ничтожность сделки, затрагивающей публичные интересы, мне кажется, излишне.

В этом случае достаточно указать на нарушение прав третьих лиц, поскольку если стороной такой сделки является какой-либо публичный субъект, нарушение его прав как стороны сделки может квалифицироваться судом как основание для признания оспариваемой сделки ничтожной. Данный подход, конечно же, дает такому субъекту преимущества в оспаривании своих сделок. Однако такое преимущество будет прямо противоречить установлению Конституции о равенстве участников гражданского оборота. Тем более что особенности участия этих субъектов в обороте и так уже установлены в законодательстве о приватизации и государственных закупках.

Откровенный негатив

Довольно пагубные последствия для гражданского оборота и вообще для осуществления бизнеса в России, на мой взгляд, несут два предлагаемых нововведения.

Во-первых, это возрождение института правовой экспертизы при регистрации информации о юридических лицах. Предлагается, в частности, проверять достоверность подаваемых на регистрацию данных, а также уведомлять о ее итогах заинтересованные лица. Как именно будут осуществляться подобные проверки, лично для меня - загадка.

Кроме того, не ясен круг так называемых заинтересованных лиц. При этом совершенно очевидно, что сроки проведения регистрационных действий, учитывая особенности работы нашей почтовой связи, увеличатся не в разы, а сразу на порядок.

Второй откровенно негативный момент – желание авторов поправок установить минимальный уставный капитал для обществ с ограниченной ответственностью в размере 500 тысяч рублей. К тому же он должен быть полностью оплачен денежными средствами. Имуществом же авторы хотят разрешить лишь оплату в том случае, если уставный капитал больше минимально разрешенного.

Мотивы появления данных нововведений лежат на поверхности. Это борьба с фирмами-однодневками, а также защита участников и законного руководства компаний от неправомерного внесения изменений в государственный реестр.

Если это действительно так, вынужден признать: авторы поправок в ГК прямо говорят о недееспособности нынешних правоохранительной и судебной систем страны. Нормальная система предполагает доверие к участникам оборота и минимум проверок (либо их полное отсутствие), но дополняется эффективной и быстрой защитой их прав, как правоохранительными органами, так и в суде. При таком положении вещей "воровать фирму", то есть вносить незаконным путем изменения в реестр, не имеет смысла, поскольку затраты на такие действия не оправдают себя в сравнении с негативными последствиями для нарушителей, а выгоды нивелируются быстрым восстановлением status quo.

Нам же предлагают окончательно закрепить систему тотального недоверия, когда любая запись вносится только после тотальной же проверки. При этом снимается всякая ответственность с правоохранительной и судебной систем. Возможно, это отражение реального взгляда на вещи, однако новые издержки ведения бизнеса окончательно обессмысливают сам бизнес.

Также совершенно непонятно, откуда взялась цифра в 500 тысяч рублей при определении минимального уставного капитала? Проводились ли какие-то статистические исследования на этот счет? Может быть, 90 % ООО уже сейчас имеют уставный капитал, или, хотя бы, чистые активы больше этой суммы? Ответа, подозреваю, нет.

В заключении хочется сказать о новом порядке регистрации следующее. В совокупности с новыми требованиями к минимальному уставному капиталу предлагаемый порядок ослабит российские позиции в различных рейтингах, характеризующих простоту открытия бизнеса по показателям времени и размеру затрат. Сейчас, согласно исследованию Doing business Всемирного банка, Россия по этому показателю находится на 123 месте из 183 возможных. Уверен, что после принятия некоторых вышеперечисленных поправок в ГК, мы в подобном рейтинге окажемся, чуть ли не на последнем месте.

Проще говоря, если мы не можем справиться с теневым бизнесом – давайте отменим бизнес вообще, и малый бизнес – в частности.

Таким образом, чтобы довести идею законопроекта до логического конца, предлагаю вернуться к дореволюционному порядку учреждения акционерных обществ - создавать их по разрешению Правительства или Государственной Думы.

Последний раз редактировалось Chugunka; 25.07.2016 в 01:17.
Ответить с цитированием
  #2  
Старый 28.03.2014, 16:43
Аватар для РАПСИ
РАПСИ РАПСИ вне форума
Местный
 
Регистрация: 22.08.2011
Сообщений: 466
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
РАПСИ на пути к лучшему
По умолчанию Поправки в ГК РФ создали корпоративный конфликт

http://www.rapsi-pravo.ru/legislatio...253333161.html

Сюжет: Обсуждение пакета поправок в Гражданский кодекс РФ

Теги: Законотворчество, Россия
12:45 24/06/2011

Пакет поправок в Гражданский кодекс (ГК) РФ, подготовленный Советом по кодификации под руководством Вениамина Яковлева, по плану должен попасть в Госдуму со дня на день. К такому решению эксперты пришли по итогам встреч с вице-премьером Игорем Шуваловым еще 6 и 13 апреля сего года.

Однако путь на Охотный ряд законопроекту преградила Группа по созданию в России Международного финансового центра (МФЦ), возглавляемая Александром Волошиным. По словам источников РАПСИ/infosud.ru из обеих структур, принципиальное решение о дате внесения проекта на суд народных избранников - весенняя или осенняя сессия Госдумы - будет принято до конца июня.

"Публичный" спор

Разногласия между двумя экспертными лагерями коснулись изменений корпоративного законодательства, напрямую влияющего на инвестиционный климат страны. Предложенные Советом поправки в ГК в части, касающейся деятельности юридических лиц, не предоставили полной свободы для участников корпоративных отношений. Например, договариваться друг с другом они по-прежнему смогут только об ограниченном количестве вещей, не противоречащих ГК. В Группе по созданию МФЦ предложили более либеральную концепцию, предоставив акционерам полную свободу поведения, но введя ответственность за недобросовестные действия.

Помимо концептуальных разногласий о либерализации корпоративных норм и приданию им диспозитивности, камнем преткновения стало предложение о внедрении в российское право института публичных юридических лиц. В целом же появление публичных компаний в большей степени направлено на защиту интересов миноритарных акционеров. Об этом свидетельствует больший объем раскрываемой компанией информации, а также специальный режим управления. С целесообразностью таких нововведений согласны как в Группе по созданию МФЦ, так и в Совете.

Но, как говорится, дьявол кроется в деталях.

В Совете решили ограничиться применением публичности только к акционерным обществам, предложив новую редакцию статьи 97 ГК. В соответствии с ней основания для приобретения специального публичного статуса у компании есть тогда, когда ее акции и ценные бумаги, конвертируемые в ее акции, "публично размещаются (путем открытой подписки) и публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах". Для таких субъектов предпринимательской деятельности в стане Яковлева предусмотрели специальные требования к уставному капиталу - не менее 100 млн. руб., а также совету директоров, который на четверть должен состоять из независимых членов.

Но подобное решение наболевшей корпоративной проблемы не устроило оппонентов из Группы по созданию МФЦ. Они посчитали, что предложенный Советом критерий деления общества на публичные и непубличные представляется недостаточным. В подтверждение этому в группе Волошина сослались на существование большого числа акционерных обществ, которые, не подпадая под названный критерий, но имея при этом значительное число акционеров, де-факто являются публичными. Эти общества образовались в ходе приватизации государственных предприятий и не имеют аналогов в иностранных юрисдикциях. Отсюда слепое копирование англо-саксонской модели в существующих российских условиях представителям Группы по созданию МФЦ показалось неприемлемым.

Создатели Международного финансового центра в Москве не забыли и об обществах с ограниченной ответственностью, выпускающих публично обращающиеся облигации. По их мнению, такие организации также следует отнести к публичным, поскольку их деятельность непосредственно сказывается на правах и законных интересах широкого круга инвесторов.

В итоге в Группе по созданию МФЦ предложили свой вариант статьи 67¹ ГК и иной критерий для определения публичности обществ. Так, часть 1 этой статьи гласит: "Публичным обществом является хозяйственное общество, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта". Также эксперты предложили распространять правила о публичных обществах на компании с числом участников более пятидесяти.

Защита для миноритариев

Окончательно разошлись мнения Совета и Группы по созданию МФЦ по вопросам аффилированности, контроля над компаниями и ответственности контролирующих лиц. В проекте группы Яковлева аффилированные лица не упоминаются вовсе, поэтому дальнейшие отношения строятся на концепции "основное общество - дочернее общество". Принципиально нового в определение дочерних обществ Совет не добавил, за исключением одной новеллы. Согласно редакции статьи 67² ГК, основное общество несет солидарную ответственность и в случаях, когда сделки дочернего общества заключались "с согласия основного общества". При таком развитии событий обязанность доказывать свою добросовестность возложена на основное общество.

По-иному взглянули на эти институты подопечные Волошина, предложив альтернативную концепцию "контролирующее лицо - подконтрольное лицо". От того они настаивают на введении понятие аффилированное лицо в гражданский кодекс, охватив им все возможные случаи, в том числе не забыв про физических лиц. Такие нововведения позволили экспертам ввести новый вид ответственности - акционера перед акционером.

Часть 5 статьи 67.5 ГК, предложенная Группой по созданию МФЦ, гласит: “контролирующее лицо несет ответственность перед другими участниками подконтрольного лица за убытки, причиненные его недобросовестными действиями (бездействием) во вред интересам других участников подконтрольного лица”.

Безусловно это положение стоит на защите прав миноритарных акционеров, ведь возмещение их убытков будет идти не из копилки компании, то есть из их собственных карманов, а из средств контролирующих компанию лиц.

Противостояние концепций

В Группе по созданию МФЦ настаивают на том, чтобы их предложения были включены в первоначальный проект, а не рассматривались как дополнения ко второму чтению. От учета их мнения зависит когда основной пакет поправок попадет в Госдуму и в каком виде. Однако большого желания слушать своих коллег у Совета пока нет.

Появление новых дополнений в ГК для господина Яковлева стало неприятным сюрпризом: ведь доработкой законопроекта эксперты собирались заниматься ко второму чтению. На спешку влияла личная заинтересованность в совершенствовании действующего законодательства президента Дмитрия Медведева.

Однако 25 апреля в Администрации президента прошла встреча двух противоборствующих сторон, на которой обсуждались предложения экспертов Волошина. В ходе совещания представители Высшего арбитражного суда РФ упрекнули коллег из Группы по созданию МФЦ в неаргументированности представленных дополнений. По итогам совещания Совет и вовсе обвинил их в лоббировании интересов корпоративных юристов, которые не могут быть выше главной цели поправок в ГК - соблюдения баланса сил. Поэтому рассматривать предложенные изменения следует уже в Госдуме, решили в Совете.

Эксперты из Группы по созданию МФЦ не согласны с такой критикой и обвиняют Совет в желании излишне урегулировать поведение бизнес-сообщества. Партнер адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Дмитрий Степанов уверен, что предложения группы Волошина не просто учитывают баланс интересов участников экономической деятельности, а проработаны намного качественней. “Крупный бизнес зачастую живет по английскому праву, чего средний и малый бизнес себе позволить не могут”, - подчеркивает он.

Поэтому, по его словам, к предложенным поправкам в Группе по созданию МФЦ подошли серьезней, с привлечением не только юристов, но и финансистов и экономистов. “Многие положения продиктованы практикой, однако хороший закон - лишь 15% успеха”, - заключает г-н Степанов.

Несущественное стало существенным

Глава ВАС РФ Антон Иванов не раз заявлял, что часть предложений Совета по кодификации, касающаяся юридических лиц, не самая существенная в поправках. Однако именно она застопорила движение проекта по законотворческой вертикали. Публичные упреки предложений Группы по созданию МФЦ понятны: профессиональные судьи не против дать свободу предпринимателям, однако опасаются новой волны корпоративных споров, которые рано или поздно дойдут до суда.

С другой стороны, предложения Группы по созданию МФЦ выглядят куда либеральнее, чем поправки Совета, да и проработаны они на порядок глубже. По словам источника РАПСИ из экспертного совета группы Волошина, профессиональные судьи во многом согласны с их дополнениями, но пока что опасаются полной свободы корпоративных отношений.

Конечно, львиная доля предложений Волошина направлена на защиту прав миноритарных акционеров. Не мудрено, ведь в его группу входят эксперты из Prosperity Capital Management, которые являются одними из самых заметных корпоративных юристов, защищающих права миноритариев.

В любом случае решать спор между Советом по кодификации и Группой по созданию МФЦ будут на самом высоком уровне. Президент не раз высказывался за учет предложений группы Волошина, а создание международного финансового центра в Москве - и вовсе один из основных пунктов в предвыборной повестке дня. В связи с этим, многие эксперты ожидают, что дополнения Группы по созданию МФЦ войдут в первоначальный проект, который в таком случае будет передан в Госдуму не раньше сентября.

Вот так, не самая важная часть поправок вдруг превратилась в самую важную.
Ответить с цитированием
  #3  
Старый 28.03.2014, 16:45
Аватар для Ведомости
Ведомости Ведомости вне форума
Местный
 
Регистрация: 13.08.2011
Сообщений: 477
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 9
Ведомости на пути к лучшему
По умолчанию Кодификация родственников

http://www.vedomosti.ru/newspaper/ar..._rodstvennikov

Кремль собирается серьезно расширить перечень аффилированных лиц: определение появится в новой редакции Гражданского кодекса. Госкомпании не будут считаться связанными между собой, зато родственники становятся аффилированными лицами. У миноритарных акционеров появятся дополнительные возможности для защиты своих прав при поглощениях

Дмитрий Казьмин

23.08.2011, 156 (2922)

Фото: Fotolia/PhotoXPress

Новая статья об аффилированных лицах (55.4) включена в проект изменений в первую и вторую части Гражданского кодекса, подготовленный Государственно-правовым управлением (ГПУ) администрации президента. Документ (копия есть у «Ведомостей») составлен из двух проектов: поправок, разработанных президентским советом по кодификации, и предложений Минэкономразвития, выступавшего против многих инициатив кремлевских юристов.

По данным Минэкономразвития, сейчас термин «аффилированные лица» используется в 33 законах, но определен в законе о защите конкуренции (единственная действующая статья этого акта, принятого в начале 90-х гг.). Если предложения ГПУ будут одобрены, то ориентиром для судов станет определение из Гражданского кодекса.

ГПУ хочет разделить аффилированных лиц на два типа (см. врез). Сейчас аффилированными считаются в основном лица, непосредственно связанные с компанией, — акционеры или участники ООО с долей свыше 20%. В проекте к их числу добавляются близкие родственники акционеров и менеджеров и даже временно работающих с организацией людей, например аудиторов. Также определено понятие контроля над компанией — доля свыше 50% (сейчас есть в законе о рынке ценных бумаг), если не доказано иное, например, возможность влиять на решение через третьих лиц или на основании акционерного соглашения.

Проект ГПУ устраняет пробел, касающийся аффилированных физических лиц, замечает партнер «Нерр» Илья Рачков: сейчас ими считаются только родственники индивидуального предпринимателя, просто родственная связь в расчет не идет. Суды не признают аффилированными родственников, купивших по 20% компании и не предложивших другим акционерам продать их доли, рассказывает он, в итоге другие совладельцы компании лишаются возможности оспорить поглощение или потребовать компенсации убытков. Мажоритарный акционер с долей 85% может выкупить по низкой цене контролируемое им ООО, которое владеет еще 11% акций, и по этой нерыночной цене осуществляет принудительный выкуп акций у независимых миноритариев, приводит другой пример директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Денис Спирин.

В проекте кодификаторов статьи об аффилированных лицах не было. Получившаяся у ГПУ редакция во многом повторяет определение, предложенное Минэкономразвития, говорит партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Похожие изменения предлагает и ФСФР — проект поправок в закон об акционерных обществах служба опубликовала на прошлой неделе.

Благодаря поправкам будет проще возложить субсидиарную ответственность и оспаривать сделки в делах о банкротстве, считает арбитражный управляющий Евгений Семченко: «Они позволят добираться до непосредственных бенефициаров обанкротившихся компаний». Но многое будет зависеть от судебной практики, подчеркивает Семченко.

Вводить формальные критерии аффилированности не нужно, просто у суда должна быть возможность признать сделку недействительной, если, например, гендиректор провел ее в ущерб интересам компаний, считает замруководителя аппарата Высшего арбитражного суда Андрей Егоров. В законе нельзя предусмотреть всех нюансов, например, актив может быть дешево продан не родственнику, а университетскому приятелю, продолжает Егоров: с другой стороны, сделка с родственником может быть рыночной. Такой подход принят во многих европейских странах на уровне судебной практики, рассказывает Егоров. Нормы действуют уже много лет и суды давно могли расширить их толкование, замечает Спирин.

Ситуация, когда суд может пересмотреть любую сделку, создает слишком большие риски для бизнеса, ему нужны четкие критерии, считает замдиректора департамента инновационного развития и корпоративного управления Минэкономразвития Дмитрий Скрипичников. Перечень аффилированных лиц нужно расширить, чтобы сместить акцент в защите прав с признания сделок недействительными в сторону привлечения к имущественной ответственности конкретных людей, объясняет он.

Касаются поправки и госкомпаний. ГПУ предлагает не считать аффилированными юрлиц, находящихся под контролем государства, региональных или муниципальных властей. Сейчас этот вопрос не урегулирован. Судебная практика неоднозначная, но есть решения, признающие аффилированность через общий контроль государства, замечает Рачков.
4,699
Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 10:35. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Template-Modifications by TMS